Главная » 2023 » Май » 5 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 217
20:42
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 217

***    

Он смотрел на прекрасные черты ее нового лица и никак не мог поверить, что они настоящие. Она была невероятно, поразительно желанна, но когда он понемногу начинал узнавать в этой красавице прежнюю Норму – по ее жестам, по нежной улыбке, – она становилась еще желаннее.

– Для меня тебе можно было не менять свою внешность, – сказал он. – Я уже просил тебя выйти за меня замуж такой, какой ты была раньше.

Она рассмеялась так, словно ей никогда не могло прийти в голову изменить внешность только ради Венпорта.

– Я просто восстановила свою наследственность, оптимально воспользовавшись возможностями, заложенными в моей ДНК, унаследованной от предков по женской линии. – При этих словах она отвела глаза. Видимо, то, что сказал Аврелий, не прошло незамеченным, и он понял это. – Но я очень довольна, что тебе понравился результат.

Она села рядом с ним на белый плюшевый коврик перед печью.

– Так выглядит традиционное романтическое свидание, да? – спросила она. – Я всегда представляла себе, что влюбленные именно так проводят время, когда они вместе. Я никогда не думала, что такое будет и со мной, тем более с таким невероятным мужчиной, как ты.

Он улыбнулся ей и отпил вино из бокала.

– Я не слишком завидный приз, Норма. – В работе она была гениальна так, что это даже пугало, но в другое время – как сейчас, например – осталась восхитительно невинна и наивна. Он посмотрел на нее через край бокала. – Ты пытаешься соблазнить меня?

Ее удивление было безграничным и не наигранным, в ее тоне прозвучали нотки легкого разочарования:

– Это так бросается в глаза? У меня плохо получается?

– Романтические отношения – это своего рода искусство, дорогая моя Норма. Не то чтобы я был искушен, но некоторые основы его сообщить могу. – Венпорт придвинулся ближе к Норме и обнял ее за плечи, чувствуя, как она тает в его объятии. Вся ее неловкость постепенно начала испаряться. – Твоя мать выбрала меня в партнеры из-за моей наследственности, но я не смог оправдать ее ожиданий.

Накануне, узнав, что Зуфа вынашивает ребенка от Иблиса Гинджо, он ощутил укол не то ревности, не то сожаления, вспомнив годы, проведенные им вместе с Зуфой… сколько раз пытался он подарить Великой Колдунье достойную дочь, но каждый раз дело кончалось выкидышем очередного уродца.

Но он не хотел об этом думать. Во всяком случае, сейчас.

Норма подняла голову и посмотрела Венпорту в глаза:

– Наши дети не разочаруют нас, Аврелий. Я лично прослежу за этим, и если надо, то сложу их по одной клеточке.

Венпорт взглянул на Норму, потом перевел взгляд на резные окошки хижины. Скоро на этой унылой равнине развернется грандиозное строительство по строгому плану.

– Когда у тебя будет время на воспитание детей? Ты уверена, что хочешь столь многое принести в жертву?

Она посмотрела на него таким пронизывающим взглядом, что Аврелию показалось, будто он проникает взглядом в бездну, открывшуюся за зрачками ее глаз.

– Но это очень важная часть человеческого бытия. Я бы не хотела упускать такую возможность.

Он поцеловал ее в губы, потом отодвинулся и принялся рассматривать ее, впитывая яркую страстную синеву ее прекрасных глаз. Венпорт попытался проанализировать свои чувства, отделить свое прежнее отношение к ней от теперешнего. Привыкая к ее новому облику, он был вынужден признать, что как женщина сейчас она вызывает у него куда более сильное желание… и стыдился этого чувства. Если бы он действительно любил ее, то разве была бы для него важна ее внешность – красивая или нет?

Потом он понял, что сама Норма выбрала свое новое тело с тем, чтобы с большей силой привлечь его к себе.

– Ты первый мужчина, который обратил на меня внимание, – сказала она, – и я не знаю, что надо делать дальше.

– Доверься мне, в этом я тебе смогу помочь.

И он нежно провел ладонью по ее длинным золотистым волосам.

***  

===

Исследуя человеческую культуру, я столкнулся с существованием нетрадиционных семей, в которых родители не были генетически связаны с детьми, которых они воспитывали. Я никогда не понимал полного значения таких отношений, пока не начал работать с Гильбертусом Альбансом.

Эразм. Диалоги

Эразм расхаживал по кабинету, временами попадая в поток алого солнечного света, проникавшего через толстые оконные стекла и разливавшегося медно-красными лужицами по гладкому полу. Если сравнивать его поведение в этот момент с поведением человека, подумал робот, то следовало бы употребить определение «нервное». Все материалы были готовы, но сейчас он впервые столкнулся со столь суровым испытанием в процессе воспитания Гильбертуса. Согласно тому, что он узнал при изучении быта людей в древних культурах и обществах, это был период перехода ребенка в другое состояние: мальчик превращался в молодого мужчину.

Если бы он мог кому-то передать свои обязанности. Но у Эразма не было жены, которая взяла бы на себя часть бремени. Может быть, привлечь рабыню? Но он не хотел, чтобы кто-нибудь вмешивался в процесс его работы с юным воспитанником.

Робот подробно изучил проблему, обдумывая, как подойти к столь деликатному вопросу в общении с Гильбертусом. Для мыслящей машины этот предмет вообще не имел никакого смысла, будучи не более чем биологическим курьезом, неэффективным и беспорядочным физиологическим процессом. Но для многих людей во всем этом было что-то особенное и даже мистическое.

Это действительно не имело никакого логического смысла. Это было бы похоже на то, как если бы мыслящие машины стали проявлять скрытность и прибегать к умолчаниям при обсуждении вопросов программирования искусственного интеллекта и способов конструирования механической части машины, способов сборки, производства деталей, соединений в сети, множества способов, какими можно было загружать и обменивать гель-сферы.

Акт творения.

На резном столе робот разложил диаграммы, схемы и литературу. Два человеческих манекена в позе любовного объятия лежали на кушетке. Сначала он просто хотел взять для этой демонстрации мужчину и женщину из рабских бараков, но это был бы слишком легкий путь решения проблемы. Желая больше узнать, что все это означало для человека, робот в то же время не желал увиливать от своих «родительских» обязанностей.

Люди называют эти телесные функции сексом и другими более длинными словами, и некоторые из этих слов считались неприемлемыми в вежливом общении. Об этом говорят многие древние книги самых разнообразных культур и цивилизаций. Эразм находил это весьма странным. Как может оскорбить обыкновенное слово?

Он повторил несколько выученных им слов, для – правдоподобия произнося их вслух, чтобы произвести максимальный эффект. Он по несколько раз повторил те слова, которые считались особенно неприемлемыми. Ничего. Они не оказывали на него воздействия. Он просто не мог понять, почему вся эта чепуха вызывала такой переполох у людей.

Функционирование мыслящих машин было проще и непосредственнее… но только не для такого любознательного независимого робота, каким считал себя Эразм. Эти неотвязные вопросы и загадки выводили его из себя.

Когда-то он приступил к изучению природы человека, потому что сложность этого вида очень заинтересовала его, и, кроме того, люди показались ему совершенно чуждыми созданиями. Эразм очень хотел ассимилировать те участки человеческого мозга, которые люди не стали использовать при конструировании первых машин с искусственным интеллектом. Но сам Эразм ни в коем случае не хотел становиться человеком. Он хотел соединить в себе лучшие черты обоих миров.

Юный Гильбертус многое раскрыл для пытливого интеллекта независимого робота. Очень любопытно, что, продолжая заниматься проектом воспитания, он начал открывать для себя вещи, касающиеся отношений с приемным мальчишкой (которому теперь исполнилось двенадцать лет) в период, когда человеческие гормоны начинают действовать более активно. Два года назад, приняв трудное предложение Омниуса, Эразм не мыслил в терминах отношений отец – сын. Поначалу сама мысль об этом казалась невероятно абсурдной, физиологической и эмоциональной невозможностью. Но по мере того как он учил мальчика и наблюдал за его развитием, автономная мыслящая машина начала испытывать чувство гордости оттого, что видела, и все встало на свои места.

Почти естественно.

Между ними сформировались странные узы, они наслаждались обществом друг друга… с некоторыми примечательными исключениями. Эксперимент с паникой, который Эразм провел в рабском загоне, прошел не слишком гладко, но, возможно, со временем все изменится. Удивительно, но Эразм понял, что они в равной степени учатся друг у друга. Учитывая тот огромный объем работы, какую он проделал до сегодняшнего дня, Эразм полагал, что сможет выполнить поставленную перед ним задачу без особых хлопот. Если бы только преодолеть невыразимое ощущение неудобства…

Уж не вставили ли куски человеческого пуританизма в операционные программы Эразма? Это одно из возможных объяснений; но, быть может, Эразм ощущал это искусственное чувство потому, что хотел его ощущать, чтобы лучше понять проблему, с которой сталкиваются человеческие отцы.

Сам Эразм был всегда пунктуален, а вот мальчик постоянно и всюду опаздывал. Слишком часто Гильбертус отвлекался на посторонние вещи, которые приводили его в восторг, о каковом он потом взахлеб рассказывал своему наставнику. Робот считал это значительным недостатком, но недостатком вполне человеческого свойства.

Раздался стук в дверь, потом она приоткрылась. Мальчик застенчиво протиснулся в комнату. Соломенно-желтые волосы были всклокочены, лицо раскраснелось; очевидно, он бежал всю дорогу.

– Ты опоздал, как всегда.

Эразм придал своему текучему металлическому лицу выражение отцовской строгости.

– Прошу прощения, господин Эразм. Но на этот раз я опоздал всего на девять минут. Вчера я…

– Давай приступим к уроку без дальнейшего отлагательства. – Эразм хотел скорее покончить с этим неприятным делом. – Я приготовил для тебя несколько схем вместе с детальным изложением всего, что касается рождения человеческого потомства. Надеюсь, ты найдешь их поучительными.

Мальчик явно испытал интерес, но не чувствовал ни малейшей неловкости.

– Это еще один урок биологии? Мы будем кого-нибудь вскрывать?

Пока Эразм вскрывал при мальчике только представителей низших форм жизни, но намеревался когда-нибудь дойти и до вскрытия людей. Робот решил развивать мальчика медленно, чтобы не отчуждать его от себя и не слишком спешить с прогрессом. Некоторые реакции Гильбертуса на акты насилия казались роботу избыточными,

– Нет… не в этот раз. Сегодня мы займемся теорией биологического размножения и воспроизведения, хотя я могу устроить тебе и практические занятия, если у тебя возникнет в этом потребность.

Молодой человек кивнул и принялся внимательно смотреть. Робот подошел к кушетке и склонился над ней, разглядывая анатомически безупречные манекены.

– Ты должен отметить, что здесь находятся две основные человеческие формы – мужская и женская. Они одеты в традиционную одежду и выполнены с точным соблюдением всех внешних признаков. – Он жестом пригласил мальчика подойти ближе. – Встань, пожалуйста, здесь. Ты видишь также, что мужчина и женщина обнимают друг друга и что мужчина держит свой рот возле ее уха.

Мальчик послушно подошел к серебристому роботу и стал смотреть на кушетку еще внимательнее. Эразм собрался с мыслями и с духом.

– Манекены не подходят для полной имитации, поэтому следующую часть тебе придется вообразить самому. Очевидно, это необходимая часть ритуала ухаживания. Мужчина целует женщину в ухо и лижет его, обещая женщине вечную любовь. В большинстве случаев это приводит женщину в возбужденное состояние. – Он строго посмотрел на мальчика. – Пока тебе все понятно?

Гильбертус кивнул. К ужасу Эразма, мальчик проявлял весьма умеренное любопытство, не испытывал никакой неловкости и не выражал никаких потребностей.

– Потом мужчина целует женщину в губы. При этом у обоих начинается сильная саливация, то есть обильное выделение слюны. – Эразм заговорил профессорским тоном: – Саливация – это ключевой процесс оплодотворения. Очевидно, поцелуй делает женщину более фертильной, то есть способной к зачатию.

Мальчик кивнул и постарался скрыть улыбку. Эразм решил, что это признак понимания. Хорошо! Эразм принялся с силой тереть друг о друга лица манекенов.

– Теперь самое важное, – произнес Эразм. – Саливация и овуляция. Запомни эти два понятия и ты поймешь основную суть процесса человеческого размножения и воспроизведения. После поцелуя немедленно начинается половое сношение. – Он заговорил быстрее: – Это все, что тебе следует знать о человеческом совокуплении. У тебя есть вопросы, Гильбертус?

– Нет, господин Эразм, – ответил мальчик. – Мне кажется, что вы все очень ясно мне объяснили.

***  

===

Некоторые чудеса – всего лишь замаскированный кошмар.

Серена Батлер. Эхо Джихада

В инспекционную поездку на Тлулакс, где Серена хотела осмотреть хваленые фермы по выращиванию органов, она взяла с собой Раджида Сука, талантливого военного хирурга, и примеро Ксавьера Харконнена как военного представителя Лиги. Путь до Тлулакса был неблизкий, и в корабле пришлось провести около месяца. Поездка значила много, но все же решение оторвать этих людей от исполнения их прямых обязанностей в разгар битв Джихада далось Серене с большим трудом. В конце концов, путешествие через просторы вселенной всегда оказывается таким долгим… а люди умирают каждый день.

Молодой доктор Сук широко пользовался продукцией знаменитых ферм, иногда совершая подлинные чудеса врачебного искусства, спасая жизни и восстанавливая здоровье тысячам ветеранов, получивших ранения и увечья на фронте борьбы с мыслящими машинами. После первой битвы за Зимию один из предшественников доктора Сука заменил легкие примеро Харконнену.

Серена считала обоих своих спутников настоящими героями.

Экспедиция двигалась с церемониальной пышностью. Впереди официальной делегации на торговом корабле Рекура Вана летел Иблис Гинджо, который должен был подготовить проведение визита. Таково было объяснение Великого Патриарха, но Серена подозревала иное. У Иблиса еще оставались секреты.

Наконец корабль Серены вышел на орбиту вокруг Тлулакса. Серене не терпелось сойти на землю и окунуться в теплые лучи местного солнца – Фалима. Слишком долго она уже была в космосе. С ней было двенадцать служительниц в белых платьях, они назывались серафимы.

Горделиво улыбаясь, Серена ждала, когда техники приготовят шаттл. На этой закрытой облаками изолированной планете еще ни разу не было официальных представителей Лиги. Если склонить этих биологических кудесников к более широким контактам с Лигой, распространить на них все права и привилегии, то от этого выиграют все.

Говорили, что тлулаксы – очень религиозный народ, но их верования и ритуалы были так же скрыты от посторонних глаз, как и их повседневная обыденная жизнь. Но что им было скрывать? И как Иблису удалось так ловко с ними поладить? Как бы то ни было, тлулаксы смогут внести свой вклад в победу Джихада. Их знания о генетике и передовые медицинские технологии уже оказали неоценимые услуги человечеству.

Да, конечно, многие жители этого мира промышляют работорговлей, доставляя живой товар на немногие планеты Лиги, где до сих пор терпят рабство. В юности Серена очень пылко выступала против этого позорного института. Как ни печально, позже она поняла, насколько сильно укоренился этот обычай и как трудно будет его выкорчевать даже за сотни лет. Как лидер Джихада она продолжала порицать рабство, но высшим приоритетом для нее сейчас была победа Джихада и спасение рода человеческого от истребления.

Тлулаксийские продавцы органов постоянно следили за тем, чтобы не было утечки информации об этой их собственности, но Серена надеялась убедить их раскрыть некоторые секреты их технологии. Бесплатной выдачей патентов или предоставлением им монопольной концессии Серена надеялась убедить тлулаксов, что их деловые интересы будут защищены, а общими усилиями удастся спасти дополнительно множество жизней. Учитывая гибкость и острый ум тлулаксов, Серена считала, что они сумеют сохранить свое ведущее положение в этой коммерции.

В каюту вошла начальница охраны серафим Нирием.

– Великий Патриарх сообщает с поверхности планеты, что приготовления к вашему прибытию закончены, Жрица Батлер.

Телохранительницы одели Серену в ее самый ослепительный наряд, в котором она выглядела воплощенной богиней, сошедшей с небес на землю. Нирием окинула Серену оценивающим, острым как бритва взглядом, а потом одобрительно кивнула.

Устрашающие и верные телохранительницы проводили Серену на палубу шаттла, где ее ждали доктор Раджид Сук и Ксавьер Харконнен, хранивший, как всегда, каменное выражение на лице. Ксавьер выглядел воплощением офицера, но избегал встречаться взглядом с Сереной. Так он вел себя со времени своей женитьбы на Окте.

Длинные волосы аккуратно и чисто одетого хирурга были связаны в хвост, свисающий на спину. Огромные глаза казались слишком большими для его некрупного лица с мелкими чертами. Он волновался и не знал, куда девать руки с длинными тонкими пальцами.

На борт шаттла поднялись две женщины в белой форме серафимов, Нирием заняла место пилота. Серена грациозно взошла по трапу на судно. За ней поднялись полный энтузиазма доктор Сук и куда менее восторженный Ксавьер Харконнен. Мужчины сели отдельно. Спускаясь на отведенную для шаттла площадку, они пролетели над сверкающим роскошью новым городом Бандалонгом, строительство которого обошлось в астрономическую сумму, вырученную от продажи рабов и органов. Шаттл приземлился на площадке, расположенной далеко за формальными границами ослепительного Бандалонга, города, куда был запрещен въезд иностранцам – исключения не сделали даже для Жрицы Великого Джихада. Космопорт был современен, отличался бесцветной архитектурой и четкостью линий.

Когда Серена и ее серафимы вышли из шаттла, их встретили Иблис Гинджо и Рекур Ван. Политическое значение этого работорговца и его влияние очевидным образом возросли благодаря связям с Великим Патриархом. Маленький человечек низко поклонился Серене.

Прищурившись от яркого света желтого солнца, Серена удивилась, что ее приезд не нарушил деловой жизни города. Не было видно радостной толпы или групп любопытствующих зевак, как это было бы на любой планете Лиги Благородных. Встречали ее только представители бизнеса и правительства. Это было немалым разочарованием, ибо Серена знала, что одним своим присутствием она умеет воспламенять энтузиазм и заставлять многие сердца биться в унисон.

Самолюбие Серены не требовало пышного приема, но она была озадачена. Если тлулаксы не собирались устраивать торжественную встречу, то почему тогда им понадобилось столько времени на «подготовку»?

Один из представителей правительства отделился от общей группы и, подойдя к Серене, слегка поклонился:

– Жрица Серена Батлер, для нас великая честь, что вы решили потратить ваше драгоценное время на визит к нам. Мы привели в порядок часть наших ферм по выращиванию органов, чтобы вы могли их осмотреть, и мы просим вашего прощения за невозможность по случаю вашего приезда прервать наш сложный технологический процесс.

Иблис перебил тлулакса своим звучным уверенным голосом:

– Потребность в продукции ферм Тлулакса возрастает с каждой новой битвой Джихада, и мы не хотим, чтобы хоть один наш ветеран остался без глаз или сердца из-за того, что работающих там людей оторвут от труда ради участия в дипломатическом приеме.

Серена улыбнулась:

– Великий Патриарх знает, что у меня нет намерения вмешиваться в вашу работу. Я просто хочу воздать должное тому, что вы, тлулаксы, сделали ради общей победы.

Стоявший рядом с Сереной доктор Сук тоже поблагодарил чиновников:

– Работая военным хирургом, я полностью полагаюсь на качество ваших искусственно выращенных органов – они позволили сохранить тысячи жизней. Когда-то и примеро Харконнен получил новые легкие благодаря торговцу Туку Кидайру. Если бы тогда не удалось спасти жизнь примеро, он не дожил бы до того дня, когда стал отцом Маниона Невинного.

Серена видела, как Иблис кивком выразил свое почтительное удовлетворение. Она слышала, что простые люди на улицах Зимии называют ее ребенка святым и что то же самое говорят в толпе на планетах, охваченных лихорадкой Джихада. Один Ксавьер стоял молча, с хмурым лицом, погруженный в собственные невеселые мысли. В чем дело? В том, что после стольких лет службы и трудов его помнят за это величайшее достижение? За то, что он – отец убитого ребенка?

Серена направилась к группе встречающих. Она подумала: не может ли эта цивилизация быть закостенелой и патриархальной, отходом к первобытным временам? Исключительные технические достижения и научные открытия, которым тлулаксы были обязаны умением по заданной программе выращивать органы, обычно требуют обмена информацией и открытого поощрения новаторов и гениев. Такие достижения редко совместимы с репрессивным, фанатичным общественным строем.

Не оказывают ли ей такой прохладный прием из-за ее пола? Ничем не выказывая своих мыслей, Серена улыбнулась собравшимся и подняла руки в благословляющем жесте.

– Давайте теперь поедем восхищаться вашими фермами органов.

Рекур Ван пошел впереди, показывая путь к небольшому воздушному фургону для перевозки пассажиров. Серена оглянулась на залитый солнцем Бандалонг, обратив внимание на далекие новые здания, которые, несмотря на разные размеры, были одинаково прямоугольными и функциональными, как геометрически правильные муравейники.

На склонах загородных холмов росла низкая трава, а сеть мощеных дорог создавала впечатление лабиринта, похожего на конструкцию древнего компьютерного чипа.

– Наши предприятия по выращиванию органов разбросаны по всей планете, – сказал Рекур Ван, – и все они расположены на открытых местах, так как получают энергию для фотосинтеза от прямых солнечных лучей.

Через полчаса впереди показалась ферма по выращиванию органов. Серена вышла из фургона и быстрым шагом пошла к ферме. Маленькие тлулаксы едва поспевали за ней. Нирием и другие серафимы не отставали, держась за спиной Жрицы Джихада. Но, поймав скрытый взгляд Иблиса, они тоже немного отстали.

Серена, Ксавьер и доктор Сук смотрели на блестящие чаны с таким видом, словно созерцали чудо. Хромированные и стеклянные трубки, черные металлические подставки, поддерживающие прозрачные яйцевидные чаны. Чан представлял собой большой круглый сосуд, содержавший пузырящуюся желтоватую жидкость, похожую на околоплодные воды. Чаны висели, похожие на огромные фруктовые плоды, соединенные с мигающими многочисленными индикаторными лампочками, диагностическими мониторами, отслеживающие состояние превосходно клонированных органов. Иблис пояснил, что в каждом чане находятся какие-либо определенные органы, которые не отторгаются реципиентом при пересадке.

Сквозь искривленные стенки каждого сосуда можно было рассмотреть темные, но вполне узнаваемые силуэты – мягкие мешки легких, пронизанные множеством артерий сердца, пучки напряженных мышечных волокон, похожие на лоскуты вельвета. Подняв голову, Серена взглянула на склон холма, целиком усеянный тысячами тысяч подвешенных сферических сосудов, блестевших на солнце и получавших энергию с вечно ясного тлулаксийского неба.

Военный хирург удивленно смотрел в один из чанов, где плавали глазные яблоки. Они перемещались по поверхности жидкости, как гроздья ягод, и зрачки каждого из них в упор смотрели на доктора Сука. Зрительные нервы и сосуды были соединены с центральной питающей колбой.

– Это невероятно. Вы выращиваете органы на заказ? Каждый из этих глаз предназначается для какого-то конкретного пациента?

– Нет, – ответил Рекур Ван, взглядом спросив разрешения у другого тлулакса. – Мы делаем их нейтральными по отношению к типу крови, поэтому эти глаза совместимы с тканями множества пациентов. У нас есть также селезенки, печени, почки – то есть все жизненно важные органы. В больших чанах мы выращиваем даже пласты свежей кожи.

– Я знаю, – сказал Раджид Сук. – Я много раз пользовался этим материалом, особенно в лечении раненых с ожогами. Это улучшило качество тысяч жизней.

Деревья с органами поворачивались так, чтобы на чаны падал прямой солнечный свет. Хирург был потрясен увиденным до глубины души, испытывая нечто вроде религиозного благоговения.

– В течение многих столетий наши самые лучшие умы – врачи и биологи – пытались достичь такого точного уровня клонирования. То, что сделали тлулаксы, достойно восхищения и преклонения. Если бы я сейчас не видел всего этого своими собственными глазами, то никогда бы не поверил, что такое вообще возможно. Ни один ученый Лиги не смог приблизиться к подобному открытию, ни один, даже в славные времена Старой Империи.

Он улыбнулся Серене, потом представителям Тлулакса:

– Во благо всего человечества вы должны поделиться этой технологией с Лигой. Мы могли бы устроить у себя такие же фермы. Тогда больным и раненым не пришлось бы месяцами лежать подключенными к аппаратуре жизнеобеспечения и ждать органов для замены.

Увидев тревогу на лицах тлулаксов, Иблис Гинджо поднял Руку:

– Не забегайте вперед, доктор Сук. Это производство – единственное, что поддерживает жизнеспособность цивилизации Тлулакса. – Группа тем временем шла среди непривычных глазу неправдоподобных чанов, и в каждом из этих чанов плавали органы, которые когда-нибудь пересадят ветеранам, покалеченным на полях битв. – Они могли бы взвинтить цены и иметь сверхдоходы, но они предпочитают вносить свой вклад в борьбу против Омниуса. Ведь вы не наживаетесь на войне, Рекур?

– Нисколько.

Иблис, воодушевляясь, добавил:

– Со временем фермы Тлулакса смогут приносить доход больший, чем планета получает сегодня от торговли рабами.

– Хотелось бы надеяться, что когда-нибудь это произойдет, – сказала Серена. – Но, конечно, во время войны спрос на такой товар должен быть повышенным. – Она огляделась, нахмурившись. – Интересно, а где все здешние рабы? Я ожидала увидеть, что они здесь работают.

Ответил Рекур Ван:

– Наш бизнес – это продажа рабов, Жрица Батлер. Обученные, умные люди – это очень ценное имущество, и мы не держим их у себя. Кроме того, мы не можем доверить уход и обслуживание ферм непокорным рабочим, у которых могут быть дурацкие мечты о мщении.

Ксавьер скованно кивнул, словно едва сдерживая гнев.

– Как это совсем недавно показал бунт на Поритрине.

– У нас нет ни малейшего желания подвергать наши фермы такому риску.

Серена удовлетворилась этим объяснением, помня ужасы, которые учинили на Поритрине буддисламские рабы. Потери в Старде пока точно не подсчитаны и вряд ли будут подсчитаны когда-нибудь, так как весь центр города превратился в оплавленные камни и отпечатки тел, накрытые радиоактивной пылью. Выжившие граждане начали охоту на повстанцев и рабов, убивая всех подряд, устроив настоящий буддисламский погром. Эта планета уже никогда не станет прежней.

Сопровождавшие Серену члены тлулаксийской делегации продолжали эту экскурсию до конца дня, показав все типы органов и тканей, выращиваемых в чанах. Всегда готовая к любой неожиданности, Нирием не отходила от Серены ни на шаг.

После обеда был устроен прием, на котором продолжилось обсуждение. На следующий день Иблис с довольным видом явился к Серене с предложением от Совета Тлулакса.

– Наши друзья сделали нам самое любезное предложение, какое могли сделать, Серена. Они хотят взять образцы ваших клеток и образец ДНК. Это позволит им вырастить органы именно для вас, на случай, если вы будете… ранены при попытке покушения.

Серена нахмурилась.

– Разве я не смогу воспользоваться обычными органами, как все наши солдаты Джихада?

К ней тотчас поспешил маленький Рекур Ван.

– Конечно, Жрица, но при использовании обычных органов всегда есть – пусть даже и ничтожно малая – вероятность отторжения. Биологически невозможно гарантировать полную совместимость – если, конечно, не взята ДНК реципиента. Это, как мне кажется, разумная мера предосторожности, и с этим согласен и Великий Патриарх.

Ксавьер Харконнен перевел скептический взгляд с Иблиса на тлулакса-работорговца.

– У меня нет уверенности, что это необходимо…

Серена просияла.

– Нет, отчего же. Думаю, что это хорошая идея. Мне хочется также, чтобы тлулаксы взяли наборы клеток у примеро Харконнена, Великого Патриарха Гинджо – и даже у доктора Сука.

Ксавьер встревоженно положил руку на грудь.

– Искусственно выращенные легкие, Серена, которые я получил много лет назад, функционируют замечательно. Я не вижу необходимости для…

– Я вижу такую необходимость.

На этом дебаты закончились.

На следующее утро, когда у всех четверых были аккуратно взяты пробы клеток и генетического материала, Иблис настоял на возвращении в космопорт.

– Надо ехать, Серена. В этот раз тлулаксы были более чем гостеприимны, проявив неслыханную щедрость. Вы увидели все, что хотели. Кроме того, программа нашего визита исчерпана.

Наконец после завтрака, который мог показаться излишне поспешным, она улыбнулась тлулаксийским хозяевам. Надо было показать им, насколько высоко она оценила их усилия.

– На меня произвело неизгладимое впечатление все, что я здесь увидела, и я очень признательна вам за ваши выдающиеся достижения. Я мечтаю о том дне, когда вы решитесь вступить в Лигу и стать ее полноправными членами. Такой шаг будет на пользу всему человечеству.

– Возможно, мы обсудим этот вопрос в будущем, – сказал Иблис. – Как бы то ни было, для нас самое важное – это чтобы тлулаксы продолжали свои доблестные усилия на благо нашего дела.

– Да. Я тоже считаю, что это самое важное.

Иблис настоятельно торопил Серену и ее свиту к шаттлу, словно опасаясь, как бы Жрица не стала копать глубже. Доктор Сук был совершенно потрясен увиденным.

Иблис взял прощальное слово:

– Вы – Жрица Джихада, вы объединяете людей в борьбе против Омниуса. С вами для нас нет ничего невозможного.

Он обменялся многозначительными взглядами с Рекуром Ваном и другими тлулаксами.

Опередив Великого Патриарха, Серена подумала, что он удовлетворен ходом визита. Но в душе она не могла избавиться от неприятного чувства, что здесь что-то не совсем чисто…

  Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 208 | Добавил: iwanserencky | Теги: слово, Хроники, книга, ГЛОССАРИЙ, фантастика, будущее, писатели, книги, текст, миры иные, Крестовый поход машин, проза, Хроники Дюны, Брайан Герберт, литература, Кевин Андерсон, из интернета, Вселенная, Будущее Человечества, чужая планета, люди | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: