Главная » 2023 » Сентябрь » 22 » Возвышение 024
14:05
Возвышение 024

===

Слабенькую, но судя по рунам, зажигательную. Как раз то, что требовалось в данной ситуации.
Держа её в когтях, вывернул призрачную голову и на момент материализовав клюв, выдернул чеку. Сразу же взмыл вверх, а через несколько мгновений по зданию прокатилась волна пламени. Топлива он вылил столько, что воспламенение больше напоминало мощный взрыв, чем начало пожара.

Ульрих сдавленно охнул и наклонился вперёд, смотря через лобовое стекло на полыхающие корпуса завода. Я повернулся к нему и столкнулся с шокированным взглядом. Пожал плечами.
— Что? Они сами объявили мне войну. Теперь пусть страдают.
Тот бросил ещё один взгляд на завод и завёл двигатель. Сдав назад развернулся и покосился на меня.
— Как ты это сделал? Там же целый завод вспыхнул. А я не видел ни печатей, ни чего-то такого. Огненный Дар?
Своё предположение он озвучил с большим сомнением, что было вполне объяснимо. Чтобы нанести удар такого масштаба при помощи Дара, нужно было достичь высокого ранга. Как минимум добраться до Мастера. А на Одарённого с подобной мощью, я точно не тянул.
— Ещё один божественный спутник.
Скептически скривившийся скандинав махнул головой, а я позвал ястреба и тот приземлялся на приборную доску. Когда Сандал материализовался, Ульрих испуганно дёрнулся и крутанул руль так, что мы едва не врезались в стену. А мой спутник взмахнув крыльями, проскрипел.
— Позорр-р-р!

 Не знаю, что имелось в виду — возможно навыки вождения юноши, а может быть его неверие в мои слова. Сам ястреб не объяснил, какой смысл закладывал в короткое слово. Вернувшись в призрачный облик взмыл вверх, а я довольно усмехнулся.
— Знакомься. Это Сандал. Призрачный ястреб, который способен воплощаться в материальном виде. Проходит почти через любую защиту.
Несколько минут мы ехали практически в полной тишине — я лишь пару раз показал, где надо свернуть, отталкиваясь от карты на дарфоне. Потом швед тихо буркнул.
— Красиво ты всё говоришь. Только нет богов. Будь ты одним из них, просто бы растёр тот завод в пыль щелчком пальцев. А не возился бы с поджогом.
Прогресс радовал. Это было уже не тотальное отрицание, а адекватные вопросы, с которыми можно было работать.
— Будь у меня полная сила, я бы и на машине не стал раскатывать, верно? Или существовать внутри этой смертной оболочки. А знай ты про свой настоящий Дар, давно бы сорвал с рук те браслеты-блокираторы и уже был бы дома.

   Снова покосился на меня, но в этот раз ничего не сказал. Впрочем, убедить его за счёт появления Сандала, я и не планировал. Думаю, здесь есть Одарённые, которые способны делать что-то подобное. Раз от проникновения подобных сущностей защищались, значит угроза считалась реальной. Ульрих легко мог предположить, что я создал ястреба за счёт своего Дара.
А вот его собственные возможности — совсем иное дело. Но пробуждением Дара троллей я собирался заняться ближе к утру. На ночь, Свенсон требовался мне в качестве водителя, тогда как после процедуры он какое-то время будет неработоспособен.
Где-то вдалеке промчались завывающие пожарные машины, а мы добрались до следующей точки маршрута. Ресторан, который тоже принадлежал роду фон Корфов. На фоне завода мелочь, но путь всё равно пролегал мимо, так почему не притормозить?
Заведение только закрывалось и внутри был персонал, поэтому банально спалить его не вышло. Да и над рестораном располагалось ещё четыре этажа с квартирами. Что в любом случае исключало поджог.
Будь это нечто известное и популярное среди патрициев, я бы придумал вариант, бьющий по репутации. Но целью был обычный ресторан средней руки, куда люди приходят, чтобы банально поесть. Поэтому Сандал подождал, пока работники покинут помещение, после чего испортил всё оборудование на кухне, посуду и мебель. Всё придётся покупать и устанавливать заново. По сути, нужно будет потратить сумму сопоставимую с той, что владельцы выложили на старте.
Следом мы устремились ко второму заводу, где всё повторилось. Тут охрана была уже настороже, а прямо в процессе, прибыло подкрепление из двух десятков Одарённых, которые расположились по периметру. Все они здорово удивились, когда цеха предприятия полыхнули пламенем, как хорошо просмоленный факел. Прибывшее усиление фон Корфам не помогло.
Новой целью стали склады, расположенные около железнодорожной станции. Там хранились выпускаемые на заводах консервы, которые потом расходились по всей европейской части империи. А рядом, в депо стояли локомотивы, что принадлежали железнодорожной компании фон Корфов. Можно было ударить сразу по двум чувствительным компонентам.
Всё время, пока мы перемещались по городу, я держал в голове образ той чёрной птицы, которую поймал Сандал. Её хозяин где-то в Мурманске. Уверен, он продолжал за мной следить. И скорее всего здорово недоумевал от происходящего. Хотя вряд ли знал о деталях — ястреб постоянно оглядывался в поисках любых подозрительных объектов и ничего не зафиксировал.
Ситуация изменилась, когда мы свернули в сторону от крупных улиц и поехали мимо одного из городских кладбищ, срезая путь. В какой-то момент Сандал яростно заклекотал и показал мне странную картинку — внизу в темноте, ворочалось что-то большое и белое.
Через секунду поперёк дороги рухнули сразу два дерева и Ульрих ударил по тормозам.
— Засада!
Крикнув, швед сразу же попытался сдать назад, но там тоже упало дерево. А потом показался и противник — десяток человекоподобных фигур с горящими зелёным глазами.
Скандинав присмотрелся к приближающимся бойцам и повернул ко мне изумлённое лицо. Показал на них пальцем.
— Там… Это же мёртвые!
Из кармана неожиданно донёсся тоненький голос Мьёльнира.
— Сс-с-слабак!
Скандинав ошарашенно моргнул, а я невозмутимо кивнул ему.
— Мёртвые. Ты лучше прикройся невидимостью и жди где-то в стороне. Под их удары не суйся.
Не дожидаясь ответа, выбрался наружу и набросил на себя кольчугу. Потянул из ножен клинок. И только потом обратил внимание на мысленные вопли Сандала, который пытался заставить меня присмотреться к картинке, что он транслировал. Правда сделать я этого уже не успел.
Причина, надо сказать, была крайне уважительной — зачем использовать зрение спутника, если можно увидеть всё своими глазами? Уверен шумно поднимающуюся в воздух крылатую громадину, по чьей туше пробегали зелёные полосы, было видно издалека. А мне и вовсе досталось место в партере. Всего в полусотне метров от гигантского костяного дракона.
* * *
Возглавлять дежурную смену Третьего отделения — на первый взгляд, задача ответственная. Но если речь об управлении по Мурманской области, а смена ночная, то всё менялось. Скука, сонливость и желание поскорее увидеть рассвет — именно эти чувства превалировали у капитана Коротеева, который пил уже третью чашку кофе за эту ночь, но всё равно дико хотел спать.
От соблазна прилечь на диван и отключиться, что было строго запрещено инструкцией, удерживало только наличие собеседника — поручика Лягдова, что сегодня побывал на приёме у графа Неллидова и как раз о нём рассказывал.
— А Волконская, это вовсе загляденье. Ты не представляешь, капитан. Изысканная вся, платье шикарное, лицо такое милое-милое. Эх! Повезёт же кому-то!
Коротеев, который уже чуть клевал носом, при упоминании княжеской фамилии встрепенулся.
— Повезёт? С чем?
Собеседник возмущённо хмыкнул.
— Как это с чем? Ты представь, каково это, спать с такой красоткой? Днём одна из высших дворянок империи, а ночью ты видишь, как кривится её лицо от удовольствия. Или как она ротиком…
Капитан поморщился и взмахнул рукой, прерывая Лягдова.
— Оставь свои фантазии при себе. Вот потому ты и поручик, а я уже капитан. Хотя выпустились мы в один год.
Его собеседник обиженно замолк, а вот глава дежурной смены наморщил лоб, что-то вспоминая.
— Волконские… Точно, они же для тренировок в Пробоях прибыли. Ими ещё из департамента особых дел интересовались. Запрос прислали. Правда такой, что ничего не понятно.
На лице поручика появилась заинтересованность и Коротеев полез в ящик, выудив оттуда бумагу. Протянул офицеру.
— Сам глянь. Твоего уровня допуска хватит.
Тот жадно схватил тонкую папку с бумагами и распахнул. Потом поднял удивлённый взгляд на капитана.
— Тут же всё вымарано. Вообще ничего нет.
Коротеев качнул головой и приподнявшись, перегнулся через стол. Глянул на лист, где каждая строчка текста была щедро замазана чёрной краской.
— Ну почему же ничего? Вот смотри, слово «подозревамый» оставили. И вон там есть слово «проследить». А ещё десятка три предлогов. По недосмотру, думаю.
Лягдов хотел задать ещё один вопрос, но тут на столе старшего дежурного офицера полыхнуло красным. На краю стояло что-то вроде подставки, в которой покоилось двадцать два камня. Крайний слева сейчас светился ярко-алым.
Капитан сумрачно вздохнул.
— Один рубин. Давай-ка дуй к мобильной группе, поручик. Как локализуют поедешь с ними.
Не успел он договорить, как один за другим загорелись ещё два рубина. Брови офицера устремились вверх, а когда рядом с ними засветился изумруд, он и вовсе побелел.
Ещё секунду Коротеев смотрел на камни — как будто ожидал, что вот-вот увидит свечение ещё одного из них. Или надеялся, что погаснут уже загоревшиеся. Потом схватился за трубку телефона и вдавил всего одну кнопку на его корпусе.
— Ракитов? Что? Да плевать, Ракитов! Заткнись и слушай! У нас три алых, плюс зелёный. Как старший дежурной смены объявляю тревогу. Звони в гарнизон, пусть поднимают авиацию и выдвигают танки с пехотой.
На секунду замолчал, прислушиваясь. Потом рявкнул.
— Я трезв! И это не шутка! Звони дежурному гарнизона, потом на флот! Всех, к бесу, в ружьё! Три алых и зелёный, Ракитов! Промедлишь, я тебя сам хлопну, прежде чем меня арестуют.
Вдавив пальцами пластинку сбрасывания звонка, отпустил её и прислушался к гудку в трубке. Как и  положено по инструкции набрал номер из пяти цифр.
— Ваше Высокоблагородие, у нас три алых и зелёный. Прошу вас прибыть в управление. Немедленно. Да, я трезв и в здравой памяти. Три алых и зелёный, Ваше Высокоблагородие. Подтверждаю.
Снова положив трубку, упёр взгляд в Лягдова, который ошемлённо наблюдал за происходящим.
— А ты чего расселся? К мобильной группе, быстро! Уже локализовали всё наверняка. Как доберетёсь, доложишь, что там. Пошёл, поручик! Вперёд! Не вздумай сдохнуть до того, как доложишь!
Тот выскочил за дверь, а капитан снова поднял трубку, собираясь звонить дальше. На секунду замерев, покачал головой.
— Ну почему именно в мою смену?

***  

===

Глава XV

Костяной дракон. И собранные из скелетов воины, которые сжимали в руках клинки. Передо мной только десяток, но Сандал показал ещё добрых полсотни, что двигались по кладбищу. А где-то позади них копошились и другие фигурки. То ли классические костяные псы, то ли какой-то более интересный вариант.
Громадная махина развернулась в воздухе, нависая надо мной. Я же полностью освободил «искру» от полога и влил побольше силы в кольчугу.
Странным был не сам факт атаки. А то, как она была организована и какие ресурсы для этого использовались. Внутри каждого из костяных солдат, что шагали ко мне, была чья-то душа. Заключённая внутрь конструкции из скелета и движимая одной целью — прикончить меня.
Колоссальная туша дракона и вовсе служила вместилищем для целого десятка душ. В качестве главной выступала одна, тогда как все остальные, по кусочкам сгорали, давая созданию силу для перемещения.
Даже если отбросить в сторону вопрос о том, откуда неизвестный взял души смертных и как научился с ними обращаться, оставался момент времени. Чтобы подготовить подобное, да ещё так, чтобы никто не заметил, нужно повозиться. Даже кому-то из свиты Плутона потребовалась бы, как минимум пара часов. Значит противник всё просчитал. Предугадал план моих действий и подготовил засаду. Какой хитроумный сатир. Откуда он только такой взялся?
Костяная туша над головой взревела и выплюнула струю зелёного пламени. Я же рывком сместился в сторону, уходя из под удара. Частично меня впрочем, всё равно зацепило — кольчуга сразу просела, требуя новой порции силы.
Сандал устремился было к дракону, но когда ястреб приблизился, кости окутались всё тем же зелёным огнём, который отшвырнул его в сторону. Интересная техника защиты. Как будто я и правда сражался с тварью, созданной кем-то из последователей Плутона.
Достав Мьёльнир, влил в него божественной мощи и придал облик каменного дротика. Следом запустил в сторону приближающихся костяков. Черепа двоих из них он благополучно пробил. Но уже на третьем потянул из меня дополнительную порцию мощи. Не знаю, что за некромант занимался этими конструктами, но постарался он на славу.
Бросившись вперёд, снёс голову одному из них и сразу же уложил второго. Перехватил рукой возвращающийся Мьёльнир, который уничтожил ещё пару целей и вернулся назад.
Ещё несколько ударов клинком и я снова отпрыгнул от струи зелёного пламени. Что интересно, двух уцелевших конструктов она никак не повредила. Скорее наоборот, придала им сил.
Воздух наполнился ошмётками человеческих душ, которые попросту развеивались вокруг. К ним добавлялись остатки их сил и Даров, которые уже устремлялись ко мне.
Поглоти Бездна этого криворукого некроманта! Я ошибался — на кого-то из свиты Плутона он похож вовсе не был. Сработал настолько грубо, что изувеченные души смертных разлетались в клочья сразу после уничтожения конструктов. Противник лишил их посмертия — худший проступок из всех возможных. Когда я столкнусь с ним лицом к лицу, обязательно это припомню.
Пока же я направил вниз Сандала, который упорно пытался пробиться к туше костяного дракона. Наверху у него всё равно ничего не получалось, пусть лучше поможет здесь.
Разъярённый ястреб снёс голову обоим уцелевшим конструктам. Те тоже мерцали языками зелёного пламени, которые возникли сразу после приближения моего спутника. Но в отличие от дракона, остановить его у них не вышло.
Закончив с этой парочкой, помчался навстречу новой группе, что уже выбиралась с кладбища. А я лихорадочно подбирал вариант оттиска, который поможет справиться с костяными драконом. Не дело это — удирать из под ударов противника, как будто ты какой-то детёныш тролля, а не Меркурий.
Скандинав, к слову, оставался поблизости. Накрыл себя пологом невидимости и засел с другой стороны дороги, наблюдая за происходящим.
С костяными конструктами, мне приходилось сталкиваться не так часто. Был один такой случай в Египте, где Ра запихнул душу собственного сына в громадного костяного голема. С ним пришлось немного повозиться — Марс был занят, а мы с Юноной не смогли справиться сразу.
Здесь всё было гораздо проще — внутри костяного дракона были лишь души смертных. Но и мощи моей «искры» не хватало на те печати, что могли бы пригодиться.
Я вскрыл зелёную пастилку, прижав её к браслету. Каждый погибший конструкт награждал меня новой порцией мощи, но и Сандал тянул её сейчас столько, что дополнительная энергия точно не будет лишней.
Ещё один удар огнём. На этот раз куда более масштабный — летающая тварь прошлась вдоль дороги, зацепив деревья и автомобиль. Первые разом превратились в труху, а машина стала грудой ржавого железа.
Убраться из зоны поражений не вышло, но кольчуга выстояла, пусть и серьёзно просела. Я же потянулся к душам, что были заключены внутри костяного дракона. С мелочью Сандал разберётся сам. А вот этого гигантского монстра предстояло уничтожить мне.
Отголоски эманаций душ, что находились внутри дракона, я чувствовал неплохо. Но вот сделать с ними что-то не получалось. Тот, кто сейчас использовался в качестве мозга этой громадной туши, раньше явно был сильным Одарённым. И цепко держался за доставшийся ему ресурс.
Костяная махина вывернула шею и снова выплюнула столб пламени. Угодив прямо в Сандала, который с диким клёкотом разрывал позвоночник громадному псу, собранному из человеческих останков.
Ястреб кувыркнулся и рухнул вниз. Я же влил божественной мощи в канал, что нас связывал, а потом ею же напитал всё своё тело. И взмыл вверх.
Прыжок получился не слишком удачным. В левой ноге что-то лопнуло, а правая в момент толчка от земли, вовсе сломалась. К моменту, когда я приземлился на крыло костяной твари, повреждения уже были залечены. Но вот ощущение боли, которое нещадно кололо мозг, осталось.
Сандал уже убрался из под атаки, но он сейчас тоже залечивал раны — энергоструктура ястреба зияла рваными прорехами. Вот какого циклопа, эти мерзопакостные создания постоянно пытались добраться до моего спутника?
Я обрушил напитанный силой клинок на сочленение крыла. Сросшаяся костяная броня поддалась сразу — она была куда слабее, чем у Слуги с которым пришлось схватить в порту.
Вокруг стояло жутчайшее гнилостное амбре, а воздух был наполнен стенаниям душ, что сейчас медленно сгорали ради того, чтобы костяной дракон двигался. Я же раз за разом обрушивал меч вниз, рассекая место стыка крыла и туши. Да, эта тварь держалась в воздухе совсем не за счёт физических свойств тела. Но если она потеряет крыло, то управляемость конструкцией точно упадёт.
Противник устремился ввысь, заставив меня перепрыгнуть на его тушу и схватиться за торчащую оттуда кость. Потом вовсе сделал оборот вокруг своей оси. Вниз полетел выпавший из кармана дарфон, но сам я, благополучно удержался. Как только монстр вернулся в прежнее положение, достал из кармана Мьёльнира.
— Рви его каналы. Только в призрачном состоянии.
В голове сразу же раздался тихий писк «Сс-с-сделаю», а я вогнал в тушу клинок. Сразу же выдернув оружие из раны, воткнул в неё живой камень, который принял форму небольшого плоского блинчика.
Вокруг бушевало призрачное зелёное пламя, которое раньше отталкивало Сандала, теперь пыталось сбросить меня. Не совсем удачно, правда — весовая категория всё же была совсем иной.
Сделав несколько быстрых шагов по направлению к голове дракона, схватился ещё за одну торчащую из корпуса кость. Монстр мчался куда-то вперёд, постепенно набирая скорость. Я же закричал.
— Сдайся и я дарую тебе посмертие! Вечную жизнь, что у тебя почти забрали!
Тот меня точно услышал — взревел и попытался повернуть голову так, чтобы можно было ударить огнём. По понятным причинам не вышло, но посыл был ясен — сдаваться душа Одарённого не желала.
Мьёльнир щедро зачерпнул силы и проделал дыру внутри его туши. Бил по энергетическим каналам, нарушая работу внутренних систем конструкта. Я же вонзил клинок в полыхающую зелёным расщелину между двумя кусками костяной брони.
Крылатая тварь быстро набирала скорость, уже оказавшись над жилыми кварталами. Когда напитанная силой сталь, почти по самую рукоять, вошла в плоть, дракон дико взревел и сделал ещё один переворот вокруг своей оси.
Краем глаза я заметил уносящуюся вниз россыпь гнилостно-зелёных капель, а кость, за которую я держался левой рукой, хрустнула. Но тем не менее не сломалась, позволив мне остаться на месте.
Чуть вытащив меч, налёг на него, используя, как рычаг. Мьёльнир носился внутри туши дракона из стороны в сторону, делая всё возможное. Но этого было мало. Придётся решать вопрос иным способом.
Костяная броня с хрустом поддалась и открылся вид на пульсирующую плоть. Классический приём — на скорую руку выращенный материал, который способен удержать внутри себя силу. Каналы, которые сейчас разрушает живой камень, это базис энергетического каркаса. Без них дракон станет намного слабее и не таким опасным. Но все его внутренности, это по сути, громадный проводник энергии.
Выдохнув, я опустил вниз левую ладонь, с силой надавив на мясо. Пользоваться этим методом откровенно говоря, не хотелось. Слишком уж неприятные с ним были связаны воспоминания. Но иного выхода я не видел — другими способами убивать монстра можно было долго и нудно. За это время он разнесёт солидную часть города и привлечёт слишком много внимания.
Хотя, он уже это сделал — судя по поблескивающим вдалеке сгусткам силы, к нам приближались, прикрытые артефактами, самолёты.
Ну же! Что за некромант это делал, сожри его Кронос? Почему плоть конструкта настолько плохо проводит силу?
Контакт состоялся только через несколько секунд, когда я дотянулся до одного из энергетических каналов дракона. Разум сразу же захлестнула жутчайшая боль — сейчас я воспринимал души всех смертных, что были заперты внутри. Включая и того, что был капитаном этого воздушного корабля.
Бывший Одарённый тоже меня почувствовал. И ему это не понравилось. Дракон яростно взревел и выпустил вниз поток зелёного огня, спалив ради этого половину одной из душ, что были оставлены в качестве топлива. Потом попытался сделать очередной переворот, надеясь меня сбросить. Но не смог — на этот раз я его остановил. После чего принялся разворачивать назад к кладбищу. Кости смертных должны быть в могилах, а их души в царстве мёртвых. Таков порядок. Я не был способен восстановить его повсюду, но собирался сделать это в данном конкретном случае.
Человеческая душа, что управляла драконом, забилась от ярости и попыталась перехватить контроль обратно. Он надавил всем, что у него было — злостью, жаждой мести, желанием жить, болью от своих потерь. Удар получился мощным. Судя по потоку эманаций и воспоминаний, что тот вываливал на меня, Одарённого подставили под удар и убили. Да не одного, а вместе с кем-то из родных. А потом засунули в это тело, пообещав месть и жизнь, в случае успеха.
Солгали само собой. Но объяснять это было бесполезно — сейчас он не был способен воспринимать слова.
На короткий момент, ему даже показалось, что всё вышло и он победил. Но в следующее мгновение я открыл чертоги своей собственной памяти. Один из побочных эффектов вечной жизни — постепенная потеря эмоциональной нагрузки. Ну в самом деле, как радоваться очередной юной деве или крупной победе, если в твоей постели побывали десятки тысяч подобных дев, да и верх над противником ты одерживал множество раз.
Чтобы не превратиться в иссушенных и безэмоциональных конструктов, мы использовали крайне простой способ — каждые сто лет запечатывали память. Нет, не так, чтобы она была полностью недоступна. При желании, к этим воспоминаниям можно было обратиться и сразу же найти нужный тебе факт. Но при этом, каждый момент из них оставался блеклым и серым. Ты помнил, как провернул аферу века, но это воспринималось отстранённо. Как будто это и не ты был вовсе, а кто-то ещё. Тогда как текущие достижения, это уже всё дело именно твоих рук.
В подобных хранилищах была масса всего. Победы и поражения, любовь и предательство, успехи и провалы. Плюс, у меня была ещё и память сотен аватаров, под чьими личинами я появлялся среди смертных.
Всё это, прямо сейчас вывалилось на сознание Одарённого, что пытался вернуть контроль над драконом. Его буквально зашвырнуло в дальний угол энергоструктуры конструкта, где тот сжался в комок, скуля от ужаса.
Я уверенно развернул дракона назад. И преодолев океан эмоций, в котором утопало сознание, отдал приказ Сандалу.
Мьёльнир был намного ближе. Живой камень уже находился внутри туши костяной твари. Но мой новый спутник лишь начал обучаться искусству перехода в призрачное состояние. Боюсь, рвать чужие души, ему ещё рано. А вот ястреб находился в подобном облике постоянно.
Пока оклемавшийся Сандал мчался навстречу, я попытался ещё раз предложить Одарённому сдаться. Он был смертным, который угодил в ловушку и примкнул к врагу не по своей воле. Да и его стремление биться до конца ради свершения своей мести, тоже было достойно уважения. Я бы сказал, что он сражался, как настоящий римлянин, не будь мы так далеко от Вечного города.
Он меня не послушал. Услышал — да, но воспринимать слова не захотел. Вместо этого отчаянно пытался пробиться к остальным душам. С вполне прозаичной целью — спалить их все и получить достаточно энергии, чтобы вернуть контроль над костяным монстром.
Не успел. Та стена призрачного зелёного пламени, которая раньше останавливала Сандала, больше не работала. Души смертных, что до этого служили источником её питания, теперь были недоступны. Так что ястреб без всяких проблем ворвался внутрь конструкта. А потом и нашёл того, кто им раньше управлял.
Поединок был недолгим. Если быть до конца честным, его и вовсе не должно было случиться. Что такое одна смертная душа, когда против неё выступает воля одного из богов? Пусть и представленная всего лишь спутником. Но я потерял почти все свои силы, так что ястребу пришлось потратить не меньше десятка секунд, чтобы полностью разорвать противника.
Вот и всё. Энергетическая структура костяного дракона стремительно разрушалась, я а пытался удержать контроль, направляя его вниз.
Сандал вырвался за пределы громадной туши, а я почувствовал, как меня окатило волной силы. Не знаю кем был тот Одарённый при жизни и какого ранга достиг, но после него остался такой объём энергии, что меня аж перетряхнуло. Хорошо, что хотя бы удержался на драконе, а не соскользнул вниз. Кольчуга, конечно выдержит, но потом пришлось бы возвращаться к кладбищу пешком и тратить время. А там ведь ещё потомок тролля, который может и не дождаться.
Пользуясь моментом, запечатал обратно все хранилища воспоминаний. Последний раз, когда я их использовал, сделать этого сразу не вышло. Тогда я потерял контроль над самим собой и очнулся в Вавилоне, где меня отыскали остальные. Пока Марс, Диана и Нептун держали меня в тисках, Юпитер пытался пробиться к сознанию и напомнить, почему не стоит вскрывать тайники памяти, если не уверен, что потом сможешь их закрыть.
То была другая сторона процесса — вместо того, чтобы стать сухой тенью, не испытывающей эмоций, я превратился в их бушующий источник. За три дня успел натворить столько, что разгребать потом пришлось лет двадцать. А вавилонское подполье, мечтающее о том, что их город станет центром вселенной, вовсе существовало ещё почти полтора века, пока торговые пути не изменились окончательно, что привело к массовому исходу горожан.
Поэтому, успешно справившись со своей собственной памятью, я испытал некоторое облегчение. После чего развернул дракона так, чтобы он летел прямо над дорогой и направил его вниз. Энергетическая структура монстра, практически полностью развалилась. Ещё чуть и он станет полностью неуправляем.
Только в момент, когда дракон уже соприкоснулся с асфальтом, я понял, что здесь появились новые действующие лица. Несколько бронированных автомобилей, вроде того «Витязя», что я видел у военных. И группа экипированных людей, которые расстреливали наступающих на них конструктов.
Один из них, в отличие от всех остальных, вооружённый крупнокалиберной артефакторной винтовкой, вскинул оружие, целясь в меня. Но Сандал, уже получивший свою порцию силы, немедленно вырвал её у того из рук, переведя в призрачное состояние.
Разбежаться с дороги они не успевали — туша костяного дракона уже неслась на них, безжалостно давя дорожное покрытие. А смертные с ужасом пялились на меня, видимо считая, что раз кто-то стоит на хребте этой твари, то он ею и командует.
Пропахав длинную борозду в добрую сотню метров, монстр наконец остановился. Его вывернутая под углом голова, затормозила почти вплотную к бронированным машинам, на которых прибыли смертные. Ещё бы чуть и соприкоснулась с первой из них.
Я глянул на целящихся в меня людей, прикидывая, как им лучше объяснить ситуацию. Один из них, сделал пару шагов вперёд и чуть подрагивающим голосом представился.
— Поручик Лягдов, Третье отделение, Собственной Его Императорского Величества канцелярии.
Сбившись, секунду помолчал и с просительными нотками в голосе добавил.
— Давайте вы оттуда слезете и сдадитесь, а? Всем же лучше будет.
Смотря на него, я подбирал слова для ответа. А потом внутри взревел Дар, что достался мне от уничтоженной души Одарённого. Теперь я отлично понимал, почему он стал идеальным кандидатом для управления костяным конструктом.

***  

===

Глава XVI

Дар, который достался мне от уничтоженной души Одарённого был из разряда тех, что подошли бы кому-то из свиты Плутона. Управление мёртвой плотью. Тем, что когда-то дышало, а потом стало кучкой бездыханных останков.
Я не был готов к тому, что он проявится вот таким образом — став частью меня и заработав в полную силу. Само собой, божество способно использовать любой Дар — в конце концов, именно мы выдавали их в качестве награды своим последователям. Но сейчас я был слаб, а обретённая способность вовсю бушевала внутри, желая, чтобы её немедленно пустили в дело.
Кости на кладбище, останки мелких животных в соседних лесах, пара трупов, закопанных около ограды — я отлично чувствовал всех мертвецов. Единственное, что воспринималось абсолютно чужеродно — туша костяного дракона, на которой я сейчас стоял да разбросанные костяки конструктов. Они ощущались, как нечто мерзкое и ужасающе воняющее.
Поэтому, как только Мьёльнир тихо выбрался из туши поверженной твари и прилепился к моему ботинку, я с радостью спрыгнул вниз. Несколько бойцов, вооружёных автоматами, отшатнулись назад, но вот поручик остался на месте. Было взялся за наручники, которые висели у него на поясе, но глянув на мой меч, клинок которого светился от избытка силы, быстро передумал.
— Вы же вытащили оружие из тела дракона, правильно? Вы с ним сражались?
В голосе сквозила откровенная надежда на то, что я не окажусь хозяином костяной твари и офицеру не придётся геройски умирать на третьестепенной городской дороге. Где-то наверху заклекотал подлетевший Сандал, а я кивнул.
— Мы проезжали мимо кладбища, когда на дороге появились эти создания и пришлось вступить в бой.
Кто-то из стоявших у него за спиной солдат, с облегчением выдохнул. Да и лицо самого поручика сразу повеселело — он даже позволил себе усмехнуться. А в следующий момент обернулся к своему сопровождению.
— Все, кроме Григорьева — поддержать огнём коллег. Нечего тут уши греть! Зачищайте кладбище.
Снова раздался негодующий клёкот Сандала. Ястреб мысленно намекнул, что от конструктов, так то почти ничего не осталось. И это, вообще-то его заслуга.
Глянув в сторону кладбища, я оценил ситуацию, стараясь отвлечься от назойливого гудения Дара, чья сила так и норовила вырваться на свободу. Спутник был прав — сейчас между деревьями двигалось лишь семь конструктов, два из которых уже вышли в зону поражения и их активно поливали свинцом. Стоило признать — в плане эффективности, огнестрельное оружие значительно уступало когтям и клюву ястреба. Несмотря на множество попаданий, оба костяка всё ещё двигались и пытались добраться до противника.
— Извольте представиться. Мне нужно доложить начальству.
Я вернул внимание на Лягдова, который убрал револьвер в кобуру и теперь держал в руке дарфон. Вспомнив о своём, отправил за ним Сандала — аппарат был включен, так что его было несложно найти. По крайней мере ястребу — божественные спутники тоже могли подсвечивать пространство при помощи силы.
— Василий Афеев. Глава рода Афеевых.
Тот на момент задумался. Потом встрепенулся.
— Подождите-ка. Тот Афеев, что приехал с Волконской? И которому объявили войну фон Корфы?
Не дожидаясь моего ответа, повернул голову в сторону кладбища, где гремели выстрелы и шокировано цокнув языком, добавил.
— Так это что получается, фон Корфы продались «чёрным»?
Судя по ошарашенному тону офицера, «продаться чёрным», было отнюдь не рядовым проступком. А ещё я точно где-то слышал это слово. Только вот где? Точно! Сразу после освобождения Леры и остальных послушниц, которые на тот момент ими ещё не были. Кристина предположила, что Афеева могли поднять те самые «чёрные» и он может оказаться ожившим мертвецом.
Раз об этом знала девчонка из трущоб, то уж дворянин и подавно должен быть в курсе. Уточнять у поручика, кого он имеет в виду, явно не стоило.
А вот постановка вопроса была интересной. Самой простой версией было бы прямое участие рода фон Корфов, но как по мне — использовать целый род для такой элементарной подставы, это слишком. Скорее уж неизвестный противник, который видимо как раз и относился к тем самым «чёрным», ловко воспользовался ситуацией. Либо каким-то образом спровоцировал род на объявление войны.
Куда больше меня волновал тот факт, что я не заметил его, когда началась атака. Божественная сила подсветила всю округу, но ни одного Одарённого там не оказалось. Кто тогда дал сигнал о нападении? Или он завязал командование на ту же душу, что управляла драконом?
Поручик глянул на дарфон в своей руке и клацнув по экрану, задал мне ещё один вопрос.
— Извините, но… Как вы их одолели? Мне нужно будет что-то сообщить старшему офицеру.
Взгляд смертного метался от напитанного силой клинка к браслету Защитника и обратно. Я же с усмешкой пожал плечами.
— Родовые техники.
Тот даже не попытался сделать вид, что поверил — скорчил гримасу, которая явно означала «не хотите, так не рассказывайте» и отошёл в сторону, что-то забубнив в дарфон. А я ощутил в кармане тяжесть своего устройства, которое только что принёс ястреб.
Боец, которому поручик приказал оставаться поблизости, покосился на своего командира и осторожно придвинулся чуть ближе.
— Ваше Благородие, я извиняюсь, но раз всё решилось, можете вернуть винтовку?
Я перевёл на него взгляд и тот печально добавил.
— Подотчётное оружие. С меня три шкуры сдерут, а потом ещё выплачивать заставят.
Смертный целился в меня. Но с какой стороны ни посмотри, обвинить его в этом было сложно. Поэтому я приказал Сандалу спуститься ко мне вместе с винтовкой, а потом вытянул руку в сторону и тот материализовал оружие прямо в моих пальцах.
Когда я перебросил ружьё Григорьеву, мужчина радостно ухмыльнулся и сжав его обеими руками, отступил назад. Даже неглубокий поклон отвесил.
— Спасибо, Ваше Благородие. Вы не серчайте, что я в вас целил то. Служба у нас такая.
Ответить я не успел — к нам вернулся поручик, только что закончивший разговор. Половину я пропустил, из-за того что ястреб возвращал мне трофей. А судя по тому, что слышал, ему была дана команда ждать. Тем более, угроза миновала — последнего из оставшихся костяных конструктов прямо сейчас азартно рубили клинками. Предварительно правда, подорвали гранатой, лишив обеих ног. Но это уже детали. Хотя, теперь я понимал, почему смертные так удивились, поняв, что я совладал с драконом. Они и с обычными то костяками, едва разбирались.
Офицер посмотрел в ночное небо, где гудели самолёты и вздохнув, уткнулся взглядом в меня.
— Приказано дождаться специалистов и властей. Участие в деле «чёрных» очевидно. А вы главный свидетель.
Тон был скорее просящим, чем указывающим. Конфликтовать с тем, кто только что уничтожил гигантского костяного дракона, смертному однозначно не хотелось. Но и проигнорировать прямой приказ сверху он тоже не мог.
Сандал внезапно опустился на моё плечо и склонив голову чуть набок, предложил.
— А давай я им всем тоже головы оторр-р-рву?
Ты погляди. Получил ещё порцию силы после победы над душой Одарённого и заговорил, считай полноценным фразами. Правда, проблемы с буквой «р» так никуда и не исчезли.
Уловив ход моих мыслей, ястреб возмущённо клекотнул.
— Ну смотрр-р-ри! Я прр-р-редлагал.
А потом и вовсе поднялся в небо, рванув по направлению к самолётам. Я послал ему вдогонку строгий запрет трогать летающие конструкции и посмотрел на Лягдова.
— У меня вообще-то война.
Тот растерянно моргнул.
— Какая война? А-а-а, с фон Корфами. Так это…
Почесав затылок, оглянулся по сторонам. Сделав шаг ко мне, понизил голос до громкого шёпота.
— Вы же теперь свидетелем будете по делу о нападении «чёрных». Фон Корфы дельцы, а не идиоты. Так подставляться не станут. Я сначала было подумал, что они сами и замешаны. Но… Где «чёрные» и где фон Корфы?
Момент помолчал, смотря на кладбище. Потом снова повернулся ко мне.
— Да и вообще, кто захочет связываться с человеком, который способен убить такое чудовище? Не знаю, как у вас там в столице, а у нас лет десять, как ничего похожего не было.
Не сказать, что меня можно было назвать человеком, но логику смертного я понимал. А ещё он выдал два интересных момента. Назвал фон Корфов дельцами, фактически прямым языком обозначив причину конфликта и озвучил период затишья от активности «чёрных».
Последнее особенно привлекало внимание. С точки зрения самого поручика, десять лет без происшествий, долгий срок. Но вот для меня это было коротким перерывом. К тому же он не имел в виду полного затишья. Скорее указывал на отсутствие монстров подобного масштаба.
В воздухе внезапно что-то засверкало и я удивлённо поднял голову. Поручик и стоящий в стороне боец тоже посмотрели наверх.
Сначала я подумал, что один из кружащих над нами самолётов, каким-то образом обнаружил Сандала и открыл по нему огонь. Но ястреб сразу же передал мне картинку — стреляли вовсе не по нему.
Истребитель, что явился в качестве воздушной поддержки, долбил очередями по другому самолёту, который сейчас стремительно набирал высоту. Неизвестный аппарат был прикрыт артефактами, которые должны были защитить его от чужих взглядов, а заодно заглушить звук двигателей. Но один из пилотов каким-то образом его обнаружил. И теперь горел желание покарать нарушителя.
В голове мелькнула мысль, что было бы неплохо выяснить, что за третья сторона интересовалась происходящим. А через мгновение ястреб зачерпнул столько силы, что я пошатнулся на месте.
По воздуху прокатился звон, напоминающий лопнувшую струну. А потом наверху что-то ярко полыхнуло и до ушей донёсся звук взрыва.
Пока все удивлённо пялились в небо, я поднял с асфальта Мьёльнира, положив его в карман. В целом, его можно было скрывать не так тщательно, как Сандала — я мог придумать массу обоснований для использования камня в качестве оружия. Но если имелась возможность сохранить факт его существования в секрете, почему бы ею не воспользоваться?
Выпрямившись, влил в нить божественной силы и поинтересовался у Сандала, за каким циклопом он решил сбить чужой самолёт? Ястреб невозмутимо ответил, что я сам хотел узнать, кто именно за нами следит. А потом передал мысль о том, что до момента взрыва успел захватить некоторые трофеи.
Спустя пару мгновений, он спустился вниз и наглядно продемонстрировал свою добычу. Два перстня, что-то вроде большой записной книжки и бумажник.
Горящий самолёт рухнул где-то за кладбищем, а поручик ошарашенно вздохнул.
— Что ж творится то такое? На кой ляд они его сбили? Ладно, если шведским окажется. А вдруг кого из знати? Или…
Осёкшись, с лёгким испугом покосился на меня и отошёл в сторону. Видимо такие мысли, офицерам Третьего отделения вслух озвучивать не полагалось. Тем более при посторонних.
Я же достал свой дарфон, собираясь позвонить Бельскому. Но не успел — адвокат набрал сам. Подняв трубку, услышал яростный голос.
— Афеев, какого беса? Что у тебя там творится?
Поморщившись, я огляделся по сторонам.
— В порядке всё. Был небольшой инцидент, но всё уже решилось.
В стороне показался скандинав, который наконец решил выбраться из своего укрытия и я махнул рукой Григорьеву, давая понять, что это свой. А ухо уловило тихий и наполненный самыми разными эмоциями, голос юриста.
— Решилось? Мне недавно из центрального аппарата Третьего отделения звонили. Сказали, мой клиент оказался в эпицентре ритуала Чернокровых, в Мурманске едва ли не военное положение, а корабельная артиллерия готовится поддержать гарнизон огнём.
На момент замолчав, уточнил.
— Знаешь, что случилось потом?
Самым очевидным ответом стала бы фраза про звонок мне, но Бельский явно имел в виду нечто иное. И кажется, я понял, что именно.
— Перезвонили и сказали, что проблема решена?
Собеседник тяжело вздохнул.
— Почти. Прислали сообщение. Мол, некий Василий Афеев уже закрыл вопрос. А потом поинтересовались, что это за хрен с горы, нарисовался у них в Мурманске и какого ляда там происходит.
Сделав секундную паузу, добавил.
— У меня есть пара более или менее надёжных коллег в городе. Сейчас попробую кого-то из них разбудить. Не вздумай выкинуть какой-то из своих фокусов. Очаг активности Чернокровых, это тебе не дуэль и не война родов. Сбежишь от Третьего отделения и на поиски бросят всё, что есть под рукой. Ещё и подозреваемым сделают. Потом не отмоешься.
Я заверил, что не собираюсь бежать и тот отключился, попросив ждать. О сумме за услуги своего коллеги, даже не упомянул, а судя по лексике, которая прорывалась у обычно сдержанного адвоката, ситуацию он и впрямь считал серьёзной.
Дальше события разворачивались весьма стремительно. Сначала к нам прибыла целая колонна танков — тридцать две боевые машины, которых сопровождало больше двухсот хорошо вооружённых пехотинцев. Лягдов безусловно сообщил, что костяных конструктов больше не наблюдается, но наверху решили перестраховаться. То ли его непосредственное руководство, то ли армейское начальство.
Следом к этому участку дороги примчались следователи и шеф Третьего отделения по Мурманской области. Сразу после него приехал глава полиции, а потом и вице-губернатор. Последним, как это ни странно, заявился какой-то генерал. Этот, сходу развил бурную деятельность, щедро раздавая приказы солдатам и выстраивая линии обороны. От кого именно он собрался защищаться, было не совсем понятно — с моей точки зрения его действия не несли никакого смысла.
Впрочем, подтекст стал понятен спустя четверть часа, когда в районе происшествия появились первые журналисты. Вплотную их понятное дело никто не пустил — полиция и бойцы Третьего отделения оцепили всю территорию. Но это не помешало генералу давать комментарии и позировать для фотографий на фоне одного из стоящих вдалеке танков.
Сандал, который решил послушать о чём именно рассказывает генерал, немедленно засыпал меня предложениями. Вырвать язык, остановить сердце, вырвать его душу и запихнуть в глиняного голема, после чего сделать из последнего общественный туалет. Этот вариант заставил меня усмехнуться, из-за чего разом напряглись оба следователя, что вели допрос. Так что ястреб отправился патрулировать территорию. А я продолжил в третий раз излагать, как всё было. С официальной точки зрения, само собой. В которой отсутствовали какие бы то ни было божественные силы, зато имелись родовые техники, о которых я мог на полностью законных основаниях, не распространяться.
Ситуацию облегчал коллега Бельского, который действительно приехал на место. А ещё лёгкий страх в глазах офицеров — несмотря на то, что вокруг было полно военной техники и Одарённых, они откровенно побаивались того, кто смог разделаться с костяным драконом. Отчасти в этом была заслуга Лягдова, который весьма красочно расписал, как я спустился с небес на умирающем монстре и добил его буквально в метре от машин Третьего отделения.
Рассказывать о том, что управлявшая драконом душа, на момент падения туши, уже была мертва, я само собой не стал. Да и в целом, о деталях боя старался ничего не говорить, набрасывая картину общими мазками. А на любые попытки уточнить, немедленно отвечал чудодейственной фразой «родовые техники».
Через пару часов исчезли журналисты. Следом за ними, ревя движками, укатили танки. Зато через оцепление просочился представитель фон Корфов, вручивший мне прошение о перемирии. Полные условия мирного договора они предлагали обсудить позднее, так что я подписал соглашение и сразу же отправил сообщения Ласке с Лерой, дав команду возвращаться в гостиницу.
Сам я отправился туда уже ближе к рассвету — после того, как смертные решили, что с них хватит подписанных бумаг и пришли к общему выводу, что от меня всё равно ничего не добиться. Местный шеф Третьего отделения даже пытался выяснить детали лично, но я упорно твердил о родовых техниках, а юрист одну за другой набрасывал жалобы, с которыми собирался обратиться в суд. Свенсон и вовсе всё это время молча сидел рядом, со всем прилежанием маскируясь под предмет интерьера. По закону он был моим «пленником чести» — по словам адвоката это полностью исключало возможность допроса. Так что, в конце концов полковник тоже махнул рукой на перспективы допроса.
Я уже и забыл, что это такое — попасть в жернова настоящей бюрократической машины. Один из злейших пороков смертных, с которым они так и не научились бороться. Даже мне не раз хотелось просто встать и уйти, при необходимости прорвавшись силой. А Сандал, к моменту окончания процесса, вовсе грезил массовыми казнями всех причастных и едва ли не переворотом в отдельно взятом городе. От нападения на кого-то из офицеров, его удерживала только непрерывно вливаемая в канал связи божественная сила.
Возможно из-за этого, я почувствовал изменения, только когда расположился в такси. Не уверен, что именно к этому привело — возможно встряска из-за количества поглощённой силы, а может быть сказалось влияние трофейного Дара, который сейчас стал дополнительным источником энергии.
Но факт оставался фактом — я ощущал ещё один осколок «искры». Совсем слабо — самым краем сознания. Но ошибки быть не могло. Где-то недалеко была ещё одна часть моей божественной сущности.

***  

===

Глава XVII

Варвары и послушницы уже были в гостинице — как только я поднялся, на меня немедленно обрушился шквал вопросов. Пришлось чуть повысить голос, дав понять, что отвечу я на них несколько позже. А пока мне нужно полчаса свободного времени.
Два номера пустовали — их я выкупил лишь для того, чтобы никто не заселился в одно крыло с нами. В один из них я и отправился, пригласив с собой шведа.
Тот остановился в небольшой прихожей и расположившись около стены, скрестил руки на груди. Судя по взгляду, начинать беседу первым он расположен не был, так что я окружил нас куполом божественной силы и обратился к юноше сам.
— Ты же видел весь бой, верно? Скажи, смертный на такое способен?
Потомок троллей на момент задумался и пожал плечами.
— Мы все тут смертные, если что. Стопроцентной защиты от чужого клинка ещё не придумано. А с тем порождением тьмы, которое ты уничтожил, мог легко справиться какой-нибудь Мастер. Или Окольничий с профильным Даром и артефактами-накопителями.
Звучало в какой-то мере логично. Но был ещё один момент, на который тот не обратил внимания.
— Ты видишь у меня кольцо Мастера? Или Окольничего?
Ульрих скользнул взглядом по кистям моих рук. Вздохнул.
— Я и кольца Десятника не вижу. Но свою реальную силу скрывают многие. Если ты не на службе, то подтверждать ранг не обязательно.
Мьёльнир зацепился ложноножкой за край моего кармана и высунулся — после расправы с костяным драконом, каменный спутник тоже серьёзно расширил свои возможности.
— Сс-с-смел, но глуп.
Взгляд Свенсона опустился на выглядывающую часть камня, на которой отчётливо прорезались глаза и юноша угрюмо качнул головой.
— Боевой питомец необычный, согласен. Но встречаются и куда более странные варианты.
Какой-то он непробиваемый. Пожалуй тут нужны более радикальные методы.
Шагнув ближе, остановился в паре метров от него.
— В вашем мире нет живых богов, а все воспоминания о них превратились в древние мифы и сказания. Кто-то разделался с моими братьями и сёстрами, уничтожив их и завладев божественной силой. Предполагаю, Пробои появились тут приблизительно в тот же период времени. Не знаю, как это произошло и кто за это в ответе, но непременно выясню.
Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но я поднял руку в предупреждающем жесте.
— Это ещё не всё. Я угодил сюда из другого мира. Сначала были мысли, что переместился во времени, но это не так. Судя по вашим историческим хроникам, на момент, когда я погиб у себя, здесь уже давно не было ни богов, ни Римской империи.
Теперь он всё же вклинился с вопросом. Иронично подняв брови, уточнил.
— Хочешь сказать, ты какой-то древний бог, что попал в наш мир? Звучит как детская сказка на ночь.
Сандал летал снаружи, патрулируя подходы к гостинице, но вместо него внезапно послышался голос Мьёльнира.
— Можно я ему ноги сс-с-сломаю?
Хмыкнув, вытащил камень из кармана и подбросил в руке. На ощупь он сейчас напоминал что-то текучее, в твёрдой пластичной оболочке.
Глянув на него, поинтересовался.
— Ты где этого нахватался? У Леры? Или у Сандала?
Ястреб моментально выразил своё возмущение, заявив, что так не выражается. А сам Мьёльнир смущённо пискнул и моментально стал обычным камнем, который просто лежал в центре моей ладони.
Убрав его обратно, я устремил взгляд на Ульриха.
— Римская империя раскинула свои границы почти над всей Европой. Дошла до Индии и продвигалась в Африке. Смертные управляли провинциями, а мы царили над иными пантеонами. Забирали их паству и ограничивали возможности, но сохраняли побеждённым жизнь. Исключая тех, кто пал во время войны.
На секунду замолчал, вспомнив о нападении мятежников. Возможно мы зря были настолько мягкосердечны. Стоило захватить все храмы других божеств. Не оставить им никого из паствы, за исключением редких смертных. Тогда наши бывшие враги сами бы постепенно выродились до уровня дриад и стали бы не опасны. Зря мы тогда решили проводить в их отношении настолько мягкую политику.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

===    Источник :  https://moreknig.org/fantastika/popadancy/360584-vozvyshenie-merkuriya-kniga-3.html   ===   https://author.today/work/284547  ===

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

Дюна: Пол ( 429) 

Самыми кровожадными врагами становятся бывшие друзья. В этом нет ничего удивительного, ибо кто лучше всех знает, как больнее ужалить?

Принцесса Ирулан. Мудрость Муад’Диба              


За столетия хищнической эксплуатации Харконнены почти до дна исчерпали ресурсы Гайеди Прим. Это сознавал даже барон. Однако Грумман, родовое имение рода Моритани, был в еще более бедственном положении...Читать дальше »

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 80 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: