Главная » 2023 » Май » 4 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 205
13:27
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 205

***   

Норет склонился над боеголовкой и выполнил процедуру инициирования, потом поставил часовой механизм на восемь минут и заблокировал управление. Теперь обратного хода не было.

Он надеялся, что спасательный корабль прибудет вовремя, но важно было не это. Задание выполнено, а он сам… Ну что ж, незаменимых нет.

Повинуясь мстительному порыву, он достал еще один кабель и привязал Хендона к тяжелой боеголовке. Прижав объятого ужасом человека лицом к таймеру, чтобы тот видел, сколько секунд ему осталось жить, Норет сказал:

– Последишь за временем за меня, ладно?

Швырнув карманный взрывпакет в направлении одного из маленьких люков, ведущих в зал Омниуса, Норет вскрыл дверь и стремительно бросился в коридор, надеясь, что план лабиринта окажется верным. Индивидуальное защитное поле мигнуло и отключилось – перегретое и уже бесполезное.

Омниус сейчас вызывает на подмогу роботов, но у Норета не было времени сражаться с ними. Таймер уже отсчитывал секунду за секундой. Гиназец мог бы отослать спасательный корабль и остаться здесь до последнего вздоха, уничтожая миньонов всемирного разума. Своими действиями он в одиночку уничтожил иксианскую инкарнацию Омниуса – разве одного этого не достаточно, чтобы считать его клятву исполненной?

Но теперь поздно об этом думать. Спасательное судно уже в пути. Одна только мысль о тех мужественных солдатах Джихада, которые теперь спешили к нему на выручку, вместо того чтобы продолжать сражаться с Омниусом, придала ему сил. Пригнув голову, Норет бросился вперед, расталкивая и разбрасывая боевых роботов, пытавшихся блокировать путь к отступлению.

Набрав скорость, он издал боевой клич и одним ударом ноги оторвал голову одному из роботов. Он помнил каждый миг своих тренировочных боев с механическим сенсеем Хироксом и теперь пользовался всем, чему научил его учитель. Душа павшего наемника Джава Барри вселилась в Йоола Норета, превратив его кровь в чистый адреналин.

Он мог бы уничтожить еще десятки роботов за оставшееся время, но решил бежать, уклоняясь от схватки, продвигаясь к выходу в конце туннеля. Он вырвался на волю, окунувшись в прохладную атмосферу Икса, ослепленный тусклым дымным светом. Норет не стал смотреть на хронометр, чтобы узнать, сколько секунд осталось до взрыва. Над головой его в небе сверкали разноцветные молнии, сплетавшиеся в жуткой электрической буре, но нигде не было видно грозовых туч – это чудовищная космическая битва кипела в небе.

Маяк Норета беззвучно испускал сигналы, проходя свою полосу частот; Норет этого сигнала не слышал, но для машин он звучал набатом. Как и для спасательного шаттла.

Вдруг в небе возник серебристый корпус корабля, пикирующий подобно хищной птице. Норет выбежал на открытое пространство между складами и дымящими фабриками. Хотя его было и без того ясно видно, он принялся размахивать руками, стараясь привлечь внимание пилотов. Из близлежащих зданий начали быстро появляться боевые роботы, подкрепление, вытекавшее потоком из открывшихся дверей. Они могли открыть по нему огонь или окружить его и победить своей нечеловеческой машинной силой, просто разорвать его на части.

Одинокое спасательное судно, ревя двигателями, спускалось к земле. Люк был уже открыт, когда Норет стремительно понесся к кораблю. Двое солдат у люка махали ему руками, подгоняя. Норет нырнул внутрь раньше, чем корабль коснулся земли, и крикнул:

– Летим! Времени нет!

– Только ты один? – спросил один из стоявших у люка. – Где остальная группа?

Пилот все еще не хотел взлетать.

– Никого не осталось. – Он протянул руки, чтобы его втащили на палубу. – Боеголовка установлена и запущена. Омниус мог приказать роботам ее разрядить, но у них не получится. Не успеют.

Он наконец взглянул на хронометр.

– До взрыва две минуты. А теперь взлетаем!

Встревоженные солдаты втащили Норета в кабину и задраили люк, крича первому пилоту, что надо немедленно взлетать. Ускорение вдавило людей в палубу, когда корабль с ревом взмыл в иксианское небо.

Норет облегченно вздохнул и оперся спиной о переборку. Он прикрыл ладонью глаза и отвернулся от иллюминаторов, когда в шарообразной вспышке, яркой, как сверхновая звезда, заклубилось невиданное разрушение, когда страшная сила вынесла на поверхность планеты огромный кусок ее недр вместе с районом города. От города остался только оплавленный кратер и уничтоженный Омниус.

Хотя впереди у народа Икса были трудные времена и тяжелый период восстановления, он теперь был свободен от компьютерного всемирного разума.

Армии Джихада придется пока остаться здесь, чтобы защитить вновь отвоеванный мир. А сам Норет, опустошенный, решил, мрачно улыбнувшись, что имеет теперь полное право отдохнуть. Он свое дело сделал. Теперь боевые корабли Джихада должны сокрушить флот машин на орбите.

Он нанес машинам существенный урон, но этого мало, чтобы исполнить данную им клятву воевать за себя и за своего отца, чтобы заполнить зияющую пустоту в душе.

Йоол Норет уцелел, но только чтобы мстить дальше.

Дух павшего воина Джава Барри вселился в него, и Норет доказал, что достоин носить звание гиназского наемника. Его отец и сенсей Хирокс могут им гордиться.

И это было лишь начало.

*** 

===

Подонки порождают подонков.

Омниус. Файлы данных Джихада

Когда Икс содрогнулся от уничтожившего Омниуса ядерного взрыва, примеро Харконнен увидел возможность беспрепятственно увести флот Джихада от планеты – и отверг ее. Мыслящие машины снова возьмут под свой контроль планету и ее инфраструктуру, и вся операция окажется напрасной.

Корабли Ксавьера продолжали висеть на геостационарной орбите над угасающей вспышкой атомного взрыва. «Кинжалы» – быстроходные разведывательные суда – непрерывно доносили командующему сведения о меняющейся обстановке. Дивизии роботов группировались и концентрировались для ответа на наземную атаку, а местные повстанцы начали выходить из своих подземных катакомб.

Ксавьер надеялся, что уничтожение местного воплощения всемирного компьютерного разума полностью дезориентирует мыслящие машины. Но, к несчастью, боевые роботы оказались достаточно самостоятельны, чтобы сосредоточить силы против противника даже без руководства Омниуса. Рассыпавшиеся по орбите корабли машин начали перегруппировку. Судя по перехваченным переговорам командиров, во главе роботов стоял кимек. Один из первоначальных титанов.

Очень плохо.

Он вспомнил первые схватки на Бела Тегез, когда армия Джихада отошла в полной уверенности, что причиненный врагу урон позволяет смело докладывать о победе. Но позже выяснилось, что армия поторопилась, и силы Джихада, отступив, потеряли все, что с таким трудом завоевали.

Какой будет позор, если победа на Иксе обернется таким же поражением. Армии Джихада нужны заводы и ресурсы этой планеты.

– Приготовиться, – передал он экипажу мостика, и команда была тотчас передана всему флоту.

Глядя на поток спасательных судов, снующих между флотом и планетой, Ксавьер понимал, что время неумолимо истекает. Надо было либо сражаться, либо уходить.

На проекционных экранах он видел, как суда роботов роями рассерженных ос налетали на потрепанные и расстрелявшие весь боезапас корабли армии Джихада. Как профессиональный военный Ксавьер должен был просчитать вероятность успеха и принять решение. Очевидное решение – сократить потери до минимума. Его силы были явно недостаточны, чтобы противостоять мощи, собранной здесь Омниусом.

Для принятия решения оставалось несколько мгновений. Сражаться или отступать. Третьего не дано.

Перед мысленным взором Ксавьера появилось лицо Серены и их убитый ребенок. Нет иных способов сражаться с таким жестоким противником. Любое промедление и отступление приведет лишь к новым жертвам. Если не здесь, то где-нибудь еще. Силы Омниуса надо было уничтожать везде, где приходится с ними сталкиваться.

– Победа или смерть, – произнес Ксавьер настолько громко, чтобы его услышали на мостике. – Мы не отступим, пока не защитим Икс. Пока не освободим его народ.

Сохраняя полное господство над всеми предприятиями Икса, титан Ксеркс располагал большими возможностями, чем все эти надоедливые хретгиры, но решил пока воздержаться от наступления. Группы машин замедлили передвижение и подобрались ближе к флоту неприятеля. Ксеркс решил сконцентрировать силы, чтобы добиться подавляющего численного превосходства, а потом покончить с врагом одним сокрушительным ударом. Ксеркс сотрет этот упрямый флот Джихада в порошок, в мелкую пыль, сокрушит, как сокрушал он своими железными ногами этих жалких насекомых на разных планетах.

Как хотелось Ксерксу, чтобы здесь был Агамемнон и видел его торжество. Ксеркс никогда не пользовался репутацией толкового командира и стратега, он ни разу не одерживал убедительных побед после падения Старой Империи, но теперь, когда Омниус нейтрализован, он, Ксеркс, остался здесь единственным начальником.

Для полетов в космосе Ксеркс выбрал наиболее впечатляющее механическое тело, похожее на корпус огромной доисторической птицы с устрашающей головной башней, сверкающими клыками и звероподобными красными оптическими сенсорами, похожими на глаза хищника. Этот корпус имитировал полет кондора даже в вакууме, но размером был с крейсер. Глубоко внутри этого птичьего корпуса находилась емкость с мозгом, в котором блуждали мысли о том, как он одержит славную победу над этими фанатичными хретгирами и заслужит, как он надеялся, восхищение генерала Агамемнона. Сколько уже столетий Ксеркс тщетно пытался угодить своему командиру.

В своем орлином обличье титан крейсировал по орбите, инспектируя боевое построение машин, готовых к наступлению. Сильный солнечный ветер отражался от корпусов машин, ведомых неокимеками и роботами. При таком подавляющем численном превосходстве о поражении или неудаче не могло быть и речи. Он уничтожит этих людей.

– Флот противника на исходных позициях, – доложил на частоте связи офицер-неокимек, пользуясь машинным секретным кодом.

Вскоре Ксеркс заметил приближавшийся к планете серебристо-черный курьерский корабль с обновлениями для Омниуса. Ксеркс передал этому кораблю приказ держаться подальше от орбиты, прячась за боевыми порядками роботов. Какое удачное совпадение. Через день он сможет даже восстановить Омниуса, возместив потерю всемирного разума – какая победа!

Титан и другие неокимеки держались за боевыми порядками роботов, а их передовые отряды выдвинулись для нанесения решающего удара по обреченным людям. Отлично. Ксеркс решил, что теперь у него нет ни малейшего шанса на поражение, и отдал приказ:

– Удар всеми силами одновременно. Все крейсеры вперед. После того, что эти подонки сделали Омниусу, – никакой пощады, потерь не считать. Уничтожьте хретгиров всех до единого.

Кроме того, – подумал он, – машины всегда можно сделать новые.

С капитанского мостика флагманской баллисты виден был открытый космос, звезды, мерцавшие на обманчиво мирном небосводе. Оранжевые полосы в атмосфере планеты отмечали траектории спасательных судов армии Джихада, спешивших вернуться к основным силам флота. Но безопасности не было и здесь.

Ксавьер вспомнил Окту, дочерей, мирное имение на Салусе Секундус с его оливковыми рощами и виноградниками. Мысль о старом Манионе и его винах согрела душу воина. О, как бы хотелось уцелеть и вернуться домой!

– Они снова двинулись, примеро, – доложил по линии связи встревоженный голос. – Их стало еще больше. Они имеют пятикратное превосходство в кораблях, и думаю, на этот раз они ударят.

Сквозь прозрачный плаз Ксавьер видел, как из-за горизонта поднимаются тысячи и тысячи серебристых машин, по численности превосходящие звезды на небе.

– Только половина наших спасательных судов вернулась, – продолжал докладывать офицер. – Потери составляют…

Примеро перебил его, не дав договорить:

– Пока я не хочу слышать о потерях.

Через несколько минут их будет значительно больше. Он начал уверенным голосом отдавать команды, следя за обстановкой по многочисленным экранам на мостике. Давая распоряжения, он смотрел, как его баллисты выстраиваются в боевой порядок.

Диверсионные группы наемников на Иксе выполнили свою задачу, и Ксавьер не может допустить, чтобы его армия сделала меньше. На бортах баллист появились оранжевые пятна – это знак готовности бортового оружия к бою. Он надеялся, что защитные поля достаточно остыли, чтобы выдержать длительное столкновение, и что новое изобретение Тио Хольцмана «мигни и стреляй» – устройство, выключающее поле на время выстрела, – не подведет.

На основе своего богатого военного опыта и всего, чему его когда-то учили, Ксавьер знал, что успех или поражение в битве часто зависят не от искусства, а от простого везения. Поля Хольцмана защитят его корабли только от первых выстрелов флота машин, но даже самые пессимистические планы не предусматривали такого невероятного числа боевых кораблей противника. Враг мог гвоздить его снова и снова, непрерывно, и в конце концов армия Джихада погибнет, корабль за кораблем.

– Будем держаться, сколько сможем, и при первой возможности наносить удар. – Он старался придать твердость своему голосу, стараясь внушить подчиненным уверенность, которой не было у него самого. – У повстанцев на планете было гораздо меньше шансов, а они держались почти год.

Шедший навстречу флот машин разделился на две колонны, одна из этих колонн с нарастающей скоростью пошла на сближение с флотом Джихада. Титан Ксеркс передал по открытому каналу специально, чтобы его услышали люди:

– Хретгиры могут надеяться только, оттянуть неизбежное. Блокируйте им путь к отступлению.

Ксавьер вывел вперед самые малые корабли, защищенные полем, и теперь смотрел, как они гнутся под ударами наступающего противника. За легкими судами стояли крупные баллисты, перекрывающиеся поля которых, непрерывно и незаметно мигая, пропускали снаряды и ракеты обороняющихся. Первая волна наступления была отбита с большими потерями для роботов. Самоубийственная атака была отражена до того, как машины сумели проломить боевой порядок армии Джихада.

Сразу за первой волной последовала вторая. На этот раз в атаку пошли неокимеки, отличавшиеся причудливостью своих летающих боевых форм. Впереди летел огромный кимек, боевая форма которого напоминала хищную птицу, но размеры которой превосходили габариты мощной баллисты. Несомненно, это был титан, командовавший силами роботов. Крупные корабли машин перегруппировались, сосредоточиваясь для нового наступления,

– Держаться, – приказал Ксавьер. – Держать строй, иначе мы погибнем.

Но видя, как на его армию несутся боевые корабли роботов, Харконнен понял, что ему не остановить этот устрашающий вал и следующего удара не выдержать. Он вспомнил, как кимеки уничтожили корабль его брата Вергиля Тантора, и сердце его упало.

Кому-то придется сообщить Эмилю Тантору о гибели его последнего сына.

Пребывание в недрах гигантского астероида, ведомого Гекатой, заставляло Иблиса Гинджо нервничать. Он, правда, надеялся, что эта эксцентричная дама-кимек – теоретически его союзница? – сделает то, что обещала.

Декоративная ходильная форма была оставлена. Женщина-кимек переместила свой мозг в сложную систему, управлявшую полетом огромного искусственного камня среди звезд.

– Геката, что происходит? – Иблис стоял, нервно уперев кулаки в бока, оглядывая зеркальный зал, в котором оказался их плененный корабль, и чувствуя ускорение астероида, меняющего направление.

Из громкоговорителей, спрятанных в стенах зала, раздался женственный голос Гекаты:

– Я делаю именно то, о чем ты меня просил, дорогой Иблис. Смотри – твое «секретное оружие» готово нанести удар.

Ее смех рассыпался по залу ледяными кубиками.

Одна из зеркальных панелей засветилась и превратилась в проекционный экран, показывающий планетную систему, к которой летел астероид.

– Смотри, мы прибыли к Иксу, и теперь выясняется, что твоя тревога была вполне обоснованной. Как раз момент катастрофы. Твоя армия Джихада оказывает невероятное сопротивление – ты только взгляни, что творится на орбите, – но ее все равно сметут.

– Сделай же что-нибудь! – потребовал Иблис. – Мы вложили столько сил в попытку освобождения Икса. Мы потратили на это годы и просто обязаны одержать победу.

– Я сделаю все, что могу, Иблис, – ответила Геката своим мелодичным голосом. – Господи, я же совсем забыла, какими нетерпеливыми бывают эти смертные люди.

На мгновение зависнув над эклиптикой, гигантский астероид Гекаты рванулся вниз, к планете. Блеск боевых кораблей и вспышки выстрелов сверкали в тесном переплетении орбитальных путей.

Начальник джипола безмолвно и напряженно смотрел на экраны, стараясь оценить обстановку. Он молчал, и лицо его оставалось бесстрастным.

А Флорисция Шико пританцовывала от волнения и тревоги.

– Но что может сделать этот астероид в зоне боевых действий, Великий Патриарх? Геката – это всего лишь один кимек против всего машинного флота.

Иблис не стал напоминать о массивности астероида, который мог бы раздавить весь флот машин одним ударом, но он надеялся, что план Гекаты предусматривает что-то иное, кроме курса на прямое столкновение.

– Смотрите и увидите, сержант. Пусть титан поразит нас своими способностями.

Из громкоговорителей снова раздался смех Гекаты.

– Действительно, сильно я опустилась, если моя жизнь теперь посвящена тому, чтобы произвести впечатление на кого-то вроде тебя, Иблис Гинджо. Я это делаю по своим причинам… и думаю, что нашла достаточно театральный способ появиться на сцене после стольких лет отсутствия. Какой блистательный момент! Юнона просто лопнет от зависти к моей отваге.

Тяговые двигатели астероида размером с кратер засветились огнем, разгоняя малую планету в направлении строя роботов, готовых сокрушить флот Джихада.

– А теперь смотрите, что я могу делать своими кинетическими снарядами.

– Защитные поля отказывают, примеро! – кричал докладывающий офицер.

Ксавьер уже и сам это видел, но ничего не мог с этим поделать.

– Мы потеряли связь с третьей баллистой, сэр. Сканеры показывают разбитый корабль, сотни спасательных платформ…

– Доложите о состоянии боезапаса, – приказал Ксавьер, заставляя себя не поддаваться отчаянию. – На самый благоприятный случай. Сколько этих механических мерзавцев мы можем перебить, прежде чем…

Внезапно Ксавьер увидел, как за хищным силуэтом командира-кимека возник движущийся на огромной скорости космический объект, летящий в плоскость орбиты откуда-то сверху.

– Черт побери, что это? Доложите данные предварительного сканирования!

– Представляется, что это… астероид, примеро. Вот показания траектории и скорости. Невероятно! Будто камень, брошенный богами, и направлен он в самую гущу вражеского флота!

На экране появилось увеличенное изображение исполинского камня, изрытого кратерами, несущегося прямо на скопление машин. В нижней части экрана высветились параметры траектории, скорость и другие данные. Масса малой планеты в сотни раз превосходила совокупную массу всех кораблей роботов.

– Невозможно, – проговорил Ксавьер. – Астероиды так не летают.

На тыльной части небесного пришельца пылали кратеры, как выхлопы гигантских двигателей. Некоторые корабли машин сменили курс и рассыпались в смятении перед этим неожиданным таинственным гостем из космоса. В эфире поднялось невообразимое жужжание – Это были переговоры роботов и запросы, посланные к небесному телу.

В ответ на эти запросы из кратеров астероида посыпался дождь сферических снарядов, похожих на пушечные ядра, летящие на немыслимой скорости. Прежде чем мыслящие машины успели сориентироваться и принять решение, кинетические сферы уничтожили два самых больших корабля машин. Мчась как взбесившийся салусанский бык, странный астероид врезался в гущу машинного флота. Несмотря на свои гигантские размеры, астероид не уступал в скорости самым быстрым кораблям. Одной только массой и инерцией он раздавил десятки боевых кораблей как мелких насекомых. Неокимеки рассыпались первыми, а кондор-титан попытался уйти, – но развернувшийся астероид скользящим ударом выбросил его на вытянутую орбиту.

Солдаты Джихада завопили, не веря своим глазам, когда астероид развернулся и снова врезался в строй роботов. Встретившись с этим новым, более опасным атакующим противником, машины развернулись и начали стрелять совершенно бесполезными снарядами и ракетами по поверхности астероида, и без того покрытой бесчисленными кратерами. В ответ загадочный гость дал еще один залп каменными шарами, увеличивая смятение в рядах роботов.

Ни один из кораблей армии Джихада не был задет этим каменным дождем.

У Ксавьера не было времени ни гадать, что за перст судьбы помог ему, ни задаваться вопросом, отчего вдруг ему улыбнулось переменчивое военное счастье. Но жаловаться на появление неожиданного союзника не приходилось. Во всяком случае, пока.

Он глубоко вздохнул, понимая, что его солдаты хотят одного – убраться отсюда, тем более когда они получили такой весомый шанс. Но он не мог допустить, чтобы эта битва за Икс и все принесенные жертвы оказались напрасными.

– Перестроиться и выбрать новые цели. Бейте по машинам, пока они сломали строй. Это решающий момент.

Сбросив бесполезное защитное поле на поврежденном корабле, Ксавьер Харконнен очертя голову бросился в самую гущу схватки, хотя отчетливо осознавал опасность: покончив с машинами, пришелец мог напасть и на его флот.

Неокимеки слали отчаянные сигналы своему командиру, но Ксеркс уже улетал прочь на полной тяге, спасая свою жизнь.

Внезапно таинственный космический гость, уничтожив добрую половину машинного флота, развернулся и устремился в глубины космоса и исчез прежде, чем Ксавьер успел что-нибудь спросить или хотя бы выразить свою благодарность. Осталось только за ним прибрать, что Ксавьер и сделал, не пожалев сил.

Покинув схватку, астероид Гекаты покинул и планетную систему Икса. Термоядерные двигатели сообщили гигантскому кораблю невероятное ускорение.

– Ну, Великий Патриарх, я сделала свое дело и показала, на что я способна. Хорошо, что я успела вовремя.

– Вы не уничтожили их всех, – тусклым и недовольным голосом произнес Йорек Турр.

В голосе Гекаты проскользнуло раздражение, когда она ответила начальнику полиции:

– Ну, ваш примеро сам добьет подранков. Мне не хотелось полностью лишать его радости победы.

– Это была отличная работа, Геката, – сказал Иблис. Ему не терпелось узнать разведданные обо всем, что Лига сможет извлечь из захваченного Синхронизированного Мира. – Промышленные предприятия Икса – это огромное подспорье нашим военным усилиям.

Флорисция Шико не могла сдержать восторга:

– Это было невероятно! Люди страшно обрадуются, узнав о своем новом союзнике.

Иблис нахмурился, обдумывая следствия из ее слов. Он пытался выбрать лучший способ овладеть ситуацией и понять, как включить кимека-перебежчика в стратегию Джихада. Женщина-сержант просто светилась от восторга и радости.

Турр никогда не колебался, принимая трудные решения. На этот раз он тоже быстро сделал свои выводы. Не сказав ни слова о своем намерении Иблису, он сзади подошел к не скрывавшей своего энтузиазма Шико.

– Вы хорошо служили в джиполе, Флорисция, – сказал он ей на ухо тихим и вкрадчивым голосом. – С этого дня ваше имя займет достойное место в списке.

– В каком списке? – Она нахмурила брови.

– Мучеников.

Турр вонзил короткий кинжал в шею женщины, вдвинув лезвие между позвонками и разрубив спинной мозг. Шико была мгновенно парализована и умерла почти без судорог и кровотечения. Пользуясь малой силой тяжести астероида, маленький Турр без труда удержал на весу сержанта, пока она не перестала дергаться, а потом положил труп на полированный пол. Мертвая лежала на спине с открытыми глазами, в которых навсегда застыло безмерное удивление.

Изумленный Иблис обернулся к нему со злостью:

– Ты что сделал? Она была одной из наших…

– Она не смогла бы держать язык за зубами. Разве вы не уловили этого в ее тоне? Как только мы вернулись бы на Салусу, она немедленно разболтала бы это всем и каждому.

Маленький лысый человечек посмотрел вверх, на свое отражение в бесчисленных гранях стен. Взгляд его блуждал.

– Геката – это наше секретное оружие. Никто не знает – и не должен знать, – что она наш союзник. Пока не должен. Если она сохранит эту тайну, то у нас останется преимущество внезапности. Этот титан станет нашим оружием смертельного удара мыслящим машинам,

Иблис посмотрел на своего начальника полиции и все понял. Турр был совершенно прав.

– Иногда ты пугаешь меня, Йорек.

– Зато я никогда вас не разочарую, – пообещал Турр.

*** 

===

Планы, схемы, обсуждения… Кажется, что мы всю жизнь проводим в дискуссиях, не оставляя себе времени для настоящего действия. Мы не имеем права упускать возможности.

Генерал Агамемнон. Военный дневник

Воспоминания.

У Севрата было множество воспоминаний, тщательно записанных и отсортированных, доступных немедленной инспекции и обдумыванию. Эти машинные воспоминания были в корне отличны от человеческих с их случайным характером и вызовом через такие же случайные ассоциации. Если Севрату требовались каламбуры или загадки, он мог вызвать их из памяти буквально мановением своего механического пальца. Если же ему требовалось узнать, как его шутки действовали на людей и на другие машины, то и для этого у него были специальные файлы – как, впрочем, и для многого другого.

Но сейчас ни одна из этих возможностей не радовала независимого робота. Он чувствовал странное одиночество, путешествуя без спутника по долгому курьерскому пути.

В библиотеке его гель-контурного мозга находились дневники впечатлений от курьерских перелетов между различными Синхронизированными Мирами. Информация была обширной, хотя и не отличалась особенной глубиной. Он взаимодействовал с мирами Омниуса только на поверхностном уровне, не выходя за параметры своих обязанностей.

Теперь, после четверти века неизбежной задержки, первой станцией на его пути была Бела Тегез, малая и относительно незначительная планета в сети всемирного разума. Тамошнее воплощение Омниуса будет первым, кто получит копию земного Омниуса – последние мысли погибшего машинного разума. Хотя «обновление», которое вез теперь Севрат, давно устарело, оно тем не менее содержало жизненно важную информацию о том, что случилось на погибшей планете машин, и о последних фатальных решениях земного воплощения всемирного разума.

После доставки обновлений на Бела Тегез Севрат поспешит к следующей машинной планете, потом к следующей… Скоро, все снова будет в порядке.

Робот стоял на мостике своего курьерского корабля, сканируя бездны звездных систем. Перед ним развертывалось его прошлое, настоящее и будущее, последовательность абсолютно надежных и предсказуемых событий, определенных программой, заложенной в него всемирным разумом. Но машины могут создавать программы лишь с вероятными исходами, а не достоверными. Взаимодействие Севрата с Ворианом Атрейдесом добавило элемент непредсказуемости.

Что очень тревожно.

В своем гель-электронном мозге Севрат нашел мысль, не бывшую его собственной: имплантат Омниуса, одно из тысяч предназначенных для независимых роботов подмножеств баз данных, которые вели Севрата верной дорогой, предназначенной ему всемирным разумом.

Но у меня есть и мои собственные мысли.

В попытках Севрата самоутвердиться было что-то от программного перетягивания каната. Агрессивный рой данных просто захлестывал капитана-робота. Имплантанты Омниуса не позволяли Севрату уклониться от запрограммированного поведения.

Поскольку Севрат тесно работал когда-то с доверенным человеком, он развил у себя повышенную гибкость, чтобы иметь дело с этими иррациональными созданиями. У него было рудиментарное эмоциональное ядро, имитировавшее определенные основные чувства человека, чего оказалось вполне достаточно для взаимодействия с людьми.

По крайней мере он полагал, что этого достаточно. Но Севрат скучал по радости, которую получал от общения с Атрейдесом, ему недоставало их стратегических игр, имитации добродушных подначек. Сколько нужно людей, чтобы породить одну хорошую идею? Шутка не выходила у него из мозга, и он снова и снова вспоминал ответ. Этого не может сосчитать никто, даже всемирный компьютерный разум.

Вориан никогда не возмущался по поводу такого машинного сарказма, не проявлял никакой склонности к бунту. Не было и никаких признаков умственного расстройства… не было до того восстания на Земле, когда Вориан обездвижил робота-капитана и похитил «Мечтательного странника». Севрат думал, не было ли признаков каких-то отклонений, которые ему следовало тогда заметить. И еще он думал, как мог Вориан восстать против системы, воспитавшей его до взрослого состояния.

В ход рассуждений вторглась посторонняя мысль: Надеюсь, что он цел и невредим.

Курьерский корабль приблизился к небольшой солнечной системе и устремился к серо-голубой планете Бела Тегез, мрачному миру, далекому от своего солнца, где в разгар дня царили сумерки.

Видевший радиоактивные останки Земли, Севрат приближался к Бела Тегез с некоторой долей осторожности. Установив по радио связь с планетной станцией, он воспользовался увеличителем изображений, чтобы изучить условия на поверхности. Отметив, что все абсолютно нормально, робот прошел сквозь плотные слои атмосферы и приземлился у главного города Камати – сверкающей металлической цитадели Омниуса у подножия холодных гор.

На краю стеклянно-гладкого посадочного поля появились роботы-служители и покатились навстречу курьерскому кораблю. Так как Севрат считал свою запоздалую миссию неотложной, он потребовал, чтобы передачу произвели как можно скорее, чтобы он, не медля, мог отправиться дальше.

Выполнив машинный эквивалент реверанса, слуги-роботы приняли серебристую гель-сферу с обновлениями – которую давно считали потерянной – и перенесли ее в узел Омниуса, где доселе неизвестная информация будет загружена в планетарную сеть компьютерного всемирного разума. Копию обработали быстро и умело, и в течение считанных секунд Омниус загрузил утраченную информацию о последних минутах существования Земли.

– Севрат, ты сослужил Синхронизированным Мирам великую службу, – торжественно объявил Омниус.

После этого планетарный всемирный разум выдал копию своих собственных новых мыслей, появившихся с момента последнего обновления. Весь этот процесс был похож на конвейер, непрерывный путь, на котором Севрат и капитаны других курьерских судов передавали информацию с планеты на планету, синхронизируя, насколько это возможно, межпланетную компьютерную сеть.

Желая как можно быстрее продолжить свой путь, капитан-робот уже несколько минут стартовал, оставив Бела Тегез позади…

Через несколько часов, когда Севрат уже был недосягаем для радиосвязи, на планете начались события. Планету Бела Тегез поразили отказы оборудования, отключения, каскадом расходящиеся катастрофы. Спутались посадочные коды кораблей, разрегулировались системы эвакуации отходов реакторов, броски напряжения пережигали аппаратуру, нарушения логики парализовали компьютерные сети и всю инфраструктуру. Синхронизированный Мир калечил сам себя.

А Севрат в это время уже летел к следующей цитадели Омниуса, горя желанием доставить столь важные обновления… и не знал, что распространяет чуму измененного кода, распространяет быстрее, чем может дойти любое предупреждение с планеты на планету.

– Искусственный интеллект – некорректный термин, – буркнул Агамемнон. – Даже такие сложные компьютеры, как Омниус, оказываются просто глупы, если правильно поставить вопрос.

– И все же, любовь моя, – заметила Юнона, – они держали нас в рабстве десять веков. И что это говорит о нас?

Титаны собрались на очередное секретное космическое совещание с вновь привлеченным к заговору Беовульфом. Одураченные наблюдательные камеры сновали по помещениям кораблей, поблескивая объективами, и записывали изображение, тщательно подготовленное для одурачивания Омниуса.

После смятения и отключений на Бела Тегез еще по меньшей мере два Синхронизированных Мира пережили спонтанные катастрофы. Планетные воплощения Омниуса портились и сходили с ума, вызывая отказы сети компьютерного разума. Титаны подозревали, что это результат неуловимой атаки армии Джихада, выполненной каким-то новым способом. Агамемнон следил за происходящим с оптимистическим любопытством, ожидая дальнейших повреждений Омниуса.

– Я не возражаю против любых средств, ведущих к дальнейшему ослаблению господства всемирного разума.

– Все же было бы неплохо понять, что именно происходит, – заметил Данте, – чтобы более эффективно это использовать.

– А что можно сказать о нашем новом и весьма таинственном противнике, который напал на меня на Иксе и уничтожил весь флот мыслящих машин? – спросил Ксеркс. В его синтезированном голосе слышалась хнычущая нотка. Он вернулся в своей потрепанной форме хищника, напуганный и расстроенный неожиданным появлением искусственного астероида. – Даже когда ядро мозга Омниуса было разрушено ядерным взрывом, мы все еще могли выиграть битву в космосе, но этот исполинский Джаггернаут покачнул весы. Я подозреваю, что… что этим астероидом управлял кимек. Я думаю… – Ксеркс помялся. – Я думаю, что это могла быть… Геката.

Некоторые из титанов недоверчиво хмыкнули. Беовульф, которому не терпелось высказаться, возразил:

– Геката исчезла много столетий назад. Наверняка она уже умерла от скуки в открытом космосе.

– Она была эгоцентричной дурой, – злобно добавила Юнона. Выставив из плеча механическую руку, она металлическими пальцами подкрутила на себе какую-то гаечку.

– И все же, – заметил Данте, – из нас всех только ей хватило мудрости, чтобы бежать раньше, чем Омниус захватил власть. Геката осталась независимой, а нам пришлось все это время служить всемирному разуму.

– Вряд ли еще долго придется, – сказал Ксеркс. Вокруг емкости с его мозгом вспыхивали голубоватые огоньки.

– А какие у тебя основания для такого утверждения? – полюбопытствовал Данте. – Учитывая количество неокимеков, созданных за последние столетия, почему мы должны подозревать Гекату, а не какого-нибудь другого дикаря?

– Другого дикаря? – с интересом спросила Юнона.

– Дело в том, что когда мой корпус был поврежден и я улетел в открытый космос, кто-то связался со мной. Этот кто-то говорил женским голосом и использовал мой личный канал. Женщина упомянула Тлалока и титанов. Более того, она назвала меня по имени.

С генерала было достаточно.

– Ты состряпал всю эту ахинею, только чтобы оправдать свой провал. Обвинений в адрес армии Джихада недостаточно, чтобы убедить нас, будто не ты виновен в поражении на Иксе.

– Почему ты все время сомневаешься во мне, Агамемнон? За тысячу лет я сделал многое, чтобы загладить свою ошибку…

– Ты не заслужишь моего прощения и за миллион лет. Мне следовало сорвать с тебя сенсоры и слепого и глухого выбросить в открытый космос на веки вечные. Может, Геката вынесла бы твое общество.

Как это ни странно, но миротворцем вдруг выступил Беовульф:

– Генерал Агамемнон, нас и так осталось слишком мало, надо ли вам ссориться между собой? Неужели вам мало таких противников, как армия Джихада и Омниус? Это не тот стратегический блеск, какого я ожидал от прославленного военачальника.

Агамемнон погрузился в раздраженное молчание. Наблюдательные камеры продолжали сновать по кораблю и аккуратно записывать. Наконец Агамемнон снова заговорил:

– Ты прав, Беовульф! – Такая уступчивость поразила тех, кто много лет близко знал Агамемнона. – После победы будет достаточно случаев выяснить наши с Ксерксом взаимные обиды.

– А до того у меня будет достаточно времени, чтобы искупить свою вину, – добавил Ксеркс.

– Невзирая на мое первоначальное недоверие, – сказал Агамемнон, – я получил дополнительные подтверждения и намерен вам их сообщить. Ксеркс прав – Геката вернулась. Но в настоящий момент с ней можно не считаться… как обычно.

Он обратился к Беовульфу:

– Поделись с нами своими идеями. Мы, титаны, обсуждаем свои планы в течение долгого времени. Давайте послушаем соображения самого молодого члена нашей группы.

– Генерал, неокимеков вроде меня можно убедить выступить против Омниуса, если они будут уверены в победе. Мы достигли гораздо большего, чем могли мечтать, когда были доверенными людьми, но дальше неокимекам не продвинуться, пока у власти остается Омниус. Но во вторую эпоху титанов мы могли бы стать полновластными правителями.

– Но можно ли им доверять, если их верность так легко поколебать? – спросила Юнона. – Неокимеки никогда не были свободными. Они были верными слугами Омниуса, которых он за заслуги превратил в кимеков. Своей властью, своей мощью и своим долголетием они обязаны Омниусу, но не нам. За такую плату можно купить верность.

Агамемнон повернул к ней свою голову-башню. Его оптические сенсоры блеснули.

– А если набрать новых неокимеков? Мы можем создавать их и сами из людей-добровольцев, которых мы обяжем поклясться в верности нам. Пусть титанов мало, но возможности их бесконечны. Если мы найдем способ сохранить это в тайне от Омниуса, то воспитаем собственную боеспособную армию, будем уверены в ее полной преданности нашему делу и сможем не бояться предательства.

Другие титаны согласились, и Беовульф начал обсуждение, как привести этот план в действие.

Агамемнон не стал рассказывать о черве сомнения, который продолжал его грызть. Он отнюдь не был уверен в том, что говорил, так как его предал даже его родной сын, Вориан Атрейдес.

А если так, насколько могут быть надежны другие?

   Читать    дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 108 | Добавил: iwanserencky | Теги: проза, люди, писатели, литература, ГЛОССАРИЙ, Хроники, Вселенная, из интернета, Брайан Герберт, чужая планета, Будущее Человечества, книги, Кевин Андерсон, Крестовый поход машин, фантастика, будущее, книга, текст, слово, миры иные, Хроники Дюны | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: