Главная » 2024 » Февраль » 8 » Тёмный 049
21:30
Тёмный 049

***

===

Он добродушно улыбнулся и сразу стал похож на старого-доброго Фонтея, каким его все знали. Маг пошарил в кармане фартука и сделал загадочное лицо.
— Думаю, вот с этим тебе будет попроще.
Закусив губу от восторга, я уставился на то, что он демонстрировал в руке.
Это были очки охотника Волькири, отлитые из специальной смолы, с жёлтыми круглыми стёклами. Именно их он показывал на уроке по монстрам месяц назад. Уже тогда я заприметил их и даже попросил померить, но охотник отказал.
— Вы у Волькири их забрали, пока он спит? — Я улыбнулся и сгрёб очки с крупной ладони сварщика.
— Нет, я ничего не забирал. Я их сам для тебя сделал. Вспомнил свою старую секретную технологию и прошлые скитания, о которых долгие годы боялся вспоминать. А тут вспомнил. Ну… и сделал. Волькири ведь у меня тогда очки приобретал. Лет пять назад.
Это был неожиданный и очень нужный подарок.
— Спасибо, адами Фонтей. С этим мне действительно будет попроще.
Не удержавшись, я тут же водрузил очки на нос, поморгал и оглядел комнату. Теперь пространство выглядело жёлтым — больше никаких отличий.
Я поднял очки на лоб и ещё раз поблагодарил сварщика.
Фонтей снова расплылся в улыбке.
— Если ты будешь издалека примечать псионные ловушки, то намного быстрее проскользнёшь мимо охраны, поэтому… — Он вдруг перестал улыбаться, уронив взгляд на тумбочку. — А это у тебя что?
Смотрел он в открытый ящик, откуда я вытащил плащ.
Там остались только две вещицы: кулон для дочери охотника Волькири и золотистые шнурки профессора Зойта. Фонтей рассматривал и то, и другое.
— Это что, сила Арахны? — изумился Буф, тоже заглядывая в ящик, но в отличие от Фонтея, он бесцеремонно залез туда рукой и вытащил украшение. — Адами Фонтей, вы тоже это видите?
Сварщик поцокал, не сводя глаз с кулона.
— Откуда он у тебя, Киро? Это ведь кулон под названием «Сила Арахны». Его носила первейшая, та, что стала родоначальником магии доноров силы. Великая реликвия пропала из музея в период мародёрства десять лет назад.
— Он принадлежал Волькири, — ответил я. — Охотник просил, чтобы я передал эту вещь его дочери Хилар, если когда-нибудь её увижу.
Фонтей забрал кулон из рук Буфа и благоговейно стиснул пальцами.
— О боги… Говорят, что Арахна могла хранить свою ауру в этой силовой точке. — Он шагнул ближе и неожиданно надел кулон мне на шею. — Возьми его с собой.
— И что я с ним делать буду?
Я вгляделся в подвеску на своей груди — маленький круг размером с монету, в котором, как мне казалось ещё при первом рассмотрении, скрывался сам космос.
— Просто носи, разве это сложно? — ответил сварщик. — Как встретишь Хилар, так и отдашь. Не потеряй только, вещица ценная.
Я сунул подвеску под воротник. Теперь на моей шее болтались два украшения: медальон призыва и кулон Арахны.
Буф снова полез в ящик тумбочки и скомкал в кулаке золотистые шнурки профессора Зойта.
— А вот это лучше тут не держать, Киро. Отдай на хранение в надёжные руки.
Легко сказать «в надёжные руки». Где бы их взять? Ну не Майло же отдавать? Его руки ещё менее надёжны, чем мои. И тут, будто услышав мои мысленные вопросы, в комнату вошла Люче.
Она даже не постучала, а появилась бесшумно и неожиданно, как привидение. Бледная и заметно растревоженная, она куталась в ту самую чёрную накидку, какую я уже на ней видел.
Проблема, кому передать оружие Зойта на хранение, решилась сама собой. Лучшей кандидатуры, чем Люче, не найти.
Увидев, что в комнате я не один, она присела, будто в реверансе, и поприветствовала сразу всех:
— Доброго вечера, адами.
Буф и Фонтей поздоровались с сестрой директора, но в комнате тут же возникло напряжение. Никто не ожидал увидеть здесь Люче, да ещё в такое время.
Девушка серьёзно посмотрела на обоих магов.
— Я прошу вас не говорить директору о том, что вы видели меня здесь. Этот визит — личный, и никак не касается школьных дел.
Буф покосился на меня. На его недоумевающей роже был написан только один вопрос: «Ты настолько обнаглел, что крутишь шашни с сестрой директора?».
На самом деле я и сам был удивлён вечерним визитом Люче.
— Подожду в коридоре, — сказала она и вышла за дверь.
Причём выглядело это так, будто она не в первый раз так ко мне является. И даже не второй.
— Иди-иди, мы с тобой разговор уже закончили, — коротко хохотнул Фонтей и чуть ли не силой вытолкнул меня за дверь.
Я лишь успел накинуть плащ от школьной формы. Приближение зимы уже ощущалось, а в том, что Люче потащит меня на улицу, я не сомневался.
Так и вышло.
В коридоре девушку я не нашёл, а обнаружил её уже на крыльце общежития. Услышав мои шаги за спиной, она быстро спустилась по ступеням и поспешила вдоль по улице, потом свернула в переулок, чтобы выйти на соседнюю улицу.
Я поравнялся с Люче, зашагал рядом и задал резонный вопрос:
— И куда мы идём?
— Сейчас узнаешь. — Люче прибавила шагу, внимательно вглядываясь в тёмные окна и вывески над дверьми скромных магазинчиков и лавок, мимо которых мы шли.
Она не на шутку волновалась, будто собиралась сделать что-то чертовски важное, опасное и даже запрещённое.
Через пару минут девушка остановилась напротив лавки с вывеской «Утварь для приготовления ядов и смол», вынула из кармана ключ и поднялась на маленькое крыльцо.
А ведь здесь мы с Люче уже бывали однажды.
Кажется, это происходило вечность назад, ещё перед нападением полумагов на школу. И вот снова сестра директора привела меня сюда.
Девушка щёлкнула замком, толкнула дверь в лавку и на пороге повернулась ко мне.
— Эти четыре дня я искала способ. Перечитала дневники матери, просмотрела десятки книг в библиотеке отца… и кое-что нашла, — прошептала она. — Перед тем, как ты отправишься в Гнездовье, я покажу тебе полумага Гудреда…

***  

===

Книга 4. Эпизод 11.                                 

Теперь меня и Люче связывала тайна.
Сестра директора никому не сказала, какая участь ждёт меня в Гнездовье. Не знаю, на что мы оба надеялись: на то, что её сон не сбудется, или на то, что он окажется неправдой.
Надежда была настолько зыбкой, что мы о ней даже не говорили.
Люче завела меня в лавку «Утварь для приготовления ядов и смол» и тихо закрыла дверь. Я огляделся. В магазинчике всё осталось по-прежнему.
Теснота, мрак, полки со склянками, прилавок, а в углу — большое кресло, в котором мне уже доводилось сидеть, когда Люче просматривала вспоминания настоящего Киро Нобу.
Хотя кое-что в лавке всё же добавилось.
Первое, что я заметил — это два стеклянных кубка с оранжевой жидкостью, что стояли на прилавке, рядом с высоким подсвечником на три свечи. Интересно, что на каждую из свечей был насажен металлический напёрсток.
Вторая лишняя деталь — что-то большое и плоское у дальней стены, накрытое чёрным полотном. Судя по форме, это была оконная рама.
Девушка скинула капюшон с головы и пояснила (хотя я ни о чём не спрашивал):
— Это лавка принадлежит моему давнему другу Бакчо Барбару. Хороший человек. Он помог нам с братом, когда родителей не стало. Тогда он учился в Трон-Стронге на втором курсе и был на четыре года старше Альмагора. Сейчас ему двадцать девять.
Имя Бакчо Барбара сложно было не запомнить. Естественно, что я сразу переспросил:
— Это тот специалист по внеранговым техникам, который читал лекции для первого курса сегодня утром? Он ещё маг яда четвёртой высоты, кажется?
Люче кивнула.
— Он со странностями, но умный человек. Гений в своей области. Многие удивляются, зачем ему тратить время ещё и на лавку, ведь он преподаватель, но он не желает от неё отказываться. Бакчо любит общаться со студентами вне школьных кабинетов и показывать им приготовление различных рецептов прямо тут, за прилавком. Он называет это ядовитой кухней. Некоторые над ним потешаются, но, кажется, он этого не замечает.
Я бросил красноречивый взгляд на кресло.
— Может, вернёмся к полумагу Гудреду?
Люче кивнула.
— Да, конечно. Гудреда увидеть будет непросто, но мы должны попробовать.
Она подошла к прилавку и зажгла три свечи в подсвечнике.
Для этого девушка сначала отщёлкнула напёрстки один за другим, затем обхватила пальцами фитили по очереди, прикоснувшись к ним меткой, после чего защёлкнула напёрстки обратно.
Удар, искра, тихий «пшик», напёрстки открылись уже сами собой — и огонь загорелся.
— Специальная пропитка для свечей, — пояснила Люче, заметив удивление на моём лице. — Её делают из пламенной золы. Эту пропитку солдаты применяют и в бою.
Она отодвинула подсвечник подальше от кубков и повернулась ко мне.
— Мама всегда записывала в дневник мои вещие сны. Она искала способ увидеть их вместе со мной и даже проводила эксперименты, пыталась перенести вещий сон во внешнее пространство, но обычно всё заканчивалось неудачей. Сны-то она видела, вот только не могла их запомнить. Позавчера, когда я изучала её дневник, а потом прочитала несколько книг по эликсирам из архива отца, то выяснила, что мама работала в правильном направлении, но нужно было кое-что добавить, одну маленькую деталь, и тогда бы всё получилось. Жаль, мама так и не узнает, что я нашла способ. Хоть что-то у её нерадивого медиума получилось.
— Ты отличный медиум, — заметил я.
Девушка пожала плечами.
— Не лучше, чем любой другой маг, хотя медиум — маг очень редкий. Я не нуждаюсь в рангах, как и джадуг. Мы уже рождаемся с навыками, которые нужно лишь оттачивать. Медиум имеет талант к предвиденью и ментальному воздействию, а маг-джадуг — к заклинательству, но каких высот он достигнет, зависит только от него самого, а не от его ранга. Моя мама гордилась, что её дочь — медиум, хотя я не считаю это поводом для гордости.
Смолкнув, девушка взяла меня за руку и потянула к дальней стене, проигнорировав кресло в углу.
Мы подошли к раме, накрытой полотном.
— Это зеркало, — сразу объяснила девушка, — но в него нельзя смотреться. Ты должен смотреть только на меня, понял? Никуда больше. Только на меня. Ни в коем случае не смотри на зеркало.
В её голос снова вернулась тревога.
— Не смотреться в зеркало я умею, особенно по утрам, — ответил я, усмехнувшись.
Люче нахмурила брови.
Моя дурацкая шутка никак не сняла с неё напряжение.
— Ты должен делать всё, что я скажу, — добавила она. — Возможно, некоторые вещи покажутся тебе неприятными, но придётся их сделать. Проблема в том, что в моём сне я сама и была полумагом Гудредом, поэтому не могла видеть его лица. И даже если я покажу тебе свой сон, как воспоминание, ты всё равно не увидишь лица Гудреда. Мне нужно не просто показать тебе то, что я видела, а сделать так, чтобы мы оба увидели это со стороны. Именно зеркало покажет нам мой сон. Только так мы разглядим твоего брата.
Во мне всё замерло от странной радости.
Если нашёлся способ заранее увидеть Гудреда, я был готов его использовать, и плевать, о каких «неприятных» вещах меня попросит Люче.
— А когда можно будет смотреть на зеркало?
— Только тогда, когда я сама повернусь и на него посмотрю, — ответила Люче, строго на меня глянув. — Мне ведь тоже нельзя на него смотреть до определённого момента, но я способна почувствовать, когда можно, а ты нет.
Я кивнул.
— Делай всё, что нужно.
Люче обхватила меня за плечи и подвинула ещё ближе к зеркалу.
— Стой вот тут и никуда не двигайся. Если я подойду слишком близко, тебе придётся терпеть. И смотри только на меня… — Она встала напротив, на расстояние вытянутой руки, и посмотрела мне в глаза. — Вот так и смотри.
И опять я выдал дурацкую фразу. На этот раз вопрос.
— А моргать можно?
Вот теперь помогло, потому что Люче чуть расслабилась и даже благодарно улыбнулась.
— Моргать можно. Главное — не отвлекайся от меня, не сходи с места и не смотри на зеркало.
— А неприятные вещи…
— И помолчи. — Люче отошла и взяла с прилавка два кубка с оранжевой субстанцией. — Мы должны выпить это. Первая неприятная вещь.
Я взял кубок и принюхался. Действительно, неприятная. В нос ударил сильный запах брожения, да и выглядела жидкость, как скисший кисель.
— Этот напиток Бакчо готовил для нас две ночи, используя древний рецепт, — тихо произнесла Люче, тоже принюхиваясь к жидкости. — Это я его попросила, а он не стал задавать лишних вопросов. Если честно, то я сама впервые пью «Сонное видение».
Я не сдержался и снова заговорил:
— И что это?
— Эликсир, влияющий на сознание и память.
— Что-то вроде сиропа от Майло?
— Нет, он не вызывает галлюцинации, головокружение и эйфорию вместе с идиотским смехом и икотой, как сироп Майло. Когда-то давно маги яда пили Сонное видение перед тем, как ложились спать, и делали это только с одной целью. Чтобы в подробностях запомнить сон, который они увидели ночью. Так в давние времена пытались предсказывать будущее, но это, конечно, было не слишком умной затеей. Только медиум способен видеть вещие сны.
Я указал подбородком на кубок.
— Значит, выпьем эту вонючую оранжевую дрянь и ляжем спать?
Я был готов даже на это.
— Нет, — покачала головой Люче. — Мы с тобой выпьем эликсир, однако будем находиться в полусне, то есть наполовину в сознании. Когда я перенесу вещий сон в зеркало, мы не только увидим всё, что там происходит, но и запомним.
— Есть же ещё внеранговое заклинание под названием Одноразовое воспоминание, — вдруг осенило меня. — Мне про него Триш рассказывала. Вроде бы так можно запоминать тексты и любые картины из реальности. Генерал Лаван этим пользуется, чтобы карты местности в точности запоминать или доклады. Можно и с зеркалом попробовать.
Люче внимательно на меня посмотрела.
— А ты сообразительный. Да, я тоже думала про Одноразовое воспоминание, но дело в том, что мы будем находиться в полусне, поэтому заклинание не сработает. Для этого нужно полноценно бодрствовать.
Я уронил взгляд на кубок и вздохнул.
— Ну тогда придётся пить.
— Придётся пить, — кивнула Люче. — Надеюсь, Альмагор никогда не узнает, что я употребляла непроверенный напиток в компании парня с репутацией не слишком целомудренного человека.
Вторую часть её реплики я пропустил мимо ушей, а вот первая заставила меня среагировать.
— И насколько напиток не проверенный?
— Рецепт из старинной книги, и его Бакчо готовил впервые. Он предупредил, что могут возникнуть побочные эффекты, но совсем небольшие. Например, сухость во рту или временное отсутствие запаха или вкуса. Ну и возможно, несколько ночей подряд ты будешь запоминать всё, что тебе снится.
— Отлично, — нахмурился я. — Давно хотел запомнить свои кошмары в подробностях.
Люче опустила глаза, с опаской посмотрев на напиток.
— Ну что ж, давай попробуем. — Она подняла напиток выше. — За вещие сны! До дна!
Мы чокнулись кубками, те звонко ударились стеклянными боками. На самом деле «за вещие сны» пить не хотелось, поэтому я выпил за удачное стечение обстоятельств и на всякий случай ещё за то, чтобы не сдохнуть.
В глотку пролилась вязкая кислая жидкость с настолько едким запахом, что даже в носу засвербело и, кажется, стукнуло по мозгам. В нём точно был самый ядрёный спирт, какой только может быть. Теперь кубок показался мне слишком объёмным — я еле допил жидкость до конца, но всё же сделал над собой усилие.
А вот Люче закашлялась на последнем глотке, зажмурилась с несчастным видом и зажала ладонью рот.
— Меня сейчас стошнит… о боги… — Постояв так полминуты и еле отдышавшись, она добавила: — Бакчо сказал, что для вкуса он взял за основу яблочный сироп, но, похоже, он перепутал сироп с экстрактом тухлых яиц.
Она поморщилась и убрала пустые кубки на прилавок.
Вернувшись и снова встав напротив меня, Люче положила ладони мне на плечи.
— Я использую против тебя атакующий навык медиума. Это ещё одна неприятная вещь.
И на это я тоже был согласен.
На лбу Люче проступили чёрные вены, кожа потемнела, а синие глаза, наоборот — стали ярче, будто их подсветили фонарями.
— Это Ментальный захват. Совсем чуть-чуть. Я лишь заставляю тебя смотреть только на меня и временно забыть о других людях, целях и мыслях. Для тебя останусь только я одна. И да, тебе лучше не произносить ни слова. Говорить буду я, а ты — выполнять.
Мне и без её просьбы сразу захотелось заткнуться. Смотреть на Люче стало жутковато. Вдобавок, после выпитой дряни в голове зашумело, по телу пронеслась слабость, кости заныли, язык будто распух во рту.
Не сводя с меня глаз, Люче поднялась на цыпочки и положила ладонь на мой лоб, ну а я продолжил стоять на месте.
— Ощущаешь что-нибудь? Должно потемнеть в сознании. Смотри на меня.
Я послушно вгляделся в её синие глаза. Ничего. Ну… кроме глаз, конечно.
Её прохладные пальцы сдавили мои виски.
— А теперь?
Я промолчал, как она просила, но и без моих ответов Люче поняла, что я ничего не ощущаю.
— Усилим… — Она зажмурилась, глубоко вдохнула и резко распахнула глаза.
В них блеснул белый свет. Вот теперь в сознании, и правда, потемнело, тело пошатнулось и наклонилось вбок, прямо на прикрытое полотном зеркало.
— Ещё рано… — Люче сильнее сдавила мне виски.
Она держала меня от падения прямо за голову, причём, одними пальцами и без особых усилий. Стояла на цыпочках и удерживала моё не слишком лёгкое тело, а я в это время не ощущал ног и, казалось, кренился всё больше.
— Только я, — шёпотом произнесла Люче. — Ты ощущаешь и видишь только меня.
После того, как она это сказала, пространство магазинчика дрогнуло и уменьшилось, оно исчезло по краям и съёжилось вокруг тела девушки.
Люче ощутила сдвиг в моём сознании сразу и тут же приблизила лицо.
— Внимательно смотри на меня! — Её голос стал требовательнее и грубее. — Смотри внимательно!
Я и так на неё смотрел, куда ещё внимательнее?..
Кроме Люче я вообще ничего не видел.
Её лицо приобрело вид сияющего образа, а локоны красных волос приподнялись, извиваясь в воздухе. Больно резануло по глазам, но я смотрел и старался не моргать, но когда всё же не выдержал и моргнул, то увидел ведьмовские глаза Люче совсем рядом.
Она поднялась над полом и стала равной мне по росту.
Ничего для меня теперь не существовало. Только она, её тело и её сознание, даже дыхание, сердцебиение и течение её мыслей — всё это ощущалось мной на нечеловеческом уровне.
— Мы объединились в целое и находимся в дрёме, — услышал я её шёпот. — Теперь жди, когда я пропущу через тебя свой сон и отдам его зеркалу. Просто жди.
А что я ещё мог делать? Ясное дело, только ждать. Моё тело мне уже не принадлежало, как и сознание. Люче вытворяла с ним всё, что ей нужно.
— Пора. — Не отрывая взгляда, она убрала ладони от моей головы и потянулась левой рукой к покрывалу.
Кожей я уловил движение воздуха — покрывало скользнуло на пол, оголяя зеркало. Через моё сознание понеслись потоки картин: вспышки огня, морские волны… а потом — треск…
— Сосредоточься, Киро, — услышал я тревожный голос. — Ты ощущаешь внешние звуки, а всё, что ты должен ощущать, это только моё существование и мой сон. Мне нужно покорить твоё сознание!
Я старался покориться.
Честно. Изо всех сил.
Но чем больше старался, тем больше отдалялся от Люче и обрывков её сна, они ускользали в темноту. Вместо них я ловил трепет огня от свечей в лавке, видел тени на стенах, ощущал запах волос девушки и прохладу воздуха… и ещё этот треск… неприятный и нарастающий, трещало стекло…
— Киро, пожалуйста, сосредоточься, — взмолилась Люче. — Иначе зеркало взорвётся. Ты должен сосредоточиться… Киро… прошу тебя…
Стекло затрещало громче, звук размножился в голове, будто лопался мой собственный мозг, став вдруг стеклянным.
— Киро, у нас всего несколько секунд, чтобы сохранить зеркало.
Треск.
— Нет, только не это…
Треск.
— Киро, о боги! Киро! Оно убьёт нас, если взорвётся!
Треск.
— Киро. — Выдох. — Есть ещё одна вещь…
Её пальцы вцепились в мои плечи, а губы прижались к моим.
Ого. Такого я, конечно, не ожидал.
Целоваться Люче не умела, но очень старалась, даже приоткрыла рот и настойчиво продолжила поцелуй. Не знаю, трещало ли зеркало… я уже не слышал. Приятные ощущения взяли верх над осознанием посторонних звуков.
Длилось это не так уж и долго, секунд десять.
Потом Люче мягко отстранилась и прошептала, переводя дыхание:
— Это была на редкость приятная вещь… и мой первый поцелуй. Я знала, что это будет с тобой, но не знала, что сегодня. Только это ничего значит.
Её глаза потеряли зловещую яркость. Девушка начала медленно поворачивать голову к зеркалу.
Я повернулся в ту же сторону, распахнув глаза до боли, чтобы ничего не упустить. Казалось, от напряжения у меня заскрипела шея, а сердце застучало прямо около глотки.
Чтобы осознать, что я действительно вижу то, что вижу, мне понадобилась целая вечность. А ещё понадобилось серьёзное давление на силу воли, чтобы не завопить: «Какого чёрта, Люче?! Ты тоже это видишь?..».
Да, я увидел ту самую картину, что видела она в своём сне.

Вместо моего отражения зеркало показывало нечто избитое до полусмерти, еле стоящее на ногах, без оружия, без доспеха или хотя бы щита. Тело прикрывали грязные штаны и жилет, обвязанный зелёным кушаком. Я сжимал кулаки, отчего напрягались запястья, обтянутые старыми наручами из кожи. Стоял и смотрел на существо напротив, говоря ему:
«Ну давай же, урод, сделай это»
.

Вокруг бушевал шторм: тучи, ветер и горизонт, изрезанный тёмными волнами. Я находился на ровной стальной площадке с перилами, и она всё сильнее кренилась набок.
Что же до отражения Люче, то вместо девушки зеркало показывало то самое существо, которое я вообще не ожидал увидеть.
Отброс взмахнул руками и отправил в меня мощнейший поток огня. Одежда на моём теле вспыхнула факелом, я скорчился и, не устояв на ногах, завалился прямо перед отбросом, ну а на его морде не дрогнул ни один мускул.
С каменной рожей он дождался, пока я перестану кататься по площадке и дёргаться, потом подошёл, перекатил почерневшее и бездыханное тело ногой к краю и без капли сожаления перебросил через перила.
Сердце перестало стучать, оно провалилось вниз, в желудок.
Да, это был Гудред, в увиденном я не сомневался.
Мускулистое тело, широченные плечи, красноватая кожа, ящероподобное лицо, сморщенная кожа у рта, маленькие зелёные глаза, перепончатые крылья и броня со знаком солдатского отличия на ремне — двумя жёлтыми полосами.
Только это был не полумаг.
Это был горгун, а за ним стоял ещё кто-то. Убив меня, Гудред посмотрел себе за плечо, будто ждал дальнейших указаний…

Книга 4. Эпизод 12.                                             

Я смотрел на Гудреда, пока зеркало не потемнело.
Ещё несколько секунд мои глаза жадно вглядывались в чёрную блестящую поверхность, а потом на ней появились обычные отражения: Люче, меня и полумрака лавки.
Никогда бы не подумал, что я способен быть таким бледным. Мою ошарашенную физиономию дополняли потемневшие круги под глазами, расширенные от ужаса зрачки и сжатые челюсти.
Я перевёл взгляд на отражение Люче.
Да, теперь вместо Гудреда в зеркале была она, само же стекло пестрело мелкими трещинами. Девушка уже повернула голову в мою сторону и внимательно изучала меня, но не через зеркало, а вживую. Её лицо тоже было бледным — от увиденного она заметно растерялась, как и я.
— Киро, — услышал я её сдавленный голос совсем рядом, — что это было? Ты понимаешь хоть что-то?
Я отвернулся от зеркала.
Странно, но отражение Люче даже в потрескавшемся зеркале виделось мне намного чётче, чем сама Люче. Сестра директора Стронга расплывалась в моих глазах, и вообще, ощущение, будто я пьяный, всё нарастало, а вокруг кривились стены лавки.
— Это из-за напитка Сонное видение, ты всё ещё находишься в полусне, — пояснил аморфный образ Люче. — Погоди, я всё исправлю.
Она протянула руки, и опять её прохладные пальцы сжали мои виски. Прошло не меньше минуты, и только потом образ Люче стал медленно обретать чёткость.
Наконец она убрала руки.
— Так лучше?
— Намного, — выдавил я, разглядев наконец её лицо.
Она нахмурилась.
— Почему там был горгун, Киро? Творцы ведь сказали, что Гудред — полумаг.
К глотке подступила тошнота, но я всё же высказался:
— У меня есть одно предположение, но пока я не готов об этом распространяться. Нужно проверить.
— Считаешь, что Творцы тебя обманули?
— Нет, вряд ли. Им нет резона со мной ссориться. По-моему, дело совсем не в Творцах, но придётся разобраться уже на месте.
Я хотел изобразить хотя бы подобие улыбки, чтобы успокоить Люче и дать понять, что всё не так ужасно, но у меня ничего не получилось. Бледность и вспотевший лоб выдавали меня с потрохами, да и сама Люче прекрасно понимала, что ситуация паршивей некуда.
Мы ещё раз посмотрели друг другу в глаза и, как по команде, стали собираться.
Люче накинула полотно на зеркало, я сгрёб пустые кубки из-под напитка, спрятав их за прилавок, и потушил свечи. Затем мы бесшумно покинули лавку Бакчо Барбара и молча вышли в переулок.
По дороге я отдал девушке оружие профессора Зойта, попросив сохранить у себя и передать Альмагору, если я всё же не вернусь из Гнездовья.
Люче забрала золотистые шнурки без лишних вопросов, но намекнула, что вернёт их мне лично, потому что я, конечно же, останусь жив и благополучно вернусь в школу Трон-Стронг.
На это я промолчал.
Мне бы очень хотелось, чтобы так и было, но Люче говорила, что никогда не ошибается в своих предсказаниях, а это значило только одно: я действительно умру. Правда, об этом всё равно не возникало желания лишний раз себе напоминать.
Мы остановились у Доски объявлений перед общежитием.
Прежде чем попрощаться, Люче провела рукой по моему плечу, обняла и тихо рассказала на ухо, что именно будет происходить завтра во время сбора делегации. Я внимательно слушал, ощущая на своей щеке её тёплое дыхание.
— Не опоздай, — шепнула она перед тем как развернуться и быстрым шагом покинуть Квартал Рубрум.
Пока она шла, тенью исчезая во мраке улицы, я всё смотрел ей вслед. В это время побочные эффекты от распития оранжевой дряни не заставили себя ждать: во рту пересохло так, что я еле дотерпел до ближайшего источника воды, и первое, что сделал, ввалившись в комнату — это выпил подряд три стакана воды из графина.
Буфа и Фонтея уже не было, зато за столом сидели студенты. Почти все, с кем я договаривался встретиться вечером: Майло, Гровер, Рин Нобу и Конан «Пузырь» Филли. Не было только Зака Торбена.
Все молча уставились, как я хлебаю воду, будто с глубокого похмелья.
— Киро, ты где пропадал? — Майло первым не удержался от любопытства. — У магов яда вообще-то всё готово. В лучшем виде, как ты просил. Чуешь, знатно воняет? Это мы воздух испортили!
Он был очень горд собой.
Я поставил опустошённый стакан на стол и принюхался.
— Чем воняет?
Все заржали.
— Такую вонь сложно не заметить, командир. У тебя насморк, что ли? — Гровер скривился. — Мы тут чуть не сдохли, пока тебя ждали. Пришлось окно открывать и проветривать. Эмиль пару раз приходил и сказал, что таких вонючек, как мы, он бы не стал терпеть в своём общежитии и вообще, пересмотрел бы режим питания, раз у нас такое несварение желудка и газы. Хотя это были всего лишь остатки вони… Ты что, вообще не ощущаешь?
Я снова принюхался.
Ничего.
Видимо, меня настиг ещё один побочный эффект распития непроверенных напитков.
— Неважно, — отмахнулся я. — Ну так что у нас? Все готово?
Майло откинулся на спинку стула и поиграл бровями, а Рин достала из-под стола небольшую коробку с пятью мензурками.
— Вот! — объявила она с загадочным видом. — Здесь всё, что ты просил. Проверяй. Некоторые смолы пришлось делать впопыхах, а для одного рецепта Таби и Майло кое-что стянули из лаборатории адами Барбара. Мы старались. С таким набором ты заставишь Ниманда сдохнуть от рези в глазах, как минимум. Только никак не могу понять, почему мы готовим твою атаку тайно?
— Чтобы застать его врасплох, — моментально наврал я. — Чем меньше народу знает, тем лучше. Видели же, как студенты среагировали на его послание? Многие испугались.
При упоминании Ниманда мне стало не по себе.
И не от того, что я его боялся, а от того, что пришлось обманывать своих же, чтобы вытащить Броннана. С другой стороны, как бы я им объяснил, зачем мне спасать какого-то непонятного полумага — их прямого врага? Не говорить же, что он мой родной брат. Никто в это всё равно не поверит.
Урезонив совесть, я полез в коробку.
Неплохо… очень даже неплохо. Маги яда добыли весь набор, что я просил. В первой склянке находилась прозрачная жидкость, во второй — ядовито-зелёная. Ещё в двух склянках имелась сыпучая субстанция одинаковых чёрных цветов, а в последней лежали две маленьких синих таблетки, вроде круглого драже.
Стоило сказать Рин, какие эффекты мне нужны (в названиях ядов и смол я не разбирался) — и вот она, как рьяная отличница, уже преподнесла мне всё чётко по списку, а ещё к каждой баночке приклеила листок, где расписала действие смеси и его название, чтобы я не запутался.
— И запомни: просто чёрный порошок — это Смола исцеления; а чёрный с блеском — это Взрывная жвачка, — обозначила Рин строго. — Обе смолы имеют рассыпчатый состав, но стоит их смять, как они становятся тягучими, понял? Только действие у них разное. Смотри, не перепутай! Учти, что красным карандашом помечены две самые опасные смеси, работай с ними аккуратно. Также один яд пришлось заменить аналогом, которым может пользоваться любой маг, а не только маг яда. Аналоги обладают втрое меньшей силой, но всё же это лучше, чем ничего.
— Ты же не всемогущий, в конце концов, — заметил Майло.
Тут он был прав, конечно.
— Молодцы, спасибо, — улыбнулся я, проводя ладонью по закупоренным склянкам. — То, что надо.
Довольные собой, Рин и Майло переглянулись, и тут же слово взял Гровер:
— Короче, Киро, мы с ребятами сделали всё, что надо. Наши ратники, все до единого, согласились помочь тебе и Белой Сове. Будем ждать сигнала. Также мы договорились с теми, кого ты указал. Они обещали быть готовыми вовремя, секунда в секунду. Три координатора, три вахтёра и наш Эмиль. Угадай, с кем сложнее всего было договориться?
Вопрос не требовал ответа, поэтому все лишь многозначительно усмехнулись.
— Отличная работа, — кивнул я и перевёл взгляд на Пузыря Филли.
Толстяк пожал плечом.
— Нас стало меньше. Две девчонки, что были в группе, сегодня после обеда покинули школу. Их забрали родители. Сказали, что в Трон-Стронге их дочери больше не будут учиться. Так что нас теперь двое: я и Тай Рубиш. Оба из Флаво. Силовая аура у нас будет вдвое меньше, чем тебе надо.
— А взамен никого не нашлось?
Пузырь покачал головой.
— За последние несколько дней из нашего Факультета ушли около десяти человек, а доноры силы не такие уж многочисленные маги. Остальные просто боятся, поэтому отсиживаются в стороне.
Я переглянулся с Рин, Майло и Гровером.
По мрачности их взглядов всё было понятно без слов.
Похоже, все они уже слышали о новой школе Капиату — слух распространился быстро, хотя сама школа ещё даже не открылась. Начался отток студентов из Трон-Стронга, и связь ухода учеников с новым детищем Скендеров была очевидной.
— Чфпыжшшш..., — сквозь зубы ругнулся Гровер. — Преподавателей переманивают, студентов переманивают… Слышали, что уже четыре учителя покинули Стронга?
— И среди них Алан Норприз и некий Тизиф? — уточнил я, нахмурившись.
— Ты откуда знаешь? — удивился Майло. — Это внутренние дела Факультета Ядов и Смол.
— Случайно узнал, когда был в Кэрулиме.
— Да, это Алан Норприз и Тизиф Ибок, — подтвердила Рин с грустью. — Хорошие преподаватели. Одни из лучших. Особенно Тизиф Ибок. У него, говорят, маленькая дочь сильно болеет, нужны деньги. Он далеко не богач, а все его сбережения ушли на лечение ребёнка, поэтому он согласился перейти в школу Капиату. Там обещали хорошее вознаграждение. Наша школа не может столько платить, все считают, что Стронги совсем на мели, а императорская казна больше не способна поддерживать Трон-Стронг… и дальше будет только хуже.
В комнате опять воцарилось мрачное молчание.
— Ладно, вернёмся к делу, — вздохнул я, опять обратившись к Пузырю Филли. — Будем использовать то, что есть. Ты и Тай Рубиш постараетесь на пределе возможности. Если повезёт, я попрошу помочь Буфа Такеса.
Услышав имя Буфа, Пузырь Филли уважительно кашлянул.
— Да мы по сравнению с ним — котята. Если Буф поможет, то мы справимся.
Я огляделся.
— А где Зак?
Все вдруг изобразили загадочность. Первым не выдержал Гровер, заржав, как придурок.
— Киро… если б ты знал, где он…
Его смех подхватили остальные, даже серьёзная Рин. И только когда мне в ухо прогудело «Бу-у-у-у!» голосом Зака, я догадался, в чём дело. Правда, всё равно вздрогнул от неожиданности и, кажется, даже побледнел.
После моей реакции все укатились со смеху.
Я вытянул руку в сторону звука, но там никого не оказалось, ну а новое «Бу-у-у-у!» прозвучало уже с другой стороны.
В итоге я и сам не сдержал смеха, а потом засмеялся и Зак. Он сдёрнул с головы маскировочный балахон охотника Волькири и прижался к ближайшей стене спиной. Смотрелось это забавно, поэтому породило новый приступ смеха.
У стены зависла хохочущая до слёз голова Зака, а тела будто бы не было, только ткань балахона дрожала, но казалось, что дрожит стена.
Маскировка охотничьей накидки работала на отлично. Только если сильно всмотреться, то можно было заметить неявное искривление линий и немного другой оттенок настоящих предметов. Накидка была хороша. Она моментально подстраивалась под краски окружающей среды и что самое главное — не давала тени, поэтому делала хозяина замаскированным почти до невидимости.
Через некоторое время Зак рассекретился полностью, с головы до ног.
Теперь на нём был надет просто обычный тёмный балахон.
— Ровно полчаса! Испытание прошло успешно! — объявил Зак. — Мы коллективно его заряжали, причём, сначала долго изучали заклинание, оно сложное в произношении, да и зарядить вышло только с третьего раза, хоть и целых семь человек хором заклинание читали. Но всё же получилось. Ты даже не заметил, что я около тебя всё это время стоял и корчил рожи. Круто же, а?
— Порой когда ты перемещался, плащ не всегда срабатывал быстро, — заметила Рин, снова став серьёзной отличницей. — Тебя было видно. Ваше заклинание работает не в полную силу, и Киро нужно предупредить, а не хвастаться, замалчивая недоработки.
Зак поморщился.
— Зануда. Просто ты знала, что я там нахожусь, а Киро не знал, поэтому даже не заметил меня. Вот и все дела.
Я оглядел накидку на Заке.
— Великолепно. — В моём лексиконе даже не нашлось другого слова, чтобы описать восторг от работы магов-словесников. Пусть даже не совсем полноценную.
Они умудрились повторить заклинание мастера пятой высоты, хоть и сделали это всемером, да и эффект продлился всего полчаса, но всё равно это была отличная новость.
В итоге для моего отхода из Гнездовья всё было подготовлено, хотя я допускал, что помощь студентов мне может и не понадобится, но решил всё же подстраховаться, поэтому всё, что смог организовать на случай, если что-то пойдёт не так — я организовал. В целом же Стронг надеялся на то, что я покину город отбросов точно так же, как и проникну туда — с помощью делегации.
Ближе к десяти вечера Эмиль разогнал всю нашу компанию.
Ребята уже успели посерьёзнеть и снова вспомнить об опасности. Каждый пожал мне руку перед уходом, а Рин крепко обняла. В этот момент в комнату наведалась Таби, а за ней пришла и Триш.
Таби отодвинула сестру и кинулась мне на шею чуть не со слезами.
— Киро, прошу тебя, будь осторожнее, ладно? Мы тебя так любим.
Я кое-как её от себя отлепил.
Потом настала очередь Триш. Обняв меня, она спросила шёпотом, чтобы никто не слышал:
— А с тобой пойти нельзя?
Я покачал головой и ответил, тоже шёпотом:
— Ты нужна мне здесь. Присмотри за моими сёстрами, ладно?
Попрощавшись со всеми, я наконец остался только с Майло и Заком. Они-то и помогли мне доделать оставшиеся дела. До полуночи мы разбирались с костюмом, который принёс мне гардеробщик.
Это была униформа из охраны Гнездовья.
Судя по тому, что я читал про полумагов, то город охраняли особи из касты латчей. По силе они заметно уступали вуррам, но зато превосходили уотов. Латчи были прирождёнными солдатами и воинами, отлично владели маскировкой, псионными ловушками и огненной стихией.
Прямо скажем, парни не из самых простых.
На службе они носили китель из чёрного сукна с зелёными нашивками на вороте и широкий ремень из бычьей кожи, к которому крепились ножны для меча длиной меньше метра и двух кинжалов разной длины.
Под китель латчи надевали серую рубашку, а на ноги — зелёные брюки и чёрные ботинки на шнурке. Голову покрывали специальным платком, повязанным, как бандана, из ткани чёрного цвета с вышивкой — родовым гербом Абелайо: драконом, сидящим на вершине горы и изрыгающим огонь в небо.
Ещё были перчатки. Отличные кожаные перчатки, с перфорацией на ладони. Они прикрывали не только мою метку мага, но и перстень на правой руке, на нём ведь имелась гравировка, половина спирали райфу, метка семьи Нобу — отличная опознавательная отметина. Спрятав перстень, я убрал и браслет из маг-металла. Пришлось сунуть его под манжету рубашки.
Когда я напялил на себя форму латча, Майло поморщился.
— Ну и безвкусица.
— Это же герб полумагов, — прищурился Зак. — Ты в Новый Ледан, что ли, собираешься?
— Вроде того. — Я натянул платок на лоб и подтолкнул под ткань выбившиеся волосы.
— Не сойдёшь ты за полумага, Киро, — усмехнулся Майло. — Тебе бы голову побрить, ну и зубы напильником подравнять. Ещё чернил в глаза накапать. Тогда издалека, может, и будешь похож.
На самом деле я уже думал насчёт того, чтобы полностью побрить голову, но когда увидел рисунки Фонтея и униформу полумагов, то понял, что можно побрить немного — так, чтобы волосы не торчали из-под банданы снизу. В итоге я убрал волосы только в нижней части затылка, а чёлку зачесал назад и снова повязал чёрный платок.
— Вот теперь лучше, будто реально лысый, — оценил Майло с видом знатока полумагов. — Если не будешь открывать рот, то и зубы не заметят. А что с глазами?
— С глазами поможет яд…
Майло мне даже договорить не дал. Вскочил и замахал руками.
— А я всё думал, зачем тебе яд Убивающий цвет! Целых две дозы! Вот зачем! Только он опасный, дружище. Он же используется только как краска для внешнего применения, его в воде разводят и кистью мажут. Как ты глаза-то себе намажешь?
— Рин сказала, что в мелкой дозе и одну таблетку в сутки можно проглотить, — ответил я. — Эффект продлится пять часов. Рин написала, что яд опасный, но добавила в таблетки порошок, смягчающий действие на желудок и усиливающий на глаза. Яд уберёт цвет только у определённых органов и почти не будет их жечь, даже глазные яблоки.
Майло снова поморщился.
— Ты псих, но я горжусь, что знаком с тобой. Правда, я даже не знаю, чего всё-таки больше: того, что ты псих, или того, что я горжусь. Хм…
Когда парни легли спать, я закрылся в ванной, и ещё час провозился с обработкой кителя и брюк прозрачной ядовитой пропиткой. Потом приготовил все мензурки, которые нужно будет забрать с собой, сложил вещи, чтобы ничего не упустить и не забыть, после чего еле заставил себя идти спать.
В итоге проворочался два часа в нервной полудрёме. Какой там спать, когда утром нужно отправляться туда, откуда я, возможно, никогда не вернусь…
* * *
Проснулся я от кошмара.
Жуткая картина стояла перед глазами, а в память врезалась каждая деталь… каждая чёртова деталь того самого кошмара, что мне снилася. Как я падал в бездну, как меня рвали на части чьи-то треугольные зубы, как мои глаза сжигал яд, и я слеп, слеп, слеп… а потом меня избивали… перекатывали ногой и сбрасывали в воду…
В этот момент я и проснулся.
Хотелось бы забыть всё, что мне снилось, но нет: побочный эффект от напитка, выпитого в компании Люче, снова напомнил о себе. Теперь несколько ночей подряд моя память будет записывать всё, что мне приснится. Да уж, чего только не вытерпишь ради брата…
Спать я больше не ложился — через час всё равно нужно было вставать, хотя была глубокая ночь. Взбодрился холодным душем, быстро перекусил тем, что осталось от ужина, потом перед зеркалом в ванной натянул на себя форму полумага, тщательно застегнул каждую зелёную пуговицу кителя, закрепил ремень и проверил все ножны.
С костюмом гардеробщик постарался на славу, но вот оружие подобрал, какое смог найти в арсенале школы — оно, скорее всего, сильно отличалось от того, что носили полумаги, но уж какое есть.
Одевшись, я закрепил шнурки на ботинках и плотно повязал платок на голову, а затем высыпал на ладонь одну синюю таблетку из склянки.
Яд «Убивающий цвет».
До выхода на улицу оставалось пятнадцать минут, и настало время выпить отраву от Рин. Стоя перед зеркалом, я без раздумий сунул пилюлю в рот и запил целым стаканом воды, чтобы яд хорошо растворился.
Несколько минут мой организм никак не реагировал.
До выхода на улицу оставалось десять минут, а я продолжал смотреть на себя в зеркало. Ещё минуты через три в лобной части черепа заныло. Я стиснул зубы и продолжил ждать.
Заныло сильнее.
Зубы скрипнули от боли.
В глазах потемнело, и на несколько секунд я потерял зрение. Странно, но даже в этот момент я не сводил взгляда с зеркала.
Прошла пара минут.
Ещё одна.
Осталось четыре минуты до выхода.
Зрение восстановилось на третьей минуте.
Я бросил на себя изучающий взгляд — бледный, прямой и высокий парень в чёрной бандане, в чёрном кителе с зелёными гербовыми нашивками на отложном воротничке. С виду действительно будто лысый.
И глаза…
Эти глаза моя память запомнит навсегда. Жуткие глазницы, наполненные маслянистой чернотой, как у проклятого Сатаны. Веки жгло болью, но эту боль можно было терпеть.
Я забрал с собой всё, что нужно, компактно растолкав по тайникам в униформе (их гардеробщик Нотт сделал для меня специально).
Вот теперь всё.
Нужно выходить.
Пока я возился в ванной, Зак и его ребята должны были ещё раз зарядить ткань охотничьей маскировки, причем, точно по времени. Правда, когда я вернулся в комнату, там меня встретил не только Зак, а все студенты, вызвавшиеся помочь. Теперь их было двадцать. Они молча стояли и смотрели на меня, будто пришли на заупокойную мессу.
Зак подал мне заряжённый балахон.
— Удачи, дружище, — сказал он за всех.
Я кивнул.
— Спасибо. — И быстро вышел в коридор.
Эмиль, дежуривший у двери, поднялся со стула и вытянулся во весь рост. Вахтёр проводил меня взглядом. Форма полумага ему была хорошо знакома по прошлым боям при осаде Гнездовья. Увидев её, он поджал губы, его глаза блеснули:
— Удачи, сынок, — сказал он, когда дверь уже за мной закрывалась.
На улице было пусто и темно.
Я преодолел центральную улицу Квартала спешным шагом, но плащ Волькири пока надевать не торопился (как только я его надену, начнётся отсчёт моего драгоценного получаса маскировки).
У школьного портала меня встретила Люче.
Девушка точно так же, как и Эмиль, проводила меня торжественным и печальным взглядом. Я не стал останавливаться около неё, чтобы не тратить время: всё, что нужно, мы друг другу сказали ещё вчера.
Люче стояла поодаль от мостика из маг-металла, ведущего к крыльцу, но… вот же чёрт…
Ноги остановились сами по себе.
Портал выглядел совсем иначе. Вместо замка Трон-Стронг с хлопающими красными флагами с буквой «Т» стоял грандиозный дворец с совершенно другим фасадом, более богатый и вычурный, нежели школа Стронга.
Несложно было догадаться, что директор школы изменил небулу, и теперь портал сопровождала иллюзорная копия императорского дворца Атласа. Точнее, всего лишь часть его, но даже от этого куска строения дух захватывало.
Роскошный и монументальный вид.
Острые конусы башен, колонны, голубые флаги Атласа.
По мостику я прошёл к воротам. Те стояли распахнутыми, а внутри позолотой сверкал просторный белый холл, и стояли четыре кареты, запряжённые трёхрогими белыми лошадьми-монстрами среднего круга.
Благодаря Буфу я точно знал, кто в какой карете поедет, но сейчас никого в портале не было: ни пассажиров, ни кучеров. Люче предоставила мне возможность прийти в портал раньше всех и выбрать место для тайного перемещения до Гнездовья.
Я ещё раз окинул взглядом кареты и приступил к задуманному…

   Читать    дальше    ...    

***

***

*** 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://knigi-online.pro/book/temnyy-ratnik-fakultet-tom-4/reader/

 https://onlinereads.net/bk/156288-temnyy-ratnik-fakultet-tom-4

https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-4-si-read-763836-2.html

https://author.today/reader/152617

https://fb2.top/fakulytet-tom-4-651369 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 136 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: