Главная » 2021 » Январь » 30 » Рой. Брюс Стерлинг. 001
05:39
Рой. Брюс Стерлинг. 001

***

Брюс Стерлинг. Рой


   ----------------------------------------------------------------------
   Bruce Sterling. Swarm (1982).
   Журнал "Фантакрим-MEGA". Пер. - В.Жураховский.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 26 July 2000
   ----------------------------------------------------------------------

   - Весь остаток пути мне  будет  не  хватать  бесед  с  вами,  -  сказал
инопланетянин.
   Капитан-доктор Симон Африаль положил украшенные драгоценностями  ладони
на расшитый золотом жилет.
   - Я тоже об этом сожалею, энсин [низшее  офицерское  звание  во  флоте,
соответствующее  лейтенантскому],  -  ответил  он   на   свистящем   языке
инопланетянина. - Я много извлек из наших бесед. За такие сведения я готов
платить, а вы поделились ими бесплатно.
   -  Но  это  всего  лишь  информация,  -  возразил  инопланетянин.   Его
блестящие,  как  жемчужины,  глаза  скрылись  за   плотными   мигательными
мембранами. - Мы, Вкладчики, рассчитываемся энергией и ценными  металлами.
Интерес к добыче и  накоплению  чистого  знания  -  свидетельство  расовой
незрелости.
   И  инопланетянин   расправил   складчатые,   гофрированные   перепонки,
обрамляющие маленькие отверстия его слуховых органов.
   - О, вы, несомненно, правы, - небрежно согласился Африаль. - Мы,  люди,
всего лишь дети в сравнении с другими расами. Некоторая незрелость для нас
вполне естественна.
   Он снял очки с темными стеклами и почесал переносицу. Каюту  звездолета
заливал  жгучий  голубой  свет,   перенасыщенный   ультрафиолетом.   Такое
освещение предпочитали Вкладчики, и они  не  собирались  менять  его  ради
единственного пассажира-человека.
   - Но вы неплохо продвигаетесь, - великодушно отметил инопланетянин. - С
такими, как вы, мы всегда готовы иметь дело: молодые, энергичные,  готовые
принять в большом ассортименте самые разные товары и жаждущие неизведанных
ощущений. Мы могли бы установить контакт с  вами  гораздо  раньше,  но  не
видели в этом смысла - ваша технология была слишком неразвита.
   - Теперь положение изменилось, - сказал Африаль. - Мы вас озолотим.
   - Без сомнения, - сказал Вкладчик. Гофрированные перепонки по бокам его
чешуйчатой головы быстро-быстро  задвигались  -  признак  удовольствия.  -
Через двести лет вы будете достаточно состоятельны,  чтобы  купить  у  нас
секрет звездных полетов. Или, может быть, ваша фракция Механистов  откроет
этот секрет самостоятельно.
   Африаль ощутил некоторое раздражение. Ему, члену  фракции  Трансформов,
не нравилось упоминание о соперниках.
   - Я бы не  делал  на  вашем  месте  слишком  большую  ставку  на  чисто
техническое  совершенство,  -  сказал  он.  -  Возьмите,  например,  наши,
Трансформов, способности к языкам. Это делает нашу фракцию  гораздо  более
удобным торговым партнером. Для Механистов все Вкладчики на одно лицо.
   Инопланетянин окаменел. Африаль мысленно ухмыльнулся.  Последняя  фраза
должна была задеть честолюбие инопланетянина.  Вот  где  Механисты  всегда
оступались. Они  старались  подходить  ко  всем  Вкладчикам  с  одинаковой
меркой, используя всякий раз  одни  и  те  же  стандартные  процедуры.  Им
недоставало воображения.
   "С Механистами придется что-то делать, -  думал  Африаль.  -  Требуется
что-то более решительное, чем мелкие стычки - скоротечные  и  гибельные  -
между отдельными кораблями в поясе астероидов и в  богатых  льдом  кольцах
Сатурна". Обе фракции маневрировали, выжидая момент решительного удара,  а
пока что переманивали друг у  друга  ценных  специалистов,  упражнялись  в
искусстве засад и ловушек, убийств и промышленного шпионажа.
   Капитан-доктор Симон Африаль был выдающимся специалистом во  всех  этих
областях. Вот почему фракция Трансформов  потратила  необходимые  миллионы
киловатт, чтобы оплатить ему проезд на  корабле  Вкладчиков.  Африаль  был
доктором биохимии и инопланетной лингвистики, а также  магистро-инженером,
специалистом по магнитному оружию. Ему было тридцать восемь лет, и степень
его трансформированности соответствовала состоянию дел в  этой  области  к
моменту зачатия капитана-доктора.  Был  слегка  изменен  его  гормональный
баланс,  чтобы  компенсировать  долгие  периоды  в  невесомости.  У   него
отсутствовал  аппендикс.  Структура  сердца  была  перестроена   с   целью
увеличить его эффективность, а толстая кишка производила витамины,  обычно
производимые  бактериями  кишечника.  Генная  инженерия  и  суровый  режим
обучения в детстве обеспечили ему коэффициент умственного развития  в  сто
восемьдесят единиц. Он не был самым умным агентом  Кольцевого  Совета,  но
обладал самой устойчивой психикой, и ему больше других доверяли.
   -  Однако,   это   представляется   позорным,   -   заговорил   наконец
инопланетянин. - Человек с вашими дарованиями - и вынужден  гнить  в  этой
жалкой, совершенно недоходной дыре.
   - Эти годы не будут потрачены напрасно, - ответил Африаль.
   - Но почему вы решили изучать Рой? Они ничему вас не научат, потому что
не умеют разговаривать. Они не желают торговать - у них нет ни  машин,  ни
технологии. Это единственная космическая раса, у которой почти отсутствует
интеллектуальная активность.
   - Уже только это делает их достойными внимания, - заметил Африаль.
   - Уж не  хотите  ли  вы  последовать  их  примеру?  Вы  превратитесь  в
монстров, - энсин снова помолчал. - Возможно, у вас что-то  получится.  Но
для нас это будет потеря.
   Динамики взорвались  музыкой  Вкладчиков,  затем  послышался  скрипучий
голос. Тон большей частью был слишком высок для ушей Африаля, смысла он не
уловил.
   Инопланетянин поднялся, подол его усеянной  драгоценными  камнями  юбки
коснулся ступней, похожих на птичьи лапы.
   - Симбиот от Роя уже прибыл, - объявил он.
   - Благодарю, - сказал Африаль.  Когда  энсин  открыл  дверь  каюты,  он
почувствовал запах представителя Роя - душный,  кисловатый  запах,  быстро
распространяющийся по кораблю через систему рециркуляции воздуха.
   Африаль быстро осмотрел себя  с  помощью  ручного  зеркальца.  Он  чуть
коснулся щеки пуховой  пудреницей  и  поправил  круглый  бархатный  берет,
из-под которого волнами спадали длинные, достающие до плеч  рыжевато-русые
волосы. Мочки ушей мерцали крупными  рубинами,  добытыми  в  шахтах  пояса
астероидов. Его жилет и  длинный  сюртук  были  вышиты  золотом.  Рубашка,
сплетенная из нитей червонно-золотого шелка,  поражала  тонкостью  работы.
Одежда должна была  произвести  впечатление  на  Вкладчиков,  ожидавших  и
уважавших  клиентов,  вид  которых  внушал  мысль   о   благосостоянии   и
процветании. Но как произвести впечатление на этого нового инопланетянина?
Возможно, запах? Он решил еще раз надушиться.
   За люком второго воздушного шлюза симбиот из Роя что-то быстро  щебетал
командору корабля. Командор был пожилой, сонного вида Вкладчик,  размерами
почти вдвое превосходивший - вернее, превосходившая -  своих  подчиненных.
Ее массивная голова была втиснута в украшенный  драгоценностями  шлем.  Из
глубины шлема затуманенные глаза командора поблескивали, словно  объективы
камер...
   Симбиот стоял на шести задних конечностях  и  с  трудом  жестикулировал
четырьмя передними лапами. Искусственная гравитация корабля, всего лишь на
треть больше земной, кажется, доставляла массу неприятных  ощущений  этому
существу. Глаза-рудименты, покачивавшиеся  на  стебельках-отростках,  были
плотно зажмурены. "Должно быть, привык к темноте", - подумал Африаль.
   Командор  ответила  существу  на   его   собственном   языке.   Африаль
поморщился. Он надеялся, что существо разговаривает на вкладлэнге.  Теперь
ему придется обучаться речи существ, у которых начисто  отсутствует  часть
тела, именуемая языком.
   После нового короткого обмена репликами командор повернулась к Африалю:
   - Симбиот недоволен вашим прибытием, - сказала  она  Африалю  на  языке
Вкладчиков. - Кажется, люди были замешаны в каких-то беспорядках в  жилище
Роя. В недалеком прошлом. Тем не менее, я убедила их  принять  вас.  Сцена
записана. Плата за мои дипломатические услуги будет востребована  у  вашей
фракции, как только я вернусь в вашу родную звездную систему.
   - Благодарю,  Ваше  Авторитетство,  -  сказал  Африаль.  -  Пожалуйста,
передайте симбиоту мои наилучшие пожелания, а также сообщите о  безвредной
и кроткой сути моих намерений...
   Он оборвал речь, потому что симбиот вдруг бросился  к  нему  и  свирепо
укусил за икру левой ноги. Африаль брыкнул, высвободился, отпрыгнул  назад
и инстинктивно принял оборонительную стойку. Симбиот  оторвал  от  брючины
длинный кусок ткани. Теперь он с тихим похрустыванием пережевывал ее.
   - Таким образом он передаст ваш  запах  и  состав  своим  сородичам  по
гнезду,  -  объяснила  командор.  -  Это  просто  необходимо.  Иначе   вас
немедленно примут за чужака, и каста воинов Роя покончит с вами на месте.
   Африаль тут же расслабился и прижал палец к ранке, из которой  сочилась
кровь. Он надеялся, что никто из Вкладчиков не  обратил  внимания  на  его
профессиональный рефлекс. Такая реакция не очень-то соответствовала образу
безобидного исследователя.
   - Мы скоро снова откроем люк шлюза, -  флегматично  сообщила  командор,
подаваясь назад, чтобы опереться на свой толстый рептилий  хвост.  Симбиот
продолжал  жевать  полоску  ткани.   На   отростках-стеблях   покачивались
глаза-пузырьки. Имелись какие-то поворотные решетчатые  гребешки,  которые
могли быть радиоантеннами. Кроме того, меж трех хитиновых пластин  торчали
в  два  ряда  извивающиеся  антенны,  назначение  которых   Африалю   было
неизвестно.
   Люк воздушного  шлюза  отворился.  В  приемную  камеру  ворвался  поток
душного, спертого воздуха,  который,  кажется,  не  понравился  полудюжине
присутствовавших  Вкладчиков,  если  судить  по  скорости,  с  какой   они
ретировались.
   - Мы  вернемся  через  шестьсот  двенадцать  ваших  дней,  как  и  было
условлено, - сказала командор.
   - Я благодарю. Ваше Авторитетство, - сказал Африаль.
   - Удачи, - сказала командор по-английски. Африаль улыбнулся.
   Симбиот, извиваясь сегментным телом, полез в шлюз.  Африаль  последовал
за ним. За его спиной лязгнул люк. Существо продолжало молча жевать  кусок
ткани, громко чавкая. Открылся второй люк, и симбиот нырнул  в  отверстие,
выпрыгнув в широкий  круглый  каменный  туннель.  Стены  его  почти  сразу
исчезали во мраке.
   Африаль  спрятал  в  карман  солнцезащитные   очки   и   вытащил   пару
инфракрасных. Он застегнул ремешок очков на затылке и шагнул в  люк.  Поле
искусственного  притяжения  корабля  тотчас  исчезло,   сменившись   почти
неощутимой гравитацией астероидного гнезда. Африаль улыбнулся - впервые за
последние недели он почувствовал  себя  в  родной  стихии.  Большую  часть
взрослой жизни он провел в невесомости, в колониях Трансформов.
   В темной нише в стене туннеля сидело, скорчившись, волосатое существо с
дискообразной головой.  Величиной  со  слона.  Его  было  хорошо  видно  в
инфракрасном излучении  его  собственного  тела.  Африаль  слышал  дыхание
существа. Оно терпеливо ждало, пока  Африаль  пролетит  мимо.  После  чего
заняло свое место у входа, надувшись  и  плотно  закупорив  таким  образом
конец  коридора.  Его  многочисленные  ножки  были   надежно   всажены   в
специальные гнезда на стенах.
   Корабль Вкладчиков улетел. Африаль  остался  здесь,  внутри  одного  из
миллиона  планетоидов,  кружившихся  вокруг   звезды   Бетельгейзе.   Этот
космический пояс массой почти в пять раз превышал Юпитер. Как  источник  -
потенциальный - всяческих богатств он затмевал всю  Солнечную  Систему.  И
принадлежал он,  более  или  менее,  Рою.  Во  всяком  случае,  на  памяти
Вкладчиков ни одна другая раса не пыталась поспорить с Роем  за  обладание
сказочным кольцом.
   Африаль всматривался в тьму коридора.  Без  тел,  испускающих  тепловое
излучение, предел видимости очков был небольшим.  Отталкиваясь  ногами  от
стен, он нерешительно поплыл по коридору.
   Внезапно послышался человеческий голос:
   - Доктор Африаль!
   - Доктор Мирни! - откликнулся он. - Я тут!
   Сначала  он  увидел  пару  молодых   симбиотов,   поспешавших   в   его
направлении.  Кончики  их  когтистых  лап  едва  касались  стен.  За  ними
следовала женщина в таких же очках, как  у  Африаля.  Она  была  молода  и
привлекательна. Красота ее была слишком правильной и безликой, как у  всех
генетически трансформированных.
   Она что-то проскрипела симбиотам на их языке, и  те  остановились.  Она
поплыла вперед, Африаль подхватил ее под руку  с  ловкостью  прирожденного
обитателя невесомости, нейтрализовав инерцию ее движения.
   - Вы не брали багаж? - с тревогой спросила женщина.
   Он покачал головой.
   - Мы получили ваше предупреждение лишь  перед  прилетом  Вкладчиков.  У
меня только моя одежда и несколько предметов в карманах.
   Она критически осмотрела его.
   - Неужели в Кольцах так сейчас одеваются? Я не ожидала таких перемен.
   Африаль взглянул на свой расшитый золотом сюртук и рассмеялся.
   - Политика! Вкладчики любят иметь дело с шикарного вида клиентами,  так
сказать, крупномасштабными бизнесменами. Все наши агенты одеваются  сейчас
именно так. Это позволяет  обставлять  Механистов  -  те  до  сих  пор  не
сбросили комбинезонов.
   Он замолчал, опасаясь чем-нибудь  задеть  ее.  Коэффициент  умственного
развития Галины Мирни достигал почти двухсот. Мужчины и женщины  с  такими
способностями часто были психически неуравновешены,  легко  замыкались  во
внутреннем мире фантазий или углублялись в странные и непроходимые  чащобы
рассуждении и расчетов. Уровень умственных способностей - на  это  сделали
ставку Трансформы в борьбе за культурное превосходство, и  им  приходилось
придерживаться этого курса, несмотря на возникавшие  временами  трудности.
Они  попытались  выращивать  сверхспособных  людей   -   с   коэффициентом
интеллекта, превосходящим двести, - но слишком  многие  нарушили  верность
колониям Трансформов, поэтому их перестали создавать.
   - Вас интересует моя одежда? - спросила Мирни.
   - Да, она выглядит необычно, - с улыбкой ответил Африаль.
   - Она соткана из волокон куколок, -  сказала  она.  -  Мой  собственный
гардероб сожрали симбиоты-мусорщики в прошлом году, во время  беспорядков.
Обычно я хожу голышом, но я  не  хотела  задеть  вас  слишком  откровенной
демонстрацией интимности.
   Африаль пожал плечами.
   - Обычно я тоже не пользуюсь одеждой -  в  привычной  обстановке.  Если
температура постоянна, то в одежде нет смысла - не считая карманов. У меня
с собой несколько инструментов, но они не имеют особого значения. Ведь  мы
- Трансформы, наши инструменты здесь... - он постучал пальцем по виску.  -
Если вы покажете мне, где можно оставить одежду...
   Она покачала головой. Очки скрывали глаза, отчего трудно было  прочесть
выражение лица.
   - Вы сделали первую ошибку, доктор. Здесь нет места для нас.  Здесь  не
может быть ничего лично нашего. Эту же  ошибку  сделали  Механисты,  и  от
этого я сама едва не  погибла.  В  Гнезде  не  существует  понятия  личной
собственности - ни в отношении  предметов,  ни  в  отношении  жилища.  Это
Гнездо. Если вы оккупируете часть его - для своих нужд, для  оборудования,
или чтобы спать, все равно, - тогда вы превратитесь в  чужака,  агрессора.
Два Механиста - мужчина и женщина - пытались занять пустовавшую камеру под
компьютерную  лабораторию.  Воины  взломали  дверь  и  сожрали  их  самих.
Мусорщики поглотили оборудование - металл, стекло и все остальное.
   Африаль холодно улыбнулся.
   - Транспортировка этого оборудования  в  Гнездо  обошлась  им  в  целое
состояние, не меньше.
   Мирни пожала плечами.
   - Они богаче и мощнее нас... По-моему,  они  намеревались  убить  меня.
Тайком,  чтобы  не  возбуждать  воинов.   Их   компьютер   осваивал   язык
хвостопружинов быстрее, чем я.
   - Но уцелели-то вы, - заметил Африаль. - И все ваши донесения и  записи
- особенно ранние, когда у вас еще оставалось оборудование, -  чрезвычайно
интересны. Совет напряженно следил за вашей работой. Там,  в  Кольцах,  вы
уже превратились в своего рода знаменитость.
   Африаль помолчал.
   - Если я лично и был чем-то не  удовлетворен  до  конца,  -  сказал  он
осторожно, - то скудной информацией в сфере моих интересов -  инопланетной
лингвистики. - Он сделал неопределенный жест в  сторону  двоих  симбиотов,
спутников Мирни. - Очевидно, вы добились большого прогресса  в  общении  с
симбиотами. Поскольку именно они, как мне кажется,  ведут  все  переговоры
Гнезда.
   Она посмотрела на него с непонятным из-за  очков  выражением  и  пожала
плечами.
   - Здесь обитает по крайней мере пятнадцать различных  видов  симбиотов.
Вот эти, которые со  мной,  называются  хвостопружинами,  и  они  отвечают
только за себя. Это дикари, доктор, и Вкладчики обратили на  них  внимание
только потому, что они умеют пока еще говорить.  Когда-то  они  тоже  были
расой, самостоятельно вышедшей в космос, но теперь уже об этом не  помнят.
Они открыли Гнездо и были поглощены им, превратились в  паразитов,  -  она
постучала одного из хвостопружинов по голове.  -  Я  эту  пару  приручила,
потому что научилась красть и выпрашивать пищу лучше, чем они. Теперь  они
всюду следуют за мной и охраняют от более крупных особей. Они, видите  ли,
ревнивые твари. В Гнезде они живут всего каких-то десять тысяч лет  и  еще
не завоевали прочного положения. Кажется, они  все  еще  умеют  думать,  а
иногда и удивляться. После десяти тысяч лет у них еще сохранились  остатки
этих способностей.
   - Дикари, - повторил Африаль. - Вполне могу в это поверить. Один из них
покусал меня еще в шлюзе корабля. Как посол он оставляет желать лучшего  -
и весьма.
   - Да, я предупредила его, что вы прилетите, - сказала Мирни. - Идея ему
не слишком понравилась, но мне удалось подкупить его... едой. Надеюсь,  он
вас не сильно поранил.
   - Царапина, - сказал Африаль. - Думаю, нет опасности инфекции?
   - Едва ли. Разве что сами принесли бактерии...
   - Сильно в этом сомневаюсь, - сказал с обидой Африаль.  -  У  меня  нет
бактерий. Кроме того, я бы никогда не поднялся на борт чужого корабля  без
обработки.
   Мирни посмотрела в сторону.
   -  Я  подумала,  что  у  вас  могли   быть   некоторые...   генетически
трансформированные для особых целей... Но, кажется,  мы  можем  уже  идти.
Хвостопружины-посланники распространят  ваш  запах,  прикасаясь  мордой  к
стенам пещеры. За несколько часов  он  разойдется  по  всему  Гнезду.  Как
только он доберется до Королевы, распространение пойдет очень быстро.
   Оттолкнувшись ногами от прочного панциря одного из хвостопружинов,  она
стрелой пустила свое тело  вдоль  коридора.  Африаль  последовал  за  ней.
Воздух был теплым, и он уже начал потеть  в  своем  тщательно  подобранном
одеянии, но антисептический его пот не имел запаха.
   Они вплыли в обширную комнату, вырубленную  прямо  в  скале.  Помещение
имело грубо  овальную  форму,  примерно  восьмидесяти  метров  в  длину  и
двадцати в диаметре. И в ней кишели жители Гнезда.
   Их были сотни. В основном -  рабочие,  восьминогие  мохнатые  создания,
размерами с больших датских догов. То тут, то там попадались представители
касты воинов - монстры величиной  с  лошадь,  тоже  покрытые  шерстью.  Их
головы с клыкастыми пастями формой и  размерами  напоминали  туго  набитые
кресла.

***
   В  нескольких  метрах  от  людей  пара  рабочих  тащила   члена   касты
чувствующих - существо с громадной плосковатой  головой  и  атрофированным
телом, большую часть которого  занимали  легкие.  У  чувствующего  имелись
глаза и длинные покачивающиеся антенны, которые упруго  подрагивали,  пока
рабочие несли его к месту назначения. Рабочие цеплялись за каменные  стены
камеры крючками и присосками на ногах.
   Загребая воздух веслообразными  конечностями,  проплыло,  распространяя
жаркий кислый запах, какое-то чудовище с лишенной шерсти  головой.  Вместо
лица в передней части головы у него кошмарно хлопали  жуткие  пилообразные
челюсти   и   слепо   выпирали   бронированные    наконечники    кислотных
разбрызгивателей.
   - Это туннельщик, - сказала Мирни. - Он поможет нам забраться  поглубже
в Гнездо... двигайтесь за ним.
   Оттолкнувшись, она подлетела к туннельщику и ухватилась за мех  на  его
членистом туловище. Африаль последовал ее примеру, а за ним поспешили  два
молодых хвостопружина, использовав для захвата передние лапы. Почувствовав
под  пальцами  влажную  жирную  шерсть,  Африаль   вздрогнул.   Туннельщик
продолжал грести воздух, его перепончатые лапы работали почти как крылья.
   - Таких должны быть тысячи, - сказал Африаль.
   - В последнем рапорте я упоминала  сотни  тысяч,  но  тогда  я  еще  не
полностью исследовала Гнездо. И сейчас еще тут много  белых  пятен.  Общее
число симбиотов должно  составлять  примерно  четверть  миллиона.  Размеры
этого астероида примерно соответствуют самой  большой  базе  Механистов  -
Церере. Здесь есть богатые жилы углеродных соединений, и запасы еще далеко
не исчерпаны.
   Африаль закрыл глаза. Если он потеряет очки, то будет чувствовать  себя
вот так. Будет вслепую, на ощупь, искать путь среди скопищ симбиотов.
   - Значит, население продолжает увеличиваться?
   - Определенно, - сказала она. - Более того,  очень  скоро  эта  колония
запустит новый Рой. В камерах неподалеку от королевы ждут тридцать самок и
самцов "крылатых". Как только их выпустят, они заложат новое Гнездо.  Даже
несколько Гнезд. Я вас свожу посмотреть на  них,  -  она  заколебалась.  -
Сейчас мы входим в один из грибковых садов.
   Один из молодых хвостопружинов под шумок переменил  позицию.  Продолжая
цепляться за мех туннельщика передними лапами, он принялся обкусывать край
брюк Африаля. Африаль как следует пнул его, и хвостопружин сразу  отскочил
на место, втянув стебельки глаз.
   Когда Африаль снова поднял голову, то обнаружил, что они вплыли в новую
камеру, гораздо более обширную, чем первая. Вверху, внизу, со всех  сторон
бурно   размножающийся   грибок    покрывал    камень    стен.    Наиболее
распространенным видом  были  купола  величиной  с  бочонок,  нечто  вроде
кустиков с множеством веток и похожие  на  перепутанное  спагетти  бороды,
чуть покачивавшиеся на слабом, несущем кислый  запах,  ветерке.  Некоторые
"бочонки" окружал бледный туман выдыхаемых грибами спор.
   - Видите эти слоистые штуки под грибом? - спросила Мирни.
   - Да.
   - Я так и не выяснила, представляют ли они  особый  вид  растительности
или просто сложный биохимический шлак, - сказала она. - Дело  в  том,  что
растут они в солнечном свете,  на  наружной  стороне  астероида.  Источник
пищи, растущий в открытом космосе! Вообразите, что это будет  стоить  там,
на Кольцах!
   - Подобное невозможно оценить, - сказал Африаль.
   - Но сам по себе он несъедобен, - сказала она. -  Я  однажды  пробовала
пожевать кусочек - это все равно, что есть пластик.
   - Кстати, вы нормально питались все это время?
   - Да. Наша биохимия тела сходна с биохимией Роя. Вот эти грибки  -  они
вполне съедобны. Но "отрыжка" более питательная. Внутренняя ферментация  в
задней кишке рабочих особей увеличивает их питательную ценность.
   Африаль уставился на Мирни.
   - Вы привыкнете, - сказала Мирни. - Позже я научу вас выпрашивать  пищу
у рабочих симбиотов. Это просто, надо только знать их рефлексы. Но большей
частью их поведение  регулируется  феромонами,  -  она  отбросила  с  лица
длинную прядь слипшихся  грязных  волос.  -  Надеюсь,  образцы  феромонов,
которые я послала вам, стоили потраченного на доставку.
   - О, да, - сказал Африаль. - Их химический  состав  просто  приводит  в
восторг. Большую часть компонентов нам удалось синтезировать. Я сам входил
в исследовательскую группу.
   Он заколебался.  Насколько  можно  доверять  Мирни?  Она  не  знала  об
эксперименте, запланированном  Африалем  и  его  начальством.  Для  Галины
капитан-доктор был всего лишь простым  мирным  исследователем,  вроде  нее
самой.
   В надежде на будущие прибыли. Трансформы послали  своих  исследователей
ко всем девятнадцати  инопланетным  народам,  описанным  Вкладчиками.  Это
обошлось экономике Трансформов во многие гигаватты драгоценной энергии и в
тонны редких металлов и изотопов. В большинстве случаев удавалось  послать
только одного или двух человек. В семи случаях - только  одного.  Для  Роя
была избрана Галина Мирни. И она спокойно отправилась, веря в  свой  ум  и
добрые намерения; надеясь, что первое  и  второе  поможет  ей  остаться  в
живых. Посылавшие  ее  не  знали,  будут  ли  ее  находки  иметь  какую-то
ценность. Они знали только, что послать Галину было необходимо,  чтобы  не
дать какой-то другой фракции оказаться там раньше всех. Поэтому она и была
послана - одна, с жалким количеством оборудования. Но после ее потрясающих
открытий работой Мирни заинтересовалась служба безопасности Совета Кольца.
Вот почему прибыл в Рой капитан-доктор Африаль.
   - Вы синтезировали компоненты? - спросила она. - Зачем?
   Африаль обезоруживающе улыбнулся.
   - Да просто чтобы самим себе доказать - мы можем это сделать.
   Она покачала головой.
   - Только без уловок, доктор Африаль. Будьте так  добры.  Я  согласилась
забраться в такую даль еще и для того, чтобы избавиться  от  таких  вещей.
Скажите правду.
   Африаль посмотрел на Мирни, сожалея, что инфракрасные  очки  не  давали
ему поймать ее взгляд.
   - Ну, хорошо, - сказал он. - Тогда вы должны знать, что Советом  Кольца
мне было приказано провести эксперимент, который, возможно,  будет  опасен
для нашей с вами жизни.
   Мирни помолчала секунду.
   - Значит, вы из Безопасности?
   - Да, по званию - капитан.
   - Я знала... Я так и знала. Когда прибыли те два Механиста... они  были
такие вежливые, такие подозрительные - наверное, они бы убили меня  сразу,
если бы не надеялись вырвать подкупом или пытками какой-нибудь секрет. Они
меня до смерти напугали, капитан Африаль... Вы меня тоже пугаете.
   - Мы живем в опасном мире, доктор. Это дело безопасности нашей  фракции
- вот о чем идет речь, не забывайте.
   - Среди вам подобных все превращается в дело  безопасности  фракции,  -
сказала она. - Мне не стоит вести вас дальше  или  показывать  вам  что-то
еще. Ведь Гнездо, все эти существа... капитан, ведь они неразумны! Они  не
умеют думать, не могут учиться. Они совершенно невинны, как сама  природа.
Они не знают ни добра, ни зла. Они вообще ничего не знают. И  хуже  всего,
если они окажутся пешками в борьбе за власть представителей расы,  живущей
за многие световые годы отсюда. 
 Читать  дальше ...  

***

 Источник :  http://lib.ru/STERLINGB/roj.txt

***

***

***

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

                

 

***

Яндекс.Метрика

***

***

Машина различий. Уильям Гибсон, Брюс Стерлинг. 

Изучай приемы ремесла.  А потом,  когда-нибудь,  ты  вступишь в  профсоюз. В
гильдию.
-- Как мой отец, да? Ты что, Мик, смеешься? Кто был он и кто такая я?
-- Нет, -- отрезал Мик.  --  На  таких, как он, мода прошла. Теперь он
никто.
-- Так что же, -- криво усмехнулась Сибил, -- значит, в эту твою хитрую
гильдию принимают и нас, распутных девиц?
 --  Это гильдия знания, --  учительским  тоном пояснил Мик. -- Хозяева,
большие шишки, они могу отобрать  у  тебя все, что угодно.  С их  проклятыми
законами и фабриками, судами и банками...  ... Читать дальше »

***

 ***   

Она достала из комода щипцы для нагара, сняла с лампы стекло и привела фитиль в порядок. Свет стал получше. В комнате было очень холодно; Сибил
сменила шаль на старую теплую накидку, откинула крышку черного жестяного
сундучка и взялась перебирать свои богатства. Две смены белья, а что еще? Чем меньше возьмешь с собой, тем больше вещей купит ей в Париже Денди Мик, так и только так должна рассуждать начинающая авантюристка!
 ... Читать дальше »

***

  ***  

Годвин серьезно кивнул:
 - Я не даю твердых обещаний. Я -- механик; мне ли не знать, как железо
может гнуться и  ломаться, рваться и ржаветь.  Вы тоже знаете это, Нед, ведь
сколько раз чинил я у вас  на глазах этот проклятый форт, чинил, пока мне не
начинало казаться,  что еще чуть-чуть и  я  сойду  сума... Но я полагаюсь на
факты, на цифры. Я знаю перепады давления и мощность двигателя, вращательный
момент и диаметр колес. ... Читать дальше »

***

***


     Мэллори   всматривался  в   хмурые   лица   пронумерованных   бандитов;
деформированные черепа придавали им особо  отталкивающий  вид.  Он отчетливо
помнил  лицо жучка.  Помнил,  как  оно  перекосилось  от  бешенства,  помнил
кровавую слюну  на  сломанных  зубах. Это зрелище  навсегда врезалось ему  в
память,  врезалось так же ярко,  как схожие с  костяшками  пальцев позвонки,
торчавшие  из серого вайомингского сланца. Как тот долгий  момент  озарения,
когда  Мэллори  заглянул  в  сердцевину  тусклых ... Читать дальше »

***

 *** 

Из пространств и времён ... .jpg

 Мэллори молчал.
 - Так вот, сэр, - провозгласил король, - послушайтесь моего совета, потратьте шесть шиллингов на  этот рулон, в который вы так вцепились. А если вы готовы расстаться с фунтом, я добавлю к нему и все остальные  кошмарно напечатанные плакатики нашего общего друга капитана Свинга. Каких-то двадцать шиллингов, и вы сможете покинуть эти улицы, отдохнуть себе спокойно дома.
- Часть этих плакатов уже расклеена, - заметил Мэллори.
  ... Читать дальше »

***

*

* Форбс, Эдвард (1815-- 1854) -- английский естествоиспытатель, один из
пионеров биогеографии. Анализировал  распределение флоры и фауны  Британских
островов и связь его с геологическими метаморфозами.

* .. .писака с Граб-стрит. - В  XVIII в. на Граб-стрит жили неимущие литераторы. Ко времени описываемых  событий выражение "писака с  Граб-стрит" стало обозначать литературного поденщика.

* Дизраэли, Бенджамин, лорд Биконсфильд(1804 - 1881) - премьер-министр
Великобритании в 1868 и 1874 -1880  гг., лидер консервативной партии, писатель. В частности, автор романа "Сибил, или  Две нации" (1845), ... Читать дальше »

***

***

 НАЧАЛО книги

***



***

***

Шахматы в...

Обучение

О книге

На празднике

Поэт Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь

Разные разности

Из НОВОСТЕЙ 

Новости

Из свежих новостей - АРХИВ...

11 мая 2010

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 415 | Добавил: iwanserencky | Теги: Брюс Стерлинг, фантастика, Мирни, Рой, текст, проза, Рой. Брюс Стерлинг, Симон Африаль, слово, Гнездо, Вкладчики, Симбиот от Роя | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: