Главная » 2023 » Апрель » 20 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Еретики Дюны. 108
12:49
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Еретики Дюны. 108

***

===


   Вот  что  знаменательно:  ни  одну женщину Бене Тлейлакса
никогда не  видели  вне  убежища  их  родных  планет.  (Лицевые
Танцоры,  способные  преображаться  в женщин, в этом анализе не
рассматриваются:  от  них  ведь  нельзя  получить   потомство).
Тлейлаксанцы  держат  своих женщин в изоляции, подальше от нас.
Таково  наше   первое   умозаключение.   Наверняка   при   этом
тлейлаксанцы  делают это для того, чтобы сохранить в тайне свои
самые сокровенные секреты.
   Анализы Бене Джессерит, код архива ХОХТМ99...041

   -- Итак, мы, наконец, встретились, -- сказала Тараза.
Она окинула взглядом два метра пустого пространства между ее
креслом и креслом Тилвита Ваффа. Личные аналитики заверили  ее,
что  этот  человек  --  действительно  тлейлаксанский  Господин
Господинов. До чего же эльфоподобная  фигурка,  чтобы  обладать
такой  огромной  властью. Предубеждения насчет внешности должны
быть здесь отброшены, напомнила она самой себе.
- Некоторые не поверили бы, что такое возможно,  --  сказал
Вафф.
У  него  попискивающий  голосок, отметила Тараза, и это тоже
надо мерить совсем другими мерками.
Они сидели на нейтральной территории не-корабля Космического
Союза, мониторы Бене  Джессерит  и  Тлейлакса  облепили  корпус
космического   корабля   как  хищные  птицы  --  труп  крупного
животного. Союз был отчаянно озабочен тем,  чтобы  умилостивить
Бене  Джессерит.  "Вы  заплатите". Союз понял. Они уже и раньше
платили  сполна.  Небольшая  овальная  каюта,  в  которой   они
встретились,  была  обита  медными панелями и "непроницаема для
шпионажа".  Тараза  ни  на  секунду  в  это  не   верила.   Она
предполагала   также,   что  узы  между  Союзом  и  Тлейлаксом,
выкованные меланжем, до сих пор не существуют в полном объеме.
Вафф и не пытался заблуждаться насчет  Таразы.  Это  женщина
намного  опасней  любой  Преподобной  Черницы.  Если  он  убьет
Таразу, она  немедленно  будет  заменена  кем-нибудь  столь  же
опасным,  кем-то,  кто  до  последней  капли будет владеть всей
существенной информацией, которой  владеет  нынешняя  Верховная
Мать.
-   Мы   находим   ваших   новых   Лицевых  Танцоров  очень
интересными, -- сказала Тараза.
Вафф непроизвольно улыбнулся. Да, намного,  намного  опасней
Преподобных  Черниц,  которые  до  сих  пор  даже  не  обвинили
тлейлаксанцев в потере целого не-корабля.
Тараза поглядела на небольшие двухсторонние цифровые часы на
низеньком боковом столике справа  от  нее,  стоявшие  так,  что
циферблаты  были  легко  видны  каждому  из  них.  На  стороне,
повернутой к Ваффу, шло его,  тлейлаксанское  планетное  время.
Она  отметила, что оба счетчика внутреннего времени находятся в
пределах десяти секунд синхронизации от условного  полдня.  Это
была  одна  из учтивостей этой встречи, где даже расположение и
расстояние между креслами специально оговаривались заранее.
Они были в  одиночестве  в  овальной  каюте,  приблизительно
шести  метров  в наибольшую длину и наполовину меньше в ширину.
Они занимали одинаковые подвесные кресла из дерева,  собранного
на   колышках,   без  кусочка  металла  или  других  чужеродных
материалов, обтянутых оранжевой тканью. Кроме кресел,  в  каюте
был  лишь боковой столик с часами. У столика была тонкая черная
крышка, сделанная из плаза, и три тоненьких  деревянных  ножки.
Каждого  из  участников этой встречи с тщательностью досмотрели
снуперами.  У  каждого  было  по  три   личных   охранника   за
единственным  входным  люком  в  каюту.  Тараза  не думала, что
тлейлаксанцы рискнут на  подмену  Лицевыми  Танцорами,  но  при
нынешних обстоятельствах!
"ВЫ ЗАПЛАТИТЕ".
Тлейлаксанцы   тоже  отдавали  себе  полный  отчет  в  своей
уязвимости, особенно теперь, когда они знали,  что  Преподобные
Матери могут спокойно выявлять их новых Лицевых Танцоров.
Вафф откашлялся.
- Я не ожидаю, что мы достигнем соглашения, -- сказал он.
- Тогда зачем же ты прибыл?
-  Я  хочу получить объяснение посланию, отправленному вами
из вашего Оплота  на  Ракисе.  За  что,  по-вашему,  мы  должны
заплатить?
- Очень прошу тебя, сер Вафф, брось в этой комнате все свое
дурацкое притворство. Есть факты, известные нам обоим, и от них
никуда не денешься.
- Например?
-  Ни одна женщина Бене Тлейлакса не представлялась нам для
скрещивания, -- она подумала: "Пусть он попотеет из-за  этого!"
Было  чертовски обидно не иметь тлейлаксанских Иных Памятей для
исследований Бене Джессерит. Вафф это, конечно, понимает.
Вафф насупился.
- Наверняка,  ты  ведь  не  считаешь,  что  я  поведу  торг
жизнями...  --  он  осекся  и  покачал  головой.  --  Я не могу
поверить, что это та плата, которую вы затребуете.
Когда Тараза не ответила, Вафф сказал:
-  Это  идиотское  нападение  на   ракианский   храм   было
предпринято  независимыми  людьми,  находившимися на месте. Они
уже наказаны.
   "Ожидавшийся гамбит номер три", --  подумала  Тараза.  Такой
вариант    предусматривался   в   многочисленных   анализах   и
составленных досье (если  так  их  можно  назвать)  перед  этой
встречей.
   Проанализировано  было,  казалось бы, все. Слишком мало было
известно об этом тлейлаксанском Господине, этом Тилвите  Ваффе.
Некоторые  крайне  важные  положения  для выбора поведения были
только  умозаключениями  (если  их  правдивость  подтвердится).
Самым бедственным было то, что самые интересные данные исходили
из   ненадежных  источников.  Однако,  один  факт  сомнению  не
подлежал:  эльфоподобная   фигурка,   сидевшая   напротив   ее,
действительно была смертельна опасна.
   "Гамбит  номер  три"  Ваффа  занял  все ее внимание. Настало
время для ответа. Тараза изобразила знающую улыбку.
   -- Это именно тот вид лжи, который мы  от  вас  ожидали,  --
сказала она.
   --  Начинаем  с  оскорблений?  --  проговорил он без всякого
выражения.
   -- Тон задал ты. Позволь мне предостеречь тебя, что  с  нами
не  удастся обойтись так, как вы разобрались с этими шлюхами из
Рассеяния.
   Застывший взгляд Ваффа убедил Таразу продолжить  рискованный
ход.  Умозаключения Ордена, основанные частично на исчезновении
икшианского корабля для переговоров, были точными! Сохраняя всю
ту же улыбку, она последовала по этой линии выбранных  догадок.
Так, словно это было точно известным фактом.
   -- По-моему, шлюхам будет приятно узнать, что среди них есть
Лицевые Танцоры, -- сказала она.
   Вафф  подавил  свой гнев: "Эти проклятые ведьмы! Они узнали!
Каким-то образом, но узнали!" Его советники  проявляли  крайние
сомнения  насчет этой встречи, кое-кто выступал против нее. Эти
ведьмы были так... просто дьяволицами. А их возмездие!
   "Время  переключить  его  внимание  на  Гамму,  --  подумала
Тараза. -- Все время надо держать его в напряжении".
   Она сказала:
   --  Если  вы  даже  собьете  с  пути еще одну из нас, как вы
сделали со Шванги на Гамму, то  все  равно  не  узнаете  ничего
ценного!
   --  Она  думала...  Думала  нанять  нас словно банду наемных
убийц! Мы только преподали ей урок!
   "Ага, здесь выскочила его гордость, -- подумала Тараза.
   -- Интересно.  Такая  гордость  подразумевает,  что  за  ней
должна  существовать  некая  структура  морали, это нуждается в
расследовании".
   -- Вы никогда по настоящему не проникали  в  наши  ряды,  --
сказала Тараза.
   --  А вы никогда не проникали в среду тлейлаксанцев! -- Вафф
умудрился   произнести   эту    похвальбу    с    относительным
спокойствием: "Ему нужно время подумать, составить план!"
   --  Может  быть, тебе захочется узнать цену нашего молчания,
-- сказала Тараза. Окаменелый взгляд  Ваффа  она  посчитала  за
знак  согласия  и  добавила. -- Во-первых, вы поделитесь с нами
тем,  что  вам  известно  о  тех  шлюхах,  отродье   Рассеяния,
называющих себя Преподобными Черницами.
   Вафф  содрогнулся.  Многие  предположения  подтвердились при
убийстве Преподобных  Черниц.  Сексуальные  осложнения!  Только
самая  сильная  психика  была  способна  сопротивляться паутине
вызываемого  ими  экстаза.  Потенциал  такого  оружия  огромен!
Должен ли он поделиться этим с ведьмами?
   -- Всем, что вы узнали о них, -- настаивала Тараза.
   -- Почему вы называете их шлюхами?
   --  Они  стараются  подражать нам, но при этом они продаются
ради силы и превращают в насмешку  все,  что  мы  представляем.
Преподобные Черницы!
   --  Они  превосходят  вас  по численности -- по крайней мере
десять тысяч к одной! Мы видели тому свидетельства.
   -- Всего лишь одна из нас может нанести поражение  им  всем,
-- высказала Тараза.
   Вафф   затих   в   молчании,  изучая  ее.  Что  это,  просто
бахвальство? Никогда нельзя быть уверенным, когда дело  доходит
до  ведьм  Бене  Джессерит.  Они  действительно  делают то, что
делают. Темная сторона волшебного мироздания принадлежит им. Не
единожды ведьмы ставили подножку Шариату. Не Божья ли это воля,
чтобы правоверные прошли еще через одно испытание?
   Тараза позволила молчанию длиться, чтобы в нем само по  себе
накапливалось  напряжение.  Она  ощущала  смятение  Ваффа.  Это
напомнило  ей  о  предварительном  совещании   в   Ордене   при
подготовке  нынешней  встречи  с  ним.  Беллонда  задала вопрос
обманчивой простоты:
   -- Что мы на самом деле знаем о тлейлаксанцах?
   Тараза почувствовала, как  этот  вопрос  проникает  в  мысли
каждого  из собравшихся за столом конференции Дома Соборов. "Мы
можем знать наверняка только то, что они сами хотят,  чтобы  мы
знали".
   Никто  из  ее  аналитиков  не  мог  избежать подозрения, что
тлейлаксанцы намеренно создают  ложный  образ  самих  себя.  Ум
тлейлаксанца  надо  измерять  тем, что они единственные владеют
секретом акслольтных чанов. Был ли это счастливый  случай,  как
это предполагают некоторые? Тогда, почему все другие неспособны
повторить это достижение за все прошедшие тысячелетия?
   ГХОЛЫ.
   Не  используют  ли  тлейлаксанцы  процесс выведения гхол для
своего бессмертия? Она могла заметить  весьма  явные  намеки  в
действиях   Ваффа.   Ничего   определенного,   но   все  весьма
подозрительно.
   На  конференции  на  Доме  Соборов   Беллонда   неоднократно
возвращалась к этому подозрению, вдалбливая в них:
   --  Все  это...  Все  это, я вам говорю! Все в наших архивах
может быть мусором, годным лишь на корм слигам.
   Это   напоминание    заставило    передернуться    некоторых
расслабившихся было Преподобных Матерей вокруг стола.
   Слиги! Эти медленно ползающие гибриды гигантских слизняков и
свиней  могли  поставлять  мясо  для  самых изощренных трапез в
мироздании, но сами по себе эти  создания  воплощали  все,  что
было отталкивающим для Ордена в тлейлаксанцах. Слиги были одним
из  самых  ранних предметов торговли Бене Тлейлакса -- продукт,
выведенный в чанах и сформированный по той  главной  спиральной
модели,  по  которой  вся  жизнь  принимает свои формы. То, что
произведены  они  были  Тлейлаксом   еще   добавляло   ощущения
непотребства  от  этого  творения,  многочисленные рты которого
могли  непрестанно  перемалывать  почти  любой  мусор,   быстро
превращая  в  экскременты, не только воняющие свинарником, но и
склизкие.
   -- Самое чудесное мясо по эту сторону рая, --  процитировала
Беллонда.
   -- И происходит оно из непотребства, -- добавила Тараза.
   НЕПОТРЕБСТВО.
   Глядя  на  Ваффа, Тараза подумала об этом. Ради каких только
причин целый народ мог накинуть  на  себя  маску  непотребства?
Вспышка Ваффа как-то не очень вписывалась в этот образ.
   Вафф слегка кашлянул в ладонь. Он чувствовал, как швы трут в
тех  местах,  где  были  скрыты  два  его  мощных  дротикомета.
Меньшинство  среди  его  советников  настаивало:   "Как   и   с
Преподобными  Черницами,  победителем  в  этой  встрече  с Бене
Джессерит будет  тот,  кто  вернется  домой  с  наисекретнейшей
информацией. Смерть противника гарантирует успех".
   "Я   мог  бы  убить  ее,  но  что  потом?"  Еще  три  полных
Преподобных Матери ждут за люком.  Несомненно,  у  Таразы  есть
сигнал, который она должна подать в ту секунду, когда откроется
люк.   Без   этого  сигнала,  наверняка,  последуют  побоище  и
катастрофа. Он ни на секунду не верил, что  его  новые  Лицевые
Танцоры  смогут  одолеть  находящихся  там Преподобных Матерей.
Ведьмы будут начеку. Они распознают природу охранников Ваффа.
   --   Мы   присоединимся,   --   сказал   Вафф.    Признание,
подразумеваемое  в  этой  фразе,  ранило его, но он знал, что у
него нет выбора. Похвальба Таразы относительно их превосходства
казалась чрезмерной, именно из-за крайности ее заявления, но за
этим ощущалась правда. У него, однако,  не  было  иллюзий,  что
может  последовать,  если Преподобные Черницы узнают о том, что
на самом деле произошло с их посланницами. Мало ли с  чего  мог
исчезнуть  корабль,  тлейлаксанцев  тут  не  обвинишь.  Корабли
исчезают. Преднамеренное истребление  --  совсем  другое  дело.
Преподобные  Черницы наверняка постараются стереть с лица земли
такого недруга. Хотя бы как пример.  Тлейлаксанцы,  вернувшиеся
из  Рассеяния,  рассказывали  о них немало. Повидав Преподобных
Черниц, Вафф поверил теперь их словам.
   Тереза сказала:
   -- Второе, что интересует меня в нашей встрече  --  это  наш
гхола.
   Вафф скорчился в подвесном кресле.
   У  Таразы  вызывали гадливое чувство крохотные глазки Ваффа,
его круглое личико со  вздернутым  носиком  и  слишком  острыми
зубками.
   -- Вы убивали наших гхол, чтобы контролировать ход проектов,
в которых    вы    выступали    в   роли   только   поставщиков
одной-единственной детали, -- обвинила Тараза.
   Вафф еще раз подумал, не пора ли убить  ее.  Неужели  ничего
нельзя  спрятать  от  этих  проклятых ведьм? Вероятность, что у
Бене Джессерит есть осведомитель в самой  сердцевине  Тлейлакса
тоже нельзя исключать. Откуда бы еще им знать?
   -- Заверяю тебя, Верховная Преподобная Мать, что гхола... --
начал он.
   -- Ни в чем меня не заверяй! Мы во всем удостоверяемся сами,
-- печально глядя, Тараза медленно покачала головой.
   --   И,   по-вашему,  мы  не  ведаем,  что  вы  продали  нам
испорченную вещь.
   Вафф быстро проговорил:
   --  Он  отвечает  каждому  требованию,  включенному  в   наш
контракт!
   Опять Тараза покачала головой. Этот крохотный тлейлаксанский
Господин понятия не имел, сколько всего он ей сейчас выдал.
   --  Вы  заложили  свою  собственную  схему в его психику, --
сказала Тараза, -- предостерегаю тебя, что если изменение будет
мешать нашему проекту,  то  мы  повредим  вам  больше,  чем  вы
полагаете возможным.
   Вафф  поднес  руку  к  лицу, почувствовав, как на лбу у него
выступает пот. Проклятые ведьмы!  Но  она  не  знала  всего  --
тлейлаксанцы,  вернувшиеся из Рассеяния, и Преподобные Черницы,
которых  она  так  зло  обзывает,  снабдили  Тлейлакс   оружием
сексуального заряда, которым он не поделится, не важно, что ему
сейчас будут обещать!
   Тараза  безмолвно  обдумала  реакцию  Ваффа  и  решилась  на
дерзкую ложь:
   -- Когда мы захватили икшианский корабль, который вы  хотели
уничтожить,  то ваши Лицевые Танцоры, не слишком быстро умерли.
Мы узнали от них немало интересного.
   Вафф застыл на самой грани боевой позы.
   "В яблочко!", -- подумала Тараза. Дерзко солгав, она  узнала
потрясающую  истину,  и одно из самых невероятных предположений
ее Советницы уже можно было считать подтвержденным.  "Намерения
Тлейлакса   в   том,   чтобы   полностью  воспроизвести  мимику
прана-бинду", -- предположила Советница.
   -- Полностью?
   Все Сестры на собрании были  изумлены  этим  предположением,
ведь   оно   подразумевало  существование  техники  копирования
личности, заходящей намного глубже  техники  снятия  отпечатков
памяти, о которой им уже было известно.
   Советница,  Сестра  Гестерион из Архивов, была во всеоружии,
опираясь на тщательно подобранный ряд доказательств:
   "Мы уже знаем:  Икшианская  Проба  делается  механистически,
тлейлаксанцы   делают  это  нервами  и  плотью.  Следующий  шаг
очевиден".
   Видя реакцию Ваффа на ее  дерзкую  ложь,  Тараза  продолжила
тщательное наблюдение за ним -- сейчас он наиболее опасен.
   На  лице Ваффа проступило выражение ярости. То, что известно
ведьмам, слишком опасно! Он нисколько не сомневался в заявлении
Таразы. "Я должен убить ее, чем бы это ни  кончилось  для  меня
лично!   Мы   должны   убить  их  всех.  Богомерзость!  Вот  их
собственное слово и оно идеально их описывает".
   Тараза правильно истолковала выражение его лица. Она  быстро
проговорила:
   --  Вам  не  грозит от нас ничего дурного, если только вы не
станете вредить нашим планам. Ваша религия, ваш образ жизни  --
все это -- ваше собственное дело.
   Вафф  заколебался  --  не  столько из-за сказанного Таразой,
сколько из-за напоминания о ее  силах.  Что  им  еще  известно?
Однако  опять  вернуться к пресмыкательству, отвергнув подобный
союз с  Преподобными  Черницами!  Уступить  владычество,  столь
близкое  после  всех этих тысячелетий... Его наполнило глубокое
уныние. Меньшинство  среди  его  советников,  в  конце  концов,
оказывалось правым.
   "Не  может  быть  никаких  уз  между  нашими народами. Любое
согласие с силами повинды -- союз, основанный на зле".
   Тараза все еще ощущала  в  нем  потенциальную  готовность  к
применению силы. Не слишком ли она пережала? Она сидела в позе,
которая  в  мгновение  ока  могла  стать боевой. Непроизвольное
подергивание рук Ваффа ее насторожило.
   "Оружие в его рукавах!" Изобретательность  тлейлаксанцев  не
стоит недооценивать. Ее снуперы ничего не засекли.
   --  Мы знаем о том оружии, которое при тебе, -- сказала она.
Еще одна дерзкая ложь. -- Если ты сейчас допустишь  ошибку,  то
шлюхи тоже узнают, как вы пользуетесь подобным оружием.
   Вафф  три  раза  неглубоко вздохнул. Заговорил он уже строго
себя контролируя:
   -- Мы не станем вассалами Бене Джессерит!
   Тараза ответила ровным успокаивающим голосом:
   -- Я ни словом, ни жестом не предложила вам подобную роль.
   Она выжидала. Ни малейшего изменения в выражении лица Ваффа,
ни на йоту не дрогнул устремленный на  нее  пристальный  взгляд
его широко раскрытых глаз.
   --  Вы  угрожаете  нам,  --  пробормотал он. -- Вы требуете,
чтобы мы поделились всем, что мы...
   -- Поделились! -- хмыкнула она. --  Не  делишься,  если  нет
равенства отношений.
   -- А чем бы вы с нами поделились? -- осведомился он.
   Она заговорила тем укоризненным тоном, которым обратилась бы
к младенцу:
   --   Сер   Вафф,   сам  себя  спроси,  почему  ты,  один  из
олигархических правителей Тлейлакса, прибыл на эту встречу?
   Все также твердо контролируемым голосом, Вафф возразил:
   -- А почему ты, Верховная Мать Бене Джессерит, прибыла сюда?
   -- Усилить нас, -- мягко ответила она.
   -- Ты не сказала, чем ты с нами поделишься, -- обвинил он.
   -- Ты все еще надеешься оказаться в выигрышном положении.
   Тара за продолжала внимательно  за  ним  следить.  Ей  редко
доводилось ощущать столько подавленной ярости в одном человеке.
   -- Спроси меня в открытую, чего вы хотите, -- сказала она.
   -- И вы дадите нам от вашей великой щедрости!
   -- Я буду вести переговоры.
   --   Переговоры   ли   это,  когда  ты  приказываешь  мне...
ПРИКАЗЫВАЕШЬ МНЕ, чтобы...
   -- Ты  прибыл  сюда  с  твердой  решимостью  нарушить  любое
соглашение,  какое  бы  мы  заключили, -- сказала она. -- Вы ни
разу и не пытались  по-настоящему  договариваться!  Сидя  перед
кем-то, желающим заключить с вами сделку, вы способны лишь...
   --  Сделку?  --  Вафф  сразу  вспомнил,  как  при этом слове
разозлилась Преподобная Черница.
   -- Я сказала это, -- промолвила Тараза. -- Сделка.
   Что-то, похожее на улыбку, тронуло углы губ Ваффа.
   -- По-твоему, у меня  есть  полномочия  заключать  сделку  с
тобой?
   --  Поострожней,  Сер  Вафф, -- сказала она. -- Ты обладаешь
верховной властью и полномочиями. Все  это  основано  на  твоей
способности полностью уничтожить соперника. Я этим не угрожала,
но ты угрожал, -- она взглянула на его рукава.
   Вафф  вздохнул.  Ну и загвоздка. Она ведь Повинда! Как можно
вести переговоры с Повиндой?
   --  У  нас   есть   проблема,   которую   нельзя   разрешить
рациональными средствами, -- продолжила Тараза.
   Вафф  скрыл  свое  удивление.  Те  же  самые  слова, которые
употребила Преподобная Черница! Он внутренне съежился, думая  о
том,  что  это может означать. Не заключили ли Бене Джессерит и
Преподобные Черницы общий союз?  Резкость  Таразы  говорила  об
обратном, но когда можно было доверять этим ведьмам?
   И  опять Вафф подивился, осмелится ли он пожертвовать собой,
чтобы уничтожить эту ведьму? Чему это послужит?  Наверняка,  не
ей  единственной  среди  ведьм  известно  все. Ее смерть только
ускорит приближение катастрофы. Да, среди  ведьм  действительно
существовали   внутренние   разногласия   --  но  вдруг  и  эти
разногласия тоже просто ловушка?
   -- Ты просишь нас поделиться чем-нибудь, -- сказала  Тараза.
--  Что,  если  я предложу тебе некоторые из наших селекционных
родов?
   Не было  сомнения,  насколько  живой  интерес  пробудился  в
Ваффе.
   Он сказал:
   --  С  чего  бы нам обращаться к вам за подобным? У нас есть
наши чаны, и  мы  можем  добывать  генетические  образцы  почти
повсюду.
   -- Образцы чего? -- спросила она.
   Вафф   вздохнул.  Никак  нельзя  избежать  этой  проникающей
вкрадчивости Бене Джессерит. Это  --  как  пронзающий  меч.  Он
догадался,   что   его   поведение   было  для  нее  достаточно
разоблачительным, чтобы она не зря завела разговор на эту тему.
Ущерб уже нанесен. Она правильно вычислила (или  ее  шпионы  ей
доложили!),  что  дикие  садки человеческих генов содержат мало
интереса для тлейлаксанцев с их более изощренным знанием самого
сущностного языка жизни. Никогда не стоит недооценивать ни Бене
Джессерит, ни продукты  их  Программы  выведения.  Господь  Бог
знает, они ведь вывели Муад Диба и Пророка!
   -- Что еще вы потребуете в обмен на это? -- спросил он.
   --  Наконец-то  торг!  --  сказала  Тараза. -- Мы оба знаем,
конечно, что я предлагаю Выводящих Матерей атридесовской линии,
-- она подумала: "Пусть надеется на это! Внешность у них  будет
Атридесов, но они не будут Атридесами!"
   Вафф  почувствовал,  как у него участился пульс. Возможно ли
это? Имеет ли она хоть малейшее понятие, что тлейлаксанцы могут
выведать, получив такой материал для исследований?
   -- Мы хотели бы первую селекцию  их  потомства,  --  сказала
Тараза.
   -- Нет!
   -- А дубль первой селекции?
   -- Возможно.
   --   Что  ты  имеешь  в  виду,  говоря  "возможно"?  --  она
наклонилась вперед. Напряженность Ваффа подсказала ей, что  она
напала на горячий след.
   -- Что еще вы потребуете от нас?
   --  Наши  Выводящие Матери должны получить беспрепятственный
доступ к вашим генетическим лабораториям.
   -- Ты с ума сошла? -- Вафф в  раздражении  покачал  головой.
Неужели она думает, что тлейлаксанцы вот так, запросто, возьмут
и отдадут свое сильнейшее оружие?
   --  А  еще  мы получим акслольтный чан, полностью, в рабочем
состоянии.
   Вафф лишь безмолвно на нее поглядел.
   Тараза пожала плечами.
   -- Я должна была попробовать.
   -- Да, конечно, должна была.
   Тараза откинулась на своем сиденье и  мысленно  пересмотрела
открывшееся    ей.    Реакция    Ваффа   на   пробный   камешек
дзенсуннитского изречения была интересной.  "Проблема,  которую
нельзя разрешить рациональными средствами". Эти слова произвели
на  него  какой-то  странный  эффект.  Он  как  будто обратился
куда-то  внутрь  себя,  в  глазах  его  появилось   вопрошающее
выражение.  "Господи, сохрани всех нас! Не тайный ли дзенсуннит
Вафф?"
   Неважно, какими бы это ни угрожало опасностями,  это  стоило
расследовать.   Одраде   на  Ракисе  следует  вооружить  каждым
возможным преимуществом.
   -- Пожалуй, мы сделали все, что могли на данный  момент,  --
сказала  Тараза. -- Подошло время завершить нашу сделку. Единый
Господь  в  своей  бесконечной  милости  дал  нам   бесконечное
мироздание, где что угодно может произойти.
   Вафф хлопнул в ладоши, не успев даже подумать.
   --  Дар  удивления -- есть величайший дар из всех! -- сказал
он.
   "Не просто дзенсуннит, -- подумала Тараза. -- Еще  и  суфи!"
Она  начала  перестраивать свой взгляд на Тлейлакс. "Сколько же
времени эта вера по-настоящему владеет их сердцами?"
   -- Время не  считает  само  себя,  --  пустила  пробный  шар
Тараза. -- Надо только взглянуть на любую окружность.
   --  Солнца являются окружностями, -- ответил Вафф. -- Каждый
космос есть окружность, --  он  затаил  дыхание,  дожидаясь  ее
ответа.
   --  Окружности  замкнуты,  --  ответила  Тараза,  выхватывая
нужный ответ из своих Иных Памятей.  --  Все,  что  замкнуто  и
ограничено, должно выставлять себя перед бесконечным.
   Вафф  поднял  руки,  показывая  ладони, затем уронил руки на
подол своего облачения. В его плечах исчезла напряженность, они
обмякли.
   -- Почему ты не сказала всего  этого  с  самого  начала?  --
спросил он.
   "Я    должна    проявлять   величайшую   осторожность",   --
предостерегла  себя  Тараза.  За  словами  и  поведением  Ваффа
открывалось такое, что требовало тщательного рассмотрения.
   --  В  общении между нами не утаивалось бы меньше, говори мы
более  открыто,  --  сказала  она.   --   Ведь   даже,   будучи
откровенными, мы пользовались бы лишь словами.
   Вафф   изучал   ее   лицо,   стараясь   прочесть   за   этой
бенеджессеритской маской какое-нибудь подтверждение  истинности
слов  и  поведения.  Она  повинда,  напомнил  он  себе. Повинде
никогда  нельзя  доверять...  но  если  она  разделяет  Великую
Веру...
   --  Разве  Господь  не послал своего Пророка на Ракис, чтобы
там испытывать нас и учить нас? -- спросил он.
   Тараза глубоко погрузилась в свои Иные  Памяти.  "Пророк  на
Ракисе?  Муад  Диб?  Нет...  это  не  сходится с верованиями ни
суфиев, ни дзенсуннитов... Тиран!"
   Она плотно сжала губы суровой линией.
   -- То, что нельзя  контролировать,  ты  должен  принять,  --
сказала она.
   --   Поскольку,   наверняка,   это  есть  деяние  Божье,  --
откликнулся Вафф.
   Тараза достаточно видела  и  слышала.  Защитная  Миссионерия
снабдила  ее  знаниями  о  всех известных религиях. Иные Памяти
подкрепляли это знание. Она почувствовала великую необходимость
безопасно  выбраться  из  этого  помещения.  Надо  предостеречь
Одраде!
   -- Могу я сделать предложение? -- спросила Тараза.
   Вафф вежливо кивнул.
   --  Может  быть,  мы  заложили  здесь более крепкие узы, чем
воображали, -- сказала она. -- Я предлагаю тебе  гостеприимство
нашего Оплота на Ракисе и услуги нашей тамошней Настоятельницы.
   -- Она Атридес? -- спросил он.
   --  Нет,  -- солгала Тараза. -- Но я, конечно же, подготовлю
Выводящих Матерей для твоих нужд.
   -- А я соберу все, что вы требуете в уплату, --  сказал  он.
-- Почему сделка будет совершена на Ракисе?
   --  Разве  это  не подходящее место? -- спросила она. -- Что
может быть лживого в доме Пророка?
   Вафф откинулся в своем кресле, его руки расслабились у  него
на  коленях.  Тараза явно знает все надлежащие ответы. Это было
откровение, которого он никогда не ожидал.
   Тараза встала.
   -- Каждый из нас лично прислушивается  к  Богу,  --  сказала
она.
   "И  все  вместе в Кехле", -- подумал он. Он поглядел на нее,
напоминая себе, что она  повинда.  Никому  из  них  не  следует
доверять.  Осторожность.  Эта  женщина,  в конце концов, ведьма
Бене Джессерит. Известно, что они создают  религии  ради  своих
собственных целей. Повинда.
   Тараза  подошла  к  входному люку, открыла его и подала свой
сигнал безопасности. Она  опять  обернулась  к  Ваффу,  который
неподвижно  сидел в своем кресле. "Он не проник в наш подлинный
замысел, -- подумала она. -- Те, кого мы пошлем к нему,  должны
быть  отобраны  с  крайней  тщательностью. Он никогда не должен
заподозрить, что является частью нашей наживки".
   Вафф взглянул на нее. Его эльфическое личико было спокойно.
   "До чего же безмятежным он выглядит, -- подумала она. --  Но
и  его можно поймать в ловушку! Союз между Орденом и Тлейлаксом
сулит такие новые притягательные возможности".
   "Но на наших условиях!"
   -- До Ракиса, -- сказала она.

x x x

===


   Какие социальные наследия ушли  вовне  с  Рассеянием?  Мы
очень  хорошо  знаем  эти  времена.  Мы  знаем  и умственное, и
физическое состояние дел. Затерянные унесли с  собой  мышление,
замкнутое,  в основном, на людской, силе и подручной технике. У
них была отчаянная нужда в расширении пространства, порождаемая
мифом о Свободе. Большинство так и не  усвоило  более  глубокий
урок Тирана, что насилие налагает свои собственные ограничения.
Рассеяние    было    диким    и.    беспорядочным    движением,
истолковываемым как  разрастание  (экспансия).  Его  погоняющим
бичом был глубинный страх (часто бессознательный) перед застоем
и смертью.
   Рассеяние: АНАЛИЗЫ БЕНЕ ДЖЕССЕРИТ (Архивы) 

---

 Одраде  лежала,  вытянувшись на боку во весь рост на выступе
эркерного окна, ее щека легко  касалась  теплого  плаза,  через
который  ей  была  видна  Великая  Площадь  Кина. Она опиралась
спиной на красную подушку, пахнувшую меланжем, точно также, как
пахли здесь, на  Ракисе,  многие  вещи.  Позади  нее  были  три
комнаты,  небольшие,  но  удобные  и  достаточно удаленные и от
Храма, и от Оплота Бене Джессерит. Их переезд в это здание  был
одним  из  условий,  на которых было заключено соглашение между
Орденом и жрецами.
   -- Шиэна должна  более  надежно  охраняться,  --  настаивала
Одраде.
   --  Она не останется на попечении только Ордена! -- возразил
Туек.
   -- И не на попечении только жрецов, -- возразила Одраде.
   Шестью  этажами  ниже  эркерного  окна  Одраде  распростерся
огромный  базар, беспорядочным лабиринтом расползавшийся во все
стороны,    заполняя    почти    целиком    Великую    Площадь.
Серебристо-желтый  свет  заходящего  солнца  омывал  эту  сцену
сверканием,  подчеркивая   яркие   краски   торговых   навесов,
отбрасывая  длинные  тени  по неровной земле. Его лучи зажигали
воздух свечением там,  где  рассеянные  кучки  людей  теснились
вокруг заплатанных зонтиков или товаров барахолки.
   Великая   Площадь   не  была  правильным  квадратом.  Базар,
занимавший ее, уходил на полный километр  вдаль  от  Одраде,  и
более   чем   вдвое,  влево  и  вправо  от  нее  --  гигантский
прямоугольник   утрамбованной   земли   и    древних    камней,
превращавшихся   в   едкую   жгучую  пыль  под  ногами  дневных
покупателей,  пренебрегавших  жуткой  жарой  в  надежде  купить
повыгодней.
 По  мере  приближения  вечера базар все больше оживал, людей
стекалось все больше, пульс их движения  становился  учащеннее,
лихорадочнее.
   Одраде  изогнула  голову,  стремясь  увидеть, что происходит
совсем близко к зданию. Кое-кто  из  торговцев,  обосновавшихся
под  ее  окном,  расходились  по  ближним  кварталам. Они скоро
вернутся -- после трапезы и короткой  сиесты,  готовые  извлечь
полную  пользу из тех более ценных часов, когда люди выходят на
открытый воздух и можно спокойно дышать, не обжигая глотки.
   Шиэна  запаздывает,  отметила  Одраде.  Жрецы  не  осмелятся
задерживать  ее  намного.  Они  теперь будут отчаянно работать,
выпаливая в нее вопросами, увещевая  ее  помнить,  что  она  --
собственная  посланница  Бога  к  его  Церкви. Будут напоминать
Шиэне о многих, высосанных из пальца, обязательствах  верности,
которые  Одраде  придется  выведать  у Шиэны, чтобы выставить в
смешном виде и показать всю вздорность и неприглядность.
   Одраде изогнула спину и безмолвно выполняла минуту маленькие
упражнения,  чтобы  снять  напряжение.   Она   позволяла   себе
испытывать  определенную  симпатию  к Шиэне. Мысли девушки, как
раз сейчас, хаотичны. Шиэна знает мало,  или  вообще  ничего  о
том,  что  ожидает  ее,  когда  она  полностью  станет ученицей
Преподобной Матери. Несомненно, этот юный ум захламлен мифами и
другой ерундой.
   "Как был захламлен и мой ум", -- подумала Одраде.
   Но она не могла избежать воспоминаний  в  моменты,  подобные
этому.  Ее  непосредственная  задача  была  ясна:  очищение, не
только Шиэны, но и самой себя.
   Ее память Преподобной  Матери,  которой  она  теперь  стала,
неотвязно    преследовали   давнишние   воспоминания:   Одраде,
пятилетняя, в уютном доме на Гамму. Дорога,  на  которой  стоит
дом,   застроена   особняками  представителей  среднего  класса
приморских городов планеты --  одноэтажные  здания  на  широких
проспектах. Эти здания уходят далеко к извилистому берегу моря,
где  они  уже  стоят  намного просторней, чем вдоль проспектов.
Там, ближе к морю, они становятся подороже, и их  владельцы  не
так жмутся из-за каждого квадратного метра.
   Вынянченная  Бене  Джессерит память Одраде блуждала по этому
отдаленному дому с его  обитателями,  по  проспектам,  встречая
подружек по играм. Одраде ощущала, как у нее сжимается в груди,
и  это  подсказывало  ей,  как тесно эти воспоминания связаны с
прошлым и настоящим.
   Детский сад Бене Джессерит в искусственном мире  Ал-Дханаба,
одной  из  первых  безопасных планет Ордена. (Позже она узнала,
что, в свое время Бене Джессерит даже помышлял  превратить  всю
планету  в  не-пространство.  Это  не  позволили сделать только
слишком большие энергетические затраты.)
   Для девочки с Гамму, оторванной от  привычного  окружения  и
подруг,   этот   детский  сад  казался  фонтаном  разнообразия.
Образование  Бене  Джессерит  включало  интенсивную  физическую
подготовку.  Были  постоянные напоминания, что нельзя надеяться
стать Преподобной Матерью,  не  пройдя  через  сильную  боль  и
множество  бесконечно  утомительных упражнений, которые кажутся
непосильными.
   Некоторые из учениц не выдержали этой стадии. Они отступили,
чтобы  стать   нянями,   прислугой,   работницами,   случайными
скрещивальщицами.  Они  заполняли все необходимые Ордену места.
Бывали времена, когда Одраде просто мечтала  о  такой  неудаче,
чувствуя,  что  это будет неплохая жизнь: меньше цели -- меньше
ответственности.  Это  было   до   того,   как   она   окончила
первоначальный курс.
   "Я  думала  об этом, как о победоносном окончании, а вышла с
другой стороны".
   Только для того, чтобы к ней предъявили новые, более суровые
требования.
   Одраде присела на  своем  широком  подоконнике  и  отпихнула
подушку  в  сторону. Она повернулась спиной к базару. На базаре
становится шумней. Проклятые жрецы!  Они  затягивают  визит  до
крайних пределов!
   "Я  должна думать о моем собственном детстве, потому что это
поможет мне с Шиэной", -- подумала она. И  немедленно  хмыкнула
над своей слабостью. Еще одна отговорка!
   Некоторым  послушницам требовалось по меньшей мере пятьдесят
лет,  чтобы  стать  Преподобной  Матерью.  Основа   для   этого
закладывалась  во время Второго Этапа -- урока терпения. Одраде
рано проявила склонность к глубокому изучению. Считалось вполне
вероятным, что она может стать одним из ментатов Бене Джессерит
и, весьма  возможно,  архивистом.  Эту  идею  отбросили,  когда
выяснилось,  что  ее  таланты  устремлены  к  другому выгодному
направлению. На Доме Соборов ее  сориентировали  на  выполнение
более деликатных обязанностей.
   БЕЗОПАСНОСТЬ.
   Дикий  талант  Атридесов  часто использовался таким образом.
Внимание к подробностям, вот что особенно отличало Одраде.  Она
знала,  что  Сестры,  отлично  ее  зная,  способны  предсказать
какие-то ее  действия.  Тараза  делала  это  постоянно.  Одраде
слышала объяснение из собственных уст Таразы:
   --  Личность  Одраде  чрезвычайно отражается в исполнении ею
своих обязанностей.  

Была шутка на Доме Соборов: "Что делает Одраде, когда она не
при исполнении обязанностей? Она берется за работу".
   На Доме Соборов не было необходимости прикрываться  масками,
которые  любая  Преподобная Мать автоматически использовала при
общении с внешним миром. Она могла  на  секунду  показать  свои
чувства,  открыто  признавать  ошибки свои и других, испытывать
печаль или горечь и даже счастье. Мужчины были достижимы --  не
для  воспроизводства,  но для периодического умиротворения. Все
мужчины такого рода на Доме Соборов Бене Джессерит были  весьма
обаятельны, и некоторые были даже искренни в своем обаянии. Эти
немногие, конечно, были всегда в большом спросе.
   ЭМОЦИИ.
   Понимание этого проскочило в уме Одраде.
   "Значит, я опять пришла к тому же, что и всегда".
   Своей  спиной  Одраде ощущала тепло вечернего солнца Ракиса.
Она знала, где находится ее  тело,  но  мысли  были  распахнуты
навстречу предстоящей встрече с Шиэной.
   ЛЮБОВЬ.
   Это было бы так легко и так опасно.
   В  этот момент она позавидовала стационарным Матерям -- тем,
кому дозволялось прожить всю жизнь с единственным, выбранным  в
супруги  скрещивающимся  партнером.  От  такого союза произошел
Майлз Тег. Иные  Памяти  рассказывали,  как  это  было  у  леди
Джессики  с  ее  герцогом.  Даже Муад Диб выбрал такую же форму
совместной жизни.
   "Это не для меня".

Одраде признавалась  себе  в  горькой  зависти,  что  ей  не
дозволено  вести  такую  жизнь.  Чем  компенсируется  это в той
жизни, в которую ее направляют?
   "Жизнь  без  любви  можно  активней  посвятить  Ордену.   Мы
обеспечиваем  посвященным  наши собственные формы поддержки. Не
беспокойся насчет  сексуальных  развлечений.  Это  достижимо  в
любой момент, когда ты почувствуешь в этом необходимость".
   С ОБАЯТЕЛЬНЫМИ МУЖЧИНАМИ!
   Со  времен  леди  Джессики  через времена Тирана и после них
изменилось  очень  многое...  включая  Бене  Джессерит.  Каждая
Преподобная Мать это понимала.

    Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

 Источник : http://lib.ru/HERBERT/dune_5.txt   

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 167 | Добавил: iwanserencky | Теги: Фрэнк Херберт, книга, текст, слово, проза, ГЛОССАРИЙ, Хроники Дюны, будущее, миры иные, писатель Фрэнк Херберт, литература, фантастика, Вселенная, Еретики Дюны, Будущее Человечества, Хроники, книги, люди, из интернета, чужая планета | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: