Главная » 2023 » Май » 4 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 207
20:30
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 207

***  

===

Береги каждый вздох, ибо он уносит тепло и влагу из твоей жизни.

Дзенсуннитское наставление детям

Стоя под навесом пещеры, Селим с гордостью оглядел своих верных последователей, а потом перевел взор на Марху и посмотрел на нее с выражением, больше похожим на любовь. Эта молодая женщина была воплощением энергии, жизненной силы, увенчанных непоколебимым здравым смыслом. Почти два года она блистала в племени пустынных бродяг, став незаменимой.

– Арракис наш, потому что мы овладели им, – торжественно провозгласил Селим. – Мы научились жить в тяжелейших условиях, не завися от благоволения чужаков и торговли с незваными иноземцами.

Взяв сильную руку Мархи в свою, он помог ей подняться, и они встали, глядя друг на друга глазами, подернутыми меланжевой синевой.

– Марха, ты делом доказала, что можешь стать полноправным членом нашей общины, но я был бы счастлив назвать тебя своей женой – если ты сама этого захочешь.

Вначале она явилась к ним восторженной почитательницей, умелым учеником, верным человеком. Теперь она станет подругой Селима. Марха работала больше других и следовала видениям вождя более преданно, чем остальные его ученики. Она ясно дала понять всем, ему в том числе, что только она может стать невестой легендарного вождя.

Всего неделю назад она явилась к нему на рассвете и застала Селима стоящим у окна и созерцающим необозримое море волнующихся дюн. Не нарушая молчания, Марха шагнула к нему и бросила к его ногам связку жетонов, громко лязгнувших по полу пещеры.

Это были сотни жетонов, отнятых у надеявшихся выйти замуж женщин, работавших на сборе пряности. Здесь было намного больше знаков, чем требовал в качестве свадебного выкупа наиб Дхартха.

Зная, сколько мужества требовалось Мархе, чтобы смотреть на него одновременно как на мужа и как на почитаемого всеми вождя, Селим улыбнулся.

– Как могу я отказаться от столь богатого приношения?

Теперь Марха улыбалась ему, обнажив безупречно белые зубы. Лицо ее излучало радость, беловатый рубец над бровью белесо выделялся на фоне румянца, залившего лицо.

– Я мечтала об этой минуте с тех пор, когда была маленькой девочкой, замиравшей от восторга при передававшихся шепотом легендах о великом Укротителе Червя. Да, я с радостью соглашаюсь быть твоей женой, Селим.

Когда предводитель делал свое торжественное заявление, Джафар, его подручный, облачившись в дистиллирующий костюм, вышел в открытую пустыню. Теперь всем была видна высокая худая фигура этого преданного человека. Отойдя от пещер подальше, он застучал в свой барабан. Все жители пещеры слышали этот приглушенный расстоянием и песками звук. Они предвкушали радость, а Селим стоял молча и наблюдал.

Постучав достаточно долго, чтобы вызвать червя, верный помощник Селима сунул барабан под мышку и бросился бежать. Длинные ноги уверенно несли его по гребням дюн. В открытой пустыне на поверхности песчаного моря появилась рябь, оповестившая о появлении червя. Чудовище стремительно приближалось.

Задыхаясь от бега, Джафар достиг спасительных скал, но не стал взбираться на них, а остался на песке, нанося по камню резкие гулкие удары металлическим молотом. Песчаный червь устремился на звук, но не смог приблизиться к скале, основание которой выдавалось далеко за пределы видимой скалы подобно подводной части айсберга. Червь поднялся к небу во весь свой исполинский рост, раскрыв гигантскую пасть, усаженную кристаллическими сверкающими зубами. С громадного тела осыпались тучи песка и пыли. Чудовище издало рев, способный заглушить грохот песчаной бури.

Селим возвысил голос и закричал во всю силу своих легких:

– Шаи-Хулуд, слушай меня! Я призвал тебя в свидетели! – С этими словами он привлек к себе стоявшую рядом Марху и выступил под солнечный свет. – Я предложил этой женщине стать моей женой, и она приняла мое предложение. С этого дня мы в твоих глазах муж и жена. И пусть никто не усомнится в этом.

Разбойники издали дружный вопль восторга, оглушительный крик, многократно усиленный отражениями от низкого свода пещеры. Червь поднялся еще выше – словно благословляя новобрачных, – а затем снова нырнул в глубину песка под дюной, выбросив фонтаны песка и устремившись вниз, к скрытой сокровищнице пряности.

В эту ночь разбойники пировали, уставив свои столы медом и невиданными деликатесами, похищенными и отнятыми у караванов, идущих из города Арракиса. Во время этой пирушки они поглотили огромное количество меланжи. В головах возникли блистательные видения, затуманившие лица блаженством. Все окружающее представлялось теперь мягко очерченным и прекрасным. Все они были членами большой семьи, связанными чудесным красным порошком, извергаемым песчаными червями, порошком, бывшим высушенной сущностью Шаи-Хулуда.

Все тормоза были отпущены, исчезла стыдливость, и многие мужчины и женщины полюбили сегодня друг друга в темных переходах пещер. Потом, когда празднество наконец закончится, все они вернутся к выполнению своей поглощающей все силы миссии. Но на одну ночь пряность дала им отдохновение, вынеся их за пределы земного бытия.

Вместе с Махрой Селим шел путями меланжевого откровения, поднимаясь по ступеням в открывающееся его внутреннему взору будущее. Он ощущал рядом ее близость, ее умопомрачительную душу и горячее сердце, ставшее теперь неотъемлемой частью его самого.

Но в это путешествие Селим должен был отправиться один.

На дальней стене пещеры давным-давно какими-то первопроходцами были начертаны древние руны. Никто не знал, что означают эти надписи, но Селим выдумал свое толкование, и его последователи не оспаривали слова своего вождя.

С помощью меланжи Селим видел многое, недоступное глазу людей реального мира.

И теперь он впервые увидел задачу своей миссии во всем ее невообразимом величии, прозрел неизмеримую пропасть времени, в течение которого будет разворачиваться эта эпическая битва. Он понял, что это не просто его личная борьба с ненавистным наибом Дхартхой, не конфликт, который Селим сможет разрешить за короткий срок своей жизни. Все уже зашло слишком далеко. Искушение и зависимость от пряности переступили какой-то порог, где не может остановиться простой человек.

Одной жизни для этого не хватит никогда. Селиму надо было сделать так, чтобы его миссию продолжали другие, продолжали много лет после его смерти. Когда настанет срок, Шаи-Хулуд покажет, как это сделать.

Когда он проснулся, теплая обнаженная Марха, тесно прижавшись к нему, лежала рядом, прилепившись к нему даже во сне, словно боясь, что он уйдет. Она проснулась. На лице ее было написано любопытство – она всем своим существом впитывала каждую черточку лица своего возлюбленного.

– Селим, любовь моя, мой супруг, – выдохнула она. – Я наконец научилась видеть тебя, видеть в тебе мужчину, человека. Сначала я была влюблена в представление о тебе, в портрет героя, отступника, который умел провидеть будущее через кристалл беспощадной ясности своей миссии. Но ты больше этого – ты смертный человек с бьющимся сердцем. И оттого ты более велик, чем любая сложенная о тебе легенда.

Он нежно поцеловал ее в губы.

– Марха, одна только ты знаешь мою тайну. И только одна ты разделишь ее со мной. Благодаря тебе я буду сильным, ты поможешь мне выполнить то, что я должен.

Селим погладил женщину по волосам и улыбнулся, радуясь ее преданности. После стольких лет миф и реальность наконец слились в неразрывное единство.

Казалось, она прочитала его мысли, поняв его до того, как он смог выразить свои думы словами.

– У тебя было видение, любимый? Что тяготит тебя?

Он печально кивнул.

– Прошлой ночью, когда мы поглотили много пряности, мне открылись новые сны.

Она села рядом, мгновенно превратившись из молодой жены, все еще сгоравшей от чувственной любви, в верного ученика, готового принять новое откровение учителя.

Селим заговорил:

– Мы нападали на караваны и мешали наибу Дхартхе продавать меланжу, но я ничего не сделал, чтобы изгнать с Арракиса чужеземцев. Торговля пряностью с каждым годом становится все шире и шире. Неудивительно, что Шаи-Хулуд разочаровался во мне. Он призвал меня, но я оказался слаб и не справился с его миссией.

– Старец Пустыни верит в тебя, Селим. Иначе зачем бы он стал давать тебе столь невыполнимое задание? – Марха села, и Селим не мог оторвать взгляд от ее чудесных грудей и гладкой кожи, матово блестящей в тусклом свете пещеры. – Мы поможем тебе. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы достичь твоей цели. Эта миссия велика, и никакой человек не может даже надеяться в одиночку справиться с ней.

Он нежно поцеловал ее в белесый шрам, потом сел и всмотрелся в светлеющий вход в пещеру, куда стал литься свет солнца, начавшего свой бег по небосклону над бесконечным морем дюн.

– Возможно, это так, и ни один человек не в состоянии исполнить это, но зато это может исполнить легенда.

Звезды отражались в мечтательных глазах Азиза. Исполненный мечтаний, юный внук наиба терпеливо ждал, когда дед и обитатели скального городка крепко уснут. Когда все стихло, он взял собранное по крохам снаряжение – к этой ночи он готовился долго, день за днем, складывая в потайном месте все необходимое для задуманного. Не производя ни малейшего шума, словно муаддиб, крошечная пустынная мышь, он скользнул к выходу.

Сегодня он покажет, на что способен, не только себе и своему дедушке, но и Селиму Укротителю Червя. Хотя никто не захотел бы слушать такое, для Азиза оба эти человека были героями, людьми, достойными уважения. Мальчик воздавал должное почтение обеим сторонам конфликта и надеялся каким-то образом соединить их во благо дзенсуннитского народа. Это была его великая тайна.

Но как же трудна эта задача.

В течение многих месяцев, с тех пор как разбойники спасли ему жизнь, избавив от верной смерти в пустыне, Азиз не переставал думать о времени, проведенном среди отступников. Селим Укротитель Червя был слеп к тому, что сделал наиб Дхартха для дзенсуннитов. Молодой человек очень любил своего деда и понимал его строгость, в которой он видел цену, которую пришлось заплатить племени за разительное улучшение условий жизни, за бесперебойные поставки воды и продовольствия и даже за некоторые предметы роскоши и комфорта, доставляемые на планету чужеземными торговцами.

А у Селима Укротителя Червя горели глаза, у него было иное понятие о чести, мужественная уверенность и правота, которые перевешивали провинциальные обывательские заботы наиба Дхартхи. Сторонники Селима следовали за ним с фанатичной страстью, намного превосходившей силой покорность, с какой выполняли свою работу сборщики пряности. И эта женщина Марха – бежавшая в пустыню из их деревни – теперь обрела новый смысл жизни. Было видно, что она нисколько не жалела о своем решении.

Много ночей Азиз и сам мечтал бежать к отступникам, стать членом их овеянной ореолом романтики шайки. Он смог бы говорить с Укротителем Червя, сказать ему все, что должен был сказать несколько месяцев назад, когда ему выпала такая возможность. Глаза мальчика сияли, когда он преисполнялся решимости установить мир, залечить раны старых обид и прекратить нескончаемую разрушительную вражду.

Азиз смог бы это сделать. Но примет ли его Селим?

Возможно, да… если он, Азиз, сможет продемонстрировать способность, полезную для племени Селима.

Когда Азиз передавал своему деду ответ пустынного вождя, он старался смягчать слова и находить оправдания для Селима. Но наиб Дхартха пришел в неописуемую ярость, и вместо того чтобы наградить своего внука за тяжелое рискованное путешествие, отослал его, перестав с ним общаться.

Но юноша не забыл того, что ему пришлось увидеть и пережить, а воображение подсказало альтернативы, о которых ему следовало подумать раньше. Азиз решил вернуться к разбойникам. Больше всего ему хотелось снова пережить восторг и священный трепет. Он был уверен, что сможет это сделать.

Он тщательно спланировал все свои действия, вспомнив, что делал Укротитель Червя, и убедил себя, что сможет в точности их повторить. В конце концов, много лет назад этот молодой изгнанник сумел самостоятельно оседлать червя в первый раз, когда ему никто не помогал ни советом, ни делом…

Ночь была тиха и безмятежна. Азиз проскользнул мимо невнимательного караула и тихо спустился по горной тропинке к обширному полю песка. Царства Песчаного Червя. На небе сейчас была только одна луна, висевшая низко над горизонтом. Свет ее был тусклым по сравнению со светом звезд, которые смотрели с неба, яркие, как глаза ангелов. Азиз выбежал на мягкий песок, оставляя за собой отчетливые следы. Ему хотелось кричать, но песок осыпался у него под ногами и юноше казалось, что он плывет в пыли.

Азизу надо было уйти довольно далеко в пустыню, чтобы червь мог приблизиться, не испугавшись близости погребенных в песках скальных пород. Но в то же время надо было остаться не слишком далеко от поселка, чтобы люди видели, что именно он собирается сделать. Особенно ему хотелось, чтобы это увидел дедушка.

Мальчик шел по песку уже битый час, когда рассвет, словно тонкий кинжал, прорезал восточный горизонт. Надо было поспешить, чтобы к восходу оказаться на нужной позиции, то есть взобраться на высокую дюну, похожую на трибуну, виденную им когда-то в одном чужеземном видеофильме. Оставалось только надеяться, что его шаги не потревожили песок и не дали преждевременного сигнала Шаи-Хулуду.

Азиз нес с собой камень и металлический стержень, веревки и длинное прочное копье. Снаряжение его было намного лучше, чем у того юнца, каким был Селим, когда впервые взнуздал страшное чудовище. Это можно сделать.

Сердце его сильно билось, но решимость оставалась непоколебимой. Азиз присел, воткнул в песок стержень и принялся бить по нему камнем. Удары грохотали, как маленькие взрывы, оглушительные на фоне вечно молчащей пустыни.

Когда наконец взошло солнце и осветило пустыню, мальчик оглянулся и посмотрел на гряду зазубренных скал. За маленькими, спрятанными в расщелинах оконцами некоторые проснувшиеся дзенсунниты слышали этот бой. Мальчик ждал, когда явится великий червь.

Дхартха проснулся от ритмически следовавших друг за другом ударов, доносившихся со стороны дальних дюн. Охваченный любопытством и неясными подозрениями, старый вождь быстро оделся, но прежде чем он успел выйти из своих покоев, кто-то из слуг приподнял входную занавеску.

– Наиб Дхартха, один из юношей бежал в пески. Боюсь, что он очень похож на Азиза.

Страдальчески сморщившись, наиб поспешил по туннелю к окнам, откуда открывался вид на древнюю пустыню.

– Зачем он устраивает такой шум? Я думал, я его лучше воспитал.

Потом внезапно этот тертый пустынный волк начал подозревать истину, вспомнив вздорное восхищение Азиза этими разбойниками, покорившими червей. Вне себя Дхартха закричал:

– Немедленно пошлите людей привести его обратно! Спешите, пока не явился червь!

Слуга с явной неохотой бросился исполнять приказание.

Далеко в пустыне Азиз продолжал бить по стержню, вызывая червя. Наибу, схватившемуся судорожно сведенными пальцами за каменную кромку окна, оставалось только беспомощно смотреть на залитые беспощадным солнечным светом величественные дюны. Ему была отчетливо видна цепочка следов, оставленных в песке внуком. Какое безумие!

На горизонте уже появились огромные волны, возвещавшие приход червя. Ни один спасатель уже при всем желании не смог бы успеть вовремя. Дхартха ощутил смертельный холод в груди.

– Айи-и! Буддаллах, не допусти этого!

Азиз стоял на вершине дюны, сжимая металлический стержень с неколебимой уверенностью истинно верующего. Дхартха был стар, но глаза его не потеряли былой зоркости, и он видел, как мальчик спокойно ждет, глядя на наступающую на него стену песка. Пыль и песок вздыбились кругом, когда чудовище развернулось и пошло на юношу с силой неукротимой песчаной бури.

Как жук по горячему камню, Азиз побежал по гребню дюны, чтобы занять более выгодную позицию, но от движения подземного демона песок стал скользить и осыпаться под ногами Азиза. Мальчик потерял равновесие и упал плашмя, выронив копье, ярко блеснувшее в лучах утреннего солнца.

Прежде чем Азиз успел встать на ноги или схватить свои орудия, раскрылась гигантская пасть, усеянная рядами сверкающих зубов, поглотив песок, пыль и крошечный кусочек человеческой плоти.

Наиб Дхартха смотрел открыв рот на это страшное зрелище. Из глаз его текли слезы горя и ярости. Невинный мальчик погиб в мгновение ока в безумной вере, что он сможет укротить демона дюн, подобно неверным отступникам, оседлавшим его в сговоре с самим Шайтаном.

Во всем виноват Селим.

Зверь исчез под поверхностью песка и устремился прочь. Песок осыпался и скрыл следы страшного происшествия.

Потрясенному наибу казалось, что вокруг его головы, словно шум крыльев зловещего ворона, звучит издевательский проклятый смех Селима Укротителя Червя.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 159 | Добавил: iwanserencky | Теги: Крестовый поход машин, проза, миры иные, Хроники Дюны, Брайан Герберт, литература, книги, текст, фантастика, будущее, писатели, слово, ГЛОССАРИЙ, Хроники, книга, люди, Вселенная, чужая планета, Будущее Человечества, Кевин Андерсон, из интернета | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: