Главная » 2023 » Май » 5 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 215
20:08
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 215

***

***

***   

===

Жажда власти скрывается под многими масками.

Иблис Гинджо. Возможные пути полного освобождения

Едва успев вернуться после экстренного секретного свидания с Гекатой, Иблис узнал, что Серена созвала заседание Совета Джихада, несмотря на то что Гинджо ожидали не скоро. Прямо из космопорта он поспешил в Совет, твердо решив не дать устранить себя от процесса принятия решений. Прошло несколько недель, и надо было наверстывать упущенное.

Он подошел к двери зала заседаний как раз в тот момент, когда Серена объявила об открытии совещания, но путь Великому Патриарху преградила серафим Нирием. Некоторое время она колебалась, борясь с чувством долга, но потом наконец посторонилась и дала Иблису пройти.

Сидевшая во главе длинного стола Жрица Джихада была немало удивлена появлением Великого Патриарха. Иблис быстро нашел за столом самое ближнее к Серене место, хотя это не было его обычное место. Не сказав ни слова по поводу этого неожиданного появления, Серена начала произносить свою, очевидно хорошо отрепетированную речь. Все присутствующие слушали с пристальным вниманием.

– Мы не можем больше продолжать Джихад в одиночку. Страсть человеческая и способность к самопожертвованию очень сильны, но ресурсов Лиги явно недостаточно, чтобы сдержать ту силу, которую обрушивает на нас Омниус. Мыслящие машины могут без всяких затруднений делать нового робота взамен уничтоженного нами. Но с каждым убитым воином Джихада наши силы становятся меньше, ибо человеческая жизнь невосполнима. Мы должны сохранить как можно больше этих драгоценных жизней.

– Что вы предлагаете, Серена?

Иблис осторожно выбирал слова и говорил опасливым тоном, в надежде, что сможет найти способ обернуть ее приказы в свою пользу. Мельком оглядев присутствующих, он, к своему немалому удивлению, обнаружил на дальнем конце стола маленького и тщедушного тлулакса – торговца запасными органами Рекура Вана. Кажется, его вызвали специально для присутствия на этой встрече, но он был явно не в своей тарелке. Иблис посмотрел на Рекура и незаметно поднял бровь, задавая немой вопрос. Но в ответ на лице тлулакса появилось выражение озадаченности и смущения. Серена тем временем продолжала говорить:

– Солдаты армии Джихада и наемники Гиназа – не единственные воины, заинтересованные в победе нашего священного похода. Настало время приветствовать и других людей, которые вносят свой вклад в нашу конечную победу.

Она радушно улыбнулась Рекуру Вану, повергнув его в смущение.

– Тлулаксы, хотя и не участвуют непосредственно в боевых действиях против злодейских мыслящих машин, очень многое дают нашим доблестным воинам. Органы, выращенные ими, позволяют лечить наших ветеранов и возвращать их в строй. Пример такого ветерана – мой дорогой друг примеро Ксавьер Харконнен.

Она благодарно кивнула торговцу живым товаром, и все присутствующие дружно зааплодировали.

– С тех давних времен, когда я была молодым представителем в Парламенте, моей заветной мечтой было присоединение несоюзных планет к Лиге Благородных. И сегодня многие из этих планет, включая Каладан, обратились к нам с просьбой о вступлении в Лигу. Я намерена совершить поездки по планетам – нашим потенциальным союзникам, и первую остановку я сделаю на Тлулаксе. Я хочу собственными глазами увидеть фермы, где выращивают органы, поговорить с руководителями в надежде, что они сочтут возможным и формально присоединиться к нам. Я хочу увидеть их чудесные города и показать им, насколько высоко Жрица Джихада от имени всех нас ценит их усилия.

Иблис внезапно почувствовал, что в горле у него встал ком – он понимал, что его далеко идущие тонкие планы могут рассыпаться в прах. У него было секретное соглашение с производящими органы предприятиями Тлулакса, и Серена сама не понимала, что делает.

– Эти планы могут оказаться слишком поспешными и скороспелыми, Жрица. Люди Тлулакса берегут свою обособленность, и мы должны уважать их предпочтения. Я не уверен, что их обрадует такой неожиданный визит.

Глаза Серены блеснули негодованием. Она скрестила руки на груди.

– Я всегда выходила к моему народу на многих планетах. Мне представляется невероятным, чтобы руководство Тлулакса было против визита Жрицы Джихада. Наши воины очень многим обязаны народу Тлулакса. Им нечего скрывать – ведь так, Рекур Ван?

– Конечно, ему нечего скрывать, – поспешно проговорил Иблис. – Я уверен, что правительство Тлулакса будет в восторге от возможности принять вас у себя. Однако предварительно мы должны послать официальное письмо в систему Фалим, чтобы там успели приготовиться к приему столь высокой гостьи. Это нормальная дипломатическая процедура.

– Все это очень хорошо, но война не ждет, она разворачивается быстро, и мы должны не только успевать за ней, но и опережать события.

Пока Серена излагала свои идеи членам Совета, Иблис сидел на своем месте с непроницаемым лицом.

Интересно, думал он, что будет делать Геката. Он надеялся, что ее вмешательство будет значимым и… скорым.

В течение нескольких месяцев после того, как Севрат, сам того не зная, занес на планету Бела Тегез злокозненный компьютерный вирус, этот мир продолжало лихорадить от последствий. Уцелевшие машины старались вылечиться, но у них возникли большие трудности в общении со всемирным разумом. Кончилось тем, что независимые роботы вырезали все поврежденные сегменты памяти местного Омниуса, оставив от него лишь кое-как работающую бледную тень.

Планета была практически беззащитна и в высшей степени уязвима.

Ненавидевшее машины местное население, состоявшее преимущественно из рабов, которые выращивали свои урожаи под искусственными источниками света и тепла в гидропонных ваннах – так как солнце было очень тусклым, а небо постоянно затянуто тучами, – видя ослабление машин, начало замышлять восстание для захвата власти. Однако роботы, зная, что на многих планетах всемирного разума уже произошли восстания и мятежи, удвоили бдительность, отслеживая малейшие признаки активного недовольства.

Бела Тегез могла снова стать полноправным членом семьи Синхронизированных Миров только при условии доставки туда новой, полноценной копии Омниуса. Итак, роботы ждали…

Когда на орбите планеты появился одинокий кимек без каких-либо опознавательных знаков, сообщивший, что доставил обновления непосредственно с Коррина, мыслящие машины приветствовали этого давно ожидавшегося посланца. Оборонительные периметры были открыты, кимек перешел с внешней орбиты на внутреннюю и поспешно приземлился в центральном узле Комати, расположенном у подножия тор.

Геката никогда не думала, что проникновение в машинный мир окажется таким легким делом. Похоже, что кимеки ничему не научили мыслящих машин.

Чтобы устроить эту вылазку, мятежному титану пришлось оставить астероид и принять более традиционный вид, хотя и несколько архаический для современной эпохи. Своими стабилизирующими устройствами Геката управляла с помощью воспринимающих мысленные приказы тяг, соединявших исполнительные механизмы космического корабля с ее отделенным от тела головным мозгом.

В небе густые темные облака, которые тяжелой влажной пеной закрывали планету от неярких и слабых лучей и без того тусклого солнца. На Бела Тегез не было времен года – здесь всегда было пасмурно и дождливо. Роботам не было никакого дела до погоды, а бледные изможденные рабы просто не знали иных условий жизни.

Геката испытывала непритворный интерес, думая о том, что будут делать местные жители, обретя свободу. Иблис Гинджо уполномочил ее на совершение агрессивного и праведного действа, и она осознавала всю его важность, готовая показать, на что способна. Кроме того, ей было безумно интересно играть роль секретного оружия Джихада.

Из своих постоянных скрытых наблюдений мятежная женщина-титан знала, что еще в самом начале борьбы армия Джихада пыталась освободить Бела Тегез от машинной тирании, но понесла такие потери, что была вынуждена отступить. Неутомимые и упорные мыслящие машины мобилизовали ресурсы и полностью восстановили свой контроль над планетой менее чем за год. Роботы стерли всякие следы битвы, как стирает прибой следы босых ног на песке.

Геката надеялась, что на этот раз люди извлекут должные уроки из прошлых неудач и будут действовать более решительно. Благодаря ей у них будет для этого еще один шанс. Если, конечно, они обратят внимание на ее вмешательство. Иблиса Гинджо она известила через тайник, за которым должен был присматривать Йорек Турр. А будут ли они готовы к ответу – их дело.

Когда она приземлилась на хорошо освещенной площадке космопорта в Комати, поливаемой противным мелким дождем, к ней подошли роботы, передавая вопросы и требование идентифицировать себя.

– Остатки нашего Омниуса не обнаружили на твоем корабле наблюдательных камер, – сказал один из роботов-администраторов, который, похоже, был здесь главным.

Для Гекаты это прозвучало полным идиотизмом, особенно если учесть наличие блоков безопасности с искусственным интеллектом. Она мысленно улыбнулась. Временами машины проявляли просто-таки детскую наивность.

Толпившиеся за заборами рабы жались друг к другу в своих промокших насквозь одеждах. Уныло прищуренными глазами они опасливо наблюдали за прибытием корабля, словно последнее обновление Омниуса могло отнять у них оставшуюся надежду.

Геката открыла люк и вышла из корабля в своем обличье дракона.

– Должно быть, ваши наблюдательные камеры просто барахлят, – объявила она ожидавшим ее роботам. – Корринский Омниус был вынужден отключить многие периферические системы, чтобы предотвратить заражение опаснейшим вирусом и избежать накопления ошибок.

Роботы удовлетворились этим объяснением.

– Что у тебя за устройство? Мы не знакомы с такой конструкцией неокимеков.

– О, я новейшая модель.

В голосе Гекаты прозвучали горделивые нотки, как признак ее уверенности в собственном превосходстве над старыми образцами кимеков. Она двинулась вперед, неся тяжелую цилиндрическую упаковку в своих членистых верхних конечностях. В бриллиантовых чешуйках отражался желтый свет фонарей космопорта.

– После стольких тяжелых поражений Омниус приказал создать множество неокимеков из доверенных людей. В отличие от гель-контурных мозгов роботов человеческие мозги не подвержены заражению компьютерными вирусами. Неокимеки вроде меня были посланы, чтобы доставить обновления, надежно защищенные от вирусных атак. Я думаю, вы сами видите преимущества такого решения.

Трое роботов космопорта выступили вперед, чтобы принять из рук неокимека тяжелый цилиндр. Гекате показалось, что они слишком ревностно отнеслись к этому делу, но потом она решила, что они просто рады избавиться наконец от своих странных проблем. Как она и ожидала, роботы не проявили ни хитрости, ни подозрительности, столь полезной для их собственной сохранности.

– Я обещаю вам, – сказала она, – что этот цилиндр навсегда избавит вас от всех хлопот и неприятностей.

Хотя когда-то она испытала ужасное отвращение к кровопролитию, устроенному Аяксом, Геката убедила себя, что уничтожение мыслящих машин – особенно Омниуса – совсем другое дело, и гораздо более достойное восхищения. Люди будут ошеломлены, а потом придут в полный восторг!

– Есть какие-нибудь специальные инструкции по поводу инсталляции этих обновлений? – спросил робот.

Геката уже развернула свой ходильный корпус, чтобы направиться обратно к кораблю.

– Используйте стандартную процедуру. Мне же было приказано немедленно по вручении вам обновлений отбыть дальше со всей возможной поспешностью, так как мне надо посетить и другие Синхронизированные Миры. Судьба Омниуса зависит от быстрых исполнений его приказов. Вы, конечно, меня понимаете.

Отвесив неуклюжие церемониальные поклоны, роботы зашагали прочь, унося роковой цилиндр, а Геката вошла в свой корабль и подключилась к панели управления. Передав по мыслепроводам соответствующие команды, она взлетела с космодрома, залитого желтыми огнями.

Внизу, в городе Комати, расчерченном ровными квадратами площадей, роботы вошли в цитадель, где поврежденный всемирный машинный разум Омниуса изо всех сил пытался выполнять свои функции. Тонкими манипуляторами роботы вскрыли кожух цилиндра и сняли несколько слоев защитной брони.

И увидели странную по форме, но очень мощную боеголовку. Электронные мозги начали высчитывать варианты адекватных реакций, хотя таймер бомбы уже отсчитывал последние мгновения….

Корабль Гекаты был уже высоко над вторым, верхним слоем облаков планеты, когда она увидела далеко внизу вспышку яркого, как солнце, серебристо-желтого цвета. Она с запасом рассчитала мощность заряда, чтобы без остатка уничтожить поврежденное воплощение всемирного разума. Электромагнитный импульс, испущенный бомбой, взвился в небо, отразился от нижнего слоя облачности и вернулся обратно. Короткие замыкания подстанций Омниуса вспыхнули цепной реакцией одна за другой.

Геката ощутила трепет восторга.

Оставив далеко позади планету, она вспомнила о людях, которые уцелеют после гигантского взрыва, – то есть все, кого не было поблизости от цитадели. Эти люди не знали ничего, кроме машинной власти, тирании роботов. Смогут ли эти рабы взять в руки свою собственную судьбу? А, ладно. Выживание наиболее приспособленных.

– Теперь вы свободны от Омниуса, – объявила она, зная, что ни одна живая душа на планете ее не услышит. – Бела Тегез ваша – если вы захотите ее взять.

***  

===

Из всех биологических видов человек отличается наибольшей приспособляемостью. Даже в самых тяжелых условиях мы неизменно находим пути выживания. Выработав адекватную программу скрещивания и селекции, мы можем усилить это свойство человека.

Зуфа Ценва. Пятьдесят девятая лекция для Колдуний

В то свое первое утро на Арракисе Рафель, проведший ночь на голом камне рядом с уютно посапывавшей Хамаль, проснулся на рассвете. Новый день на новой планете. Неожиданно вспыхнувший яркий оранжевый свет окрасил небосклон, и из ночного небытия вдруг, словно по мановению волшебной палочки, проступили коричневые и желтые очертания песков и скал. Рафель глубоко вдохнул моментально ставший сухим и горячим воздух. Но это был глоток свободы.

Только свобода в Хеоле – это было совсем не то, чего он так долго ждал.

Где-то в вышине, в нависших над ущельем скалах, он услышал шум. Подняв голову, Рафель увидел черных птиц, которые, хлопая крыльями, кружили над камнями, снижаясь над трещинами, будто выискивая там еду.

По крайней мере кто-то может здесь выжить. Значит, сможем и мы.

Появившись на свет на Поритрине и будучи рабом с самого рождения, Рафель всю жизнь мечтал о свободе, но никогда не думал, что свобода предстанет перед ним в виде голой пустынной планеты, такой, как эта. Жалкое рабство в сырой дельте Старды было ужасно, но пока что иссушающий жар этого мира был еще хуже.

Однако Рафель последовал за Исмаилом, так как понимал, что единственным другим выбором стало бы открытое военное противостояние со всем населением Поритрина. И теперь, оказавшись здесь, надо было устраиваться на новом месте, и устраиваться как можно лучше. Исмаил прав: свобода здесь лучше, чем хотя бы один час дальнейшей работы на угнетателей-рабовладельцев.

Во время жесткой посадки экспериментального космического корабля они увидели лишь малую часть планеты, которую бывший торговец живым товаром Кидайр называл Арракисом. Здесь наверняка должны быть зеленые плодородные участки суши, не говоря уже о том, что здесь есть и космопорт. Надо только найти их. Вероятно, тлулакс знает, где находятся оазисы, и надо только заставить его поделиться этими драгоценными сведениями.

С Поритрина на Арракис бежали больше ста человек – мужчин и женщин, – но никто из них не знал конструкции доставившего их сюда корабля. Очевидно, этого не знал даже Кидайр. Определенно, что рабы первого поколения, доставленные на Поритрин со своих родных планет через бездны космического пространства, тоже не видели ничего подобного странному свечению, которое окутывало корабль, когда пространство свертывалось вокруг него.

Один миг – и судно перенеслось с Поритрина на Арракис. Мгновенный переход.

Рафель посмотрел на побитый корпус судна, на вмятины и пробоины и понял, что эта посудина уже никогда не будет летать. Теперь мы предоставлены самим себе. Он боялся за свою молодую жену и мысленно поклялся, что сам сделает все возможное для их спасения, если придется. Но, может быть, Исмаил найдет выход.

Услышав стук ботинок, Рафель оглянулся и увидел отца Хамаль, шедшего от импровизированной стоянки. Пока вокруг стояла благостная утренняя тишина, но пройдет еще немного времени, беглецы проснутся и начнут осматривать безрадостный ландшафт, в который занесла их судьба. Они с Исмаилом стояли рядом и молчали, наблюдая пробуждающийся восход.

– Нам надо разведать местность, Исмаил, – сказал Рафель. – Может быть, неподалеку есть растительность и вода.

Единственным транспортным средством в их распоряжении был маленький полевой вертолет, который они обнаружили в трюме грузового корабля, – вероятно, он предназначался для разведочных полетов или спасения экипажа при первом испытании.

Исмаил согласно кивнул.

– У нас нет карты, поэтому придется полагаться только на то, что увидим своими глазами. Сегодня ты сядешь в вертолет и полетаешь по округе. Кидайра возьмешь с собой.

– Я не хочу лететь с этим торговцем человеческим мясом!

– Вряд ли хочет и он с тобой. Но об Арракисе он знает больше, чем все мы, вместе взятые. Возможно, он узнает какие-то ориентиры, и, кроме того, может помочь в переговорах с местным населением, если вы на него натолкнетесь.

Поворчав, Рафель согласился с этими мудрыми доводами. Он знал, что именно этот тлулакс в свое время похитил с Хармонтепа его тестя, и у Исмаила было куда больше оснований ненавидеть этого человека, и Рафель попытался увидеть в этих инструкциях скрытый смысл. Может быть, он хочет, чтобы я завез Кидайра подальше в пустыню и убил его? Но лицо Исмаила было непроницаемым.

– Чтобы уцелеть, работорговцу придется работать наравне со всеми, – пылко сказал Рафель. – И он будет получать урезанный рацион пищи и воды.

Исмаил кивнул, хотя мысли его были заняты чем-то иным.

– Ему полезно, будет узнать, как живут рабы.

После скудного завтрака Рафель нашел подходящего человека из числа бежавших рабов – мощного широкоплечего мужчину по имени Ингу, – чтобы следить за постоянно ворчавшим и недовольным Туком Кидайром. Сейчас за ним присматривал Исмаил. Внезапно тлулакс злобно взглянул на своих стражей и выхватил из-под одежды острый обрезок железа, найденный им в разбитом корабле.

Ингу и Рафель отпрянули, ожидая, что работорговец сейчас бросится на них, хотя вряд ли он смог бы драться с сотней разозленных дзенсуннитов.

– Лорд Бладд причинил мне огромные убытки, но теперь, после десятилетий удачной торговли и больших доходов, вы разорили меня окончательно. Полностью! – Он взмахнул своим импровизированным ножом. – Бесполезные глупые рабы!

Пылая бессильной яростью, он одним ударом отсек свою длинную толстую косу. Схватив эту скользкую пыльную веревку, он взмахнул ею в воздухе и швырнул серовато-коричневый пучок на песок. Без косы бывший работорговец казался до странности голым. Он тускло взглянул на брошенный под ноги пук волос, и вся его злоба угасла.

– Я разорен, – тихо произнес он.

– Да, – сказал ему Исмаил, не изменившись в лице и отобрав у тлулакса нож. – Теперь ты должен зарабатывать свое пропитание вместе с нами.

– Пропитание! Это безнадежно – с каждым вздохом вы будете терять драгоценную телесную влагу. Посмотрите на этих людей, которые вздумали работать на солнце под открытым небом: почему бы им не перенести свои труды на время прохладной ночи?

Тлулакс злобно уставился на рабов.

– Потому что ночами дзенсунниты молятся и спят.

– Будете так поступать на Арракисе – погибнете. Все изменилось, и вам самим придется меняться. Вы что, не обратили внимания на жару и пыль? Самый воздух забирает у вас капельки пота, а с ними и воду – как вы будете восполнять эти потери?

– Наших запасов хватит на много недель, а может быть, и месяцев.

Кидайр уставил в Рафеля тяжелый взгляд:

– Ты так уверен, что этого будет достаточно? Вам, кроме того, надо защищать тело от беспощадных лучей солнца. Вы должны спать во время самой сильной жары, а физическим трудом заниматься только в темноте прохладной ночи. Так вы сможете сберечь половину своего пота.

– Мы сможем сберечь наши силы еще одним способом – если ты будешь делать за нас тяжелую работу, – сказал Исмаил.

Кидайр состроил презрительную гримасу.

– Вы отказываетесь меня понимать. Я было подумал, что человек, который решил столь многим рискнуть ради свободы своего народа, увести его в далекий неведомый край, захочет сохранить жизнь этому народу.

Несколько групп бывших рабов открыли грузовые люки разбитого корабля и открывали шлюз нижнего отсека, чтобы Рафель смог вывести оттуда маленький поисковый вертолет. Это было скудно оснащенное воздушное судно, и никто не знал ни как далеко оно сможет улететь, ни сколько горючего в его баках, но не было другого способа обследовать громадные пространства песчаной пустыни. Разве только пешком.

– Мы хотим обследовать местность, – сказал Рафель, обнимая на прощание Хамаль. Он оглянулся и посмотрел на взъерошенного Кидайра, у которого от бессонницы и переживаний были красные глаза. – Этот работорговец поможет нам найти место, подходящее для устройства постоянного поселения.

Кидайр безнадежно вздохнул:

– Поверьте мне, я хочу добраться до цивилизованного места не меньше вашего. Но я понятия не имею, где мы находимся и где мы сможем найти воду, пищу…

Исмаил прервал его причитания:

– Вот и поищешь. Ты должен доказать свою полезность, тогда заработаешь себе на кусок хлеба и получишь свою долю.

Три человека сели в маленький вертолет, и Рафель скептически осмотрел панель управления.

– Стандартные двигатели. Кажется, мне приходилось летать на таком на Поритрине. Думаю, я справлюсь с этой машиной.

Вертолет оторвался от взлетной площадки и поднялся в воздух.

Пока Хамаль, Исмаил и другие рабы с невысказанной надеждой смотрели ему вслед, Рафель направил машину прочь от скалистой гряды в направлении открытой пустыни. Мощный Ингу, нахмурив брови, внимательно смотрел в иллюминатор, надеясь обнаружить признаки оазиса или присутствия цивилизации. Рафель взглянул на Кидайра.

– Говори, в каком направлении мне лететь, работорговец?

Тлулакс бросил на Рафеля презрительный взгляд.

– Я не знаю, где мы. Вы, дзенсунниты, переоцениваете мои возможности. Сначала Исмаил настоял на том, чтобы я пилотировал корабль, на котором мне никогда не приходилось летать даже пассажиром, а теперь, когда мы едва не разбились насмерть, вы хотите, чтобы я стал вашим спасителем.

– Если мы уцелеем, то и ты останешься в живых, – бесстрастно заметил Рафель.

Кидайр протянул руку к иллюминатору, за которым не было видно ничего кроме бескрайних песков.

– Хорошо. Тогда летим… туда. В пустыне все направления одинаковы. Единственная задача – знать свой маршрут, чтобы не заблудиться и найти дорогу назад.

Маленький вертолет летел над пустыней с вполне приличной скоростью. Сейчас они описывали большой круг около своей временной стоянки, осматривая местность во всех направлениях. Наступила дневная жара, и от разогретых скал и песка поднималось густое знойное марево восходящих горячих потоков. Вертолет скрежетал и болтался в воздухе, проваливаясь в воздушные ямы. Внутри кабины стало нестерпимо жарко. По щекам людей струился обильный пот.

– Я не вижу вокруг ничего подходящего, – нарушил молчание Ингу.

– Арракис – это огромная, практически неисследованная планета, заселена очень скудно. – Кидайр щурился от яркого солнечного света. – Если мы что-нибудь найдем, так это не благодаря моему умению или опыту, а по чистой случайности.

– Буддаллах укажет нам верный путь, – со значением в голосе произнес Рафель.

От того места, где упал старый грузовой корабль, пустыня простиралась до самого зыбкого горизонта во всех направлениях. Полагаясь только на надежду, Рафель упрямо продолжал полет, всматриваясь в расстилавшуюся под ними однообразную местность. Периодически среди выжженных коричневых и желтых песков возникали отроги скал, но нигде не было видно ни зелени, ни воды, ни поселений.

– Здесь вы ничего не найдете, – заявил Кидайр. – Я не вижу здесь ничего мне знакомого, и я сомневаюсь, что у вертолета хватит ресурса дотянуть до города Арракиса.

– Ты предпочитаешь идти пешком? – язвительно спросил Ингу.

Маленький тлулакс промолчал.

В сумерках, проведя весь день в бесплодных поисках, они мягко посадили вертолет посреди безбрежного океана песка рядом с какой-то воронкой, окрашенной в странный цвет. В нескольких километрах отсюда, за рядами дюн, высилась очередная горная гряда, но Рафель решил, что проще и безопаснее будет приземлиться на открытом месте. После захода солнца стало прохладнее, но, выйдя из машины, Рафель услышал лишь безжизненную тишину и шелест поднятой ветром пыли. Воздух был тяжелым, насыщенным каким-то едким запахом, напоминавшим запах… корицы. Ингу ходил вокруг вертолета, словно к чему-то приглядываясь.

Кидайр вышел из машины последним и грустно вгляделся в пустоту. Принюхавшись, он наклонился над горкой красноватого песка и набрал горсть.

– Примите мои поздравления, вы нашли выброс меланжи. – Он рассмеялся, но смех его больше напоминал истерический хохот. – Теперь нам надо каким-то образом доставить все это на рынок, и дзенсунниты сказочно разбогатеют.

– Я надеялся, что эта краснота – признак воды, – разочарованно произнес Рафель. – Только поэтому я и приземлился здесь.

– Можно ли ее есть? – спросил у Кидайра Ингу.

– С равным успехом можно есть песок. – Он опустился на песок, глядя вниз. – Вы уничтожили результат десятилетних трудов, превратили в пыль все мои вложения… и ради чего? Вы все здесь погибнете, не только я. Для таких, как вы, на Арракисе нет ничего.

– По крайней мере мы больше не рабы, – гордо ответил Рафель.

– И теперь некому о вас позаботиться. – Кидайр повысил голос. – Вы никогда не жили самостоятельно, никогда не полагались только на свои способности и навыки, чтобы выжить. Вы были рождены, чтобы стать рабами, и очень скоро ваши люди начнут проситься обратно на Поритрин, где аристократы доставляли вам ежедневное пропитание. – Он сплюнул на красноватый песок и пожалел о попусту растраченной влаге. – Я делал вам добро, похищая с ваших планет и доставляя в цивилизованные места. Но вы, глупцы, никогда не ценили того, чем обладали.

Рафель схватил за ворот тщедушного тлулакса и приблизил к его лицу лезвие самодельного ножа, подаренного Исмаилом.

Бывший работорговец не дрогнул. Он насмешливо постучал себя пальцами по горлу.

– Ну давай. Или ты так же труслив, как весь твой народ?

Ингу подбежал к ним, сжав кулаки и готовый ввязаться в драку, но Рафель отшвырнул тлулакса.

– Буддаллах накажет меня за хладнокровное убийство человека – не важно, сколько страданий ты нам причинил. Я хорошо помню сутры, которые читал нам Исмаил.

Рафель, сдерживая себя, поморщился как от боли. На самом деле он страшно хотел ощутить, как по его пальцам потечет стекающая с лезвия теплая кровь работорговца.

Упавший в пыль тлулакс злобно рассмеялся.

– Да, вы можете использовать меня как козла отпущения, как средоточие накопившейся у вас за поколения жалкой злобы, сделать меня единственной мишенью своего нытья. Не я хотел везти вас сюда, и не я могу вам сейчас помочь. Если бы я мог найти тех, кто нас спасет, давно позвал бы их.

– Я искал только повода избавиться от тебя, и не важно, что скажет по этому поводу Исмаил. – Рафель протянул руку в направлении прочь от вертолета. – Уходи в пустыню и ищи дорогу сам. Почему бы тебе не поесть твоей драгоценной меланжи? Я вижу, что здесь ее хватит.

Вопреки собственному здравому смыслу, тлулакс встал и, пошатываясь, побрел в пустыню. Оглянувшись в последний раз, он сказал:

– Вы уменьшаете свои шансы, избавляясь от меня.

Ингу с удовольствием смотрел на страдания этого человека. Рафель ответил:

– Мы проживем дольше, если нам не придется делить свои припасы с торговцем живым товаром.

Со смешанным чувством радости освобождения и страха перед одиночеством в суровой пустыне Кидайр расправил плечи и зашагал в пески.

– Я в любом случае уже покойник. И вы тоже.

Рафель смотрел ему вслед с некоторой неловкостью. Не этого ли хотел от своего зятя Исмаил? Было ли в словах Исмаила тайное послание, которого он не уловил? Молодой человек очень хотел произвести благоприятное впечатление на своего тестя, но боялся, что не понял свою задачу…

Немного позже Рафель и Ингу сели возле вертолета, наслаждаясь вечерней прохладой. Они поели немного белковых вафель и попили воды. Расстелив на песке спальные коврики, извлеченные из грузового отсека вертолета, они улеглись на свои мягкие ложа. Рафель, вопреки усталости, очень жалел, что с ним нет его молодой жены Хамаль.

Рядом с собой он положил самодельный нож на случай, если к ним подкрадется ночной хищник или работорговец вернется, чтобы убить их во сне и завладеть вертолетом.

Мрачно поворочавшись, он решил, что им нужна более надежная защита. Оставив Ингу храпеть на коврике, Рафель забрался в кабину и, не удивившись, выяснил, что Норма Ценва снабдила вертолет защитным полем Хольцмана. Это будет надежным укрытием.

Преисполнившись бодрой уверенности, он без колебаний включил поле, которое окружило их с Ингу стоянку куполом мерцающего ионизированного воздуха. Потом он вернулся к месту ночлега, чувствуя полную безопасность их положения… во всяком случае, пока.

Почва содрогнулась, словно от землетрясения. Дюны сместились, вершины их заклубились облаками песка и пыли. Из-под земли донесся нарастающий рокот. С громоподобным звуком дюны осели и рухнули. Вертолет закачался и упал на бок.

Дико закричав, Рафель вскочил на ноги, но тотчас упал на неровном, колеблющемся с неистовой силой песке. Ингу с таким же пронзительным криком вскочил с коврика и замахал руками, изо всех сил стараясь сохранить равновесие.

Внезапно во мраке пустыни вокруг них появились выросшие из-под земли неправдоподобные, безумные силуэты сегментированных драконов, похожие на оживших персонажей ночных кошмаров. Рафель упал на спину и песок почти похоронил его. Отсюда он явственно увидел огромные пасти чудовищ, выраставших откуда-то снизу, из-под зыбкого колышущегося песка. Твари приходили в неистовство от колебаний защитного поля!

Ингу завизжал неожиданно высоким, детским голосом.

Все черви накинулись на них разом, раздавив вертолет, смяв стоянку и две жалкие человеческие фигуры. Рафель успел подумать, что перед ним разверзлась пасть исполинского огнедышащего дракона. Но у этой твари не было глаз. Он успел еще увидеть ряды сверкающих зубов, обрамляющих пасть.

Потом темнота, острая короткая боль – и вечный мрак.

*** 

===

Жизнь – это череда выборов, удачных и неудачных, и их кумулятивный эффект.

Норма Ценва. Математическая философия

Раздраженная, но охваченная любопытством Зуфа Ценва прибыла на Кольгар, откликнувшись на странный телепатический призыв, который достиг ее через космические просторы. Главная Колдунья считала эту планету скудной и суровой для проживания. Колония, находившаяся там, влачила довольно жалкое существование, хотя и не погибла. Зачем кому-то понадобилось, чтобы она прилетела на эту забытую Богом и людьми планету? Этот мир не имел никаких полезных ресурсов, отличался плохим климатом, и существовать в нем можно было лишь на грани выживания.

Но призыв был неотразимым. Кто хочет меня там видеть? И как этот кто-то осмелился меня вызвать?

Когда она тренировала своих самых одаренных россакских сестер, проводя их через самые опасные ментальные нагрузки в зловонных джунглях, ее разум был до такой степени поколеблен внезапным толчком, что ментальная сосредоточенность едва не расползлась в клочья, что могло привести к катастрофическим последствиям. Новые рекруты, молодые Колдуньи, которые целиком и полностью зависели от инструкций Зуфы, отчаянно жонглировали своими потенциально смертельными сгустками телепатической энергии, едва сдерживая разумом возможность всеобщего истребления.

Но Зуфа не могла отогнать пришедшую мысль или не обращать на нее внимание. В мозгу Зуфы этот призыв прозвучал как громкий крик, требовавший ее немедленного появления. Прилетай на Кольгар. Я жду тебя здесь. У нее, Верховной Колдуньи Джихада, не оставалось иного выбора.

Эта ничем не примечательная планета находилась вблизи торгового пути, связывавшего Россак с Гиназом, но Зуфа редко вспоминала о ней. Кольгар всегда был ниже ее внимания – у нее были иные приоритеты и ценности.

Прилетай на Кольгар!

Теперь, когда ее личный космолет шел к планете, а сканирующие устройства судна выискивали сухое место для посадки возле поселения, стоявшего на краю громадного болота, Зуфой овладело свинцово-тяжелое оцепенение. Небо, вода, влажная раскисшая почва – казалось, все это покрыто пеплом.

Мать, прилетай на Кольгар. Срочно!

Мать? Не было ли это послание отправлено ее не рожденным плодом, дочерью, которую она зачала от Иблиса Гинджо… дочерью, которая уже обладала предзнанием и посылала ее на выполнение какой-то особой миссии? Если этот так, то она носит в чреве самую выдающуюся из когда-либо живших колдуний. Мысленно улыбнувшись, Зуфа погладила себя по животу, по которому беременность была пока незаметна.

Эта недоделанная Норма заведомо не могла обладать такой телепатической силой. Зуфа уже несколько лет не имела никаких известий от своей неудачной дочери. Даже савант Хольцман перестал тратить на нее свое драгоценное время, и, наверное, ее депортировали с Поритрина перед тем, как там случилась катастрофа рабского восстания.

Означает ли это, что Норма жива, что она пережила это несчастье? Несмотря на свою разочарованность в Норме, Зуфа была матерью и тревожилась за судьбу дочери.

Но даже если Норма жива, то послание не могло исходить от нее. Это совершенно невозможно.

Внизу показался пригород и устаревший по всем параметрам космопорт. В самом главном городе Кольгара жило не более сотни тысяч жителей.

Приближаясь к посадочной площадке, Зуфа услышала тонкий голос диспетчера. Ни одного инопланетного корабля на поле не было, внизу ползали лишь транспортные средства местного сообщения.

– Мы приготовили площадку для вашего судна, Колдунья. Мы ждем вас уже давно и получили соответствующие инструкции на этот счет.

Любопытство Зуфы возросло до такой степени, что она разозлилась и попыталась чуть-чуть прозондировать диспетчера телепатически, но этот человек, видимо, действительно не мог сообщить ей большего. Ей просто хотелось выяснить эту загадку и вернуться к настоящей работе.

Следуя в направлении не смолкавшего ментального призыва, она наняла дрезину-такси и отправилась из сонного космопорта в какую-то заброшенную деревушку в двухстах километрах к северу от города. Зачем этому человеку надо было добровольно забираться в такую глушь? Хилая дрезина скользила по узкоколейке, часто замедляя ход, особенно при подъеме на высокое плато, с трех сторон окруженное горами со снежными вершинами. Зуфе нестерпимо хотелось воспользоваться своими телекинетическими способностями, чтобы подстегнуть вагон, но она преодолела искушение.

Когда Зуфа наконец вышла из вагона на маленькой станции и ступила на выкрашенную масляной краской деревянную платформу, продуваемую всеми холодными ветрами, она увидела там поразительно красивую светловолосую женщину, идущую ей навстречу.

– Верховная Колдунья Ценва, это я жду вас здесь.

Несмотря на холод, женщина была одета в тонкую свободную одежду, которая по какой-то странной причине не развевалась на сильном ветру. Женщина была молода, но определить, сколько ей лет, было невозможно. У нее были нежные голубые глаза и безупречная, как белоснежный фарфор, кожа. Странное дело, она показалась Зуфе знакомой.

– Почему меня вызвали сюда? Каким образом ты сумела послать сигнал?

Осознавая свой высокий статус, Зуфа не хотела употреблять слово вызов. Она не лакей, которого может по собственной прихоти в любой момент вызвать хозяин.

Прекрасная незнакомка улыбнулась, и эта улыбка вывела Зуфу из себя.

– Следуйте за мной. Нам с вами есть о чем поговорить… если только вы готовы отвечать на мои вопросы.

Зуфа последовала за женщиной в маленькое станционное здание, где сгорбленный старик, поклонившись, предложил ей теплое пальто. Зуфа жестом отклонила предложение, отослав услужливого старика прочь. Она не обращала внимания на пронизывающий ветер, попросту не замечала его.

– Кто ты?

Внезапно она вспомнила содержание одного из посланий: Мама! Прилетай на Кольгар. Сейчас!

Женщина смотрела на Зуфу спокойно и внимательно, словно чего-то ожидая. Черты ее лица были мучительно знакомы. Эта красавица, несомненно, была уроженкой Россака, о чем говорили высокие скулы и классический профиль. Она выглядела как одна из великих колдуний прошлого, но красота ее была более мягкой, более изящной. Глаза ее напомнили Зуфе… нет, нет, этого просто не может быть!

– Если ты откроешь глаза, мама, то увидишь, что у возможного нет никаких пределов. Способна ли ты разглядеть меня и узнать в новой телесной оболочке?

Ошеломленная Зуфа откинула назад голову, потом глаза ее подозрительно сузились.

– Это невозможно!

– Пойдем со мной, мама, и поговорим. Мне надо многое рассказать тебе.

Усадив мать в вездеход с круглым стеклянным фонарем, Норма увезла ее со станции к пустынным замерзшим болотам, подальше от деревни. Пока вездеход пробивался по гиблому бездорожью, Норма рассказывала матери свою неправдоподобную историю. Пораженная Зуфа едва могла поверить этому откровению, но не могла отрицать того, что видела своими глазами.

– Пытки кимеков небывалым потрясением пробудили в моем мозге способности, о которых я раньше просто не подозревала. Мой ум словно вывернулся наизнанку, и я, обратившись к его содержанию, увидела в нем мою красоту и покой. Камень су, подаренный мне Аврелием, помог мне сконцентрироваться и что-то включил во мне… произошло то, чего не ожидали кимеки. За это непонимание они заплатили жизнью. Потом я смогла воспользоваться роскошью своих новых способностей и вылепить себе новое тело по тем генам, которые хранятся в моей наследственности. Учитывая потенциал моих предков по женской линии, я должна была выглядеть именно так, как я выгляжу сейчас.

Удивление и изумление Зуфы, казалось, можно было потрогать руками.

– Всю свою жизнь я ждала и требовала от тебя именно этого. Хотя ты никогда не проявляла такого потенциала, я очень рада, что не ошиблась. Я была строга с тобой, так как именно так надо было тебя воспитывать, и ты сделала то, что должна была сделать. – Зуфа кивнула, давая понять, что ее слова надо считать наивысшей похвалой. – Теперь ты достойна носить мое имя.

– Моя красота не имеет никакого отношения к той работе, какой я сейчас должна заниматься. Когда кимеки разрушили мое прежнее тело, я восстановила его по тем генетическим проектам, которые увидела в своих предках по женской линии. Это тело вполне мне подходит, хотя я чувствую, что при желании могу снова переместиться в свое прежнее обличье. Я никогда не возмущалась своим прежним телом, как ты. Внешность – это всего лишь внешность, то есть нечто кажущееся.

Зуфа была озадачена и смущена. Ее дочь, проведя всю жизнь в облике уродливой карлицы, считала свое новое тело вещью второстепенной и не заслуживающей внимания, стоящей разве что некоторых размышлений. Норма приняла новый облик, отнюдь не чтобы произвести впечатление на других – или, во всяком случае, утверждала это.

– Тебе не следует сбрасывать меня со счетов, мама. – Несмотря на свои жесткие слова, Норма, казалось, была выше гнева и мести, она просто ощущала свое превосходство, будучи абсолютно уверенной в нем. – Многие твои ученицы погибли, атакуя кимеков своими телепатическими вспышками. Но я смогла удержать контроль над телепатическим истреблением и тем превзошла всех прочих колдуний, даже тебя.

Зуфа была поражена открывающимися возможностями. Она пережила столько смертей своих самых талантливых сестер, уничтожавших машины с человеческими мозгами.

– Ты должна показать мне, как ты это сделала.

Она внимательно смотрела на дочь, стараясь понять, о чем та думает.

Норма остановила вездеход неподалеку от отдельно стоявшего домика и вместе с матерью вышла из машины. Словно оцепенев на холодном ветру, Норма уставила взор в возвышавшийся в нескольких метрах от них небольшой утес. Прошло уже несколько недель после страшного происшествия, радикально изменившего ее жизнь, и за все это время она не сделала ни одной попытки применить свои вновь открытые способности. Это было не от усталости, но от неуверенности и озабоченности тем, что ее сила может проявиться совершенно неожиданным способом.

  Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 149 | Добавил: iwanserencky | Теги: книги, фантастика, чужая планета, Брайан Герберт, литература, Кевин Андерсон, Крестовый поход машин, слово, Хроники Дюны, текст, из интернета, миры иные, Хроники, писатели, Вселенная, ГЛОССАРИЙ, люди, будущее, книга, проза, Будущее Человечества | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: