Главная » 2024 » Февраль » 7 » Тёмный 041
00:04
Тёмный 041

***  

===

Книга 3. Эпизод 23.             

Спускаться с горного массива было ещё тяжелее, чем подниматься.
Намного тяжелее.
Несколько раз я чуть не сорвался, но меня спасла страховочная верёвка вместе с реакцией охотника Волькири, пару раз спасли собственные руки и ловкость.
Теперь я отлично понимал, почему так мало магов выше третьего ранга, потому что всё, что выше, получить действительно сложно.
Мало того, что надо качаться до кровавого пота, так ещё и духовный опыт труднодоступен. Сильнейших монстров нужно не просто убить — их сначала надо отыскать и не сдохнуть по дороге.
Да и добыча монстра требует особого мастерства и силы.
Мне хватило одного взгляда на растерзанных зарглоков, чтобы осознать, насколько это сильные и опасные твари.
Размером со слонов, они походили на гибрид орла и летучей мыши.
Длинная шерсть перемежалась с перьями на голенях лап, хребте, шее и вокруг глаз. На голове торчали широкие уши, а клюв заменяла клыкастая пасть со щитками толстой кожи. Выпуклые и большие глаза напоминали водянистые линзы, обрамлённые ресницами.
Мощные и длинные задние ноги не имели оперения и заканчивались когтями-пальцами: две спереди и две сзади стопы. Один палец зарглока был размером почти с меня, зато передние лапы были значительно меньше и объединялись с плохо развитыми крыльями.
Похоже, эти твари не летали, а карабкались по скалам и ледникам, но за счёт крыльев могли делать короткие перелёты между вершинами и скальными выступами, отталкиваясь сильными ногами.
Охотник говорил, что зарглоки вместе с криком изрыгают жгучий пар, который запросто может спалить кожу и волосы даже на расстоянии. Этим паром твари и согревались в гнезде, когда уж слишком холодно было в горах.
Мы спускались долго.
Дольше, чем я предполагал.
Только к вечеру мы наконец преодолели отвесные скалы, спустились к более пологим вершинам и, пройдя седловину хребта, добрались до подножия юго-восточного склона Син-Брена.
Там Волькири сделал передышку на полчаса.
Мы перекусили, выдохнули, наметили маршрут и снова отправились в путь, уже по долине.
— Если прибавим скорости, то будем у озера Уомор за полночь, — сказал охотник.
Это означало одно: дальше бегом.
Волькири побежал первым, а я за ним, чуть в отдалении. На этот раз охотник двигался по долине напрямую, а не по краю, он не боялся оставлять следы на снегу, не выбирал закрытые места.
Теперь чрезмерная осторожность была заменена скоростью.
Бежать пришлось долго, без передышек. Волькири держал беспощадный темп бега. Натренирован императорский охотник был намного лучше меня, но я безотрывно следовал за ним.
Долина постепенно погружалась в темноту. Облака рассеивались, и бездна неба становилась ещё глубже. Ночь охватывала горы, а вместе с тьмой долину сковывал и мороз, но за счёт бега я не ощущал холода, лишь намного позже заметил, что от выдыхаемого пара часть лица покрылась изморозью.
Заряженный заклинанием шёлк наших накидок в очередной раз вобрал окружающие краски: сумерки, тени от камней и снег.
Мы продолжали бежать.
Камни, похожие на жуткие изваяния, ледяные возвышенности, пологие скалистые площадки — всё для меня ушло на задний фон. Остались только дыхание, работа ног, ровный темп бега и фигура охотника впереди. Подол его плаща-хамелеона порой распахивался от быстрого бега и открывал ноги — по ним я его и отслеживал.
Вблизи шумела горная река, скованная заберегами.
Я невольно представил картину с высоты: две маленькие фигуры, бегущие среди холодной смертоносной красоты навстречу врагам. Среди гор, ледников и снега.
Охотник отлично ориентировался на местности, даже в темноте. Порой он поглядывал в небо, на звёзды; иногда оборачивался, чтобы проверить, бегу ли я за ним.
Я бежал.
Меня будто подстёгивала невидимая плеть. Я старался не давать воли злости, но всё равно не мог не злиться на того ублюдка, отнявшего у меня зарглоков и духовный опыт. Он увёл четвёртую высоту прямо из-под моего носа.
Вряд ли он знал, что я тоже приду за монстрами.
Нас схлестнула судьба, а ещё — жажда духовного опыта, и теперь я намеревался забрать то, за чем сюда явился. Мне нужна была четвёртая высота. Не только мне, но и моему брату.
Когда вышла луна, мы добрались до края долины.
Волькири остановился в тени крупного скального массива, развернулся ко мне и объявил:
— Теперь пешком. Не торопись, не шуми, иди точно за мной. Желательно вызвать ратника прямо сейчас, чтобы потом луч от медальона нас не выдал.
Я тихо кашлянул.
— Ратника пока нет.
Волькири снял капюшон с головы и уставился на меня.
— Как это — нет? Альмагор ничего мне про это не говорил.
— Ратника я вызвать не могу, он ещё не готов. Я пойду один. С тем, что есть.
— Один? С тем, что есть? — В голосе охотника появилась злость. — Пойдёшь с третьей высотой на десятерых магов Ниманда?
— Пойду, в чём проблема?
— Проблема в том, что ты и мгновения не протянешь. Третья высота… для мага призыва этого мало. Ратник — твоё основное оружие, как для меня заклинания, управление огнём и землёй.
Он неожиданно ухватил меня за правое предплечье и сдёрнул перчатку с руки.
— Уникальная метка, — прошептал он, вглядываясь в мою мерцающую спираль райфу, а потом уставился прямо в глаза. — Сейчас у тебя лишь половина силы. Тебе нужен ратник. Вызывай его прямо сейчас, иначе мы не справимся. Один из магов Ниманда, получивший духовный опыт от зарглоков, стал сильным. Даже я рискую с ним не справиться.
Я отошёл на шаг и взялся за медальон призыва, висевший на шее.
— Сьюн… — прошептал я и ткнул пальцем в гравировку спирали. — Ну сколько можно меня игнорировать?.. Ты мне нужна.
Долина будто замерла в ожидании.
— Сьюн… услышь меня…
Ветер стих, воцарилась мертвецкая тишина. Охотник молча за мной наблюдал.
— Сова… чёрт возьми…
Ничего не произошло.
Я скрипнул зубами и отпустил медальон.
— Ратника нет. — Пар вырвался изо рта вместе с негодованием. — Ну? Убедились?
Волькири прищурился и сказал:
— Убедился. Знаешь, парень, я всё ждал этого момента. Должен был точно увидеть, что ратника у тебя нет. И его действительно нет. Ты один. Без защитной метки Каскадов, без друзей, без покровительства сильнейших.
Волькири неожиданно загудел «М-м-м-м».
Его правая рука метнулась сначала к ремням на груди, а потом в мою сторону. Метательные ножи раскалились докрасна и полетели в меня.
В темноте блеснул смертоносный град.
Уже после фразы «Ты один» я понял, что с Волькири что-то не так, поэтому был готов. Ножи я отбил щитом из маг-металла, а те, что пропустил, царапнули лишь мой фантомный покров и зазвенели по камням.
Правда, это было только начало.
Охотник атаковал снова.
Мёрзлая земля под ногами задрожала и моментально размякла — раскисла, как болото. Я рванул на камни, чтобы не завязнуть, но противостоять магу пятой высоты, да ещё такому подготовленному, было не так-то просто.
Волькири не переставал читать заклинания, одно за другим. Я даже за камни зацепиться не успел, как моё тело швырнуло обратно, снова на зыбкую землю.
Я упал на спину, и рюкзак тут же завяз в землистой мешанине.
Чтобы не застрять там окончательно, я выгнулся, буквально выскользнув из лямок рюкзака и за секунду сбросив с себя плащ, вскочил и ринулся прямо на Волькири. Меч появился в моей руке так быстро, будто всегда там был. Шуметь не хотелось — до озера Уомор было не так уж далеко, маги Ниманда могли услышать и прийти на помощь охотнику-предателю.
До сих пор в голове не укладывалось…
Фламер Волькири, давний друг Альмагора Стронга — проклятый предатель!
Я успел атаковать и рубанул мужчину по плечу. Он отпрянул и не сдержал стона, но к следующему боевому приёму Волькири я оказался не готов.
Он снова шепнул заклинание, одновременно расставив ноги, пригнувшись и выкинув вперёд здоровую руку, а потом шумно выдохнул воздух прямо на меня. Не знаю, как назывался этот приём, но моё тело замедлило движение, будто не в состоянии преодолеть сопротивление воздуха. Чтобы поднять руку, у меня ушло секунд десять.
Ни увернуться, ни ударить.
Медленно-медленно мой кулак пошёл в сторону лица Волькири, наверное, уже по инерции, а не для результата.
Попытка произнести одно из внеранговых заклинаний тоже провалилась — губы не слушались, голосовые связки хрипели, да и правильные жесты воссоздать я бы не смог.
— Бессмысленно сопротивляться магу пятой высоты, парень, — сказал охотник и сшиб меня ударом ноги в живот.
Болотная каша тут же окутала мои ноги, плечи, затылок, руки, а потом, засосав в себя, окаменела и окончательно замуровала половину тела в землю.
Волькири подошёл и посмотрел на меня сверху вниз.
— Ты остался один, Киро Нобу. Чуешь, чем это пахнет? — Он так на меня глянул, что стало жутко. — Меня называют Убийца Фламер. Знаешь почему? Потому что я действительно убийца. Наёмный. Мастер Ниманд будет рад узнать, что его потенциальная помеха похоронена где-то в заброшенном краю.
— Почему сейчас?.. Почему не раньше? — прошептал я, еле шевеля губами. — Было столько возможностей… убить меня раньше… почему сейчас?
Охотник вынул кинжал из ножен и опустился рядом со мной на одно колено. Остриё ножа зависло над моим лбом, кожи коснулся холодный металл. Волькири провёл кинжалом мне по виску, потом по скуле и так до самой шеи.
— Думаю, отрезанная голова Киро Нобу будет достаточным доказательством его смерти. Ты мешаешь Ниманду, но на твоё устранение у него не хватает времени, и этим пришлось заняться мне.
— Почему… сейчас?.. Почему сейчас?.. — продолжал шептать я.
Двигаться я не мог, мог только шевелить губами, но что-то тут не вязалось, я чуял это и продолжал спрашивать:
— Почему сейчас?.. Почему?
Это правда было странным. У Волькири имелось много шансов убить меня без лишних телодвижений и риска, без драки и шума. Например, когда я спал, как убитый, в пещере, или когда карабкался по скалам. Но Волькири выбрал этот момент и это место — очень неудобный момент и очень неудобное место.
Охотник не ответил на мой вопрос.
Он склонился ниже, обхватил ладонью в перчатке мой подбородок, поднял его и прижал лезвие кинжала к глотке.
— На живую я никогда не отрезал головы даже монстрам, — сказал он, выдыхая тёплый пар мне в лицо. — Так что заколю тебя сначала. Всё же я охотник, а не живодёр. Обычно я убиваю ударом в сердце — так быстрее и надёжнее. Ты умрёшь быстро, парень. Не волнуйся.
Его ладонь легла мне на рот, чтобы я не заорал, а рука с кинжалом поднялась над моей грудью, целясь в сердце.
Вот теперь стало страшно… страшно по-настоящему…
Фцуптрчч… чёрт… мне в это не верилось…
Будто всё это не со мной.
Я дёрнулся, намертво вмёрзший в землю и изо всех сил вырываясь из плена, но охотник лишь сильнее надавил на меня ладонью. Его кожаная перчатка до боли стиснула мне нижнюю половину лица, зажимая рот и нос.
Господи-Боже… этот запах выделанной кожи… я буду помнить этот запах даже после смерти…
Охотник посмотрел мне в глаза.
— Всё. Пора.
Его рука не дрогнула.
Удар ножом я прочувствовал всем своим нутром.
Клинок пробил грудину, кинжал скребанул по костям ребра… и этот скрежет… от него будто завибрировал скелет… я весь превратился в боль и слух… ощутил и услышал только этот скрежет… как кости царапают металл, а кинжал скрежещет внутри, пробивая себе путь к моему сердцу…
Боль и скрежет костей о металл.
Невыносимый скр-р-еж-жет…
Охотник отпрянул от меня так резко, что я подумал, будто он испарился. Сначала его крупное тело отлетело в воздух, а затем кубарем покатилось по земле.
Послышался звон клинков, потом — жёсткий голос:
— Умри, ублюдок.
В ответ бормотание:
— Исцели его… исцели своего домината… иначе не успеешь… мой нож не тронул ни один жизненно важный орган, но парень может умереть от кровопотери… исцели его, Белая Сова… мне пришлось заколоть Нобу, чтобы ты явилась его защищать… он до последнего не верил, что я предатель, пока я его ножом не ударил…
Всё, что происходило дальше, я воспринимал уже наполовину потускневшим сознанием и с закрытыми глазами.
Мёрзлая земля наконец отпустила моё тело.
Потом чьи-то проворные пальцы принялись расстёгивать на мне жилет, куртку, рубашку, пока не добрались до раны.
— Не так я представляла себе нашу встречу, доминат, — прошептал надо мной женский голос. — Я хотела появиться перед тобой полная сил, в прекрасном сиянии… но ты, как всегда, всё испортил.
Это был настолько знакомый, настолько родной и настолько недовольный голос, что, услышав его, мне захотелось улыбнуться.
— Посмотрите-ка, он ещё и лыбится, — фыркнули тут же. — У тебя дыра в груди, дуралей, а ты улыбаешься.
Её ладони легли мне на грудь.
В ушах застучал пульс, в рёбрах хрустнуло, от живота к шее хлынула холодная волна, затем ладони на моей груди потеплели, и это тепло заменило собой боль — она уходила, растворялась, покидая моё тело.
— Ты такой милый, когда умираешь, доминат, — прошептала Сьюн. — Не удивлюсь, что, пока меня не было, тебя раз сто пытались убить.
— Нет… раз пять… всего… — шепнул я в ответ.
— Сущие пустяки.
— Ты опоздала, кстати…
— Эй, ты претензии предъявляешь, или мне показалось? — возмутилась она, убрала ладони и неожиданно чмокнула меня в щёку. — Больше не опоздаю, котик. Никогда не опоздаю.
Белую Сову я так и не увидел.
Когда я открыл глаза, её рядом уже не было. Вместо лица Сьюн надо мной нависла разбитая физиономия охотника Волькири, по которой захотелось врезать, даже несмотря на то, что ему и так уже досталось.
По моим глазам он распознал моё желание и нахмурился.
— Извини, парень, это был крайний вариант на случай непредвиденных обстоятельств. Мы его со Стронгом неделю назад еле согласовали. Нужно было спровоцировать ратника явиться, даже если он не готов. Судя по всему, твой ратник почти восстановился.
Морщась от пережитой боли, я сел на земле и огляделся.
— Где она?
— В Каскадах, — ответил Волькири. — Зато теперь она появится, как только ты её призовёшь. Шикарная зараза, хоть и вредная. Порой я завидую магам призыва.
Я пошарил пальцами по ране от кинжала.
Как и ожидалось, там остался только еле заметный шрам: ни крови, ни боли — да я был почти здоров.
— Хорошо, что на третьей высоте ратник владеет навыком исцеления домината, — сказал Волькири. — На это и был расчёт. А теперь поднимайся. Пора отправляться к магам Ниманда. С такой бешеной защитницей ты сможешь дать им хороший отпор даже с третьей высотой. Твоя Сова налетела на меня, как фурия, и чуть глотку не вырвала. Ты много для неё значишь.
Я поспешил застегнуть на груди одежду, пока не отморозил себе кости.
— Только больше не втыкайте в меня ножи, даже если наступят непредвиденные обстоятельства.
— Постараюсь, — улыбнулся Волькири, но сразу стал серьёзным.
Мы собрались в путь, накинули капюшоны, проверили оружие и бесшумно двинулись в сторону горного озера Уомор. Охотник пошёл впереди, я за ним, но уже не на отдалении, а практически след в след.
Плащи-хамелеоны надёжно нас маскировали. Единственное, что могло выдать наше присутствие — это пар от дыхания, блеск глаз или шум. Но если шум можно было как-то контролировать, то с глазами и дыханием было уже сложнее.
До озера мы спускались около часа.
Льдистая глазурь на водоёме блестела, вокруг громоздились скалистые берега и хвойные заросли.
— Лёд ещё тонкий, — прошептал охотник. — По нему не ходить, понял?
Я молча кивнул.
Скрывшись среди деревьев, мы медленно двинулись вдоль озера, вслушиваясь в звуки и высматривая хоть один признак того, что маги Ниманда устроили тут привал. Луна подсвечивала снег и лёд, озеро отлично просматривалось, но пока никаких следов мы не заметили.
В одном из пролесков охотник остановился, вытянул руку ладонью вверх и будто поманил к себе кого-то пальцами. Одновременно с жестом он втянул носом воздух.
— Чувствую тепло… шестеро… нет, семеро человек… находятся рядом… ещё трое по отдельности… видимо, дежурят по разным сторонам лагеря. Движения не ощущаю.
Он повернулся ко мне.
— Бери на себя дозорных, не давай им пользоваться магией. Это мощная магия, и мы далеко не всё о ней знаем. Я займусь семерыми в лагере. Пока задержу их техникой вязкого воздуха, дождусь тебя. Только постарайся быстрее, у тебя будет всего пять минут, чтобы устранить охрану и прийти мне на помощь.
Охотник указал рукой на те места, где почувствовал дежуривших магов.
Раз — склон берега; два — лес со стороны долины; три — вершина небольшой скалы над лагерем.
Я бесшумно двинулся к первому месту, на которое указал Волькири. Это были заросли сосны на каменистом склоне берега. Оглянувшись, я увидел, как тень охотника мелькнула дальше и скрылась среди деревьев. Я же продолжил путь к склону.
Первый дозорный не особенно скрывался.
Он был всё так же одет в солдатскую синюю форму, но на плечи набросил меховую накидку. В руках держал золотистый посох-копьё и безотрывно пялился на озеро (настолько безотрывно, будто увидел в озере что-то невероятное). Он вообще не подозревал, что может быть атакован. Рядом не было никого, поэтому я решил убрать дозорного без помощи Сьюн.
В ход пошли кинжал, фантомный покров и маскировка.
Мужчина стоял на берегу и смотрел на озеро. Он, кажется, даже что-то шептал, восторженно и чуть ли не задыхаясь.
Он стоял, а я медленно и тихо надвигался на него со спины.
Он стоял. Я надвигался.
Шаг. Ещё шаг…
Заканчивалась первая из отведённых мне пяти минут. Ладонь крепко держала рукоять кинжала, я бесшумно приближался к жертве, пока не подошёл к ней вплотную. В голове в это время отсчитывалось время, а руки делали своё дело — готовились убить быстро и тихо.
Маг ощутил моё появление слишком поздно.
Он даже не успел повернуться и хоть что-то понять, лишь дёрнулся в сторону. Одна моя рука закрыла ему рот и оттянула голову назад, а вторая — ткнула в гортань клинком. Дело нескольких секунд.
Началась вторая минута…
Я дождался, когда мужчина перестанет хрипеть, дёргаться и хватать воздух ртом и руками. Он обмяк через полминуты. Я опустил его на землю и точно так же бесшумно двинулся дальше.
Прошло три минуты…
Осталось двое дозорных, один из которых находился на вершине скалы.
Поправив плащ, я двинулся к лесополосе со стороны долины. Стратегия была простой, но действенной — убрать обоих охранников одновременно.
Второй дозорный не стоял истуканом, как первый. Он прохаживался на границе лесополосы и зорко наблюдал за периметром. На ходу он поигрывал посохом с острым набалдашником, вокруг которого вихрями крутился золотистый песок.
Заканчивалась четвёртая минута…
Я прижался к ближайшему стволу дерева спиной, плотно запахнул плащ и достал медальон призыва, но прежде чем ткнуть в гравировку пальцем, я наклонил бок медальона так, чтобы луч попал точно на вершину скалы.
— Попробуй только опоздать, зараза, — шепнул я ещё не призванной Сове и прижал палец с райфу к медальону.
Началась пятая минута…
Белая Сова не опоздала.
Луч света вспорол ночь и ударил точно над вершиной скалы. В мерцании белого сияния появился девичий силуэт, и в то же мгновение мой палец кольнуло болью — половинчатая метка мага заполнилась синим райфу ратника.
По телу пронеслась дрожь предвкушения.
Господи, ну наконец-то!
Я приложил пальцы правой руки к запястью левой и рванул на мага. Доспех ратника защитил моё тело в ту же секунду, прямо на бегу, покрыв меня с ног до головы. Я уж и забыл, как крут Малый Драконий доспех яда и его чёрная рифлёная броня.
Крепкая кираса, массивные наплечники, ремни с шипами на корпусе и бёдрах, чешуйчатые суставы, латные сапоги и перчатки, прочные краги до локтей и наросты с каплями яда на плечах, предплечьях и костяшках кулаков.
И конечно, меч ратника. Угольно-чёрный узорчатый клинок с дополнительными лезвиями — двумя полумесяцами у гарды.
Пятая минута продолжалась…
Маг успел лишь выкрикнуть «Вра-а-а-а-аг!» и крутануть посохом, швырнув в меня вихрь золотистого песка. Жёлтое месиво облепило доспех, невидимая сила оттянула меня назад, пелена взорвалась перед глазами, и из вихря начал расти могучий воин, но это дозорного не спасло.
Прорвав песчаную блокаду и затоптав зародыш песочного воина, я снёс магу череп одним ударом меча. Посох упал. Песок ещё пометался по воздуху и улёгся на мёрзлую землю.
Я задрал голову и глянул на вершину скалы. Никого там уже не было, но не помешало бы проверить. Короткий разбег, несколько прыжков по камням, работа рук — и я был уже на вершине скалы. Там и обнаружилось мёртвое тело третьего дозорного…
— Кого ещё сегодня убиваем, милый? — раздалось за спиной.
Я обернулся и в ту же секунду понял, что никогда не смогу смотреть на её доспех спокойно.
Диадема с крыльями, серебристая броня из перьев-чешуек, еле прикрывающих соблазнительное тело, грудь почти обнажена, чёрные чулки над сапогами, ремни-подвязки на голых бёдрах, перчатки до плеч, атласная лента на шее и белые локоны по голым плечам.
— Скучал? — Белая Сова улыбнулась и шагнула ко мне, опуская меч. — И я скучала, доминат.
Мы жадно оглядели друг друга, будто сто лет не виделись. Однако что бы ни творилось у меня в голове, там не прекращался отсчёт отведённых минут. Таймер работал.
Пятая минута заканчивалась, и надо было поторопиться.
— В лагере ещё семеро, — быстро сообщил я Сьюн.
— Приказывай, — ответила она, став серьёзной.
Лучшего ответа я сейчас не смог бы себе представить.
Мы взяли разбег и вместе спрыгнули с вершины скалы. В этот момент в лагере магов Ниманда прогремел взрыв…

Книга 3. Эпизод 24.                             

Странный был взрыв.
За перелеском вспыхнул свет. В воздухе заискрило и запахло гарью, но вместо дыма и огня за деревьями выросла золотистая полусфера.
Она накрыла собой часть берега, а вокруг неё взмыли вихри песка. Сразу вспомнились слова Волькири: «Это мощная магия, и мы далеко не всё о ней знаем».
Что происходило за мерцающими стенами, оставалось только догадываться.
Я и Сьюн бросились по перелеску во вражеский лагерь — именно там Волькири должен был сдерживать оставшихся семерых магов Ниманда, но что-то явно пошло не так.


Без моего приказа туда не лезь!
— крикнул я своему ратнику, воспользовавшись телепатией.



Ты такой брутальный, когда доминируешь,
— усмехнулась в ответ Сьюн.

Что бы она ни говорила, мой приказ она поняла чётко и ясно.
Девушка чуть замедлила бег, пропуская меня вперёд. Всё же мы составляли нестандартный дуэт мага и ратника: лучше сказать, что сейчас мы были двумя ратниками, и по силе я нисколько не уступал Белой Сове. Она осознавала это, хоть и подтрунивала, как всегда.
Добежав до сферической стены, я остановился.
Песчаная буря вокруг набирала обороты, ветер клонил и трепал кроны деревьев, трещал ветвями, поднимал в воздух палки, снег, прошлогоднюю хвою и даже мелкие камни. Всё вертелось в адском котле вокруг купола.
Я глянул на Сьюн, остановившуюся рядом.
— Заходим вместе, но воспользуйся навыком Живого скрытия.
Сьюн выполнила приказ без пререканий и лишних слов.
Её образ потемнел. Для всех она скрылась с глаз (для всех, кроме меня, конечно — я продолжал её видеть).
Мы взмахнули мечами одновременно, разрезая преграду и врываясь внутрь полусферы. Не знаю, как ощущала себя Сьюн, но меня чуть не сшибло с ног — ветер был чудовищной силы, и если бы не тяжёлый доспех, укреплённый ещё и фантомным покровом, я бы уже крутился в песочной центрифуге метрах в двадцати над землёй.
Внутри, под куполом, происходил бой.
Семеро магов Ниманда в меховых накидках и солдатской форме сражались с охотником Волькири. Хоть он и владел пятой высотой, но сопротивление врага было слишком сильным — Волькири пребывал в глухой обороне.
Он завис в воздухе, крича заклинания и отбиваясь воздушными щитами. Под мерцающим потолком гудело эхо, копируя отзвуки его голоса, а вот снаружи ничего не было слышно.
Это значило, что за пределами купола его заклинания не работали. Маги Ниманда ограничили пространство для Волькири, и тому не хватало размаха, чтобы атаковать на всю мощь своей пятой высоты. Он устраивал бурю в напёрстке и ничего не мог с этим поделать — его не выпускали. Кольцо атаки сжималось вокруг него.
Маги Ниманда работали слаженно.
Трое застыли в низкой стойке, широко расставив ноги в стороны. Именно эти трое держали купол. В их руках, как вертолётные лопасти, крутились посохи, от которых искрами отлетало свечение, подпитывая стены золотистой полусферы.
Ещё трое стояли на середине.
Они создавали песочных воинов, одного за другим, и отправляли их на Волькири. Маги давили его количеством, но тот стоял намертво, хоть уже и не успевал атаковать — лишь отбивался.
Ну а седьмой маг…
Седьмой, казалось, не делал ничего, а просто наблюдал за происходящим, как учитель наблюдает за учениками: как те атакуют, как применяют магию, как держат стойку и оружие.
Внешне он отличался от остальных магов Ниманда, более молодых на его фоне. Это был высокий мужчина лет семидесяти, без посоха и вообще без какого-либо оружия.
Его волосы были собраны в пучок на темечке, перевязаны золотистым шнурком и украшены крупной заколкой в виде двух перекрещенных стрел. На бороде, сплетённой в косу, тоже блестел золотистый шнурок.
Что-то подсказывало мне, что этот старик и есть тут самый серьёзный враг. Скорее всего, именно он и добивал в горах замученных зарглоков, забирая у них духовный опыт.
Он явно был приближен к самому мастеру Ниманду, а значит, мог рассказать о нём и его планах. Только на что он способен, оставалось неясным — старик не предпринимал никаких попыток помочь своим товарищам по лагерю.
На изучение обстановки у меня ушло всего несколько секунд. За это время атакующие маги меня не заметили — их вниманием завладел сильный противник Волькири. А вот старик увидел меня сразу, как только я появился под куполом.
Он заметил меня и… ничего не сделал, даже не шевельнулся. Лишь его блестящие глаза чуть прищурились.


Убери тех троих, что держат купол,
— приказал я Сьюн, опять используя телепатию.

Пока её Живое скрытие работало, оставалась возможность напасть неожиданно и быстро устранить тех, кто ограничивал пространство боя.
У меня же стояла задача ослабить атаку на Волькири.
Я рванул на тех, кто создавал песочных воинов. Сейчас охотник отбивался воздушными щитами сразу от восьми бойцов с гигантскими мечами. Он отступал под их натиском, а те быстро росли в размерах, доставая головой почти до потолка купола.
Первого мага я устранил сразу, обрушив на него всю мощь своего меча.
Атаки со спины он не ожидал. Мой чёрный меч рубанул мужчину прямым ударом по шее. Маг рухнул как подкошенный, но перед этим успел всё же вскрикнуть.
Вот теперь меня заметили все.
Один маг продолжил атаковать Волькири, а второй переключился на меня. Он крутанул посохом над головой и с размаху воткнул его в землю. Вихри золотистого песка взорвали пространство, взвились тремя воронками и устремились в мою сторону.
Из каждой воронки вырос рогатый воин с мечом — огромные силовые копии, в разы выше моего роста. Они окружили меня, оттесняя к краю купола, и атаковали. Все трое.
От моего фантомного покрова не осталось ничего.
Все слои защиты слетели с меня после первого же столкновения. Покров подточили миллиарды песчинок, острых и колких. Они будто ожили, превратившись в микроскопических термитов, и вгрызлись в мою фантомную броню. Та была уничтожена за секунды.
Остался только доспех.
Да, это был крепкий доспех, малая Драконья броня, да ещё и с ядом. Только была одна проблема — силовые копии на яд не реагировали. Они вообще ни на что не реагировали: ни на удары меча, ни на яд.
Когда мой клинок рубил массивы песка, тот просто рассыпался в воздухе, а после сразу же собирался в целое, и атака продолжалась.
Пришлось признать сразу: силовые копии так просто не победить. Нужно было подобраться к тем, кто их создал, пройдя через настоящую бурю с мечами, по смертоносности не уступающим мечам из стали. Это я ощутил, когда мой клинок сшибся с ними в поединке.
Один против трёх — радости, конечно, мало.
Удары сыпались на броню, хлестали то сверху, то с боку: по ногам, груди, плечам…
Обороняться мне помогал щит из маг-металла, но этого было мало. Очень мало. Доспех звенел, хрустел и вибрировал под ударами могучих воителей, глаза застилала жёлтая пыль. Я вертелся, как умел, уходя от атаки и уводя мечи противника в скользящие блоки.
Доставалось и самим воинам.
Под моими ударами силовые копии рушились, но тут же восстанавливались заново. Я прорывался к магам, как мог, но всё больше ощущал, что будто воюю с ветром — это пустая трата времени и сил.
Нужно было что-то другое.
Пока я бился с копиями, Белая Сова успела убрать двух магов, держащих купол, и атаковала третьего. Живое скрытие перестало работать, поэтому Сьюн уже не скрывалась. Её виртуозный натиск сшиб противника с ног, тот завалился на спину и задействовал посох для обороны.
Купол над головами задрожал и совсем истончился.
Краем глаза я заметил, что атака на Волькири тоже теряет мощь. Охотник опустился на землю. Теперь он сражался с одним магом и пятью его воинами вместо восьми.
Волькири рушил песочных гигантов, его словесная магия справлялась с ними лучше, чем моё оружие. Буря вокруг него стихала, а вокруг меня, наоборот, набирала силу: воинов стало пятеро, и они всё плотнее закрывали от меня своего мага.
Пока бесконечная битва с песком окончательно меня не вымотала, я решил рискнуть и задействовать новый метод.
Моя память отчётливо запечатлела то, как пятнадцатилетний Альмагор Стронг бился с силовой копией Ниманда в воспоминаниях Люче.
Я помнил не только то, как это выглядело, но и то, о чём в тот момент думала сама Люче. Она вспоминала внеранговые заклинания, которые использовал для атаки её старший брат. Именно их я потом и учил в библиотеке Стронга вместе с сестрой директора.
Ну не зря же учил! Пришло время использовать теорию на практике и надеяться, что после этого я выживу.
Увернувшись от очередного удара, я попятился, отступая к стене купола. На ходу перекинул меч ратника в левую руку, а правой активировал меч из маг-металла…
Всё.
Теперь только ловкость и голос могли меня спасти.
Не медля больше ни мгновения, я взял разбег на бурю песка, будто собираясь его протаранить. Воины двинулись на меня клином: один впереди, по двое с флангов.
Пятеро гигантов и я один.
Казалось, столкновение неизбежно, как и моя смерть. Стена надвигалась на меня, а я надвигался на неё. Мы должны были схлестнуться уже через пару секунд.
В этот момент ноги толкнули меня вверх.
Я произнёс внеранговое заклинание Львиные лапы. Прямо в воздухе пропел его полушёпотом, мягко-мягко — именно так, как учила меня Люче.
Прыжок был стремительным и точным, настоящий кошачий бросок, но в придачу к этому он вышел ещё и с оттяжкой. Полёт замедлился ровно перед тем, как сработала гравитация, и моё тело потянуло вниз.
Этой паузы в воздухе мне хватило, чтобы я перехватил рукояти мечей обратным хватом и размахнулся, целясь в грудь первому воину.
Удар вышел сильным.
Оба меча вонзились в песчаную массу воина, и теперь нужно было сработать максимально быстро и точно. Пока клинки входили в тело противника, я прошептал ещё одно заклинание. Коротко и напористо — этому тоже учила Люче.
Так работала Моментальная заморозка.
Следом в ход пошло ещё одно заклинание, произнёс я его громко и с шипением — это были Огни небес.
Гигант подо мной задрожал и вспыхнул…
Клинки стали отличным проводником для двойной силы райфу. Взрыв получился такой, что меня отшвырнуло на спину. Золотистый песок заискрился, сгорел и превратился в пепел.
Именно такую картину я и наблюдал в воспоминаниях Люче. Только юному Стронгу тогда противостоял один воин, а мне — пять, и убрал я только первого.
Четыре оставшихся силовых копии сомкнули ряд и двинулись на меня. Даже на их бездушных мордах читалось желание поскорее меня затоптать.
Я вскочил на ноги и опять отбежал к краю купола.
Вот теперь настало время импровизации.
Я не знал точно, как работают Зелёные фонари, но Люче говорила, что это заклинание временно ослепляет. Отлично. То, что нужно!
Зелёные фонари мне пришлось вызывать не полушёпотом и не песней, а рычащим выкриком. Чёрт возьми, я рявкнул так, что мог бы сам испугаться, если б не был занят спасением собственной жизни.
Вереница зелёных огней опустилась с небес и прорвала потолок ослабевшего купола. Времени разглядывать их не было. Осталось секунды четыре до того, как меня снесёт таранная сила.
Четыре проклятых секунды, чтобы не сдохнуть.
Раз…
Я выпрямил руку вперёд и указал клинком на мишень.
Два…
Зелёные фонари вереницей устремились к цели.
Три…
Моей мишенью стали не песочные бойцы, а маг, что их создал. Огни атаковали мужчину и завертелись вихрем вокруг его головы.
Четыре…
Маг взвыл, уронил посох и упал на колени, закрыв лицо руками.
Живой песок вокруг меня превратился в мёртвый. Все четыре воина рассыпались и рухнули, буря улеглась, ну а я рванул к ослепшему магу. Огни внерангового заклинания исчезли так же быстро, как и возникли.
Надо было поторопиться.
Именно в это мгновение полусфера над моей головой исчезла, и это могло означать только одно: Белая Сова уничтожила последнего из тех, кто держал купол.
Теперь свободное пространство развязало руки Волькири и всей его мощи. Не успел я добежать до ослепшего мага, как земля под ним превратилась в болотную кашу. Вопящий мужчина ухнул по самую шею и от сковавшей его боли потерял сознание.
Это был последний из атакующих магов.
Седьмой маг Ниманда продолжал стоять и наблюдать. Казалось, ему наплевать, что пятеро его товарищей погибли, а шестой завяз в плену мёрзлой почвы.
Это было странным.
Старик наблюдал за нами, а мы — за ним. Никто не атаковал.
Сьюн встала слева от меня, приготовив меч. Волькири остановился справа. Втроём мы смотрели на уцелевшего мага, а он даже не предпринимал попыток сбежать, хоть и остался в меньшинстве.
— Занятно, — высказался он наконец глубоким хрипловатым голосом. — Весьма занятно было наблюдать. Стронг неплохо подготовил своего подопечного. Я увидел мальчика в деле и теперь знаю, чего от него ждать. Недурно для третьей высоты.
В его голосе не было страха, только неподдельный интерес.
Неожиданно Волькири шагнул вперёд и прищурился.
— Профессор Зойт? Это вы? Неужели вы связались с Нимандом?
— Как приятно, что бывший ученик меня узнал, — кивнул старик. — Столько лет прошло с момента моего увольнения, но ты помнишь своего учителя, дорогой Фламер. Хотя чему удивляться, я ведь учил не только тебя, но и твою дочь…
— Сдайтесь добровольно, профессор Зойт, и я вас не убью! — рявкнул Волькири.
— А что ты предлагаешь потом, Фламер? Пожмём руки, обнимемся и отправимся к Стронгу для задушевных разговоров? Думаешь, директор извинится и возьмёт меня обратно на место преподавателя? Ну давай попробуем.
Он распахнул объятья.
На это Волькири среагировал быстрым и мощным заклинанием. Вокруг ног старика обвалилась земля, образуя круглый ров, а тот клочок, на котором маг остался стоять, задрожал. Воздух рядом с ним превратился в горячее марево.
— Примите свой плен смиренно, и мы поговорим! — крикнул охотник. — У вас нет шансов!
Старик пожал плечами.
— Есть шансы, нет шансов… Всё очень относительно, Фламер. А может, это у тебя нет шансов? — Он перевёл взгляд на меня и добавил: — Или у того парня нет шансов? Хотя он хорош, не спорю. Один доспех ратника чего стоит. Я специально наблюдал за ним, пустив в расход своих парней. Впрочем, мне их не жаль. Они оказались откровенно слабы…
— Это вы убили зарглоков? — перебил я его.
Маг заулыбался. Вокруг его глаз собрались морщины.
— Похоже, я тебя опередил, юноша. Обидно, не правда ли? В них было до неприличия много духовного опыта, которого ты уже никогда не получишь. А твой друг Фламер рассказывал тебе, как один зарглок опалил ему правую половину лица? Ты ведь видел, что с его ухом? А шрам от ожогов на щеке видел? Наверняка, бедняге было больно…
— Хватит болтать! — Волькири направился к нему.
В этот момент старик приложил указательный палец к собственному лбу. Его глаза вспыхнули желтизной, вокруг мага тут же завертелись вихри песка, взявшиеся будто из ниоткуда.
Мгновение спустя деревья за спиной старика рухнули.
Хруст древесины и птичий крик раздались одновременно. Жгучим паром окатило округу, воздух моментально раскалился. Ветки иссохли за секунды и вспыхнули, небо озарилось от пожара. На поваленных деревьях появились четыре крупных твари. Не узнать их было невозможно.
Зарглоки.
Старик использовал множественную материю и создал силовые копии убитых монстров…
* * *
Оттолкнувшись ногами, зарглоки поднялись в воздух в гигантском прыжке и расправили крылья, пикируя вниз.
В оранжевых отблесках огня на нас надвигались монстры среднего круга. Те самые, которых я уже видел в горах, только мёртвыми. Самец, самка и два детёныша. Они снова были живыми. Единственное, чего им не хватало — это ауры и духовного опыта, зато с лихвой хватало жажды крови.
— Нельзя убивать их! — заорал я. — Нельзя убива-а-а-а-ать!
Холод пронёсся по спине, когда я вспомнил, что убитые силовые копии монстров способны появляться в моём мире. Именно таким способом в нём и оказались кислотные пауки-криптоформы. Значит, если убить зарглоков, то и они возродятся там, где их совсем не ждут.
Знал ли о последствиях сам Волькири, я мог только гадать.
— Их нужно поймать, сковать или ранить! — снова крикнул я охотнику. — Всё, что угодно! Но они должны остаться живыми! Живыми! Стронг всё объяснит!
Волькири нахмурился (видимо, всё же не знал).
Его раздумья были недолгими. Он огляделся, кивнул на поляну размером с небольшой стадион и быстро заговорил:
— Я смогу замуровать зарглоков там до прихода Стронга. Только замурую всех сразу. На четыре отдельных мощных заклинания мне не хватит сил. Только на одно…
Больше обсуждать план у нас не хватило времени.
Зарглоки приближались.
Охотник быстро оценил шансы на ловлю добычи, и в его руках появилась сеть с дымчатым ядом. Он отбросил рюкзак в сторону, разбежался, создавая вокруг себя вихри воздуха, и одним мощным ударом выбросил ловушку вперёд.
Целился охотник прямо в пикирующего с неба самца.
Сеть достигла цели.
Ловушка окутала голову зарглока, и тот, задёргавшись, рухнул на землю. По пути тварь снесла ещё несколько деревьев, повалила и перевернула булыжники. Вместе с криком боли из её пасти вырвались языки пламени и раскалённый пар.
Часть сети на голове вспыхнула.
Уродливая полуптица забилась в попытке стянуть с себя ловушку лапами, но сделала лишь больнее — исцарапала когтями кожу у рта и чуть не вышибла себе глаза, ну а те от ярости будто сделались ещё крупнее. Выпуклые линзы замерцали, отражая в себе пожар, в котором горел лес на берегу злосчастного озера Уомор.
Ждать было нельзя, и Волькири бросился на монстра.
Он закрылся от атак птицы воздушными щитами, а сам в это время один за другим вынимал снаряды пламенной золы из ячеек на поясе и атаковал.
Охотник пользовался только силой рук и одним и тем же заклинанием. Он подкидывал снаряд и ударом кулака отправлял в зарглока. Действовал Волькири безжалостно и мастерски — он не давал монстру опомниться, чтобы стянуть сеть с головы. Птица металась, билась о стволы и камни и, сама того не зная, продвигалась в сторону поляны.
В это время меня и Сьюн атаковала самка зарглока вместе с детёнышами. Доспехи спасли нас от жгучего пара, выпущенного из пастей сразу трёх монстров, но даже через броню я ощутил, насколько раскалился воздух. Ещё пара огненных атак — и от меня запахнет жареным.
Сьюн взмахнула мечом и бросилась на детёнышей зарглоков.
— Гони их туда! — крикнул я, показывая на поляну.
Пока Белая Сова атаковала мелкоту, а Волькири истощал самца, я занялся самкой. Сеть с ядом мне не пригодилась, она так и осталась лежать, скрученная в жгут, в моём рюкзаке под доспехом (к тому же, пришлось бы убрать броню, чтобы достать рюкзак с сетью).
Я опять воспользовался мечом.
Пару раз мне пришлось рубануть тварь по ногам, пару раз — по груди, один раз ей досталось по морде. В ответ она расправляла крылья, наскакивала, издавала истошные звуки и лавиной отправляла в меня раскалённый воздух. Броня еле выдерживала, но пока держалась. Зато от птичьего крика, казалось, вот-вот лопнут барабанные перепонки.
Всё вокруг горело, деревья полыхали, треск пламени стоял чудовищный. Битва с зарглоками продолжалась.
После получаса мучений первой на поляну попала самка. Тварь гонялась за мной с таким бешенством и азартом, что увести её за собой было не так уж трудно.
Волькири тоже был близок к цели. Самец зарглока, истощивший сам себя в борьбе с сетью, израненный и обожжённый снарядами, метался у самого края поляны, продолжая валить и таранить деревья.
Последней двух зарглоков пригнала Сьюн.
Она тоже использовала сеть, но не с ядом, а свою магическую ловушку, которую получила ещё на первой высоте. Провозилась девушка чуть дольше, зато оба детёныша оказались точно там, где надо.
Волькири дождался момента, когда я и Сьюн уберёмся с поляны, и немедля приступил к заклинанию. Чтобы подвергнуть влиянию такой крупный кусок земли, ему действительно пришлось приложить много силы. Охотник даже пошатнулся от слабости после выброса райфу.
Зато усилия стоили того.
Почва целой поляны под монстрами поплыла, и те провалились в ловушку за секунды. Утопли вместе с крыльями, до самой шеи. Завязнув в земле, птицы бешено забились, завертели головами, подняли крик. Воздух над ними разогрелся настолько, что в ближайшей округе растаял снег.
Окутав гигантских пленников, земля снова стала мёрзлой. Волькири истратил на это почти все свои силы. Наконец закончив дело, он выдохнул, сгорбился и проворчал:
— Надеюсь, Стронг мне действительно всё объяснит, и мы не зря возились, иначе придётся…
Именно в этот момент позади него вспыхнул вихрь золотистого песка. Вспыхнул и исчез. Это длилось буквально пару секунд, но я всё равно успел заметить в вихре силуэт старика и молниеносное движение рукой.
Эта пара секунд стала для охотника роковой.
Он повалился на землю с кинжалом между лопаток…
* * *
Я бросился к Волькири.
Сьюн оказалась рядом с ним ещё быстрее меня.
— Тихо-тихо… без паники… — прошептал он, лёжа на животе и уткнув лоб в землю. — Убери клинок… Киро… убери его…
Я аккуратно обхватил рукоять кинжала пальцами и вытянул клинок из спины охотника. Тот напрягся всем телом, но не проронил ни звука, только до скрипа сжал зубы.
— Не подохну… не дождутся… — прохрипел он. — Всё равно до них доберусь…
Я посмотрел на Сьюн.
— Ты видела его рюкзак?
Девушка вскочила и кинулась искать рюкзак охотника. И ведь не зря я про него вспомнил. Среди вещей Волькири нашлось что-то вроде аптечного набора, в том числе, и бинты. Я не особо усердствовал с бинтами — лишь бы кровотечение остановить. Всё остальное — дело Фонтея уже в больничном чертоге.
Пока я возился с раной, охотник продолжал зло шептать:
— Удар в спину… как на вас похоже, профессор Зойт… удар в спину…
Сьюн помогла мне поднять Волькири на ноги и перенести его к дереву, устроив на расстеленной куртке и привалив боком к стволу.
Охотник окинул затуманенным взглядом лес и прикрыл глаза.
— Значит, он сбежал… Зойт сбежал… да?
Я наклонился к нему.
— Сбежал, но это сейчас неважно. Нужно продержаться оставшиеся часы. Школьный портал заберёт нас только утром…
— Я продержусь, — перебил меня охотник. — Не волнуйся, парень. Меня не так-то просто убить.
Вдруг Сьюн вцепилась пальцами мне в плечо и затрясла.
— Слышишь?.. Ты слышишь, Киро? Кто-то стонет.
Охотник поморщился, не открывая глаз.
— Понятно кто…
Я бросился в сторону перелеска, где был разбит лагерь магов Ниманда. Кто стонет, я уже догадался и оказался прав.
На месте сражения, весь усыпанный пеплом, в земле завывал замурованный маг. Наружу торчала только его голова.
Увидев меня, он снова застонал:
— О бо-о-о-ги, наконе-е-ец-то! Вытащи меня! Вытащи, умоляю! Убей меня, но не оставляй так умирать! О боги! Это пытка! Мне холодно… и больно… холодно и больно… я не чувствую ног… рук… тело обморожено… моё тело! Прекрати эту пытку, будь милосерден!
Пытка, кстати, была мне очень на руку.
Я неторопливо подошёл к магу и смерил его равнодушным взглядом.
— Поговорим?
Он с жаром закивал.
— Поговорим… конечно, поговорим… правда, знаю я немного. Если ты спросишь меня, где Ниманд, я не отвечу, потому что не знаю… не знаю. Я его и сам никогда не видел… только профессора Зойта.
— Тогда что ты знаешь? — прищурился я.
Он поджал дрожащие губы и часто заморгал.
— Если скажу… ты вытащишь м-меня отсюда?
— Смотря насколько ценной будет информация.
— Ценная… очень ценная… — Он выдохнул, от холода его зубы стукнули друг о друга. — Это про д-духовный опыт… про монстров… четвёрка Ниманда набирает силу и ищет б-большой духовный опыт…
— Четвёрка Ниманда? Кто в неё входит?
— Я знаю только Беллу Мориц и профессора Зойта… а кто остальные д-двое, не знаю. Я никогда с ними не встречался.
— Похоже, у тебя нет полезной информации. Придётся тебе остаться тут и сдохнуть в муках.
— Нет-нет-нет… прошу… у меня есть информация… е-е-есть… — Его губы опять задрожали. — Профессор прибыл сюда не только из-за зарглоков, но и из-за другого монстра… он прячется здесь же… средний круг, огромный духовный опыт… этой твари больше ста лет… как она умудрилась выжить, не понятно… хитрая, наверное…
Я присел рядом с торчащей из земли головой и уставился магу в глаза.
— И что это за тварь? Где она находится?
— Зойт сказал, что нашёл информацию о ней случайно… д-давным-давно… когда сам был студентом и обучался в Школе Бар-Сабба, тогда ещё столица Кронода существовала… потом её заняли тёмные отбросы и назвали Гнездовьем.
Он покосился в сторону берега.
Я проследил за его взглядом и уставился на блестящий лёд озера.
— Ты смотришь прямо на её логово… — прошептал мне маг.

   Читать    дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/149070-temnyy-ratnik-fakultet-tom-3

https://author.today/work/145399

https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-3-read-677355-1.html

https://author.today/reader/145399 

===

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 294 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: