Главная » 2023 » Май » 7 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 228
23:56
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 228

***

***

***   

===

Я сам решаю, как мне проживать мою жизнь. Как меня запомнит история – это совершенно другой вопрос.

Аврелий Венпорт. Частное административное завещание

Архивы корпорации «Вен-Ки»

Несчастье поразило их на обратном пути к Кольгару.

Аврелий Венпорт сидел на пассажирском сиденье, а Зуфа вела корабль через пояс астероидов близ Гиназа. Поля Хольцмана защищали от ударов мелких каменных осколков, но от длительной работы поле перегревалось, и Аврелий надеялся, что они скоро выберутся из этого участка космического пространства.

Все еще находясь в смятении от переполнявших его чувств, Венпорт сжимал в руке аляповатый крест Маниона – украшенную кричащим орнаментом безделушку, которая, однако, столь много собой символизировала. Опьяненный похвалами и наградой, полученной из рук самой Жрицы Джихада и соблазнительными перспективами будущих выгодных концессий, Аврелий уже примирился – по крайней мере на время – с потерей торгового флота своих спейсфолдеров.

Однако если рассматривать дело в более далекой перспективе, то можно поручиться, что его имя будет навеки впечатано золотыми буквами в героическую историю как благодетеля Джихада; а это дорогого стоит, такого не купишь ни за какие деньги. Всю жизнь зарабатывая торговлей и производством, Венпорт никогда не считал себя бескорыстным патриотом; но награда, похвалы и искренняя благодарность народа вскружили ему голову так, словно он принял изрядную дозу меланжи. Как все это странно.

Он старался привести в порядок свои мысли об изменчивом счастье, пока Зуфа прокладывала маршрут возвращения на Кольгар. Заметив, что она смотрит на него, он попытался понять, о чем сейчас думает эта красивая и величественная, как статуя, женщина. Неужели она, вопреки старому обыкновению… гордится им?

Венпорт сможет теперь вложить свою известность и всеобщее уважение в еще более выгодные предприятия корпорации и создать новые направления торговли. Во-первых, в его распоряжении оставались суда старой, традиционной конструкции, которые и до этого обеспечивали успех предприятий. Еще до окончания войны в его распоряжении окажется капитал, вполне достаточный, чтобы приступить к строительству нового торгового флота спейсфолдеров. Для этого можно будет использовать патенты и проекты компании, которые остались в его собственности. Аврелий довольно улыбнулся.

В этот момент на них напали кимеки, поджидавшие в засаде, устроенной среди астероидов.

Беовульф с десятью фанатичными неокимеками из числа жителей Бела Тегез недаром устроил западню именно здесь, среди мелких космических камней. Зная, что великая Колдунья и могущественный предприниматель будут пролетать через пояс астероидов на пути к Кольгару, Беовульф решил нанести удар по врагам-хретгирам, особенно же по россакской Колдунье.

Ни один кимек ни на минуту не забывал то опустошение, которое произвели ведьмы в рядах титанов и неокимеков. Из-за колдуний, воспитанных лично Зуфой Ценвой, на Гьеди Первой погиб наставник и друг Беовульфа титан Барбаросса, ставший первой жертвой коварного телепатического шторма. И теперь он получил приятную возможность отомстить…

Сверхъестественные способности Зуфы позволили ей уловить опасность еще до того, как из-за мелкого астероида, словно шершни, появились сверкающие серебристые корпуса кораблей. Предупредив Венпорта, она резко сменила курс, столь стремительно развернув маленький корабль, что их с Венпортом едва не выбросило из кресел. Чтобы удержаться, Венпорту пришлось ухватиться за поручни.

Удивленные таким быстрым маневром, кимеки открыли огонь, выпустив несколько беспорядочных залпов. Три ракеты ударили в астероид, превратив скопление льда и камня в мелкую оплавленную пыль. Два других снаряда поразили ослабленное поле Хольцмана, которое, правда, рассеяло их кинетическую энергию.

Лицо Зуфы стало каменным, глаза пылали огнем, когда она на опасно близком расстоянии начала облет большого кувыркающегося астероида. После последовавших четырех попаданий защитное поле тихо зажужжало, перегреваясь, и исчезло. Зуфа увеличила скорость, рискуя врезаться в астероид, но главной задачей сейчас было оторваться от преследователей.

– У нас мало шансов уцелеть, Аврелий, – сказала Зуфа.

Венпорт затравленно взглянул на нее; в горле его мгновенно пересохло. Лицо его побелело как мел, став цветом похоже на молочно-белую кожу Зуфы.

– Поверь мне, я высоко ценю твою искренность, но я бы предпочел сохранить кое-какую надежду.

– Есть предложения?

Венпорт сгорбился в кресле.

– Прежде ты никогда не нуждалась в моих указаниях, Зуфа. Не целясь, она выпустила залп снарядов из бортовых пушек.

Снаряды ударили в блестящую поверхность одного их вражеских судов и взорвались. Поврежденный корабль потерял управление. Неокимек включил аварийные стабилизаторы, стремясь выровнять судно, но не успел – его судно врезалось в неровную поверхность астероида и взорвалось.

Десять бандитов остались целы и неумолимо сокращали расстояние между собой и жертвой.

Беовульф открытым текстом передал сообщение, заговорив искусственно усиленным громоподобным голосом:

– Приготовьтесь к стыковке и вскрытию – в противном случае вы будете уничтожены.

– Давайте обсудим третью возможность, – отозвался Венпорт. – Мне кажется, я ее знаю.

– Третьего пути нет, – заявил Беовульф. – Мы намерены получить от вас подробности технологи производства спейсфолдеров и передать их генералу Агамемнону.

Потрясенный Венпорт взглянул на Зуфу.

– Откуда они могли о ней узнать? И как они смогли перехватить нас именно здесь? – Он фыркнул, чтобы скрыть страх. – Они заблуждаются, если думают, что мы что-то понимаем в вычислениях Нормы… и что мы позволим им захватить нас живыми.

Не обратив на эти слова никакого внимания, Зуфа ответила по системе открытой связи:

– Вам лучше просто уничтожить нас. Вы теряете время, если думаете, что получите от нас какие-то полезные сведения.

– Мы будем просто счастливы получить эти сведения непосредственно из ваших мозговых клеток, – ответил Беовульф.

Именно этого я и боялся, подумал Венпорт. Продолжая скрывать страх и не зная, как он перенесет предстоящее, Аврелий принялся изучать меню панели управления. Пока Зуфа лихорадочно маневрировала, Венпорт настраивал систему самоликвидации корабля.

Корабли кимеков, обходя мелкие астероиды, продолжали вести стрельбу, стараясь повредить двигатели. Зуфа рисковала, пролетая почти вплотную мимо мелких космических объектов. Три снаряда попали в цель, разрушив сопло и стабилизаторы, сделав корабль практически неуправляемым. Колдунья изо всех сил боролась с уцелевшими системами управления, стараясь не врезаться в блуждающую в космосе гору.

Неокимеки приблизились, как стая кровожадных волков, вынырнувшая из черных бездн космоса, Венпорт почти явственно представлял себе слюну, капающую со стиснутых механических клыков, предназначенных для убийства. Между тем он закончил все необходимые приготовления: система самоликвидации могла быть приведена в действие в любой момент.

Зуфа сморщила лоб, тщательно прицелилась и выпустила пять последних снарядов. Наверное, она воспользовалась своими телекинетическими способностями и усилием воли направила снаряды в цель, так как четыре из них попали в неокимека и уничтожили его.

– Мы делаем успехи, – заметил Венпорт, – уже двое.

– Их еще слишком много осталось. – Зуфа мрачно покосилась на Венпорта. – К тому же у нас не осталось боеприпасов.

– Сдавайтесь и готовьтесь к пересадке, – скомандовал Беовульф.

В ответ Венпорт активировал систему связи и крикнул:

– Вам следует знать, что наш пилот – главная Колдунья Россака, а кимеки хорошо знают, что умеют делать колдуньи. Если вы войдете на борт, то она просто испарит ваши мозги.

Но блеф не удался.

– Ваши тоже, – отозвался кимек, – да и свои собственные. Мы все знаем о вашей ведьме – Зуфе Ценве. И о твоих спейсфолдерах, Аврелий Венпорт. Ее психический взрыв может убить одного-двух неокимеков, но в конце концов мы получим ваш корабль со всеми записями на борту. Генерал Агамемнон найдет их весьма полезными.

Венпорт выключил системы связи и пробормотал:

– Похоже, что самоликвидация – это наш единственный выбор.

– Пока они пытаются запугать нас, – сказала Зуфа.

Кимеки выстрелили. На этот раз снаряд попал в капитанский мостик, и над панелью управления взорвалась вспышка голубого электрического света. Зуфа выключила панель и начала искать неполадки.

– Сгорели средства связи – и приемник, и передатчик.

– Должен сказать, что мне надоело слушать угрозы кимека.

Вдруг, словно боги решили посмеяться, большой эллипсоидный астероид сошел с орбиты и, набирая скорость, понесся к ним мимо мелких камней, нарушая все законы небесной механики. Огромный астероид направлялся прямо в гущу кораблей кимеков, идя на неминуемое столкновение с ними.

– Что это? – недоуменно выдохнул Венпорт, приникнув к переднему иллюминатору.

Схватившись за рычаги управления, Зуфа изо всех сил старалась уклониться от столкновения, но вдруг заметила, что астероид целенаправленно идет именно к неокимекам. Когда серебристые суда начали рассеиваться в стороны, из замаскированных под кратеры жерл, расположенных на поверхности странного космического тела, начали вылетать каменные ядра. Плотные каменные глыбы летели на почти релятивистских скоростях. Этим ядрам не нужна была взрывчатка. Кинетическая энергия и масса были настолько велики, что при попадании разрушали любую цель. Прицел оказался верным – глыбы тотчас уничтожили четырех неокимеков.

Оказавшись внутри этого хаоса, Беовульф и уцелевшие бандиты развернулись, чтобы встретить неожиданного нового противника. Серебристые корабли принялись яростно обстреливать астероид, но все снаряды и ракеты причиняли лишь косметические повреждения. Из кратеров вылетела новая порция летящих с сумасшедшей скоростью камней.

Едва не попав под перекрестный огонь, Зуфа ухитрилась отвести корабль от места нового боя.

Боезапас странного астероида казался неисчерпаемым. Сотни каменных сфер смертоносным дождем обрушились на самоуверенных кимеков. Металлические осколки присоединились к обледенелым камням пояса астероидов Гиназа.

Беовульф, который оказался единственным, кто уцелел в схватке, покинул плоскость астероидного кольца и направил корабль в открытый космос, чтобы уйти от убийственного града камней. Но из жерл астероида вылетела еще дюжина кинетических снарядов. Один из камней пробил корпус корабля Беовульфа, другой вывел из строя двигатель… темный, потерявший управление, последний из серебристых кораблей начал свой вечный дрейф в космическом пространстве.

Но даже видя, как были уничтожены все нападавшие на них кимеки, Зуфа не находила особого повода для радости. Она боролась с поврежденными системами управления, стараясь выжать из корабля хоть какую-то скорость, чтобы выйти из природного – но смертельно опасного – пояса астероидов, которые летали вокруг во всех направлениях.

– Гиназ близко, – процедила Зуфа сквозь стиснутые зубы. – Если нам удастся выбраться из пояса астероидов, то я сделаю попытку прорваться к планете. Может быть, нам удастся перенести жесткую посадку на один из островов.

– Полагаю, это лучше, чем попасть в плен к кимекам… но должен сказать, что и вторая альтернатива меня не очень устраивает.

Он выразительно посмотрел на активированную систему самоликвидации, которая ждала команды.

Находившийся в центре этой рассыпанной в космосе гальки странный астероид снова изменил направление полета и, развернувшись, направился к их кораблю. Огромная гора быстро приближалась, словно собираясь атаковать новую цель.

– Эта штука уничтожила кимеков, – сказал Венпорт. – Теперь она, похоже, хочет взять нас в плен.

– Этот астероид мог легко уничтожить своим огнем и нас, – сказала Зуфа, выпрямившись в кресле пилота. Вид у нее был по-настоящему зловещим. – Думаю, что для нас эта штука задумала нечто куда худшее.

По спине Венпорта пробежал холодок.

– Кто-то нас предал. Враги человечества хотят протянуть свои железные лапы к технологии свертывания пространства.

Зуфа больше не могла эффективно управлять вышедшим из строя кораблем. Попытки уйти от гигантского астероида были бы попросту смешны. Исполинская гора неумолимо приблизилась и нависла над кораблем, заслонив собой небо. Впереди по курсу появился кратер, открытый, как огромная всепожирающая пасть. Астероид был похож на акулу, готовую поглотить маленький корабль.

Венпорт взглянул на панель управления. Система самоликвидации активирована… Он нервно облизнул пересохшие губы. Почти время…

Внезапно вспыхнувшие лучи, направленные из расположенных на поверхности астероида проекторов – Венпорту прежде никогда не приходилось видеть такого странного оружия, – вывели из строя все энергетические системы корабля. Эти лучи поразили корабль как рукотворные молнии. Они ударили в едва работавший двигатель и повредили все питавшие его энергией системы. Фонарь кабины погрузился в непроницаемый мрак.

Зуфа, мертвенно побледнев от страха, вглядывалась в окружающий космос, освещенный лишь слабым светом звезд. Она не могла ни маневрировать, ни включить аварийное освещение.

– Отключилось все, даже системы жизнеобеспечения. Мы стали абсолютно беспомощны.

Венпорт взглянул на потухшие мониторы, понимая, что система самоликвидации также отказала.

– Мне надо было решиться раньше, – сказал он. Гигантский астероид продолжал сокращать расстояние до тех пор, пока не закрыл собой весь передний иллюминатор. Из зева кратера высунулись механические руки, захватившие корабль, и втянули его в углубление, а оттуда в шахту, размеченную флюоресцирующими огнями, из которой они попали в обширное помещение. Венпорт увидел какие-то странные приспособления и несколько ходильных корпусов кимеков, в которые можно было вставлять емкости с мозгом.

– Это корабль кимеков, – бесцветным голосом произнесла Зуфа. – Ничего удивительного, в их мятеже есть соперничающие течения. Вспомни… вспомни, что делал Ксеркс с Нормой.

– Черт возьми, даже если мы не можем ничего сказать им о технических деталях свертывающих пространство двигателей – сказал Венпорт, – то зато мы превосходные заложники.

При этом он заметил непреклонную решимость в лице Зуфы, решимость, соперничавшую с той фанатичной преданностью делу Джихада, с какой молодая Зуфа в свое время начинала готовить колдуний Россака к применению телепатического оружия в борьбе против отвратительных машин с человеческим мозгом.

– У нас еще есть шанс стать героями. – Избегая взгляда Венпорта, она продолжала смотреть вперед, в глубокое пространство, куда продолжала тянуть их безжалостная механическая рука.

– Система самоликвидации отказала, – сказал он.

– Моя система по-прежнему работает, – отозвалась она и замолчала, не произнеся больше ни слова.

Когда за кораблем захлопнулись металлические створки огромных дверей, в помещении вспыхнул ослепительный свет. Неровные стены были инкрустированы зеркальными кристаллами, которые, как бриллианты, отражали и преломляли падающий на них свет. Зуфа и Венпорт сидели рядом, закрыв глаза ладонями, постепенно привыкая к свету после космической тьмы.

Наконец они заметили какое-то движение в конце туннеля, и оттуда вышел причудливо украшенный ходильный корпус, выполненный в форме дракона. Это был странный, богато и даже крикливо украшенный кимек, какого ни разу в жизни не приходилось видеть ни Зуфе, ни Аврелию. Зуфа ощерила зубы, представив себе, какой предательский человеческий ум таится в этом – похожем на дракона – экстравагантном машинном корпусе.

Потом лицо ее приняло безмятежное выражение, глаза прояснились, и она взглянула на Венпорта.

– Теперь уже осталось недолго. – Она закрыла глаза, чтобы сосредоточиться.

– Может быть, нам стоит подождать и узнать, чего оно от нас хочет?

– Это кимек, – ответила она голосом, исполненным непреходящей ненависти. – Мы знаем, чего он хочет.

Дракон подошел к кораблю и попытался снаружи открыть люк. Не справившись с замком и накоротко замкнутыми электрическими цепями, кимек принялся мощными инструментами вскрывать упрямую дверь люка.

Так как все системы вышли из строя, Венпорт не мог ни пустить в ход программы самоликвидации, ни вступить в контакт с машиной.

– Мы в ловушке, – сказал он.

– Но мы не беспомощны, – проговорила Зуфа Ценва. Она сделала глубокий вдох, кожа ее стала словно прозрачной, засветившись изнутри. Она сжала ладонью руку Венпорта и он ощутил невыносимый жар ее тела. Волосы ее начали потрескивать и встали дыбом, шевелясь, словно клубок змей, под действием статического электричества.

– Норма научилась управлять этим процессом, – сказала Зуфа. – Из всех моих колдуний только моя дочь знает, как выжить после такого психического взрыва. К несчастью, я так и не овладела этим навыком.

Психическая энергия накапливалась в ней, быстро достигая критической точки. Скольких женщин научила она накапливать энергию, а потом смертоносным взрывом выплескивать ее на ненавистных кимеков. Если принять во внимание мощь этой машины, то этот дракон был очень важным кимеком, быть может, одним из титанов.

Моя жертва не пропадет даром.

Кимек тем временем открыл дверь люка и попытался протиснуть в корабль свой массивный корпус, просунув внутрь когти своих металлических конечностей. Венпорт стиснул зубы… и ждал.

– Прости, что я не могу контролировать все это, Аврелий… Прости меня за многое;

– Я только надеюсь, что ты права.

Дракон наконец просунул в корабль свою башнеобразную голову и объявил через громкоговоритель:

– Я титан Геката…

Это было единственное, что требовалось Зуфе. Она высвободила накопленную психическую энергию. Так же, как делали до нее множество колдуний, она взломала барьеры и опустошила резервуар ментальной энергии.

Волна чудовищного психического взрыва вспыхнула, словно сверхновая звезда. Последней мыслью была спокойная гордость за то, что она сможет уничтожить одного из самых страшных врагов человечества. Очищающая энергия вырвалась на волю, испепелив всякий оказавшийся в пределах досягаемости человеческий мозг – Венпорта, Гекаты и ее собственный.

Ускорившись после изменения курса, астероид вышел за пределы астероидно-пылевого пояса Гиназа. Когда психический взрыв Зуфы уничтожил головной мозг Гекаты, он повредил и все сенсоры, управлявшие движением искусственного небесного тела.

Лишившийся руля и капитана, астероид вывалился из пояса камней, вращавшихся вокруг Гиназа, попал в цепкие объятия силы тяжести планеты и, как раскаленное пушечное ядро, на невероятной скорости врезался в плотные слои атмосферы.

*** 

===

Наши души – кладбища и источники возрождающейся жизни.

Мастер меча Джав Барри

Поздно ночью мастер-наемник Йоол Норет, потный и усталый, закончил изнуряющую тренировку. Несмотря на утомление, он был доволен сегодняшним учебным боем. Ему было всего тридцать два года, но он уже чувствовал себя глубоким стариком. За прошедшие годы он провел больше битв и уничтожил больше мыслящих машин, чем любой из членов Совета Ветеранов. Но он все равно чувствовал, что должен сделать еще больше, истребить еще больше врагов, чтобы заплатить страшный долг.

На песке, босиком, он в течение целого дня оттачивал свое мастерство в поединках с механическим сенсеем Хироксом, который, как всегда, помогал ему совершенствовать боевое искусство. Год за годом машина училась у своего гениального студента, неуклонно повышая и свое мастерство.

За десять лет своего существования новая школа на острове Норета выпустила многих замечательных наемников, которые оттачивали технику, подражая Йоолу Норету – его стилю «самозабвенного боя». Своими зеленоватыми глазами он наблюдал за работой некоторых учеников, подготовленных сенсеем Хироксом. Многие из новых наемников владели техникой боя с самыми страшными роботами, а некоторые разработали и специальные способы сражения с людьми, защищенными индивидуальными полями Хольцмана.

Хирокс был идеален в роли учителя, и Норет с удовольствием доверил ему подготовку курсантов. Сам он делал что мог. Сотни и даже тысячи новых наемников бились сейчас на просторах вселенной с бесчисленными полчищами боевых роботов.

В конечном счете, думал Йоол, он уже восполнил тот урон, какой причинила наемникам гибель его отца Зона Норета. Но Йоол не знал, как освободить себя самого от гнета внутреннего долга, как освободить себя он тяжести завышенных ожиданий.

Стоя на песке под ясным ночным небом и яркими звездами, Норет отирал со лба пот многочасовой тренировки. С полным самозабвением он дрался на пределе своих возможностей, превращая каждое движение в симфонию совершенства. Ладонью он с удовольствием ощущал гладкую металлическую поверхность рукоятки импульсного меча. Меч надо будет перезарядить, так сегодня заряд сильно истощился после многочисленных ударов.

Услышав вдали долгий вибрирующий гул, Норет вгляделся в бездонную черноту неба. Метеорит прочертил в небе необыкновенно яркую огненную полосу, сверкнувшую в бездне безмятежного, вечно невозмутимого космического океана. Это был самый крупный болид из всех когда-либо виденных Йоолом. По мере приближения к планете метеорит становился все больше и ярче. Он поднял руку и прикрыл глаза ладонью. Непрерывно слышались громоподобные звуки, отдававшиеся в тихом теплом воздухе.

Норет прищурил глаза, пурпурная полоса больно резанула по сетчатке. Небесное тело раскалялось, сначала до горячего красного цвета, а потом зажглось нестерпимо ярким белым свечением. Не прошло и минуты, как раздался оглушающий грохот и звуковая волна, как тяжелый камень, понеслась над водной гладью.

Далеко-далеко, на горизонте возникла ослепительная вспышка взрыва на том месте, где гигантский астероид рухнул в глубокое море.

По песку пляжа тяжелыми шагами шел Хирокс. Сенсей встал возле Норета, настраивая свои оптические сенсоры и вглядываясь в горизонт.

– Что случилось?

– В океан упал метеорит, – ответил Норет, все еще моргая ослепленными глазами. – Похоже, он просто огромный.

Сенсей тоже стал всматриваться в темную морскую даль. На юго-западе словно жемчужное ожерелье светились огнями далекие острова. Сенсей и Норет увидели вдруг, как одна из цепочек внезапно исчезла. Потом, спустя несколько минут погасла и вторая цепочка огней – на этот раз ближе расположенная.

– Как ты думаешь, что это? – спросил Норет.

Спустя мгновение они увидели стремительно надвигавшуюся гигантскую стену приливной волны, образовавшейся в месте удара большого метеорита о морское дно. С нарастающим ревом волна катилась по поверхности океана, сметая все на своем пути.

Норет в ужасе покачал головой, понимание происходящего озарило его раньше, чем нахлынула летевшая на остров всесокрушающая волна.

– О нет!

Не было ни малейшего шанса эвакуировать курсантов в безопасное место. Он уже слышал отчаянные крики со стороны хижин, из которых выбегали ученики.

Норет крепко схватил свой импульсный меч, словно желая совершить что-то героическое с помощью этого безотказного оружия. Впервые за много лет Норет ощущал полную свою беспомощность. Он мог только стоять рядом с механическим сенсеем и ждать, когда волна достигнет скалистого берега.

– Я знал, что рано или поздно это случится, – произнес он хриплым голосом. – Я встречу противника, которого не смогу победить.

Несколько часов спустя, когда пенящийся бурный поток отступил от сплющенного Гиназского архипелага, обнажилась земля, по которой словно бич прошлось море, не оставив после себя ни людей, ни деревьев.

Из воды, по склону обезображенного берега медленно поднимался могучий боевой робот Хирокс, воспитавший много поколений гиназских бойцов. Он погнулся, получил множество повреждений и царапин, но продолжал работать. Он двигался к берегу так медленно, словно каждый шаг давался ему с невероятным трудом.

Двумя из своих шести рук робот нес избитое мертвое тело Йоола Норета, своего великого ученика, сраженного неумолимым страшным ударом водной стихии.

Оставшийся единственным движущимся предметом на всем острове и на пустынном, ставшем идеально ровном пляже, Хирокс медленно двинулся вдоль берега. Аккуратно, почти любовно он положил тело Норета на песок, недалеко от того места, где пал Зон Норет, – робот помнил это место. Он склонил башню головы и настроил оптические сенсоры так, чтобы лучше рассмотреть покойного – своего учителя и курсанта.

За поколения, в течение которых робот служил людям, он понял, насколько живуча органическая жизнь. Пройдет не так уж много времени, и на острова начнут возвращаться с полей сражений другие наемники, которые снова заселят архипелаг. Появятся здесь и новые курсанты, жаждущие овладеть боевым искусством.

Хирокс снова будет учить наемников, как учил последние десять лет. Все так же будут они съезжаться на Гиназ, чтобы обучаться тактике ускользания, которой с таким мастерством владел великий мастер меча Йоол Норет. Хирокс будет учить их всему, что знал сам, всему, чему он научился у своего хозяина.

Время. Его всегда слишком мало или слишком много – его никогда не бывает столько, сколько нужно.

Норма Ценва. Запись в личном лабораторном дневнике

Хотя Норма Ценва обладала теперь новым великолепным телом и прекрасным лицом, в работе она скоро вернулась к своим прежним привычкам – одержимости и склонности к одиночеству.

Сидя в рубке управления одного из почти переделанных торговых спейсфолдеров, она рассеянно смотрела на свои многочисленные отражения в блестящих черных металлических стенах. Темп работы был таким лихорадочным, что Норма сутками не мылась и не меняла одежду. Ее грязные и мятые рабочий костюм и лабораторный халат сидели на ней довольно уродливо.

Но для нее гораздо важнее было совсем другое. Пока что она со своей командой инженеров перестроила для нужд армии Джихада восемнадцать больших грузовых кораблей, уже готовых к эксплуатации – если бы она смогла усовершенствовать систему навигации и сделать полеты не столь рискованными. Кроме того, были заложены более сорока новых свертывающих пространство штурмовых кораблей.

Никто не мог ей помочь – даже самые блистательные инженеры Лиги. Она одна владела необходимым для этого сложным и громоздким математическим аппаратом.

Мать и Аврелий улетели на Салусу, за детьми присматривали специально обученные колдуньи, а сама Норма с головой погрузилась в навигационные проблемы, стараясь сделать более безопасными полеты на кораблях, оснащенных двигателями Хольцмана. Теперь, когда на верфи находились войска Джихада, тяжесть и темп работ достигли своей кульминации. Все бремя этого исполинского труда легло на плечи Нормы, ибо только она одна могла исправить положение.

Любопытно, что Норма, несмотря на нерегулярность питания и недостаточное поступление жидкости, не худела и не чувствовала утомления. Но и ее совершенное тело имело свои пределы выносливости.

Проработав три дня без сна и отдыха, Норма в конце концов отправилась в спальню, которую от случая к случаю делила с мужем, если не ночевала в лаборатории или на испытательном полигоне. Сейчас она заснула сразу, словно провалилась в черное небытие, но, проснувшись, по-прежнему чувствовала себя измученной, отупевшей и апатичной.

Одеваясь, Норма совершенно случайно наткнулась в ящике стола Венпорта на запас пряности, которую Аврелий держал лично для себя. Добыча меланжи на Арракисе за последние годы переживала бум, ее доставляли с пустынной планеты в огромных количествах, и Аврелий пристрастился к ее регулярному приему. Он утверждал, что пряность делает его молодым, энергичным и придает стремительность и остроту мышлению.

Норма решила, что это именно то, что ей нужно в данный момент. Она съела одну меланжевую пластину, не думая о подходящей дозе, особенно для ее претерпевшего необычный метаморфоз организма. Подходя к испытательному ангару, она почувствовала действие пряности – было такое ощущение, что где-то внутри начинает бурлить закипающий котел. В мозгу вспыхивали разноцветные огни, появились идеи вселенского масштаба.

Она села за пульт, активировала компьютерную навигационную систему и принялась проводить последовательность тестов, имитируя полет от Кольгара до гипотетической зоны боевых действий с определенными заданными координатами. На экранах вспыхивали оранжевыми искрами и гасли звездные системы, встречавшиеся на пути следования спейсфолдера. На отдельные голографические экраны выводилась иная важная информация, включая сведения об астрономических координатах и естественном смещении небесных тел.

Все стало выглядеть абсолютно по-иному, когда меланжа полностью проникла в кровь и достигла мозга. Пальцы начали двигаться по клавиатуре с немыслимой быстротой и с большей точностью. Норма могла теперь по собственному желанию ускорять и замедлять движения светил и планет, легко выявляла трудные пункты, наблюдая гипнотический танец туманностей, свертывающихся одна в другую.

Как же здесь красиво.

Внезапно Норма поняла, что перестала воспринимать мир в перспективе, ощущать подлинную реальность; теперь она живо видела себя в настоящем спейсфолдере, пересекающем естественное, а не имитированное космическое пространство. Полет был настоящим, но воспринимаемая ею скорость перемещения явно замедлилась. До этого она выполнила тысячи имитированных полетов, но от реальных воздерживалась, так как постоянно существовала опасность погибнуть. Потеря Нормы Ценвы означала катастрофу для проекта.

Она вдруг почувствовала себя плывущей в морских водах. Решение трудных проблем словно растворилось в эфирных волнах, и задачей Нормы было кристаллизовать это решение из раствора.

Навигационная проблема существовала в действительности и была весьма серьезна. Всего неделю назад один из спейсфолдеров сбился с курса и оказался в неожиданном секторе космоса. Его удалось спасти без потерь, так как он не столкнулся ни с одним небесным телом. Другой корабль по касательной задел метеор, на борту возник пожар, который, по счастью, экипаж сумел ликвидировать собственными силами. А вот маленький разведывательный корабль, посланный на поиски примеро Атрейдеса, пропал без вести.

Она продолжала изо всех сил вглядываться в голографические мониторы, но изображение расплывалось, и перед внутренним взором стали появляться иные картины и виды. Она снова оказалась в темном бездонном космическом пространстве, мимо на огромной скорости пролетали бесчисленные солнца. Бесконечная череда сменяющих друг друга звездных систем. Кружились галактики, туманности меняли цвет, мелькали яркие вспышки и чернейшие из черных дыр.

Подобно тому как перенесенные пытки заставили ее увидеть всех предков по материнской линии и создали архетип по ее собственному образу и подобию, так и теперь все солнца соединились в одну пылающую нестерпимо ярким светом звезду. Она неслась навстречу ей, в яркий, сияющий царственным блеском свет.

Меланжа поразила ее мозг с новой силой.

Охваченная страхом и трепетом Норма продолжала стремительно нестись по бездне космоса. На переднем плане появилась фигура – одетая в белые одежды Серена Батлер – и тут же исчезла. Жрица Джихада засветилась золотым сиянием и пропала в языках пламени. Но пламя не было настоящим, и Норма не совсем поняла, что именно она увидела.

Глазами Серены Норма видела толпу мыслящих машин, окруживших предводительницу Джихада. Но прежде чем Норма сумела осознать суть видения, Серена пропала, оставив лишь тлеющий уголек на краю сознания.

Затем она увидела мать и Аврелия Венпорта, находящихся в страшной опасности. Их окружили кимеки, хотевшие похитить секрет технологии производства спейсфолдеров. Поток страха поразил сознание Нормы, и она едва сохранила видение. Она видела, как в последний момент жизни главная Колдунья проявила свою силу мощнейшим психическим взрывом, тайне которого она научила столь многих россакских женщин. Эта вспышка поглотила ее… и супруга Нормы, который не смог противостоять чудовищному всплеску ментальной энергии.

Аврелий мертв, поняла Норма со страхом, не понимая, предупреждало ли это видение о страшном событии или рассказывало о том, что уже случилось. Может ли она, Норма, предпринять что-нибудь для предотвращения катастрофы? Серена Батлер. Мой муж. Моя мать. Все они умерли или скоро погибнут.

Норма смотрела вперед, сквозь пламя, в самую сердцевину огромного, всепожирающего солнца. В своем воображаемом полете Норма прошла сквозь этот свет и пламя в другой, скрытый за ними мир. Она увидела гигантских червей, извивающихся в бескрайних пустынях Арракиса, и вечную субстанцию, которую люди назвали Водой Жизни. Это вещество поддерживало и укрепляло тело, ум и душу.

Путь в бесконечность, подумалось Норме, или еще дальше.

Теперь она провидела будущее человечества, видела свертывающие пространство корабли, соединяющие в единое целое огромную империю… цивилизацию, связанную со своим великим прошлым чередой колдуний, одетых в черные с капюшонами накидки.

Из пустыни до ее слуха доносился гипнотизирующий речитатив: «Муад'Диб… Муад'Диб… Муад'Диб…» Норма присоединила свой голос к невидимому хору и дико закричала в экстазе невыносимого наслаждения.

Она очнулась от видений, надеясь, что сейчас увидит любящее лицо Аврелия, гладящего ее по светлым мягким волосам.

Но нет, она была одна, морально и физически раздавленная теми ужасными и величественными картинами, какие ей довелось только что увидеть и пережить.

– Я заглянула в сердце вселенной.

***  

===

Есть бесчисленное количество способов уйти из жизни. Самый худший – это умереть бесцельно.

Серена Батлер. Из последнего письма Ксавьеру Харконнену

Народы всей Лиги Благородных жили радостным ожиданием возвращения Серены Батлер с договором о вечном мире. Когиторы-отшельники оставались в Зимии, изучая документы огромной салусанской «Культурной библиотеки». Впервые за много десятилетий люди ожидали лучезарного будущего.

Но шли недели, проходили месяцы, а Серена не возвращалась, и не было никаких вестей об исходе переговоров с машинами. Некоторые последователи Серены начали впадать в отчаяние. Другие продолжали хвататься за соломинку надежды, уверяя себя, что обычные способы межзвездных путешествий ужасно медленны.

Иблис Гинджо продолжал воодушевлять и подбадривать публику, но одновременно готовил ее к худшему. Надо было дождаться подходящего момента. На самом деле все было подготовлено еще до отбытия Серены на Коррин.

Наконец, когда истек месяц после предполагаемого срока возвращения делегации, Иблис включил в игру Йорека Турра. Если потом, когда пройдет потрясение и ужас первых недель, кто-либо учинит формальное расследование, он узнает, что именно в тот момент был услышан сигнал маяка, установленного на маленьком корабле, обнаруженном у границы территории Синхронизированных Миров.

В течение нескольких дней Турр и его оперативные сотрудники перехватили небольшое судно, летевшее с большой скоростью по направлению к Салусе Секундус. Судно оказалось не чем иным, как модифицированной торпедой с ракетными двигателями в корме.

Внутри импровизированного корабля было найдено послание, набор видеозаписей, а также останки обугленного и изуродованного женского тела.

Турр без особых трудностей нашел маленькое суденышко, так как оно оказалось точно в нужном месте.

Начальник джипола вернулся в резиденцию Великого Патриарха со страшной новостью. Вскоре по Лиге начали расползаться фантастические слухи, но Гинджо решил придержать правду, чтобы получить максимально благоприятный эффект.

Турр вручил Патриарху потертый пакет с набором записей. Иблис взял пакет с такой явной опаской, словно ему дали в руки бомбу с тикающим часовым механизмом. Он произнес, стараясь скрыть ком, подступивший к горлу:

– Значит, вы уверены, что она действительно мертва?

Лысый офицер полиции расправил длинные усы.

– О да, она мертва – либо ее убил спровоцированный Омниус, либо Нирием выполнила приказ. Как бы то ни было, народ поверит, что в убийстве виноваты мыслящие машины.

Иблис распечатал пакет.

– Давайте же посмотрим, какое еще злодейское преступление совершил всемирный компьютерный разум.

Великий Патриарх активировал воспроизводящую систему. Они с Турром сели смотреть ужасные кадры, мрачно улыбаясь друг другу.

– Никто и никогда не усомнится в подлинности этих изображений.

На экране возникли сторожевые роботы, боевые механические чудовища и запуганная человеческая толпа. Все они стояли едва ли не по стойке «смирно» перед Центральным Шпилем – резиденцией корринского всемирного разума.

Обрамляя проход, на площади стояли два ряда сторожевых роботов, в корпусах которых отражались лучи гигантского красного солнца. В клетке находились беспомощные серафимы Серены, которым предстояло наблюдать казнь Жрицы Джихада.

Социопат – робот Эразм, которого все человечество ненавидело как убийцу Маниона Невинного – комментировал видеозапись. Иблис не был уверен, существует ли Эразм до сих пор, но люди так ненавидят его, что охотно поверят, что он все еще существует и продолжает творить свои злодейства.

Робот говорил:

– Всемирный разум постановил, что мыслящие машины никогда не смогут сосуществовать в мире со свободным человечеством. Вы слишком переменчивы, недостойны доверия и всегда стремитесь к бессмысленному разрушению. Вам надо показать, что вы слабы и что Омниус во всем превосходит вас.

Металлическое лицо робота исказилось коварной ухмылкой:

– Уничтожая вашего вождя Серену Батлер, всемирный разум рассчитывает, что вы, люди, осознаете свое поражение и прекратите Джихад.

За спиной робота Центральный Шпиль изменил форму и превратился в огромную змею с исполинской открытой пастью вместо входа. Из этой пасти роботы вывели избитую и измученную Серену Батлер.

Плененные серафимы испустили крик отчаяния и ужаса, а среди рабов прошел едва слышный ропот.

Два боевых робота схватили Серену и распяли ее на большом металлическом кресте. Участок мостовой, на котором был укреплен крест, начал медленно вращаться. Серена пыталась вырваться, но не кричала. Потом глаза ее обратились на приглушенно ропщущую, шаркавшую тысячами ног толпу.

На площадь вступила огромная мыслящая машина, настоящее механическое чудовище. Синтетическая кожа имела красновато-бурый оттенок раскаленных углей, на голове торчали кривые рога, а разбросанные по телу жерла изрыгали языки пламени. Серена взглянула на монстра, и промелькнувшее на ее лице выражение ужаса сменилось твердой решимостью.

Подражая греческому хору, за кадром снова заговорил Эразм:

– Омниус изучил исторические архивы, чтобы определить, какой вид смерти люди считают самым болезненным и устрашающим. Изучив иллюстрации к религиозным трактатам, всемирный разум выбрал такое зрелище, которое навсегда сокрушит всякую волю человечества к сопротивлению. Изощренная и мучительная смерть Серены Батлер докажет, что люди никогда не смогут бросить нам достойный вызов.

Сатанинская машина остановилась перед висящей на кресте Сереной. Точно направленные узкие струи пламени вырвались из демонических когтей механического чудовища и поразили пальцы жертвы, сжимавшие перекладину креста. Лицо Серены исказилось, и его увидели все стоявшие на площади, так как зловещая конструкция продолжала медленно вращаться. Но Серена не кричала, даже когда все ее пальцы обуглились, обнажив почерневшие кости и суставы.

И это было лишь начало.

Пленные серафимы громко выкрикивали проклятия, но сама Серена не издала ни одного звука.

Затем дьявольская машина выжгла оба глаза Серены, оставив на их месте потрескивающие от жара глазницы, едва затронув лицо, которое только слегка покрылось сажей.

Эразм продолжал свои объяснения:

– Точное дозирование и приложение боли призвано избегать причинения таких повреждений, которые могут повлечь скорую смерть. Серена Батлер будет долго испытывать мучения.

Система поддержания жизнедеятельности, соединившая крест с телом Серены, сохраняла ей жизнь и сознание. Робот-палач продолжал свою садистскую пытку, выжигая тело Серены по частям. Потом он повернул крест так, что Серена повисла вниз головой. Каждый миг этой ужасной казни записывался.

Загремел мощный голос Омниуса:

– Уничтожая тебя, я искореняю Джихад. У людей не будет больше вождя, способного провоцировать дальнейшие разрушения. Твоя смерть – это эффективное решение давно назревшей проблемы.

– Ты… никогда… ничего не поймешь. – Хотя лицо Серены было повернуто прочь от экрана, голос принадлежал ей, а слова были взяты из старых записанных речей. – Мой народ будет продолжать сражаться, идя в бой с моим именем на устах!

От следующей струи огня, направленной палачом, на Серене вспыхнула одежда. Но даже когда ее кожа начала таять, как воск свечи, Серена не закричала от боли. Она выкрикивала какие-то смелые слова, бросая их в лицо своим мучителям, но их невозможно было разобрать. Храбрость ее была величественной.

Понемногу, страшно болезненными порциями робот продолжал заживо поджаривать Серену, превращая ее в живой факел – сначала руки и ноги, оставив туловище и голову напоследок. Медицинские системы креста усиливали боль и муки, сохраняя жертве жизнь, хотя нервы и другие части организма стремились отключиться, старались умереть.

  Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 176 | Добавил: iwanserencky | Теги: проза, люди, будущее, книги, Хроники Дюны, миры иные, Брайан Герберт, фантастика, Крестовый поход машин, слово, Кевин Андерсон, текст, из интернета, книга, Хроники, писатели, литература, ГЛОССАРИЙ, чужая планета, Будущее Человечества, Вселенная | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: