Главная » 2023 » Май » 20 » Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 280
23:27
Дом Атрейдесов. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 280

***

***

***   

— К несчастью, у нас нет выбора, Каммар. Это единственная возможность сохранить нашу жизнь. Я хочу, чтобы ты связался с Гильдией и попросил срочного транспорта. Напомни им обо всех одолжениях, которые мы им делали. Члены Гильдии видели заседание императорской комиссии и знают, в каком положении мы находимся. Скажи им, что мы хотим взять с собой наши военные силы, то немногое, что у нас еще осталось. — Доминик опустил голову. — Я не мог даже представить себе, что дойдет до такого… удар по нашему Пале и по нашим городам…

Посол тупо кивнул и вышел через сверкающую защитную дверь.

На одной из стен командного пункта все еще действовали экраны телекамер, передававших картинку с мест боев, бушевавших по всей планете, цветная картинка передавалась на командный пункт. Потери иксианцев становились ужасающими.

Тряхнув головой, Доминик сказал:

— Сейчас мы должны поговорить с нашими ближайшими друзьями и верными нам людьми и проинформировать их, что для них намного опаснее будет отправиться с нами, чем отдаться под ярмо тлейлаксов. Мы никого не заставляем следовать за нами; это сделают только и исключительно добровольцы. Все члены нашей семьи и наши верные люди станут объектом охоты искателей славы, как члены Дома-отступника.

— Искателей сокровищ, — поправила мужа Шандо голосом, в котором смешались печаль и гнев. — Нам придется расстаться, Доминик, чтобы сбить их со следа и увеличить наши шансы.

На стене погасли два экрана; тлейлаксы обнаружили и уничтожили портативные камеры.

Доминик понизил голос.

— Потом, когда наш Дом и планеты снова будут восстановлены и мы вернемся сюда как победители, мы вспомним, что мы делали и говорили здесь. Это история. Высокая драма. Позволь мне рассказать тебе маленькую историю, очень поучительный параллельный случай.

— Я очень люблю твои истории, — сказала она с нежной улыбкой на твердом, хотя и точеном лице. Ее глаза заплясали. — Так о чем мы расскажем нашим внукам?

На какое-то мгновение он отвлекся — треснул потолок, и из трещины по стене потекли капли воды.

— Салуса Секундус была когда-то имперской столицей. Ты знаешь, почему императоры переселились на Кайтэйн?

— Какие-то проблемы с ядерным топливом, — ответила она. — Произошло опустошение планеты.

— Согласно имперской версии, произошел несчастный случай. Но Дом Коррино утверждает это, чтобы не смущать народ. Правда же заключается в том, что какой-то Дом-отступник, великий Дом, имя которого было вычеркнуто из анналов истории, сумел высадиться на Салусе со своим атомным оружием. Совершив дерзкий рейд, они нанесли атомный удар по столице и устроили настоящую экологическую катастрофу, от которой эта планета до сих пор полностью не оправилась.

— Атомная атака? Я этого не знала.

— После этого те, кто выжил, перенесли столицу на Кайтэйн, в более безопасную солнечную систему, где молодой император Хассик III восстановил правление.

Видя озабоченность в глазах жены, он привлек ее к себе и крепко обнял.

— Мы не пропадем, любовь моя.

Последний экран на стенной панели мигнул и погас. Тлейлаксы уничтожили оставшиеся камеры.

***  

===

~ ~ ~
В Империи существует «принцип индивидуальности», благородный, но, к сожалению, редко применяемый. Во исполнение этого принципа, человек, нарушивший писаный закон в обстоятельствах экстремальной опасности или в силу необходимости, может потребовать специального судебного заседания, чтобы объяснить и обосновать свои действия. Для осуществления принципа были разработаны законные процедуры, среди которых следует упомянуть Беличье Жюри, Слепой Трибунал и Испытание Жребием.

Закон Империи: Комментарий
Несмотря на чудовищные военные потери, понесенные в ходе неожиданного мятежа, на Иксе все еще оставались места, недоступные бунтовщикам. Много столетий назад, во времена всеобщей подозрительности, после того, как Дом Верниусов овладел производством машин, инженеры, приносившие клятву соблюдать секретность, создали огромную сеть ячеек защищенных помещений, замаскированные водорослями пещеры и другие потайные места, созданные изобретательным гением Икса. Восставшим потребовались бы века на то, чтобы обнаружить эти потайные места, даже представители правящего Дома забыли о существовании половины таких мест.

Ведомые капитаном Жазом и взводом телохранителей. Лето и Ромбур оказались в помещении, стены которого покрывали водоросли. Вход в комнату вел из туннеля, проложенного по направлению к поверхности сквозь кору планеты. Рутинные сканеры неприятеля могли обнаружить здесь только признаки растительной жизни водорослей, в то время как внутренность покоев защищалась полями высоких энергий.

— Нам придется задержаться здесь всего на несколько дней, — сказал Ромбур, стараясь выказать свой обычный оптимизм. — Несомненно, к тому времени Ландсраад или имперские силы придут нам на помощь, и тогда Дом Верниусов начнет восстанавливать Икс. Все образуется.

Прищурив глаза. Лето ничего не ответил, продолжая хранить молчание. Если его подозрения верны, то восстановление займет гораздо более длительный срок.

— Эти покои и есть место свидания с вашими родителями, мастер Ромбур, — сказал капитан Жаз. — Мы подождем графа и последуем его приказам.

Ромбур энергично кивнул.

— Да, мой отец понимает, что надо делать. Он побывал в стольких переделках на полях сражений. — Он лучезарно улыбнулся. — В некоторых сражениях он участвовал вместе с твоим отцом, Лето.

Лето сильной рукой похлопал принца по плечу, выражая этим свою дружескую поддержку. Но юный Атрейдес не мог сказать, сколько военных предприятий Верниуса были такими вот оборонительными сражениями. Лето всегда казалось, что все прошлые подвиги Доминика были стремительными ударами превосходящих сил по разрозненным группировкам повстанцев.

Вспомнив, чему учил его отец — вникать в детали обстановки во всех трудных ситуациях, — Лето решил осмотреть временное убежище. Он осмотрел потайное помещение в поисках путей отступления и уязвимых мест. Водорослевая пещера была вырублена в скале из коренной породы коры планеты, покрытой плотным слоем зеленой растительности, которая давала кислород и органические вещества. Пробитое в коре отверстие имело четыре помещения, включая вместительную кухню с припасами, достаточными для длительного выживания; кроме того, здесь же размещалась космическая ракета, готовая, в случае необходимости, вывести на низкую орбиту населенный людьми корабль.

Бесшумно работающие машины, части которых двигались без трения, поддерживали низкую температуру в корзинах с нулевой энтропией, в которых еда и напитки поддерживались свежими и готовыми к употреблению неопределенно долгое время. В других контейнерах лежали одежда, оружие, коробки с фильмами и умные иксианские игры для времяпрепровождения живущих здесь беглецов. Бесконечное ожидание было самым трудным испытанием для попавших сюда людей, и неизбежная скука и тоска были часто упускаемой из виду частью изоляции и бегства. Однако иксианцы подумали, как мы видим, и об этом.

Как показывали хронометры, уже наступил вечер. Жаз расположил гвардейцев в наружных коридорах и замаскированных выходных люках. Ромбур так и сыпал вопросами, на которые капитан не мог найти ответов: что происходит снаружи? Могут ли они надеяться на освобождение людьми, оставшимися верными Иксу? Возьмут ли тлейлаксианские завоеватели их в плен или их ждет нечто худшее? Известят ли иксианцы Ромбура о смерти его родителей? Почему никто до сих пор не пришел на место встречи? Знает ли капитан, что осталось от Вернии, столицы Икса? Если нет, то кто может это узнать?

Раздался клаксон внешней тревоги. Кто-то попытался проникнуть внутрь пещеры.

Капитан Жаз молниеносно извлек из кармана миниатюрный монитор, нажал кнопку, осветил помещение и включил экран наружного наблюдения. Лето увидел три знакомых лица, приникших к видеокамере в примыкавшем коридоре: Доминик Верниус, его дочь Кайлея в разорванном платье и жена Верниуса, леди Шандо, которая была едва в сознании. Ее грудная клетка и руки были перевязаны. Муж и дочь поддерживали графиню под руки.

— Разрешите войти, — сказал Доминик, голос его, усиленный динамиком, казался оловянным и раздробленным. — Откройте, Ромбур, Жаз! Нам нужна медицинская помощь для Шандо.

Глаза Доминика были прикрыты тенью, но белые зубы ярко выделялись на фоне темных пышных усов.

Ромбур Верниус бросился к панели управления, но капитан гвардии остановил его, схватив за руку.

— Ради всех святых и грешников, вспомните о лицеделах, молодой мастер!

Лето тоже внезапно вспомнил, что тлейлаксианские лицеделы могли принять любой облик, войти во все запретные помещения Икса. Лето схватил Ромбура за другую руку, пока капитан сравнивал показания идентификационных приборов. Наконец на экран поступило сообщение биометрического сканера: Подтверждено. Граф Доминик Верниус.

— Разрешение дано, — произнес Ромбур в ручное переговорное устройство. — Входите! Мама, что случилось?

Кайлея выглядела разбитой, словно под ее ногами разверзлась земля, сама она еще не поняла, что тоже падает в пропасть. От всех прибывших пахло потом, дымом и страхом.

— Твоя сестра принялась распекать субоидов и уговаривать их вернуться на работу, — сказала Шандо. При этих словах, несмотря на боль, в ее глазах сверкнули смешинки. — Это было очень глупо.

— Но некоторые из них уже были готовы это сделать, — сказала молодая женщина, и щеки ее, покрытые пятнами копоти, залились краской.

— Да, но один из них достал пистолет и открыл огонь. Хорошо еще, что этот человек не умеет целиться. — Шандо коснулась свей груди и руки, показывая раны.

Доминик отстранил гвардейца и подошел к медицинской аптечке. Он решил сам обработать раны жены.

— Ничего серьезного, любовь моя. Позже я буду целовать рубцы. Но тебе не следовало так рисковать.

— Даже ради того, чтобы спасти Кайлею? — Шандо закашлялась, и ее глаза сверкнули от навернувшихся слез. — Ты бы сделал то же, чтобы защитить любого из своих детей или даже Лето Атрейдеса. И не вздумай это отрицать.

Отведя глаза, Доминик неохотно кивнул.

— Все же это расстраивает меня… Как близко ты подошла к смерти. За что я бы стал тогда сражаться?

— Много за что, Доминик. У тебя есть еще за что драться.

Наблюдая за этой короткой сценкой. Лето понял, что подвигнуло юную наложницу покинуть императора и почему герой многочисленных войн рискнул гневом Эльруда, но женился на ней.

Снаружи, в потайном коридоре отделение вооруженных солдат снова заняло свой пост, закрыв за собой двери. На экране наружного наблюдения Лето видел остальных — штурмовые подразделения, готовые к отражению внутреннего мятежа, вооруженные лазерными орудиями, сенсорами и ультразвуковым оснащением, занимали позиции в туннеле, ведущем к пещере.

Ромбур, у которого гора с плеч упала с тех пор, как он увидел своих родителей и сестру, сердечно обнял родных.

— Все будет хорошо, — сказал он, — вот увидите.

Несмотря на рану, леди Шандо держалась молодцом, это была храбрая женщина, хотя следы слез под воспаленными красными глазами говорили, что она плакала. Владея собой, Кайлея посмотрела на Лето, но потом опустила свои изумрудные глаза. Она потерпела поражение и не считала нужным это скрывать. Теперь она выглядела разбитой, хрупкой, вопреки обыкновению создавать вокруг себя ореол превосходства. Лето хотелось успокоить ее, но он колебался. Все казалось таким непрочным, таким пугающим.

— У нас мало времени, дети, — сказал Доминик, вытирая пот с бровей и утомленных потных бицепсов. — Настало время принятия отчаянных решений.

Его выбритый череп был покрыт чьей-то кровью; друга или врага? — подумалось Лето. С лацкана свисал разорванный геральдический завиток.

— Сейчас не время называть нас детьми, — сказала Кайлея, выказав неожиданную силу духа. — Мы все часть этой битвы.

Ромбур выпрямился. Как это ни странно, но даже на фоне своего могучего отца он выглядел сейчас по-королевски, а не униженным и полноватым подростком.

— И мы готовы помочь тебе отвоевать Икс. Вернии — это наш город, и мы должны взять его назад.

— Нет, вы все трое останетесь здесь. — Доминик поднял свою мощную руку, заставив Ромбура прекратить возражения. — Первое и самое главное — это сохранить наследников. Я не буду слушать никакие возражения по этому поводу. Каждое мгновение спора отнимает у меня время, отдаляет меня от моего народа, а ему сейчас жизненно необходимо мое руководство.

— Вы, мальчики, слишком молоды, чтобы сражаться, — сказала Шандо, ее точеное лицо было сейчас жестким и несокрушимым. — Вы — будущее ваших уважаемых Домов. Вы оба.

Доминик выступил вперед и впервые посмотрел в глаза Лето, словно только теперь он разглядел в юном Атрейдесе мужчину.

— Лето, твой отец никогда не простил бы меня, если бы с его сыном что-то случилось. Мы уже послали сообщение старому герцогу, известив его о происходящем. В ответ он сообщил, что окажет ограниченную помощь и вышлет спасательную экспедицию, чтобы принять тебя, Ромбура и Кайлею на Каладане. Моим детям будет предоставлено безопасное убежище.

Доминик положил свои мускулистые руки на плечи своих детей, детей, которые в эти мгновения перестали быть младенцами.

— Герцог Атрейдес защитит вас, предоставив вам убежище. Это все, что он сейчас может сделать.

— Это же смешно, — воскликнул Лето, глаза его сверкнули. — Вы тоже должны получить убежище в Доме Атрейдесов, милорд. Мой отец никогда не откажет вам в нем.

Доминик мимолетно улыбнулся.

— Нет сомнения, что Пауль поступит именно так, как ты говоришь, но я не могу принять этого, потому что в таком случае мои дети будут обречены.

Ромбур с тревогой посмотрел на сестру. Леди Шандо кивнула и продолжила; она и ее муж уже обсудили различные возможности.

— Ромбур, живя в изгнании на Каладане, вы будете в полной безопасности, потому что никому не будете нужны. Я подозреваю, что этот кровавый бунт был затеян не без имперского влияния и поддержки и что теперь вся мозаика сложилась в ясную картину.

Ромбур и Кайлея недоверчиво переглянулись, потом посмотрели на Лето.

— Имперской поддержки?

— Я не знаю, зачем императору понадобился Икс, — сказал Доминик, — но гнев императора направлен против меня и вашей матери. Если я отправлюсь вместе с вами ко двору Атрейдесов, то охотники явятся за всеми нами. Они найдут формальный предлог напасть на Каладан. Нет, я и ваша мать должны найти способ отвести от вас эту угрозу.

Ромбур стоял исполненный негодования. Его бледные щеки вспыхнули.

— Мы можем продержаться здесь очень долго, отец. Я не хочу покидать тебя.

— Дело сделано, сынок. Обо всем уже договорились. Никто, кроме Атрейдесов, не придет к нам на помощь, никто не спасет нас — ни имперские сардаукары, ни войска Ландераада. Никто не вытеснит отсюда тлейлаксов. Субоиды — всего лишь пешки в их руках. Мы послали призыв о помощи всем Великим Домам и Ландсрааду, но никто не сдвинулся места. Кто-то обошел нас…

Стоя рядом с мужем, леди Шандо хранила гордую осанку, несмотря на боль и растрепанную одежду. Она была и осталась леди Великого Дома, она была и наложницей императора, но прежде того она была низкорожденной. Шандо могла быть счастливой и без иксианских регалий.

— Но что будет с вами? — спросил Лето, поскольку ни Ромбур, ни Кайлея не осмелились спросить об этом родителей.

— Дом Верниусов станет… отступником, ренегатом. — Леди Шандо колебалась лишь мгновение, прежде чем произнести это страшное слово.

— Ад Вермиллиона! — сказал наконец Ромбур. У его сестры перехватило дыхание, и она лишилась дара речи.

Шандо поцеловала своих детей.

— Мы возьмем с собой то, что нам удастся спасти, а потом Доминик и я расстанемся и уйдем. Может быть, на многие годы. Некоторые, самые верные, последуют за нами, другие попытаются бежать сами, а остальные останутся здесь на милость победителя. Мы начнем новую жизнь, и со временем счастье и богатства вернутся к нам.

Доминик неловко пожал руку Лето, не просто сцепив с ним пальцы, как было принято в Империи, а именно пожал ее по старому земному обычаю. Империя — вся, от императора до Главных Домов — отвернулась от Верниусов. С того момента, как они объявили себя отступниками, их Дом перестал существовать как часть Империи.

Шандо и Кайлея, обнявшись, тихо плакали, а Доминик крепко обнял сына за плечи. Несколько мгновений спустя граф Верниуси его супруга, взяв с собой взвод солдат, отбыли по туннелю, а Ромбур и Кайлея, взявшись за руки, следили по экрану, как навсегда уходят их родители.

* * *
На следующее утро три беглеца сидели в неудобных, но весьма эффективных подвесных креслах, ели энергетические плитки и пили сок «Иксап». И ждали.

Кайлея была немногословной, она словно берегла силы, которые растеряла, сражаясь с обстоятельствами. Старший брат пытался ободрить ее, но без всякого успеха. Изолированные от внешнего мира, отрезанные от него мощными стенами, они не слышали ни одного слова извне, не знали, прибыло ли подкрепление или их любимый город продолжает гореть…

Кайлея почистилась, сделав все, что могла, со своим порванным платьем, и постаралась с достоинством нести свое новое обличье.

— На этой неделе я должна была посетить бал. — Она произнесла это без всяких эмоций, словно ее голос навсегда их лишился. — Бал по случаю солнцестояния Дура, самый большой праздник на Кайтэйне. Моя мать говорила, что я смогу поехать на этот бал, когда вырасту. — Она посмотрела на Лето и невесело рассмеялась. — Поскольку в этом году меня должны были посватать за подходящего мужа, то, должно быть, я стала достаточно взрослой, чтобы выезжать на балы. Ты так не думаешь?

Она принялась перебирать кружева рукава, а Лето не знал, что ответить. Он попытался представить себе, что сказала бы леди Елена дочери Верниуса.

— Когда мы прибудем на Каладан, я попрошу мать устроить грандиозный бал по случаю вашего приезда. Тебе понравится это, Кайлея?

Он знал, что леди Елена будет негодовать по поводу приезда детей Верниуса из-за своих религиозных воззрений, но даже его мать смягчится в связи со страшными обстоятельствами на Иксе. При всех своих недостатках леди Елена никогда не допускала нарушений правил приличия. Она не совершала социальных faux pas.

Глаза Кайлеи вспыхнули гневом, и Лето отпрянул.

— Что, я буду танцевать с рыбаками, отплясывающими джигу, и рисовыми фермерами, исполняющими ритуальный хоровод в честь богини плодородия?

Ее слова глубоко ранили, и Лето почувствовал, что его планета и его наследство не подходят для такой девушки, как Кайлея.

Кайлея, однако, быстро смягчилась и коснулась пальчиками руки Лето.

— Прости меня. Лето. Прости. Просто мне так хотелось побывать на Кайтэйне, увидеть императорский дворец, чудеса двора.

Ромбур сидел охваченный печалью.

— Эльруд никогда бы не разрешил этого, и все из-за того, что до сих пор злится на маму.

Кайлея встала и зашагала по маленькой, пропахшей водорослями комнатке.

— Ну почему, почему она его оставила? Она могла остаться во дворце, жить в непостижимой роскоши, но вместо этого она предпочла приехать в эту пещеру. Да, да, пещеру, которую теперь к тому же осаждает всякий сброд. Если бы отец действительно любил ее, заботился о ней, то разве мог бы он просить ее столь многим пожертвовать? В этом же нет никакого смысла.

Лето постарался утешить ее.

— Разве ты не веришь в любовь, Кайлея? Я же видел, как твои родители смотрят друг на друга.

Кайлея отвернулась и принялась отыскивать на полках с играми что-нибудь развлекательное. Лето решил не затрагивать больше столь болезненный предмет. Вместо этого он решил кое-что предложить Ромбуру и повернулся к нему.

— Мы должны каждый выкроить время и научиться управлять орнишипом. Сейчас как раз настало время, — сказал он.

— В этом нет никакой необходимости. Я могу управлять этими машинами, — ответил Ромбур.

Сделав глоток консервированного сока. Лето облизал губы.

— А что, если тебя ранят или случится кое-что похуже, что мы тогда будем делать?

— Ты знаешь, а ведь он прав, — сказала Кайлея, не поднимая глаз от развлекательных файлов. — Давай ему все покажем, Ромбур.

Принц посмотрел на Лето.

— Хорошо, ты знаешь, как управлять орнитоптером или челноком?

— Я учился водить орнитоптер, когда мне было десять лет. Но единственными челноками, которыми я управлял, были роботы-тренажеры.

— Безмозглые машины, которые выполняют заданные функции, невзирая на меняющиеся обстоятельства. Я ненавижу эти вещи… хотя мы сами их производим. — Он откусил кусок плитки. — Впрочем, оговорился: производили. До того, как пришли тлейлаксы.

Он поднял руку над головой и потер камень, вделанный в кольцо, удостоверяющее, что его носитель — наследник Дома Верниусов.

По этому сигналу большая плита отделилась от потолка и медленно опустилась на пол, открыв в потолке отверстие. Посмотрев вверх, сквозь открывшееся отверстие. Лето увидел гладкий блестящий корпус.

— Пойдем со мной. — Ромбур ступил на панель, к ним присоединилась Кайлея. — Мы проверим системы.

Взойдя на борт. Лето почувствовал, что какая-то сила подтолкнула его вверх. Все трое взлетели мимо корабля и оказались на площадке выше серебристого фюзеляжа космического судна.

Орнишип напомнил Лето космический лихтер, маленькое судно с узким корпусом и иллюминаторами из плаза. Соединение орнитоптера и космического корабля в одной машине. Орнишип мог работать на низкой околопланетной орбите. Эти орнишипы были нарушением монополии Гильдии на космические полеты и поэтому считались самым главным секретом Икса, которым можно было пользоваться только в случае крайней необходимости.

Люк, скользнув в сторону, открылся, и Лето услышал, как тихо урчат и гудят механические и электронные системы корабля. Ромбур провел Кайлею и Лето в центральную рубку управления. Перед двумя одинаковыми панелями с клавиатурой помещались два кресла с высокими спинками. Ромбур сел в одно кресло, а Лето во второе. Панели освещались мягким зеленоватым светом. Сенсиформный материал кресел изменил форму сидений по фигуре каждого из юношей. Кайлея встала позади брата, положив руки на спинку его кресла.

Пальцы Ромбура заплясали по клавиатуре. Он сказал:

— Я перевожу твою клавиатуру в учебный режим. Корабль сам научит тебя, как им управлять.

Панель Лето сменила цвет на желтый. Эти запреты Джихада Слуг на думающие машины… Лето в растерянности поморщился. Как много может эта машина думать? Мать давно предостерегала его от принятия некоторых вещей, особенно же иксианских вещей, за чистую монету по их внешнему виду. Сквозь прозрачный плаз лобового окна он видел только серую скалу — грубую поверхность водорослевого убежища.

— Значит, она все же думает? Так же, как обучающие механизмы, которые вы мне показывали?

Ромбур помедлил с ответом.

— Э, я понимаю, что у тебя на уме. Лето, но эта машина не воспроизводит процесс человеческого мышления. Субоиды просто этого не понимают. Подобно нашим механическим обучающим машинам, которые сканируют бойца, они просто реагируют, а не думают, но реагируют молниеносно. Машина читает твои движения, предсказывает их продолжение и отвечает.

— Для меня это звучит точно так же, как «думает».

На панели перед Лето огоньки продолжали переплетаться в своем замысловатом танце.

Кайлея подавленно вздохнула.

— Джихад Слуг был тысячи лет назад, а человечество все еще ведет себя как охваченная ужасом мышка, прячущаяся от тени. В Империи бытуют предрассудки, направленные против Икса, потому что мы делаем машины. Люди не понимают, что мы делаем, а непонимание порождает подозрение.

Лето кивнул:

— Так помогите мне понять. Давайте начнем. Он посмотрел на контрольную панель и постарался сдержать свое нетерпение. Последние несколько дней все они провели под давлением беспощадного стресса.

— Помести свои пальцы над идентификационными пластинками, — сказал Ромбур. — Не прикасайся к ним, просто приблизь к ним свои пальцы.

Лето послушался и почувствовал, как его тело окружает желтоватое сияние, по коже пробежали мурашки, словно кожу кололи тысячи мелких игл.

— Машина усваивает идентифицирующие компоненты твоего тела: форму лица, мелкие рубцы на коже, отпечатки пальцев, рисунок сетчатки. Я ввел в машину инструкцию принимать твои вводные.

Облако света постепенно исчезло.

— Теперь ты авторизован, — сказал Ромбур. — Можешь активировать учебную программу; для этого надо провести пальцами над вторым рядом световых индикаторов.

Лето выполнил инструкцию Ромбура, и перед ним появился кожух аппарата, синтезирующего реальность. На голографическом экране появилось воздушное изображение зубчатых гор и скалистых ущелий — та самая сцена, которую он наблюдал несколько месяцев назад, когда его бесцеремонно высадили на поверхность незнакомой планеты с челнока Гильдии.

Внезапно в помещении внизу вспыхнули какие-то искры. В уши ударил грохот взрывов и шипение вспышек статического электричества. Синтетический ландшафт потускнел, стал размытым, потом снова стал четким, а затем окончательно исчез. В голове Лето со звоном отдавался нараставший внизу грохот.

— Сиди, — рявкнул Ромбур, — это уже не имитация.

— Они нас уже нашли. — Кайлея упала на низкое сиденье позади кресла Лето, и ее тотчас же автоматически окружило персональное защитное поле. Лето почувствовал тепло другого ПЗП, которое, словно кокон, окружило его самого. Он ясно увидел, как Ромбур пытается закрепить себя в кресле пилота.

На наблюдательном экране корабля Ромбур видел, как солдаты Тлейлаксу и вооруженные субоиды, скопившиеся в туннеле, ведущем в потайную камеру, пытаются выстрелами из лазерных ружей открыть дверь в водорослевое убежище. Атакующие уже преодолели второе заграждение. Капитан Жаз и несколько оставшихся с ним солдат, превратившись в дымящийся могильный холм, лежали на полу пещеры.

— Может быть, твои родители успели уйти, — сказал Лето, — я надеюсь, что они в безопасности.

Ромбур с силой ударил по клавиатуре, переводя корабль из учебного режима в боевой. На этот раз он начал готовить машину к реальному взлету. Лето откинулся на спинку кресла и попытался отдать управление. Наружная имитация все еще наполняла его внутренний взор видами нетронутой дикой природы древнего Икса.

Снаружи корабля полыхнула яркая синяя вспышка. Взрыв потряс всех троих. Лето слышал, как Ромбур застонал от боли и тряхнул головой, чтобы отогнать от себя видение учебной голограммы. Иксианский принц упал вперед на панель; по его лицу текла кровь.

— Что за черт? — крикнул Лето. — Ромбур!

— Это реальность. Лето! — закричала Кайлея. — Поднимай машину, нам надо взлететь.

Лето прижал пальцы к панели, пытаясь переключить режиме учебного на реальный, но Ромбур не успел приготовить орнишип к взлету. Еще один взрыв потряс стены убежища, разметав осколки покрытой водорослями скальной породы. В главное помещение убежища ворвались зловещие фигуры.

Ромбур продолжал стонать. Прямо под ними собрались субоиды, которые, громко крича, показывали пальцами на корабль, в котором прятались трое беглецов. Огонь лазерного ружья опалил каменную стену убежища и покрытый металлическими плитами корпус орнишипа. Лето наконец удалось активировать систему последовательности автоматического запуска. Забыв о своих сомнениях, он теперь от души надеялся, что интерактивный компьютер сможет эффективно функционировать.

Орнишип стремительно пронесся вертикально вверх по направляющему каналу, потом пробил каменный колпак канала, слой снега и взмыл в небо, полное ослепительно сияющих облаков. Управляя полетом движениями пальцев. Лето сумел в последний момент уйти от блистающего луча лазера, направленного из автоматического защитного лазерного комплекса, которым тоже овладели мятежники. Лето зажмурился от яркого солнечного света.

Выйдя крутым виражом в стратосферу и стараясь первым уничтожить врага, который нападет на них из космоса. Лето заметил на низкой орбите громадный лайнер Гильдии. От массивного корабля отделились два луча света в форме буквы V, знакомый для Лето сигнал: Корабли Атрейдесов.

С командной панели Лето послал идентифицирующий сигнал на особом боевом языке Атрейдесов, который отец и учителя прочно вбили ему в голову. Спасательные корабли разделились, и каждый занял положение сбоку от орнишипа, образовав охранение. Пилоты просигналили, что приняли сообщение и опознали Лето. Ослепительная пурпурная вспышка с правого борта одного из кораблей разметала облако, за которым прятались враги.

— Ромбур, ты в порядке? — Кайлея улучила момент, чтобы осмотреть рану брата.

Молодой Верниус пошевелился, приложил руку к голове и застонал. Крепившийся к потолку электронный блок, упав, ударил его по голове, а потом разбился об пол вдребезги.

— О ад Вермиллиона! Я не активировал вовремя ПЗП. — Он несколько раз моргнул, потом попытался вытереть кровь с глаз.

Пользуясь вновь приобретенными навыками. Лето, сопровождаемый эскортом, ввел корабль в безопасный трюм лайнера, где уже находились два больших боевых фрегата Атрейдесов. Как только орнишип был закреплен, на систему связи пришло сообщение на галахском языке, но с характерным протяжным каладанским акцентом.

— Хорошо, что мы смогли на лишний час задержать лайнер Гильдии. Добро пожаловать на борт, принц Лето. Как самочувствие ваше и ваших спутников? Все ли живы?

Лето посмотрел на Ромбура, который ощупывал свою разбитую голову.

— Нас трое, все более или менее невредимы. А сейчас увезите нас с Икса.

После того как орнишип закрепился между кораблями Атрейдесов в предназначенном для него месте внутри исполинского лайнера. Лето осмотрелся по сторонам. Сквозь иллюминаторы больших фрегатов он увидел солдат Атрейдесов, одетых в черно-зеленую форму, украшенную знакомыми ястребиными гребнями. Он испустил глубокий вздох облегчения.

Потом он озабоченно взглянул на Ромбура; сестра вытирала кровь с его лица куском бинта. С трудом взглянув на Лето, иксианский принц сказал:

— Ну, прости за имитацию, друг. Всегда лучше учиться в деле.

Сказав это, он потерял сознание и повалился на бок.

*** 

===

~ ~ ~
Даже беднейший Дом может быть богат своей верностью. Приверженность, приобретенная взятками или высоким жалованьем, может нарушиться в самый худший момент. Приверженность, которая идет от сердца, крепче, чем алмаз, и дороже чистейшей пряности.

Герцог Пауль Атрейдес
В грузовом отсеке затерявшегося в бескрайних галактических просторах лайнера Гильдии, одиночный, ничем не примечательный иксианский крейсер был абсолютно незаметен и неразличим среди других переполненных пассажирами кораблей. Крейсер, на борту которого находились наши беглецы, часто менял лайнеры, сбивая со следа возможную погоню.

Внутри этого незаметного космического крейсера Доминик Верниус и Шандо находились как пассажиры, вместе с потрепанными остатками своих вооруженных сил. Многие солдаты личной гвардии были убиты, многие не успели на корабль к моменту старта, а некоторые решили испытать судьбу и остаться на Иксе после происшедшего переворота. Люди на борту почти все время молчали.

Личный слуга леди Шандо Омер кривил лицо, подергивал узкими плечами; прямые черные волосы были подстрижены вровень с воротником; и воротник и волосы находились сейчас в весьма плачевном состоянии. Из всей прислуги один только Омер решил сопровождать семью в изгнание. Робкий и боязливый человек, он страшно боялся неизвестности, которая ожидала его, останься он под властью тлейлаксов.

Короткие сообщения посла Пилру не оставляли сомнения в том, что не стоит ждать военной помощи ни от Ландсраада, ни от императора. Объявив себя отступниками, Верниусы порвали все узы, как, впрочем, и все свои союзные обязательства.

Сиденья, корзины и кофры на борту корабля беглецов были набиты драгоценными камнями и ценными вещицами, которые можно было продать за наличные. Их бегство могло продолжаться много-много лет.

Доминик сидел рядом с женой, держа в своей ладони ее маленькую хрупкую руку. Редкие брови Верниуса сошлись на переносице от тяжких раздумий.

— Эльруд вышлет специальные команды, чтобы разыскать нас, — сказал он. — На нас начнут охоту, как на диких животных.

— Ох, ну почему он просто не оставит нас в покое? — простонал Омер, тряхнув гривой своих прямых волос. — Мы и так все потеряли.

— Для Руди этого недостаточно, — отозвалась Шандо, повернувшись к своему камердинеру. Она сидела, выпрямив спину. Осанка ее отличалась поистине королевским достоинством. — Он так и не простил мне, что я уговорила его отпустить себя. Я не лгала, но он подумал, что я обвела его вокруг пальца.

Она посмотрела в иллюминатор, окантованный сер-хромом. Иксианский корабль был мал, не нес никаких опознавательных знаков Дома Верниусов: простой экипаж, используемый для перевозки грузов или пассажиров. Шандо сжала руку мужа, стараясь не думать о счастье, которое им изменило.

Она вспомнила день своего отъезда из Кайтэйна, день, когда она покинула навсегда императорский двор, чисто вымытая, благоухающая и украшенная цветами из оранжереи Эльруда. Другие наложницы подарили ей броши и драгоценности, которые начинали светиться от телесного тепла. Тогда она была молода и взволнованна, душу ее распирало от благодарной памяти и приобретенного опыта, хотя сердце щемило от предстоящей новой жизни с человеком, которого она беззаветно любила.

Шандо держала в тайне свой роман с Домиником и оставила Эльруда на условиях, которые посчитала вполне приемлемыми. Он сам благословил ее отъезд. Она и император последний раз разделили ложе, с чувством поговорив о том, что объединяло их. Эльруд не понимал, почему она хочет покинуть Кайтэйн, но у него была масса других наложниц, в конце концов. Ее потеря значила для него не слишком много до тех пор, пока он не узнал, что она покинула его, полюбив другого мужчину.

Как не похоже это поспешное бегство с Икса на пышный парадный отъезд с Кайтэйна. Она горько вздохнула.

— Процарствовав почти полтора века, Руди научился долго пестовать свою месть.

Доминик уже давно не испытывал по отношению к императору и тени ревности и только усмехнулся от этого ласкательно-уменьшительного прозвища, которым наградила императора Шандо.

— Ну что ж, теперь он поквитался с нами. Теперь нам придется набраться терпения, чтобы восстановить состояние нашего Дома. Если не ради нас самих, то хотя бы ради наших детей.

— Я доверяю Паулю Атрейдесу, он сохранит их, — сказала Шандо. — Пауль — хороший человек.

— Однако мы не должны доверять никому, когда речь идет о сохранении наших жизней, — возразил Доминик. — Для нас это достаточно тяжкое испытание.

Скоро Доминику и Шандо предстояло расстаться, каждый из них примет новое обличье и отправится на выбранную им планету, надеясь, что со временем им удастся вновь соединиться. Им пришлось дать чиновникам Гильдии огромные взятки, чтобы их имена не значились в списках пассажиров лайнеров. Муж и жена приникли друг к другу, зная, что в их жизни начинается непредвиденно долгая полоса неопределенности.

Впереди был только безграничный космос.

* * *
Оставшись один на опаленном войной Иксе, К'тэр Пилру спрятался в крошечной комнатке, защищенной временным полем. Он надеялся, что никакие субоиды не найдут его здесь. Ему казалось, что это единственный шанс укрыться от творившейся вокруг вакханалии убийств.

Мать когда-то показала К'тэру эту каморку, вырубленную позади донжона Гран-Пале в толще коры планеты. Как и остальные придворные Верниусов, сыновья посла Пилру К'тэр и Д'мурр имели право воспользоваться этой комнатой как убежищем, если в этом возникнет необходимость. С той же методичностью, какая отличала С'тину в банковских делах, она показала сыновьям это место, надеясь, что они все запомнят. Потный, голодный и охваченный ужасом К'тэр с облегчением обнаружил, что убежище цело и невредимо среди всеобщего хаоса, пушечного огня и взрывов.

Теперь, когда он был в безопасности и тишине, на него обрушилось потрясение от полного осознания того ужаса который приключился с его городом, с его миром, с его планетой. Он не мог поверить, что все погибло, что пышность, великолепие и величие повержены в прах, кровь и смрад.

Его брат-близнец исчез, увезенный членами Гильдии, чтобы стать навигатором. В тот момент он был очень расстроен потерей, но теперь облегчение приносила мысль о том, что Д'мурр находится вдалеке от ужасов бунта. К'тэр не желал никому такого испытания… но надеялся, что брат получит известие. Не перехватят ли его тлейлаксы?

К'тэр попытался снестись с отцом, но посол Пилру был интернирован на Кайтэйне, когда кризис достиг своего апогея. Оказавшись среди огня, взрывов и банд жаждущих крови субоидов, К'тэр не видел для себя другой альтернативы, кроме поиска спасения. Главное было выжить. Темноволосый молодой человек, он был бы наверняка убит, если бы попытался проникнуть во дворец Верниусов.

Их мать к этому времени была уже мертва.

К'тэр прятался в маленькой комнатушке, где были выключены все светильники, прислушиваясь к дальнему грохоту канонады и к еще более громкому стуку собственного сердца и к своему дыханию. Он был жив. Жив.

Тремя днями ранее он видел, как повстанцы разрушили то крыло здания посольства Гильдии, ту секцию массивного дома, где располагались иксианские служащие банка Гильдии. Их мать была там. Он и Д'мурр знали это место как свои пять пальцев — так часто они бывали здесь, когда были маленькими.

Он знал, что С'тина забаррикадировалась в подвалах с архивами — она не могла бежать и отказывалась верить в то, что взбунтовавшиеся субоиды осмелятся атаковать здание посольства нейтральной Гильдии. Но субоиды не понимали тонкостей политики, и им не было никакого дела до других держав. С'тина послала К'тэру сообщение, в котором велела ему прятаться, чтобы переждать бунт, и ждать, когда все уляжется. Они оба тогда не могли поверить, что дела примут совсем дурной оборот.

Пока К'тэр наблюдал, раздался взрыв, оторвавший от массивного здания Гильдии целую секцию, которая с жутким грохотом обрушилась на землю, погребая под собой часть бунтовщиков и всех банкиров и служащих Гильдии.

Воздух наполнился дымом и неистовыми криками, и сражение возобновилось. К'тэр понял, что совершенно бессмысленно кидаться на поиски тела матери. Вместо этого, осознав, что весь привычный мир окончательно погиб, юноша бросился в единственное убежище, о существовании которого знал.

Спрятавшись во временном убежище, он поспал, свернувшись калачиком, как эмбрион, а проснувшись, почувствовал решимость, к которой, впрочем, примешивалась изрядная доля гнева и печали. К'тэр разыскал и подсчитал запасы провизии, лежавшей в коробках с нулевой энтропией; осмотрел оружие в маленьком ружейном шкафу. В отличие от больших водорослевых убежищ в этом не было орнишипа. Он надеялся, что комнаты этой не было ни на каких картах, ни на официальных, ни на самодельных. Если это не так, то тлейлаксы и их тупые подручные субоиды, без сомнения, найдут его.

Ошеломленный и апатичный, К'тэр словно впал в спячку и потерял чувство времени, не зная ни когда он сможет покинуть убежище, ни куда можно послать сообщение. Он не думал, что на Икс прибудет спасательный экспедиционный корпус извне; это должно было быть сделано уже давно. Отец уехал навсегда. Ходили панические слухи, что представители Дома Верниусов бежали с планеты и стали отступниками. Гран-Пале был покинут и разграблен. Скоро он станет штаб-квартирой новых хозяев Икса.

Отбыла ли Кайлея Верниус вместе с семьей, спасаясь от разрушений и поражения? К'тэр от души надеялся на это. В противном случае она стала бы прекрасной мишенью для обозленных мятежников. Она была светской красавицей, рожденной для придворной жизни и дворцовых интриг, а не для примитивного выживания.

К'тэр чувствовал настоящее страдание от того, что его город был разграблен и разрушен. Он вспомнил хрустальные пешеходные дорожки, здания-сталактиты, великие достижения в строительстве лайнеров, корабли, взлетавшие словно силой волшебства по воле гильд-навигаторов. Как часто они с Д'мурром исследовали длинные туннели, разглядывали огромные гроты — символы могущества и процветания Икса и всех его обитателей. Теперь все разрушили субоиды. И ради чего? Он сомневался, что они вообще понимали, зачем делали все это.

Может быть, К'тэру удастся найти выход на поверхность планеты, войти в контакт с командой какого-нибудь транспортного корабля и отправиться на Кайтэйн, где можно будет встретиться с отцом? Является ли Каммар Пилру все еще послом? Или он входит в правительство в изгнании? Вероятно, нет.

Нет, К'тэр не может покинуть свою планету и оставить ее на произвол судьбы. Это Икс, это его дом, и он отказывается бежать. Он поклялся выжить, но… однако. Он попробует, а там будь что будет. Когда пыль осядет, он сможет надеть старую поношенную одежду и смиренно прикинуться одним из недовольных иксианцев, готовых присягнуть на верность новым хозяевам. Сомнительно, однако, чтобы это было безопасно.

Конечно, нет, если он собирается сражаться.

   Читать  дальше  ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22673/fulltext.htm 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 133 | Добавил: iwanserencky | Теги: литература, чужая планета, слово, Хроники Дюны, текст, из интернета, книга, люди, ГЛОССАРИЙ, писатели, Кевин Андерсон, Брайан Герберт, фантастика, книги, Вселенная, Дом Атрейдесов, Будущее Человечества, будущее, Хроники, миры иные, проза | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: