Главная » 2023 » Май » 12 » Битва за Коррин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 246
00:10
Битва за Коррин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 246

---

===

 Вориан колебался всего одно мгновение.
— В данной ситуации это будет всего лишь красивым, но бессмысленным жестом, примеро. Ни один корабль не сможет прорваться в атмосферу и сбросить бомбы. Я не хочу напрасно терять жизни наших людей.
— Мы вызываемся на это добровольно, верховный главнокомандующий. Это наш последний шанс.
— Нет, оставайтесь на месте. Отставить атаку. Квентин не верил своим ушам.
— Давайте по крайней мере активируем скрэмблерные спутники, которые уже находятся на орбите. Тогда они не смогут получать подкрепления.
— Наоборот, примеро, я хочу, чтобы они все сконцентрировались у Коррина. Не активировать скрэмблеры без моей команды. Пока не активировать. — В голосе командующего проскользнули нотки самодовольства. — У меня есть одна идея.
С поверхности планеты между тем рванулись вверх другие корабли, укреплявшие оборону и ощетинившиеся оружием. Эти суда были готовы, пожертвовав собой, встать барьером на пути возможной атаки со стороны сил Лиги. Проникая в солнечную систему Коррина, поток вражеских кораблей разветвлялся и словно саранча облеплял планету со всех сторон. Вернувшиеся суда плотным кольцом окружили планету на внутренней орбите, образовав непроницаемый барьер.
Теперь и Квентин понял замысел верховного главнокомандующего.
— Так вы хотите, чтобы машины сами сунули голову в петлю.
— Они сделают за нас всю нашу работу, примеро.
Волна за волной, возвращающиеся машины продолжали упрямо формировать защитный барьер вокруг планеты. Квентин понимал, что такую силу не сможет одолеть остаток их флота, проведшего Великую Чистку. Оборона Салусы также не выдержала бы удара такого сильного флота. Оставалось только наблюдать, как последние из прибывших кораблей заполнили пустые ячейки в непроницаемой обороне последней планеты Синхронизированного Мира.
— Вот теперь полный порядок, — довольно произнес верховный главнокомандующий Атрейдес. — Активировать скрэмблерную сеть.
Было такое впечатление, что Вориан улыбается.
Все расположенные над Коррином скрэмблерные станции были активированы одновременно, образовав смертельную для роботов сеть электромагнитного излучения. Любой робот, который попытается пролететь сквозь эту сеть, будет неминуемо выведен из строя. Ни один электронный мозг с его гель-контурными цепями не способен будет выдержать воздействия губительного для него поля.
— Мы не уничтожили их, — сказал Вориан, — но теперь все мыслящие машины надежно закупорены в этой бутылке. Скрэмблеры будут держать их взаперти, и отныне мыслящие машины перестанут тревожить нас, и перестанут надолго.
— Похоже на мышеловку, — произнес Квентин, рассмотрев картину на сканере. В голосе примеро слышались бесконечная усталость и разочарование. — Они загнаны в угол, как крысы.
Вориан оценил ситуацию и превосходно рассчитал шансы.
— Теперь нам надо оставить здесь почти все наши корабли, чтобы следить за роботами и не дать им прибыть откуда-нибудь еще. Мы будем стоять здесь до тех пор, пока не изобретем надежный способ покончить с ними.
Главнокомандующий уже начал обдумывать следующий шаг, понимая, что каждая секунда задержки играет на руку мыслящим машинам, которые будут использовать промедление для усиления своей мощи. Но скрэмблеры все равно будут надежно держать их на планете. Вориан покачал головой.
— Теперь, когда Омниус надежно заперт в бутылке, мы должны оставить на орбите необходимое число кораблей и привести сюда очень мощный флот, который можно будет бросить на Коррин до того, как Омниус успеет усилить свой флот и наземные войска. Коррин — это последняя остановка — как для мыслящих машин, так и для человечества.
Сжав кулак, он ударил по ручке командирского кресла.
— Примеро Батлер, я приглашаю вас на борт флагмана. Вы и я вернемся в Зимию, чтобы доложить обстановку Совету.
— Слушаюсь, верховный главнокомандующий. — Квентин сгорбился от сознания поражения, плечи его ссутулились. Они принесли в жертву столько жизней, они так тяжко трудились… но внезапно его озарило. Эта мышеловка, которую они устроили мыслящим машинам, тоже была своего рода победой. Для того чтобы ободрить солдат, он сказал:
— Подумайте только, посмотрите на весь этот огромный флот. Весь флот проклятых роботов! Заставив Омниуса отозвать все свои корабли сюда, мы спасли все население Салусы Секундус.
— Я бы предпочел уничтожить мыслящих машин, — тихо, словно для себя, сказал первый помощник и стукнул кулаком по столу, явно расстроенный до глубины души тем, что им не удалось довести начатое дело до конца.
— На это у нас еще будет время, — ответил ему Квентин. — Мы найдем способ сделать это. Приготовиться к отходу на безопасное расстояние, но держать роботов в ловушке и проявлять бдительность.

***  

===

Победа. Поражение. Это пустые слова, иллюзии. Главное — бесстрашно сражаться со смертью, и тогда жизнь не будет считать тебя в числе своих бесчисленных рабов.
Мастер меча Истиан Госс


Основная масса потрепанного спейсфолдерного флота осталась на орбите Коррина, неся на борту импульсные атомные боеголовки, чтобы удержать мыслящих машин на планете. Благодаря густой сети скрэмблерных станций силы Омниуса оказались запертыми на своей планете на какое-то, пусть даже и долгое время. Но равновесие было очень хрупким.
Вориан Атрейдес и Квентин Батлер спешно отправились на Салусу Секундус. Прибыв в столицу, верховный главнокомандующий начал формировать следующую группу боевых кораблей Лиги, забирая все суда с оборонительных позиций на орбите, несмотря на то, что с других планет начали возвращаться беженцы. Он требовал все крупные корабли, даже те, которые не были оснащены свертывающими пространство двигателями, желая отправить и их на Коррин без малейшего промедления.
— Мне нужен каждый штурмовик, каждая баллиста. Мне нужны все без исключения корабли.
— Но это оставит нас совершенно беззащитными! — визгливо воскликнул вице-король, который одним из первых бежал с Салусы и первым возвратился, как только миновала опасность. — Разве это разумно — как с военной, так и с политической точки зрения?
— В данный момент нам просто не от кого защищаться. Если мы не удержим Омниуса на Коррине — если мы не найдем способ уничтожить его там, то вся наша оборона все равно будет бесполезной, — ответил на это Вориан Атрейдес. — Я верховный главнокомандующий армии Джихада и таково мое военное решение — я забираю все имеющиеся в наличии корабли.
Руки его были по локоть в крови миллиардов безвинных жертв — цена, которая была уплачена за проведение Великой Чистки. Теперь нельзя было останавливаться на полпути. Квентин твердо поддержал своего командующего. Но он сохранял спокойствие, когда начал говорить:
— Мы не можем расслабляться — ни сейчас, ни в любое другое время. Машины загнаны в угол и приперты к стенке, но именно это и делает их особенно опасными.
— Мы не имеем права терять время. Последний всемирный разум стал теперь носителем бункерной ментальности, и машины используют все свои ресурсы для производства новых кораблей и вооружения, они усилят свою оборону настолько, что мы никогда не сможем ее прорвать, — говорил Вориан, обращаясь к оцепеневшим членам Совета. — И каждый раз, когда в течение следующих месяцев или недель Омниус будет строить следующий корабль, мы будем вынуждены отвечать ему тем же. Невзирая ни на какие жертвы и трудности, мы не можем допустить, чтобы Омниус снова вырвался на свободу.
Квентин тоже смотрел в глаза потрясенным политикам.
— Мы должны быть готовы ударить в любой момент, когда увидим малейшую прореху в обороне Омниуса. — Он выглядел уставшим и подавленным. Порывисто вздохнув, Квентин добавил: — Мы продали душу этой победе, и я не хочу видеть, как пойдут прахом все эти бесчисленные жертвы.
Вернувшись в Зимию, Вориан не мог насмотреться на залитые золотистыми лучами солнца красивые дома, большинство которых были пока пусты. Корабль за кораблем возвращались назад, привозя с собой беженцев с множества других планет, где они прятались от возможного нападения Омниуса. Во время Великой Чистки Абульурд и Фейкан выполнили титаническую работу, готовя планету к самому худшему, и вот теперь сыновья Батлера по дороге от отца заглянули к верховному главнокомандующему.
Лероника была похоронена здесь, хотя Вориану хотелось бы похоронить ее на Каладане. Туда вернулись из эвакуации Эстес и Кагин, и он сомневался, что они когда-нибудь приедут на Салусу. Теперь их ничто не привлекало здесь.
Первые спасенные просто радовались исходу дела и считали, что Лига одержала замечательную победу, но потом наступило отрезвление, и все принялись оценивать успех и потери, вызванные проведением Великой Чистки. Были посланы многочисленные спейсфолдерные экспедиции для оценки ущерба, нанесенного Синхронизированному Миру. Мартиристы-добровольцы одну за другой обследовали разбомбленные планеты, убеждаясь, что на них не осталось никаких следов мыслящих машин. В течение буквально нескольких дней на Салусу были доставлены сотни фотографий, на которых была видна черная, обожженная и испепеленная поверхность пораженных машинных планет. Было такое чувство, что каждую из этих планет окунули в адский котел, а потом швырнули обратно в космос.
Теперь у всемирного разума осталась только одна планета — Коррин. Больше в его распоряжении не осталось ни одной из более чем пятисот планет, входивших ранее в его огромную империю. Радостное население Лиги — те, кто пережил страшный Бич Омниуса и его последствия, а также столетия опустошительной войны с Омниусом — называли это благословением. Мартиристы считали это возмездием меча мщения Серены…
Во время первой официальной встречи с членами восстановленного Совета Джихада Вориан предложил незамедлительно приступить к производству и сборке новых охранных кораблей, чтобы окружить Коррин более надежным кольцом и окончательно запереть там силы машин. Он опасался, что машины могут в самоубийственном рывке преодолеть скрэмблерные поля, вырваться на оперативный простор и уничтожить расставленные на орбите силы Лиги. Нужны были космические мины, скрэмблерные спутники, оружие и больше кораблей, чтобы воспрепятствовать возможному бегству Омниуса с Коррина.
Армия Джихада будет осаждать Коррин месяцы, годы — столько, сколько потребуется.
— Сегодня, девяносто три года спустя после того, как Серена Батлер призвала нас к борьбе с мыслящими машинами, я объявляю, что Джихад закончен! — провозгласил Великий Патриарх Боро-Гинджо перед ликующими членами Парламента Лиги. В зале было множество людей, которые прошли в здание Парламента с улицы. — Мы сокрушили Омниуса на все времена!
Стоявший рядом с Великим Патриархом Вориан Атрейдес не испытывал ничего, кроме пустоты и усталости. Все люди вокруг праздновали победу, но для него война не могла окончиться, пока оставалась хотя бы одна мыслящая машина, пока Омниус находится в своей последней крепости.

На лице Квентина также выражались только расстройство и опустошенность. Посторонний человек мог бы принять это за усталость, но это было нечто неизмеримо большее.
Мы отняли у людей слишком много жизней, чтобы добиться победы.
Он молился, чтобы человечеству никогда больше не надо было прибегать к такому оружию…

Вориан ехал по улицам в открытой машине, и его восторженно приветствовали толпы стоявших на обочине людей. Более четырех миллионов человек размахивали флажками Лиги, поднимали вверх портреты Вориана, Серены Батлер и ее сына, Иблиса Гинджо и других героев Джихада.

Здесь не хватает одного героя.
Он подумал о Ксавьере, бывшем своем товарище по оружию.
Возможно, Абульурд прав. Мы должны хотя бы попытаться исправить эту историческую ошибку.
Но не сейчас, когда раны Джихада так свежи в памяти народа. Сейчас было время восстановления, забвения и залечивания ран.

Когда машина остановилась в центре Зимии, он вышел навстречу восторженной ликующей толпе. Люди хлопали его по плечам, женщины целовали. Офицеры службы безопасности расчищали дорогу, и Вориан прошел для награждения к трибуне, возведенной в середине обширной площади в тени огромного правительственного здания.

По настоянию Вориана рядом с ним на церемониальной трибуне сидел одетый в новенькую форму терсеро армии Джихада Абульурд Харконнен. Он находился здесь якобы в качестве адъютанта верховного главнокомандующего, хотя и Абульурд, и его старший брат Фейкан также должны были получить награды за самоотверженную работу, которую они выполняли здесь, на Салусе. Великий Патриарх посчитал было неразумным выставлять на всеобщее обозрение и тем более награждать
Харконнена,
но Вориан одарил его таким злым и каменным взглядом, что Боро-Гинджо поспешил отказаться от своего возражения.

За девять десятилетий воинской службы Вориан был награжден столькими орденами и медалями, что надеть их все сразу было невозможно физически. Поэтому на мундире он носил только несколько лент и пару медалей. Верховному главнокомандующему не было нужды красоваться на фоне окружающих. Леронике тоже не было дела до его наград. Она отдала бы все его награды за возможность чаще и дольше видеть его рядом, а не ждать любимого с полей далеких битв.

Люди жаждали выразить признательность своим героям, да и политики были не прочь выразить свою причастность к славным делам участием в праздничных торжествах.
Я самый знаменитый человек в Лиге Благородных, но мне наплевать на награды и славу. Единственное, что мне по-настоящему нужно, — это мир и покой.

Так он удостоился медали и аплодисментов от толстого и самодовольного Великого Патриарха. Вориан даже произнес краткую, но трогательную речь, воздав должное всем, кто служил в армии Джихада, и всем, кто погиб во время Великой Чистки. Вориану нужно было время для того, чтобы отвлечься от всего этого безумия празднеств и награждений, время для того, чтобы привести в порядок мысли и решить, как и для чего жить дальше. Ему надо было еще раз познать себя и решить, чего же он еще хочет, прожив на свете так много лет.
Окруженные непробиваемой стеной из мощных и хорошо вооруженных кораблей машинного флота, окопавшиеся словно в осажденной крепости Омниус и Эразм оценивали ситуацию. Над Коррином, с внешней стороны от мощного заслона, над последним оплотом Омниуса нависал флот Лиги, готовый использовать первую же оплошность машин, для того чтобы сбросить на планету остатки атомных бомб.
— Эти черви, эти хретгиры, скоро прибудут сюда с подкреплением, — произнес Омниус.
— Нет никакого сомнения, что они решили подвергнуть Коррин долгой осаде, — ответил на это Эразм. — Хватит ли у них настойчивости и упорства, чтобы самим выдержать ее достаточно долгое время? Люди не слишком сильны в долговременном планировании и исполнении далеко идущих планов, таких, как, например, этот.
— Тем не менее мы будем строить новые корабли и усиливать внешнюю оборону. Наша главная задача — оставаться неприступной крепостью. Вечно, если того потребуют обстоятельства. Машины всегда превзойдут человека терпением и выдержкой.

   Читать   дальше  ...     

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник :  https://knigogid.ru/books/852671-dyuna-bitva-za-korrin/toread

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

*** 

***

***

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 158 | Добавил: iwanserencky | Теги: из интернета, Битва за Коррин, слово, люди, будущее, Брайан Герберт, ГЛОССАРИЙ, Хроники Дюны, книга, Хроники, фантастика, Вселенная, писатели, чужая планета, литература, книги, Кевин Андерсон, проза, миры иные, Будущее Человечества, текст | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: