Главная » 2023 » Май » 5 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 216
20:25
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 216

***

***

***   

Больше всего Норма боялась причинить вред матери, которая сейчас стояла рядом с ней.

Норма расслабилась.

– Нет, не сейчас. Пока я не готова. То, что я изменила свои формы, причем только внешне, было вызвано необычными и очень тяжелыми обстоятельствами. Но я чувствую, что это только начало, мама, что сейчас у меня только промежуточная фаза. Не удивляйся, если в будущем я изменюсь еще больше. Не удивляйся ничему, что я теперь могу совершить.

Эти слова напугали опытную Колдунью. Зуфа отвернулась, чтобы дочь не видела, как краска стыда заливает ее лицо. Норма казалась отчужденной и занятой своими мыслями.

– Сейчас я больше озабочена будущим, а не прошлым. Если я уже не являюсь самым большим разочарованием твоей жизни, то мы могли бы помочь друг другу стать еще сильнее, и вместе мы будем обладать силой, о которой не подозреваешь даже ты. – Арктический ветер шевелил длинные светлые волосы, придавая Норме поистине эфирный вид на фоне заснеженных гор. – Теперь самое время заложить новый фундамент наших с тобой отношений. Нам надо многое сделать.

Зуфа не могла – при всем желании – заставить себя просить прощения у дочери. Даже целая жизнь, наполненная раскаянием, не сможет уничтожить память об унижениях и презрении, какие она обрушивала на Норму в течение столь долгого времени, но, возможно, она сможет искупить вину делом, тяжелой работой, и они с дочерью смогут объединить свои усилия, чтобы добиться решающих успехов в борьбе с беспощадным врагом. Норма поймет ее раскаяние, но поймет со временем.

Колдунья испытующе протянула вперед руки, и как только она это сделала, Норма тотчас повторила это движение – или они сделали это одновременно? – и женщины неловко обнялись, испытывая странное ощущение от жеста, который был новым и чуждым для их прежних отношений.

По промерзшей земле они направились к домику, старому щитовому строению, выстроенному давным-давно каким-то благонамеренным колонистом, собиравшимся вести здесь свободную независимую жизнь. Норма подремонтировала дом, снова сделав его пригодным для жилья.

Она коротко сказала, указав рукой на невозделанную землю вокруг:

– Мама, я вижу здесь нечто большее, чем этот унылый пейзаж. Я вижу здесь ландшафт невиданных возможностей. Теперь, когда я обрела силу россакской Колдуньи, оставшись при своих математических способностях, развитых мною самой, я обрела способность дать ответ, мама. Да, теперь у меня есть ответ. По прошествии стольких лет я наконец поняла, как можно сделать двигатель, способный свертывать пространство.

Она повернулась лицом к матери, и Зуфа ощутила головокружение, взглянув в бездонные глаза своей дочери.

– Ты понимаешь, что это означает, мама? Мы сможем построить корабли, которые будут перелетать из битвы в битву в мгновение ока. Вообрази, сколько пользы смогут принести мои космические корабли, если смогут моментально появляться там, где нужно. Армия Джихада будет наносить смертельные удары по Синхронизированным Мирам прежде, чем Омниус сможет подготовить ответный удар.

Зуфа сохраняла внешнее спокойствие, но мысленно она лихорадочно обозревала открывшийся необъятный спектр новых, невиданных возможностей.

– Это могло бы стать самым значительным переломом в нашем долгом конфликте с… с момента атомной бомбардировки Земли.

– Больше того, мама. Много больше того. – Норма прищурила свои светло-голубые глаза. – И на этот раз я не потерплю неудачу из-за своей личной слабости. Прежде, на Поритрине, я недооценивала и игнорировала политику и личные взаимоотношения. Я не понимаю механизма манипуляции людьми, да и не хочу понимать.

Норма смотрела на изрезанные вершины гор, словно своим внутренним взором уже провидела города, которые будут построены здесь.

– Поэтому мне нужна твоя помощь, мама. Мои провидения слишком велики, чтобы от них можно было просто отмахнуться. Я не позволю больше одурманенным дуракам и самодовольным бюрократам препятствовать и мешать мне. Савант Хольцман причинил мне много вреда на Поритрине, а я была слепа к тем способам, каким он это делал, мешая мне работать, а в конце концов он просто похитил у меня плоды моего труда. Он хотел не просто украсть мои идеи, он хотел их присвоить, потому что был уже не способен порождать свои.

Зуфа не смогла сдержать своего потрясения.

– Савант Хольцман? Он погиб во время мятежа, как и лорд Бладд и почти все население Старды.

Норма кивнула.

– Я знаю, поэтому мы должны вместе начать с чистого листа здесь, на Кольгаре. Мне нужны способности и политическое влияние Верховной Колдуньи Джихада. Обыкновенных математических расчетов здесь будет явно недостаточно. Я хочу создать производство и запустить его, а ты будешь следить за тем, как это будут использовать и применять. Ты и другие колдуньи должны помочь мне превратить это место в большую космическую верфь.

– Но… почему здесь? – спросила Зуфа, еще раз оглядев негостеприимный ландшафт.

Норма пренебрежительно махнула рукой.

– Своим мысленным взором я вижу огромную пусковую площадку именно на этой обширной равнине, откуда могут стартовать свертывающие пространство и время корабли, бороздящие просторы вселенной. Это будут гигантские суда, рядом с которыми современные звездолеты покажутся карликами.

Внезапно Зуфа выпалила:

– Норма, есть одна вещь, в которой я должна тебе признаться. Я ношу в чреве твою сестру. Настроив ритмы своего организма, я забеременела от Иблиса Гинджо.

Даже неестественно красивая и сильная Норма не смогла скрыть безмерного удивления.

– От Великого Патриарха? Но зачем?

– Потому что он обладает великим потенциалом, о котором, впрочем, он сам не имеет ни малейшего представления. Вероятно, в его наследственности есть какая-то часть россакских генов, полученная им от далеких предков. Я подумала, что смогу зачать от него великолепную дочь. Но, как я теперь понимаю, в этом не было никакой необходимости.

– Оказывается, у каждой из нас есть удивительные новости, – сказала Норма. – Многое изменилось в наших с тобой отношениях. И в отношениях моих с Аврелием. Изменился ландшафт будущего. – Она нежно улыбнулась матери.

Теперь я должна сполна расплатиться за все мои неудачи, за все то, что я сделала плохого моей дочери, за отсутствие веры в нее, пообещала себе Зуфа. Чувство вины грызло ее изнутри, и она поняла, что всегда должна быть готова помочь Норме. Она еще раз поклялась расплатиться за все свои прошлые ошибки.

– Да, я смогу помочь тебе в решении этих грандиозных задач. И я рада, что ты выбрала меня в помощницы, доченька.

Нежная улыбка Нормы погасла. Она испытующе посмотрела на мать, словно взвешивая, насколько искренни эти слова.

– Ты моя плоть и кровь. Если не тебе, то кому еще могу я довериться? Я не могла бы сделать лучший выбор.

Потом ее голубые глаза сверкнули в радостном предвкушении.

– Следующим шагом надо будет отыскать бизнесмена, который осуществит финансирование такого грандиозного предприятия. – Норма полной грудью вдохнула свежий холодный воздух и открыла дверь своего жилища. – Я не могу дождаться момента, когда снова увижу Аврелия.

*** 

===

Если наблюдатель искренне верит в иллюзию, она становится реальностью.

Мастер меча Зон Норет

Мастер-наемник сидел на горке из камней и песка возле гробницы из ломаного коралла, украшенной букетами свежих гиацинтов. Этот мемориал Маниона Невинного давал надежное убежище от демонических машин, но в отношениях с ними Йоол Норет предпочитал полагаться на свое умение владеть оружием, как это было на Иксе год с лишним назад.

Отвернувшись от гробницы, суровый молодой воин смотрел через океан песка, окружавший его островок. Внутренним взором он видел воображаемых врагов, цели, противников.

На Норете не было надето ничего, кроме набедренной повязки, скрепленной на поясе. Согнувшись, он изо всех сил напряг мышцы и застыл в этой позе. Мышцы начали болеть, но он не расслаблялся и даже не мигал, хотя выступивший на лбу пот начал заливать ему глаза.

Потом в стремительном неожиданном броске он взмахнул своим импульсным мечом. – Уничтожающий удар острия пришелся точно в то место, куда Норет целился.

Норет поклялся, что его мастерство никогда не увянет, даже в те моменты, когда он будет возвращаться на Гиназ в промежутках между военными экспедициями. Чтобы еще больше повышать свое и без того изощренное мастерство, ему приходилось постоянно тренироваться с Хироксом. Он уже давно настроил механического сенсея на немыслимый уровень работы, далеко превзойдя тот уровень, который так недавно считал вполне приемлемым. Постоянно проверяя себя, он никогда не впадал даже в подобие самодовольства. Невидимые часы возраста отсчитывали секунды, и Норет не желал терять мастерство, становясь старше. Странные, болезненные мысли для человека, которому не исполнилось еще и двадцати трех.

Месяц назад он вместе с группой ветеранов вернулся на Гиназ с Салусы Секундус. Никто из закаленных и злых бойцов не желал прохлаждаться на родном архипелаге, и они неделями охотились у границ Синхронизированных Миров, высматривая отставшие от своих корабли. Наемники обнаружили и уничтожили пару разведывательных кораблей роботов, но, порыскав еще некоторое время в космосе и не найдя больше никого, транспортный корабль взял курс на Россак и Гиназ. Преодолев пояс астероидов, наемники прибыли на эту океаническую планету.

Норет не сильно возражал. Ему хотелось побыть дома, с Хироксом, чтобы отточить свое мастерство до остроты наноклинка. Чтобы еще лучше убивать машины.

Норет снова неожиданно взвился в воздух и на этот раз нанес удар по пространству за своей спиной. С самого детства он тренировался в обращении с самым разнообразным оружием, включая сложные приспособления, которые могли одномоментно вывести из строя до дюжины боевых роботов. Но чаще всего он обращался к старому доброму отцовскому мечу. Это было устаревшее, но очень точное оружие. Владение этим мечом требовало куда большего искусства, нежели работа с гранатометом или другим оружием грубой силы.

Схватка – это вопрос точности и расчета времени, правильное использование органов чувств и знание, даваемое опытом.

Возвращаясь домой после выполнения заданий армии Джихада, Йоол Норет часами ежедневно тренировался – либо один, либо со своим учителем-роботом. Не испытывая склонности к обществу, он не заводил друзей даже для совместных тренировок. Тренировки он прерывал, только чтобы попить тепловатой воды или поесть простой пищи, чтобы восстановить силы и продолжать драться, тренироваться и оттачивать мастерство.

Скоро Норет будет готов вернуться в действующую армию Джихада. Сам себя он считал человеком, который живет только ради истребления и окончательного уничтожения мыслящих машин. Когда-нибудь его безрассудная храбрость может стоить ему головы, но он постарается, чтобы это дорого обошлось Омниусу.

Внизу, на утрамбованном пляже, какой-то курсант с надеждой смотрел, как тренируется Норет, и сам выполнял рутинные упражнения. Механический сенсей Хирокс стоял рядом с другими наблюдающими. Норет видел их боковым зрением, но не обращал на них никакого внимания. Он сам многому научился, просто глядя на своего отца, и пусть они учатся, глядя на него. Он не будет их учителем.

Норет повернулся спиной к зрителям и продолжил упражнения. Люди знали о подвигах Норета из военных сводок и рассказов выздоравливающих ветеранов. Эти слухи, как лесной пожар, распространялись в толпах жаждущих подвига курсантов Гиназа. Все островитяне знали об удивительных деяниях и победах своего земляка. При выполнении своего первого боевого задания Йоол Норет прославился тем, что сумел в одиночку заложить и взорвать атомный заряд, уничтожив иксианское воплощение Омниуса. Уже тогда имя Йоола стало легендарным. После этого в нескольких сражениях Норет уничтожал мыслящие машины ордами.

Но Норет отклонял все просьбы учить молодых, хотя смотреть на его тренировки приходило все больше и больше курсантов, желавших заимствовать его технику боя. Они смотрели затаив дыхание, как он выполняет нечеловеческие движения, занимаясь в спарринге со своим механическим учителем.

Толпы желающих увидеть тренировки Норета продолжали день ото дня увеличиваться. Некоторые из будущих воинов не скрывали своего желания и открыто просили лично позаниматься с ними, но Йоол Норет неизменно отклонял их мольбы.

– Я не могу учить, я сам еще не выучил всего, что мне нужно знать.

Хотя он находил в этом внешнее оправдание своим отказам, истинная причина была иной – чувство вины по поводу смерти отца. Это чувство лежало на сердце молодого Норета тяжелым холодным камнем. Он знал, что настанет день, когда он падет в битве – таков был удел наемника Гиназа, – но он поклялся, что умрет в ореоле сияющей славы, проявив отточенное до предела мастерство. Его полное самозабвение и отказ от каких-либо мер предосторожности освобождали все способности, которые он проявлял в своих тренировочных упражнениях. Какой прок так учить молодых наемников, если от такого обучения они могут просто погибнуть?

Каждый день Норет увеличивал порог умений своего механического учителя Хирокса.

– Другие курсанты хотят поучиться у вас, мастер Йоол Норет, – сказал боевой робот, когда золотистое солнце садилось за море. – Разве не долг гиназского наемника готовить для битвы новых и новых воинов?

Норет нахмурился.

– Мой долг – это возвращение на войну. Я намерен отправиться туда с первым же кораблем.

Он крепко взял в руку импульсный меч, представляя себе будущие схватки с мыслящими машинами.

В это время один из курсантов, набравшись мужества, подошел к нему и обратился к знаменитому наемнику:

– Йоол Норет, мы восхищаемся вами. Вы – бич Омниуса.

– Я всего лишь хорошо делаю свою работу.

У курсанта были темные волосы. Очень белая кожа, обожженная на солнце, шелушилась, обнажая пятнышки веснушек. Очевидно, он не был местным уроженцем, а приехал сюда учиться. Он приехал именно сюда. Парень был старше Норета по меньшей мере лет на пять. Тело его было массивным, от развитой мускулатуры веяло природной силой. Он никогда не будет обладать стремительностью гиназского наемника… но все равно из него должен был получиться настоящий боец.

– Почему вы отказываетесь учить нас, Йоол Норет? Мы все – оружие, которое ждет, чтобы его отковали.

Норет спокойно повторил то, что уже давно стало для него привычной мантрой.

– Я сам, как боец, мало чего стою. Я еще не готов учить других.

У парня был грубый хриплый голос.

– Я бы рискнул поучиться у вас, Йоол Норет. Сам я с Тиндалла. Восемь лет назад мыслящие машины захватили нашу планету, убили миллионы людей, а остальных превратили в рабов. – В глазах его стояли гнев и слезы. – Потом пришла армия Джихада и отбила нашу планету у мыслящих машин. В составе армии было много гиназских наемников, которые вытеснили машины, и теперь я снова свободен и жив – благодаря вам.

Губы его дрожали.

– Я приехал сюда, потому что тоже хочу стать наемником. Я хочу убивать мыслящие машины. Я хочу мстить. Прошу вас… учите меня.

– Я не могу, – ответил Норет, стараясь сохранить твердость при виде расстроенного лица славного парня с Тиндалла.

– Однако, – добавил он после долгого раздумья, – я не буду возражать, если ты, Хирокс, займешься с ними от моего имени.

Хотя он был не вполне традиционным тренером и некоторые ветераны относились к нему с нескрываемым скепсисом, боевой робот начал проводить занятия с амбициозными и целеустремленными паломниками, приехавшими на остров Норета.

Через несколько дней после отлета хозяина робот взял двух учеников, потом двенадцать, а потом он их учил целыми группами, поделив сутки на смены. Хирокс учил их основам боя с мыслящими машинами. В отдыхе он не нуждался.

С раннего утра курсанты принимались за тренировку с пылом, о котором мог бы мечтать любой учитель. Каждый из них хотел быть похожим на легендарного мастера меча Гиназа, хотя когда их спрашивали, никто из них не мог ответить, чем стиль их кумира отличается от стиля других наемников. За исключением того, что он был невероятно быстр, удары его – неожиданны и непредсказуемы.

Когда механический сенсей полагал, что тот или иной курсант готов к сдаче экзаменов, он посылал его на испытание комиссии, которая отбирала воинов из числа курсантов. Провозглашавшие себя учениками Йоола Норета выбирали в корзине коралловые диски, принимая в себя дух кого-то из павших наемников.

Потом они уходили отдавать свое боевое мастерство армии Джихада.

*** 

===

Не оставляйте свободных концов – наступит день, когда они задушат вас.

Генерал Агамемнон. Новые мемуары

За стенами дома Совета Джихада, в городе, повсюду были видны транспаранты: «Бела Тегез освобождена!»

Местный Омниус был уничтожен, планета слабо защищена, и взять ее проще простого… если бы только армия Джихада могла оказаться там достаточно быстро.

Геката выполнила свое обещание, хотя ей следовало бы потратить чуточку своего драгоценного времени, чтобы известить об этом Иблиса Гинджо – он узнал в последнюю очередь. Если бы он был поставлен в известность заранее, то армии воинов Джихада уже стояли бы наготове у стен Бела Тегез. Это была бы еще одна блестящая победа, и всю заслугу он мог бы приписать себе.

Но женщина-титан, прожив очень-очень долгую жизнь, о таких мелочах не заботилась. Когда он попытался надавить на Гекату, она обиделась и даже возмутилась.

– Я оповестила обо всех деталях твоего помощника, как мы и договаривались. Может быть, тебе стоит проверить, не было ли сбоев в ваших системах связи?

Иблису очень не понравились насмешливые нотки в ее голосе, но Йорек Турр настаивал на том, что не получал от Гекаты никаких известий.

Бела Тегез между тем ждала, кипя от нетерпения и зализывая раны. Но Великий Патриарх понимал, что теперь ответ армии Джихада будет запоздалым. Тем не менее он инициировал в Совете Джихада жаркие дебаты по этому поводу. Даже если он и потерпит неудачу, то сможет сказать, что все предвидел – просто его никто не слушал.

Узнав о нападении Гекаты на Бела Тегез, Иблис состряпал подложное письмо и поддельную петицию группы людей, выживших после взрыва в Комати. Эти вымышленные персонажи, называвшие себя «борцами за свободу», описали, что произошло на их планете – они сообщили, как прибывший к ним таинственный корабль уничтожил Омниуса, и просили немедленно прислать армию на подмогу, так как в противном случае мыслящие машины снова захватят планету.

– Улицы и здания Бела Тегез завалены поврежденными и неработающими роботами! Планетарный Омниус вышел из строя. Какой еще возможности нам следует ждать? – вопрошал Иблис, стараясь придать своему голосу всю возможную убедительность. – Разрозненные, плохо вооруженные группы людей атакуют немногочисленных обороняющихся роботов, но у них нет ни достаточных сил, ни военной подготовки. Это наш шанс одержать победу там, где мы до этого потерпели поражение. Подумайте, что может означать победа на Бела Тегез для дела Джихада!

Однако другие члены Совета, помня о первой кровавой бойне на заре Джихада, хотели иметь больше информации, предлагали послать разведчиков и собрать флот побольше, чтобы не повторять прежних ошибок. Иблис злился, понимая, что машины уже действуют.

Серена в заседании Совета не участвовала. Оставив ему ограниченные исполнительские полномочия, она вернулась в Город Интроспекции, чтобы подготовиться к намеченному визиту в систему Фалим для инспекций тлулаксийских ферм, где выращивали органы.

Как гладко все шло, когда он был у кормила власти!

Дискуссия затянулась далеко за полночь. В качестве военного представителя на совещание был приглашен примеро Вориан Атрейдес, который выказывал такое же нетерпение, как и Гинджо. Этот высокопоставленный офицер, только недавно вернувшийся после установления станций слежения на несоюзной планете Каладан, сделал поразительное заявление – он рассказал присутствующим, как ему удалось повредить Омниуса с помощью обманутого робота-курьера, доставившего смертоносные обновления на многие Синхронизированные Миры.

После нескольких часов дебатов Вориан с глубоким вздохом заявил:

– Бела Тегез сейчас можно взять голыми руками. Если продолжать бесконечную говорильню, то это само по себе решение. Омниус не будет ждать.

Это замечание заставило некоторых членов Совета дрогнуть. Двое из них высказались «за», хотя и с некоторыми оговорками, а остальные промолчали.

Великий Патриарх видел в этом примеро – таком же беглеце с Земли, как и он сам – сильного союзника, по крайней мере в этом деле. Когда маятник качнулся в сторону Вориана, Иблис решил вставить и свое веское слово:

– Прислушайтесь к примеро Атрейдесу! Он человек действия и очень опытен в таких делах.

Глядя на членов Совета Джихада, которые теперь прислушивались к Серене Батлер и не спешили, как прежде, исполнять любой каприз Великого Патриарха, Иблис испытывал неведомое прежде чувство безрезультатности своих действий. Ведь и так ясно, что надо делать!

Открылась боковая дверь, и в зал торопливо вошел примеро Ксавьер Харконнен, оторвавшись от подготовки поездки на Тлулакс, куда он должен был сопровождать Серену. Вид у Ксавьера был усталый и изможденный, форма вопреки обыкновению в беспорядке. Оглядев сводчатый зал, Харконнен увидел Вориана и сел рядом с ним.

– Совет утвердил план?

– Слишком много слов, – тихо ответил Вориан. – Я посоветовал послать туда пару дивизий, пока мы будем развертывать основные силы и готовить их к отправке, но не успел я высказаться, как поднялся крик. Здесь есть люди, которые меня поддерживают – может быть, их даже большинство, – но противники умудряются застопорить все обсуждение. Некоторые воспользовались тем, что ты возражал против моего фокуса с компьютерным вирусом.

Ксавьер устало улыбнулся.

– Обычно это я призываю к прямым действиям, а ты к обходным маневрам.

После небольшого перерыва представитель Кираны III снова затеял спор с Иблисом Гинджо. Маленький смуглый человечек с пышными черными усами предлагал отложить обсуждение данного вопроса и перейти к другим делам, а проблему высадки на Бела Тегез тщательно изучить и обсудить позже, «чтобы в решении вопроса учесть более взвешенные мнения». Он предложил также, чтобы Совет собрал всю возможную информацию и возобновил обсуждение на следующей неделе.

Несколько членов Совета поддержали киранца.

– На следующей неделе? – От возмущения Вориан даже вскочил на ноги.

– Это слишком долго! – крикнул с места Ксавьер.

– Все будет потеряно! – в отчаянии воскликнул Иблис, понимая, что проиграет голосование. Он не помнил случая, чтобы Совет так открыто игнорировал его мнение.

– При всем уважении к вам, должен сказать, что у Совета много других неотложных дел, – подытожил представитель Кираны.

Иблис в ярости и досаде опустил голову, не смея встречаться взглядом с двумя примеро. Эти трое понимали, что Бела Тегез будет снова потеряна, и потеряна бессмысленно.

– Я хочу задать вам один вопрос, генерал Агамемнон, – сказал корринский Омниус. Голос всемирного разума, доносившийся одновременно со всех сторон, был спокойным, но в высшей степени угрожающим. – Хотите ли вы, чтобы я удалил ваш мозг и превратил его в пыль?

Каждое слово гулким эхом отдавалось под сводами Центрального Шпиля, построенного из текучего металла.

– Мне кажется, – продолжал Омниус, – что это было бы адекватным ответом на все ваши выдающиеся ошибки и откровенные провалы.

Титан, помещавшийся сейчас в золотистом боевом корпусе, ощетинившемся многочисленными орудиями убийства, ответил:

– Было бы неразумно так поступать с ценными кимеками, такими, как я, после десяти столетий безупречной службы Синхронизированным Мирам. Я – один из трех оставшихся в живых первоначальных титанов.

Он знал, что программные ограничения не позволят Омниусу привести в исполнение свою угрозу.

Лишенные окон стены Центрального Шпиля внезапно раскрылись, потом мгновенно снова захлопнулись, сверкнув бесчисленными пестрыми картинами. Временами помещение становилось невероятно огромным, потом начинало уменьшаться в объеме, грозя раздавить титана. Внезапно, когда стены и потолок были на расстоянии всего несколько сантиметров от стального корпуса, стены снова раздвинулись, словно зал внезапно сделал глубокий вдох.

Потом Центральный Шпиль начал по-змеиному извиваться, и Агамемнону пришлось включить все свои механизмы, чтобы сохранить равновесие. Титан никогда не мог предположить, что этот всепроникающий разум способен на такие незрелые фокусы, способен уподобиться капризничающему ребенку. Вероятно, испорченные земные обновления все же дали себя знать и проявляются теперь такими странностями поведения.

Власть этих машин надо опрокинуть, а их самих уничтожить… с Ксерксом или без него. Агамемнон прилагал массу усилий, чтобы его металлическое тело не дрожало.

– Ты полагаешь, что я не смогу найти путь обхода программного запрета, введенного в мою память Барбароссой? – спросил Омниус. – Недооценивать мои способности – это тяжелая ошибка.

Агамемнон оценивал ситуацию. Если всемирный разум нашел способ обойти основную команду не причинять вред никому из двадцати титанов, то почему он их давно не уничтожил?

– Я могу лишь снова подчеркнуть свою непреходящую ценность для вас, Омниус. Ваша машинная империя получила немало выгод от моих военных операций. Мое тело – машина, но управляет ею человеческий мозг. Я являю собой все лучшее наших двух миров.

– Твое органическое ментальное ядро все же имеет изъяны, поэтому будет лучше, если я обойдусь без него.

Агамемнон не понимал, что вызвало такую волну немилости, но сохранил самообладание.

– Мой человеческий мозг позволяет мне лучше понимать нашего врага. Эффективный и устроенный по законам логики машинный разум не способен понять хаотичную природу человеческого мышления. Было бы непростительной стратегической ошибкой не воспользоваться всеми ресурсами.

Пол провалился под ногами Агамемнона, а высокая, достающая до облаков башня Центрального Шпиля вдруг сложилась как карточный домик. Внезапно падение прекратилось, и стены башни стали абсолютно прозрачными. Агамемнон увидел ночной вид города машин. Ослепительный дуговой свет бил в оптические сенсоры, в синем свете все здания приобретали таинственный, неземной, эзотерический облик. Высоко в небе пролетело летающее судно роботов.

– Геката вызывает мое неудовольствие, если это действительно она. – Громовые раскаты синтезированного голоса оглушали титана. – Она – одна из вас, титаны, и вы должны контролировать ее поведение. Недавно она причинила большой ущерб планете Бела Тегез.

– Она бывший титан, Омниус. Геката скрывалась от нас тысячу лет. Я не могу нести персональную ответственность за ее нынешние действия.

– Тебе надо было выследить и уничтожить ее еще много лет назад.

– Но вы сами постоянно занимали меня более важными задачами. Вы никогда не давали мне отпуска, чтобы я мог потратить несколько десятилетий на погоню за человеком, который на протяжении долгого времени не причинял нам никаких неприятностей.

Агамемнон подозревал, что деланная ярость Омниуса есть не что иное, как продуманный и заранее подготовленный блеф, раздражающая своей тупостью акция устрашения. Будто Омниус хоть что-нибудь понимает в манипулировании!

– Я объявляю тебе свое милостивое решение, Агамемнон. Ты будешь жить еще какое-то время, но ты должен, обязан положить конец действиям Гекаты. Ты должен обеспечить безопасность Бела Тегез и восстановить полную копию моего тамошнего всемирного разума до того, как на планете высадятся армии Лиги. Тебе следует поторопиться.

Прозрачные стены внезапно закрылись, превратившись в обычные стены из блестящего текучего металла.

– Слушаюсь, Омниус. Я все сделаю так, как вы мне приказали.

Теперь голос изменил тональность и доносился только из одного источника.

– Стало быть, мы заключили сделку. Если ты уничтожаешь Гекату – ты живешь, но если нет, то я раздавлю тебя.

– Мое самое искреннее и глубокое желание – это всегда адекватно служить вам, Омниус. Но, как вы сами правильно сказали, остатки человеческого, органически мне присущие, лишают меня машинного совершенства.

– Ты забавляешь меня, Агамемнон, но одного этого недостаточно.

Кипя гневом, Агамемнон вышел из башни Центрального Шпиля и зашагал по улице в своем великолепном боевом механизме. Увидев в стороне двух рабов, он свернул к ним и размазал обоих по стене. Остальные находившиеся на улице доверенные люди спешно попрятались в зданиях. Много столетий Агамемнон и его катастрофически тающая шайка титанов служили Омниусу только потому, что у них не было иного выбора. Теперь как никогда генерал титанов хотел выступить против всемирного разума. И хорошо, что этот идиот Ксеркс уже не будет путаться под ногами.

Решимость придала ему сил. Он и так уже слишком долго ждет. Их недавний рекрут Беовульф уже нашел около сотни недовольных Омниусом неокимеков. Агамемнон понимал, что удачу надо хватать за хвост. Теперь же.

Для этого трудно найти лучшее место, чем Бела Тегез, и промедление недопустимо.

*** 

===

Человеческий разум, не сталкиваясь с реальными трудностями, быстро впадает в стагнацию. Таким образом, для выживания человечества как биологического вида необходимо создавать трудности, не бояться их и преодолевать их. Батлерианский Джихад как раз и был звеном такого – по большей части неосознаваемого – процесса, корни которого уходят в первоначальное решение дать мыслящим машинам слишком много власти – ив неизбежное после этого возникновение империи Омниуса.

Принцесса Ирулан. Уроки великого мятежа

В колонии Кольгара было мало торговых предприятий, поэтому Аврелий Венпорт никогда не бывал на этой планете. Этот безрадостный, застойный мир прибыли не сулил.

Но когда он получил послание от Нормы – она была жива! – не стало такой планеты, на какую он так страстно хотел бы попасть, как Кольгар. Он сломя голову полетел бы куда угодно, лишь бы найти ее, тем более что его насторожила загадочная приписка: «Не удивляйся тому, что увидишь».

Будучи бизнесменом, Венпорт знал, что неожиданность часто сопутствует потере дохода. Корпорация «Вен-Ки» извлекала свои самые большие прибыли из хорошо спланированных предприятий, основанных на общих правилах бизнеса, личном опыте и надежном деловом инстинкте. Но никакая неожиданность не могла быть приятнее, желаннее, чем весть о том, что милая, дорогая и любимая Норма осталась жива.

Ее краткое послание застало его на фармацевтических плантациях Россака; подробностей в письме не было. Как она смогла ускользнуть с Поритрина во время того ужасного мятежа? Что сталось с опытным образцом корабля? Где Тук Кидайр? Почему – и самое главное, каким образом – она попала именно на Кольгар?

Приземлившись в непритязательном космопорту, Венпорт еще больше удивился, что встречала его Зуфа Ценва. Его бывшая возлюбленная немного изменилась, выражение лица стало более приветливым, а ледяная красота чуть потеплела.

– Зуфа, что ты здесь делаешь? Я получил послание от Нормы…

– Как и я. – По ее тону можно было сказать, что она стала относиться к своему бывшему партнеру гораздо лучше, чем когда они были любовниками, она стала менее жесткой и более оптимистичной. – Ты будешь поражен, Аврелий. Это… это в корне меняет весь Джихад.

Но тут же вернулись ее прежние манеры, и с бесящим его видом высокомерия Зуфа отказалась отвечать на дальнейшие вопросы. Она заверила его, что Норма жива и здорова, но ничего больше говорить не стала. Он нахмурился в досаде и нетерпении: Зуфа всегда играла в эти ментальные игры, словно постоянно желая положить его на обе лопатки.

На такси-дрезине Зуфа привезла Венпорта в совершенно глухое место, на болотистую равнину, окруженную заснеженными горными цепями. Разбросанный пятнами снег и раскрошенный лед скрипели и хрустели под ногами бизнесмена, когда он шел за высокой женщиной к маленькой деревянной хижине. Единственным украшением крыльца была узкая деревянная скамейка под навесом. К дому примыкал навес с поленницей, хотя до самого горизонта не было видно ни одного дерева.

Зуфа взошла на крыльцо, открыла скрипучую дверь и жестом пригласила Аврелия войти. Обуреваемый массой вопросов, он на мгновение остановился, но потом торопливо шагнул в дом, помня слова послания: «Не удивляйся тому, что увидишь». Сделав глубокий вдох, он заставил себя широко улыбнуться и вошел в комнату скромного жилища.

Внутри он сразу ощутил тепло раскаленной докрасна печи, приятный запах натурального дровяного дымка, висевший в воздухе. У окна стояла высокая, необычайно красивая женщина с молочно-белой кожей и с волосами цвета светлого золота. Она радостно, почти по-детски улыбнулась и рассмеялась. Лицо ее выражало неподдельный искренний восторг. Что делает здесь одна из колдуний Зуфы?

– Аврелий! – Женщина бросилась ему навстречу. Она обняла его, но Аврелий стоял ошарашенный.

– Норма?

Он отстранил ее на расстояние вытянутой руки, чтобы лучше рассмотреть. Ее светло-голубые глаза лучились счастьем; лицо было так красиво, что у Венпорта захватило дыхание.

– Маленькая Норма?

Видя беспомощное выражение его лица, она рассмеялась.

– С тех пор как мы виделись последний раз, я подросла.

Венпорт обернулся к Зуфе, молча требуя объяснений, но Верховная Колдунья лишь кивнула в ответ на его немой вопрос.

– Аврелий, это я, правда я – Норма. Честное слово. Она схватила его за плечи, притянула к себе.

Наконец, стремясь оттаять, увидеть истинную Норму в глазах, в которые он так часто смотрел в моменты теплого понимания и радостных бесед, Венпорт заключил ее в объятия. Эти глаза теперь были другого цвета, но в них он видел не изменившуюся душу. Он прижал Норму к груди, слегка покачивая ее и утонув лицом в длинных нежных волосах.

– Мне все равно, как ты теперь выглядишь, Норма, так как мне достаточно знать, что это ты и что ты жива и невредима.

Она потянулась к нему и поцеловала в губы, сначала застенчиво, но он ответил на поцелуй, и она крепче приникла к его губам. Ее безупречно красивое лицо лучилось радостью, она говорила своим глубоким грудным голосом. И какие же у нее бездонные синие глаза. Ресницы стали длинными и темными.

Зуфа явно испытывала неловкость, но Аврелию это было все равно.

– Я… я полетел на Поритрин. Я искал тебя везде, но никто ничего не знал. Старда разрушена до основания. Тио Хольцман погиб, и лорд Бладд, и сотни тысяч других. Опытный корабль исчез, лаборатория разграблена, и никто не знает, куда делся Кидайр.

Норма нахмурилась.

– Я понятия не имею, что сталось с Кидайром. Его визу аннулировали, и он должен был, как и я, покинуть Поритрин. Я опасаюсь худшего.

– Я тоже.

– Правда, теперь не важно, что стало с опытным образцом. Аврелий, теперь я знаю много больше, чем раньше. Я знаю, как свертывать пространство, и знаю, как строить такие корабли. Они будут перемещаться быстрее, чем кто-либо в мире может себе представить. Ты должен строить их здесь, на Кольгаре. Я хочу, чтобы отныне ты был здесь, со мной.

Держа ее в объятиях и не желая отпускать ни на минуту, Аврелий выслушал рассказ Нормы о том, что с ней произошло.

Когда Норма замолчала, закончив свою невероятную историю, Аврелий задумчиво улыбнулся.

– Это твое новое обличье… Норма, мне надо привыкнуть к нему. Я очень любил старую версию, ты же знаешь. Если помнишь, перед отъездом я задал тебе один очень важный для меня вопрос, и ты обещала мне ответить на него при следующей нашей встрече. Я прошу у тебя прощения, что эта встреча состоялась так нескоро.

Сквозь прекрасные новые черты проступило выражение глаз прежней Нормы. Она раздумывала, словно в ее сознании одновременно помещались триллионы мыслей и возможностей. Они сменялись с такой быстротой, какая немыслима у обычных людей. Венпорт продолжал держать Норму в объятиях, но не был уверен, что она ответит «да» на его вопрос.

Наконец она заговорила:

– Ты нужен мне, Аврелий. Мне нужны твоя поддержка и твои знания. И наш брак облегчит нашу задачу.

Ему потребовалось бесконечное мгновение, чтобы понять ответ. Тихо рассмеявшись, он крепче прижал ее к себе.

– Норма, Норма! Мне придется тебя научить, как быть романтичной.

Зуфа насмешливо фыркнула, но Аврелий пропустил этот смешок мимо ушей.

Норма, казалось, была поражена тем, что сделала.

– О, конечно, я хочу быть с тобой, именно с тобой, больше, чем кто-либо во вселенной, Аврелий. Но это будет содружество, далеко выходящее за пределы личных отношений или деловых интересов. Ты и я – мы вместе изменим будущее человечества. Мое видение так отчетливо, и мы с тобой – неотъемлемые части этого будущего. И моя мать – тоже.

С каждой минутой Зуфа все больше и больше мрачнела. Венпорт понимал причину ее неловкости: ведь много лет он был ее любовником, а теперь хочет жениться на ее родной дочери. Но выдающаяся Колдунья уже давно перестала смотреть на него как на своего селекционного партнера.

– Да, Норма. – В голосе Зуфы прозвучали скрытые предостерегающие интонации, словно она провидела последствия, которые другие не могли себе даже представить. – Тебе, вероятно, потребуется помощь, чтобы стать более человечной.

Венпорт мог теперь только вспоминать, каким добрым и прекрасным человеком была Норма по своей душевной сути, и надеялся, что эта сущность замечательной женщины не была утрачена во время ее телесной трансформации.

– Я обещаю тебе только одно, Аврелий, – сказала Норма. – С этого момента твоя жизнь никогда не будет скучной.

Выйдя наружу, Венпорт окинул взглядом ландшафт, покрытый унылыми болотами и серым кустарником, и подумал, что совершенно по-иному представлял себе будущую научную и производственную базу. Но Норма только махнула рукой, отметая его возражения, и рассказала, каким она видит будущее Кольгара.

– Эти неухоженные пространства очень хороши для устройства взлетно-посадочного поля, для складов и вспомогательных предприятий. Здесь мы можем построить тысячу кораблей любой мыслимой величины, будь то крупные грузовые суда или мощные боевые корабли.

Она заговорила о гигантских, головокружительных строительных проектах, о северных озерах и болотах, которые предстояло осушить, о реках, течение которых надо будет изменить. Венпорт не мог сразу сообразить, какая армия рабочих для этого потребуется, сколько импортного оборудования придется закупить, какая тяжелая техника будет здесь нужна… и, самое главное, сколько все это будет стоить. Он со страхом уставился на Норму:

– А какова будет… цена?

– Астрономическая! – Норма рассмеялась своему остроумию. – Но и прибыль окажется беспрецедентной – это я гарантирую. Наши корабли по скорости перемещения в пространстве на много порядков превзойдут современные модели. Конкуренты обанкротятся, пытаясь угнаться за нами.

Зуфа добавила:

– Подумай о своем патриотическом долге, Аврелий, а не только о доходах. Эти корабли будут доставлять военные силы Лиги в любую точку вселенной в мгновение ока, что позволит нам бить по слабым местам противника, и он не будет знать, где мы появимся в следующий раз. Наконец-то мы сможем победить в Джихаде!

Венпорт с трудом сглотнул слюну.

– У меня поджилки дрожат, стоит мне только об этом подумать. Но как я могу сделать такие колоссальные вложения без моего партнера? Никто не знает, куда пропал Кидайр.

– Ты должен сам выбрать правильный путь, Аврелий, – ответила Норма. – Ты сам знаешь, что надо делать. Но мы не можем ждать. Джихад не может ждать.

Он повернулся к младшей из двух женщин и, глядя на Норму, не видел сейчас ее ошеломительной красоты. В ее напряженном взгляде он узнал ту, прежнюю Норму, своего дорогого друга, и понял, что ей он отказать не может.

– Я никогда не переставал верить в тебя, – сказал он. – Я заплачу нужную цену, какой бы она ни оказалась.

В следующий вечер Аврелий обедал с Нормой в ее хижине. Зуфа Ценва уже развернула бурную деятельность, чтобы как можно скорее приступить к строительству на Кольгаре космической верфи. Из-за сохранившихся неприятных предчувствий Зуфа оставила их одних.

Поначалу Венпорт испытывал некоторое смущение и неловкость, а потом ему стало все равно. Он просто хотел быть с Нормой и все еще радовался, что нашел ее живой, вопреки своим худшим опасениям.

В печи уютно потрескивал огонь, они с Нормой наслаждались вкусной едой, которую Зуфа прислала им с кем-то из рабочих, уже нанятых ею для начала строительства. Они сидели за столом и, глядя друг на друга, ели жареных степных куропаток в мятном соусе со сладким кольгарским картофелем, запивая еду импортным салусанским вином с добавкой меланжи. Венпорт уже давно понял, что ему придется считать в этом проекте каждый цент, но на праздничный ужин с Нормой он не стал бы скупиться ни за что.

   Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 161 | Добавил: iwanserencky | Теги: из интернета, Кевин Андерсон, люди, чужая планета, Будущее Человечества, Вселенная, писатели, будущее, фантастика, Хроники, ГЛОССАРИЙ, книга, слово, Хроники Дюны, литература, Брайан Герберт, Крестовый поход машин, проза, миры иные, текст, книги | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: