Главная » 2024 » Февраль » 18 » Темный ратник. А.Райро. Том 7. Выпускной. 081
01:40
Темный ратник. А.Райро. Том 7. Выпускной. 081

***

***

***

===
===

===

А. Райро
Выпускной
Повесть-бонус к 6-ому, заключительному тому цикла «Тёмный ратник»


Глава 1            

– Эй, ты бы хоть штаны надел, придурок!
Сначала я подумал, что это ко мне. И про придурка, и про штаны.
Стоп. Штаны?.. Какие штаны?
Минуту назад я дремал в шезлонге, в одной из прибрежных зон школы для магов разных рас – «Жемчужине Королей».
Помню, как объявили день отдыха, помню, как Сьюн принесла мне местный коктейль, помню её ... в облегающем сарафане, помню, как я скользнул ладонью ..., откинулся на шезлонг и прикрыл глаза, нежась в тени пальмы. Помню шум волн, помню бриз… штаны не помню.
Вроде, утром надевал.
Вообще-то, на мне были штаны, точнее, шорты, но с закрытыми глазами я не сразу понял, кто именно тут обнаглел и посчитал себя бессмертным, чтобы называть меня придурком без штанов.
– Учитель Нобу! Помогите! Мои штаны! – выкрикнули со стороны школьных раздевалок.
Значит, бессмертных всё же не нашлось, и оскорбление предназначалось не мне. Ещё бы.
– Учитель Нобу! Они… они… а-а-а-а-а-а… а-а-а-х-х-х-м-м-м-м-м… м-м-м-м…
Я мысленно чертыхнулся, услышав этот вечно ноющий голос, и с неохотой открыл глаза.
На берегу, увязший головой в песке метрах в двадцати от меня, рвался из магической ловушки один из школьников, которому вечно доставалось от остальных.
Ничего необычного.
На этот раз его пихнули в песок прямо в школьной форме, облили спину вонючей коричневой смолой, очень похожей на дерьмо...
Отличный вид.
Море, солнце, пляж… и тыльная сторона какого-то остолопа в белых трусах.
На его месте я бы уже давно полез в драку и заставил себя уважать, но он предпочитал другой метод – терпеть и ждать, когда все проникнутся его неудачами.
У парня имелась проблема с вырождающейся меткой райфу. Точно такая же проблема, какая была когда-то у меня.
Его силовая спираль на пальце работала даже не наполовину, а всего на треть.
Только здесь, во втором мире, детей с неполноценным райфу было много – тысячи, и называли их не «мертвецами», а «нулусами», что с местного языка переводилось, как «не достойный класса».
Кто-то ходил с половиной метки, кто-то с четвертиной, кто-то с двумя третями, но самое паршивое, что за последний год стали появляться и те, у кого метка почти исчезла.
Пока таких детей родилось всего несколько человек, но и это попахивало катастрофой и вырождением магии. Правители всех земель не на шутку заволновались, но им хватило разума не уничтожать нулусов.
Правда, и проблему это не решало.
Да и правила тут были намного жёстче, чем в третьем мире, где находилась школа Трон-Стронг.
Здесь маги владели всего двумя рангами, зато какими. Их называли классы. Класс первый и класс второй, а если иначе, то «первоклассники» и «второклассники» – ничего сложного.
Только чтобы получить даже первый класс, надо было пройти восемнадцатилетнее обучение в школе, вроде «Жемчужины Королей». Детей отдавали сюда с пяти лет и, прямо скажем, не жалели. Зато после выпускного экзамена первоклассники могли управлять даже локальной погодой или создавать предметы из воздуха.
Выпускников нанимали на работу почти сразу, а самых способных из них переводили во второй класс, и вот им уже доставался великий духовный опыт от древних чудовищ, которые принимали выпускной экзамен наравне с Судейским Советом школы.
Магией тут было пропитано всё: быт, промышленность, строительство, садоводство, кулинария – каждая сфера жизни.
Здесь пользовались телепатией, телепортацией, телекинезом, магическими транспортными средствами, сотнями навыков и техник. Магии обучали с рождения, потому что жить полноценно без неё было невозможно.
И в таком мире оказаться ребёнком с неполной меткой – считай, вытянуть билет в дерьмовое небытие, ведь такой несчастный не смог бы даже в лавке расплатиться.
Как раз на такой случай в городах имелись не только школы для нулусов, но и магазины, парикмахерские, столовые – в общем, целые кварталы. В них обходились почти без магии и относились к таким местам с опаской, а к самим нулусам – как к неизлечимо больным. Другие маги не заводили с ними знакомств, не вступали в брак. Нулусы всегда общались только с себе подобными.
Дерьмовая перспектива.
Почему метки райфу вырождаются вот уже сотню лет, не смогли выяснить ни учёные, ни врачи, ни местные спецслужбы. Зато собирался выяснить я. И, кстати, чертовски рискнул, чтобы это сделать.
– М-м-м-м-м-м-м… м-м-м-м… – донеслось мычанье из песка.
Всё ещё пребывая головой в ловушке, парень попытался натянуть штаны обратно, но у него не вышло. Он только неуклюже махнул руками, снова замычал и принялся рыть песок вокруг своей несчастной головы.
Любой другой ученик на его месте уже воспользовался бы телепортацией, но именно этот навык ему не давался.
О его проблеме знали все.
Неполная метка не позволяла парню переместиться даже на короткое расстояние, а это значило, что экзамен на первый класс ему не сдать никогда.
Издалека раздался дружный смех других учеников.
Среди них была и отъявленная заноза всей школы. Девчонка лет восьми по имени Кинни, дочка одного из учителей. Её так и звали – Заноза Кинни. Она вечно лезла, куда не надо, и подставляла своего папашу перед директором.
Поиздевавшись над парнем, толпа учеников уже улепётывала с пляжа, ну а я снова прикрыл глаза, поудобнее улёгся на шезлонге, подложив ладони под затылок, и спокойно ответил:
– Я не учитель, сколько тебе повторять, Вут? Я монах из закрытых земель Борво, а ещё почётный гость вашей школы, что не менее важно. Нельзя меня беспокоить.
– М-м-м-м-м… м-м-м-м-м!
– Вот именно. Меня пригласили поприсутствовать завтра на вашем экзамене, а сейчас вообще день отдыха. Тебе бы лучше к экзамену подготовиться, а не зад мне показывать.
– М-м-м-м-м!!!
– И, будь любезен, постарайся не мычать, ты мешаешь мне сосредоточиться на проблемах межклассового сотрудничества.
Вут, конечно, меня не услышал, всё ещё пребывая головой в песке по самые плечи.
Парень рвался из ловушки изо всех сил, но вытаскивать его оттуда я не собирался, как не собирался за него заступаться, хотя давно бы мог устроить тут разбор полётов для всех обнаглевших учеников.
За ту неделю, что мне пришлось торчать в этой школе, я уже привык видеть этого парня то с синяком под глазом, то с мешком на голове, то висящим вверх ногами над фонтаном.
Странно, что родители Вута не отдали его в школу для нулусов, а притащили сюда, чтобы терпеть насмешки. Ещё страннее было то, что эти насмешки он никак не пытался оборвать.
Услышав надрывный кашель и сип, я понял, что Вут наконец-то вытащил голову из ловушки.
– Учитель… Нобу… вы… вы…
Я вздохнул, так и не открыв глаз.
– Вы… вы… знаете, кто? – просипел пацан, отплёвываясь от песка.
Хорошо, хоть слезу не пустил.
Хотя я ни разу не видел его со слезами. Издевательства он терпел молча и с железным терпением. Только железа в организме ему всё же не хватало.
– И кто я, Вут?
«Ну давай, оскорби меня, олух. Начнём с этого», – добавил я мысленно. Затем открыл глаза, приподнялся на локте и в ожидании уставился на сидящего в песке парня.
– Ну так кто я?
– Вы… вы…
Оскорбления в свой адрес я так и не дождался.
Вут насупился, но ответил не то, чего я ждал.
– Хорошего дня, учитель Нобу.
Он поднялся на ноги, отряхнул с одежды песок и поплёлся вдоль берега, опустив голову и плечи. На его спине так и осталась клякса от смолы, будто его кто-то с неба обгадил.
Я снова вздохнул, улёгся обратно на шезлонг и прикрыл глаза, но тут…
– А покажите нам свои борвийские татуировки, учитель Нобу, – прошептали томным девичьим голосом над моей головой. – Ну пожа-а-а-алуйста.
– Так хочется их увидеть, – добавили другим голосом.
– Мы никогда раньше таких не видели, – произнесли третьим. – Покажите нам то, что у вас есть, учитель Нобу.
Я опять чертыхнулся про себя.
Фразы «борвийские татуировки» и «покажите то, что у вас есть» меня сильно напрягли.
Если хоть кто-то заподозрит, что я не тот, за кого себя выдаю, то все мои старания пойдут насмарку.
Я нехотя приоткрыл один глаз, размышляя, как бы послать надоедливых учеников и при этом не нагрубить. Не хотелось бы нажить себе проблем перед важным днём. Я полгода потратил, чтобы попасть сюда на экзамен, а если точнее – чтобы увидеть трёх древних чудовищ, которые будут принимать его вместе с Судейским Советом школы.
Другим путём к этим монстрам было не подобраться. Только через выпускной экзамен первоклассников.
– Ну покажите ваши татуировки, учитель Нобу, ну пожа-а-алуйста, – опять промурлыкали рядом.
Мой шезлонг взяли в окружение три девушки в купальниках.
Купальники были закрытыми, да ещё и под цвет строгой синей школьной формы, но это мало чем помогало – всё, что надо, туго обтягивала ткань, и только слепой не оценил бы соблазнительные формы.
Моим глазам предстали три юных и подтянутых девичьих тела, которые ещё и выгибались, как изящные стебельки диковинных цветков.
Поиздеваться вздумали?
Ну-ну.
Кажется, эту троицу подружек я видел на одном из уроков по телепортации у учителя Атхита. Он называл их лучшими, ведь перемещаться они умели так быстро, что никто бы их даже за косички не поймал.
Хотя косички были только у одной, штук сто тёмных косичек, а у остальных – пышные кудри. Во втором мире вообще часто встречались кудрявые маги. Причём во всех расах, а этих рас тут имелось прилично.
В «Жемчужине Королей» я узнал четыре разных народа.
Зеленокожие, низкорослые и ушастые гобличи, такие же, как гоблич Хуго Коготь; краснокожие и сухопарые сатхары, такие же, как лучник Вульф Птица; крепкие, темноволосые, с раскосыми глазами – такие же, как байши Железная Агвид. Ну и, конечно, люди. Их, кстати, было по миру меньше всего, но метки райфу вырождались у всех рас.
Так вот из трёх подружек только одна была человеком – миловидная шатенка. Вторая принадлежала расе байши – крепкая в плечах, с миндалевидными глазами и множеством косичек на голове. Третья была сатхаром: высокая и утончённая блондинка с розовой кожей.
– Учитель Нобу, окажите нам честь… – Блондинка наклонилась к моему лицу. – Когда на уроке директор Ю-Пен попросил вас продемонстрировать ваши борвийские татуировки, и вы сняли рубашку… ох… я так впечатлилась… меня, кстати, Патрис зовут.
Остальные последовали примеру своей подружки, склонившись ко мне ниже.
– А меня зовут Нану, – шёпотом сообщила та, что с раскосыми глазами.
– А меня – Лилия, – добавила шатенка, коснувшись моей щеки кудрями.
Чёрт, у них даже имена, как у путан.
Блондинка с розовой кожей по имени Патрис, судя по всему, была в этой троице заводилой, и избавиться от неё можно было только одним способом – отправить делать то, чего сделать невозможно.
Я прокашлялся и сел на шезлонге, взял в руки коктейль и кивнул в сторону удаляющегося парня с кляксой смолы на спине.
– Если вы сегодня до вечера научите того парня телепортироваться хотя бы на короткое расстояние, то можете рассчитывать на мои татуировки. Я лично перед вами до трусов разденусь, прямо на экзамене. А если не научите, то перестанете доставать его всем классом.
Ученицы не сразу поняли, на кого именно я показываю.
После слов «до трусов разденусь» они заулыбались, как развратные дьяволицы, и только после этого проследили за моим взглядом.
От их флирта не осталось и следа. Они даже побледнели.
– Это же Уродец Вут, – поморщилась Нану (та, что с косичками).
– К нему, кроме учителей, никто не подходит, – добавила Лилия (шатенка).
– Это невозможно! – отрезала Патрис (блондинка и главная).
Я пожал плечами и отхлебнул коктейля, минуя соломинку.
– Ну раз невозможно, то разговор окончен. Свободны, девочки. Доставайте кого-нибудь другого.
Патрис вдруг прищурилась, будто принимая мой вызов, и снова ко мне наклонилась.
– Ради ваших татуировок, учитель Нобу, я и дохлую лягушку телепортироваться научу. Спорим? Мне не терпится увидеть вас в трусах. И ещё один момент. У вас ужа-а-асный борвийский акцент.
На моём лице не дрогнул ни один мускул.
– Наверное, потому что я родом из Борво.
– Всегда мечтала побывать в Борво. Жаль, туда не попасть. Я, конечно, знала, что монахи, вроде вас, уникальные и очень искусные… но не подозревала, что они ещё и такие симпатичные.
Она обхватила губами соломинку в моём коктейле и сделала глоток, при этом не сводя с меня золотистых глаз.
– Угроза! Уходим! Быстро, девочки! – Нану схватила обеих подружек за руки, и все трое моментально исчезли, только соломинка дёрнулась в моём стакане, и лёд зазвенел о стекло.
Через несколько секунд ко мне подошла Сьюн.
– Хочешь, я помогу тебе от них избавиться, котик? – вкрадчиво поинтересовалась она.
А вот её взгляд спросил немного другое: «Хочешь, я тебе что-то оторву, котик?..».

Глава 2                                       

Когда я поднялся с шезлонга, Сьюн поправила воротник моей рубашки и положила руки на плечи, вонзив в меня ногти, как кошка.
– Ты такой милый, когда беседуешь с грудастыми девицами. А что, кстати, они у тебя просили? Да ещё так настойчиво, что чуть ... тебе на лицо не вывалили.
– Просили, чтобы я разделся и показал им свои борвийские татуировки, – ответил я прямо.
Сьюн вонзила в меня ногти ещё больнее.
– И что ты им ответил, дорогой?
– Как видишь, я всё ещё в одежде.
Она тут же отпустила мои плечи и беззаботно улыбнулась, будто ничего не было.
Пронесло. «Один – ноль» в мою пользу.
Сьюн посмотрела туда, куда телепортировалась троица – в сторону раздевалок. Затем понизила голос до полушёпота:
– Меня удивляет, как твоё враньё с землями Борво до сих пор не раскрыли. Мы же не похожи на монахов. Особенно ты.
– Из тебя тоже вряд ли монашка выйдет, – усмехнулся я.
Сьюн толкнула меня в грудь.
– Очень смешно!.. Ну и какие из нас борвийцы?
– А ты их сама-то видела?
– Нет.
– Ну вот. Их никто из местных не видел. А ещё никто из местных не бывал в горах Борво, потому что они закрыты для посещения. Мы с тобой первые монахи, спустившиеся с гор Борво за последние сто лет. И метки у нас не такие, как у остальных. И языка нашего тут никто не понимает. Пока директор школы разберётся, что к чему, нас уже тут не будет. Так что успокойся. Главное, попасть на экзамен и добраться до чудовищ.
Я глянул на свою правую ладонь с голубой силовой спиралью посередине и добавил:
– Моё враньё отлично работает. Лучше наврать, чем быть казнёнными за угрозу древним чудовищам.
Сьюн закатила глаза.
– Зато всем ученицам нравится твой «ужа-а-а-асный борвийский акцент». Они от него просто млеют.
Я вскинул брови и не сдержал улыбки.
– Ты ревнуешь, что ли? Если что, меня не интересуют малолетние.
– Вообще-то, они твоего возраста, Киро, – нахмурилась Сьюн. – Им по восемнадцать.
– А мне двадцать три, если ты забыла. Мы тут с тобой уже два года болтаемся, я за это время местный диалект успел выучить, исследовать весь континент и неплохо заработать. И то, что моё тело не стареет, не говорит о том, что мои мозги тоже застряли в одном возрасте.
– И что говорят твои мозги?
Я обнял Сьюн за талию, привлёк к себе и прошептал ей на ухо:
– Они говорят, что надо бы уединиться.
– Давно догадывалась, что мозги у тебя не в голове, Киро, поэтому в черепе совсем другая субстанция. Вот когда будет наоборот, тогда я разрешу со мной уединяться.
Сьюн отпихнула меня ладонями.
Ну что, Киро. Получи «один – один».
Вот же зараза.
Я бы ей ответил, но за моей спиной раздались знакомые голоса. Настолько родные, что я замер, чтобы в очередной раз вслушаться в их звучание.
Сначала донёсся женский голос, тихий и мягкий, но в то же время строгий и напряжённый:
– Знаете, адами, я уже присмотрела тут некоторые идеи для своей школы. Как вам их турнирные стадионы прямо в воздухе? Это же находка. И пляжные зоны для отдыха преподавателей? Например, вот эта? А вы заметили, кстати, в столовой необычную зону раздачи? Очень удобно, правда? И для наших новых школ можно использовать…
Её перебил мужской голос, суховатый и низкий:
– У тебя всё? Может, хватит болтовни про школу и официального тона? Хотя бы в другом мире ты можешь забыть о моём статусе? Я в отпуске.
– Ты не в отпуске. Ты шпионишь для Атласа и получаешь новые знания, чтобы передать их своему миру. Мы здесь для того, чтобы постигать новое.
– Вообще-то, мы тут по просьбе Нобу. Это ты заодно шпионишь и постигаешь новое. А я просто хочу знать, где здесь можно в шорты и майку переодеться. Эти халаты меня изводят. И тебе тоже бы не помешало расслабиться.
– Я не собираюсь расслабляться! В моей жизни есть более важные занятия. Например, взывать к разуму нашего молодого императора!
– Вот только не надо напирать. Я в отпуске, и мне плевать на недовольство подданных. Приходи послезавтра. А сейчас иди помедитируй хоть, что ли. Не доставай меня.
Я бы вечно слушал, как они спорят.
К нам приближались Люче Стронг и Буф Такес.
* * *
Они не особо приглушали голос, потому что их речь тут всё равно никто не понимал.
Даже директор школы поверил, что это борвийский диалект, а ведь он никогда его не слышал, ну а лично мне ещё вчера пришлось стать переводчиком с якобы борвийского на местный.
При этом ни директор, ни кто-либо другой не догадывались о том, что двое магов из иного мира выдают себя за жителей, прибывших в школу из закрытых земель Борво с дружеским визитом.
Буф и Люче раскраснелись от непривычной жары, а может, ещё и из-за вечных разногласий – медиум и донор силы, как всегда, спорили почти не переставая. Буф хотел одно; Люче – противоположное. Ничего нового.
А ещё на них была неудобная и слишком тёплая одежда.
Ещё неделю назад, когда я был в Атласе, мы с Буфом договорились, что он подготовит официальные наряды из страны Борво. Не знаю уж, какой криворукий портной выдумал сшить эти идиотские халаты, перетянутые кушаками, но даже мой дракон Хам чуть не подавился от смеха, когда их увидел.
Он не сразу запустил пассажиров на свою спину, а потом всю дорогу морщил нос и закатывал глаза, пока переносил нас через портал.
На Буфе и Люче были длинные халаты из плотной серой ткани, украшенные орнаментом из золотых нитей и жемчуга, а на ногах – туфли из кожи, расшитые бисером. Из причёски Люче ещё и две деревянные спицы торчали.
– У вас не найдётся другой одежды? – сразу же спросил Буф.
Он быстро обнял меня и Сьюн и добавил с недовольством:
– Когда вернусь в Атлас, скормлю своего портного кровососам.
Вид у него был серьёзней некуда, но глазами он улыбался.
– Адами Такес шутит, – зачем-то пояснила Люче.
Девушка обняла Сьюн, а вот мне подала руку и лишь слегка пожала её пальцами.
– Доброе утро, Киро. Жаль, вчера не удалось поговорить подольше. Директор школы нас слишком опекал.
– Он к нам присматривался, проверял, – буркнул Буф, оттягивая ворот халата. – Хитрый мужик. Как его зовут, я забыл?
– Директор Ю-Пен, – напомнил я.
– Ну вот. Не нравится мне этот Ю-Пен.
– Он осторожный, согласен. И умеет оружие из воздуха создавать, а это далеко не всем подвластно. Нам со Сьюн пришлось полгода к нему в доверие втираться, чтобы он нас в школу на выпускной экзамен пригласил. – Я кивнул на шезлонги под пальмами. – Располагайтесь. Пока от вас отстали, я расскажу, что тут к чему, и как будем завтра действовать.
– А я пока принесу напитки, – тут же предложила Сьюн. – Там бармен такой красавчик. Пойду ещё раз на него полюбуюсь. Хочешь со мной, Люче? Уверена, у того парня есть, за что подержаться, если ты понимаешь, о чём я.
Сьюн вздёрнула подбородок, ухватила за руку Люче и потянула её покорять бармена, ну а я моментально напрягся, посмотрев вслед своей ревнивой заразе. Она отлично знала, что этот бармен мне с первого дня не нравится.
«Один – два» в пользу Сьюн.
Ничего не оставалось, как изобразить беззаботность.
– Расслабься, Буф. Веди себя естественно.
– В этих халатах можно только напрягаться, дружище, – мрачно вздохнул Буф.
Он не выдержал и стянул с себя сначала кушак, затем туфли и сам халат, оставшись в брюках, рубашке и босиком.
Завалившись на соседний шезлонг, он наконец немного расслабился.
– Побуду человеком, а не императором. Тем более, что скоро мне будет не до отдыха.
– Новые реформы задумали, Ваше Величество?
– Не совсем. – Буф подложил ладони под затылок и улыбнулся, прикрыв глаза. – Энио беременна.
Я уставился на разомлевшего Буфа.
– А ты чего неделю назад не сказал?
– Да я сам не знал.
– Поздравляю. Интересно, мальчик или девочка?
– Киро, ты так шутить пытаешься, юморист? – Буф открыл глаза и посмотрел на меня, как на идиота. – Я женат на сильфе, а они рожают только девочек. Значит, будет девочка с острыми ушками, как у её красивой матери. Папина дочка. Научу её драться и укрощать монстров. Но, если честно, я ещё не привык к мысли об отцовстве. Я детей вообще боюсь, они хуже монстров. Страшновато как-то и нервно.
Он так и не смог расслабиться, сел на шезлонге и принялся разглядывать зону отдыха, пляж и снующих мимо учеников, а я всё никак не мог поверить в то, что бесстрашному Буфу Такесу стало «страшновато и нервно».
– Не думаю, что дети страшнее монстров, Буф.
– А я думаю, что страшнее. – Он поморщился и кивнул в сторону раздевалок.
Там, под прикрытием теней, орудовала восьмилетняя Заноза Кинни.
Пока никто не видит, она перекрашивала заклинаниями всю одежду, оставленную преподавателями в кабинках. Белое делала чёрным, чёрное – белым, синее – красным, серое – разноцветным. Ну и дыры на ткани прожигала, а потом ещё и вытащила тюбик улиточной слизи, чтобы выдавить её в обувь.
– Ты всё ещё уверен, что дети – это не монстры? – спросил у меня Буф и тоскливо вздохнул. – Ладно, это потом. Сначала сделаем дело и доберёмся до чудовищ. Не до детей, в смысле, а до нормальных приличных чудовищ. У которых есть совесть и которыми можно управлять.
Он оглядел море и пляж.
Я знал этот взгляд: Буф только с виду казался беззаботным туристом, а на самом деле прямо сейчас он изучал всех и каждого, считывал обстановку, определял точки возможной атаки и пути отхода.
– Вон тот парень, в грязном фартуке… справа… у кустов с красными цветами… – Буф ещё раз окинул взглядом море. – Он наблюдает за нами уже больше минуты. Что за тип? Я его вчера не видел.
Мне хватило одного мимолётного взгляда в ту сторону, чтобы понять, о ком он говорит.
– Это тот, кто нам нужен. Сын директора Ю-Пена. Его имя Снеч. Парня за глаза называют отшельником. Он мало с кем общается и животных любит больше людей. Он специалист по монстрам.
Буф напрягся.
– Я его уже ненавижу. Он такой же, как я.
– До тебя ему далеко. Он не такой живодёр, – усмехнулся я. – Монстров ведь тут не убивают, а духовным опытом с магами делятся древние чудовища, поэтому их боготворят, ведут строгий учёт, скрывают от глаз и охраняют в заповедниках. Я за два года ни до одного чудовища так и не смог добраться, как ни старался. Пришлось сменить тактику.
Я тоже посмотрел на море, как и Буф, но краем глаза продолжил наблюдать за Снечем.
– У «Жемчужины Королей» есть три чудовища, одни из самых древних. Снеч за ними ухаживает, он тут вроде зоолога, ветеринара и начальника местного заповедника в одном лице. Именно он завтра приведёт монстров на экзамен, поэтому с этим парнем ссориться не стоит. Если вызовем у него хоть малейшие подозрения, то нас сразу в тюрьму определят, а потом, возможно, на казнь. Тут с этим быстро. Любая угроза древним чудовищам карается смертью, поэтому…
Я смолк.
Парень в грязном фартуке вдруг быстрым шагом направился к нам.
Высокий крепыш с крупными кулаками, да ещё и маг второго класса – такого лучше не провоцировать. На ходу он стянул с ладоней перчатки, сунул их в карман фартука и размял шею, будто собрался драться.
– Доброе утро, господин Нобу, – поздоровался он первым.
Снеч внимательно оглядел Буфа, даже его босые ноги.
– Доброе утро, господин Ю-Пен, – ответил я. – Познакомьтесь, это мой друг, маг из Борво. Господин Такес.
Буф поднялся с шезлонга и кивнул Снечу.
– Ну и чего ты вылупился? Магов из другого мира не видел? Вот завтра и посмотрим, кто круче с монстрами управляется: ты или я.
Снеч его, конечно, не понял. Он вопросительно взглянул на меня, ожидая перевода.
– Господин Такес сказал, что очень рад с вами познакомиться, господин Ю-Пен, – «перевёл» я слова Буфа.
Сын директора кивнул.
– Мой отец передал, что ваш друг и его спутница, которую мне так и не довелось увидеть, будут присутствовать завтра на экзамене. Хотел бы предупредить вас о мерах безопасности, принятых в нашей школе.
Ну вот начинается.
Хотя чего я ожидал? Если будут чудовища, значит, будут и меры безопасности.
Снеч тем временем пояснил дальше:
– Каждый из присутствующих на выпускном экзамене находится только в отведённом ему кресле, окружённом магической границей, которая будет снята мной только после экзамена. Это Охранный рубеж. Если кто-то попытается его прорвать, то сразу потеряет сознание. Имейте в виду. За вами, господин Нобу, я закрепляю место под номером семь. За госпожой Сьюн – место номер восемь. За господином Такесом – место номер семнадцать.
Пфыртгчеш Снеч специально определил место Буфа подальше от меня.
Я кивнул, не выказав ни малейшего возмущения.
– Хорошо, господин Ю-Пен.
– А за спутницей господина Такеса я закрепляю… – начал Снеч и вдруг осёкся.
Его взгляд устремился в сторону моря.
Через секунду мы с Буфом уставились туда же, и на этот раз переводчик никому был не нужен.
Из воды выходили Сьюн и Люче.
Обе в бикини…

   Читать    дальше    ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***   

***

***

***

***

***

***

Источники:

 https://www.litlib.info/book/Vypusknoj-b198956/read

https://author.today/reader/194965/1665862

https://onlinereads.net/bk/198636-temnyy-ratnik-vypusknoy-bonus-k-ciklu

https://www.rulit.me/books/vypusknoj-povest-bonus-si-read-800080-1.html

 https://knigiru.org/fantastika-fjentezi/746-a-rajro-temnyj-ratnik-sbornik.html

***

***

***

***

***

***

Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 1. Том 2. 001  Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 3.030 Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 4.044 Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 5.056   Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 6.068    Темный ратник. А.Райро.Том 7. Выпускной. 081

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 131 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: