Главная » 2023 » Июль » 5 » Дом Коррино. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 360
23:07
Дом Коррино. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 360

***

***

***  

Ромбур направил баржу прямо в окно, как нож в сердце огромного демона, сметя богато украшенные перила балкона.

Осколки осыпали принца; раздались крики боли, смешанные с боевыми кличами сражающихся. Ромбур выключил двигатели, и баржа остановилась.

К’тэр был первым, кто спрыгнул на выложенный плитками пол и бросился на столпившихся в середине помещения тлейлаксов и горстку сардаукаров, готовых защищать свои жизни до последней возможности.

— Победа на Иксе!

Борцы за свободу подхватили клич и бросились на врагов, имея больше энтузиазма, чем настоящего оружия.

В сопровождении Гурни Халлека Ромбур сошел с баржи. Так состоялось его триумфальное возвращение в Гран-Пале. Стоя среди обломков, оглушенный криками сражающихся и выстрелами, принц был счастлив. Он чувствовал, что наконец вернулся домой.

* * *
В верхних этажах Айдахо повел своих солдат в самое пекло схватки. Сардаукары оборонялись с отчаянием обреченных, оказывая ожесточенное сопротивление. Имперские солдаты бросали в рот какие-то меланжевые вафли — передозировали пряность? — и бросались в гущу схватки.

Как взбесившиеся животные, сардаукары кидались вперед, несмотря на подавляющее превосходство противника. На ближней дистанции сардаукары побросали стрелковое оружие и схватились за ножи, шпаги, не брезгуя даже голыми руками, чтобы преодолеть защиту солдат Атрейдесов. Каждый раз, когда сардаукарам удавалось подавить защитное поле какого-то из солдат Лето, они сбегались вместе и рвали солдата на части.

Подполковник Кандо Гарон в рваной форме, вымазанной кровью, тоже оказался в самой гуще схватки. На его поясе висела длинная шпага, но он не стал ею пользоваться. Вместо этого он работал кривым кинжалом, нанося удары в глаза или ловко вскрывая яремные вены меткими уколами в шею. Он был возбужден до такой степени, что просто не замечал нападавших на него солдат Атрейдеса.

Отважный каладанский лейтенант, подкравшись сбоку к Гарону, сумел проткнуть его защитное поле и вонзил шпагу в плечо подполковника. Сквозь дурман пряности Гарон не понял, что произошло, и, свирепо оглянувшись, — что за насекомое его укусило? — с удвоенной энергией бросился в драку, не обратив ни малейшего внимания на ранившего его офицера.

Завывая дикими голосами, сардаукары, не соблюдая никакого строя, бросались на противника. Одурманенные и примитивные в своей ярости, они были тем не менее отличными и смертельно опасными бойцами.

Под таким напором ряды солдат Атрейдеса дрогнули, но Дункан, напрягая все силы, отдал команду и поднял высоко над головой шпагу старого герцога. Казалось, что острие шпаги заряжено духом Пауля Атрейдеса. Сам Дункан работал этой шпагой на Гиназе, и сегодня она приведет солдат Атрейдеса к победе! Будь жив Пауль Атрейдес, он мог бы гордиться мышонком, которого приютил когда-то под своим крылом.

Услышав сильный голос оружейного мастера, люди Атрейдеса пошли вперед, стуча клинками по жужжащим щитам. Учитывая подавляющее численное превосходство Атрейдесов, вся битва должна была быстро окончиться, но сардаукары не собирались без боя уступать свои позиции. Их лица пылали так, словно все они принимали большие дозы стимуляторов. Сардаукары отказывались сдаваться.

Оказывая бешеный натиск, Дункан пока не видел признаков решительной победы; не было никакой надежды, что битва закончится скоро. Несмотря на разброд и дезорганизацию, сардаукары продолжали оказывать яростное сопротивление.

Айдахо понимал, что это будет самый кровавый день в его жизни.

* * *
Пока под сводами подземного города разгоралось сражение, Хайдар Фен Аджидика бросился в исследовательский павильон, надеясь, что он послужит ему надежным убежищем. Спешивший рядом с ним Хазимир Фенринг раздумывал, не стоит ли сейчас воспользоваться благоприятным моментом и бежать. Однако по зрелом размышлении он решил, что у него нет иного выбора, кроме как последовать за мастером-исследователем, который скорее всего сам себя убьет — во всяком случае, было такое впечатление, что он действительно намерен это сделать.

Внутри в огромной лаборатории было тихо. Фенринг сморщил нос, вдохнув запах гниения человеческой плоти, исходивший от лабораторных чанов. Сотни тлейлаксов ходили между столами, наблюдая за чанами, беря пробы и регулируя работу метаболических механизмов. Доносившийся снаружи шум битвы напугал рабочих, но они продолжали работать с необычайным усердием, боясь, что уклонение от работы будет стоить им жизни. Малейшее отклонение в работе могло привести к необратимым нарушениям и прекращению продукции искусственной пряности, что ставило под угрозу выполнение программы «Амаль». У мастера Аджидики были свои жесткие приоритеты.

Сардаукарам, охранявшим исследовательский павильон, были даны добавочные дозы аджидамаля. Этих солдат бросили в бой, освободив от выполнения обычных обязанностей. Дико крича, они бросились в драку, не соблюдая никакой воинской дисциплины.

Фенринг не совсем понимал, что происходит. Ему совсем не нравилось, что действиями войск никто не руководит.

Взор Аджидики дико блуждал. Он жестом подозвал к себе Фенринга:

— Идите со мной.

Глаза маленького человечка были красны от массы мелких кровоизлияний в склеру и роговицу.

— Вы — человек императора и должны стоять по правую руку от меня, пока я буду делать заявление относительно нашего будущего. — Он хищно ощерился, на деснах его выступили капельки крови, словно он только что грыз живую плоть. — Скоро вы начнете поклоняться мне.

— Хм-м, сначала я хочу послушать, что вы скажете, — уклончиво ответил Фенринг, угадывая темный огонь безумия в глазах Аджидики. Он раздумывал, не сломать ли этому гному шею прямо сейчас — это потребовало бы одного молниеносного движения, — но потом передумал. Слишком много преданных мастеру-исследователю рабочих собралось в этом помещении. Все они смотрели на мастера, ожидая, что он им скажет.

Фенринг и Аджидика взобрались по крутой металлической лестнице на мостик, нависший над лабораторией.

* * *
— Слушайте меня! Это испытание послано нам самим Богом! — гулким голосом выкрикнул Аджидика жадно внимавшим слушателям. Когда он говорил, из его рта вылетали капельки крови. — Мне представилась чудесная возможность показать вам ваше будущее.

Исследователи продолжали слушать. Фенринг уже слышал бредовые высказывания человечка, но теперь Аджидика, кажется, окончательно сошел с ума.

На огромном экране были видны голографические сцены развернувшегося на Иксе сражения, проецируемые голопроекторами, расставленными по периметру города. Войска Атрейдеса вместе с городским сбродом брали с бою сектор за сектором.

Не обращая внимания на приближавшуюся битву, мастер-исследователь воздел вверх руки, сжав пальцы в кулаки. Между паучьими пальцами начала сочиться кровь, стекая по сухожилиям предплечий. Мастер разжал кулаки и увидел, что в центрах ладоней появились яркие пятна выступившей крови.

Это и есть стигмы? — подумал Фенринг. Однако он неплохой шоумен. Хотя скорее всего кровь настоящая.

— Я создал аджидамаль, секретную субстанцию, которая откроет путь истинно верующим. Я послал лицеделов на неизведанные планеты, чтобы заложить основы величественного будущего. Нашего будущего. Другие мастера Тлейлаксу пребывают сейчас при императорском дворе в Кайтэйне и готовы начать действовать против меня. Те, кто последует за мной, станет бессмертным и всемогущим. Такого благословит сам Бог.

Фенринг был крайне удивлен такими сведениями. На лбу Аджидики появилась открытая рана, из которой хлынула кровь, стекая по бровям на виски. Струйка крови залила глаза.

— Следуйте за мной! — Голос Аджидики превратился в тонкий визг. — Только я обладаю верным видением Только я понимаю желания Бога. Только я… — На высоте этого крика кровь хлынула у мастера из горла. Резкие движения превратились в судорожный припадок. Он рухнул на металлический пол мостика. Кожа, поры и дыхание были пропитаны едким запахом меланжи и гниения.

Ошеломленный, Фенринг отпрянул назад, глядя на мастера-исследователя и видя его предсмертные судороги. Тело маленького человечка было мокрым и красным от крови. Теперь она текла из ушей и носа.

Фенринг нахмурился. Ему стало ясно, что длительный, дорогостоящий проект «Амаль» с треском провалился. Изменились даже сардаукары, посаженные на свой паек искусственной пряности, и изменились они далеко не в лучшую сторону. Императору не стоит рисковать и продолжать свою программу.

Фенринг, не веря своим глазам, воззрился на экран. Войска Атрейдеса сокрушили оборону тлейлаксов и взбесившихся сардаукаров. Фенринг воочию убедился в том, что составленный с таким тщанием план развалился в считанные часы, как карточный домик.

Единственный способ спасти свою жизнь-это свалить ответственность за неудачу на мастера-исследователя Хайдара Фен Аджидику.

Истекая кровью, текшей из сотни мелких ран, маленький человечек продолжал извиваться на мостике, выкрикивая громкие заявления и проклятия, до тех пор, пока не подкатился, извиваясь в судорогах, к краю мостика. Наконец Аджидика сорвался с большой высоты и рухнул в один из лабораторных чанов… возможно, с небольшой помощью графа Фенринга.

***  

===

~ ~ ~
Люди сознают, что они смертны, и боятся застоя наследственности, но не знают пути к спасению. Первичной и главной целью селекционной программы по созданию Квисац-Хадераха является беспрецедентное изменение направления, в котором движется человечество.

Леди Анирул Коррино. «Личный дневник»


Неподалеку от родильного зала императорского дворца какой-то мужчина, переодетый сардаукаром охраны, умело накладывал на губы помаду, чтобы скрыть следы сока сафо. Сзади, на отутюженных брюках, чуть пониже форменной куртки, виднелось пятно крови. Впрочем, оно было почти незаметным…

Пользуясь своей высокой реакцией и способностью к быстрым движениям, Питер де Фриз ловко всадил нож в левую почку охранника, когда тот шел занимать свой пост, а потом быстро стянул с него форму. Такой блестящей работой можно было гордиться.

В течение всего нескольких минут Питер затащил мертвое тело в пустую комнату, натянул на себя мундир и с помощью специальных химикатов отмыл кровь с одежды мертвеца. Выйдя из комнаты, Питер поспешил занять свое место у двери родильного зала.

Товарищ мертвого сардаукара окинул де Фриза насмешливым взглядом.

— Где Данкерс?

— Кто знает? Меня оторвали от ухода за львом, чтобы я постоял здесь, пока какая-то камеристочка будет рожать своего ублюдка, — грубо ответил де Фриз, кривясь от отвращения. — Мне сказали прийти сюда и заменить его.

Охранник фыркнул, давая понять, что ему совершенно все равно, кто будет здесь стоять, оглядел свой церемониальный кинжал и поправил на плече погонный ремень парализующей дубинки.

У Питера был еще один клинок, спрятанный в рукаве мундира. Спиной он чувствовал приятный холодок и влагу пролитой им чужой крови.

Они услышали донесшийся из зала крик, потом раздались удивленные сердитые голоса. Потом запищал ребенок. Де Фриз и охранник посмотрели друг на друга, и Питер вдруг всем нутром ощутил опасность. Может быть, красивая мамаша, тайная дочь барона умерла в родах? Нет, на это надеяться не приходится, это было бы слишком просто. Теперь из зала доносились только приглушенные голоса и плач новорожденного младенца.

Младенец герцога Лето мог предоставить множество благоприятных возможностей. Не говоря уже о том, что мальчишка, как ни говори, тайный внук барона. Может быть, стоит взять ребенка в заложники, превратить Джессику в сексуальную рабыню, а потом убить их обоих, не дожидаясь, пока она ему наскучит. Должно быть, это не такое уж малое удовольствие, позабавиться с женщиной герцога.

С другой стороны, ребенок, пожалуй, ценнее Джессики. Новорожденный — представитель двух Домов — Атрейдесов и Харконненов. Может, самое лучшее и безопасное — забрать ублюдка на Гьеди Первую и воспитать вместе с Фейдом-Раутой. Какая великолепная месть Дому Атрейдесов! Появится альтернативный наследник, на случай, если Фейд-Раута окажется таким же тупым чурбаном, как его старший братец Раббан. При достаточной ловкости у де Фриза появятся рычаги воздействия на Общину Сестер, два Великих Дома и на саму Джессику. И все это можно устроить за один день.

От предвкушения столь заманчивой перспективы у Питера потекли слюнки.

Женские голоса стали громче, потом открылась дверь родильного зала. Шелестя одеждами, в коридор вышли три ведьмы — уродка Мохиам, ненормальная жена императора и Марго Фенринг — все в черных просторных накидках. Женщины о чем-то спорили приглушенными голосами.

Де Фриз затаил дыхание. Если Мохиам посмотрит в его сторону — все пропало, ведьма, несомненно, узнает его, несмотря на маскарад. К счастью, женщины были слишком чем-то расстроены и не смотрели по сторонам, занятые своими делами. Не оглядываясь, они торопливо зашагали по коридору.

Оставив мать и ребенка без защиты.

Дождавшись, когда ведьмы свернут за угол, де Фриз небрежно сказал своему напарнику:

— Пойду посмотрю, все ли там в порядке.

Прежде чем охранник сообразил, что ответить, де Фриз проскользнул в родильный зал.

Впереди было еще одно, ярко освещенное помещение, откуда доносились громкий плач младенца и женские голоса. Питер услышал, как сзади застучали подкованные каблуки — следом за ментатом в родильный зал торопливо вошел охранник. Дверь в коридор закрылась.

Не производя лишнего шума, де Фриз повернулся и молниеносным ударом поразил охранника в горло. Удар был так резок, что клинок со зловещим свистом рассек воздух. На стену брызнула алая кровь.

Осторожно опустив обмякшее тело сардаукара на пол, Питер прокрался в родильное помещение. Прикоснувшись запястьем к парализующей дубинке, он активировал ее.

Возле настенного монитора хлопотали две низкорослые медицинские Сестры. Они пеленали ребенка, брали пробы клеток и волос на анализы и смотрели на показания диагностических приборов. Было такое впечатление, что женщины оценивают результаты провалившегося эксперимента. Сестры стояли спиной к ментату.

Услышав жужжание поля дубинки, одна из сестер, более полная и низкорослая, начала поворачиваться. Бросившись вперед, де Фриз ударил ее станнером, как палицей. Удар пришелся в лицо, сплющив нос и послав в мозг парализующий импульс.

Женщина, падая, не успела коснуться пола, когда вторая Сестра, заслоняя собой младенца, выступила вперед и приняла боевую стойку. Де Фриз ударил дубинкой и ее. Она блокировала удары, но руки ее оказались обездвиженными. Он ударил женщину еще раз — по шее — с такой силой, что сломал позвоночник.

Тяжело дыша в радостном возбуждении, он заколол обеих Сестер, чтобы не испытывать судьбу.

Младенец лежал на пеленальном столе, плакал и сучил ручками и ножками. Мальчик был просто прекрасен в своей беззащитности.

В противоположном конце зала, на широкой кровати лежала измученная родами Джессика. Глаза ее были затуманены большими дозами обезболивающих лекарств. Даже изможденная и покрытая потом, она была красива и очаровательна. Надо бы убить ее, чтобы лишить Лето такой женщины.

С того момента, когда ментат вошел в зал, прошли считанные секунды, но тратить время зря было некогда. Когда де Фриз потянулся к ребенку, глаза Джессики расширились от ужаса. Лицо исказилось от душевной муки.

О, это гораздо лучше, чем убить ее.

Напрягая все силы, родильница попыталась сесть. Она, кажется, собирается сползти с кровати и броситься на-него! Какая преданность ребенку, какая сила материнского инстинкта! Он улыбнулся ей, ничем не рискуя — после того, как он смоет макияж и переоденется, она ни за что его не узнает.

Решив взять то, что оказалось под рукой, пока никто не помешал, ментат сунул за пояс дуэльный кинжал и парализующую дубинку. Пока Джессика сползала с кровати, Питер быстро и умело завернул ребенка в одеяло. Она все равно не успеет до него доползти.

Он увидел, как по шелковому подолу ночной рубашки расползается алое пятно. Джессика встала, но потом зашаталась и повалилась на пол. Де Фриз подхватил ребенка, подразнил им мать, а потом выбежал в коридор. Даже пока он бежал по коридору, стараясь на ходу утихомирить орущего ребенка, ментатский ум одну за другой развертывал все возможности.

Их было так много…

* * *
Выйдя из Зала Речей Ландсраада после удачной речи, благосклонно принятой высоким собранием, Лето гордо поднял голову. Его отец восхитился бы таким поведением сына. На этот раз он все сделал правильно. Лето не стал спрашивать разрешения что-либо сделать, он просто известил их о своих действиях, а они были необратимыми.

Скрывшись из вида собрания, Лето почувствовал, что у него дрожат руки, хотя он очень мужественно держался во время самого выступления, ничем не выдав своего волнения. По аплодисментам он понял, что большинство членов Ландсраада от души восхитились его действиями. Его деяния станут легендарными в устах аристократов Великих Домов.

Однако политика порой совершает странные и капризные повороты. Приобретенное в один из моментов, может быть утрачено в следующий. Многие делегаты аплодировали ему лишь под влиянием общего подъема, а полное осмысление происшедшего наступит позже. Даже если это и так, то несомненно одно — сегодня Лето приобрел новых союзников. Осталось сделать главное — установить, чего он, собственно говоря, добился своими дерзкими действиями.

Однако теперь настала пора навестить Джессику.

Быстрым шагом герцог пересек вымощенную брусчаткой овальную площадь. Оказавшись во дворце, он не стал подниматься по лестнице, а воспользовался лифтом, который доставил его к родильному залу. Наверное, его ребенок уже родился!

Но когда Лето вышел на площадку верхнего этажа, путь ему преградили четверо вооруженных до зубов сардаукаров. За ними Лето увидел охваченную смятением толпу придворных, среди которых было много Сестер Бене Гессерит.

Он сразу увидел завернутую в большую белую накидку Джессику, лежавшую в большом кресле. Она казалась слабой и маленькой. Вид возлюбленной потряс Лето. Кожа Джессики была мокрой от пота и прозрачной от боли.

— Я — герцог Лето Атрейдес, кузен императора. Леди Джессика — моя официальная наложница. Дайте мне пройти к ней.

Не дожидаясь разрешения, он сам проложил себе дорогу, применив прием, которому научил его Дункан Айдахо.

Увидев своего герцога, Джессика потянулась к нему, вырвавшись из рук склонившихся над ней Сестер, и попыталась встать.

— Лето!

Он обнял ее и подхватил на руки, боясь спросить о ребенке. Неужели он родился мертвым? Если это так, то почему Джессика не в родильном зале и к чему эти меры безопасности?

К нему подошла Преподобная Мать Мохиам. Ее лицо выражало недовольство и гнев. Джессика попыталась что-то сказать, но вместо этого разразилась рыданиями. Он заметил, что под ногами возлюбленной образовалась лужа крови. Лето с трудом мог говорить, но все же задал роковой вопрос:

— Мой ребенок умер?

— У вас сын, герцог Лето, вполне здоровый мальчик, — сухо и коротко сказала Мохиам. — Но его похитили. При этом убили двух гвардейцев и двух медицинских Сестер. Тот, кто это сделал, очень хотел заполучить младенца.

Лето не сразу понял страшный смысл сказанного. Он лишь еще крепче прижал к себе Джессику.

***   

===

~ ~ ~
На протяжении эпох, отмеченных остовами погибших планет, человек, сам того не ведая, был геологической и экологической силой, не осознающей своей мощи.

Пардот Кинес. «Долгий путь на Салусу Секундус»


Лайнеры Гильдии блокировали Арракис. Барон Харконнен почти физически ощущал эту мертвую хватку, которая сдавила ему горло, мешая дышать. Весь день из транспортных люков продолжали вылетать боевые суда сардаукаров. Барон никогда в жизни не испытывал такого страха.

Умом барон понимал, что император никогда не испепелит Арракис, как он сделал это с Зановаром, но отнюдь не исключалась возможность избирательного уничтожения Карфага. Вместе с Владимиром Харконненом.

Видимо, мне надо снаряжать корабль и скорее уносить отсюда ноги.

Но ни один челнок не мог уже покинуть планету. Всем без исключения космическим кораблям Харконнена было запрещено взлетать. У барона не было иного пути бегства, кроме как пешком уйти в пустыню. Кроме того, он еще не дошел до такой степени отчаяния, чтобы сделать это. Пока.

Стоя внутри наблюдательного плазового колпака на башне карфагского космопорта, барон смотрел, как оранжевый огненный хвост прочертил небо. Из брюха лайнера вылетел еще один челнок. По системе связи последовало распоряжение встретить прибывших. Это было беспрецедентно. Так барона еще никогда не унижали.

Этот проклятый Шаддам обожает играть в солдатики и вечно красуется в военной форме, а теперь вообще ведет себя как вселенский драчун. Наблюдательные спутники барона были уничтожены все до единого. Какого дьявола хочет от меня император?

Глядя на прибывающий челнок сквозь пелену наступающих сумерек, барон скорчил недовольную гримасу. Вестовые передали приказ барона в космопорт, и на демаркационной линии взлетно-посадочной зоны выстроились небольшие подразделения. Силикатное покрытие дорожек и полос отдавало накопленный за день жар. В воздухе стоял удушливый запах испаряющихся с мостовых смазочных масел и других химикатов. Вокруг стояли обездвиженные космические суда.

На горизонте, на фоне пылающего огненного заката поднялось огромное облако пыли — еще одна из проклятых здешних пыльных бурь.

На поле приземлился небольшой челнок. Готовясь к встрече, барон чувствовал себя, как загнанный в угол зверь. Тот воинский контингент, который барон привез с Гьеди Первой, не мог противостоять вторжению такого масштаба. Если бы в его распоряжении было чуть больше времени, он вызвал бы из Кайтэйна Питера де Фриза, который взял бы на себя обязанности дипломатических переговоров, которые позволили бы разрешить это очевидное недоразумение.

Передвигаясь на воздушной подвеске навстречу свите представителей ОСПЧТ и Гильдии, барон вымученно улыбался всем своим брыластым лицом. Из усовершенствованного челнока вышел альбинос — представитель Гильдии в специальном костюме, снабженном меланжевой маской. Рядом с ним выступал жилистый и продубленный ветрами всей империи верховный башар, а чуть сзади, зловеще улыбаясь, шел ментат, аудитор ОСПЧТ. Барон скользнул своими паучьими глазами по фигуре ментата. Этот человек может создать реальные трудности.

— Добро пожаловать, добро пожаловать! — Барон с трудом скрывал свой страх и подавленность, хотя любому, даже не очень внимательному наблюдателю было ясно, что Владимир Харконнен нервничает. — Естественно, я готов сотрудничать с вами любым доступным мне способом.

— Да. — сказал вместо приветствия альбинос — представитель Гильдии, вдохнув облако меланжевого газа, поступавшего из толстого воротника комбинезона, — вы будете сотрудничать с нами независимо от вашего желания.

Все трое прибывших чиновника вели себя с беспримерным высокомерием.

— Но… сначала вы должны объяснить мне, что преступного я совершил. Кто выдвинул против меня ложные обвинения? Заверяю вас, что произошла какая-то досадная ошибка.

Ментат-аудитор и верховный башар подошли ближе.

— Вы предоставите нам доступ ко всей финансовой и транспортной документации. Мы хотим проверить все добывающие машины, все склады и все декларации об объемах производства. Только тогда можно будет сказать, в чем заключается ошибка.

К первым двум подошел и легат Гильдии.

— Не пытайтесь что-либо скрыть.

Барон, с трудом сглотнув, повел прибывших в здание космопорта.

— Конечно, конечно, — заверил он легата.

Он знал, что Питер де Фриз аккуратно выправил все записи, просмотрел каждый документ, каждое донесение, а извращенный ментат был обычно очень щепетилен в таких делах. Но, несмотря на это, барон чувствовал в груди предательский холодок. Самые хитроумные манипуляции с отчетами и балансами не выдержат придирчивого анализа дьявольских аудиторов ОСПЧТ и Космической Гильдии.

Болезненно улыбаясь, барон жестом указал своим непрошеным гостям на транспортную платформу, которая должна была доставить их в резиденцию Харконнена.

— Не хотите перекусить? — любезно осведомился барон. Может быть, удастся найти способ подсыпать в еду яд или сильные психотропные вещества.

Верховный башар иронически улыбнулся.

— Думаю, нет, барон. Мы наслышаны о пресловутом гала-банкете на Гьеди Первой. Мы не можем откладывать имперские дела ради таких, с позволения сказать, удовольствий.

Не в силах придумать иного предлога для оттяжки времени, барон молча повез прибывших в Карфаг.

* * *
Выйдя в открытую пустыню, Лиет Кинес и Стилгар наблюдали, как в небе Дюны один за другим появлялись лайнеры Гильдии, вываливаясь на темный небосвод из свернутого пространства. Огромные суда произвели мощную ионизацию воздуха, и сполохи разрядов статического электричества затмили свет звезд.

Лиет, однако, понимал, что этот свет — буря, вызванная политическими силами, а не устрашающий природный феномен.

— Мы привели в движение очень мощные силы, Стил.

Стилгар допил остатки ароматного меланжевого кофе, сваренного Фарулой, принесшей напиток мужчинам, обосновавшимся на скалах возле Сиетча Красной Стены.

— Действительно так. Лиет. Надо побольше разузнать о том, что происходит.

По традиции Фарула приготовила горячий возбуждающий напиток в конце жаркого дня, перед тем как отвести Лиет-чиха в общую игровую комнату сиетча. Маленькая Чани пока находилась под присмотром няни.

В течение последних нескольких часов фримены, жившие в городе, и слуги, работавшие в резиденции Харконнена, послали в сиетч множество сообщений с помощью дистранса — особого ультразвукового кода, встроенного в естественную систему коммуникации летучих мышей — обитателей сиетча. Каждое сообщение добавляло новый элемент в мозаику головоломки, проясняя общую картину, которая оказалась весьма интересной.

Лиет был в восторге, узнав, что сам барон Харконнен оказался в императорской мясорубке. Подробности были очень скудны, и напряженность нарастала с каждым часом. Очевидно, что представители Космической Гильдии, ОСПЧТ и сардаукары прибыли на Арракис для выяснения нарушений в добыче и обработке пряности.

Значит, представитель Гильдии Аилрик прислушался к моим словам. Ну что ж, пусть теперь Харконнена поджарят на медленном огне.

Вернувшись в один из общих залов сиетча, Лиет задумчиво почесал свою песочного цвета бороду, для которой в маске защитного костюма была оставлена специальная вырезка.

— Харконнены оказались не способны скрыть результаты наших налетов и вызванную ими утечку секретов. Наша маленькая месть оказалась гораздо более эффективной, чем мы рассчитывали.

Стилгар провел пальцами по ножнам криса, висевшего у него на поясе.

— Может быть, налеты окажутся средством изгнания Харконненов из нашей пустыни.

Прежде чем ответить, Лиет озабоченно покачал головой.

— Это не освободит нас от имперского контроля. Если барона изгонят, то лен Дюны просто передадут другому аристократическому семейству Ландсраада. Шаддам думает, что вправе сделать это, хотя фримены страдают здесь уже на протяжении нескольких сотен поколений. Новые господа могут оказаться не лучше Харконнена.

Ястребиное лицо Стилгара стало жестким.

— Но они не могут оказаться хуже.

— Согласен, мой друг. Знаешь, у меня появилась одна идея. Мы уже уничтожили или захватили несколько харконненовских хранилищ пряности. Эти акции доставили барону немало хлопот. Но теперь у нас появилась возможность нанести поистине сокрушающий удар, воспользовавшись присутствием здесь аудиторов ОСПЧТ. Это будет падением Дома Харконненов.

— Я сделаю все, о чем ты попросишь, Лиет.

Молодой планетолог положил ладонь на мускулистое плечо друга.

— Стил, я знаю, что ты не любишь города вообще, а Карфаг в особенности. Но дело в том, что Харконнен устроил один из незаконных складов пряности в непосредственной близости от космопорта, можно сказать, в тени его главной вышки. Если мы выберем этот склад мишенью и подожжем его, то представители Гильдии и ОСПЧТ неизбежно увидят этот пожар, и он привлечет их внимание. Это будет смертельный удар для барона.

Синие глаза Стилгара расширились.

— Это будет соблазнительным вызовом, Лиет. Это очень опасно, но мои бойцы получают радость не только оттого, что наносят вред врагам. Самое большое удовольствие — унижать их.

* * *
Ментат-аудитор работал с документами не мигая и не поднимая головы от стола. Аудитор поглощал данные, оценивал их и заносил несоответствия в лежавший перед ним блокнот. С каждым часом список неточностей рос, и барон все больше мрачнел. Однако все найденные аудитором «ошибки» были достаточно мелкими. Император, конечно, накажет его, но не приговорит к смертной казни.

Ментат-аудитор все еще не нашел того, что так тщательно искал…

Взрыв в районе товарных складов поразил всех присутствующих как гром среди ясного неба. Оставив аудитора за столом, заваленным документами, барон бросился на балкон. По улице в направлении пожара мчались спасательные команды. В клубах коричнево-оранжевого дыма к небу поднимались исполинские языки пламени. Барону не надо было долго объяснять, какой из неприметных складских корпусов стал объектом нападения.

Барон мысленно выругался.

Рядом с ним на балконе появился ментат-аудитор, вглядываясь в разгорающийся пожар. С другой стороны незаметно подошел верховный башар. Зум Гарон расправил плечи и насторожился.

— Что это за здание, барон?

— Мне кажется… это один из промышленных складов, солгал он. — Место, где мы храним излишки строительных материалов, детали сборных домов, которые мы доставляем с Гьеди Первой.

Черт возьми! Сколько там было пряности?

— Понятно, — заговорил ментат-аудитор. — По какой причине мог быть взорван этот склад?

— Может быть, в здании скопились горючие газы. Возможно, причиной взрыва стала халатность рабочих. Во всяком случае, так мне кажется.

Эти проклятые фримены! На лице барона отразилась непритворная растерянность.

— Мы тщательно осмотрим место происшествия, — заявил Зум Гарон. — Мои сардаукары помогут вашим спасателям.

Барон струсил, но у него не было никаких законных аргументов, чтобы воспротивиться предложенной помощи. Эти бродяги пустыни взорвали склад пряности, и меланжа вместе с обломками разлетелась по всей округе. Это будет улика, которую ментат-аудитор и ОСПЧТ с радостью используют против него. Они легко докажут, что склад был полон пряности, а у барона нет никаких официальных документов на это хранилище.

Он обречен.

В душе Владимира Харконнена бушевала ярость. Эти фримены ударили здесь и сейчас, в то время, когда он не сможет сгладить последствия. Аудиторы и сардаукары схватят его за руки на месте преступления, и он не сможет ни оправдаться, ни защититься.

За такие вещи император Шаддам заставит барона Харконнена дорого платить.

***   

===

~ ~ ~
Почему мы должны находить странным или трудным для понимания тот факт, что любое возмущение в верхних эшелонах власти доходит до низов общества? Невозможно скрыть циничную и жестокую жажду власти.

Каммар Пилру. Посол Икса в изгнании; речь в Ландсрааде


Уцелевшие сардаукары, численность которых уменьшилась более чем вдвое, продолжали ожесточенно сопротивляться. Одурманенные сильным стимулятором, безразличные к боли и тяжелым ранам, императорские бойцы утратили всякий страх за свою жизнь.

Один из сардаукаров повалил молодого солдата Атрейдеса на землю, просунул затянутую в перчатку руку сквозь защитное поле и выключил его, а потом впился зубами в горло противника.

Дункан Айдахо не мог понять, почему элитный корпус императора с таким ожесточением защищает Тлейлаксу. Было ясно, что молодой Кандо Гарон никогда не сдастся, даже если останется один на горе трупов своих товарищей.

Дункан решил сменить тактику и сосредоточиться на цели, а не на противнике. Огненные стрелы летали вокруг Айдахо, как искры большого костра, но он не обращал на них никакого внимания. Дункан вскинул вверх руку и зычно крикнул на боевом языке Атрейдесов:

— Вперед, к Гран-Пале!

Люди герцога отступили от обезумевших сардаукаров и обошли их, построившись в фалангу во главе с Дунканом Айдахо. Продвигаясь к дворцу, командир Атрейдеса поражал попадавшихся на пути врагов шпагой старого герцога.

Стуча сапогами по каменным плитам потолочных этажей, они углубились в лабиринт переходов, ведущих к расположенным в сталактите административным зданиям. Мост, соединявший проходы с Гран-Пале, охранял один сардаукар в изорванной окровавленной форме. Увидев людей Дункана, бегущих к нему, он прижал к груди гранату и сорвал чеку, взрывая мост. Тело его взлетело к потолку искусственного неба вместе с огнем и обломками моста.

Пораженный Дункан приказал своим людям отойти от взорванного моста и начал искать другой путь к перевернутой пирамиде иксианского дворца. Как драться с этими смертниками?

Оглядывая местность в поисках другого моста, Дункан обнаружил транспортную платформу, врезавшуюся в один из балконов Гран-Пале. Ясно, что вел ее какой-то сумасшедший. Повстанцы сыпались с платформы и бежали внутрь дворца, издавая воинственные крики.

Дункан повел своих солдат по другому мосту, и они наконец вступили в верхние этажи Гран-Пале. Тлейлаксы — администраторы и ученые — бросились искать укрытия, громко моля о пощаде, сразу вспомнив имперский галахский язык. Некоторые солдаты Атрейдеса начали стрелять по ним, но Дункан призвал своих людей к порядку.

— Не тратьте времени на этот хлам. Этими людьми мы займемся позже.

Они побежали дальше, в некогда великолепно убранные, а ныне пришедшие в запустение помещения.

Бойцы Дункана проникли в верхние, расположенные в коре уровни и, воспользовавшись лифтовыми шахтами, устремились в грот, где развернулось наиболее ожесточенное сражение. Боевые кличи и крики раненых эхом отдавались под громадными сводами, смешиваясь с тошнотворным запахом смерти.

Личный взвод Дункана достиг главной приемной дворца и вступил на выложенный разноцветными плитами пол. Там развернулось довольно странное сражение между бывшими пассажирами разбитой транспортной платформы и разъяренными сардаукарами. Весь пол приемной был усеян осколка-Ми плаза и обломками камня.

В сутолоке схватки Дункан сразу увидел характерный силуэт принца-киборга. Рядом с ним дрался трубадур Гурни

Халлек. Боевой стиль Гурни не отличался изяществом и не мог впечатлить оружейного мастера Гиназа, но бывший контрабандист обладал врожденным умением владеть любым оружием.

Люди Дункана, выкрикивая имена герцога Лето и принца Ромбура, ворвались в приемную, переломив в свою пользу ход сражения. Субоиды и граждане Икса с новой силой кинулись в бой.

В этот момент распахнулась дверь бокового прохода, и на поле боя, крича и стреляя, появились несколько забрызганных своей и чужой кровью сардаукаров. Волосы их были растрепаны, лица покрыты ранами, но они упрямо шли вперед. Подполковник Кандо Гарон повел своих людей в самоубийственную атаку.

Своими налитыми кровью глазами Гарон сразу увидел принца и бросился к нему. В обеих руках Гарона было по клинку. Обе шпаги были красны от запекшейся на них крови.

Дункан узнал сына верховного башара, увидел смерть в его глазах и кинулся ему наперерез. Много лет назад он не смог предупредить старого герцога и тот был убит обезумевшим салусанским быком. Дункан поклялся, что никогда больше не допустит такой неудачи.

Ромбур стоял возле разбитой платформы, направляя действия повстанцев, и не видел бежавшего к нему Гарона. Повстанцы продолжали спрыгивать с транспортной баржи, подхватывая оружие убитых сардаукаров. Стена за спиной Ромбура была разрушена. В ней зияла дыра, сквозь которую было видно дно гигантского грота.

Дункан стремительно атаковал Гарона. Двое бойцов столкнулись. Их защитные поля, соприкоснувшись, издали звонкий грохот. Момент движения был настолько силен, что противники отлетели друг от друга.

Гарон, отклонившись от своей цели, оказался на пороге зияющего провала, скользя по осколкам оконного плаза. Решив вместо принца убить еще несколько врагов, Кандо лихорадочно огляделся и увидел троих иксианцев, стоявших близко от провала. Он сгреб их в охапку и, двигаясь, как бульдозер, столкнул в пропасть.

Гарон тоже оказался на самом краю, но в последнее мгновение успел ухватиться за металлический штырь, к которому раньше крепились стыки плазовых окон. Он повис над бездной, ухватившись одной рукой за штырь. Лицо его превратилось в маску звериного усилия, губы растянулись в страшной ухмылке, обнажив зубы. Сухожилия на шее натянулись так, что, казалось, вот-вот порвутся. Он висел на одной руке, преодолевая силу тяжести бешеной злобой и неукротимостью.

Видя безнадежное положение командира сардаукаров и зная, что Гарон — сын верховного башара, Ромбур на протезах подошел к краю пропасти. Ухватившись рукой за край стены, он наклонился вперед и протянул Гарону свою механическую искусственную руку. В ответ на предложенную помощь Гарон лишь яростно зарычал.

— Возьми руку! — приказал Ромбур. — Я вытащу тебя при условии, что ты прикажешь своим войскам сдаться. Икс мой.

Подполковник сардаукаров не сделал даже попытки протянуть руку своему спасителю.

— Я предпочту умереть, чем спастись с твоей помощью. Стыд хуже смерти. Предстать перед отцом с позором гораздо большая боль, чем ты можешь себе представить.

Принц-киборг уперся ногами в пол, протянул руку и словно тисками сжал запястье Гарона. Он вспомнил потерю семьи, боль от ожогов после взрыва на клипере.

— Нет такой боли, какой я не могу себе представить, подполковник.

Несмотря на сопротивление и протесты Гарона, принц начал вытаскивать его наверх.

В этот момент сардаукар протянул свободную руку к своему поясу и в мгновение ока обнажил острый как бритва нож.

— Почему бы тебе не погибнуть вместе со мной?

Гарон злобно усмехнулся и нанес удар звенящим лезвием. От этого удара из синтетических сухожилий брызнули искры, но сила была недостаточна для того, чтобы перерубить протез.

Не дрогнув, Ромбур продолжал тащить молодого офицера и почти вытащил его на край провала. Дункан поспешил на помощь принцу. С обезумевшим от страшной решимости лицом Кандо Гарон нанес еще один удар своим ножом, на этот раз металл и пластик поддались. Гарон сумел разрубить сухожилия и синтетические суставы, сильно повредив протез. Когда Ромбур отпрянул назад, глядя на дымящуюся культю протеза, Кандо Гарон, не издав ни крика, ни даже шепота, полетел в пропасть на дно грота.

Солдаты Атрейдеса и повстанцы быстро захватили Гран-Пале. Дункан облегченно вздохнул, хотя битва еще не окончилась.

После разгрома сардаукаров и самоубийства Гарона повстанцы с мрачным удовлетворением принялись сбрасывать в пропасть тлейлаксов, расплачиваясь с ними за те казни, когда так же, с балкона Гран-Пале, ненавистные захватчики сбрасывали ни в чем не повинных иксианцев.

Переводя дух, Дункан попытался сбросить напряжение. Внизу продолжалось ожесточенное сражение, но Айдахо решил поприветствовать старого друга.

— Хорошая встреча, правда, Гурни? Человек со шрамом покачал головой.

— На мой взгляд, она несколько сумбурна. С этими словами он вытер пот со лба.

Слишком взволнованный и уставший, чтобы праздновать победу, К’тэр Пилру сел на обломок пластона и коснулся рукой плит пола, словно желая оживить память о днях ранней юности.

— Жаль, что брат не может увидеть этого.

Он вспомнил, как в последний раз стоял здесь, в Гран-Пале, будучи сыном уважаемого дипломата. В этот момент К’тэру страстно захотелось вернуть украденные у него годы жизни. То было время изящества, приемов, флирта и интриг из-за руки Кайлеи Верниус.

— Твой отец еще жив, — сказал Ромбур, — и я буду рад, если он согласится возобновить свою службу на посту уважаемого посла Дома Верниусов.

Мягко, следя за силой сокращения механических мышц, принц сжал сутулое плечо К’тэра. Ромбур взглянул на свою дымящуюся культю, недовольный тем, что придется ремонтировать р. уку, а заодно и приводить в порядок поврежденное лицо. Но Тессия поможет ему. Как сейчас не хватало принцу ее присутствия.

Изможденный, но улыбающийся К’тэр поднял глаза.

— Сначала нам надо дать проекцию на искусственный небосвод. Вы должны сделать заявление, особо отметив этот день.

Много лет назад К’тэр однажды проник во дворец, захваченный тлейлаксами, и спроектировал на небосвод изображение принца, обратившегося к народу из изгнания. Теперь он направился в комнату управления вместе с принцем, Дунканом и еще дюжиной людей. На пороге комнаты управления они обнаружили трупы двух тлейлаксов с перерезанными глотками…

Ромбур не знал, как обращаться с оборудованием, но К’тэр помог сканировать лицо Ромбура и передать его подвижное изображение в систему. Спустя несколько секунд гигантское изображение лица принца появилось на искусственном небе Икса. Под сводами грота загремел его усиленный мощными динамиками голос.

— Я — принц Ромбур Верниус! Сейчас я занял Гран-Пале, мое родовое гнездо, принадлежащее мне по праву. Здесь я намерен остаться навсегда. Иксианцы, сбрасывайте оковы и гнет. Долой угнетателей! Вы снова обрели былую свободу!

Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22671/fulltext.htm 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 143 | Добавил: iwanserencky | Теги: Брайан Герберт, литература, Хроники, люди, Дом Коррино, текст, ГЛОССАРИЙ, отношения, повествование, будущее, Будущее Человечества, чтение, Хроники Дюны, из интернета, книга, проза, писатели, чужая планета, слово, миры иные, книги, Вселенная, фантастика, Кевин Андерсон | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: