Главная » 2024 » Февраль » 14 » Тёмный 069
04:35
Тёмный 069

*** 

===


Книга 6. Эпизод 3.                      

Девчонка-полумаг сильнее вжала кинжал себе в шею.
Её рука не дрогнула.
— Решай, Киро.
И я решил. Дважды меня просить не пришлось.
— Да будет так, — сказал я, прищурившись, после чего облачился в доспех.
В руке появился один из моих чёрных мечей. Глядя Хио в глаза, я поднял клинок и направил острие прямо ей в грудь. Сталь коснулась кожи девчонки ниже ключиц, прочертив тонкий порез.
Один удар — и шестая высота будет получена.
Так легко, так быстро…
Хио вздрогнула, прикрыла глаза и опустила свой кинжал, готовясь к казни от моего меча.
— Это великая смерть, — прошептала она.
Мне хватило доли мгновения, чтобы убрать меч и взять Хио за шею. Ладонь, облачённая в броню Мрака, крепко ухватила девчонку под подбородком.
Я приблизил к себе её перепуганное лицо.
— Ещё раз мне такое предложишь или надоумишь Гудреда, и через минуту вылетишь из школы. Я выброшу тебя в пустошах Старого Ледана, а там можешь сдохнуть любой смертью на свой вкус.
Детские пальцы Хио вцепились в мою перчатку, проскребли её ногтями, кинжал упал на землю, по бледным щекам девчонки потекли слёзы ужаса.
— Не надо… только не так… — взмолилась она хрипло и зажмурилась. — Я больше не буду… не буду… Киро… клянусь…
Я продержал её за шею ещё несколько секунд, закрепляя результат, и только потом отпустил. Хио упала на колени и разревелась, прикрыв лицо дрожащими ладонями.
Она напугалась моих угроз больше, чем собственной смерти.
Да, это было жестоко, но иначе с ней было нельзя. Не в её характере отступать от своих фанатичных идей, а если учесть её возраст… Сколько ей там? Двенадцать? Одиннадцать? Она ведь не старше моего брата.
Я убрал доспех и, обхватив Хио подмышки, поднял её на ноги.
— У меня есть идея, — предложил я и постарался, чтобы мой голос не был таким жёстким. — Точнее, задание для тебя. Очень важное.
Хио перестала рыдать и затихла, уставившись на меня воспалёнными глазами.
— Прямо сейчас ты пойдёшь к Селене Тимо, той слепой девушке, и скажешь ей, что хочешь помочь найти способ передачи духовного опыта. Поняла? Скажешь, что я не против, чтобы она исследовала твою ауру. — Я нахмурился и добавил, ради приличия: — Если ты, конечно, сама не против.
Девчонка яростно замотала головой.
— Не против! Совсем не против! Пусть исследует, сколько хочет!
— Ну вот, — я кивнул. — Тогда иди…
Она рывком вцепилась в меня, крепко обняла и снова разрыдалась, завывая в голос:
— Прости меня, Киро. Я больше так не бу-у-уду. Прости-и-и-и…
Ещё с минуту она утыкалась зарёванным лицом мне в грудь, сопела, всхлипывала, комкала пальцами ткань моего пиджака на плечах. Когда же подняла на меня глаза, они были такими же решительными, как раньше.
Мокрые щёки Хио порозовели.
— Ты такой красивый, когда злой… — улыбнулась она, мечтательно вздохнула и в припрыжку понеслась в сторону Квартала Кэрулим, окрылённая на новые подвиги.
Паршивка забыла, что недавно собиралась умереть, будто это была игра.
А вот меня еле отпустило.
Мороз до сих пор катался по телу. Я прислонился плечом к закопчённой стене больничного чертога и нервно выдохнул. Хио ведь даже не догадывалась, что действительно была на волосок от смерти.
Несколько минут назад я был готов её убить.
* * *
Основная сильфийская конница прибыла к горам Иксидора за пару часов до полуночи. Передохнув и сменив преподавателей на дозоре, отряды королевы Энио встали на страже вокруг границ школы.
Вряд ли до этого сюда ступала хоть одна сильфа.
Появление остроухих девушек произвело эффект — выжившие студенты и преподаватели всё ещё с опаской и тревогой смотрели на них, обходили подальше, сторонились, но в то же время ощущался и взаимный интерес. Всё же отряд Энио помог отогнать от школы Ткача.
Теперь сильфы не воспринимались лютыми врагами, но и до дружеских отношений было ещё далеко. Хотя, узнав о том, что Буф Такес, которого безоговорочно уважали все студенты, создал добровольный союз с сильфийской королевой, некоторые всё же пересмотрели свои взгляды и даже перебросились с сильфами парой слов.
Ближе к утру мы обнаружили и вытащили из-под завалов всех убитых и раненых. Потери среди четырёх Факультетов были чудовищные.
После битвы в доме братьев Скендеров оставалось девяносто шесть студентов, а после сражения за Трон-Стронг — семьдесят два. В рядах преподавателей тоже имелись потери: погибла Парнилла Грид, профессор по Теории уровней, и ещё трое её коллег. Учителей и без того было немного, а теперь осталось всего одиннадцать.
Но и это было не всё.
Погиб вахтёр Эмиль.
Мне рассказали, как он до последнего вздоха защищал студентов в своём общежитии — в нём он и погиб, так и не сдав поста. Когда мёртвое тело отставного солдата вытащили из-под порушенной стены, студенты рыдали и падали рядом с ним на колени. Среди них было много тех, кого он спас.
Разрушенный Трон-Стронг окунулся в скорбь.
Казалось, всё кончено, но так только казалось.
Оставшиеся в живых сдаваться не собирались, никто не винил директора в том, что случилось — его вины тут не было, однако одному Богу было известно, что он сейчас чувствовал.
Альмагор Стронг вместе со всеми разгребал завалы, вытаскивал мёртвых и раненых. Тех, кто ещё дышал, быстро уносили в больничный чертог, а погибших директор укладывал на землю и прикрывал покрывалами сам, бережно, будто живых.
Он не говорил ни слова, лишь проводил ладонью по холодным лицам павших и целовал их в лоб. Каждого из них. И продолжал молчать.
Люче тоже была здесь.
Она успокаивала выживших, обнимала и беззвучно что-то им шептала, будто забирала себе чужую боль. Её глаза из синих превращались в белёсые, а лицо всё больше бледнело. В итоге она не удержалась на ногах, повалилась на землю и потеряла сознание, и её саму унесли в общежитие Квартала Кэрулим.
Именно там теперь сосредоточилась жизнь всей школы.
Единственный неразрушенный Квартал.
Места там хватило всем, потому что людей осталось не так уж много, меньше сотни. Сильф тоже разместили там же, они заняли отдельное общежитие, а Энио поселилась в одном из преподавательских домиков.
Ближе к полудню усталые и измученные маги разошлись по комнатам. Стронг, профессор Спиро, Буф и охотник Волькири перенесли в портал мёртвые тела, чтобы доставить их в Дион.
Перед отправкой портала я успел передать директору информацию о списке врагов королевы Калесты. Перечислил все десять фамилий, которые запомнил точно, хоть слышал их всего один раз.
Стронг слушал и молчал.
На последних фамилиях его лоб покрылся испариной, а рот искривился в презрительной и злой гримасе.
— Возможно, это и есть те, кто связан с Нимандом и крутит императором, как хочет, — добавил я. — Тем более, в список входит Атрей Мориц, а это и есть ратник Ткач.
Он взял меня за плечо и сжал его до боли.
— Сегодня же организуем захват каждого. У меня есть ещё союзники в армии, верные друзья генерала Лавана.
Когда портал отбыл, я не удержался и снова отправился к Сьюн, только Фонтей не пустил меня на порог. Да он даже дверь мне не открыл! Всё это время он находился у Белой Совы, и через дверь я слышал, как он читает заклинания, то громко, то тихо. Из-под двери порой вырывался свет и вылетали клубы белой пыли.
— Не торчи у двери, Киро! — выкрикнул Фонтей, когда я в очередной раз пришёл к комнате восемнадцать. — Ты мне мешаешь! От тебя нервные вибрации на всё общежитие!
— Дайте мне её увидеть!
— Терпение, адами! Лучше возьми успокоительных леденцов у Бакчо Барбара!
Я поморщился, уставившись на закрытую дверь.
Ещё один со своими леденцами!
Так я и метался между больничным чертогом, где без сознания лежал Броннан, и общежитием, где находилась Сьюн. Наконец, чтобы унять нервы, я уселся на ступени у входа в общежитие и уставился в одну точку перед собой.
Вместо того, чтобы обжираться успокоительными конфетами, нужно было действовать, и скорбь не имела права этому помешать. Время неумолимо утекало.
Я вскочил, как будто меня пнули, и понёсся к домам, где жили преподаватели.
Около одного из домов стояла сильфийская охрана. Увидев меня, стражницы поклонились, одна из служанок кинулась внутрь дома, и через минуту оттуда вышла сама Энио.
— Киро Нобу. Ты никогда не приходишь просто так.
Девушка сошла с крыльца и направилась по дорожке вдоль домов. Она посмотрела на разрушенные Кварталы вдалеке и вздохнула.
— Жаль, теперь и не увидеть, как здесь было красиво.
Мне сейчас было не до грустных рассуждений и разглядывания видов.
— Королева, вы обмолвились как-то, ещё в Гнездовье, что проводили много времени в библиотеке Бар-Сабба. Возможно, вы что-то читали о древних чудовищах? Ваша мать говорила, что записи о чёрном драконе там точно были. О нём знали ещё маги Кронода, его видел сам вождь Абелайо сто лет назад. Вы что-то об этом знаете?
Энио продолжала идти и оглядывать руины школы, за своей королевой бесшумно следовала охрана.
— Решил убить его и получить великий духовный опыт для шестого ранга? — Она не ждала ответа, поэтому сразу добавила: — Я знаю о древних чудовищах немного, потому что все записи и научные труды магов Кронода были украдены. А те, что остались, совсем скудны.
— Украдены? Когда? Кем?
Сильфа пожала плечами.
— Не знаю. Никто не знает. В библиотеку мог проникнуть, кто угодно из служащих дворца Дуивеля. Но то, что я читала, поможет тебе немного. Маги Кронода считали, что древних чудовищ перенесли сюда из другого мира, чтобы породить здесь магию. Они стали прародителями первого духовного опыта.
Пока ничего нового.
Об этом мне говорила Селена Тимо.
— Этих чудовищ было немного, всего несколько, и каждое уникально, разумно и мудро, — продолжила Энио. — Среди них был и чёрный дракон, которого когда-то увидел вождь полумагов Абелайо. Он так восхитился красотой и могуществом того существа, что выбрал его символом своего рода. Вождь лично нарисовал тот герб и приказал своим подданным нанести его на одежды, дома и оружие.
Я кивнул.
Герб полумагов действительно внушал трепет — дракон, сидящий на вершине горы и поджигающий небо пламенем из пасти.
— Ещё был золотистый волк, — добавила сильфа. — Возможно, именно он изображён на корпусе корабля «Марианна», который вы увели у Дуивеля прямо из-под носа.
— Волк, пожирающий солнце? — Я вскинул брови, вспомнив про герб императорского рода Атласа.
— Пожирающий солнце? — удивилась Энио. — Нет. Это волк, рождающий солнце. Великое создание, дарующее свет магии. Так писали учёные Кронода. Ещё была серая рыба, прозванная веверой. Её упоминал в своих записях юный маг Кронода из королевского рода Хибэй, сын правителя Бар-Сабба, жившего ещё сто лет назад. Юношу звали Кербази. Он писал, что веверу ещё маленькой подарил ему один человек. Он открыл для Кербази красивую магию и хотел сделать его своим поверенным магом. Он предлагал ему силу и могущество. Говорил, что есть магия более сильная, чем словесная. А потом он подарил Кербази веверу. Сказал, что её нужно убить и забрать у неё духовный опыт, но Кербази не смог этого сделать. Он тайно отпустил веверу в озеро Уомор, чем очень разозлил дарителя. После чего даритель вручил юному Кербази его же портрет…
Девушка вдруг остановилась, от её лица отхлынула кровь.
— О великая сильфийская мать… Киро, это же он! — Энио схватила меня за руку и забормотала: — Я тогда не обратила внимания, посчитав это странной блажью… но сейчас я вспомнила, что видела те отрезки ткани с вышитыми портретами в твоих руках… о, Киро… в записях того юного мага было сказано, что даритель преподнёс ему удивительно точный портрет, вышитый на белой ткани чёрными нитками!
Я смотрел на бледное лицо Энио, а сам соображал.
Неужели этим загадочным дарителем и был Ниманд? Ведь привычка вышивать портреты имелась только у него, и если те записи королевского сына из Бар-Сабба правдивы, то Ниманду, как минимум, сто лет. Похоже, уже тогда он искал себе поверенного мага.
Я сразу вспомнил и слова самой веверы.
Она рассказывала мне, что в озеро Уомор её принёс юный маг, внутри которого она узрела ту же магию, что видела в профессоре Зойте. Магию множественных материй.
«Разгадав его тайну, ты познаешь и тайну того, кто тебе противостоит», — так сказала тогда вевера.
Сомнений быть не могло.
Тому королевскому сыну из Кронода встретился именно Ниманд. Встретился ещё сто лет назад. Правда, это не особо укладывалось в голове. Кто же он такой, чёрт возьми?.. Кто такой Ниманд?
— А что стало с тем магом из королевского рода Кронода? — спросил я у Энио. — Может, он ещё что-то написал про того дарителя? Как он называл его?
Энио покачала головой.
— Никак не называл. Просто даритель. Больше никаких записей от Кербази Хибэя не было, но королевские писари указывали, что после того, как юноша сделал записи о дарителе, он исчез из Бар-Сабба и больше не появлялся. Никогда. Вместе с ним исчезла и реликвия королей Кронода. Книга заклинаний, грифельная доска и магический мел. Это был символ магии словесности, рождённой в Кроноде. Насколько я знаю, этот набор реликвий до сих пор не найден.
И про реликвию я тоже вспомнил.
Сначала я видел изображение книги, грифельной доски и мела в руках королевских особ на портретах во дворце Бар-Сабба, а потом о них же упоминали сами Творцы, когда рассказывали, как они одаривали людей этого мира магией.
Книгу, грифельную доску и мел Творцы вручили учёному О-Нулу из Кронода, одарив того словесной магией. И судя по тому, что реликвия оказалась у королевской семьи в Бар-Саббе, учёный О-Нул просто подарил её своим правителям, а те передавали дар из поколения в поколение, пока его не выкрал сын одного из королей и не исчез вместе с ним.
Я потёр вспотевший лоб.
Эта серьёзная загадка никак не желала разгадываться.
— А ещё что-нибудь известно о чудовище? — спросил я.
— Надеюсь, вы не обо мне говорите? — прозвучало за спиной.
Я обернулся и увидел приближающегося Буфа Такеса. Его суровая рожа никак не вязалась с попыткой пошутить и хоть немного разбавить мрачную обстановку.
— Адами Такес! — Энио, кажется, тут же забыла, что она королева. — Я так волновалась!
Сильфа не смогла сдержать влюблённой улыбки при виде него, а когда Буф подошёл, то сразу взяла его за руку и приникла к парню плечом, но, если честно, в Атласе такая пара из разных рас смотрелась необычно.
— Директор отправился обратно в Дион, — сказал Буф. — А вот тебя Волькири просит прийти на стадион Кэрулима.
У меня радостно заколотилось сердце.
Как же вовремя! Я как раз собирался его дождаться и расспросить про трофей. Про ту чешуйку дракона, которую он показывал тогда классу.
Я рванул к Волькири на стадион, добежав до него за минуту.
Стадион Кэрулима был точь-в-точь похож на стадион Рубрума: вырублен внутри скалы в виде арены с рядами кресел, а на поле покрыт толстым слоем песка.
Сначала я увидел охотничьи сапоги, шляпу и кожаный плащ Волькири — они лежали на краю поля. Сам же охотник Его Императорского Двора ждал меня на середине поля и стоял босиком, с подвёрнутыми до колен брюками.
Сплошная седина его волос и обожжённое правое ухо выдавали в нём человека, повидавшего не одного монстра.
Волькири стоял ко мне спиной, но будто имел глаза на затылке — стоило мне только зайти, как он развернулся, быстро прошептал заклинание и отправил в меня гигантскую воронку огня.
Я успел задействовать фантомный покров пятого ранга, а следом ещё и доспех — он-то меня и спас, иначе охотник сделал бы из меня кусок жареного мяса.
Воронка образовалась прямо в воздухе, раскалив всё вокруг себя, и даже через латы я почувствовал, насколько нагрелись воздух и песок. Масса огня накрыла меня с головой и опалила чудовищным уроном. Доспех загудел, завибрировал и будто завыл от такого неожиданного натиска.
— Это лишь малая часть того, что тебя ждёт! — выкрикнул мне Волькири.
Я не стал ждать, пока броня раскалится до предела и подпалит мне спину, а ударил в ответ.
Сначала погрузился во тьму, метнулся в сторону и двинул кулаком в поле, усыпанное песком. Удар гнева отправился под ноги противнику, только до него не добрался. Босые ноги Волькири неожиданно приподнялись над землёй, и охотник завис в воздухе, продолжая атаковать меня воронкой огня.
Та становилась всё мощнее и быстрее, трещала и обдувала пеклом. Ещё минуту такого жара — и стадион оплавится совершенно.
Песок раскалялся подо мной, ноги вязли в нём всё больше. Таким нехитрым способом охотник лишь прощупывал мою прочность, и только мощный Незримый плен смог остановить его атаку.
Руки Волькири медленно, но верно, раздвигались в стороны, а исполинская воронка затухала, пока не исчезла совсем. Волькири крутанулся в воздухе и высвободился из моего плена, опустившись на поле. Его покрасневшая кожа задымилась после сильнейшего заклинания огня.
Он выдохнул и кивнул.
— Вот так мы и будем теперь тренироваться. С каждым ударом огня будет всё больше, пока мы не дойдём хотя бы до трети того, на что способен чёрный дракон.
Я убрал доспех и уставился на Волькири, затаив дыхание.
— Вы считаете, что он всё же существует и до сих пор жив?
Охотник многозначительно на меня посмотрел, тем же самым взглядом, каким однажды смотрел, когда показывал тот трофей. Волькири будто уже тогда догадывался, что мне придётся вернуться к вопросу о чёрном драконе и далеко не из праздного любопытства.
— Альмагор сказал, что другого варианта у тебя нет, — сказал охотник, — а если нет, значит, я расскажу тебе всё, что знаю об этом драконе. Я видел его семь лет назад, и эту встречу забыть невозможно.
— И та чешуйка…
— Помнишь её? — Волькири даже слегка улыбнулся, что было большой редкостью. — А помнишь, что я тогда сказал студентам?
Я кивнул.
— Что повстречать высшего дракона — большая удача. Но ещё больше удачи в том, чтобы уйти живым. Ещё говорили, что он хранит земли старого Ледана, как свои угодья, и эту тварь не убить ни снарядами, ни заклинаниями, ни ядами, ни истощением силы.
— Хм… отличная у тебя память.
— Такое сложно забыть, — я пожал плечами. — Не каждый день встречаешь драконью чешую и человека, который эту чешую добыл.
— А ещё что я говорил? Помнишь? Ещё я говорил, что эта тварь покорится лишь тому, кто так же силён, как он. Только нет на свете такого мага, и никогда не будет. Ни один человек не выбьет дракона из его угодий.
Он смолк, продолжая пристально смотреть мне в глаза.
— Только, возможно, я ошибся тогда. Такой маг есть, и, увы, это не я. — Охотник потёр ладони друг о друга. — Но зато я помогу тебе отыскать эту тварь. Если дракон жив, мы его отыщем, не будь я Браконьером его Величества. Ну а теперь продолжим закалять тебя огнём…
Я сжал кулаки, готовясь к новой атаке охотника Волькири, но тут на стадионе появились сёстры Нобу.
— Киро! — закричала Таби, махая рукой. — Киро! Она сделала это! Сделала!
Рин топталась рядом с сестрой и с извинением косилась на Волькири, понимая, что прервала важную тренировку двух магов пятой высоты.
— Прошу прощения, адами Волькири, — наконец произнесла она, — можно передать брату письмо?
При слове «письмо» во мне поднялась волна нетерпения.
— Да куда ж от вас денешься, забавное семейство? — вздохнул Волькири. — Вроде и мертвецы, но какие-то неубиваемые.
Он опять улыбнулся, а Рин и Таби кинулись ко мне прямо по песку. Я пошёл им навстречу.
В руке Рин держала листок бумаги, исписанные крупным старательным почерком отличницы.
— Вот… Киро… я вспомнила всё слово в слово. — Запыхавшаяся от волнения Рин сунула бумагу мне в руки. — Ты будешь рад прочитать отцовское письмо, правда? Ты же помнишь его почерк… он такой отрывистый и мелкий… но ты не обращай внимания. Представь, что это от отца.
От тревоги я закусил губу и принялся читать.
Послание было большим, его переполняло тепло к семье, но в то же время мне показалось, будто Тюдор Нобу очень торопился, сочиняя это письмо. Он писал о том, что «мама научилась выращивать помидоры», а «эвен Обри очень великодушна, но порой слишком много кудахчет, и от неё хочется сбежать, или, на крайний случай, запереть в курятнике».
Я просматривал строчку за строчкой.
Напряжение во мне росло.

«Мама немного захворала…


Мы вас очень любим…


Как дела у Киро…


Денег немного, но мы вышлем вам на следующей неделе…


Фрактат Сольвейг намного приятнее по климату, чем фрактат Армдор, и мы с мамой подумали, что неплохо было бы сюда перебраться…».

У меня заколотилось сердце, потому что следующая часть письма была такой:

«Мы присмотрели себе домик.


Он совсем небольшой, зато с плодовыми деревьями, есть загон для скота. Там мы могли бы держать свиней. Чистеньких, ухоженных свиней. И ничего, что ферма находится в заброшенном районе, на краю фрактата, зато не придётся терпеть вредных соседей.


Этот домик находится за Цветущей рекой, у западного склона горы Динсай. Ферма там одна, тихое прекрасное место. Вокруг роща и заброшенное поле. Как вам такая идея?..».

Я поднял глаза на Рин и Таби.
Пульс зашкаливал, ладони вспотели, а губу я вообще себе чуть до крови не прикусил.
Потом я обернулся на Волькири и сказал тихо, но настолько веско, что охотник сразу понял, что произошло что-то важное:
— У меня появились некоторые новости…

Книга 6. Эпизод 4.                         

Это письмо должно было всё поменять.
Тюдор Нобу указал место, где прятался Ниманд.
По крайней мере, мне хотелось в это верить, и пока я сказал о письме только Фламеру Волькири и Буфу Такесу
Они оба были настолько ошарашены, что сначала не поверили мне. При этом каждый из них знал, какую картину видела Люче в памяти Беллы Мориц: маленькая ферма, ухоженные свиньи, плодовые деревья, глухая местность.
Пока всё сходилось.
— Для атаки на ферму нам нужны самые сильные маги, — сказал Буф, когда втроём мы собрались в одной из комнат общежития Квартала Кэрулим. — Фонтей должен участвовать обязательно. Вы заметили, что он изменился? Он стал сильнее. Я даже не представляю насколько.
Волькири кивнул.
— Он убил другого мага-джадуга. Эти люди вообще мало изучены, но, как я слышал, убийство себе подобного наделяет победителя частью силы побеждённого. Кем была эта Тильза Маглон? Откуда она появилась? При дворе императора я её вообще никогда раньше не видел.
— А в мире есть ещё маги-джадуги? — спросил я.
— Точно тебе никто не ответит, — нахмурился Волькири. — Такие маги не подчиняются никому, они сами по себе, и у каждого из них свой путь. Они могут скрывать свою силу до самой смерти, если захотят, и спокойно заниматься своими делами, чтобы их никто не донимал. Их сила не наследуется, не передаётся, никак не измеряется рангами. Они просто появляются в какой-то период времени, то есть в любой семье может родиться маг-джадуг, и остаётся непонятным, почему так случилось.
Я кивнул.
Фонтей — не просто уникальный сварщик маг-металла, не просто целитель, это кто-то вроде божественного посланника, наделённого огромной силой с самого рождения. Так что для атаки на ферму Ниманда Филат Фонтей был точно не заменим.
Он, кстати, до сих пор занимался лечением Белой Совы, и я всё чаще ловил себя на мысли, что скоро не выдержу этого тяжёлого ожидания, а пойду и вынесу дверь комнаты восемнадцать.
Буф будто понял, о чём я думаю, и добавил:
— Молись, Киро. Если Фонтей действительно стал сильнее, то твоего ратника он исцелит быстро. Главное, чтобы сама Сьюн боролась.
— Бороться она умеет, — мрачно ответил я, не став продолжать эту тему.
Кроме Фонтея, нужен был и Стронг, а он ещё не вернулся из Диона.
Похоже, директор занимался тем самым списком врагов королевы Калесты и организацией их захвата. Его надо было провести быстро, неожиданно и главное — одновременно по каждому указанному человеку.
Никто не ждал Стронга раньше завтрашнего дня, поэтому обсудив информацию из письма по десятому кругу, Буф и Волькири посоветовали мне отдохнуть и пообещали прийти с утра, чтобы продолжить мою тренировку.
Сразу вдвоем.
От такого известия мне стало не по себе. Что Буф, что Волькири тренировали очень жёстко, а если их объединить, то от меня останется мокрое место.
Они переглянулись и кивнули друг другу.
— Ну что, мертвец Нобу? — очень недобро оскалился Буф, глянув на меня. — Готовься к силовой тренировке.
— И одновременно к огненной тренировке, — прищурился Волькири. — Дракон не будет спрашивать твоего разрешения, поджарить тебя или нет.
Они оба были похожи на живодёров, да и посмотрели на меня, как на дичь.
Когда они ушли, я снова отправился к Сьюн, но как только подошёл к двери, то сразу почувствовал, что вокруг комнаты выставлен защитный барьер.
— Не торчи в коридоре, Киро! — уже привычно рявкнул Фонтей из комнаты. — Ты сюда не пройдёшь, даже если соберёшься вышибить дверь!
Я ругнулся сквозь зубы и отправился в больничный чертог, к брату. Он всё ещё был без сознания, рядом с ним дежурила одна из помощниц Фонтея. Увидев меня, она кивнула с сочувствием и позволила остаться.
У изголовья брата я и провёл оставшуюся ночь.
Он лежал бледный, с перебинтованной головой, под его глазами залегли сизые тени. Я держал Броннана за прохладную руку и молился про себя всем богам, каких знал, из каждого мира.
Так я и уснул, с ладонью брата в руках, скрючившись на стуле. На утро меня разбудила медсестра. Она принесла чай и нехитрый завтрак из комковатой каши, яичницы и сыра.
— Приходили адами Такес и адами Волькири, они сказали, что будут ждать вас на стадионе, — сообщила девушка. Кажется, моё беспокойство о полумаге очень удивило и поразило её, поэтому она добавила с улыбкой: — Не беспокойтесь, адами Фонтей вылечит Гудреда. Шеф сделает это, можете не сомневаться. Все ребята за него волнуются.
Надежда на мастерство Фонтея во мне тоже крепла, потому что надеяться больше было не на кого. Я поблагодарил медсестру и, бросив тёплый взгляд на брата, отправился на тренировку.
Уже через полчаса мне довелось в полной мере прочувствовать, на какие зверства способны эти два изверга, Буф и Волькири.
Сначала всё началось вполне привычно: я переоделся в майку и штаны для тренировок, а потом Буф погнал меня по кругу, заставив снять обувь; Волькири в это время постепенно подогревал песок под ногами.
Единственное, чем мне позволили защититься — это Фантомный покров. Видимо, чтобы моё тело не слишком сильно покрылось синяками и кровоподтёками, ну и чтобы ступни не обгорели от раскалённого песка.
Добрейшие люди, фпытчш!..
Потом был поединок, но не с самим Буфом, а с его полупрозрачным воином, созданным из силовой ауры. Сам же хозяин ауры стоял поодаль и управлял своим бойцом. Тот вторил движениям Буфа и колотил меня с бешеной скоростью, используя всё мастерство боевых искусств и борьбы: удары, захваты, броски.
Его ледяные полупрозрачные кулаки попадали мне то по лицу, то в солнечное сплетение, а про удары ногами я вообще молчу — казалось, что боец Буфа ожил и решил переломать мне каждую кость, потому что вдруг посчитал, что моя рожа ему не нравится.
Я уворачивался, атаковал в ответ, уходил в оборону, проводил броски, хлестал кулаками до онемения, обливался потом, стирал кровь с губ, сплёвывал тягучей красной пеной, тяжело дышал… и был счастлив тому, что на время мне пришлось забыть все ужасы прошедших дней.
Мысли исчезли.
Отчаяние исчезло.
Из меня их просто выколотили к чертям.
Я дрался и думал лишь о своих движениях, о положении тела, о пекле под ногами, о натяжении мышц, поворотах корпуса, падениях и обманных выпадах. Я думал обо всём, кроме того, что мой брат при смерти, а Сьюн слаба и ранена.
За этот вечер я вспомнил все уроки, пройденные ещё в лагере в Юбрионе.
Потом к бою между мной и воином Буфа присоединился Волькири. Он атаковал неожиданно — как раз в тот момент, когда я рухнул в песок от мощнейшего удара по ногам и перекатился, чтобы избежать добивания и угостить противника контратакой.
Именно в этот момент в меня полетела уже знакомая воронка огня.
Это была та же страшная сила, обжигающая всё вокруг себя. Я не видел её, но ощутил всем своим существом — кожей и шестым чувством, обострившимся в схватке.
Вот теперь были задействованы силы мага и ратника пятой высоты, иначе б я просто не выжил. Броня Мрака появилась мгновенно, в ладони приятно легли рукояти мечей.
Ответный удар вышел таким, какого я сам от себя не ожидал.
Чёрное марево паралича, накрученное на воронку Точечного вихря, отправилось в Волькири так быстро, что он даже среагировать не успел — замер на месте, атакованный ужасом. Ну а я тут же перенаправил вихрь уже на Буфа.
Тот успел уйти в защиту аурой, молниеносно отозвав своего бойца.
Тогда я пустил в ход Теневые путы, выпустив по Буфу сразу пять цепей с гарпунами. От одной он увернулся, две отшвырнул, а вот ещё две прочно окутали его ноги.
Буф рухнул в песок и вцепился в путы.
Пока он возился, я погрузился во тьму и рванул прямо на Волькири, вскинув руку и используя Незримый плен.
Ещё не отошедшего от паралича охотника подняло в воздух, а я прошептал заклинание Львиные лапы прямо на бегу и сделал перед прыжком два огромных шага.
Отлетев вверх, как на пружинах, я убрал мечи и с разворота ударил Волькири ногой в живот. Это было жёстко, грубо и больно. Охотник пролетел два десятка метров и упал на спину, пропахав лопатками поле и оставив глубокую борозду. Он успел лишь смягчить себе падение, чуть приподняв песок, но мой удар вывел его из строя не меньше, чем на пару минут.
В это время Буф успел освободиться.
На меня снова накинулся его боец из ауры. Получив от него хлёсткий удар ногами, я отшатнулся.
Значит, аура?..
Я двинулся на бойца Буфа, как танк, потому что у меня возникла идея. В руках появились мечи, я крутанул ими, но вместо того, чтобы привычно вызвать Мёртвую мглу и паралич, я быстро произнёс внеранговое заклинание Моментальной заморозки.
Мечи обледенели, а этого никто не ждал.
Клинки пронзили полупрозрачного бойца прямо в грудь, силовая аура Буфа с треском покрылась белой коркой, ну а потом я произнёс заклинание Огней небес.
Его я использовал редко, только когда сражался с песочными воинами Ниманда и вот теперь решил, что можно попробовать сделать это с аурой донора силы.
Эффект получился такой, что Буфа на время вышибло из боя.
Его боец сначала заледенел, а через секунду уже взорвался, получив дозу магического огня, пущенного через клинки. Буф отступил и, кажется, получил серьёзный урон по собственному телу — он пошатнулся, мотнул головой и выдавил:
— Неплохо, Нобу. — Потом поморщился, еле приходя в себя, и добавил: — Но на твоём месте я бы не расслаблялся.
После его слов меня внезапно атаковали ещё двое противников. На стадионе появились Кезарий и Альмагор Стронг.
А вот этого не ожидал уже я!..
От удара мощнейшим Точечным вихрем я прокатился кубарем по полю и уткнулся лицом в песок, ну а когда перевернулся на бок, то увидел, как в меня летит мерцающая лавина Шквального урона шестого ранга, пущенная Стронгом.
Ф-тр-кцемшычщ!..
Всё, что я успел сделать — это ощутить холод ужаса по спине…
И тут впереди меня встала девичья тень с гигантским мечом.
— А ну прочь от моего домината!!!
* * *
Сначала я даже не поверил, что это она.
Даже когда отчётливо услышал её голос.
Но, чёрт возьми, это действительно была она!
Она!
От радости у меня на мгновение перехватило дыхание.
Белая Сова, в своём охренительно-соблазнительном доспехе, рванула навстречу волне Шквального урона, взмахнув мечом и ослепляя стадион Хлыстом солнца. Даже мне по глазам резануло.
Противники отшатнулись.
Стронг невольно ослабил Шквальный урон.
Девушка взяла разбег и совершила свой коронный прыжок, избегая столкновения с остатками лавины, и прямо в воздухе задействовала Звериный образ тотема. За её спиной поднялись фантомные крылья, и уже на высоте вместо меча возникла Туманная коса.
Гигантская и острая, как жуткая бритва!
Сьюн налетела сразу на четверых противников — на всех, какие имелись сейчас на стадионе. Буф отступил в сторону, как и охотник Волькири.
Стронг и Кезарий остались на месте, но перевели атаку на моего ратника, а она не побоялась выступить одна против сильнейших.
Пока Сьюн отвлекала внимание на себя, я успел вскочить.
— Сова-а-а! — Я кинулся в бой с новой силой.
Хотя нет. Это была не просто новая сила, это была ещё и адски зашкаливающая радость. Она и придала мне мощи.
Я атаковал Буфа и Волькири одним размашистым ударом паралича, а потом развернулся и пришёл на помощь Сьюн — она бы не справилась с магом шестой высоты одна.
В сторону Стронга отправился мой Шквальный урон, я объединил его вместе с Точечным вихрем. Это был двойной удар мага и ратника, а с таким даже Альмагору Стронгу пришлось считаться.
Половину его Фантомного покрова снесло за пару секунд, но атаковать его повторно мне не дал удар Кезария. Ратник директора сшиб меня с места Теневыми путами, и пока я освобождался от ловушки, стадион оглушил воинственный птичий крик — Сьюн вызвала тотем.
Птица с лёту набросилась на Кезария, вцепилась в него когтями и подмяла под себя.
Ратник и белый тотем кубарем покатились по полю, от их схватки песок отлетел в стороны и до самого потолка, будто взорвался. В это время Сьюн продолжала биться со Стронгом, ну а я снова взялся добивать Буфа и Волькири, теперь они не казались мне непобедимыми извергами.
Сначала досталось Буфу.
Я не стал слишком усердствовать, потому что тренер повредил ауру, но отшвырнул я его нехило, обстреляв Теневыми путами. Потом настала очередь охотника, и вот тут пришлось попотеть.
Во всех смыслах.
От его огненной воронки мой доспех раскалился чуть ли не докрасна, даже кожу обожгло, но я уже понял по прошлой тренировке, что на охотника неплохо действуют два вида атаки: Незримый плен и паралич Мёртвой мглы.
Это преимущество я и использовал.
Вскинул руку прямо в воронке огня, и когда пламя прогудело и затихло, на Волькири обрушился мой навык пятого ранга. От Незримого плена охотника не спасло ничего. Его снова подняло в воздух и распяло, и чтобы он не вырвался, я отправил в него ещё и паралич.
Неожиданно к моей спине прижалась другая спина.
— Ну что, доминат? Думал, я там дохлая валяюсь, да?
Мой тыл прикрыла Сьюн.
Если бы не бой, я бы уже сейчас развернулся и сжал её в объятьях, но мы продолжали стоять спина к спине.
— Достаточно! — вдруг выкрикнул Стронг. — Для первой тренировки достойный отпор, адами Нобу! — Он кивнул Сьюн. — Белая Сова. Рад снова видеть тебя в строю.
Охотник Волькири наконец вырвался из моего плена и опустился на поле, Буф освободился из Теневых пут, а птица-тотем перестала атаковать Кезария и с таким же пронзительным криком исчезла.
Все четверо окружили меня и Сьюн.
Мы убрали доспехи и посмотрели друг на друга. Белая Сова еле сдерживала эмоции, она раскраснелась от радости, прикусывая губу.
— Хорошая работа, Нобу, — оценил Волькири, хлопнув меня по плечу. — Скоро можно будет биться с тобой уже в полную силу огня.
— Да, совсем неплохо, — согласился Кезарий в своей скупой манере. — И я рад, что Белая Сова с нами.
— А я как рад… — прошептал я, всё ещё тяжело дыша после боя.
Кое-как у меня получилось оторвать взгляд от Сьюн и посмотреть на Стронга. На некоторое время я даже забыл про письмо и Ниманда, но увидев лицо директора сразу об этом вспомнил.
— У меня есть важная новость, директор.
Тот вскинул брови.
— У меня тоже есть важная новость, Киро. Интересно, чья новость будет занимательнее, твоя или моя?
Фраза была сказана мрачно и веско, и от неё все опешили (кроме Кезария, конечно).
Стронг развернулся и направился к выходу, скомандовав:
— Покинем стадион. Наши новости лучше обсудить в… — он вдруг осёкся. Наверное, хотел сказать «в моём кабинете», но тут же добавил сдавленным голосом: — Обсудим всё в кабинете коменданта первого общежития Кэрулима. У вас полчаса на сборы.
Буф, Кезарий и охотник отправились за ним, а я и Сьюн задержались.
Еле дождавшись, когда стадион опустеет, Белая Сова бросилась мне на шею. От её натиска я не удержался на ногах и повалился на песок.
— Киро, как же я счастлива, что снова с тобой… — Навалившись сверху, Сьюн поцеловала меня, жадно и долго.
Если честно, я до сих пор не мог поверить в то, что она снова вот такая. Живая, сильная и горячая. Ещё бы забыть о том, что жить ей осталось всего три недели.
Я крепко прижал её к себе и прошептал:
— Фонтею надо поставить памятник.
Порозовевшая Сьюн с улыбкой закивала.
— Он невероятно сильный, Киро. Это великий маг.
— Даже круче меня?
Сьюн чмокнула меня в губы.
— Нет. Ты самый лучший. — Она вскочила, указала в сторону раздевалок и резко поменяла тон с нежного на командирский: — А теперь вали туда! Прими душ! От тебя воняет, как от помойки!
Всё ещё лёжа на песке, я потёр потный лоб.
— Ну спасибо. Я вообще-то на тренировке был.
Сьюн ухватила меня за руку, подняла и потянула к раздевалкам. Уже у двери в душевые я снова притянул её к себе, и вот тут-то на меня с новой силой обрушилось понимание, что если я ничего не сделаю за эти три недели, то Белой Совы просто не станет.
Не станет.
Видимо, моя эмоция слишком заметно отразилась на физиономии, потому что Сьюн нахмурилась.
— Не смей омрачать мне радость, понял? Пожалуйста. Пообещай, что никогда не заговоришь со мной об этом. Пусть эти три недели будут самыми прекрасными, а когда меня не станет, ты не будешь плакать. Пообещай! — Она ухватила меня за мокрую от пота майку. — Пообещай!
Я пристально посмотрел ей в глаза.
— Нет. Ты будешь жить. Даже не думай иначе. Я найду Ниманда.
— Хорошо, котик, как хочешь, а теперь иди, умойся, я буду ждать тебя в комнате восемнадцать, — улыбнулась Сьюн, не став спорить, но по её глазам я видел, что она смирилась со своей смертью.
Белая Сова приняла её с достоинством воина и не давала горю взять над собой верх, а заодно и мне не позволяла, но оставшись один в душевой я ещё долго не мог успокоиться.
Теперь у меня не было права на ошибку.
* * *
Наш стихийный Совет собрался в кабинете коменданта общежития Кэрулим.
Народу было немного, всего шестеро — только самые посвящённые.
Кроме Стронга и меня, тут был Буф, охотник Волькири, Филат Фонтей и королева Энио. Я даже не успел поблагодарить Фонтея за лечение Сьюн.
Совет начался сразу же, как только я вошёл.
Первым свою новость озвучил директор, и эта новость была не просто занимательной, она была ошеломительной.
— Этой ночью император Ксабир был убит, — мрачно и твёрдо сообщил Стронг, навалившись руками на крышку стола и оглядывая каждого из собравшихся. — Уничтожен и весь его род, в том числе, младший брат Ксабира, поддержкой которого я заручился несколько дней назад. Наша страна временно обезглавлена, введено чрезвычайное положение. В Дион вошли войска.
Все пооткрывали рты и побледнели.
— Переворот?.. — выдавил Буф.
— Да. Попытка, — ответил Стронг. — Если бы не список королевы Калесты, матери королевы Энио, то власть была бы сейчас в руках у приспешников Ниманда. Но так случилось, что наша облава сорвала их дерзкий план. Мы успели спасти и первого помощника Йорго. Слава богам, он выжил. Нам помогла генерал Гехар, пусть будет славен весь её род. Великая женщина.
Я сразу вспомнил ту здоровенную брюнетку, которая присутствовала на совете с императором совсем недавно.
— Моя мать долго хранила тайну этого списка, — сказала Энио с печалью. — И только зная, что умирает, она решила передать информацию Киро Нобу.
— Но зачем они убрали Ксабира? — нахмурился я, сам ещё не отойдя от шока. — Этот кукольный император им очень подходил. Он бы точно проиграл войну.
Стронг кивнул.
— Да. Он им подходил… до поры до времени. Ты же видел, как трудно им управлять? Ксабир был капризен и своенравен. Возможно, он отбился от рук, либо начал шантажировать своих покровителей, посчитав, что неприкасаем.
— А что облава? Вы взяли всех по списку? — спросил Волькири.
— Нет, увы. Были захвачены только шестеро из десяти. Нам не удалось обнаружить Брая Скендера и всю его семью, так же исчезли Натель Такес и Чезар Тоборг с семьями, ну а про Атрея Морица вы и так знаете. Он и есть ратник Ткач, и его нам не найти просто так.
— А те, кто попался, рассказали хоть что-нибудь важное, адами? — поинтересовался Фонтей.
Он выглядел, как обычно — в шапке-шлеме и кожаном фартуке, скромный и неуклюжий, только яркость его маленьких глаз выдавала могущество и силу.
— Да, из нескольких мы выбили правду, — ответил директор. — Эти люди тайно творили историю нашей страны и вели её в пропасть, начиная с убийства императора Франца. Он умер от сердечного приступа, но, как оказалось, этот приступ устроила ему Белла Мориц. Не без помощи Ксабира, который и провёл её в спальню к своему отцу. Медиум способен довести человека до приступа, если очень постарается.
У меня мурашки по коже побежали при одном имени Беллы Мориц.
Эта тварь могла устроить приступ кому угодно.
— Так же нам стали известны имена тех генералов, что поклялись Ниманду в верности в обмен на жизнь и хорошие куски завоёванных земель. Благодаря списку королевы Калесты мы успели предотвратить измену в рядах армии…
Стронг вдруг оборвал свою речь и уставился на дверь, а та неожиданно распахнулась, и в кабинет ворвалась Люче.
Такой я её ещё не видел: злой, решительной и взбешённой.
— Нет, Альмагор! — выкрикнула она, подходя к столу и становясь напротив брата. — Ты этого не сделаешь! Я не позволю тебе!
Стронг выпрямился и сжал кулаки.
— Выйди, Люче. Мы потом всё обсудим.
Глаза девушки потемнели, на лбу проступили тёмно-синие вены. Она оглядела остальных, будто только сейчас их заметила.
— Он сказал вам, на что согласился сегодня? Сказал или нет?
Никто не понял, что она имела в виду, но только Фонтей задал встречный вопрос мягким и добродушным голосом:
— Чем же Альмагор так вас рассердил, милая эвен Стронг?
Люче не была расположена к беседам и опять со злостью посмотрела на брата.
— Нет! Ты же знаешь, что тебе нельзя! Не смей этого делать, Альмагор!
Они уставились друг на друга.
— Откуда ты вообще узнала? — процедил Стронг.
— Ты порой забываешь, что твоя сестра — медиум!
— Что ж, — ответил директор стальным голосом, — ты можешь возражать сколько угодно, дорогая сестра, но я сделаю так, как лучше для страны.
— Но Аль…
— И никто мне в этом не помешает. — Стронг покосился на распахнутую дверь.
Его молчаливая просьба была понята сразу. Люче развернулась и размашистым жестом захлопнула дверь.
— А теперь скажи им! — потребовала она.
Стронг вздохнул. Кажется, у него больше не нашлось сил спорить с разгневанной сестрой.
— Есть ещё одна новость, адами и эвен, — сказал он, опять окинув собравшихся решительным взглядом. — Первый помощник Элиас Йорго предложил мою кандидатуру в качестве регента, временно заменяющего убитого монарха. И эту кандидатуру одобрили всеми голосами срочного собрания Его Императорского Двора. Я согласился.
Все снова пооткрывали рты и побледнели ещё сильнее.
На фоне всех этих событий моя новость о ферме Ниманда стремительно блекла и не казалась уже такой важной.
— Как ты посмел, Альмагор? — Люче никак не могла унять гнева. Казалось, она вот-вот сожжёт брата потемневшими глазами. — Никто не осмелился занять этот окровавленный трон, только ты осмелился! Да, ты сильнейший маг, и твоя сила на троне Атласа — это лучшее, что могло случится с нашей страной, но ты всё равно должен отказаться!
— Люче, тебе лучше выйти, — ответил Стронг уже спокойнее.
Девушка прикрыла глаза, выдохнула и вдруг выдала речь, обращённую ко всем:
— Ну так знайте, адами и эвен, что несколько лет назад я предсказала Альмагору смерть. И она должна была произойти только в том случае, если он займёт трон Атласа. Тогда моему брату не было и двадцати, и он рассмеялся мне в лицо, сказав, что такому никогда не бывать, поэтому он проживёт до старости. А теперь он соглашается стать регентом. Не это ли самоубийство?!
Я чуть не оглох от такого известия.
Холод пробежал по коже.
А ведь Люче когда-то уже говорила мне о том, что предсказывала своему брату смерть, точно так же, как предсказывала смерть и мне, когда говорила о Гнездовье. И в том, что Люче никогда не ошибается, сомневаться не приходилось.
Она бросила на Стронга гневный взгляд и покинула кабинет, хлопнув дверью.
Повисла гнетущая тишина. Никто не смел сказать ни слова, даже Фонтей. Он молча качал головой и тёр затылок, сдвинув шлем набекрень.
— Продолжим, адами и эвен, — сказал наконец Стронг. — Какие новости у вас?
Все перевели всё ещё ошарашенные взгляды на меня.
Я прокашлялся и сообщил:
— Возможно, мы нашли предполагаемое место, где прячется Ниманд.
И снова повисла тишина.
Директор тихо выдохнул. Эта новость произвела на него впечатление не менее сильное, чем на остальных его назначение регентом и убийство императора. Я не стал тянуть и сразу рассказал о письме Тюдора Нобу и о моей просьбе понаблюдать за окрестностями фрактата Сольвейг.
— По описанию фермы из письма всё сходится, — закончил я. — Точно такая же ферма была в воспоминаниях Беллы Мориц.
Я вынул из кармана письмо и передал Стронгу, он пробежался взглядом по строчкам, которые написала Рин, и ещё раз выдохнул, после чего поднял на меня глаза, полные надежды и азарта.
— Атакуем ночью. Теперь у меня есть для этого все ресурсы…

***

===

Книга 6. Эпизод 5.

Этой ночи я ждал так сильно, как не ждал, наверное, ничего.
Если всё получится, то у Сьюн появится шанс выжить. Я был готов на всё, чтобы заставить Ниманда задействовать своё умение воскрешать ратников. Раз у него получилось с ратником Хилар Волькири, значит, получится и со Сьюн.
Для атаки на ферму Альмагор Стронг решил использовать все возможности, которые давал ему новый статус регента.
Эта новость до сих пор у многих не укладывалась в голове.
Альмагор Стронг — вечный изгой, обедневший аристократ и борец с продажной элитой — вдруг садится на имперский трон. Да, всего лишь как временный правитель, но всё же.
Теперь у Атласа появлялась новая надежда.
Ему было всего двадцать пять, но с таким опытом и характером, как у него, можно было не сомневаться, что он сделает всё, чтобы выиграть войну с Дуивелем и Нимандом.
После собрания все его участники никак не могли успокоиться. Радость, надежда и решимость — всех переполняли эмоции.
Филат Фонтей первым подошёл к директору и пристально посмотрел ему в глаза.
— Я благодарю великих богов, что дожил до этого дня, мой друг. Люче права. Это лучшее, что могло случиться с нашей страной. Только одно меня гложет. Предсказание твоей сестры…
Стронг покачал головой.
— Это всего лишь предсказание, Филат. Смутное будущее, которого может и не случиться.
Фонтей снял шлем с головы, пригладил взъерошенные рыжеватые волосы и опустился на одно колено перед Стронгом. Склонив голову, он произнёс торжественно и твёрдо:
— Прими клятву верности, мой повелитель. Я буду твоим праведным гневом и той силой, что сметёт врагов дланью справедливости. Я присягаю тебе в боевом служении. До последней капли крови. До последнего вздоха. Ни зло, ни смерть не страшны мне, ибо вера в победу во мне абсолютна. Да благословится твой великий путь. Да принесёт он благоденствие нам всем.
От этой речи у меня по коже мурашки поползли. Филат Фонтей, свободный и независимый маг-джадуг, присягал в верном служении другому магу.
Стронг положил ладонь на плечо Фонтея.
— Встань. Тебе ли кланяться, дорогой Филат.
Неожиданно все мужчины сделали то же самое, что и Фонтей. Встали на колено и склонили головы. Я присоединился. Вот уж кому-кому, а Альмагору Стронгу не зазорно и поклониться — этот сильный человек внушал глубокое уважение.
Он помолчал и наконец ответил сдавленным голосом:
— Встаньте, друзья. Встаньте. Я и сам присягаю вам в верном служении. Да будет так.
Все поднялись с колена, но тут к директору подошла королева Энио.
— Мне радостно видеть на троне Атласа здравомыслящего мага. Моя союзническая армия с тобой. Все её воины. Те, что здесь, и те, что остались на южных рубежах континента вместе с моими сёстрами.
Она медленно подняла руку и прикоснулась тонкими пальцами к его лбу.
— Помыслы твои чисты и правдивы, так пусть силы природы благословят ту тропу, на которую ты ступишь. Пусть крепок будет твой щит, а удача останется на твоей стороне, пусть дрогнут перед тобой враги, и обретёшь ты то, чего искал.
Девушка положила обе руки Стронгу на плечи, заставив его чуть пригнуться, а затем поцеловала его в лоб. Было видно, что директор не ожидал такой чести от сильфы. Судя по всему, это было что-то вроде древнего ритуала проводов на войну.
— Благодарю, королева северных дев, — тихо ответил он, затем посмотрел каждому из собравшихся в глаза. — Сегодня будет тяжёлая ночь, адами и эвен. Пора подготовиться. Если Ниманд там, то он от нас не уйдёт.
* * *
Я не хотел брать с собой Сьюн.
Теперь мне казалось, что она слишком хрупкая, слишком уязвимая, чтобы сражаться с таким могущественным врагом и атаковать берлогу Ниманда.
Никто до сих не знал, на что он способен.
О нём мы не знали ничего: ни его личность, ни его прошлое, ни его цели. Зачем ему всё это? Захватить благодатные земли Атласа и Юбриона? Захватить весь мир? Подчинить его себе? Он бы мог уничтожить всё ураганами, но он использует их только как угрозу и рычаг давления. Показав однажды разрушительную силу ураганов, теперь он лишь бравирует ими.
Из головы никак не выходило и то, что ему не меньше ста лет.
Кто может жить так долго?.. Это тоже оставалось загадкой.
Когда я вернулся в комнату восемнадцать, меня ждал сюрприз — Белая Сова читала.
Она читала!
Я никогда не видел её читающей, а тут…
Переодевшись в школьную форму Рубрума, Сьюн сидела на стуле, положив ноги на стол для домашних заданий, и читала Теорию уровней, как самая настоящая ученица. И судя по развязной позе — о-о-очень дрянная ученица.
На нос она нацепила откуда-то взявшиеся круглые очки и разложила на столе ещё кучу книг: по силовой ауре, тёмным расам, истории мира и, кажется, даже притащила чьи-то конспекты в блокнотах.
Я настолько опешил, что замер на пороге.
— Захлопни рот, доминат, — бодро сказала Сьюн, не отвлекаясь от книги. Она перелистнула страницу и добавила: — Заходи. Теперь я буду жить тут, с тобой. У меня сверхзадача.
— Э… ну… — Я успел сказать только это.
Белая Сова будет жить со мной. Идея хорошая, я и сам хотел её предложить, но не успел.
Сейчас мне было уже всё равно, что об этом подумают другие.
Во-первых, я был уверен, что Стронг знал, что между мной и моим ратником существуют не совсем служебные отношения, а, во-вторых, я хотел, чтобы Сьюн всегда находилась рядом, под моей защитой.
Как бы она ни храбрилась и ни рвалась в бой, теперь она была уязвима.
— Проходи-проходи, не стесняйся. — Сьюн ткнула в перемычку очков, продолжая читать с умным видом. — Придётся натаскивать тебя по теории, а то ты совсем ничего не знаешь, балбес. Удивляюсь, почему Стронг до сих пор тебя не отчислил? Ну ничего. Теперь-то я за тебя возьмусь.
Я усмехнулся, подошёл к столу и выдернул книгу из её рук.
— Ты где эти книжки нашла?
— Люче принесла. Злая, правда, была. Пришла, вывалила на стол всю эту дрянь и сказала, чтобы ты прочитал, и чтобы я проследила. Так что не отвертишься. Я буду следить!
Сьюн глянула на меня через стёкла очков.
Вид у неё был строгий и очень соблазнительный. Не знаю, как я вообще о таком мог сейчас думать, когда вокруг вершились судьбы людей и целого мира, но именно сейчас Белая Сова казалась мне обычной девушкой, а не ратником, и я просто хотел, чтобы она была моей.
— Ну и когда ты за меня возьмёшься?
— А вот прямо сейчас. — Сова забрала у меня книгу и раскрыла где-то на последних страницах. — Ты знал, например, что на пятой высоте духовный опыт накапливается до пика, а потом перестаёт поглощаться магом, сколько бы он монстров ни убил? Маг останавливается в развитии, достигая своего потолка, пока не получит разрешения Творцов на шестую высоту. А вот на шестой высоте духовный опыт копится бесконечно. Только там есть одна проблема.
Я нахмурился.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :  

https://knigi-online.pro/book/fakultet-tom-6/reader/

https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-6-si-read-763933-1.html

https://onlinereads.net/bk/177535-temnyy-ratnik-fakultet-tom-6

https://sharlib.com/read_658569-1

https://author.today/reader/173864 

***

***

***

***

***

***

Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 1. Том 2. 001  Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 3.030 Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 4.044 Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 5.056   Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 6.068

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 164 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: