Главная » 2023 » Апрель » 22 » Жизнь Ленина. М.П. Прилежаева. 009. НЕ УМЕЕМ - НАУЧИМСЯ
11:07
Жизнь Ленина. М.П. Прилежаева. 009. НЕ УМЕЕМ - НАУЧИМСЯ

***


НЕ УМЕЕМ - НАУЧИМСЯ


     На посту у входа в Смольный стоял солдат:
     - Пропуск!
     И загородил винтовкой троим рабочим дорогу. Двое постарше, с  бородами.
Третий довольно еще молодой. Молодого звали Романом.
     - Где у вас тут пропуска-то  дают?  -  поинтересовался  один,  спокойно
отстраняя винтовку.
     - Но-но... не балуй! -  прикрикнул  солдат.  -  Комендатура  пропусками
заведует.
     В это время как раз сам  комендант  Смольного,  бывший  матрос  товарищ
Мальков, появился в подъезде. Бушлат распахнут, под бушлатом тельняшка.
     - Кого вам, ребята?
     - Ленина надобно. Причина есть важная, - ответил Роман.
     - Безотлагательно, - добавил другой.
     - Ишь какие, - протянул, оглядывая рабочих, Мальков. - А в  Октябрьские
дни где были?
     - Зимний брали. Где же еще?
     Через четверть часа все трое входили  в  приемную  Совнаркома.  Большая
комната.  Обставлена  бедно.  Два  деревянных  дивана  перегородили  на  две
половины приемную. И там стол, и здесь стол да несколько  стульев  -  вот  и
вся обстановка.
     Рабочие перекинулись взглядом: просто, по-нашенски. Намотали на ус.
     Секретарша проверила пропуска, пропустила. Дальше шла  канцелярия.  Там
тоже столы. На одном - пишущая машинка. Два шкафа,  телефоны  с  деревянными
ручками. И еще вешалка у двери. Дверь вела в рабочий кабинет Ленина.


     Рабочие сняли  ватные  куртки,  повесили.  Ушанки  втиснули  в  рукава.
Одернули косоворотки.
     Секретарша отворила дверь в кабинет:
     - Проходите, пожалуйста. Товарищ Ленин вас ждет.
     - Не осерчал бы? - шепнул Роман спутникам.
     Но  было  уже  поздно  -  они  перешагнули  порог  в  рабочий   кабинет
Предсовнаркома. И он сам, товарищ Ленин, поднявшись  из-за  стола,  встречал
их, невысокий, подвижный, с искрой в живых коричневатых глазах:
     - Здравствуйте, товарищи. Садитесь, пожалуйста!
     Усадил. И сам сел. Не через стол от рабочих, а рядом. В руке  карандаш,
он им помахивал и быстро-быстро кидал вопросы:
     - С какого завода? Какой специальности? Как дела  на  заводе?  Есть  ли
сырье? Действует ли рабочий контроль?
     Владимир Ильич заметил, рабочие мнутся,  медлят  с  ответами.  Владимир
Ильич положил карандаш, всунул пальцы за проймы жилета, откинулся на  спинку
стула и ждал.
     - Докладывай ты, - подтолкнул пожилой молодого.
     И другой локтем в бок:
     - Роман, излагай.
     У Романа горло  осипло.  В  Октябрьские  дни,  с  винтовкой  наперевес,
перемахивая через три ступеньки,  вбегал  роскошной  мраморной  лестницей  в
Зимний  дворец.  Юнкера  отстреливались  из-за  углов.  Но  Роману  было  не
страшно. Будто крылья несли его.
     Товарищ Роман,  что  же  сейчас-то  ты  заробел?  Ведь  Ленин  с  тобой
говорит. Ленин все понимает. Он наш.
     - Владимир Ильич, с поклоном мы к вам...
     - Нет, нет! Поклонов не надо, - строго отрезал Владимир  Ильич.  -  Что
за дело у вас? Давайте откровенно, по-дружески.
     И улыбнулся. Так хорошо улыбнулся.
     И от ленинской улыбки Роман  осмелел  и  без  утайки  рассказал,  какая
важная  причина  привела  их  к  Председателю  Совета  Народных  Комиссаров.
Хотелось бы Роману с товарищами рассказать Владимиру Ильичу  про  завод,  да
не работают больше они на заводе. Из рабочего класса  откомандировали  их  в
народный комиссариат,  или,  короче  сказать,  наркомат.  Царские  чиновники
разбежались, не пожелали с Советской властью сотрудничать.  Кто  не  убежал,
волынку вместо работы волынит. Прислали рабочих...
     - Советской власти на подмогу прислали? - живо перебил Владимир Ильич.
     - Вроде так.
     - И что же?
     Владимир Ильич сощурился и не сводил с Романа испытующих глаз. Роман  в
замешательстве пригладил русые волосы. Как на горячих углях сидел.
     - Не получается, Владимир Ильич.
     Стыдно признаваться. А зачем и пришел? Затем, чтобы прямо сказать:  "Не
выходит. Не умеем. Не можем".
     - Товарищ  Ленин,  Владимир  Ильич,  -  вставил  рабочий  постарше,   -
прикажите обратно в рабочий класс нас вернуть. Трудно нам.
     Третий подхватил:
     - На заводе с пользой работали. А в наркомате тычемся, ровно слепые.
     Они просили так убедительно!  Наверно,  Владимир  Ильич  согласится,  и
рабочие с чистой совестью вернутся к станкам.
     Он все молчал. И они замолчали.
     - Вы  думаете,  мне  легко  управлять  государством?  -  вместо  ответа
спросил Владимир Ильич. - Вы думаете, у меня опыт есть? Ведь  я  никогда  не
был Председателем Совнаркома. И другие наши наркомы никогда не  были  прежде
наркомами.
     Один рабочий нерешительно покачал головой:
     - Больно уж внове все.
     - Так старое-то мы с вами сломали! Кто  вместо  нас  станет  устраивать
новое?
     И Ленин повеселел,  ближе  придвинулся  со  стулом  к  рабочим  и  стал
уговаривать, объяснять. Конечно, трудно рабочим  в  наркоматах  без  знаний.
Зато  есть  пролетарское  чутье.  Надо  нашу,  партийную,  советскую   линию
проводить в  наркоматах.  Кроме  рабочих,  кто  будет  ее  проводить?  Всюду
рабочий глаз нужен, рабочий контроль.
     - А ну как ошибемся, Владимир Ильич?
     - Ошибемся  -  поправимся.  Не  умеем  -   научимся.   Итак,   товарищи
рабочие, - вставая, твердо сказал Владимир  Ильич,  -  партия  послала  вас,
выполняйте долг. - И с одобряющей и доброй улыбкой повторил: -  Не  умеем  -
научимся.
     После такого разговора с Лениным у рабочих  робость  пропала.  Владимир
Ильич заразил их уверенностью: силы будто втрое прибавилось. Теперь  с  утра
до ночи не будут вылезать из наркомата, пока не поймут всю механику.
     - Обещаем, товарищ Ленин, долг выполним, - сказали рабочие.
     И все трое вышли  из  кабинета  Председателя  Совнаркома  уверенные.  И
говорили  между  собой,  что  правильно   Владимир   Ильич   рассудил   наше
рабоче-крестьянское государство, нам и в ответе быть за него.


ТЯЖЁЛЫЙ УРОК


     Четырехлетняя война разорила страну. В Петрограде все лютее был  голод.
По карточкам давали четверть фунта хлеба, и все. А это кусочек  величиной  с
пол-ладони. Будешь ли сыт таким кусочком? На завтрак не хватит,  не  то  что
на целый день. Да варили на обед селедочный суп. Так в рабочих  семьях,  так
в Совнаркоме. И Владимир Ильич так же жил и получал такой же скудный паек.
     Ленин собирал Совнарком ежедневно  -  уж  очень  дел  было  много.  Все
неотложные. Как бороться с голодом - первое неотложное дело. Не один  Питер,
все города голодали. А хлеб был в России. В Сибири был и  в  Поволжье.  Надо
из деревень раздобыть хлеб и  по  голодающим  городам  развезти  -  кажется,
просто? Ох, не просто! Железнодорожный транспорт расстроен. Значит,  надо  в
первую очередь налаживать транспорт. Ведь и  топиться  городам  нечем:  дров
нет, угля нет. Так давайте скорее  налаживать  транспорт!  Не  тут-то  было!
Всюду полно  саботажников,  спекулянтов.  Спекулянты  на  народном  бедствии
хотели нажиться,  саботажники  -  подорвать  революцию.  За  ними  буржуазия
стояла. Буржуазия ненавидела Советскую власть.  Буржуи,  царские  чиновники,
спекулянты портили, вредили, мешали. Буржуи  надеялись:  вот  придут  немцы,
свергнут Советы, тогда заживем. Только и мечтали о немецкой победе.
     Было о чем задуматься Ленину!
     У немцев сохранилась еще  сильная  армия.  А  у  нас  старая,  царская,
разваливалась. Офицеры бросали  позиции,  уходили.  Солдаты  рвались  домой.
Страшная опасность нависла над родиной.
     "Что делать?" - думал Ленин. Днем и ночью собирались члены  ЦК  партии,
народные комиссары. Обсуждали, решали, как быть.
     - Товарищи!  Мы  подписали  Декрет  о  мире,  надо  кончать   войну   с
немцами, - говорил Ленин.
     И Совнарком послал немецкому командованию предложение о мире.  Немецкие
власти  согласились.  Условие  немецкое  было:  все  земли,  которые   немцы
захватили у нас во время войны, переходят к ним.
     - Примем условия, другого выхода нет, - сказал Владимир Ильич.
     Другого выхода не было. Народ был  измучен  войной.  Измучен  разрухой.
Народ хотел мирно жить, трудиться, накапливать силы.
     На заседаниях Центрального Комитета партии много раз обсуждался  вопрос
о заключении мира с Германией. Ленин доказывал:  надо  непременно  закончить
войну. И скорее, скорее. Пусть на тяжелых условиях. На  всякие  жертвы  надо
пойти  во  имя  спасения  Советской  Республики.  Надо  укреплять  Советскую
власть,   создавать   новую   рабоче-крестьянскую   армию,   восстанавливать
хозяйство.
     Если бы  все  поддержали  Владимира  Ильича!  Нет.  Острые  разногласия
начались. Нетвердые, нестойкие люди спорили с Лениным, высказывались  против
заключения мира. "Грабительский  мир.  Не  хотим  подписывать  грабительский
мир", - говорили они. Не понимали,  какая  страшная  беда  подкрадывается  к
Советской России.
     А Ленин понимал. Тяжело ему было.
     - Товарищи! У нас разруха и голод. Нет у нас сил. Хоть  на  время  надо
получить передышку, чтобы сохранить Республику Советов.
     Так убеждал Владимир Ильич. Он был твердо уверен  в  своей  правоте.  И
потому так непоколебимо, горячо убеждал товарищей. И убедил.
     Советское  правительство   вновь   направило   к   немецким   генералам
делегацию. Главой делегации был Троцкий. Он был наркомом. Что же он сделал?
     Предательски нарушил указания  Ленина.  Центральный  Комитет  партии  и
Советское   правительство   вынесли   решение   подписать    с    германским
командованием  мир.   Империалисты   рвутся   задушить   Советскую   страну.
Необходимо сорвать вражеские планы. Любой ценой - мир!
     А Троцкий? Мира не подписал,  а  войну  объявил  прекращенной.  Солдаты
наши хлынули по домам, бросили фронт. Фронта не стало.
     И немецкие генералы без  препятствий  двинули  свои  армии  по  русским
дорогам. Глубже, глубже в Россию. Ближе, ближе  к  столице.  Совсем  близко.
Петроград под угрозой. Неужели немецкие генералы захватят  столицу?  Неужели
конец революции?
     Буржуи, спекулянты, торговцы притаились и ждали. И уже готовили  черные
списки, с кем расправляться. Готовили списки большевиков и рабочих.
     На руку немецким империалистам и  буржуазии  было  поведение  Троцкого.
Троцкий и раньше не раз мешал создавать в России боевую партию  коммунистов.
Не раз сколачивал всякие группировки против Коммунистической партии,  против
Ленина.
     Снова непрестанно собирался ЦК, Совнарком. В  Смольном  не  было  дров.
Печи не топились. Холодно. Члены ЦК и наркомы сидели  за  длинным  столом  в
пальто и шубах, подняв  воротники.  Лица  были  суровы.  Февральская  метель
свистела и кружила за окнами.
     - Горький, обидный, тяжелый урок! - сказал Ленин.
     Теперь все  знали  и  видели,  как  Ленин  был  прав.  Зачем  сразу  не
послушали Ленина?
     "Социалистическое Отечество в опасности!" -  выпустил  воззвание  Совет
Народных Комиссаров.
     Рабочие,  крестьяне,  товарищи!  Вставайте  на  защиту   Отечества!   -
призывало воззвание.
     Тысячи  добровольцев   в   городах,   деревнях   и   рабочих   поселках
откликнулись на воззвание Совнаркома и Ленина.
     И создалась новая армия.
     Красная Армия. Советская Армия. Вступила против немецких захватчиков  в
бой. Не пустила их дальше.
     Это было в феврале 1918 года. С тех пор  каждый  год  мы  празднуем  23
февраля день рождения нашей Советской Армии. Она  не  раз  защищала  нас  от
врагов. И всегда защитит.
     Немецкие генералы, когда Красная Армия  против  них  выступила,  решили
согласиться на мир. Теперь это был  договор  еще  более  грабительский.  Еще
больше земель отхватили у нас немецкие  генералы.  Контрибуцию  наложили  на
нас. Контрибуция - значит: платите победителям деньги. А еще и хлеб, мясо  и
другие продукты давайте.
     Советское правительство вынуждено было на это пойти.
     "Этот зверь прыгает хорошо... Он прыгнет еще раз... Поэтому  надо  быть
готовым... брать даже один день  передышки",  -  так  Ленин  сказал  на  VII
экстренном съезде партии.
     VII съезд выслушал доклад Председателя Совнаркома  о  войне  и  мире  и
признал политику Ленина верной.
     А  через  несколько  месяцев  в   Германии   произошла   революция.   И
грабительский договор стал недействителен.
     - Далеко наш Ильич смотрит! - одобрительно говорили рабочие.

***  

===


МОСКВА, МОСКВА...


     Был поздний мартовский вечер.  На  платформе  под  названием  Цветочная
площадка по Николаевской железной дороге на окраине Питера  стоял  состав  с
темными окнами. Платформу  охранял  караул.  Вдоль  всего  поезда  виднелись
винтовки латышских стрелков. Пулемет глядел черным дулом  в  сумрак  ночи  с
паровозного  тендера.  Какие-то  люди  перебегали  по  платформе,  прикрывая
тусклый свет ручных фонарей. Кого-то пропускали в вагоны.  Паровоз  разводил
пары. Поезд с темными окнами ждал отправления. Куда?
     Не  очень  высокий  человек,  в  пенсне,   в   кожаной   куртке,   тихо
разговаривал у вагона с другим, худощавым, прямым, в длинной шинели.
     - Вы уверены, что контрреволюция  не  знает  о  сегодняшнем  поезде?  -
спрашивал Дзержинского Яков Михайлович Свердлов.
     - Возможно, знает, скорее всего - да. Но откуда отправление, не знает.
     - Ловко придумано, что не с главного вокзала, а с  тихонькой  Цветочной
площадки, - сказал Свердлов.
     - Контрреволюция готовила взрыв.  Каждый  день  открываем  диверсии,  -
ответил Дзержинский.
     Дзержинский, как и Свердлов, много  раз  при  царской  власти  бывал  в
тюрьмах, в ссылках, на каторге.
     А в 1917 году вместе с Лениным и другими членами  ЦК  партии  руководил
Октябрьским восстанием. После революции Владимир Ильич  предложил  назначить
Дзержинского Председателем Всероссийской чрезвычайной комиссии по  борьбе  с
контрреволюцией.
     Все знали нежное сердце Дзержинского. Но  к  врагам  революции  он  был
беспощаден. И заботлив и ласков с детьми. И верил  пламенно,  что  Советская
власть  построит  для  народа  счастливую  жизнь.  Дзержинский  работал  без
отдыха, дни и ночи, иногда круглые сутки, работал, работал.
     Для революции. Для народа. Для партии.
     Между тем на платформе показалась группа людей. Владимир  Ильич  быстро
шагал впереди. Надежда Константиновна  поспевала  за  ним,  перевесив  через
руку клетчатый плед. Кто-то хотел взять у Надежды Константиновны плед.
     - Спасибо, я сама, - отказалась она.
     Все поднялись в вагон. Зажгли свечку в купе. Плотно завесили окно.
     Послышался свисток. Латышские стрелки вспрыгнули на подножки вагонов.
     Паровоз тронулся. Поезд с погашенными огнями отошел от платформы.
     Владимир Ильич пристроился к  откидному  столику  у  окна,  вытащил  из
портфеля бумаги.
     - Побойтесь  бога,  Владимир  Ильич,  хоть  в   дороге   отдохните!   -
воскликнул Свердлов.
     - Если бы мы бога боялись, не бывать бы на  матушке-Руси  революции,  -
усмехнулся Владимир Ильич.
     И  принялся  перечитывать  и  править  только  что  написанную  статью.
Владимир Ильич писал,  что  мы  сделаем  нашу  революционную  Русь  могучей,
обильной.
     Россию  окружали  враги.  Контрреволюция  готовила  заговоры.  А  Ленин
верил: мы сделаем  великой  нашу  социалистическую  Родину.  Силы  революции
растут. И победят.
     Весь поезд спал. Только машинист, зорко вглядываясь в  ночную  весеннюю
темень,  осторожно  вел  паровоз.  Только  красные  латышские   стрелки   на
площадках вагонов несли караул. Да Владимир Ильич при неровном  свете  свечи
дописывал для завтрашней газеты статью.
     Напротив, на  нижней  полке,  неслышно  спала  Надежда  Константиновна,
подложив под щеку ладонь.  Владимир  Ильич  осторожно  накрыл  ее  клетчатым
пледом. Этот плед подарила мама, когда  приезжала  с  Маняшей  в  Стокгольм.
Мамина память, клетчатый плед...


     Вечером  11   марта   1918   года   специальный   поезд   с   Советским
правительством благополучно прибыл в Москву. Не удалось  контрреволюционерам
устроить диверсию. Ленин, ВЦИК, Совнарком переехали  из  Петрограда.  Теперь
столицей нашей Родины будет Москва. Москва  -  центр  страны.  И  от  границ
дальше.
     Сначала Владимир Ильич с Надеждой Константиновной и  Марией  Ильиничной
поселились в гостинице "Националь",  против  Кремля.  Скоро  весь  Совнарком
будет жить и работать в Кремле. На другой день после приезда Владимир  Ильич
с Надеждой Константиновной решили прогуляться по Москве,  поглядеть  Кремль.
Поехал  с  ними  старый  друг  Бонч-Бруевич.  Он  был   управляющим   делами
Совнаркома, заботился, как в Кремле разместить Совнарком.
     В  Октябрьские  дни  в  Кремле  засели   юнкера,   забаррикадировались,
стреляли из пушек. Завязались сильные бои, но революционные  отряды  вышибли
белогвардейцев и царских прислужников из древних кремлевских стен.
     Запущенным был Кремль весной 1918 года. Многие здания стояли  разбитые,
черные от пожарищ. Кучи битого кирпича  и  стекла  навалены  всюду.  Площади
залиты грязными лужами талой воды. Раскиданы бревна - тут  возводили  юнкера
баррикады. Всюду мусор и хлам...
     Владимир  Ильич  и  Надежда  Константиновна  пересекли   площадь.   Вот
знаменитый Царь-колокол, стоит как гора.  В  давние-давние  времена  рабочие
умелые руки отлили эту красу, медный колокол. И  Царь-пушку  отлили  рабочие
мастеровитые руки! А  древние  зубчатые  кремлевские  стены!  А  кремлевские
башни! Каждая на свой лад, своя кладка,  свой  рисунок  у  каждой.  Отовсюду
веет стариной и историей.
     Владимир Ильич задумчиво глядел вдаль. Широко, вольно  виделась  Москва
с кремлевского холма.

                        Как часто в горестной разлуке,
                        В моей блуждающей судьбе,
                        Москва, я думал о тебе! -

прочитала Пушкина Надежда Константиновна.
     Владимир Ильич улыбнулся:
     - Ну вот и здравствуй, Москва.


ШАГИ РЕВОЛЮЦИИ


     VII съезд партии большевиков принял решение о мире с Германией.  Тогда,
на  VII  съезде,  Ленин  поставил  еще  вопрос:  предложил  назвать   партию
большевиков Коммунистической. Наша  цель  -  строить  коммунизм.  Значит,  и
название дадим нашей партии: Коммунистическая.
     Все большевики согласились.
     На многих встречах с рабочими и  в  своем  кремлевском  кабинете  Ленин
решал и обдумывал, как строить новое общество. Первые  шаги  труднее  всего!
Самые начальные, первые, важные. Ленин думал, думал  об  этом.  Советовался,
обсуждал с членами правительства.
     Часто Владимир  Ильич  встречался  с  Яковом  Михайловичем  Свердловым.
Свердлов   был   председателем   ВЦИК    -    Всероссийского    Центрального
Исполнительного Комитета  Советов.  Ленин  советовался  с  ним,  они  дружно
решали государственные дела и вопросы.
     Ленин хотел за то время, пока Советская  власть  добилась  передышки  в
войне, прочнее наладить новую жизнь.
     В первую очередь он искал помощи у рабочего класса. "Нам  нужна  мерная
поступь железных  батальонов  пролетариата",  -  написал  Владимир  Ильич  в
знаменитой статье "Очередные задачи Советской  власти".  ЦК  партии  одобрил
мысли и планы Ленина. Статью  напечатали  в  газетах  "Правда",  "Известия".
Огромные цели открывались народу.  Коммунисты,  рабочие,  крестьяне  шли  за
Лениным, верили Ленину.
     В ленинском кабинете в Кремле  у  письменного  стола  стояло  кресло  с
плетеным сиденьем и спинкой. Владимир Ильич любил это простое кресло.  Может
быть, потому, что в давние детские годы в  симбирском  доме  Ульяновых  были
похожие плетеные стулья.  Владимир  Ильич  помнил  зимние  вечера  в  уютной
столовой под висячей лампой с белым абажуром. И чудесные  книги.  Счастливое
детство!
     Ленин хотел, чтобы у всех рабочих  и  крестьянских  детей  в  Советской
стране было тоже счастливое и доброе детство.
     При царе детям рабочих и  крестьян  трудно  было  учиться.  Редко  кому
удавалось кончить гимназию.  А  институт  и  того  реже.  Теперь  для  детей
трудящихся были открыты все школы, все институты. Учитесь! Читайте  книги  -
библиотеки для вас!
     Война разорила Россию - голодно, холодно! -  но  лучшие  пайки,  лучшее
питание, дети, для вас! Никогда, ни в одном буржуазном государстве  не  было
такой любовной заботы о детях трудящихся. Такой заботы о людях труда.
     При царе и буржуях рабочие работали двенадцать часов в сутки,  а  то  и
пятнадцать! Пришла Советская власть. Председатель Совнаркома Ленин  подписал
декрет: рабочий день для всех восемь часов.
     Раньше лучшая земля была у  кулаков  и  помещиков.  Заводы  и  фабрики,
железные дороги, шахты и копи, нефтяные  промыслы,  банки  -  все  переходит
государству. Все народное, все советское, все государственное.  А  помещиков
и буржуев долой! - Хотите - работайте. Кто не работает, тот не ест.
     Вот какой небывалый переворот произошел в нашей  стране!  Смело  шагала
революция дальше и  дальше.  И  во  главе  всего  нового,  небывалого  стоял
Владимир Ильич, стояла партия коммунистов.


ПО ДЕРЕВНЯМ И СЁЛАМ


     Когда задолго до революции Владимир Ильич вместе с  другими  товарищами
жил эмигрантом в Женеве, однажды приехала из России  молодая  революционерка
Лидия Александровна Фотиева. И сразу стала горячей  помощницей  Ленина.  Всю
душу отдавала революционной работе,  все  время.  Только  одна  была  у  нее
страсть, кроме революционного дела: она была  музыкантша.  Иногда  свободным
вечером большевики собирались в столовой Лепешинских, где был  у  них  вроде
клуб. Лидия  Александровна  садилась  за  пианино.  Если  приходил  Владимир
Ильич, Лидия Александровна играла "Патетическую сонату" Бетховена.  Владимир
Ильич любил эту сонату. Как необыкновенно он слушал,  с  какой  нежностью  и
глубокой задумчивостью!
     После  революции   Лидия   Александровна   Фотиева   стала   секретарем
Совнаркома. Работа заполнила все. Она и жила в Кремле, чтобы поближе быть  к
Совнаркому.
     Утром, перед тем как идти в Совнарком, Лидия  Александровна  непременно
присаживалась  к  пианино.  Веснами  и  летом,   когда   окна   открыты,   в
кремлевском,  еще  пустом  и  безлюдном  дворе  лились  звуки  "Патетической
сонаты" Бетховена, полные могучей силы, могучего чувства.
     Потом Лидия Александровна  Фотиева  шла  в  Совнарком.  Она  знала  все
дневное расписание Ленина, все, что требовалось ему для работы.
     К Председателю Совнаркома постоянно шли  посетители.  Она  знала,  кого
сразу к Ленину надо пустить, а кто и повременить может.
     - Владимир Ильич, ходоки из дальней деревни,  -  сказала  в  этот  день
Фотиева.
     - Зовите, зовите! - ответил Владимир Ильич.
     Он слышал утреннюю  музыку.  Ему  нравилось,  как  начинала  свой  день
секретарь Совнаркома Лидия Александровна Фотиева.
     - Зовите, пожалуйста, - повторил Владимир Ильич.
     Бородатые, до черноты обожженные солнцем и  ветром  крестьяне  садились
за длинный стол под зеленым сукном. Сначала смущались. Но Ленин  был  прост,
и ходоки незаметно смелели.
     От ленинской простоты мужикам будто смекалки и ума прибывало. А  Ленину
это и надо. Ленину важно, чтобы каждый  свои  мысли  и  мнения  без  страха,
напрямик говорил.
     - Товарищ Владимир Ильич, ты над нами боль-шой, -  говорили  ходоки,  -
знаний у тебя хошь отбавляй...
     - Отбавлять,  пожалуй,  ни  к  чему,  -  возразил  с  улыбкой  Владимир
Ильич. - А насчет деревни так и вовсе знаний нехватка.
     - Мы тебе про деревню всю как есть правду доложим.
     - Ну-ка, ну-ка, давайте!
     - Перво-наперво  Советская  власть  по  сердцу  пришлась  крестьянскому
миру, что помещиков с земли согнала, - начал самый старый ходок, у  которого
борода закрыла полгруди и над выцветшими глазами нависли дремучие брови.
     - Дальше, - говорит Владимир Ильич, - давайте выкладывайте.
     - Дальше о кулаке речь пойдет.  Задушит  кулак  новую  жизнь.  Не  даст
ходу. На бедноту надейся, Владимир Ильич. А кулак Советской власти не  друг.
Кулак супротивник...
     Это  Ленин  знал.  Но  слушал.  Внимательно  слушал   ходоков-бедняков.
Проверял свои знания. Выводы делал. И появлялся потом  новый  декрет,  новый
советский закон.
     Так, летом 1918 года  Ленин  подписал  декрет  Совнаркома  о  комитетах
бедноты  в  деревнях.  Стали  они  называться  комбедами.  Комбеды  -  опора
Советской власти в борьбе против кулачества.
     Кто же такие были кулаки?  Сейчас  в  нашей  Советской  стране  кулаков
давным-давно нет. И слыхом про них не слыхать.  Кулаки  были  крестьяне.  Да
только зажиточные, иной раз очень даже богатые.  В  старые  времена  правдой
богатство мужику не нажить. Кулаки богатели неправдами,  спекуляцией,  чужим
трудом богатели. Разживутся, земель  накупят.  Нагонят  пахать  батраков  из
бедноты деревенской. До весны хлеба у бедняка не хватало.  Просит  бедняк  в
долг у кулака ржи пудишко. За этот пудишко кулаку  поле  вспаши.  Да  осенью
вместо одного два пуда отдай. Выхода нет. Идет бедняк  в  кабалу.  Голодный.
От ветерочка, словно пустой  колос,  качается.  А  кулацкие  амбары,  полные
пшеницы и ржи, стоят под замками, как крепость. Рассчитывает кулак: вот  еще
вздорожает  хлеб,  вот  еще...  Кулак  из-за  прибыли  горло  соседу   готов
перегрызть.
     А голод в городах  все  страшней,  все  безысходней!  Что  делать?  Чем
кормить рабочих и служащих, ребятишек, Красную Армию? Как хлеб раздобыть?
     Ведь есть же, есть хлеб в деревнях! От  ходоков  знал  Владимир  Ильич,
что есть. Только кулаки отдавать не хотят, прячут, в землю закапывают.
     Несправедливо! Нельзя допустить,  чтобы  люди  в  городах  погибали  от
голода, а у кулаков амбары хлебом набиты. Батраки кулацкий  хлеб  вырастили.
Не кулацкий он, а народный.
     Ленин так рассудил и позвал рабочих.
     - Товарищи рабочие, - сказал Владимир Ильич, - составляйте  на  заводах
и  фабриках  продовольственные  отряды  и  разъезжайтесь  по  деревням.  Там
комбеды. Комбеды за  нас.  И  середняк  на  нашу  сторону  клонится.  Вы  им
подскажете, как укреплять в деревнях Советскую власть. А они вам  подскажут,
где кулаки прячут хлеб от голодных.
     И Ленин подготовил декрет о том, что кулаки обязаны  весь  лишний  хлеб
сдавать комбедам и продовольственным рабочим отрядам.
     Совнарком  декрет  утвердил.  Так  в  первые  годы  революции  Ленин  и
Советская власть спасали от голода рабочий народ.


НАШЕСТВИЕ


     На берегу Баренцева моря, за Полярным  кругом,  в  1915  году  поднялся
город Мурманск. Самый молодой в те времена. Небольшой, а важный наш порт  на
Северном морском пути.
     Однажды, весной 1918 года, на рассвете, когда серый туман клубился  над
морем, бесшумно возникли из тумана черные очертания  военного  судна.  Чужой
флаг, обвисший от сырости, надвигался на  Мурманск.  Целились  дула  орудий.
Английский крейсер вошел в Мурманский порт.
     Вскоре,  так  же  внезапно,   появился   еще   крейсер,   стал   рядом.
Французский. За ним американский.
     На советский берег высадились чужие войска.
     Их прислала Антанта. Антантой  назывался  тогда  военный  союз  Англии,
Франции и  Америки.  Союз  капиталистов,  буржуазных  правительств.  Антанта
хотела свергнуть в России революционную Советскую власть.  Антанта  боялась,
как бы рабочие других государств не задумали по примеру  русских  сделать  у
себя революцию.
     Грозная весна 1918 года! Грозное лето!
     В разгаре лета целая эскадра Антанты вступила в Белое море.
     Спешит, торопится к Белому морю суровая Северная Двина.
     Верстах  в  полсотне  от  устья,  вдоль  забитой   плотами   и   судами
многоводной реки, вытянулся узкий город с деревянными  тротуарами,  верфями,
лесопильными заводами, складами леса. Бескрайняя мшистая  тундра  подошла  к
городу с  другой  стороны.  Наш  военный  и  торговый  порт,  наша  северная
крепость - Архангельск.
     Антанта захватила Архангельск.  Белогвардейцы  с  ликованием  встретили
наступление Антанты. Одна мечта была  у  белогвардейцев:  свалить  Советскую
власть.  В  Архангельске  поднялся  белогвардейский  мятеж.  Сотни  рабочих,
красноармейцев, советских матросов пали в неравном бою.
     И ожили притаившиеся торговцы, буржуи. Царские офицеры  снова  нацепили
золотые погоны. Затрезвонили колокола: в  церквах  кадили  ладаном,  служили
молебны попы.
     Контрреволюция наступала на Севере.
     Контрреволюция  бушевала  на  Дальнем  Востоке.  В  Сибири.  На  Урале.
Подступала   к   Поволжью.   Вражеские   крейсеры   высадили    войска    во
Владивостокском порту.
     В  сибирских  деревнях  бунтовали  кулаки.  Громили  комитеты  бедноты,
нещадно казнили коммунистов. Рекой лилась кровь.
     Кровь лилась в донских и кубанских городах и станицах.  Белые  генералы
захватили Дон и Кубань. На Украине хозяйничали немцы.
     Все теснее сжималось вражеское кольцо вокруг Советской России.


     Было раннее утро. Солнце еще не взошло, только  слабо  желтела  полоска
зари.
     Владимир Ильич вышел из своей квартиры в Кремле. Всего несколько  шагов
отделяло  квартиру  от  рабочего  кабинета  Предсовнаркома.  Ближе,  чем   в
Смольном.
     В конце коридора, у входа в кабинет, стоял часовой.
     - Здравствуйте! - приветливо сказал Владимир Ильич.
     Возможно, это было не  совсем  по  уставу,  но  Владимир  Ильич  всегда
приветствовал часовых. Часовой вытянулся при  виде  Ленина  и  с  удивлением
подумал: "Когда же он спит?"
     Совсем недавно, почти  на  рассвете,  Председатель  Совнаркома  ушел  с
работы домой. Солнце не поднялось, Ленин опять на работу. Часового  даже  не
успели сменить. "Ведь эдак и с ног, того гляди, свалится", - в  беспокойстве
подумал о Владимире Ильиче часовой.
     Большая карта России висела в кабинете, в простенке между окнами.
     Владимир Ильич долго стоял у карты, заложив руки за спину,  вглядываясь
в линии фронта. Владимир Ильич знал все города  и  пункты,  где  сейчас  шли
бои. Знал командиров и комиссаров. Многих  по  именам  и  в  лицо.  Старался
узнать характеры, подготовку,  способности.  От  характеров  и  способностей
командиров зависело, как пойдут наши дела на фронтах.
     Много талантливых полководцев поднялось из народа, когда  на  советские
земли ворвались враги.
     Василий Иванович Чапаев! Настоящий народный герой. Об отваге и  военной
смекалке  Чапаева  уже  ходили  легенды.  И  Клима  Ворошилова  имя  славным
становилось в народе.
     Скоро запоется по всей стране боевая, зовущая песня:

                 Ведь с нами Ворошилов, первый красный офицер,
                 Сумеем кровь пролить за СССР...

     И с великим уважением, с великим доверием Ленин  подумал  о  Фрунзе.  В
декабре  1905  года  большевик  Михаил  Васильевич   Фрунзе   привел   отряд
иваново-вознесенских рабочих на помощь восставшей Пресне в Москве, а  теперь
командовал армией на очень тяжелом участке.
     Владимир  Ильич  мысленно  обошел  все  фронты.  Ворошилов,   Буденный,
Блюхер, Лазо, Котовский, Щорс, Тухачевский...
     Северный фронт. Южный. Восточный.
     На востоке Сибирь, Урал, Волга. На востоке хлеб.
     С помощью Антанты белогвардейцы и кулачье захватили  восточные  хлебные
области. Задушить голодом  рабоче-крестьянское  государство  -  вот  к  чему
стремилась Антанта.
     "На Восточный фронт и надо направить  главный  удар  Красной  Армии,  -
обдумывал Владимир Ильич. - Прогнать из Поволжья  и  Сибири  белогвардейцев,
сломить кулачье".
     Владимир Ильич сел за  стол  и  снова  внимательно  прочитал  вчерашние
донесения с фронтов. Вчера с Дзержинским, Свердловым,  Чичериным  и  другими
товарищами до поздней ночи обсуждали положение на фронтах. Решения  приняты.
Теперь нужно было написать ответы  командирам,  распоряжения  и  приказы  на
фронт. Владимир Ильич работал, пока желтизна зари посветлела и рассеялась  в
небе, выкатилось из-за  крыш  домов  летнее  солнце  и  Лидия  Александровна
Фотиева, постучав в дверь, сообщила, что явились посетители. Владимир  Ильич
взглянул на часы. Посетители явились, как назначено, в срок.  "Сразу  видно,
военные", - заметил Владимир Ильич. Вложил в папку бумаги и письма.  Передал
Фотиевой.
     - Прошу вас, срочно!
     И провел рукой по лицу, чтоб не видели, как встревожен.
     Вошли военные. Это были красные командиры, хорошо известные  Ленину.  И
один бывший генерал царской армии.
     - Ну, докладывайте наш план наступления, - обратился  к  нему  Владимир
Ильич.
     Удивительно: Владимир  Ильич  советовался  с  царским  генералом!  Ведь
Ленин подписал декрет о том, что служба в Красной Армии  -  честь.  Что  эта
честь дается беднякам, рабочим, всем трудящимся и их сыновьям. Что  кулацких
и дворянских сынков нельзя  пускать  в  Красную  Армию.  Что  командирами  и
военкомами в Красную Армию нужно посылать коммунистов.
     И  вдруг  царский  генерал!  Может  ли  быть?  Но  это   был   опытный,
образованный генерал, превосходно знающий  военное  дело.  Он  был  честный.
Душа его оскорбилась  нашествием  на  Россию  Антанты.  И  он  поверил  делу
Ленина. Таких знающих и честных военных специалистов, которые верили  нашему
делу, Ленин звал помогать Красной Армии.
     Генерал водил длинной указкой по карте и  докладывал  Владимиру  Ильичу
план наступления.
     - Да, да, - кивал Владимир Ильич.
     Владимир Ильич соглашался. Владимир Ильич  одобрял  суждения  генерала,
потому что вчера,  позавчера,  один  и  с  товарищами,  и  сегодня  на  заре
обдумывал и взвешивал такой именно план. И сейчас себя проверял.
     - Красивая   должна   получиться   операция,   -   заключил    генерал,
удовлетворенно опуская указку.
     - Красивая или нет, не имеет  значения,  -  сказал  Владимир  Ильич.  -
Важно  победить...  Ваше  мнение,  товарищи!  -  обратился  он   к   красным
командирам.
     Они долго и тщательно обсуждали все подробности наступления.
     И решение было общим и твердым.
     - Трудное положение, -  сказал  Владимир  Ильич.  -  Но  Красная  Армия
должна победить.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник: http://lib.ru/MEMUARY/ZHZL/lenin.txt 

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

--- 

***

В день рождения Ленина.

 

Владимир Ленин -Lenin_CL.jpg

Одним из основных направлений построения социально однородного общества, преодоления социального неравенства, различий в богатстве, сословных и классовых разрывов — для В. И. Ленина и руководимой им партии было сдерживание имущественной дифференциации населения: декретом Совета Народных комиссаров по проекту В. И. Ленина было принято постановление, ограничивающее зарплату высших советских чиновников зарплатой среднего квалифицированного рабочего (Ленин, ПСС, 5-е издание, Т.35, стр.105), декретом Советской власти от 18 июня 1918 года устанавливался максимальный размер оплаты труда — для специалистов 1200 рублей, народных комиссаров 800 рублей, неквалифицированных рабочих 350 рублей и квалифицированных рабочих — 700 рублей, что примерно уравнивало высший эшелон власти и квалифицированных рабочих в оплате труда. В 1920 году было принято постановление ВЦИК, устанавливающее единую тарифную сетку для всех руководителей, максимальный размер оплаты их труда не должен был превышать размер зарплаты квалифицированного рабочего, были установлены верхний и нижний допустимый уровень оплаты труда: госминимум и партмаксимум, на третьем съезде профсоюзов (апрель 1920) была утверждена новая система оплаты труда, согласно которой оклад специалиста не мог превышать оклад неквалифицированного рабочего более, чем в 3,5 раза, при этом отменялась дискриминация женщин и уравнивалась оплата женского и мужского труда.

Советское государство выработало свои методы морального и материального стимулирования труда: различные социальные выплаты, строительство бесплатного жилья, организация бесплатного здравоохранения, в том числе развитие широкой сети бесплатных санаториев для трудящихся, бесплатное образование, транспорт, производственная одежда, натуральные выплаты, создание нормальных условий труда (В Советской России впервые в мире был законодательно утвержден восьмичасовой рабочий день)

 ... Читать дальше »

Прикрепления: Картинка 1

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

Просмотров: 181 | Добавил: iwanserencky | Теги: текст, 2023 год, 22 апреля, Жизнь Ленина, история, 22 апреля 2023 года, литература, люди, Мария Павловна Прилежаева, классика, Исторические личности, повесть, В день рождения Ленина, проза, человек, жизнь, М.П. Прилежаева, апрель, из интернета, слово, Жизнь Ленина. М.П. Прилежаева | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: