Главная » 2023 » Май » 4 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 210
22:48
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 210

***

***

***  

Ассистенты Хольцмана потеряли дар речи. Тлулакс сделал знак охранникам.

– Делайте свое дело и проследите, чтобы эти гости скорее убрались отсюда. – Он снизу вверх посмотрел на саванта. – Если мы захотим сделать заявление или провести демонстрацию, то непременно пригласим вас и лорда Бладда… из вежливости.

Драгунские гвардейцы, не зная, что делать, во все глаза смотрели на дымившегося от злости Тио Хольцмана, словно он мог тотчас придумать какое-то спасительное решение. Но он понимал, что у них нет иного выбора, кроме отступления. Пока.

– Она что-то прячет, как я все время подозревал, – сказал Хольцман, стараясь показать лорду Бладду, что тот должен весьма сильно озаботиться этим делом. – Почему «Вен-Ки» настаивает на такой секретности, если сейчас она занимается такой же ерундой, какой она занималась у меня?

Аристократ усмехнулся и пригубил пузырящийся фруктовый напиток из высокого бокала. Бладд откинулся на спинку кресла, стоявшего на балконе, и беззаботно посмотрел на обрывистые берега реки, по которой плыли грузовые суда, везущие товары вверх по реке и в космопорт.

– Разве это не интересно, что она сделала гигантский рывок внезапно, в течение всего двух лет, когда ее освободили от службы? Возможно, эта маленькая смышленая бабенка просто дурачила тебя, Тио! Она прятала все это время свое открытие, чтобы не делить с тобой заслуг.

– Норма Ценва никогда не думала ни о славе, ни о заслугах.

Хольцман отклонил предложение лорда перекусить и нервно мерил шагами балкон, нисколько не интересуясь открывавшимся отсюда видом.

– И этот ее «друг» Венпорт сумел обманом освободить ее от нас, и теперь мы не имеем никаких прав на ее открытия.

Вдруг он почувствовал, как в грудь его вползает смертельный холодок.

– Вот почему корпорация «Вен-Ки» с такой легкостью отказалась от доли в прибылях от продажи плавающих светильников! Что бы там ни творила Норма, доход от ее изобретения сулит доходы, на порядок превышающие потери корпорации. – Он в ярости сжал кулаки. – И мы лишены всего этого!

Бладд тяжело поднялся на ноги, отряхнул с роскошного костюма невидимые пылинки и поправил безукоризненно сидевшую одежду.

– Нет, нет, Тио. Мы отбросили только те концепции, которые являются совершенно новыми. Но если она разработала их так быстро после даты подписанного нами соглашения, то любой приличный адвокат – и даже такой блестящий ученый, как ты – без труда свяжет эту концепцию с более ранними работами Нормы.

Хольцман остановился, когда идея лорда дошла до его сознания.

– Если ее работа касается того, о чем я думаю, то вы совершенно правы, лорд Бладд.

Лорд сделал большой глоток из своего бокала и пододвинул другой Хольцману.

– Выпей, Тио. Тебе надо расслабиться.

– Но как нам проникнуть в комплекс? Мне надо видеть, что делает Норма. Предприятие охраняется десятками наемных охранников, а этот тлулакс смотрит за ними как ястреб.

– Визу этого тлулакса можно без проблем аннулировать, – невозмутимо заметил Бладд, – и я сделаю это немедленно. Кстати, есть еще один факт – хотя Норма Ценва долгое время проживает на Поритрине, она здесь гостья, а не гражданка. Мы можем тут обронить слово, там пустить слушок, посеять сомнения, прекратить снабжение и лишить привилегий.

– Будет ли этого достаточно?

Бладд хрустнул своими унизанными перстнями пальцами и вызвал драгунского капитана.

– Соберите превосходящие силы и отправляйтесь вверх по реке на предприятие Нормы Ценвы. Трех сотен хорошо вооруженных драгун будет достаточно. Подозреваю, что наемники сдадутся, как только увидят вас. Вручите гражданину Тлулакса документы об аннулировании визы, а потом можете произвести обыск и дознание, чтобы выяснить, чем там занимается Норма. Это ведь не проблема?

Хольцман тяжело сглотнул и посмотрел на реку. Теперь вид показался ему очаровательным.

– Нет, милорд. Но Норма будет сопротивляться. Она пошлет срочное послание Аврелию Венпорту. Тук Кидайр подаст жалобу в суд Лиги. Я в этом уверен.

– Да, Тио, это так, но в твоем распоряжении будет несколько месяцев, в течение которых ты сможешь разобраться, что творилось в лаборатории. Если ты не найдешь там ничего достойного внимания, мы извинимся и признаем свою ошибку. Но если Норма совершила прорыв в науке, если она сделала великое изобретение, то мы сами наладим выпуск этой продукции до того, как корпорация «Вен-Ки» успеет заполнить формуляр иска.

Хольцман снова обрел способность улыбаться.

– Вы действительно провидец, лорд Бладд.

– А ты действительно ученый, Тио. Наши противники будут посрамлены и уничтожены.

*** 

===

Человек не должен быть статуей. Человек должен действовать.

Буддисламская сутра в дзеншиитской интерпретации

Вот уже скоро год, как Исмаил выполняет бессмысленные приказы, работая на заводе Нормы Ценвы. Душа Исмаила была мертва. Он исправно трудился вместе со ста тридцатью другими буддисламскими пленниками. Секретный проект был сложен, и рабы медленно строили, переделывали и испытывали странные детали большого нового корабля.

Все это не имело для Исмаила никакого смысла.

Женщина-ученый не была суровым хозяином. Она была настолько сильно поглощена своим делом, что пребывала в счастливой уверенности, будто все вокруг разделяют ее фанатичную увлеченность. Ее партнер тлулакс – Исмаил каждый раз содрогался от отвращения, когда видел этого бывшего работорговца – установил очень долгие рабочие смены.

Ассистенты, инженеры, администраторы и рабы проводили дни и ночи в маленьком поселке, и их единственной целью была постройка экспериментального космического судна. Буддисламские рабы ночевали в простых, но чистых бараках, построенных на вершине плато, где дули сильные ветры, но откуда было видно широкое, усыпанное яркими звездами небо. У Исмаила не было никакой возможности вырваться в Старду хотя бы на один день.

Исмаил не получал вестей от жены и дочерей; не было здесь никого, кто мог бы хоть что-то рассказать о них. Семья была утрачена, и казалось, что навсегда. Каждый день он молился за них, надеясь, что они живы, но в памяти его они стали призраками, живущими только в его снах. Надежды его таяли с каждым днем.

Среди грохота и шума стройки Исмаил увидел своего друга Алиида, который в это время менял картридж ультразвукового инструмента. Когда рабы только прибыли в верховья реки, чтобы приступить к работе над новым тайным проектом, Алиид смог устроиться в ту же команду дневных рабочих, что и Исмаил. Теперь поритринские рабовладельцы разлучили обоих с женами и семьями.

Настроив инструмент, дзеншиит зло заговорил:

– Ты сделал попытку, Исмаил. Ты сделал то, что считал наилучшим – я не могу винить тебя за это, хотя никогда не соглашался с твоей наивной верой в порядочность наших господ. На что ты надеялся, чего ждал? Мы нужны нашим хозяевам бесхребетными, точно такими, каким ты предстал перед ними. Если мы не способны ни на что, кроме беззубых угроз, то какой смысл рабовладельцам обращаться с нами как с людьми? Надо заговорить с ними таким языком, чтобы они стали остерегаться нас. Мы должны показать им клыки и когти.

– Насилие только навлечет на нас наказание. Ты же видел, что они сделали с Белом Моулаем…

Алиид по-волчьи оскалил зубы и перебил друга:

– Да, я видел… но видел ли ты, Исмаил? Чему ты научился за все прошедшие с тех пор годы? Ты застыл на воспоминании о той боли, какую пришлось пережить Белу Моулаю, но ты забыл, чего он достиг. Он объединил нас. Это был трубный глас, не только для поритринских аристократов, которые от испуга отреагировали с невероятной жестокостью, чтобы подавить всякую волю к сопротивлению, но и для всех нас, кто продолжает страдать. В нас, рабах, дремлет до поры могучая сила.

Приверженный своей ненасильственной вере, Исмаил только упрямо покачал головой. Оба опять зашли в тупик. Каждый из них не мог переступить черту, встать на сторону оппонента, не желая перешагнуть разделявшую их пропасть. Когда-то они были добрыми друзьями, которых судьба сблизила сходными жизненными обстоятельствами, но по сути они всегда были разными людьми. Даже одинаковое несчастье не сблизило их. Алиид был полон непоколебимой решимости достичь невозможного – не важно, какой ценой. Исмаил восхищался его убежденностью, но Алиид только на него досадовал.

Когда Исмаил был маленьким, дедушка учил его, во что верить и как жить, но иногда взрослые упрощали истину, чтобы сделать ее более понятной для детей. Теперь Исмаилу тридцать семь лет. Неужели он ошибался всю свою жизнь? Должен ли он найти в себе новую силу, но остаться при этом в тисках дзенсуннитского учения? В глубине души он понимал и чувствовал, что мечты Алиида о насилии неверны и опасны, но и его, Исмаила, тихая уверенность в том, что все имеет разумное основание – что Бог каким-то образом спасет их и смягчит сердца рабовладельцев, – тоже ничего не дала в течение его жизни и жизней многих поколений буддисламских рабов.

Он должен отыскать иной ответ. Найти другое решение.

Хотя Исмаил потерпел полное поражение, не получив ни успокоения, ни уступок от лорда Бладда, верующие дзенсунниты все так же продолжали приходить к нему в барак по ночам, просили его прочитать проповедь, рассказать историю, укрепить их в терпеливом смирении перед волей всемогущего Буддаллаха. Каждый день приходили к нему десятки людей – мужчины и женщины – почти все рабочие.

Поначалу Исмаил думал, что не сможет ничем им помочь. Как может он читать сутры Корана и петь песни о благоволении Бога, если рядом с ним нет Оззы, а его чудесные девочки не сидят напротив, у огня, и не слушают его притчи? Но потом Исмаил стал сильнее и понял, что потерял не все. У него есть своя внутренняя сила, даже если этого не видит и не хочет видеть Алиид.

Прошедшие месяцы сложились в год, и Исмаил стал замечать, как постепенно, но отчетливо происходит раскол между его дзенсуннитскими братьями и меньшей группой дзеншиитов Алиида. Они, правда, продолжали вместе работать внутри закрытого ангара, где Норма Ценва и ее команда творили что-то непонятное со вскрытым опытным кораблем, но Исмаил чувствовал, что Алиид что-то скрывает не только от поритринских рабовладельцев, но и от Исмаила и его людей…

Свет вернулся в жизнь неожиданно и ярко, вспыхнув ослепительно, как фейерверк, который поритринские лорды то и дело устраивали во время своих празднеств. Эта новость была тем более желанной, что явилась совершенно неожиданно.

Когда массивное судно было доведено до стадии последних испытаний и демонстраций, Тук Кидайр нанял в Старде еще одну группу рабов и привез их на завод для участия в последних работах. Среди пятнадцати угрюмых рабов пораженный Исмаил увидел свою старшую дочь Хамаль.

Она увидела и узнала его. Лицо ее расцвело в улыбке, как бутон прекрасного цветка. Сердце Исмаила забилось, он испытывал только одно желание – броситься к дочери и прижать ее к своей груди, но новых рабов сопровождала вооруженная охрана. Да и Кидайр, прищурив глаза, смотрел на рабов так, словно принимал под личную ответственность ценный товар.

Исмаил помнил мстительность лорда Бладда, который намеренно разлучил его с семьей и разбил ее только зато, что Исмаил попросил о честной компенсации. И сейчас он не мог рисковать, привлекая внимание к себе или к Хамаль.

Исмаил подал дочери знак и тут же отрицательно покачал головой и отвел глаза. Они поговорят позже. Этой ночью они наконец обнимут друг друга и будут говорить взволнованным шепотом. Сейчас он не мог показать свою радость из страха, что хозяева отнимут ее, как они уже отняли столь многое…

Остаток дня тянулся мучительно долго. Новые рабы проходили обучение в разных частях здания. Казалось, даже само солнце остановило свой бег по небосводу.

Но когда длинная рабочая смена все-таки закончилась и дзенсунниты вернулись в свои общие бараки, а Алиид и его дзеншииты в свое особое жилище, Исмаил наконец смог обнять свою ненаглядную дочку. Оба плакали. Довольствуясь тем, что они снова были вместе, они какое-то время молчали.

Потом Хамаль принялась рассказывать, как ее разлучили с мамой и с младшей сестрой. Насколько она знала, Оззу и маленькую Фалину увезли на тростниковые плантации в дальней области континента. Она ничего не слышала о них уже больше года.

Проговорив с Исмаилом много часов, Хамаль подозвала решительного на вид молодого человека по имени Рафель. Она взяла его за руку и подвела поближе, чтобы познакомить с отцом. Юноша робел, словно уже слышал об Исмаиле.

– Это мой муж, – сказала Хамаль. – Когда мне исполнилось шестнадцать и я вступила в брачный возраст, мы с Рафелем были отданы друг другу.

Она опустила свои темные глаза, избегая смотреть в удивленное лицо Исмаила.

– У меня же больше никого нет, папа.

Он не чувствовал обиды или недовольства – только безмерное удивление. Он не мог поверить, что его маленькая дочка – девочка, которая всегда казалась ему такой юной, – выросла и стала женщиной и женой. Исмаил с теплой улыбкой посмотрел на обоих.

– Он, как мне кажется, достойный молодой человек.

Наклонив голову, Рафель ответил:

– Я буду стараться быть таким ради вашей дочери и ради нашего народа.

Хамаль, стоявшая рядом с мужем, не скрывала своей любви к нему.

– После того как я вышла замуж за Рафеля, администраторы потеряли меня из виду и не знали, что я твоя дочь, когда переводили меня сюда. В противном случае лорд Бладд ни за что бы этого не допустил.

От избытка чувств Исмаил сжал руку дочери.

– Ты моя дочь, Хамаль. – Повернувшись к молодому человеку, он взял за руку и его. – А ты теперь мой сын, Рафель.

Несколькими неделями позже Исмаил случайно узнал, какой план задумал и начал приводить в исполнение Алиид. Одна женщина из дзенсуннитов, работавшая в группе рабов в дальнем каньоне, вышла замуж за дзеншиита и видела, как он прятал самодельное оружие и читал литературу, написанную на почти забытом древнем языке буддисламского народа, на языке, которого не знал ни один аристократ Лиги. Видя в Исмаиле вождя, толкователя сутр и человека, избегающего жестких решений, она рассказала ему о своих открытиях и подозрениях.

Приблизительно через месяц наступала двадцать седьмая годовщина восстания Бела Моулая. Лорды Поритрина готовили по этому поводу очередное празднество, чтобы напомнить рабам об их неудаче и показать, что ждет их в случае неповиновения. В ответ на это Алиид намеревался использовать праздники как повод для собственного революционного выступления. Он уже расставил в нужных местах своих людей и слал в Старду – призывая на помощь имя и память Бела Моулая – подстрекательские письма. План восстания распространился среди рабов как чума.

Дзеншииты намеревались обрушить удар на самодовольных поритринских аристократов, которые в ограниченности своей полагали, что сумели подавить всякое сопротивление десятилетия назад. Исмаил начал понимать, что его униженное обращение к лорду Бладду только укрепило хозяев в этом мнении. Но это понимание не поколебало основ его веры.

Очевидно, Алиид понимал, что Исмаил не будет сотрудничать с восставшими, а будет цитировать сутры Корана, запрещающие убиение невинных и предостерегающие людей от присвоения права суда, каковое принадлежит одному только Богу. Но Алиид уже давно потерял всякий интерес к древним писаниям. Он не доверил своему старому другу план восстания и подозревал даже, что Исмаил стал бы активно ему противодействовать. Когда Исмаил узнал о сомнениях Алиида на свой счет, о том, что Алиид исключил его из числа посвященных, то испытал такое чувство, словно старый друг нанес ему предательский удар. Хотя они не соглашались в тактических вопросах, разве не объединяло их стремление принести свободу своему народу? Исмаил не мог даже предположить, что друг скроет от него такую важную тайну.

Потрясенный и расстроенный, Исмаил провел несколько ночей без сна, мучительно раздумывая, что делать. Неужели Алиид всерьез рассчитывал, что его план останется непроницаемой тайной, или он все же надеялся, что Исмаил узнает обо всем и сумеет прочитать между строк? Было ли это проверкой готовности дзенсуннитов бороться за свободу, а не оставаться всю жизнь покорными невольниками? Что, если Алиид прав?

Исмаил ощутил тяжесть в груди. Он хорошо понимал, что восстание превратится в кровавую баню, что рабы заплатят за него страшную цену – даже те, кто не станет сражаться. Если они снова поднимутся, то поритринские хозяева поймут, что буддисламским рабам нельзя доверять. Их либо истребят, либо закуют в цепи и будут содержать как животных, лишив даже той призрачной ограниченной свободы, какой они до сих пор пользовались.

Исмаил понял, что у него нет иного выбора. Он должен встретиться с Алиидом и поговорить с ним, пока не стало слишком поздно.

Когда поднялся вечерний ветер, а солнце опустилось за горизонт, Исмаил по металлической лестнице взобрался на консольную крышу, возвышавшуюся над отверстием грота. Алиид и еще семеро дзеншиитских рабов занимались здесь укреплением рифленых листов, заменяя металлические пластины, недавно снесенные ураганом, чтобы защитить строившийся корабль от холодных дождей надвигавшейся поритринской зимы.

Исмаил залез на крышу и огляделся. После того как он гладко побрился для встречи с лордом Бладдом, Исмаил снова отрастил бороду – щетинистую, жесткую, с серебристыми проблесками седины.

Алиид обернулся и увидел друга. На дзеншиитском вожде была рубашка с национальными полосами, заправленная в брюки рабочего комбинезона. Нижняя половина лица была скрыта под густой черной бородой. Кажется, он нисколько не удивился приходу Исмаила.

Исмаил остановился.

– Алиид, ты помнишь сутру Корана, где сказано, что когда человек скрывает что-то от своего друга, то, значит, их враги уже одержали победу?

Алиид вздернул подбородок и прищурил глаза.

– Дзеншиитская версия Корана гласит: «Друг, на которого нельзя положиться, хуже врага».

Работавшие с Алиидом дзеншииты молча смотрели на двоих мужчин. Алиид нетерпеливо повернулся к ним.

– Оставьте нас. Мой друг Исмаил и я должны поговорить.

Видя непреклонную решимость в жестких глазах Алиида, рабочие повиновались, пересекли крышу и по очереди спустились по лестнице в грот. Оставшись одни, Алиид и Исмаил молча смотрели в глаза друг другу. Пауза затянулась. Только ветер свистел в ушах Исмаила, нарушая эту тишину.

– Мы прошли вместе через многие испытания, Алиид, – заговорил наконец Исмаил. – Когда нас, маленьких детей, захватили и привезли в рабство на Поритрин, мы боролись и страдали вместе. Мы делились воспоминаниями о доме, нас обоих хозяева разлучили с женами и детьми. Вместе мы скорбели о разрушении священного города на IV Анбус. А теперь я стороной узнаю о том, что ты задумал.

Алиид прикусил губу.

– Я устал ждать, когда ты начнешь действовать, мой друг. Я всегда надеялся, что ты осознаешь свое заблуждение и увидишь, что Бог хочет, чтобы мы были мужчинами и людьми, а не растениями. Мы не можем стоять в бездействии и позволять миру делать все, что он захочет и пожелает. Но с тех пор как ты отправился к лорду Бладду, а потом покорно снес наказание, я убедился, что дзенсунниты скомпрометировали себя пустыми разговорами. Мои же дзеншииты предпочитают действие. И в самом деле, не пора ли переходить от слов к делу?

Глаза его горели, он все еще не перестал надеяться, что Исмаил присоединится к нему.

– Я разослал разведчиков и гонцов во все группы рабов Поритрина. Они чтят память великого Бела Моулая и хотят нанести еще один удар по нашим угнетателям.

Исмаил качнул головой, подумал сначала о Хамаль, потом об утраченной жене Оззе и Фалине. Они были живы… где-то, и он не смел рисковать их жизнями.

– Бел Моулай был казнен, Алиид. Многие сотни буддисламских рабов были убиты драгунами, захватившими космопорт.

– У него была верная идея – ты это прекрасно понимаешь, Исмаил, – но он выступил преждевременно, не подготовившись. На этот раз восстание будет иметь беспрецедентный масштаб. Я организую его как следует.

Исмаил представил себе мужа Хамаль Рафеля, разрезанного выстрелами драгун, представил себе, как войска лорда Бладда убивают людей, среди которых стоят, прижавшись друг к другу, Озза и Фалина, которым негде спастись среди пылающего тростникового поля. Он снова покачал головой, чтобы отогнать эту ужасную картину.

– Драгунские гвардейцы отплатят той же монетой и в той же мере. Подумай о страданиях…

– Эти страдания ждут нас только в случае поражения, – сказал Алиид, подойдя ближе к Исмаилу. Ветер поднял его волосы, придав вождю дзеншиитов поистине демонический вид. – Это будет месть нашим угнетателям во имя памяти мученика Бела Моулая. Мы убьем хозяев и захватим планету. Мы заставим их служить нам. Мы заставим их расплатиться той же мерой, какую они забрали у нас годами наших потерянных жизней.

Исмаил попятился.

– Меня устрашают твои планы, Алиид.

– Устрашают? – Он горько рассмеялся. – Люди планет Лиги всегда говорили, что буддисламисты трусы, что мы всегда бежим с поля битвы, что мы показали спину в их войне с машинными демонами.

Алиид подошел еще ближе. Глаза его сверкали точно так же, как сверкали они у Бела Моулая в то памятное и страшное время.

– Но на праздновании этой годовщины мы покажем им свою трусость. Это будет кровавая баня, которую они никогда не забудут.

– Алиид, я прошу. Я умоляю тебя не делать этого. Насилие даже во имя Буддаллаха – это все равно насилие и убийство.

– Слепая пассивность перед лицом мучителей – это капитуляция, – возразил Алиид. Он сунул руку под полосатую рубашку и извлек оттуда кривой самодельный нож, изготовленный из куска металла.

– Ты хочешь предать нас, Исмаил? Хочешь передать наши планы своему другу лорду Бладду? – С этими словами он протянул нож Исмаилу рукояткой вперед. – Возьми и сам убей меня.

Исмаил поднял руки.

– Нет, Алиид.

Но тот схватил Исмаила за руку, заставил его взять оружие и с силой налег грудью на острие ножа.

– Ну же, убей меня, ибо я больше не могу жить рабом.

– Вздор, я не причиню тебе вреда.

– Это твой последний шанс! – прорычал Алиид. – Сделай это – или никогда больше не становись на моем пути.

Исмаил вырвал руку и отпустил оружие. Он опустил глаза.

– Неужели это единственный путь, который ты видишь? Мне жаль тебя, Алиид.

Алиид хрипло и презрительно рассмеялся, словно собираясь плюнуть в лицо Исмаилу, и спрятал нож под одежду.

– Ты больше не друг мне, Исмаил, и ты мне не враг. – Он отвернулся и выкрикнул последнее оскорбление, обращаясь к ветру: – Ты для меня никто.

*** 

===

Сопротивление новшествам служит выживанию. Но в своих крайних проявлениях такое сопротивление отравляет и становится самоубийственным.

Писание дзенсуннитов

Даже сложные климатические устройства не справлялись со зноем, который обрушило солнце Арракиса на местную штаб-квартиру корпорации «Вен-Ки». Конечно, меланжа приносила большой доход, но Аврелий Венпорт просто ужасался тому, сколько денег приходится тратить на простейшие вещи здесь, в городе с современным космопортом. Например, он потратил годовую зарплату высокооплачиваемого специалиста только на то, чтобы заправить увлажнители замкнутой системы и сделать обстановку в кабинете хотя бы сносной.

Лучше было бы остаться на Салусе Секундус, чтобы влиять на чиновников Лиги и защищать свои коммерческие права от посягательств Совета Джихада. Хотелось ему и побывать в роскошных буйных джунглях Россака, чтобы посмотреть, как работают его фармацевтические предприятия. Но больше всего – у него теплело на душе, когда он вспоминал об этом – он хотел быть на Поритрине с Нормой Ценвой. Помимо личной заинтересованности, ему хотелось узнать, принесли ли плоды работы Нормы со свернутым пространством и окупятся ли его вложения в этот смелый до безумия проект.

Он предпочел бы быть сейчас где угодно, только не на Арракисе, но пряность была краеугольным камнем финансового благополучия корпорации «Вен-Ки». При всей суровости этой планеты, при ее удаленности от всех цивилизованных миров, при всех трудностях общения с дзенсуннитскими фанатиками вроде наиба Дхартхи доходы от торговли меланжей были весьма существенными. Спрос на пряность среди аристократов Лиги продолжал расти.

Вытирая непрерывно струившийся по лбу пот, Венпорт внимательно изучал лежавшие перед ним документы, бухгалтерские отчеты и сводки, в которых хранились данные о поставках меланжи, собранной рабочими Дхартхи и доставленной в космопорт. Открыв файл, он сопоставил эту информацию с постоянно растущими убыткам и амортизацией техники.

Каждый хороший бизнесмен понимает, что больше всего сил и времени следует посвящать делам, которые обещают наибольшую прибыль, – и в этом отношении Венпорт показал себя превосходным бизнесменом. У него просто не оставалось иного выбора – приходилось сидеть на Арракисе, чтобы решить все проблемы окончательно.

Он нанял большой отряд солдат и охранников, наемников и агентов службы безопасности, чтобы поддерживать порядок в городе Арракисе. Космопорт был грязным и опасным местом, где обжился народ подозрительный и темный, но люди Венпорта сделали взлетную площадку и здание космопорта относительно безопасными.

Настоящие трудности были в открытой пустыне, за которой не присмотришь.

Уже с самого начала торговли пряностью в этой пустынной дыре случались многочисленные акты саботажа. За последнее десятилетие число пиратских и бандитских нападений на караваны неуклонно нарастало, а это был зловещий признак, что движение сопротивления набирает все больше сторонников. По какой-то неизвестной причине эти обитатели пустыни презирали блага цивилизации и лучшие условия жизни.

Венпорту не было нужды понимать стиль мышления пустынных бандитов, он не собирался сочувствовать их взглядам – но проблему надо было тем или иным способом решать. Эту задачу он с радостью доверил бы своему партнеру, но по безумной иронии судьбы Кидайр теперь был на Поритрине и следил за работой Нормы, а он, Венпорт, застрял на этом Арракисе, будь он трижды проклят.

У дверей кабинета появился один из помощников Венпорта, клерк корпорации с Гьеди Первой, который вызвался лететь на Арракис с одной целью – получить потом повышение по службе. Этот долговязый парень теперь считал часы, оставшиеся до возвращения на планету Лиги – любую планету.

– Сэр, там пришел тот человек из пустыни – господин Дхартха.

Венпорт тяжело вздохнул, зная заранее, что если дзенсуннитский вождь является без предварительного уговора, то он приносит плохие новости.

– Пусть войдет.

Клерк исчез, и через мгновение в кабинет вошел наиб Дхартха, одетый в белую одежду, покрытую пыльными полосами. У наиба была темная морщинистая кожа. Щеку украшала сложная татуировка. Сохраняя на лице каменное выражение, вождь остался стоять, а Венпорт не предложил ему сесть. Дхартха, как и большинство сынов пустыни, пахнул пылью, потом и прочими неприятными телесными запахами. Неудивительно было, что эти волки пустыни моются редко, если вообще моются, поскольку вода здесь дороже золота, но Венпорту трудно было к такому привыкнуть.

Прежде чем наиб успел открыть рот, заговорил Венпорт:

– Прежде всего хочу сказать, наиб, что мне неинтересны ваши банальные утомительные оправдания. – Он указал на разложенные перед ним бухгалтерские книги и счета, прекрасно зная, что Дхартхе они непонятны. – Эти задержки и недопоставки непростительны. С этим надо что-то делать.

И тут старик удивил его:

– Я согласен с вами и пришел просить вас о помощи.

Венпорт мгновенно сменил тон и подался вперед:

– Я внимательно вас слушаю, наиб.

– Причина всех наших бед – один человек по имени Селим. Он – глава и душа банды разбойников, лис пустыни. Они наносят удары без предупреждения, потом исчезают и прячутся. Но без Селима эти вредители рассеются как дым. Заблудшие глупцы видят в нем героя. Они называют его Укротителем Червя.

– Почему вы так долго не можете от него избавиться?

Наиб Дхартха помялся.

– Селим все время ускользает. Год назад он заманил в свои сети моего внука, чем погубил невинного мальчика. Я дал клятву мщения. Мы разослали поисковые группы, но Укротитель Червя все время ухитрялся уходить от преследователей. Однако наконец наши лучшие разведчики обнаружили его пещеры вдали от наших селений.

– Так и разберитесь с ним, – потребовал Венпорт. – Мне заплатить, чтобы вы хорошо сделали эту работу?

Дхартха поднял голову.

– Мне не нужны деньги, чтобы убить Селима Укротителя Червя. Мне нужны ваши наемные солдаты и современное оружие. Бандиты будут драться, а мне нужна только победа.

Венпорт понимал, что это вполне разумное требование и оправданное вложение. Инфернальные отступники, эти исчадия ада, разграбили множество грузов меланжи. Все расходы, которые придется понести корпораций для наведения порядка и восстановления поставок, окупятся многократно.

– Я удивлен, что гордость дзенсуннитов позволяет вам просить у меня помощи.

Синие глаза Дхартхи недобро вспыхнули.

– Речь идет не о гордости, Аврелий Венпорт. Речь идет об искоренении чумы пустыни.

Венпорт встал.

– Вы получите все, что вам требуется.

За свою жизнь наиб Дхартха сталкивался со множеством трудностей и перенес много страданий. Много лет назад его жена вместе со всем караваном погибла в пустыне во время страшной бури. Потом его сын Махмад умер от какой-то заразной чужеземной болезни. Он привык стойко переносить горести. Но смерть любимого внука Азиза, который всегда так радовал своего деда, поставила старика на грань отчаяния, какого прежде он никогда не испытывал. И Дхартха знал, кого винить в этом.

Одержимость местью грызла его изнутри целый год, и теперь он был готов нанести удар.

Он сидел в пещере собраний, горящими глазами оглядывая племенных старейшин. Это не было заседание совета, это не было обсуждением, это было его, Дхартхи, волеизъявлением, и все присутствующие понимали, что сейчас не время спорить со старым наибом. Глаза его, подернутые меланжевой синевой, были красны от бессонницы и переживаний – казалось, этот кровавый ободок проведен ножом.

– Селим был сиротой, неблагодарным юнцом и, что хуже всего, вором воды. Когда он был ребенком, наша деревня изгнала его, полагая, что он станет пищей для демона пустыни. Но он, уйдя, стал донимать нас, он стал как песок, который бередит рану, не давая ей зажить. Селим собрал преступников и нападает на наши поселки и грабит наши караваны. Мы пытались вести с ним переговоры. Мой внук Азиз передал ему мое предложение воссоединиться с нами, но этот блудный сын заключил союз с самим Шайтаном. Селим посмеялся над моим предложением и отослал Азиза домой ни с чем.

Старейшины выжидающе смотрели на Дхартху, прихлебывая из маленьких чашек приправленный пряностью кофе. Наиб заметил, что большинство старейшин одеты в чужеземные одежды.

– Не довольствуясь отклонением моего предложения, Селим Укротитель Червя осмелился забить голову невинного мальчика своими бредовыми идеями. Таково было намерение отступника – соблазнить Азиза безумной попыткой, чтобы моего мальчика пожрало порождение Шайтана. Так Селим отомстил мне. – Дрожа от горя и ярости, он оглядел собравшихся. – Кто-нибудь хочет возразить мне?

Старейшины молчали. Потом один из стариков взял слово:

– Но что мы можем с этим поделать, наиб Дхартха?

– Мы много лет терпели его бесчинства. Селим не скрывает своей цели: прекратить сбор пряности и уничтожить нашу торговлю с чужеземцами – торговлю, которая принесла процветание нашим селениям. Я могу назвать тысячу причин, по которым нам надо искоренить это бандитское гнездо Селима и его последователей. Мы должны сокрушить этих разбойников, пока еще наши люди помнят суровые обычаи пустыни. Мы должны собрать наших воинов и напасть на гнездо Селима.

Он сжал кулаки и встал.

– Я призываю вас на пир мести. Наши лучшие бойцы пойдут со мной и уничтожат Селима раз и навсегда.

Все старейшины встали вместе с Дхартхой – одни неохотно, а другие тоже потрясая кулаками. Как и ожидал наиб, никто не стал возражать.

Видение от Шаи-Хулуда никогда прежде не бывало столь отчетливым и ясным. Селим проснулся и сидел теперь в темноте на своей соломенной лежанке. Несколько приглушенных плавающих светильников, похищенных при ограблении очередного каравана, находились в коридоре, и их тусклый свет едва просачивался в жилую пещеру. Но Селим и не ждал света, так как знал, что до рассвета еще далеко. Он прищурил глаза, пытаясь отделить внутреннее пророческое видение от реальности.

Теперь я вижу все очень отчетливо!

Рядом с ним спала Марха и видела мирные безмятежные сны. Теплая, мягкая и родная Марха. Они были женаты уже год, и она носила под сердцем их первого ребенка. Но Селиму казалось, что она всегда была частью его жизни, его легенды. Он взглянул на жену, и она зашевелилась, хотя он даже не прикоснулся к ней. Марха так хорошо чувствовала мужа, что инстинктивно, без слов, понимала, когда у него менялись мысли.

Для спальни Селим выбрал одну из внутренних глубоких пещер, стены которой были покрыты нерасшифрованными письменами, оставленными здесь в незапамятные времена какими-то бродячими мистиками. Древние руны неразрывно связывали душу Селима с духом Арракиса. Они помогали ему достигать ясности мышления, а еженощное употребление меланжи придавало жизни целесообразность, образовывало, просвещало и воспитывало, внушая необыкновенные сновидения. Иногда прозрения бывали темными, плохо поддающимися пониманию и толкованию, но в иных случаях Селим точно знал, что надо делать.

Жена выжидающе смотрела на Селима, глаза ее поблескивали в темном полумраке пещеры. Стараясь унять дрожь в голосе, он сказал:

– Приближается целая армия, Марха. Наиб Дхартха собрал хорошо вооруженных чужеземцев, чтобы они дрались за него. Он отбросил дзенсуннитскую веру и забыл свою честь. Он поглощен ненавистью, и только она сейчас имеет для него значение.

Марха встала.

– Я соберу всех твоих сторонников и последователей, Селим. Мы найдем оружие и приготовимся, чтобы выстоять.

– Нет, – ответил Селим, нежно положив ладонь на плечо жены. – Они знают, где нас искать, и обрушат на нас невиданной мощи удар. Нас не спасет ни мужество, ни свирепость, мы не сможем победить.

– Но тогда нам надо бежать. Пустыня велика. Мы легко найдем другое место для нашего поселения где-нибудь подальше.

– Да. – Селим погладил Марху по щеке и наклонился, чтобы поцеловать ее. – Вы все уйдете в пустыню, чтобы основать там новый дом для нас и продолжать начатое дело. Но я должен остаться и встретить их. Один.

Марха вздрогнула, потеряв на мгновение дар речи.

– Нет, дорогой, ты пойдешь с нами. Они убьют тебя.

Селим не отрываясь смотрел во тьму темной тени, словно старался различить там нечто, доступное только его взгляду.

– Когда-то, очень давно, Буддаллах благословил меня на священную миссию. Всю жизнь я стремился выполнить возложенное на меня задание. Он положился на меня, и все сложилось так, как мы видим. Судьба Шаи-Хулуда зависит от моего поступка, от моих и только моих действий и оттого будущего, которое я помогу создать.

– Ты не сможешь творить будущее, если тебя убьют.

В ответ он слабо улыбнулся.

– Будущее – не такая простая вещь, Марха. Я должен видеть течение событий, которое сохранится на многие тысячи лет.

– Я останусь и буду сражаться рядом с тобой. Я не уступлю самым лучшим нашим бойцам. Ты же знаешь, я доказала это…

Он обнял ее за поднятые плечи.

– Нет, Марха, на тебе лежит куда большая ответственность, намного более важная. Надо, чтобы никто ничего не забыл. Только это может быть залогом нашей прочной победы.

Селим глубоко вздохнул, и в воздухе повис тяжкий запах меланжи. В глубине души он сейчас еще сильнее ощущал свою крепкую связь с Шаи-Хулудом.

– Я встречу моих врагов в песках один. – Он посмотрел в глаза Мархе и мимолетно, но уверенно улыбнулся. В голосе его тоже не было и тени сомнения. – Я – легенда, и менее великое деяние мне не подобает.

***  

===

Так как в течение многих десятилетий между мной и всемирным разумом не осуществлялся обмен данными, Омниус не знает моих мыслей, что можно было бы рассматривать как нелояльность. Но я не счел бы свои мысли нелояльными – просто я любопытен по своей природе.

Эразм. Диалоги

Синхронизированный Мир Коррина был буквально напичкан вездесущими наблюдательными камерами, следившими за всем на свете. Хотя в каком-то смысле это внушало уверенность в безопасности, все же иногда эти маленькие электронные шпионы страшно досаждали Эразму и раздражали его, как надоедливые жужжащие насекомые. Он уже привык к тому, что вездесущий голос может прозвучать буквально ниоткуда в любое время дня и ночи.

Между тем на Коррин неожиданно прибыл курьерский корабль с обновлениями, передавший перед прилетом, что Севрат после многолетней задержки везет последние обновления земного Омниуса. Эразм воспринял эту новость без особой радости и ждал, когда всемирный разум обработает доставленную информацию. Собственно, он никогда не имел намерения скрывать подробности своих не слишком важных земных экспериментов и их неожиданных катастрофических последствий. Во всяком случае, он не собирался скрывать их вечно.

Эразм прохаживался по цветнику своей личной виллы. Некоторые цветы погибли, выжженные светом красного гиганта, в то время как другие растения, наоборот, пышно и буйно расцвели. Пока Эразм занимался редкими цветами «райская птица» – любимыми цветами Серены Батлер, – Омниус с обычной скоростью загружал в свою память обновления, а корабль Севрата отбыл с планеты без всяких происшествий.

Прежде чем курьерский корабль успел покинуть корринскую атмосферу, всемирный разум вызвал к себе Эразма. Властный голос Омниуса раздался из динамика, укрепленного на карликовом банане личного сада независимого робота.

– Я слушаю тебя, Омниус. Ты нашел что-нибудь интересное в обновлениях с Земли?

Эразм рассматривал цветы, словно это была его главная и единственная забота. Однако он понимал, что скорее всего Омниус сейчас осыплет его упреками.

– Теперь я знаю, что твой смелый эксперимент с дикой человеческой особью, мальчиком Гильбертусом Альбансом, имел более раннюю параллель.

Один из листков банана отличался более насыщенным зеленым цветом – верный признак, что именно здесь был спрятан электронный шпион.

– Прежде я никогда не пытался воспитывать детей рабов.

– Ты был признан специалистом по манипуляциям с человеческой психикой. Если верить последнему обновлению, ты заключил интересное пари с моим земным воплощением относительно того, сможешь ли ты заставить даже верного нам человека обратиться против нас.

– Это было сделано только с позволения и поощрения земного Омниуса, – сказал Эразм, словно это было исчерпывающее объяснение.

– Ты пытаешься обмануть меня с помощью неполной и специально отфильтрованной информации. Этому способу ты научился у подопытных человеческих особей? Мне думается, что ты пытаешься превзойти меня в нашем соперничестве в различных его формах. Уж не хочешь ли ты заменить меня?

– Я – не более чем слуга твоих пожеланий, Омниус. – По привычке лицо из текучего металла сложилось в улыбку, хотя она мало значила для всемирного разума. – Если даже я пытаюсь иногда влиять на твой анализ, то это только из желания достичь лучшего понимания мотивов наших врагов.

– Ты скрыл от меня еще кое-что. Нечто гораздо более важное. – Ярко-зеленый лист завибрировал, словно от гнева. – Ты, Эразм, стал кардинальной причиной первоначального восстания на Земле.

– Ничто не может скрыться от твоего взора, Омниус. Это всего лишь задержка ввода данных, вот что произошло. Да, я сбросил с балкона какого-то совершенно незначительного ребенка и, очевидно, это спровоцировало продолжающийся до сих пор мятеж.

– Это неполный анализ, Эразм. Иблис Гинджо, один из наших доверенных людей, которого развратил лично ты, возглавил самый опасный земной мятеж, а теперь он является политическим лидером Джихада. Символом этой безумной фанатичной затеи стала некая Серена Батлер, которая была твоей домашней рабыней. Кажется, твои эксперименты отличаются катастрофическими последствиями.

– Я производил эксперименты с единственной целью – лучше понять нашего противника.

– Возможно, один из твоих экспериментов привел к тому, что еще восемь Синхронизированных Миров пережили совсем недавно волну необъяснимых катастроф.

– Определенно нет, Омниус.

– Твоя независимая личность начинает причинять неприятности, Эразм, Поэтому, чтобы предупредить дельнейшие катастрофические происшествия, твой мозг будет подвергнут новому форматированию и синхронизации с моим мозгом. Как индивидуальный робот, ты будешь уничтожен… уничт… унич… уни…

Начавший неожиданно странно заикаться, Омниус вдруг резко замолчал. Свет в глазке наблюдательной камеры погас. Яркий лист оторвался от карликового банана и шлепнулся на землю.

 

   Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 175 | Добавил: iwanserencky | Теги: писатели, будущее, фантастика, книга, Хроники, ГЛОССАРИЙ, слово, Брайан Герберт, Хроники Дюны, литература, проза, Крестовый поход машин, миры иные, текст, книги, из интернета, Кевин Андерсон, люди, чужая планета, Будущее Человечества, Вселенная | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 3
3 ЛАС Системс  
0
Не горю желанием смотреть......

2 avenue17  
0
Я думаю, что Вы ошибаетесь. Пишите мне в PM, пообщаемся.

1 avenue18  
0
Вы Преувеличиваете.

Имя *:
Email *:
Код *: