Главная » 2022 » Декабрь » 26 » Великие путешественники. 052. Седов Георгий Яковлевич. Стефансон Вильялмур
09:37
Великие путешественники. 052. Седов Георгий Яковлевич. Стефансон Вильялмур

***

===

Седов Георгий Яковлевич

(1877 - 1914)
Российский гидрограф и полярный исследователь. В 1912 году организовал экспедицию к Северному полюсу на судне "Святой Фока". Зимовал на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа. Пытался достигнуть полюса на собачьих упряжках. Умер близ острова Рудольфа.

Георгий Седов родился в семье азовского рыбака с Кривой Косы. В семье было девять детей. Отец ушел на заработки и пропал на годы. С семи лет пришлось Ерке рыбачить, ходить на поденщину в поле.
До четырнадцати лет он был неграмотен, а потом, когда вернулся отец, кончил за два года трехклассную церковноприходскую школу и... убежал из дома.
В двадцать один год Седов получил диплом штурмана дальнего плавания, в двадцать четыре экстерном сдал экзамен и был произведен в поручики по Адмиралтейству, направлен в гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана.
В экспедиционных плаваниях Седов зарекомендовал себя блестяще. Георгий Яковлевич становится помощником начальника экспедиции. Биографы утверждают, что еще в 1903 году он впервые задумался о достижении полюса, когда познакомился в Архангельске с участниками американской полюсной экспедиции Циглера - Фиала. Это вполне вероятно. Но начинается русско-японская война, и он подает рапорт об откомандировании его на Дальний Восток. Седов командует миноноской № 48, которая несет сторожевую вахту в Амурском заливе. А в 1906 году его назначают помощником лоцмейстера Николаевской-на-Амуре крепости.
В газете "Уссурийская жизнь" молодой гидрограф выступает со статьями, в которых подчеркивает "значение Северного океанского пути для России", призывает к его освоению.
В 1908-1910 годах Седов работал в экспедиции Каспийского моря, затем проводил на Колыме обследование устья реки, а на Новой Земле картировал Крестовую Губу, где был заложен Ольгинский поселок.
Летом 1910 года, как раз перед экспедицией на Новую Землю, Седов женился на Вере Валерьяновне Май-Маевской.
По ее воспоминаниям, вернувшись с Новой Земли, Седов начал постоянно говорить о полюсной экспедиции. Но его вновь посылают на Каспий. Только 9 (22) марта 1912 года он подает докладную записку начальнику Главного гидрографического управления генерал-лейтенанту А. И. Вилькицкому: "Горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса проявлялись еще во времена Ломоносова и не угасли до сих пор. Амундсен желает, во что бы то ни стало оставить честь открытия за Норвегией и Северного полюса. Он хочет идти в 1913 году, а мы пойдем в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг..." 
Газеты восторженно приняли идею Первой русской экспедиции к Северному полюсу. Седова поддержали А. И. Вилькицкий, морской министр России И. К. Григорович. Николай II отнесся к плану экспедиции с пониманием. Седову был предоставлен двухлетний отпуск с сохранением содержания, из капитанов по Адмиралтейству он был переведен во флот с чином старшего лейтенанта. Сменив серебряные погоны гидрографа на золотые, сын азовского рыбака был, можно сказать, введен в высший свет.
Однако вскоре Георгия Яковлевича поджидало горькое разочарование. Специально созданная при Гидрографическом управлении комиссия резко и во многом справедливо раскритиковала план экспедиции. К 1912 году Георгий Яковлевич много и успешно поработал на Севере, но он не знал зимней Арктики, не имел никакого опыта движения по дрейфующим льдам. Отсюда и проистекали все промахи разработанного им плана. У Каньи, например, была сотня собак и два вспомогательных отряда. У Пири - двести пятьдесят собак и четыре вспомогательных отряда. По плану Седова переход к полюсу должны были осуществить всего три человека с тридцатью девятью собаками.
К тому же, стремясь "опередить" Амундсена, Георгий Яковлевич намечал срок выхода экспедиции на 1 июля. Времени на подготовку было явно недостаточно.
В конце мая Седов подготовил новый, уточненный план экспедиции. Количество собак увеличивалось теперь до шестидесяти, а груз был уменьшен с 3,25 до 2,18 пуда на одну собаку (около 38 килограммов). Но дневной рацион собаки пришлось снизить с 1 до 0,6 фунта (приблизительно до 250 граммов). Так что и в новом плане были явно нереальные цифры. Весь поход к полюсу и обратно должен был теперь продолжаться 172 дня - без малого шесть месяцев!
Однако Седов верил в свои силы, в силы русского человека. "Кому же, как не нам, привыкшим к работе на морозе, заселившим Север, дойти и до полюса? И я говорю: полюс будет завоеван русскими..."
Комиссия отвергла планы Седова. Император пожаловал 10 тысяч рублей, но правительство отказалось выделить деньги на экспедицию.
Может быть, объявить подписку? В газетах печатаются объявления. Кто-то жертвует сто рублей, кто-то несколько копеек. Создан комитет по подготовке экспедиции, во главе которого становятся издатели.
Бесконечное число самых неожиданных, самых нелепых препятствий пришлось преодолеть Седову во время подготовки экспедиции. Судно "Святой мученик Фока" удалось, например, зафрахтовать только 10 июля.
26 августа "Святой Фока" переведен из Соломбальской гавани к Соборной пристани Архангельска, а уже на следующий день - торжественные проводы, молебен, берется шампанское...
По плану "Фока" должен был доставить отряд Седова на Землю Франца-Иосифа и вернуться в Архангельск. Однако из-за позднего выхода выполнить план не удалось. Судно было затерто льдами у северо-западного побережья Новой Земли.
Нелегкой была эта зимовка: не хватало теплой одежды (ею был обеспечен только полюсный отряд), не хватало многих необходимейших "мелочей". Из-за спешки при сборах никто не знал даже, что взято, а что так и не успели получить.
Выяснилось, что поставщики жестоко обманули Седова. Солонина оказалась гнилой, как и треска.
Несмотря ни на что, Георгий Яковлевич не терял бодрости духа и даже подумывал идти к полюсу с Новой Земли. Участники экспедиции проводили разнообразные наблюдения и совершили несколько санных походов, существенно уточнив карту Новой Земли. Сам Седов вместе с боцманом А. И. Инютиным прошел со съемкой около семисот километров и впервые закартировал северное побережье архипелага. Это путешествие было очень нелегким - Георгий Яковлевич обморозил несколько пальцев на ногах, похудел на 15 килограммов.
"На обратном пути жизнь наша была трудна, больше - мучительна, ужасна, - писал он жене. - Около одного большого ледника... оторвало сильным ветром лед вплотную и унесло в море. Образовалась полынья шириной сажен 200. Эта полынья благодаря большому морозу покрылась тонким слоем льда (1,5 вершка). Так как нам деваться некуда было - либо идти назад, либо жить по ту сторону полыньи, обойти нельзя, либо переправляться, я решился на последнее. Сам пошел вперед, пробивая палкой лед, и тем, выбирая себе дорогу, а матросу приказал точно следовать с нартой по моим следам. Я уже благополучно переходил на другую сторону и в душе радовался, что нам удается переправиться, как вдруг слышу крик. Оглянулся: вижу нарту, собак и человека болтающимися в воде. Я поторопился, как только можно было, на помощь, но, не дойдя до человека шагов 10, сам провалился по грудь. Матрос просит помощи, а я сам в ней нуждаюсь. 
...Не было никакой надежды на спасение. Лед обламывался, не за что было хвататься. Дул резкий холодный ветер со снегом, морозу - 12,5°. Члены коченели. Но Господь, по-видимому, был к нам милостив. Мы выползли снова на лед, подобрались с большой осторожностью к собакам, вцепились в постромки обеими руками, и я крикнул на собак изо всей силы, как только мог: "Прррр..." (вперед). Собаки рванулись, и нарта выскочила на лед, а затем с большой осторожностью добрались до берега..." 
В начале лета пять человек во главе с капитаном Н. П. Захаровым. Ушли на юг, чтобы добраться до ближайшего становища, а оттуда в Архангельск. На судне кончался уголь. Седов надеялся, что еще летом 1913 года комитет сумеет обеспечить доставку угля и других припасов на Землю Франца-Иосифа.
Когда "Фока" в 1912 году не вернулся, в России раздавались голоса, призывавшие к организации спасательной экспедиции. Ведь на "Фоке" не было 10 станции, и судьба его оставалась неизвестной. Предполагали худшее.
Седов был полон решимости, во что бы то ни стало продолжить плавание к берегам Земли Франца-Иосифа и оттуда идти к полюсу. Но прошло лето, а льды все еще держали "Фоку" в плену, точнее, уже не "Фоку", а "Михаила Суворина": во время зимовки Седов переименовал "Святого Фоку" в честь редактора газеты "Новое время".
Только 6 сентября подул восточный ветер, и судно вместе со льдами отнесло от берега...
Офицеры экспедиции посчитали достижение Земли Франца-Иосифа очень маловероятным и призывали Седова повернуть назад. Это был ультиматум, почти бунт на корабле.
Но Седов повел судно вперед! Несколько дней начальник экспедиции практически не сходил с мостика. Лавировали в тяжелых льдах, жгли в топке бревна, доски, старые ящики. И все-таки они пробились! "Больших трудов стоило старому дряхлому судну добраться до этих широт, тем более что на пути встретилось нам столько льду, сколько ни одна экспедиция, кажется, не встречала. На вторую зимовку судно встало в бухте Тихой на острове Гукера. Надвигалась полярная ночь. Условия жизни были на этот раз крайне тяжелыми: помещения едва отапливались, в каютах лежал лед, и одеяла по утрам нередко примерзали к переборкам. Многие продукты уже кончились.
Свежего мяса добыть удавалось редко. Пришлось есть и полутухлую солонину. В подборе пищевых рационов тоже сказались и спешка при подготовке и отсутствие опыта у Георгия Яковлевича.
Первая зимовка прошла относительно благополучно, но в бухте болели почти все, только трое оставались здоровыми. Кровоточили десны, многие жаловались на одышку, на странные "ревматические" боли, некоторые едва передвигались на опухших скрюченных ногах. Болен был и Георгий Яковлевич. Иногда он целыми днями не выходил из каюты. "Совсем разбиты ноги ревматизмом,  - день за днем читаем мы в его дневнике. -Я по-прежнему слаб, кашляю отчаянно... Испытываю какое-то болезненное состояние... Опять ноги простудил, опять голени болят..." 
Несмотря на болезнь, несмотря на то, что еще первой зимой большинство ездовых собак погибло, Седов продолжал подготовку к полюсному походу. Пожалуй, никто, кроме самого Георгия Яковлевича, не верил, что есть малейшие шансы на успех. Выход был назначен на 2 (15) февраля 1914 года. Вместе с Седовым шли два матроса - Григорий Васильевич Линник и Александр Матвеевич Пустотный.
Из дневника Седова: "2 февраля. С утра тихо, пасмурно, температур - 13. 
В 12 часов при температуре - 20° под пушечные выстрелы отвалили от судна к полюсу. Провожали нас верст пять вся здоровая команда и офицеры. Сначала дорога была плохая, но зато собакам помогала команда, а затем дорога улучшилась, а в конце Гукера встретили огромные ропаки, через которые пришлось переправляться благодаря наступившей темноте с большим препятствием; нарты опрокидывались, и люди падали. Я с больными ногами полетел несколько раз... 
3  февраля. В 9 снялись с лагеря. Дорога скверная. Выпало много снега, и нарты врезаются в него. Собаки еле тащат. Подвигаемся тихо, тормозом является также третья нарта, которая без человека. Холод собачий -35°, при этом ветерок прямо в лоб... Ноги мои поправляются, слава Богу. 
4  февраля. В 9 снялись. В полдень чудная красная желанная заря. Дорога несколько лучше, снег утрамбовало. Собаки идут хорошо, хотя третий день ничего не едят, сало медвежье есть отказались, сегодня дали галет - съели!.. Сегодня было здорово холодно. Я шел в рубашке, сильно продрог. Спасаемся примусом, жжем керосину около двух фунтов в день... 
5  февраля. ...В общем, сегодня дорога выпала отвратительная, много рыхлого снега и ропаков. К вечеру... было адски холодно, а я умудрился и сегодня шагать в рубашке, ибо в полушубке тяжело. Продрог снова, в особенности замерзла холка, спина, плечи. Кашляю, тяжело очень при большом морозе дышать на ходу, приходится глубоко втягивать в грудь холодный воздух; боюсь простудить легкие... 
7 февраля. ...Сегодня термометр минимальный показал - 40°. Дорога была ужасно мучительна, ропаки и рыхлый глубокий снег. Страшно тяжело было идти, а в особенности мне, больному. Собаки, бедняжки, не знали, куда свои морды прятать... От двух до четырех была вьюга. Это окончательно нас убило, мы едва продвигались вперед. Я все время оттирал лицо и все-таки не усмотрел, как немного обморозил нос... 
...10 февраля. В 9 двинулись дальше. Я до того оказался слаб, благодаря бронхиту, что не мог десяти шагов пройти вперед. Сидел опять на нарте. Адски промерз, так как был одет для ходу. Кажется, еще больше усилил простуду, ибо стала болеть грудь и все ниже в правой стороне, страшно лихорадит. Дорога была скверная, а я все-таки был вынужден управлять своей нартой, был настоящим мучеником. Сейчас в палатке при огне очень дурно себя чувствую. Ужасно боюсь, чтобы не получить воспаление легких. У Пустошного шла кровь ртом и носом. У Линника сильно мерзли ноги. Сегодня был особенно холодный день. 
...13 февраля, 13-е число неудачное, как вообще. Снялись в 9 и пошли в тумане (идет снег). Дорога тяжелая, собаки еле везут, ничего не видно... В 5 часов остановились ночевать. Вечером пришел медведь к палатке, огромный, собаки его погнали. Я, несмотря на болезнь, пошел с Линником на собачий лай. Пройдя кое-как около двух верст, мы нашли медведя сидящим в лунке, окруженного собаками. Я несколько раз стрелял в него с аршинного расстояния, но ружье так замерзло, что не дало ни одного выстрела. Когда пошли мы, разочарованные, назад, то я уже двигаться не мог, так плохо себя чувствовал. Пришлось остаться с собаками сторожить медведя, а Линник пошел за нартой. Вскоре медведь выскочил из лунки и побежал... собака за ним. Часа через два меня нашла нарта и привезла, как труп, в палатку. Здоровье свое ухудшил, а тут еще нужно залезать в замерзший обледенелый мешок. 
14 февраля. Сегодня в 9 часов потащились дальше Снег, туман, ничего не видать, собаки не везут - караул. Протащились около трёх-четырех верст и стали лагерем... Здоровье мое очень скверно, вчерашний медведь ухудшил его... 
16 февраля... Болен я адски и никуда не гожусь. Сегодня опять мне будут растирать ноги спиртом. Питаюсь только одним компотом и водой, другого ничего душа не принимает. 
Увидели выше гор впервые милое, родное солнце. Ах, как оно красиво и хорошо! При виде его в нас весь мир перевернулся. Привет тебе, чудеснейшее чудо природы! Посвети близким на родине, как мы ютимся в палатке, больные, удрученные, под 82° северной широты!" 

---

---


Матросы похоронили Седова на острове Рудольфа, самом северном острове самого северного нашего архипелага. Вместо гроба - два парусиновых мешка, в изголовье - крест, сделанный из лыж. В могилу положили флаг, который Седов мечтал водрузить на полюсе.
24 февраля (9 марта) Линник и Пустошный двинулись в обратный путь. В упряжке оставалось 14 собак. Керосину - на 5 варок. Экономя горючее, они ели мерзлое сало, вместо чая пили холодную воду, растапливая снег дыханием. Через пять дней керосин кончился.
Утром 6(19) марта Линник и Пустошный вернулись на корабль.
Вечером все собрались вместе. Читали дневник Седова, потом Линник рассказывал о последних днях Георгия Яковлевича.
Именем Седова названы архипелаг и остров, мыс и пик, пролив, два залива, две бухты... Именем его назван поселок Седова (бывшая Кривая Коса), где он родился и где открыт музей Георгия Яковлевича Седова. Улица Седова есть в Москве и во многих других городах и поселках. Именем Седова называли и называют корабли. Так, например, в историю полярных путешествий вошел героический, длившийся 812 суток дрейф ледокольного парохода "Георгий Седов", который пересек Северный Ледовитый океан.    

Фотографии экспедиции Георгия Яковлевича Седова на Северный полюс...1912-14гг.

Седов Г.Я. с провожающими и участниками экспедиции на палубе судна.


 

    СедовГеоргий Яковлевич — Википедия   

Русский гидрограф, полярный исследователь, старший лейтенант. Организатор неудачной экспедиции к Северному полюсу, во время которой умер, не достигнув заявленной цели, пройдя примерно 200 километров. Выходец из рыбацкой семьи, офицер военно-морского флота, действительный член Русского географического общества, почётный член Русского астрономического общества.

  • Родился: 23 апреля 1877 г., Седово

  • Умер: 20 февраля 1914 г. (36 лет), Остров Рудольфа, Архангельская губерния, Российская империя

---

---   

---

---     

---

---   

---

---   

       

Стефансон Вильялмур              

(1879 - 1962)
Канадский полярный исследователь, этнограф и писатель. В 1904-1912 годах руководил экспедицией в Исландию, на Аляску, в арктическую Канаду. В 1913-1918 годах исследовал острова Банкс, Принс-Патрик.

Знаменитый путешественник Пири говорил. "Стефансон способен преодолеть любую проблему Севера... Сочетая грандиозные природные физические и умственные способности с практическим здравым смыслом, он побил все рекорды... Мы, старшие исследователи XIX века, приветствуем исследователя XX века, который нас превзошел..." 
Отец Вильялмура, фермер из Северной Исландии Йохан Стефансон, в 1876 году переехал в Канаду, где поселился с другими фермерами на берегу озера Виннипег в провинции Манитоба. Не найдя там счастья, Стефансоны в 1881 году перебрались в США.
Вильялмуру было всего 13 лет, когда умер отец. Пришлось батрачить на фермах, наниматься в пастухи, чтобы содержать мать и младших братьев. Несмотря на тяжелую работу, Вильялмур продолжал учиться. Он был принят в университет Северной Дакоты, но был исключен из числа студентов за трехнедельный прогул. Тогда Стефансон сдал экзамены и поступил в университет штата Айова. Проучившись до конца года, юноша получил степень бакалавра.
В сентябре 1903 года Вильялмур был уже студентом богословского факультета Гарвардского университета. Здесь он увлекся антропологией. В июне 1905 года в журнале "Американский антрополог" появилась статья Стефансона "Исландская колония в Гренландии", которая привлекла внимание геолога Эрнеста де Ковен Лефингуэла, занятого тогда подготовкой "Англо-американской полярной экспедиции", отправлявшейся на поиски еще не открытого, но якобы существующего острова Лефингуэл предложил Вильялмуру занять должность антрополога.
Так начался период полярных путешествий Стефансона. В общей сложности он провел в Арктике 10 полярных зим и 13 летних сезонов. Из них более пяти лет Стефансон жил в Арктике беспрерывно.
Англо-американская экспедиция должна была отправиться ранней весной 1906 года на паруснике "Дэтчесс оф Бедфорд" из порта Виктория в Британской Колумбии, обогнуть Аляску и плыть на восток вдоль северных берегов Канады.
Но Стефансон получил разрешение присоединиться к основному отряду в заливе Маккензи, куда он решил добираться сухим путем, а также по рекам и озерам Канады. Он хотел познакомиться с жизнью индейских племен Северной Канады, прибрежных эскимосов и собрать интересные для науки образцы и материалы.
Весной Стефансон прибыл по железной дороге в Эдмонтон. Отсюда началось его путешествие по рекам и озерам. Пешком и на колесных пароходах, баржах и плотах Стефансон медленно продвигался к океану. В дороге он внимал рассказам случайных попутчиков: промышленников, миссионеров, чиновников Компании Гудзонова залива, представителей местных властей.
Спустя несколько месяцев Вильялмур добрался до устья реки Маккензи и впервые увидел полярное море, покрытое плавающими льдами.
От устья Маккензи Стефансон на китобойном судне добрался до острова Хершел, где была назначена встреча с "Дэтчесс оф Бедфорд". Однако парусника там не было. Молодой антрополог оказался на Крайнем Севере без денег, без оснащения, без каких-либо припасов. Вильялмур принял смелое решение самостоятельно изучать быт эскимосов, рассчитывая на их гостеприимство.
Всю зиму он провел у эскимоса Оваюка, ходил с ним на охоту и рыбалку, помогал во всех хозяйственных работах. Стефансон научился строить снежные хижины и в совершенстве овладел эскимосским языком.
Лишь весной 1907 года Вильялмур узнал, что парусник "Дэтчесс оф Бедфорд" затонул. Но молодой исследователь не оставил надежды попасть на остров Виктория.
В 1908 году Американский музей естественной истории и Канадский институт геологических исследований заинтересовались дешевой, но многообещающей экспедицией на остров Виктория и ассигновали на нее две тысячи долларов. В экспедицию неожиданно включился Рудольф Мартин Андерсен, заслуживший признание как блестящий геолог и зоолог.
Ранней весной 1908 года Стефансон и Андерсен отправились на север, взяв с собой два фотоаппарата с запасом пленки, два полевых бинокля, три ружья, две палатки, табак для эскимосов, карандаши и бумагу для записей Они придерживались пути, пройденного Стефансоном весной 1906 года. Предполагалось, что экспедиция продлится один год, однако она растянулась на долгие пять лет.
Летом 1908 года Стефансон и Андерсен пришли на остров Хершель, где рассчитывали раздобыть необходимые для дальнейшего путешествия вещи. Но это им не удалось, и исследователи отправились на мыс Барроу, лежащий в 700 километрах от острова. По пути они пополнили свои научные коллекции. Стефансон продолжил составление эскимосского словаря, который теперь насчитывал 9 тысяч слов; кроме того, он записывал эскимосский фольклор.
Стефансон предпочитал путешествовать налегке и всегда надеялся на удачную охоту. Когда ему и его собакам приходилось голодать, он употреблял в пищу кожаную одежду, отмечая, что "свежая сырая шкура даже вкусна, если ее хорошо поджарить; она напоминает свиные ножки". Вильялмур, в отличие от большинства других полярных исследователей, никогда не убивал собак, чтобы накормить других или себя.
Осенью 1909 года экспедиция вернулась на остров Хершель и проследовала дальше на мыс Парри, откуда намеревалась идти к острову Виктория. Но наступила полярная ночь. Стефансон и Андерсен провели ее с эскимосами, занимаясь охотой и пополняя запасы мяса, шкур и ворвани.
В апреле 1910 года ученые двинулись на восток. Следуя вдоль берега пролива Долфин-энд-Юнион, путешественники обнаружили следы нарт и вскоре оказались у селения, состоящего из снежных хижин. Жителей этого поселка Стефансон назвал "медными эскимосами". Они встретили экспедицию настороженно. Но, убедившись, что перед ними живые люди, а не духи, пригласили в свои жилища и стали угощать.
15 мая экспедиция отправился дальше на север, туда, где, по словам "медных эскимосов", жили люди, у которых были голубые глаза и рыжие волосы.
О своей незабываемой встрече с жителями поселка, расположенного по ту сторону пролива Долфин-энд-Юнион, на самом берегу острова Виктория, Стефансон писал: "Они стояли перед своими снежными домиками и шалашами из звериных шкур... Увидев их, я подумал, что нахожусь на пороге крупного научного открытия... Глядя на этих людей, я понял, что либо наткнулся на последнюю главу одной из исторических трагедий далекого прошлого, либо передо мной новая загадка, которую еще предстоит разрешить: почему эти люди похожи на европейцев, если они не европейского происхождения?" 
Посетив остров Виктория, экспедиция повернула обратно на запад. Поначалу отряд двигался вдоль берега моря. Вблизи Пойнт-Стивенса были произведены обширные раскопки древних поселений и захоронений. Стефансону и Андерсену удалось найти множество стрел, копий и гарпунов с медными наконечниками, а также разные изделия из китового уса, моржовой кости и оленьего рога, медные котелки и сосуды-светильники. Исследователи извлекли из раскопов большое количество глиняных черепков. Последняя находка положила конец многочисленным спорам ученых о наличии у эскимосов зачатков гончарного дела.
За пять лет путешественники преодолели несколько тысяч километров, большей частью по еще неизученным территориям. Благодаря дружескому отношению к эскимосам, знанию их языка и обычаев, Стефансону удалось собрать бесценный этнографический материал.
Осенью 1912 года пассажирский пароход доставил Стефансона из аляскинского порта Ном в порт Сиэтл. События своей второй полярной экспедиции Вильялмур описал в книге "Моя жизнь с эскимосами" (1913).
Вскоре Стефансон организует "Канадскую арктическую экспедицию" с целью изучения тогда еще мало известного моря Бофорта.
Весной 1913 года участники Канадской арктической экспедиции вышли в море на трех кораблях. В ее составе были геологи и антропологи, биологи и зоологи, океанографы и метеорологи. Экспедиция разделилась на несколько отрядов. Она продолжалась пять лет.
Стефансон возглавлял географический отряд, базирующийся на судне "Кар-лук", капитаном которого был Роберт Бартлет. 27 июля 1913 года "Карлук" вышел из Нома, но уже в конце августа у северных берегов Аляски лег в дрейф, который закончился для корабля ледовым пленом - "Карлук" вмерз в лед в Бухте Харисон.
Когда запасы свежего мяса подошли к концу, Стефансон вместе с антропологом Дженесом, метеорологом Макконеллом, фотографом Уилкинсом и двумя охотниками отправился на охоту на близлежащий остров. С собой они взяли небольшой запас продовольствия, двое старых саней и шесть собак.
На второй день пути по ледяным торосам Стефансон и его спутники достигли острова, расположенного на пути к материку. На следующий день наблюдатель заметил, как зажатого льдами "Карлука" разворачивает и медленно сносит против ветра в восточном направлении. Спустя еще день корабль исчез из вида. Позднее выяснилось, что "Карлук" затонул. Из 25 человек, находившихся в тот момент на его борту, спаслось лишь 17.
Стефансону и его спутникам пришлось возвращаться на основную базу экспедиции пешком. Обратный путь оказался долгим и трудным.
Полгода длилась эта необычная "полярная робинзонада". Все эти полгода от смельчаков не было никаких вестей, и в экспедиции уже считали Стефансона и его спутников погибшими. В печати появились сообщения, что "один безумец и обманутые им люди пошли по морскому льду на север с целью самоубийства". А один из полярников писал: "Были все основания считать его погибшим. Он не вернулся на берег Аляски и, конечно, не мог добывать себе пищу на льду; намерение Стефансона дойти до Земли Банкса против ветра и дрейфа также представлялось нам неосуществимым; если же он и добрался туда, то наверняка умер с голоду..." 
Но энергия, воля и знания Стефансона помогли маленькой группе с честью выйти из всех испытаний: ученый привел своих спутников к намеченному месту, выполнив всю программу исследований.
Отряд Стефансона совершил 93-дневный ледовый переход - частью по льду, частью на дрейфующей льдине - от мыса Мартин (на северо-востоке Аляски) к острову Банкс, где и перезимовал. В 1915 году путешественники перешли на санях на север через пролив Мак-Клур к острову Принс-Патрик и завершили его обследование. Даже в этих ледяных пустынях Стефансон смог прокормить себя и своих спутников ловлей тюленей и охотой на птиц.
Во второй половине июля охотник Сторкерсон увидел к северо-востоку от Принс-Патрика "Землю Борден". Вместе со Стефансоном они высадились на ее юго-западном берегу, а затем переправились через "залив" на другую часть, позднее названную островом Маккензи-Кинг. Вернувшись на остров Банкс, они впервые пересекли центральную часть этого большого острова, а затем зазимовали на северо-западном берегу Виктории. Весной 1916 года Стефансон обошел кругом западную часть "Земли Борден", установив, что это остров (Брок), но пролив (Уилкинс) принял за залив и потому "слил" северную часть (остров Борден) с южной (остров Маккензи-Кинг).
В июне далеко на северо-востоке Стефансон открыл и обошел кругом остров Миен. На обратном пути в июле он завершил открытие "Земли Финдли". Стефансон доказал, что эта земля является небольшим архипелагом, в котором крупнейшие острова - Лохид и Кинг-Кристиан - отделены друг от друга широким проливом Маклейн. От острова Лохид осенью он переправился к восточному берегу "будущего" Маккензи-Кинг, осмотрел его южный и западный берега, а весной 1917 года - восточное побережье.
Третья полярная экспедиция предоставила Стефансону возможность разработать свою теорию, изложенную в знаменитой книге "Гостеприимная Арктика", а позднее в "Книжке полярника". Опыт пятилетней экспедиции показал: не обременяя себя тяжелым грузом, тормозящим передвижение, участники похода по суше и льду Арктики вполне успешно могут прокормиться охотой на морского зверя. Стефансон доказал на практике правильность выдвинутой им теории.
В 1918 году, находясь на острове Хершель и занимаясь вместе со Сторкером Сторкерсоном подготовкой к экспедиции по льду моря Бофорта, Стефансон серьезно заболел - сначала тифом, потом воспалением легких.
31 октября он прибыл в Нью-Йорк. В те дни газеты горячо приветствовали отважного путешественника, о чьей гибели они сообщали дважды. Стефансона назвали самым выдающимся полярным исследователем современности, многие научные общества выражали желание провести в его честь торжественные заседания. Нью-Йоркский клуб исследователей избрал его своим президентом, несколько географических обществ страны наградили ученого Золотыми медалями.

---

---

Национальное географическое общество присудило ему золотую медаль Хаббарда.
Вернувшись из своей последней экспедиции, Стефансон перешел на исследовательскую работу. Его мечта - собрать и обобщить все документы всех арктических экспедиций и материалы по исследованию Арктики.
С особым вниманием следил Стефансон за достижениями русских ученых. Он писал: "В конце двадцатых и начале тридцатых годов, под влиянием непрестанно возрастающих успехов Главсевморпути, наши глаза стали постепенно открываться". 
В 1946 году Стефансон вплотную приступает к созданию многотомной "Арктической энциклопедии". Со свойственной ему энергией и активностью он привлекает к работе ученых различных областей: географов, океанографов, метеорологов, историков и этнографов, зоологов и ботаников. Но спокойно работать над этим колоссальным трудом Стефансону не дали. Развернувшаяся кампания "холодной войны" заморозила все начинания ученого - в 1950 году "Арктическая энциклопедия" лишилась правительственной субсидии. Стефансону пришлось распустить сотрудников и прекратить заказы ученым. Полный сил, энергии и замыслов, человек уникальных знаний был вынужден уйти "на покой".
Со своей огромной арктической библиотекой - 25 тысяч томов и 45 тысяч брошюр и рукописей - Стефансон переехал из Нью-Йорка в провинциальный Ганновер в штате Нью-Гэмпшир. Ему было тогда 70 лет. 12 лет об ученом почти ничего не было известно. А в 1962 году мир узнал о кончине старейшего полярника.
Вскоре после смерти Стефансона канадский географ Лебурдэ издал его биографию. Книга эта называется "Посланец Севера" Есть в ней такие строки: "Если бы Стефансон родился в России, он нашел бы там широкое поле для применения своих талантов и энергии... Ни одна книга не способна дать полного портрета такой сложной личности... О Стефансоне, несомненно, будет написано много книг по мере того, как ученые осознают и оценят влияние на нашу эпоху его профессиональной дальновидности и широчайшего кругозора". 
По обширности исследованного им арктического пространства Стефансон превзошел всех своих предшественников на Канадском Севере. Успех его объяснялся тем, что он знал эскимосский язык, жил как эскимос "от самой страны", которую он горячо рекомендовал как "Гостеприимную Арктику" Стефансон - один из самых плодовитых писателей среди полярных путешественников. Он выпускал книгу за книгой об Арктике с завлекательными названиями: "Страна будущего" (1923), "Нерешенные загадки Арктики" (1939). Он составил также точные описания Гренландии (1943) и "Руководство по Арктике" (1945).      

---

---

        

СтефанссонВильялмур — Википедия

Канадский полярный исследователь, этнограф и писатель. Родился в семье исландских иммигрантов. 

  • Родился: 3 ноября 1879 г., Манитоба, Канада

  • Умер: 26 августа 1962 г. (82 года), Хановер, США

***

***

***

***

***

  Читать  дальше  -  Великие путешественники. 053. Расмуссен Кнуд Йохан Виктор.

***

***

***

***

***

Источник : Муромов Игорь - 100 великих путешественников     Игорь Муромов. 100 великих путешественников

Книга. 100 великих путешественников. Муромов И. А.

Метки: историяпутешественникиМуромов,книга,100 Великих путешественниковИгорь Муромовпутешествия

***

  ПУТЕШЕСТВЕННИКИ. Смотреть ФОТО на Яндекс-ДИСКЕ  Картинки-Коллекции - СМОТРЕТЬ Путешественники. СМОТРЕТЬ на ФОТО-СТРАНЕ   

***

***

Карта мира

---

 

... Читать, смотреть дальше »

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

 

 

***

Яндекс.Метрика

***

***

 

***

Великие путешественники 001. Геродот. Чжан Цянь. Страбон

Великие путешественники 002. Фа Сянь. Ахмед ибн Фадлан. Ал-Гарнати Абу Хамид. Тудельский

Великие путешественники 003. Карпини Джиованни дель Плано.Рубрук Гильоме (Вильям)

Великие путешественники 004. Поло Марко. Одорико Матиуш

Великие путешественники 005. Ибн Батута Абу Абдаллах Мухаммед

Великие путешественники 006. Вартема Лодовико ди. Аль-Хасан ибн Мохаммед аль-Вазан (Лев Африканец)

Великие путешественники 007. Никитин Афанасий 

Великие путешественники 009. Кортес Эрнан 

Великие путешественники 010. Коронадо Франсиско Васкес де. Сото Эрнандо де. Орельяна Франсиско де

Великие путешественники 011. Кесада Гонсало Хименес де

Великие путешественники 012. Ермак Тимофеевич

Великие путешественники  Сюй Ся-кэ. Шамплен Самюэль. Ла Саль Рене Робер Кавелье де 

***

***

Из живописи фантастической 006. MICHAEL WHELAN

 

 

...Смотреть ещё »

***

***

***

Шахматы в...

Обучение

О книге

Разные разности

Из НОВОСТЕЙ 

Новости

Из свежих новостей - АРХИВ...

11 мая 2010

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 97 | Добавил: iwanserencky | Теги: Стефансон Вильялмур, книга, путешественники, Игорь Муромов, 100 Великих путешественников, Муромов, история, Седов Георгий Яковлевич, путешествия | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: