Главная » 2023 » Апрель » 5 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ПЕРВАЯ. ДЮНА. 004
20:11
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ПЕРВАЯ. ДЮНА. 004

***

Она удивленно посмотрела на него и нахмурилась:
- Почему?
- Таков рацион пальм, -- сказал он. -- Одна пальма  требует сорок  литров  воды  в  день.  Человеку же нужно только восемь. Значит, одна пальма равняется пяти людям, а двадцать  пальм  -- ста.
- Но некоторые из этих людей смотрят на нас с надеждой.
- Они надеются на то, что пальмы могут погибнуть.
-  Вы  слишком  пессимистичны,  -- сказала она. -- Впрочем, надежда и опасность неразлучные спутники. Спайс мог бы дать нам богатство, а обладая им, мы смогли бы  превратить  этот  мир  в цветущий край.
И она рассмеялась про себя "Кто я такая, чтобы убеждать?" Ее хрупкая веселость быстро исчезла.
- Рисковать, однако, опасно, -- добавила она.
Уйе  отвернулся,  пряча  от  Джессики  свое лицо. Ну почему, почему он не может возненавидеть этих людей?  Почему  он  любит их?  Своими  манерами  и многим другим -- нежностью, мягкостью, преданностью -- Джессика напоминала ему Ванну. И в то же  время именно  их  сходство  ожесточало  его, укрепляло его решимость.
Жестокости  Харконненов  в  отношении  его  Ванны  должен  быть положен конец -- она не должна умереть. И он, он должен сделать все,  чтобы  уверить  себя в том, что освобождение Ванны станет возможным только благодаря принятому им решению.
- Не беспокойся за нас. Веллингтон. Это наши трудности,  но не твои.
Она  думает,  что  я  беспокоюсь  о  ней. Он заморгал, пряча слезы. Конечно, это так.  Но  я  должен  держаться,  пока  этот черный  барон  не  воплотил  в  жизнь  свои  черные  замыслы, и воспользоваться моим единственным шансом -- поразить  его  там, где  кроется  его  единственная  слабость: в момент его тайного злорадства!
   Он вздохнул.
- Я не побеспокою Пола, если взгляну на него?  --  спросила Джессика.
- Нет, нет...
- Он хорошо переносит перемену климата?
-  Нормально.  Он,  конечно,  устал,  взволнован,  но какой пятнадцатилетний мальчик не  был  бы  взволнован  при  подобных обстоятельствах??  --  Он  подошел  к двери и открыл ее. -- Пол здесь.
Следуя за Уйе, Джессика вошла  в  затемненную  комнату.  Пол лежал на узкой кровати, вытянув одну руку вдоль легкого одеяла, а  другую подложив под щеку. Из-за опущенных на окнах штор лицо мальчика находилось в тени.
Джессика смотрела  на  своего  сына,  и  его  овальное  лицо казалось  ей собственным. Но волосы у него были, как у герцога, - угольно  черные  и  жесткие. Глаза  прятались  за  длинными ресницами.  Джессика  улыбнулась, чувствуя, как возвращаются ее страхи. Ее вдруг поразила мысль о генетических чертах  в  облике
сына:  глаза  и овал лица он взял у нее, своей матери, но в его облике чувствовалось что-то резкое, угловатое -- то, что обычно не свойственно детству. Это он унаследовал от отца.
Она  думала  о  чертах  мальчика  как  о  результате  отбора собранных  наугад  частиц. Ей захотелось встать на колени возле кровати сына и взять его за руку, но делать это  в  присутствии Уйе было неудобно. Она вышла, тихонько прикрыв за собой дверь.
Уйе  отвернулся  к  окну, он был не в состоянии наблюдать за
тем, как Джессика смотрела на своего сына. "Почему Ванна так  и не  подарила  мне  ребенка?  -- спросил он себя. Как доктор, он знал, что для этого не было никаких физиологических причин.  - Может  быть,  ограничения  были  наложены  Бене Гессерит? Может быть, она не могла служить различным целям? Что  же  это  было?
Она ведь любила меня..."
Впервые  к  нему  пришла  мысль  о  том, что он мог бы стать частью жизненного процесса, более сложного и  запутанного,  чем может себе вообразить.
Джессика встала рядом с доктором:
- Какая восхитительная непринужденность есть в детском сне!
Тот механически ответил.
- Если бы взрослые могли так расслабляться...
- Да.
- Когда мы это теряем...
Джессика,  хотя и обратила внимание на странный тон доктора,
не дала себе труда задуматься над смыслом того,  что  он  хотел
сказать. Он не закончил фразы.
Ее  мысли  все  еще были заняты Полом, трудностями его учебы
здесь, изменениями в его жизни,  которая  должна  стать  новой,
совсем непохожей на ту, что она когда-то планировала для него.
- Мы действительно кое-что теряем, -- сказала она.
   Она  посмотрела  вправо побитые ветром кусты, тусклая зелень
покрытых пылью листьев, сухие  колючие  ветки  Над  кустами  --
необычно  темное  небо. И даже арраки некое солнце не согревало
ни душу, ни тело Его  холодный  серебристый  свет  был  странно
похож  на  тот блеск, которым отливал криснож, спрятанный у нее
на груди.
   -- Это небо такое темное, -- вздохнула она. --  Видимо,  это
объясняется   отсутствием  влаги.  Вода!  О  чем  бы  здесь  ни
заговорили, все упирается в недостаток воды!

***

   -- Это древняя тайна Арраки, -- сказал Уйе.
   -- Почему ее здесь так мало? Здесь есть вулканические скалы,
есть источники энергии, которые я могу  назвать  Есть  полярные
льды  Говорят, что в пустыне бурить нельзя -- штормы и песчаные
бури разрушат оборудование быстрее, чем оно будет установлено К
тому же существует опасность стать добычей  червей.  Во  всяком
случае,  воды  здесь  никогда  не  находили. Но тайна, истинная
тайна, Веллингтон, заключается в родниках, которые  пробиваются
здесь наверх, образуя водоемы. Вы читали об этом?
   --  Вначале  струя,  бьющая  из-под  земли, потом ничего, --
ответил он меланхолически.
   -- Но в этом и заключается  тайна,  Веллингтон!  Вода  здесь
была.  Она  исчезла  и  больше никогда не появлялась. Но каждый
новый  родник  ведет   себя   совершенно   одинаково:   сначала
появляется струйка воды, потом она иссякает. Неужели это никого
не заинтересовало?
   -- Это любопытно, -- сказал он. -- Вы предполагаете какое-то
влияние? А что показал анализ глубинных образцов породы?
   --  Что он мог показать? Остатки вымерших растений, каких-то
животных... Кто может это распознать? -- Она повернулась спиной
к  склону.  --  Вода   останавливается,   значит,   ее   что-то
задерживает. Я так считаю.
   --  Возможно,  причина известна, -- сказал он. -- Харконнены
не случайно скрывают много источников информации об Арраки.
   -- И потом есть еще влага атмосферы. Ее,  конечно,  немного,
но   все  же  она  есть.  Это  главный  источник  воды,  и  она
задерживается различными приспособлениями. Откуда она берется?
   -- С полюсов.
   --  Холодный  воздух  приносит   мало   влаги,   Веллингтон.
Харконнены   скрывают   много   фактов,  требующих  тщательного
рассмотрения, и не все они напрямую связаны со спайсом.
   --  Мы  действительно  находимся   по   ту   сторону   тайны
Харконненов,  --  сказал  он.  -- Возможно, мы... -- Он прервал
себя, заметив, что она напряженно смотрит на него. -- Что-то не
так?
   -- То, как вы произнесли слово "Харконнен", -- сказала  она.
-- Даже голос моего герцога не таит в себе столько злобы, когда
он  произносит  это ненавистное имя. Я не знала, что у вас есть
причины ненавидеть их, Веллингтон.
   "Великая  мать!  --  подумал  он.  --  Я  возбудил   в   ней
подозрения.  Теперь  мне  придется  пустить  в ход один из трех
трюков, которым меня научила моя Ванна. Есть лишь одно  решение
-- раскрыть ту часть правды, которую можно раскрыть".
   -- Вы же знаете, что моя жена, моя Ванна... -- Ком, вставший
в его  горле, мешал ему говорить. -- Они... -- Слова не шли. Он
закрыл глаза и стоял так до  тех  пор,  пока  женская  рука  не
коснулась мягко его ладони.
   --  Простите  меня,  --  сказала  Джессика,  --  я не хотела
бередить старую рану.
   И она подумала: "Эти  животные!  Его  жена  явно  была  Бене
Гессерит. И Харконнены, судя по всему, убили ее Еще одна бедная
жертва, занесенная на Арраки ветром мщения".
   --  Простите меня, я не могу об этом говорить. -- Уйе открыл
глаза, стараясь придать своему лицу скорбное выражение. Это, по
крайней мере, было ему нетрудно.
   Джессика  изучающе  смотрела  на   доктора:   темный   блеск
миндалевидных   глаз,  квадратный  подбородок,  преждевременные
морщины... Джессику охватила глубокая жалость к нему.
   -- Веллингтон, я очень сожалею, что мы привезли  вас  в  это
опасное место, -- сказала она.
   --  Я приехал сюда по своей воле, -- вздохнул он, и это тоже
было правдой.
   -- Но эта планета --  ловушка  Харконненов.  Вы  должны  это
знать.
   --  Чтобы  поймать герцога Лето, нужно нечто большее, нежели
ловушка, -- сказал он, и это тоже было правдой.
   "Возможно, мне следовало бы быть более откровенной с ним, --
подумала она. -- Он блестящий тактик".
   -- Мы с корнем вырваны из своей почвы, --  вздохнул  он.  --
Вот почему нам так трудно.
   -- Зато очень легко погубить вырванное с корнем растение, --
подхватила  она. -- Особенно, если оно пересажено на враждебную
почву.
   -- Вы уверены в том, что почва враждебная?
   -- Когда станет известно, какое количество  людей  привез  с
собой  герцог  Лето,  начнется водный бунт, который прекратится
только тогда,  когда  люди  узнают,  что  мы  установили  новые
водяные установки.
   --   Здесь  есть  ровно  столько  воды,  сколько  нужно  для
поддержания человеческой жизни, -- сказал он.  --  Люди  знают,
что  если это ограниченное количество воды будет распределяться
между увеличивающимся населением, то цены на нее  поднимутся  и
самые  бедные умрут. Но герцог разрешит эту проблему. По-моему,
не следует  рассматривать  возможные  восстания  как  выражение
враждебности к новой власти на Арраки.
   --  А  охрана?  -- возразила она. -- Везде охрана и защитные
поля. На Каладане мы так не жили.
   -- Дайте шанс этой планете!
   Взгляд Джессики, однако, оставался по-прежнему пристальным и
твердым.
   -- Я чувствую здесь запах смерти, -- Джессика вся съежилась.
   -- Хават готовил наш приезд, заранее наводнив планету своими
агентами. Такие баснословные расходы трудно  объяснить  --  мой
герцог  не  привык швыряться деньгами. Я уж не говорю о взятках
высокопоставленным лицам. -- Она покачала головой. -- Смерть  и
обман -- вот верные спутники Зуфира Хавата.
   -- Вы злословите.
   --  Злословлю?  Это,  скорее,  похвала.  Смерть  и  обман --
единственная здесь надежда. Я лишь  не  обманываю  себя  насчет
методов Зуфира.
   --  Вам  следует...  чем-нибудь заняться, -- сказал он -- Не
оставляйте себе времени для подобных страхов.
   --  Вы  знаете,  в  чем  состоит   мое   основное   занятие,
Веллингтон?  Я  секретарша  герцога, и я занята тем, что каждый
день узнаю новые факты,  заставляющие  меня  бояться  факты,  о
которых  он  даже  не подозревает. -- Она сжала губы и понизила
голос -- Иногда я думаю, что его  судьба  сложилась  бы  иначе,
если бы я не была Бене Гессерит.
   --  Что  вы  имеете  в  виду?  -- Он поймал себя на том, что
горечь, прозвучавшая в словах леди Джессики,  взволновала  его,
вызвав  в  нем  сострадание  -- чувство, которого он никогда не
замечал в себе раньше.
   -- Не думаете ли вы, Веллингтон, что любая другая секретарша
находится в большей безопасности, чем я? --  напрямую  спросила
Бене Гессерит.
   --   Это  не  слишком  честная  мысль,  Джессика.  --  Упрек
прозвучал вполне естественно относительно чувств,  испытываемых
герцогом  к  своей  наложнице, не было никаких сомнений. Стоило
лишь проследить за тем, как он провожает ее взглядом.
   Она вздохнула.
   -- Вы правы. -- Она снова обхватила  себя  руками,  чувствуя
прикосновение   к  коже  крисножа,  и  это  оружие  лишний  раз
напомнило ей о страшном будущем, ожидающем ее и ее семью.
   -- Кровопролитие неизбежно, -- сказала она -- Харконнены  не
успокоятся  до  тех пор, пока не погибнут сами или не уничтожат
герцога Барон не сможет простить герцогу Лето, что в его  жилах
течет  королевская  кровь.  Степень  родства  ему  не  важна Но
сильнее всего его сознание отравляет то, что  Атридесы  изгнали
Харконненов за трусость после Корринской битвы.
   --  Старая кровная вражда, -- пробормотал Уйе и на мгновение
почувствовал  ледяной  укол  ненависти  Чужая  кровная   вражда
загнала  его  в  ловушку,  убила  его  Ванну или, что еще хуже,
обрекла ее на мучения у Харконненов Старая  вражда  двух  домов
загнала  в  мышеловку  его,  Уйе,  а  приманкой послужила семья
герцога По иронии судьбы весь  этот  ужас  должен  был  достичь
апогея  здесь,  на  Арраки,  единственном  источнике меланжа во
Вселенной, меланжа, являющегося продолжателем жизни.
   -- О чем вы думаете? -- спросила она.
   -- Я думаю о том, что сейчас на  свободном  рынке  декаграмм
спайса продается за шестьсот двадцать тысяч солариев. Это целое
состояние.
   -- В вас проснулась жадность, Веллингтон?
   -- Это не жадность.
   -- Тогда что же?
   Он пожал плечами.
   --  Сознание  своей  бесполезности  -- Он посмотрел на нее в
упор. Вы можете вспомнить  свое  первое  вкусовое  ощущение  от
спайса?
   -- У него был вкус корицы.
   --  Но  он  никогда не повторяется дважды Он -- как жизнь --
каждый раз, когда его пробуешь, он предстает в другом качестве.
Некоторые же придерживаются мнения, что спайс дает  реакцию  на
знакомый вкус.
   --  Думаю,  что для нас сейчас было бы гораздо полезнее не о
спайсе  рассуждать,  а  как  можно  скорее  бежать  за  пределы
империи, -- сказала она.
   Уйе  поймал  себя  на  том,  что  больше не слушает Джессику
сосредоточившись на произнесенных ею словах,  он  задавал  себе
один и тот же вопрос "Почему она не заставила меня это сделать?
Она могла бы заставить меня сделать решительно все"
   Быстро сменив тему разговора, он спросил:
   --  Не  сочтите это за дерзость с моей стороны, Джессика, но
не могу ли я задать вам один вопрос?
   Она,  будто   почувствовав   внезапно   возникшую   тревогу,
прижалась к краю окна.
   -- Конечно, можете Вы мой друг.
   -- Почему вы не заставили герцога жениться на вас?
   Она круто повернулась и изумленно посмотрела на Уйе.
   -- Заставить герцога жениться на мне?! Но...
   -- Мне не следовало спрашивать.
   --  Почему  же?  --  Она  пожала  плечами  -- Для этого есть
достаточно веская причина  политического  характера:  пока  мой
герцог  не женат, некоторые из Великих домов еще питают надежду
породниться с  ним...  --  Она  вздохнула.  --  Влияние  людей,
принуждение  их  к  тому,  чего  хочешь ты... Подобные действия
несут в себе цинизм и опошляют чувства. Если бы я заставила его
это сделать, это был бы уже не его поступок.
   -- Так могла бы сказать моя Ванна, -- пробормотал он, и  это
тоже было правдой. Он приложил руку ко лбу и судорожно глотнул.
Никогда  еще  он  не  был  так близок к тому, чтобы выдать свою
тайную роль.
   Повисла тяжелая пауза, которую нарушила Джессика:
   -- Кроме того, Веллингтон, в герцоге уживаются два человека.
Одного из  них  я  очень  люблю.  Он  очарователен,  он  живой,
общительный,  нежный,  в  нем все, что может желать женщина. Но
есть и другой --  холодный,  черствый,  эгоистичный,  такой  же
суровый  и жестокий, как его отец, -- ее лицо исказилось болью.
-- Ну почему, почему этот  старик  не  умер  тогда,  когда  мой
герцог только появился на свет?!
   Снова  воцарилось  молчание.  Было слышно, как ветер теребит
шторы на окнах. Глубоко вздохнув, Джессика сказала:
   -- Лето прав: эти комнаты лучше тех, что в другом крыле.  --
Она  обвела комнату взглядом. -- Извините меня. Веллингтон, мне
нужно еще раз осмотреть это крыло, прежде чем окончательно  все
разместить.
   Он  кивнул. "Если бы только можно было не делать того, что я
должен сделать!" -- стояло у него в голове.
   Джессика пересекла холл и замерла в нерешительности.
   "Все  время,  пока  мы  говорили,  он  что-то  утаивал",  --
подумала она.
   Сомнение  опять  закралось  ей  в  душу,  и она чуть было не
собралась вернуться назад, чтобы заставить  Уйе  высказать  то,
что  он так тщательно скрывал. "Но чего я этим добьюсь? Он лишь
смутится и испугается, когда узнает, что его  мысли  можно  так
легко прочитать по лицу", -- подумала она.

x x x

===


   Есть много свидетельств того, как быстро Муаддиб постигал
насущные  проблемы Арраки. Основа его успехов таилась, конечно,
в Бене Гессерит. Что же до всего  остального,  можно,  пожалуй,
сказать,  что  главное  заключалось в науке узнавания. С самого
начала ребенка учили постигать -- это было заложено в него  уже
на  первом  уроке. Он знал, что может постичь и что каждый урок
-- приобретение опыта. А между тем, как это ни удивительно,  --
многие считают процесс познания трудным и не верят в успех.
   Принцесса Ирулэн.
   Человечность Муаддиба.

Пол  лежал на кровати, притворяясь спящим. До чего же просто все получилось: взял таблетку у доктора Уйе и сделал  вид,  что проглотил  ее  Он  едва сдерживал смех. Даже мать поверила в то, что он спит. Ему хотелось вскочить и попросить у нее разрешения на осмотр дома, но Пол понимал,  что  его  поведение  не  будет
одобрено.
"Пожалуй, лучше ускользнуть из своей комнаты без спроса, так я не  нарушу данного мною обещания -- ведь я останусь в доме, где безопасно", -- подумал Пол.
Он слышал, как его  мать  и  Уйе  разговаривали  в  соседней комнате.  Различить  слова  было трудно -- что-то о спайсе... о Харконненах. Разговор сделался громче и потом затих.
Внимание Пола переключилось на переднюю спинку кровати.  Она соединялась  со  стеной, скрывая от постороннего глаза приборы, следящие за тем, что делается в комнате.  В  центре  деревянной спинки  была  вырезана  прыгающая  на  волнах  рыба  с толстыми коричневыми плавниками. Пол знал,  что  стоит  нажать  на  глаз
рыбы,  как  включатся  суспензерные  светильники.  Одна из волн контролировала вентиляцию, другая -- температуру воздуха.
Пол с опаской присел к столу. Слева от него, у стены,  стоял
высокий  книжный  шкаф.  Но  это  тоже  была хорошо продуманная
маскировка -- за ним стоял шкаф пониже, с  большим  количеством
полок.
   Все  выглядело  так,  как  будто  его  хотели заманить и эта
планета, и эта комната.
   Он подумал о фильмокниге, которую  ему  дал  Уйе.  Это  была
старая книга, сделанная еще до открытия спайса. Ее текст словно
озарял  мозг  яркой  вспышкой, а каждое название сопровождалось
изображением  того,  о  чем  оно   рассказывало.   Названия   и
изображения  принадлежали  прошлому человечества, а увидеть это
прошлое можно было  только  на  единственной  планете  во  всей
Вселенной -- на Арраки.
   Полу предстояло узнать так много нового... особенно о спайсе
и о червях пустыни.
   Пол услышал, как ушла его мать. Значит, доктор Уйе остался в
соседней  комнате  один. "Сейчас он возьмет что-нибудь почитать
и,  увлекшись  чтением,  забудет  про  меня",  --  подумал  Пол
Наступил  подходящий  момент  для  обследования  Выскользнув из
постели, мальчик направился к книжному  шкафу,  но  услышав  за
своей   спиной   звук,  он  обернулся:  резная  спинка  кровати
наклонилась к тому месту, где он только что лежал. Пол замер на
месте, и эта неподвижность спасла ему жизнь.
   Из-за спинки выскочил крошечный самонаводящийся  снаряд,  не
более  пяти  сантиметров  в  длину.  Пол  сразу  же узнал в нем
обычное орудие убийства,  которое  каждый  ребенок  королевской
крови  изучал  в  раннем детстве. Это была черная металлическая
лента, направленная чьей-то находящейся близко рукой Она  могла
впиться  в  движущуюся  плоть и подняться по нервным каналам до
ближайшего жизненно важного органа.
   Снаряд взмыл вверх, обогнул  комнату  и  вернулся  назад.  В
сознании   Пола   вспыхнуло  нужное  знание  об  ограниченности
действия самонаводящегося снаряда: его сжатое суспензерное поле
искажает угол зрение посылающего его глаза. Кроме того, тусклое
освещение мешало оператору видеть живую мишень, и  он  вынужден
был ориентироваться на ее движения.
   Защитный пояс Пола остался лежать на кровати. Если бы у него
был  ласган,  тот бы запросто уничтожил этот снаряд, но ласганы
были дороги и к тому же достаточно капризны: когда  луч  лазера
пересекался  с  полем,  мог  произойти  взрыв. Поэтому Атридесы
предпочитали полагаться на свои защитные поля и на свой разум.
   Сейчас же только разум Пола мог противостоять  нависшей  над
ним   угрозе,   и,   зная   это,  мальчик  сохранял  абсолютную
неподвижность. Снаряд поднялся на полметра вверх.
   "Я  могу  попытаться  схватить  его,  --  подумал  Пол.   --
Суспензерное поле делает снаряд скользким у основания. Я должен
крепко его держать".
   Снаряд  опустился  и,  сместившись  влево,  сделал  круг над
кроватью. Мальчик слышал издаваемое им слабое жужжание.
   "Кто им управляет? -- подумал Пол. --  Этот  человек  должен
находиться  где-то  поблизости. Я мог бы позвать на помощь Уйе,
но боюсь, что снаряд попадет в  него,  как  только  он  откроет
дверь".
   В  это  время дверь за его спиной скрипнула. Снаряд пролетел
над его головой к месту движения. Правая рука Пола  взметнулась
вверх  и опустилась с зажатой в ней смертоносной лентой. Снаряд
жужжал и извивался в руке  мальчика,  но  Пол  держал  его  так
крепко,  что  было  видно, как напряглись мускулы на схватившей
его руке. Резко развернувшись, он  с  силой  расплющил  головку
ленты-снаряда  о  металлическую  дощечку  на двери. Пол услышал
хруст разбившегося глаза снаряда, и мертвая лента поникла в его
руке.
   Пол  поднял  голову  и  встретился  взглядом  с  ярко-синими
глазами Шадоут Мапес.
   --  Ваш  отец  прислал  за вами, -- пояснила она, -- в холле
ждет человек, который будет сопровождать вас.
   Пол кивнул, внимательно изучая взглядом стоявшую рядом с ним
пожилую женщину. Она же смотрела на металлическую ленту-снаряд,
которую он все еще держал в руке.
   -- Я слышала про такие игрушки, -- сказала  она,  --  он  бы
меня убил, верно?
   Полу  пришлось  проглотить комок в горле, прежде чем он смог
заговорить.
   -- Я... он метил в меня!
   -- Но ведь он двигался ко мне?
   -- Потому что двигались вы, -- объяснил  Пол,  решая  в  уме
вопрос: "Кто она такая?"
   -- Значит, вы спасли мне жизнь, -- сказала она.
   -- Я спас жизнь нам обоим.
   --  Похоже, что вы очень не хотели, чтобы он попал в меня, и
тем самым спасли себя.
   -- Кто вы? -- спросил Пол.
   -- Шадоут Мапес, домоправительница.
   -- Как вы узнали, где меня найти?
   -- Мне  сказала  ваша  мать.  Я  встретила  ее  в  холле,  у
лестницы,  что  ведет  в  судную  комнату.  --  Шадоут  указала
направо: -- Посланный Вашего отца все еще ждет.
   "Это, должно быть, человек Хавата, --  подумал  Пол,  --  Мы
должны найти того, кто управлял этой штукой".
   --  Идите  к человеку моего отца, -- сказал он, -- и скажите
ему, что я поймал в доме снаряд-охотник и что нужно найти того,
кто  им  управлял.  Велите  немедленно  обыскать  дом   и   его
окрестности. Они умеют это делать Оператора снаряда надо искать
среди чужих.
   А  сам  подумал: "Может, это была она?" Но он тут же отогнал
эту мысль: снаряд был под контролем, когда она вошла.
   -- Прежде чем я  отправлюсь  выполнять  ваше  приказание,  я
должна  все  прояснить между нами Вы возложили на меня нелегкую
ношу. Но мы. Свободные, платим свои  долги  Нам  известно,  что
среди  вас  есть  предатель. Кто он, мы сказать не можем, но мы
уверены, что это так. Может, он  и  управлял  этим  пожирателем
плоти.
   Пол оцепенел, словно загипнотизированный словом "предатель".
Прежде чем он смог заговорить, старая женщина круто повернулась
и направилась к двери.
   Он  хотел  позвать  ее, но не посмел это сделать, боясь, что
она истолкует  это  неверно:  она  сказала  ему  все  и  теперь
отправилась  выполнять  его приказание. Через минуту дом должен
был наполниться людьми Хавата.
   Пол  мысленно  восстановил  в  памяти  тот   момент   своего
разговора  с  Шадоут, где прозвучали слова о судной комнате. Со
снарядом в руке он возвратился  к  себе,  взял  защитный  пояс,
обернул  его  вокруг талии, на бегу защелкнул пряжку и повернул
из холла налево.
   Шадоут сказала, что встретила его мать у лестницы, ведущей в
судную комнату.

x x x


   Что  поддерживало  леди  Джессику  во  время  всех   этих
испытаний?  Внимательно  обдумайте  изречение, распространенное
среди Бене  Гессерит,  и,  возможно,  вы  это  поймете:  "Любая
дорога,   которую   проходишь  до  конца,  приведет  в  никуда.
Карабкайтесь в гору чутьчуть, только чтобы проверить,  гора  ли
это. С вершины горы нельзя увидеть гору".
   Принцесса Ирулэн.
   Муаддиб: семейные комментарии.   В   конце   южного   крыла  Джессика  увидела  металлическую
лестницу,  спиралью  поднимающуюся  к   овальной   двери.   Она
посмотрела  вниз,  в  холл, потом снова подняла глаза на дверь.
Какая странная форма для двери в доме! -- удивилась она.
   Заглянув  в  окно  под  спиральной  лестницей,  она  увидела
огромное  белое  солнце  Арраки, клонившееся к горизонту. Через
холл пролегли длинные тени. Она снова посмотрела  на  лестницу.
Лучи,  падающие  на  нее  сбоку, освещали куски засохшей земли,
приставшие к металлическим ступеням.
   Джессика положила  руку  на  перила  и  начала  подниматься.
Перила  под ее ладонью отдавали холодом. Остановившись у двери,
она увидела, что у нее нет  ручки,  но  в  том  месте,  где  ей
следовало бы быть, имелось небольшое углубление.
   Джессика  обернулась,  убедилась,  что  за ней не наблюдают,
приложила ладонь к  углублению,  снова  обернулась  и  заметила
подходившую к лестнице Шадоут.
   --  Люди  в  большом холле говорят, что их прислал герцог за
юным мистером Полом, -- произнесла  Шадоут.  --  У  них  печать
герцога,  и  стража  их  опознала. -- Она посмотрела сначала на
дверь, потом на Джессику.
   "А она осторожна, эта Шадоут, -- подумала Джессика.  --  Это
хорошо!"
   --  Он  в  пятой  от  холла комнате, в маленькой спальне, --
сказала Джессика. --  Если  вам  будет  трудно  его  разбудить,
позвоните  доктору  Уйе  из соседней комнаты. Полу, может быть,
понадобится порция возбудительного.
   Шадоут снова бросила пристальный взгляд на овальную дверь, и
Джессике почудилось, что ее взгляд излучает  ненависть.  Прежде
чем Джессика спроста ее о двери и о том, что скрывается за ней,
Шадоут круто повернулась и торопливо пошла прочь.
   "Хават  проверил  это место, -- подумала Джессика. -- Ничего
опасного здесь быть не может". Она толкнула дверь и оказалась в
маленькой комнате, тоже с овальной дверью, но в противоположной
стене. На этой двери была круглая ручка.
   Воздушный замок!  --  догадалась  Джессика.  Она  посмотрела
вниз:  на  полу  у  входа  в обеденную залу валялась табличка с
личной отметкой Хавата. Дверь в столовую была  открыта:  кто-то
сбил табличку, не подозревая о существовании воздушного замка.
   Она  шагнула  через  порог  и оказалась в маленькой комнате.
"Зачем в  доме  воздушный  замок?"  --  спросила  она  себя.  И
внезапно   вспомнила  о  существовании  экзотических  растений,
герметически изолирующихся в особом климате.
   Особый климат!
   Это имело смысл на Арраки,  где  растения,  наиболее  сильно
страдающие    от    недостатка   влаги,   приходилось   орошать
искусственно.
   Дверь за Джессикой начала  закрываться.  Она  поймала  ее  и
тщательно  подперла  палкой,  оставленной  Хаватом.  Она  опять
повернулась  к  внутренней  двери  и  на  этот   раз   заметила
затейливую  вязь  надписи  над  ручкой. Надпись была сделана на
языке галах и звучала так: "О человек!  Здесь  заключена  часть
чудесного  творения  Божьего, встань перед ним и научись любить
совершенство твоего важнейшего друга".
   Под тяжестью тела Джессики круглая ручка повернулась  влево,
и  внутренняя  дверь  открылась. Воздушная струя коснулась щек,
взъерошила  волосы.  Джессика  почувствовала,   как   изменился
воздух,  как  сильно он напоен влагой. Она заглянула за дверь и
увидела массу зелени, купающуюся в золотистом солнечном свете.
   "Желтое солнце!" -- сказала она себе.  И  тут  же  подумала:
"Фильтрующее  стекло!"  Она перешагнула через порог, и дверь за
ней захлопнулась.
   -- Планетное хранилище влаги, -- догадалась Джессика.
   Повсюду  стояли  растения  в  горшках  и  низко  подрезанные
деревья. Здесь были даже розы.
   Она  наклонилась,  вдыхая  аромат гигантских розовых кустов,
потом выпрямилась и оглядела комнату.
   Ритмичный звук привлек к себе ее  внимание.  Она  раздвинула
густо  разросшиеся  ветви  и  посмотрела  в  центр комнаты. Там
находился небольшой фонтан -- струя бьющей вверх воды  с  шумом
падала вниз, в металлическую чашу.
   Волна разнообразных чувств захлестнула Джессику, но, призвав
на помощь  логику  и четкость анализа Бене Гессерит, она начала
методически рассчитывать параметры комнаты.  Было  похоже,  что
она   занимает   примерно   десять  квадратных  метров.  По  ее
расположению над холлом и по  разнице  в  конструкции  Джессика
заключила,  что эта комната была построена значительно позднее,
чем весь дом. Джессика прошла в ту часть комнаты,  которая,  по
ее  расчетам,  выходила  на южную сторону, и остановилась перед
широким оконным проемом со светофильтром. Услышав,  как  что-то
зашелестело  среди  листвы,  она  напряглась,  но тут в поле ее
зрения попал поливочный механизм с руками-шлангами.
   Вода в этой комнате была повсюду -- и это  на  планете,  где
вода  была  самым  ценным  источником  поддержания  жизни! Вода
расточалась  здесь  с  такой  небрежностью,  что  это  поразило
Джессику до самой глубины ее существа. Она посмотрела на желтое
солнце.   Оно   висело   низко  над  зубчатым  горизонтом,  над
выступами, образующими  часть  огромной  скалы,  известной  под
названием Защитная стена.
   "Фильтрующее  стекло,  -- подумала она, -- превращает белое,
безжалостно палящее солнце Арраки в что-то родное и  привычное.
Чьих рук это дело? Может быть. Лето захотел поразить меня таким
подарком  --  это  на  него похоже. Но у него не было для этого
времени, он был занят более серьезными проблемами".
   Она вспомнила, что многие дома на планете были  герметически
закрыты с помощью воздушных замков, чтобы удержать влагу внутри
дома.  Лето  говорил  ей,  что  для  того чтобы показать силу и
богатство этого дома, от подобной меры  отказались,  а  окна  и
двери закрыли только от пыли.
   Эта  комната  закрывалась  так  тщательно не для того, чтобы
удерживать влагу. Она подсчитала,  что  этой  воды  хватило  бы
тысяче, а может, и большему числу планетян.
   Джессика  прошла мимо окна, продолжая осмотр комнаты. В поле
ее зрения попала  металлическая  поверхность  стола,  стоявшего
около  фонтана,  и она заметила на нем небольшой листок бумаги.
Он не сразу привлек ее внимание, потому что был прикрыт большим
чистым листом. Джессика подошла к столу, увидела на  нем  знак,
поставленный Хаватом, и прочла то, что было написано на листке,
вырванном из блокнота:
   "Леди Джессика!
   Возможно,   эта   комната   и   не   доставит   Вам  столько
удовольствия, сколько доставляла мне:  но  пусть  она  наглядно
напомнит  Вам урок, преподанный некогда нам обеим одними и теми
же учителями: близость любимого человека  делает  нас  чересчур
снисходительными. И на этом пути лежит опасность.
   С наилучшими пожеланиями Марго леди Фенринг".
   Джессика  припомнила,  как  Лето говорил ей, что наместником
императора здесь был граф Фенринг. Однако скрытый смысл записки
требовал к себе немедленного внимания, поскольку она давала  ей
понять:  писавшая  была  Бене  Гессерит.  На мгновение Джессика
почувствовала укол самолюбия: граф женился-таки на своей леди.
   Но хотя эта мысль ее неприятно поразила, она  наклонилась  в
поисках  скрытой  записки.  Она  должна  была  быть  здесь.  Та
записка, которая лежала на столе, содержала лишь кодовую фразу,
которую   каждая   Бене   Гессерит,   не   связанная   школьным
предписанием,   должна   была   сообщить  другой,  когда  этого
требовала необходимость: "На этом пути лежит опасность".
   Джессика перевернула записку и провела по ней пальцами,  ища
кодовые  точки.  Ее  чувствительные  пальцы  пробежали  по краю
бумаги. Ничего! Встревоженная, она положила записку  на  место.
"Может быть, разгадка кроется в положении записки"? -- подумала
она.
   Но  Хават, обыскивая комнату, несомненно, передвигал ее. Она
посмотрела на лежащий перед ней чистый лист бумаги.  Лист?  Она
ощупала  его  пальцами.  Здесь!  Ее  пальцы  различили  впадины
кодовых точек, слагая их в слова:
   "Атридесы, вашему сыну и герцогу угрожает опасность: спальня
вашего сына оборудована таким  образом,  чтобы  поймать  его  в
ловушку.   X.   оснастил   ее  таким  оружием,  которое  трудно
обнаружить".
   Джессика рванулась в комнату сына, но остановилась --  нужно
было  прочитать  записку  до конца. Ее пальцы вновь забегали по
точкам:  "Точная  природа  опасности  мне  неизвестна,  но  это
что-то,  связанное с кроватью. Угроза семье герцога проистекает
от предателя -- доверенного лица герцога или лейтенанта охраны.
Он  собирается  захватить  Вас  как  фаворитку.  Насколько  мне
известно,  эта оранжерея безопасна. Прости, что не могу сказать
большего. Мой источник невелик, поскольку мой граф не входит  в
число наемников X. Торопитесь. М.Ф."
   Джессика  отложила  лист и повернулась, чтобы бежать к Полу.
Но в этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошел он  сам,
сразу  же  захлопнув за собой дверь. Пол что-то держал в правой
руке. Увидев мать, он пробрался к ней сквозь  зеленые  заросли,
посмотрел  на  фонтан,  разжал  руку и подставил ее под водяную
струю.
   -- Пол! -- Она схватила сына за плечи. -- Что это?
   Он  заговорил  в  спокойной  манере,  за  которой,   однако,
угадывалось напряжение.
   --  Снаряд-охотник.  Я поймал его в моей комнате и расквасил
ему нос, но я  хочу  действовать  наверняка:  вода  должна  его
угробить.
   -- Погрузи его в воду! -- велела Джессика.
   Пол повиновался. Потом она сказала:
   -- Убери руку. Оставь его в воде.
   Он вытащил руку, вытер ее и посмотрел на блестящий металл на
дне  фонтана.  Джессика,  сорвав черенок с листа, пошевелила им
лежащую  неподвижно  ленту.  Та  осталась  неподвижной.   Тогда
Джессика бросила черенок в воду и посмотрела на Пола.
   Он  изучал комнату с напряженностью и цепкостью, которые она
сразу же узнала.
   -- Здесь можно скрыть все что угодно, -- сказал Пол.
   -- У меня есть основания считать  оранжерею  безопасной,  --
возразила Джессика.
   -- Моя комната тоже казалась мне безопасной, -- возразил он.
-- Хават говорил...
   --  Это был снаряд-охотник, -- напомнила сыну мать. -- А это
значит, что им  управлял  кто-то,  находящийся  в  доме.  Сфера
действия  контрольных  лучей  ограничена, и, кроме того, снаряд
мог быть принесен сюда после проверки Хавата.
   Но услужливая память тотчас напомнила ей содержание  кодовой
записки,  которой  леди  Фенринг  предупредила  ее  о  грозящей
Атридесам опасности: "...от предателя -- доверенного  лица  или
лейтенанта". Конечно же это не Хават. Нет, нет, только не он!
   --  Сейчас  люди  Хавата  обыскивают  дом, -- сказал Пол. --
Снаряд едва не угодил в старую женщину, которая пришла за мной.
   "Снаряд-охотник! Милосердная мать!" -- подумала Джессика,  с
трудом подавляя дрожь.
   Пол перешел к делу:
   --  Это,  конечно,  Харконнены.  Нам  придется начать с ними
войну.
   В дверь постучали условным стуком.
   -- Войдите! -- крикнул Пол.
   Дверь отворилась, и высокий человек  в  форме  Атридесов  со
знаком Хавата на фуражке шагнул в комнату.
   --  Вы  здесь,  сэр?  Домоправительница  сказала мне, что вы
должны быть здесь. --  Он  оглядел  комнату.  --  Мы  нашли  на
чердаке  пирамиду  из  камней  и  прятавшегося  в ней человека,
который управлял снарядом.
   -- Я хочу принять участие в допросе, -- сказала Джессика.
   -- Очень сожалею, леди,  но  мы  убили  его  при  попытке  к
бегству.
   --  Не  было  ли  при  нем  чего-нибудь  такого, что дало бы
возможность его опознать?
   -- Пока мы ничего не нашли, госпожа.
   -- Он был арракинец? -- спросил Пол.
   -- По виду -- да, -- сказал человек. -- Судя  по  всему,  он
был  посажен  туда  месяц  назад  и  ждал  там нашего прибытия.
Каменная кладка в том месте, где он  должен  был  пройти,  была
нетронутой   вчера,   когда  мы  исследовали  чердак.  Я  готов
присягнуть в этом.
   -- В  вашей  честности  никто  не  сомневается,  --  сказала
Джессика.
   --  Есть  одно  упущение, госпожа: мы не взяли там зональных
проб.
   -- Полагаю, сейчас именно это вы и делаете, -- съязвил Пол.
   -- Да, сэр.
   -- Передайте отцу, что мы задержимся.
   -- Немедленно, сэр. -- Он посмотрел на  Джессику.  --  Хават
приказал, что при подобных обстоятельствах каждый мистер должен
быть   препровожден  в  безопасное  место.  --  Он  внимательна
осмотрел комнату. -- Как насчет этой комнаты?
   -- У меня  есть  основания  предполагать,  что  эта  комната
безопасна, -- ответила она.
   --  Хават  и  я  обследовали  се.  Тогда я оставлю возле нее
стражу -- до тех пор,  пока  мы  не  обыщем  весь  дом.  --  Он
поклонился, козырнул Полу и закрыл за собой дверь.
   После  его  ухода  воцарилось глубокое молчание. Пол нарушил
его первым:
   -- Не лучше ли нам осмотреть дом самим? Ты могла бы  увидеть
то, что не удалось увидеть другим.
   --  Это  крыло  было  единственным  местом, которое я еще не
обследовала,  --  ответила  Джессика.   --   Я   оставила   его
напоследок, потому что...
   --   Потому  что  Хават  почтил  его  личным  вниманием,  --
запальчиво докончил он.
   Она метнула на него вопросительный взгляд.
   -- Ты не доверяешь Хавату? -- спросила она.
   -- Нет, но он уже не молод, и он слишком много  работал.  Мы
могли бы снять с него часть обязанностей.
   -- Это обескуражит его, и дело только пострадает, -- сказала
она. -- После того, как он узнает о случившемся, он не позволит
проникнуть в это крыло даже насекомому. Ему будет стыдно...
   --  Мы  должны принять собственные меры предосторожности, --
Пол решительно посмотрел на мать.
   -- Хават  с  честью  охранял  три  поколения  Атридесов,  --
возразила  она.  --  Он  заслуживает  уважения  и  доверия. Это
единственное, чем мы можем ему отплатить за его верную службу.
   Не найдя  достаточно  весомых  аргументов  для  подкрепления
своей точки зрения. Пол неожиданно выпалил:
   --  Когда  моего  отца  беспокоят какие-то твои поступки, он
произносит имя Бене Гессерит как ругательство.
   -- Что же так беспокоит твоего отца?
   -- Твои с ним споры.
   -- Но ты -- не он. Пол.
   А он подумал: "Это взволнует ее, но  все  равно  она  должна
узнать, что сказала Шадоут о предателе".
   --  Ты что-то скрываешь? -- спросила Джессика. -- Это так не
похоже на тебя. Пол.
   Он пожал плечами и  подробно  передал  ей  свой  разговор  с
Шадоут.

   

 Читать  дальше  ...   

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

***

***

Источник :  http://lib.ru/HERBERT/dune_1.txt    ===

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 84 | Добавил: iwanserencky | Теги: книга, из интернета, текст, будущее, люди, книги, Фрэнк Херберт, литература, миры иные, Дюна, проза, Хроники Дюны, чужая планета, Будущее Человечества, Вселенная, фантастика, Хроники, слово, писатель Фрэнк Херберт | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: