Главная » 2023 » Июль » 22 » ОХОТНИКИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 374. Шесть лет спустя после бегства с Капитула
08:08
ОХОТНИКИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 374. Шесть лет спустя после бегства с Капитула

***   

===

Шесть лет спустя после бегства с Капитула


1               


В каждом из нас живет зверь, ненасытный и беспощадный. Некоторым из нас удается кормить его и держать под контролем, но он может стать непредсказуемым, если его спустить с привязи.

Преподобная Мать Шиана. Бортовые журналы «Итаки»


Размышляя о проблемах и трудностях, Шиана в одиночестве прогуливалась по тихим безлюдным переходам корабля. Теперь, когда вопрос о проведении программы гхола был решен, началось длительное ожидание. После полутора лет подготовки были готовы еще три аксолотлевых чана, и всего их стало пять. Один эмбрион уже успешно развивался в распухавшей утробе. Скоро на свет начнут появляться полумифические герои прошлого.

Мастер Тлейлаксу Скиталь ревностно следил за состоянием аксолотлевых чанов, стремясь, чтобы все прошло как нельзя лучше, ибо тогда Шиана позволит ему вырастить его собственного гхола. Так как маленький человечек был больше всех заинтересован в наилучшем результате, Шиана доверяла ему, правда, до известной степени и лишь временно.

Никто не знал, чего хочет Враг, как не знал и того, зачем ему понадобился именно их корабль-невидимка. «Надо знать противника, чтобы сражаться с ним», – написал когда-то в первом своем воплощении башар Майлс Тег. Шиана думала: «Мы ничего не знаем о старике и старухе, которых может видеть только Дункан. Кого они представляют, кто за ними стоит? Чего они хотят?»

Погрузившись в эти невеселые раздумья, она продолжала идти по нижней палубе. Все эти годы на «Итаке» Дункан Айдахо без устали наблюдал за пространством, выискивая малейшие признаки раскинутой Врагом сети. После того как им удалось ускользнуть два года назад, они, возможно, находятся в безопасности. Возможно, не более того.

Месяц за месяцем проходили в повседневной суете без видимой опасности, и Шиане приходилось все время напоминать себе о бдительности, о борьбе с естественно возникающей расслабленностью. Другая память, особенно связанная с предками из рода Атрейдесов, то и дело предостерегала от потери бдительности.

Чувства сестры Бене Гессерит всегда должны быть настроены на опасность, даже скрытую. Шиана резко остановилась. Она оцепенела, ощутив в ноздрях запах, животный первородный запах, которого не могло быть здесь, в обработанном и очищенном воздухе корабля-невидимки. Во рту появился привкус меди.

«Это кровь».

Первобытное чутье подсказывало: за ней кто-то следит, а может быть, и охотится. Невидимый взгляд обжигал, как луч лазерного ружья. По спине пробежал холодок. Поняв, что наступил опасный момент, Шиана медленно двинулась вперед, выставив руки и разведя пальцы – это был умиротворяющий жест и одновременно боевая стойка на случай поединка.

Концентрические коридоры корабля-невидимки были достаточно широки для того, чтобы по ним могли пройти такие большие машины, как, например, емкость с гильд-навигатором. Суда такого типа строились в Рассеянии, и многие их конструктивные особенности были теперь не востребованы. Усиливающие шпангоуты выпирали из стен, как ребра ископаемого доисторического животного. Боковые проходы отходили от главного коридора под острым углом. Кладовые и нежилые помещения были погружены во мрак, пассажирские каюты были опечатаны, но не блокированы. Учитывая, что на борту находятся только беженцы, сестры Бене Гессерит не испытывали потребности в замках.

Но сейчас что-то было не так. Где-то неподалеку таилась опасность.

Откуда-то из глубин Памяти раздались голоса, призывающие к осторожности. Потом голоса стихли, дав Шиане возможность сосредоточиться. Она втянула ноздрями воздух, сделала еще два шага и остановилась. Инстинкт предупреждал: стой! Опасность была где-то здесь.

Дверь одного из складов была прикрыта, но не полностью. Щель была достаточно широкой для того, чтобы спрятавшийся внутри человек мог видеть любого, кто пройдет мимо.

Вот! Вот откуда исходил запах крови и гнилостный, мускусный животный смрад. Сделав это открытие, Шиана немедленно отреагировала.

Она резким рывком отворила дверь. За нею стояла мускулистая животная плоть, машина, голая, с бледной кожей, поросшей рыжевато-палевой шерстью; раскрытая пасть обнажала толстые клыки. Огромные мышцы были напряжены, как витки шигакорда. Футар! Кривые когти и темные губы были покрыты яркими пятнами свежей крови.

Придав всю возможную силу Голосу, Шиана вложила его мощь в одно-единственное слово: «Стой!»

Футар застыл на месте, словно кто-то резко затянул ошейник на его горле. Шиана стояла неподвижно, в ее позе не было ничего угрожающего. Тварь смотрела на нее, открыв пасть и обнажив длинные зубы. Шиана снова применила Голос, хотя и понимала, что этим созданиям могли привить врожденную нечувствительность к известным методам воздействия сестер Бене Гессерит. Шиана мысленно выругала себя за то, что не уделяла должного внимания футарам, не изучила их мотивации и слабые стороны. «Не причиняй мне вреда».

Футар по-прежнему был готов к прыжку, бомба была готова взорваться.

– Ты укротитель? – Он глубоко втянул носом воздух и принюхался. – Нет, не укротитель!

В полутьме кладовой, которую футар выбрал себе убежищем, Шиана разглядела неподвижное белое тело и разорванную темную одежду. Скрюченные пальцы, схваченные окоченением, были уставлены в потолок. Кто это был?

До сих пор все четверо пленных футаров были подавлены и беспокойны, но не проявляли агрессивности. Даже когда они были в заключении у Досточтимых Матрон – своих естественных жертв, – они не убили ни одной шлюхи, вероятно, потому что рядом не было инструктора, чьей команде они могли бы повиноваться – не было укротителя. Но проведя столько лет в жестокой неволе у Матрон, а потом оказавшись взаперти на корабле-невидимке, не могли ли футары пережить нечто вроде нервного срыва, не утратили ли привитые им навыки поведения? Видимо, рефлексы угасли, и теперь возможны любые «случайности».

Шиана сосредоточилась на противнике, стараясь не думать о нем, как о сломленном и нестойком существе. «Не смей его недооценивать!» В этот момент она не способна была думать о том, как смогло это существо сбежать из прочной камеры. Все ли футары освободились и бродят теперь по кораблю или это удалось только одному?

Шиана медленно подняла подбородок и повернула голову в сторону, показав футару шею. Естественный хищник сразу распознает этот древний как мир сигнал подчинения и покорности. Потребность футара в доминировании, потребность быть вожаком стаи должна была заставить его понять и принять этот жест.

– Ты футар, – сказала Шиана. – Я не твой укротитель.

Он подобрался поближе и снова принюхался.

– Но ты и не Досточтимая Матрона. – Он глухо зарычал, что должно было выражать его ненависть к шлюхам, поработившим его и его товарищей. Но сестры Бене Гессерит были совсем другими. Пусть даже и так, но все же одну он убил.

– Теперь мы заботимся о вас Мы даем вам еду.

– Еду. – Футар слизнул кровь с губ.

– На Гамму вы попросили у нас убежища. Мы спасли вас от Досточтимых Матрон.

– От плохих женщин.

– Но мы не плохие. – Шиана оставалась неподвижной, не проявляя никаких признаков агрессивности, оставаясь спокойной перед лицом опасности, которую таил в себе дикий футар. Будучи ребенком, она лицом к лицу столкнулась с гигантским песчаным червем и закричала на него, не думая об опасности. Она может это сделать.

– Меня зовут Шиана. – Она говорила тихим, умиротворяющим, вкрадчивым голосом. – У тебя есть имя?

Существо зарычало – по крайней мере Шиане этот звук показался рыком. Потом она поняла, что этот гортанный хрип и был его именем – Хррм.

– Хррм, ты помнишь, как вы пришли к нам на корабль-невидимку? Ты помнишь, как вы бежали от Досточтимых Матрон? Вы просили нас, чтобы мы взяли вас с собой.

– Плохие женщины, – снова повторил футар.

– Да, и мы тогда спасли вас. – Шиана подошла ближе. Она не была вполне уверена в эффективности того, что делает, но немного изменила свой обмен веществ, заставив железы вырабатывать такую же мускусную жидкость, как у футаров. Кроме того, она запахом дала ему понять, что она самка – объект, который надо защищать, а не атаковать. Еще она постаралась, чтобы от нее не пахло страхом, тогда этот хищник не будет думать о ней, как о жертве.

– Тебе не следовало выходить из своей комнаты.

– Хочу укротителя. Хочу домой. – В звериных глазах появилось тоскливое выражение. Хррм отвернулся и посмотрел в темноту кладовой, где лежало тело несчастной сестры. «Интересно, – подумала Шиана, – сколько времени он уже питается ее трупом».

– Я должна отвести тебя к другим футарам. Вам надо жить вместе. Мы защитим вас. Мы ваши друзья. Вы не должны причинять нам зла.

Хррм заурчал. Воспользовавшись этим, Шиана протянула руку и прикоснулась к волосатому плечу. Футар напрягся, но Шиана начала нежно поглаживать зверя, нащупывая зоны удовольствия. Несмотря на то что Хррма поразило ее внимание, он не двинулся с места. Рука Шианы поднялась выше, прикосновения стали более интенсивными. Она провела рукой по его шее, потом почесала за ухом. Подозрительное рычание футара превратилось в довольное мурлыканье.

– Мы ваши друзья, – еще раз повторила Шиана, дополнив дружелюбие обертоном Голоса. – Вы не должны причинять нам вред.

Она демонстративно посмотрела в сторону кладовой, на мертвую сестру.

Хррм снова напрягся.

– Моя убил.

– Тебе не надо было ее убивать. Она не Досточтимая Матрона. Она одна из моих сестер. Она была твоим другом.

– Футар не будет убивать друзей.

Шиана снова погладила зверя, его короткие волосы поднялись.

– Мы кормим вас. Вам нет нужды убивать.

– Убивать Досточтимых Матрон.

– На этом корабле нет Досточтимых Матрон. Мы тоже их ненавидим.

– Должен охотиться. Нужен укротитель.

– Сейчас ты не можешь охотиться, и пока здесь нет укротителей.

– Когда-нибудь? – с надеждой в голосе спросил футар.

– Когда-нибудь. – Шиана не могла пообещать большего. Она повела его прочь от убитой сестры, надеясь, что они никого не встретят по дороге к камере футаров, не встретят еще одну потенциальную жертву. Влияние ее на это животное было очень хрупким. Если Хррм чего-то испугается, то скорее всего бросится.

Она повела футара по боковым проходам, на нижнюю палубу они спустились в лифте, которым вообще едва ли кто-то пользовался. Футар был безутешен, он не желал возвращаться в камеру, и она жалела его за это вынужденное заключение. Так же, как семерых песчаных червей в вольере.

Подойдя к двери камеры, Шиана обнаружила, что отказал второстепенный контур запирающего устройства, которое износилось за столько лет службы. Сначала она боялась, что случилась какая-то серьезная системная поломка, но оказалось, что это мелкая неисправность, вызванная недостатками технического обслуживания. Несчастный случай на старом судне.

Год назад у них уже случилась авария, когда прорвало резервуар очистки использованной воды, тогда из проржавевшего бака вода хлынула в коридор. Были также проблемы с водорослями, которые применяли для питания и воспроизводства кислорода. Техническое обслуживание оставляло желать лучшего. «Разгильдяйство».

Шиана сдержала гнев, не желая, чтобы Хррм учуял его. Несмотря на то что сестры Бене Гессерит жили в условиях постоянной, но невидимой опасности, она перестала казаться непосредственной. Отныне надо ужесточить дисциплину. Такой несчастный случай, как этот, может привести к настоящей катастрофе.

Хррм выглядел жалко, как побитая собака. Он был сильно опечален необходимостью возвратиться в клетку.

– Ты должен жить здесь, – сказала Шиана, увещевая футара. – Ну хотя бы еще какое-то время.

– Хочу домой, – жалобно произнес Хррм.

– Я постараюсь найти твой дом. Но сейчас мне надо, чтобы с тобой ничего не случилось.

Хррм побрел в дальний угол камеры и угрюмо сел там на корточки. Три остальные футара приблизились к прозрачным барьерам своих отдельных камер и с любопытством уставились на Шиану голодными глазами.

Починить запирающий механизм было делом одной минуты. Теперь все будут в безопасности – и футары, и сестры. Но все же Шиана боялась за них. Бесцельное блуждание по кораблю не доведет до добра, ее люди давно утратили смысл существования.

Такое положение больше недопустимо. Возможно, рождение гхола даст сестрам то, в чем они так нуждаются.

*** 

===

2                       
Для Общины Сестер Другая Память есть одно из величайших благословений и одновременно величайшая тайна. Мы видим и понимаем лишь оболочку, тень этого процесса перехода жизни одной Преподобной Матери к другой. Этот неисчерпаемый резервуар живых голосов прошлого светит нам как немеркнущий, но мистический свет.

Преподобная Мать Дарви Одраде       


За прошедшие два года Новая Община Сестер стала постепенно превращаться в единый организм, а планета Капитул продолжала угасать. Командующая Мать Мурбелла быстрым шагом обходила ставший темно-коричневым сад. Скоро здесь будет пустыня. Запланированная.

Песчаные форели без устали поглощали воду, отбирая ее у земли. Это тоже было частью плана превращения Капитула в альтернативу Ракису. Зона пустынь стремительно расширялась, и в саду только самые стойкие яблони с их очень глубокими корнями продолжали отчаянно цепляться за жизнь.

Но, несмотря на это, сад оставался любимым местом Мурбеллы, здесь она радовалась общению с Одраде – ее тюремщицей, потом учителем, а потом (и отнюдь не сразу) и почитаемой наставницей. День был в самом разгаре, солнечные лучи просеивались сквозь скудную листву и хрупкие ветви. День был прохладный, с севера дул холодный, освежающий ветер. Мурбелла остановилась и склонила голову в память о женщине, погребенной под карликовой макинтошевой яблоней, упорно зеленевшей, несмотря на наступление пустыни. Бразовая плита отмечала место вечного упокоения Верховной Матери. Досточтимые Матроны предпочитали пышность и мишурный блеск, но Одраде были отвратительны эти показные ухищрения.

Как хотелось Мурбелле, чтобы ее предшественница дожила до этого дня, до осуществления ее замысла об объединении, мечты о том дне, когда Досточтимые Матроны и сестры Бене Гессерит вместе заживут на Капитуле. Теперь обе группы учились друг у друга, перенимая все самое ценное.

Однако Досточтимые Матроны, бежавшие на другие планеты, продолжали быть болезненной занозой под ногтем Командующей Матери. От отступниц постоянно надо было ждать волнений и мятежей, и это в то время, когда все силы надо было посвятить отражению угрозы со стороны Внешнего Врага. Те женщины не признали Мурбеллу своим вождем, утверждали, что она запятнала и принизила звание Досточтимой Матроны. Некоторые из отступниц представляли большую опасность, так как были способны на истребление; но, вероятно, таких было немного, ибо в противном случае они уже давно напали бы на Капитул.

Когда специально сформированная боевая группа завершила подготовку, Мурбелла решила захватить некоторых отступниц и привести их к покорности, пока не стало слишком поздно. Настанет день, когда Новой Общине Сестер придется открыто выступить против отступниц, окопавшихся на Баззелле, Гамму, Тлейлаксу и других планетах.

«Мы должны сломить и ассимилировать их. Но сначала мы должны увериться в нашем собственном единстве».

Нагнувшись, Мурбелла взяла в руку горсть земли у подножия деревца. Держа на ладони кучку сухой почвы, она поднесла руку к лицу и с наслаждением вдохнула пряный земной аромат. Ей даже показалось, что она улавливает едва уловимый запах наставницы и подруги.

– Настанет день, и я присоединюсь к тебе здесь, – произнесла она вслух, не отрывая взгляд от яблони, – но не сейчас. Сначала я должна закончить очень важное дело.

Покончить с твоим наследием, – пробормотал голос Одраде в Другой Памяти.

– С нашим наследием. Ты вдохновила меня на то, чтобы соединить обе фракции, сдружить женщин, которые до сих пор считали себя смертельными врагами. Я не ожидала, что это кажется так тяжело или займет так много времени. – Одраде не ответила.

Мурбелла отошла еще дальше от укрепленного убежища – и чем дальше становилось здание, тем меньше груз ответственности давил на плечи Мурбеллы. Она шла мимо рядов умирающих деревьев – яблони сменились персиками, персики вишнями, вишни апельсинами. Мурбелла решила засадить местность финиковыми пальмами – эти деревья дольше других выживут в пустынном и жарком климате. Но есть ли у них в запасе эти годы?

Взойдя на близлежащий холм, она оглядела окрестности, отметив, насколько тверже и суше стала почва. На лугах, раскинувшихся за садами, по-прежнему паслись стада, но пастбище стало скудным, и животным в поисках пищи приходилось теперь разбредаться на большие расстояния. По теплой земле пробежала ящерица. Почуяв опасность, маленькая рептилия вспрыгнула на камень и оглянулась на Мурбеллу. Внезапно с неба спикировал пустынный ястреб, схватил ящерицу и вместе с добычей взмыл в безоблачное небо.

Мурбелла натянуто улыбнулась. Пустыня продолжала наступать, убивая все живое на своем пути. Поднятая ветром пыль застилала теперь некогда яркое и чистое небо коричневатой завесой. Песчаные черви вырастают в пустыне и она растет вместе с ними. Возникает непрестанно расширяющаяся экосистема.

В подкрадывающейся спереди пустыне и в оставшихся за спиной садах Мурбелла видела две великие мечты ордена Бене Гессерит, столкнувшиеся, как две гигантские волны, это было начало, поглотившее конец. Задолго до того, как Шиана привезла сюда созревающего песчаного червя, Община Сестер насадила сад. Новый план имел однако большую галактическую важность, нежели символика, представленная могилами в саду. Своими смелыми действиями сестры спасли песчаных червей и меланжу от неистовых Досточтимых Матрон.

Разве не стоило ради этого погубить несколько фруктовых деревьев? Меланжа была одновременно благословением и проклятием. Мурбелла повернулась и пошла назад в Убежище.

*** 

===

3              
Сознающий себя разум есть лишь верхушка айсберга. Не видимые с поверхности, в глубине подсознания прячутся неведомые мысли и скрытые способности.

Руководство для ментатов             


Еще когда Дункан Айдахо был пленником в космопорте Капитула, корабль-невидимка был напичкан таким количеством мин, что их хватило бы на то, чтобы взорвать и разнести в клочья три таких судна. Одраде и Беллонда буквально начинили корабль взрывчаткой, которая должна была сработать, вздумай Айдахо бежать. Сестры считали, что мины – надежное средство запугать потенциальных беглецов. Лояльные сестры не могли даже подумать, что сама Шиана и ее консервативные последовательницы смогут обезвредить мины, похитить корабль и использовать его в своих целях.

Теоретически все пассажиры на борту «Итаки» заслуживали доверия, но Дункан, непоколебимо поддержанный башаром, настоял на том, что эти мины настолько опасны, что их нельзя оставлять без присмотра. Только он, Тег, Шиана и еще четыре человека имели право доступа в арсенал.

Во время рутинного обхода Дункан вошел в арсенал и осмотрел выбор оружия. После осмотра у Айдахо поднялось настроение, он прикинул, что «Итака» может дать отпор любому нападающему, если в этом возникнет необходимость. Он чувствовал, что старик со старухой не прекратили поиск, не отказались от преследования, несмотря на то, что вот уже в течение трех лет он не замечал мерцающей сети. Самое главное – ни в коем случае не терять бдительность.

Дункан осмотрел ряд лазерных ружей, импульсных винтовок, расщепляющих пистолетов, пусковых установок. То был настоящий апофеоз насилия, и Дункан сразу вспомнил Досточтимых Матрон. Шлюхи не любили оглушающего оружия, действующего на больших расстояниях; они предпочитали смертоносное оружие ближнего боя, когда они могли видеть смерть и улыбаться при виде свежей горячей крови. Он уже познакомился с привычками этих дам, когда обнаружил запертую камеру пыток. Интересно, какие еще скрытые сюрпризы оставили эти страшные женщины на борту огромного корабля?

Все время, пока Дункан находился в плену на борту поставленного на прикол корабля, он видел, как сносили сюда весь этот арсенал, как складывали оружие в специальные помещения, запертые и опечатанные, но доступные. Если бы он захотел, то наверняка смог бы взломать арсенал и похитить любое оружие. Он был удивлен тем, что Одраде недооценила его… или, быть может, она просто ему доверяла? В конце концов она предложила ему то, что историки называют «выбором Атрейдесов», объяснив последствия и предложив самому решить, оставаться ли ему на борту корабля-невидимки. Да, она верила ему. Все, кто его знал – лично или из истории, – понимали, что Дункан Айдахо и верность – суть синонимы.

Сейчас он осматривал мины, которые должны были разнести вдребезги корабль-невидимку. То было надежное решение.

– Это не единственные мины с часовым механизмом на борту. – Голос заставил его вздрогнуть, он обернулся, инстинктивно приняв боевую стойку. В проеме люка стояла суровая Гарими. Несмотря на то что Дункан давно тесно общался с сестрами Бене Гессерит, он никак не мог привыкнуть к бесшумной походке ведьм.

Дункан не без труда взял себя в руки.

– Здесь есть еще один тайный арсенал, секретный склад оружия? – Он предполагал такую возможность, учитывая, что на борту гигантского корабля были тысячи помещений, куда пока вообще никто не заглядывал.

– Это метафора. Я имею в виду тех гхола из прошлого.

– Все это уже давно обсудили и приняли решение. – В медицинском центре скоро должен был появиться на свет первый гхола.

– Одно только принятие решения отнюдь не делает его верным, – возразила Гарими.

– Ты слишком много занудствуешь на эту тему.

Гарими от злости округлила глаза.

– Даже ты не видел никаких признаков преследования с тех пор, как мы предали космическому пространству тела пяти наших замученных сестер. Нам пора найти подходящую планету и основать на ней новое ядро Общины Сестер Бене Гессерит.

Дункан нахмурился.

– Оракул Времени тоже сказал, что охотники преследуют нас.

– Но только ты это видел.

– Ты полагаешь, что все это плод моего воображения? Или ты думаешь, что я лгу? Поставьте меня перед любой Вещающей Истину, и она подтвердит, что я говорю правду.

Гарими презрительно фыркнула.

– Пусть даже и так, но сколько лет прошло с тех пор, как Оракул возвестил это? С тех пор нам каждый раз удавалось уходить от пленения.

Опершись на стеллаж с оружием, Дункан смерил Гарими холодным взглядом.

– Но почему ты думаешь, что Враг не может проявить терпение, что он не может ждать, когда мы сделаем промах? Им нужен этот корабль или кто-то на борту этого корабля, возможно, я. Когда эти гхола обретут свои былые знания и интеллект, они смогут стать нашим величайшим преимуществом.

– Или нераспознанной опасностью.

Он понял, что никогда не сможет убедить Гарими в своей правоте.

– Я лично знал Пауля Атрейдеса. Как мастер меча Атрейдесов я помогал воспитывать этого мальчика. Я сделаю это еще раз.

– Он стал ужасным Муад'Дибом. Он начал джихад и уничтожил триллионы людей, а став императором, он развратился, как все монархи, царствовавшие до него.

– Он был добрым мальчиком и достойным мужем, – стоял на своем Дункан. – Да, он кроил историю, но и его самого кроили происходившие вокруг него события. Как бы то ни было, но в конце он отказался идти путем, ведущим к мучениям и разрухе.

– Его сын Лето не стал прибегать к таким предосторожностям.

– Лето II был вынужден сделать свой выбор Гобсона. Мы не можем осуждать его решение до тех пор, пока не узнаем, почему он его принял. Может быть, прошло слишком мало времени, чтобы кто-либо мог судить, был его выбор верным или нет.

Лицо Гарими исказилось от гнева.

– Прошло пять тысяч лет с тех пор, как Тиран взялся за свою кровавую работу, и прошло полторы тысячи после его смерти.

– Один из самых значительных уроков, которые мы можем извлечь из его правления – это то, что человечество должно научиться мыслить более продолжительными временными категориями.

Зря он позволяет сестре Бене Гессерит лицезреть такое количество соблазнительного оружия. Он вывел Гарими из арсенала, вышел за ней в коридор и запер двери.

– Я был на Иксе, сражаясь за Дом Верниусов с тлейлаксами, когда в императорском дворце в Кайтэйне родился Пауль Атрейдес. Я сам впутался в первые сражения войны Убийц, которая втянула в боевые действия Дом Эказа и герцога Лето. Леди Джессику призвали на Кайтэйн в последние месяцы ее беременности, потому что леди Анирул подозревала, что Пауль может сыграть в истории очень важную роль, и решила лично присутствовать при родах. Несмотря на все интриги и покушения, ребенок выжил и вернулся на Каладан.

Гарими отошла от двери арсенала. Слова Дункана не успокоили ее.

– Согласно легенде, Пауль Муад'Диб родился на Каладане, а не в Кайтэйне.

– Таковы легенды, они всегда грешат ошибками и неточностями, иногда эти искажения вносят в них намеренно. Будучи ребенком, Пауль Атрейдес был наречен именем на Каладане и считал эту планету своей родиной до того, как прибыл на Дюну. Это вы, сестры Бене Гессерит, написали такую историю.

– А теперь ты планируешь переписать историю, заполнив ее тем, что, как ты утверждаешь, является правдой, то есть твоим драгоценным Паулем и прочими детьми прошлого?

– Я не хочу переписывать историю, я хочу ее воссоздать.

Разочарованная разговором и понимая, что дальнейшие прения выведут их на порочный круг, Гарими посмотрела, куда направился Айдахо, и пошла в противоположную сторону.

*** 

===

              
Неизвестное может быть страшным, и чудовищность его становится еще больше в человеческом воображении. Реальный Враг, однако, может оказаться страшнее и ужаснее всего, что мы способны себе вообразить. Не теряйте бдительность.

Верховная Мать Дарви Одраде             


Толстая Преподобная Мать и грациозная, как хищник, Досточтимая Матрона стояли рядом, стараясь, правда, держаться настолько далеко друг от друга, чтобы это не бросалось в глаза. Даже неискушенному наблюдателю, не прошедшему школы Бене Гессерит, было ясно, насколько сильна неприязнь между этими двумя женщинами.

– Вы будете работать вместе. – Голос Мурбеллы не допускал никаких возражений. – Я решила, что вы, не жалея сил, займетесь пустыней. Не забывайте, что для нас главное – меланжа. Мы призовем инопланетных ученых и организуем наблюдательные станции в самых отдаленных уголках пустыни, населенных червями. Возможно, нам удастся найти старых специалистов, бывавших на Ракисе до того, как он был уничтожен.

– Мы располагаем весьма значительными запасами меланжи, – промолвила Беллонда.

– А песчаные форели планомерно уничтожают все плодородные земли, – добавила Дория. – Поступление пряности вполне надежно.

– На свете вообще нет ничего надежного! Расслабленность может быть пострашнее мятежных Досточтимых Матрон и даже неизвестного Врага, – веско произнесла Мурбелла. – Для того чтобы быть готовыми к любым неприятностям, мы должны тесно сотрудничать с Космической Гильдией. Нам нужны их исполинские корабли, которые могут доставить нас в любую точку вселенной. Мы можем использовать Гильдию и КООАМ как кнут и пряник, чтобы подчинять себе планеты, правительства и вольные военные режимы. Самое эффективное наше оружие – это меланжа. Когда она закончится, они неизбежно придут к нам.

– Или начнут пользоваться кораблями, построенными в Рассеянии, – невозмутимо сказала Беллонда.

Дория фыркнула.

– Гильдия никогда не пойдет на уступки и не склонится перед нами.

Искоса взглянув на коллегу и соперницу, Беллонда добавила:

– Так как мы выдаем Гильдии лишь небольшие количества пряности, им приходится платить сумасшедшие деньги за поставки пряности с черного рынка. Если мы опустошим черный рынок, то тем самым поставим Гильдию на колени, и они сделают все, о чем мы их попросим.

Беллонда упрямо наклонила голову.

– Гильдия уже находится в отчаянном положении. Когда сюда три года назад прибыли администратор Горус и навигатор Эдрик, они были почти в панике. С тех пор мы держим Гильдию на коротком поводке.

– Но они могут решиться на неразумные, иррациональные действия, – предостерегла Дория.

– Пряность должна поступать, но только на наших условиях, – глядя в глаза женщинам, сказала Мурбелла. – Я даю вам двоим новое задание. Если мы одарим Гильдию милостивым прощением в обмен на ее сотрудничество в грядущей войне, то нам придется платить за это. Дория и Беллонда, я назначаю вас управляющими зоной пустыни, вы будете отвечать за добычу пряности и за выживание и сохранность новых червей.

Беллонда не скрывала потрясения.

– Командующая Мать, я лучше могу служить вам здесь как ваша советница и как страж.

– Нет, не можешь. Как ментат, ты проявила большие способности вникать в детали, а Дория может заставить людей работать. Вы должны позаботиться о том, чтобы песчаные черви поставляли пряность в количествах, удовлетворяющих нас и Гильдию. Отныне пустыня Капитула – зона вашей общей ответственности.

После того как две соперницы отбыли в пустыню, Мурбелла отправилась к старой Матери-Архивариусу Аккадии, которая продолжала искать ответы на мучительные вопросы. В просторном и прохладном крыле Убежища старая хранительница библиотеки поставила множество столов и кабинок, где без устали трудились тысячи Преподобных Матерей. В обычное время архив Убежища являл собой тихое место, предназначенное для ученых занятий и медитации, но теперь Аккадия получила новое задание, выполнение которого сулило Новой Общине Сестер исполнение самых смелых надежд.

Библиотечная планета Бене Гессерит Лампада пала жертвой необузданной Досточтимой Матроны. Зная, что они обречены, сестры Бене Гессерит поделились между собой своей памятью, отдав весь ее объем всего нескольким сестрам. Вся эта память, то есть все содержание библиотеки Лампады было помещено в мозг дикой Преподобной Матери Ребекки, которая затем смогла поделиться им с другими. Таким образом, коллективная память Бене Гессерит была спасена.

Грандиозный план Аккадии заключался в полном восстановлении библиотеки. Она собрала всех Преподобных Матерей, которые когда-либо черпали знания на Лампаде. Матери, которые были ментатами, могли слово в слово воспроизвести все, что они когда-то читали или слышали.

В архивном крыле стоял непрерывный гул голосов: Преподобные Матери сидели перед записывающими катушками из шигакорда и рассказывали все, что они помнили, надиктовывая страницу за страницей содержание редких и навсегда теперь утраченных книг. Другие женщины сидели с закрытыми глазами и набрасывали на кристаллических листах схемы, диаграммы и рисунки, хранившиеся в их памяти. Мурбелла лично следила за восстановлением томов старой библиотеки. У каждой женщины было вполне определенное задание, что исключало дублирование и пустую трату сил.

Акадия была рада приветствовать высокую гостью.

– Добро пожаловать, Командующая Мать. С великим трудом и тщанием нам все же удается восполнять потери.

– Остается надеяться, что Враг не уничтожит и Капитул. Тогда все ваши усилия будут напрасны.

– Сохранение знания никогда не бывает напрасным, Командующая Мать.

Мурбелла с сомнением покачала головой.

– Но мне кажется, что у нас нет настоящего жизненно важного знания. Нет ключевых его элементов, мы не можем ответить на простейшие, прямые вопросы. Кто или что есть наш Враг? Кстати, кто такие Досточтимые Матроны? Откуда они явились и как смогли навлечь на свою голову такой гнев?

– Но вы и сами Досточтимая Матрона. Разве ваша Другая Память ничего не говорит вам об этом?

Мурбелла скрипнула зубами. Она уже много раз старалась проникнуть в глубины Памяти, но безуспешно.

– Я могу проследить родословную Бене Гессерит, которую усвоила от других, но ничего не могу узнать о происхождении Досточтимых Матрон. Их прошлое непроницаемо, как черная каменная стена. Каждый раз, когда я приступаю к ней, я натыкаюсь на непреодолимый барьер. Либо Досточтимые Матроны просто не знают своего происхождения, либо это какая-то страшная тайна, которая скрыта даже от их собственных глаз и ушей.

– Я слышала, что это касается всех Досточтимых Матрон переживших испытание пряностью.

– Да, всех. – Мурбелла получала этот ответ каждый раз, снова и снова. Происхождение Досточтимых Матрон и Врага оставалось смутным, как миф далекого прошлого. Досточтимые Матроны никогда не отличались склонностью к рефлексии, никогда они не оценивали последствия, никогда не пытались свести события к их первопричине. Теперь всем им приходится страдать от такой недальновидности.

– Вам придется искать информацию какими-то иными путями, Командующая Мать. Если мы отыщем что-нибудь интересное в восстановленной библиотеке Лампады, то я немедленно извещу вас.

Мурбелла поблагодарила старую хранительницу, но в душе была уверена, что нужную информацию надо искать не здесь.

Незадолго до того, как Джейнис решила пройти испытание пряностью – через три года после того, как потерпела неудачу ее сестра, – Командующая Мать пришла к ней в общежитие послушниц.

– Я обманулась, оценив шансы Ринии пережить испытание. – Эти слова нелегко дались Мурбелле. – Мне даже в голову не приходило, что наша с Дунканом дочь может не вынести испытания. Дала себя знать моя спесь, спесь Досточтимой Матроны.

– Вторая дочь не потерпит неудачу. Командующая Мать, – сказала Джейнис, горделиво выпрямив спину. – Я усиленно тренировалась и готова лучше, чем кто-либо, к испытанию Мукой Пряности. Да, я боюсь, но не настолько, чтобы потерять голову.

– Досточтимые Матроны считают, что страху вообще не должно быть места, – вслух размышляла Мурбелла. – Они не думают, что человек может укрепить свой дух, признав свою слабость, напротив, они считают, что слабость надо либо скрыть, либо преодолеть, растоптать ее.

– «Если не признать свою слабость, не посмотреть ей в глаза, то как же узнать, что ты сильна?» Я прочитала эту цитату в архивных записках Дункана Айдахо.

В течение нескольких лет Джейнис внимательно изучила биографии множества жизней Дункана Айдахо. Хотя она не знала своего отца, она многое почерпнула из арсенала тактики единоборства великого мастера меча Дома Атрейдесов. То были классические приемы, записанные Дунканом для учеников.

Отбросив отвлекающий мысли о Дункане, Мурбелла посмотрела на свою старшую уцелевшую дочь.

– Ты не нуждаешься в моей помощи. Я вижу это по твоим глазам. Завтра ты пройдешь испытание пряностью. – Она встала, чтобы уйти. – Я давно ищу человека, верности и способностям которого я могла бы доверять полностью и безусловно. Надеюсь и верю, что послезавтра ты станешь таким человеком.

***  

===

5        
Ни один материк, ни один океан, ни одна планета не могут быть вечными. Где бы мы ни находились, мы – лишь вечные странники.

Верховная Мать Дарви Одраде          


Орнитоптер с двумя пассажирами на борту летел над новорожденной пустыней и горными кряжами, держа курс от Убежища Капитула. Сидя на широком сиденье в заднем отсеке и глядя в иллюминатор, Беллонда видела, как гибнут поля и сады, исчезая под натиском наступающих дюн. Дория, заняв место пилота, управляла воздушным судном. Дерзкая бывшая Досточтимая Матрона редко позволяла Беллонде управлять орнитоптером, хотя та, несомненно, прекрасно бы с этим справилась. Две женщины практически не разговаривали во время полета.

Чем дальше к югу, тем обширнее становился пояс пустыни, тем более сухой становилась почва. За без малого семнадцать лет песчаные форели осушили большое море, на месте которого осталась теперь сухая, заполненная пылью впадина с окружавшей ее зоной пустыни. Ждать осталось недолго, скоро весь Капитул превратится в новую Дюну.

«Если кто-нибудь из нас доживет до этого времени, – думала Беллонда. – Враг рано или поздно отыщет нас и все наши планеты». Она не была ни суеверной, ни паникершей, но ментатские проекции привели ее к этому непоколебимому выводу.

Обе женщины были одеты в одинаковые черные костюмы, сшитые из пористой легкой материи. После покушения Мурбелла сделала ношение этой форменной одежды обязательным всеми членами Новой Общины Сестер, запретив женщинам щеголять своим происхождением.

– Во времена мира и процветания свобода и разнообразие считаются неотъемлемыми правами, – говорила Мурбелла. – Но когда нам угрожает страшный кризис, эти права становятся разрушительными и ведут к поражению.

Каждая сестра на Капитуле теперь была обязана носить черную форму, по которой нельзя было сказать, происходит ли сестра от Досточтимых Матрон или от сестер Бене Гессерит. В отличие от тяжелых и массивных платьев Бене Гессерит облегающий костюм не скрывал пышных форм и массивного тела Беллонды.

«Я похожа на барона Харконнена», – думала Беллонда. Она испытывала своего рода удовольствие, видя, с каким отвращением периодически смотрит на нее подтянутая сухощавая Дория.

Бывшая Досточтимая Матрона была не в духе, потому что не хотела отправляться в эту инспекционную поездку – особенно в компании Беллонды. Бывшая же Преподобная Мать прилагала все усилия, чтобы казаться веселой и беззаботной.

Как бы ни старалась Беллонда отрицать этот факт, обе женщины были по сути, по личностным особенностям очень похожи друг на друга. Обе – упрямы и фанатично преданы своим бывшим фракциям и обе отдавали себе отчет в стратегической необходимости и целесообразности существования Новой Общины Сестер. Беллонда, быстро находившая недостатки, не стеснялась критиковать даже Дарви Одраде. Так же вела себя и Дория, не стеснявшаяся вслух говорить о пороках и недостатках Досточтимых Матрон. Обе женщины преклонялись перед старыми укладами своих организаций. Став директорами операций с пряностью, она и Дория разделили поровну ответственность за развитие пустыни.

Беллонда вытерла пот со лба. Они уже приблизились к пустыне и в каждый следующий момент за бортом становилось все жарче. Беллонда повысила голос, чтобы перекричать гул крыльев орнитоптера:

– Мы должны извлечь из этой поездки максимум пользы – пользы для Общины Сестер.

– Ты уже и так извлекла из этого максимальную пользу – не скрывая сарказма, прокричала в ответ Дория, – ради Общины Сестер.

Беллонда схватилась за ремень безопасности, когда орнитоптер попал в вихревой поток.

– Ты ошибаешься, если думаешь, что я согласна со всем, что делает Командующая Мать. Я никогда не думала, что этот ублюдочный союз просуществует хотя бы год, но он существует уже шесть лет.

Дория, скорчив неописуемую гримасу, выровняла машину.

– Это не делает нас похожими.

Внизу клубились песок и пыль, временами скрывая землю. Дюны наступали на ряды уже высохших мертвых деревьев. Сравнив координаты на дисплее монитора со своими записями, Беллонда удостоверилась, что за последние несколько месяцев пустыня продвинулась на север почти на пятьдесят километров. Больше песка – значит, больше территории для червей, а значит, и больше пряности. Мурбелла будет довольна.

Когда они миновали завихрение, Беллонда заметила интересное скальное образование, прежде скрытое густым лесом. На отвесном склоне одной скалы были видны картины, выполненные красной и желтой охрой, непостижимым образом устояв перед сокрушительным действием времени. Она слышала об этих древних становищах, следах пребывания таинственного исчезнувшего народа муадру, жившего много тысячелетий назад, но сама никогда не видела этих следов. Удивительно, как эта вымершая раса смогла добраться до этой неведомой планеты. Что или кто привел их сюда?

Ее нисколько не удивило, что Дория не проявила никакого интереса к этому археологическому чуду.

Орнитоптер приземлился на плоскую скалу рядом со станцией слежения за червями, учрежденной еще Дарви Одраде.

   Читать  дальше  ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :   https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/155088/fulltext.htm 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***  

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 115 | Добавил: iwanserencky | Теги: литература, писатели, книга, Будущее Человечества, люди, фантастика, чтение, текст, ГЛОССАРИЙ, Брайан Герберт, слово, отношения, миры иные, Хроники Дюны, книги, Хроники, Кевин Андерсон, чужая планета, ОХОТНИКИ ДЮНЫ, из интернета, повествование, Вселенная, проза, будущее | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: