Главная » 2023 » Май » 4 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 201
10:40
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 201

***  

===

Лучше, когда тебе завидуют, а не жалеют.

Вориан Атрейдес. Честные воспоминания

Для Ксавьера Харконнена имение Батлеров было воплощением печальной памяти и разбитых надежд. Но это был и его дом, который создал он с любящей женой Октой и дочерьми – Роэллой и Омилией.

В свои сорок четыре года Окта расцвела зрелой женской красотой, вжилась в роль верной супруги и надежного якоря. Обладая большей душевной мягкостью, чем ее сестра Серена, Окта была заботливой и любящей супругой и внимательной матерью. Неоценимое сокровище.

Что я сделал, чтобы заслужить такую награду?

Ее отец Манион Батлер после ухода с поста вице-короля жил с ними, занимаясь садом и винодельней. Старик души не чаял в своих выросших внучках и все еще любил беседовать на политические и военные темы со своим влиятельным зятем. Естественно, чаще всего такие разговоры скатывались к банальным воспоминаниям о «добром старом времени». Серена для собственной семьи стала чужой.

Однажды Ксавьер вышел на переднее крыльцо и, глядя на темно-оливковые вершины холмов и ряды виноградных лоз, заметил всадника, направлявшегося через покрытые щебнем холмы.

Окта встала рядом с мужем, и Ксавьер обнял ее стройную талию. Рядом с ним ей было спокойно и уверенно. Они были женаты уже больше двадцати пяти лет.

Прищурившись, Окта узнала пригнувшегося к шее лошади темноволосого всадника, когда он въехал на дорожку сада.

– Ты не предупредил меня, что приедет Вориан, и я собралась навестить Шилу в поместье Танторов.

Еще не снявшая траура вдова Вергиля и трое детей недавно прибыли с Гьеди Первой и поселились в большой и одинокой усадьбе Эмиля Тантора. Окта очень деятельно помогала молодой женщине оправиться от горя и обжиться на новом месте.

– Мы просто хотим посидеть по-приятельски и обсудить кое-какие возможности. – Ксавьер погладил жену по длинным светлым волосам, уже чуть тронутых сединой. – Если бы я тебя предупредил, ты бы загоняла всех слуг и устроила пир.

Она улыбнулась в ответ.

– Тоже верно. А так вам придется довольствоваться холодным мясом и крутыми яйцами.

Он поцеловал ее в лоб.

– Но ты можешь зато потратить на нас наше лучшее вино. Пусть твой отец выберет бутылочку – он лучше всех нас разбирается в винах.

– Только потому, что он очень серьезно относится к обязанности его пробовать. Я попрошу его достать того вина, что осталось от его свадьбы с мамой.

Окта исчезла в доме, успев приветливо помахать Вориану, въезжающему во двор на мускулистом салусанском жеребце.

Хотя Ксавьеру было уже сорок семь и мышцы его потеряли прежнюю живость, ум его был способен держать даже больше объектов и отношений, чем в молодости. В противоположность ему, Вориан сохранил все достоинства юности, одновременно приобретя мудрость опыта. Он не состарился ни на день после бегства с Земли много лет назад. Кожа у него оставалась гладкой, волосы темными и пышными, но в глазах читалось бремя воспоминаний, какого не должно быть в глазах юноши. Много лет назад он рассказал Ксавьеру о курсе продления жизни – он назвал его «пыткой», – который назначил ему Агамемнон. Очевидно, в награду.

Вориан спрыгнул с седла и потрепал великолепное животное по холке. Двое конюхов подбежали принять коня и отвести в конюшню – вычистить, заплести гриву и расчесать хвост. Старый Манион проверит, чтобы все было сделано как следует.

Ксавьер поднял руку для официального приветствия, но Вориан просто обнял друга.

– Ну, как тебе нравится мой новый конь, Ксавьер? Это один из пяти, которых я только что купил. – Он с нескрываемой гордостью смотрел, как великолепного скакуна ведут в конюшню. Живописный зверь.

– Я думал, что ездить верхом для тебя будет морокой, Вориан. У тебя мало опыта в общении с лошадьми, так что…

– А я люблю хаос. Я провел слишком много времени с машинами, и есть что-то неповторимое и волнующее в том, чтобы ехать верхом на живом существе, которое само получает удовольствие от поездки.

Он с озабоченным и задумчивым лицом взглянул на небо.

– Теперь, когда зашел этот разговор, я вспомнил, что у Эразма тоже были лошади. Иногда он присылал за мной карету, в которой я должен был приезжать к нему на виллу. Бедные животные… Впрочем, робот, кажется, неплохо за ними ухаживал. Он предпочитал эксперименты на людях, как ты и сам знаешь.

Разговаривая, они подошли к веранде и поднялись на балкон комнаты зимнего солнца, куда по распоряжению Окты слуги уже поставили поднос с нарезанным мясом, сыром и вареными яйцами, приправленными травами. Рядом стояла и открытая бутылка вина с двумя налитыми бокалами, чтобы вино дышало.

Ксавьер усмехнулся.

– Иногда мне кажется, что своими телепатическими способностями Окта не уступает этим россакским ведьмам.

Его друг упал в кресло и положил ноги на перила балкона. Ксавьер остался стоять, глядя на густой лес имения.

– Почему ты не возьмешь себе женщину, Вориан? Она бы укротила тебя, и у тебя было бы зачем стремиться на Салусу.

– Укротила бы меня! – Вориан криво усмехнулся. – За что же я должен так наказать какую-нибудь бедную невинную девушку? Я доволен тем, что есть женщины, которые ждут меня в разных местах.

– Ты имеешь в виду каждый космопорт?

– Ничего подобного. Я не такой бабник, как ты думаешь. – Вориан отхлебнул вина и вздохнул от удовольствия. – Хотя, быть может, когда-нибудь я выберу для себя одну.

Он не высказал очевидное – тот факт, что у него впереди было много времени. Ему было трудно представить себе, что все эти годы он проведет только с одной женщиной.

Вориан служил Омниусу, но Серена Батлер заставила его по-иному взглянуть на Вселенную, взглянуть на нее глазами человека. Вориан принял дело Джихада, но не как одураченный глупец и не как не рассуждающий фанатик, но как умелый и профессиональный военачальник, обученный самим генералом Агамемноном. С тех пор как Вориан Атрейдес бежал из-под власти Омниуса и заявил о своей верности свободному человечеству, он говорил, что теперь чувствует себя более живым, чем вообще считал возможным.

Обычно Вориан любил посещать вечера и рассказывать истории о своих битвах, о своем страшном отце-кимеке, о том, как он сам рос под властью мыслящих машин. Вокруг него всегда собирались слушатели, завороженные его рассказами, и он наслаждался всеобщим вниманием.

Но сейчас они сидели вдвоем в дружеском молчании, и им не нужно было ни на кого производить впечатление. Они наслаждались вином, панорамой виноградников и оливковых рощ. Как всегда во время таких редких передышек между походами, они живо обсуждали свои победы и поражения, вспоминали товарищей по армии Джихада и наемников, отдавших жизнь в борьбе.

– Наша проблема, – говорил Вориан, – состоит в том, что Иблис спускает с цепи своих прозелитов при полном отсутствии какой-либо внятной военной стратегии. Они горят ярко, как пламя ракетного топлива, но не обязательно достигают цели. Лично я думаю, что Великий Патриарх просто с удовольствием греется возле этого бушующего огня.

Ксавьер согласно кивнул:

– Джихад продолжается уже двадцать пять лет, а борьба с Омниусом вообще началась тысячу лет назад. Мы должны поддерживать в себе пыл и самоотверженность, чтобы бойцы не впали в отчаяние.

Год прошел после ужасной гибели Вергиля Тантора, но эта потеря давила на плечи обоих тяжким бременем. Ксавьер очень любил своего сводного брата и старался невредимым провести его через горнило страшной войны, и Вориан тоже подружился с парнем – он общался с младшими по званию непринужденно, как никогда не позволял себе жестко-официальный Ксавьер. Часто, видя дружно смеющихся Вориана и Вергиля, Ксавьер испытывал зависть. Но теперь поздно менять свое отношение к младшему брату…

Вориан продолжал задумчиво смотреть на холмы.

– Думающие машины видят картину целиком, общий план. Не думаю, что в основе стратегии армии Джихада находится такая же концепция. Омниус имеет шанс на победу – не в силу своей военной мощи, но просто потому, что апатия размывает нашу волю к победе. – Поговорили они и о полученных с Икса сведениях, где положение складывалось особенно отчаянное. Роботы-убийцы и один из титанов начали кампанию неприкрытого геноцида, как это было на Земле. Великий Патриарх призвал к широкомасштабному наступлению на Икс, не опоздав ни на минуту, как думал Ксавьер. Армия Джихада не могла бросить на произвол судьбы храбрых повстанцев Икса. Ксавьер сам вызвался командовать экспедиционными войсками. В это время, воспламененные страстными речами Гинджо, в армию вступили сотни тысяч новых добровольцев. Вориан нахмурился.

– Для меня эти жертвы Икса – прежде всего люди, сражающиеся за свою свободу и за самую свою жизнь. Мы не должны бездумно ими жертвовать.

Ксавьер покачал головой.

– Повстанцы Икса могут не становиться жертвенными агнцами, если появится вождь, который превратит их в организованное войско. Это и будет моей обязанностью.

Вориан проглотил крошечное вареное яйцо и облизал пальцы.

– Я понимаю, что ты хочешь добиться победы любой ценой – ты ясно показал это на IV Анбус, но наш Джихад только выиграет, если мы сосредоточимся на альтернативных решениях, которые позволят бить машины, не платя такую страшную цену человеческими жизнями. Иксианский поход – это… это ошибка. Иблис выбрал его только потому, что хочет захватить нетронутыми промышленные центры этой планеты.

– Промышленность делает оружие и корабли, Вориан, а это – движущая сила Джихада.

– Да, но разве открытое столкновение с заведомо превосходящими силами Омниуса – это мудрая стратегия?

– Ты хочешь сказать, что нам следует прибегнуть к какому-нибудь цирковому трюку вроде твоего вируса на IV Анбус или ложного флота на Поритрине?

Вориан многозначительно откашлялся.

– Но ведь обе эти тактики сработали? Я повторял все это сотни раз, но сейчас скажу еще раз: наше главное преимущество в нашей полной непредсказуемости.

Он картинным движением поднес к губам бокал и допил вино, потянулся к бутылке, наполнил бокал Ксавьера, потом свой.

– Возьмем для примера уловку на Поритрине. Мы не имели права потерять оружейные лаборатории Хольцмана, но и не могли позволить себе выделить большой флот для патрулирования орбиты. Поступив по-моему, мы достигли своих целей относительно малой ценой, не потеряв при этом ни одной человеческой жизни. – Вориан выразительно вскинул брови. – Тебе просто надо понять, как думают машины.

Ксавьер недовольно нахмурился.

– В этом я понимаю меньше, чем ты, мой друг. Учитывая, сколько ты прожил среди машин.

Серые глаза Вориана вспыхнули.

– И что это должно означать?

– Не то, о чем ты подумал.

Вориан чокнулся с Ксавьером.

– Моим ли способом, твоим ли мы победим, давай надеяться, что Омниус заплатит за все.

Вориан старался поступать так, чтобы машинам пришлось все время угадывать, и эту свою способность он развил куда сильнее, чем научил его Агамемнон. Чтобы кимек-отец не мог предсказать его действия, Вориану нужно было держаться на шаг впереди, как в стратегической игре «флер-де-лис».

Воспользовавшись личным кодом доступа, Вориан вошел в бронированную комнату секретной лаборатории Салусы, где содержалась похищенная на Земле копия Омниуса, подключенная к тщательно отслеживаемым компьютерным подстанциям. Жители Салусы, испытывая суеверный страх, боялись даже подходить к этому зданию, тюрьме, где находился демонический Омниус.

Вориан вошел в камеру и встал перед экраном и громкоговорителем, через которые Омниус общался с людьми. Он, истинный человек, некогда доверенное лицо компьютерного всемирного разума, теперь общался с ним как с невольником. Удивительный оборот сделала его жизнь.

– Вориан Атрейдес! – заговорил Омниус. – Ты, единственный из этих бесшабашных диких людей, должен понимать все безумие Джихада. Ты осознаешь целесообразность и эффективность Синхронизированных Миров, но тем не менее ты отдал свою верность этой вакханалии насилия и бессмысленного разрушения. Твои действия выходят за пределы логики.

Вориан скрестил руки на груди.

– Они выходят лишь за пределы твоего понимания, Омниус, так как мыслящие машины не в состоянии понять ценность свободы.

– Эразм доказал мне, что ни одному человеку нельзя доверять. К моей выгоде послужило бы полное уничтожение людей в Синхронизированных Мирах. То была упущенная возможность, несчастливое решение – оставить вас в живых.

– Теперь ты расплачиваешься за это, Омниус, и будешь расплачиваться до тех пор, пока не будут уничтожены мыслящие машины и люди смогут основывать свои колонии, где захотят.

– Это очень тревожная мысль, – сказал Омниус.

Так как Вориан был воспитан в Синхронизированных Мирах, он обладал определенными познаниями в программировании и даже сам создавал отдельные системы. В течение последнего года он работал с этим обновлением Омниуса, манипулируя содержащейся в нем информацией. Иногда всемирный разум понимал смысл его действий, но в других случаях Вориан имел возможность убирать и подделывать любые признаки написанных им изменений.

В течение многих лет он наблюдал скучные, неизобретательные, а подчас и просто нелепые допросы и попытки изучения этой копии всемирного разума. Ученые Лиги и даже сам савант Хольцман слишком сильно боялись взять на себя риск повредить плененного Омниуса. Но для чего он вообще здесь находится? Вориан знал, что делал, и предпочитал рискнуть, чтобы приблизить победу. Он всегда действовал независимо, следуя своим внутренним побуждениям, и обычно добивался успеха.

Если его план удастся, то Синхронизированные Миры пошатнутся всерьез. Игра стоила свеч, риск был оправданным, и Вориан не желал, чтобы кто-то вмешивался в его работу. Помочь все равно никто не мог бы.

Когда Ксавьер повел многочисленный флот к Иксу, Вориан надеялся закончить свои незаметные изменения этой копии обновлений. Многочисленные группы кибернетиков Лиги уже давно высосали из плененной копии всю возможную информацию. Даже савант Хольцман не мог уже добиться идей от этой серебристой гель-сферы.

Теперь Вориан превратит самого Омниуса в смертельное оружие против мыслящих машин. И воплощения Омниуса на различных планетах Синхронизированного Мира никогда не поймут, что с ними случилось.

Холодно и официально, хотя и с еле заметной ноткой возмущения, Омниус заговорил:

– Вориан Атрейдес, если ты достигнешь своей цели, то тебе придется всю жизнь жить со своим безумием. Скоро ты поймешь, что люди с их неэффективностью никогда не смогут заменить мыслящие машины. Это действительно то, чего ты хочешь?

Зловеще усмехнувшись, Вориан указал компьютеру на его главную слабость:

– У нас есть преимущество, суть которого ты никогда не поймешь, Омниус, и это непонимание станет причиной твоего падения.

– И что же это, Вориан Атрейдес?

Темноволосый офицер приблизился вплотную к экрану, словно собирался выдать ударную фразу – окончание хорошего анекдота:

– Мы, люди, бесконечно изобретательны… и обманчивы. Машины же не понимают, что их можно одурачить.

Омниус не ответил, обрабатывая услышанное. Вориан, конечно, понимал, что людей тоже можно обмануть, но всемирный разум не умел мыслить такими категориями. Как, впрочем, и ни одна машина.

***  

===

Армия пестует технику, а техника порождает анархию, так как распространяет по свету ужасные машины разрушения. Даже до нашего Джихада один человек был в состоянии в одиночку опустошить целую планету. И это случалось! Почему же вы думаете, что компьютер стал нашим проклятием?

Серена Батлер на митинге в Зимин.

Численность кимеков сокращалась, и уцелевшие заметили, что их заговор против Омниуса рассыпается. С каждым годом таяли шансы на успех и на возвращение блистательного царства титанов. Двадцать изначальных завоевателей соединили свои силы и свергли Старую Империю, но после потери Аякса, Барбароссы, Александра, Тамерлана, Тлалока и других их осталось только четверо.

Этого и близко не хватило бы, чтобы уничтожить Омниуса.

Иногда Агамемнон раздумывал, не уничтожить ли все наблюдательные камеры и улететь в космос, чтобы никогда не возвращаться. Он мог бы взять с собой свою возлюбленную Юнону и Данте – и даже этого болвана Ксеркса. Они могли бы основать свою империю, избавившись от гнета всемирного разума.

Но это было бы глупостью. Полным поражением.

Генерал кимеков сомневался, что Омниус снарядил бы за ними погоню, да и всемирному разуму вообще было чуждо понятие мести, но Агамемнон и его товарищи были титанами, великими завоевателями, ниспровергателями Старой Империи. Если они улетят во тьму космоса – квартет выживших, ничем не правящих неудачников, – то это поражение будет еще позорнее, чем просто уничтожение. Нет, Агамемнон хотел завоевать Синхронизированные Миры и сам ими править. Он не согласился бы ни на что меньшее тотального господства.

Вернувшись со своих заданий и из грабительских набегов, вытоптав искры восстаний, которые кострами вспыхивали на Синхронизированных Мирах, он и его друзья титаны собрались на совет в темных и глухих глубинах космоса.

Агамемнон надеялся сохранить проведение этого совещания в тайне, так как редко ему выдавалась возможность осуществлять свои планы под постоянным наблюдением камер-шпионов Омниуса – как стационарных, так и мобильных. Но на этот раз он, Юнона, Данте и Ксеркс собрались у до сих пор считавшегося новичком Беовульфа, а Беовульф не был способен стряхнуть с себя наблюдение. Придется быть особенно осторожными.

Агамемнон никогда не торопился никому доверять, даже другим кимекам, которые выдержали уже много веков. Титаны всегда должны быть осторожны. И все же генерал был заинтригован отвагой Беовульфа.

Их корабли состыковались в глубоком космосе, соединившись люками в некое подобие космической станции в открытом космосе вдали от всех солнечных систем. Звезды бриллиантами сверкали вокруг в необозримой бездне космоса. Середина пустоты.

Перенеся свой мозг в небольшой шагающий кожух, Агамемнон поспешно вышел в пространство и через открытый люк вошел в корабль Юноны. Вместе они зашагали на своих сегментированных конечностях в расположенное в центре судно. С противоположной стороны в него вошел Данте.

Рядом с Беовульфом, принявшим ходячую форму, стоял пришедший раньше всех Ксеркс, прервавший на время свою кровавую вакханалию на Иксе. Ксеркс был до крайности возбужден и энергичен, но Агамемнон привык к избыточным реакциям этого слабейшего из титанов в нестандартных ситуациях. Чем раньше Ксеркс уберется обратно на Икс, тем больше радости он доставит этим своему генералу.

Над головой поблескивали линзы наблюдательных камер, записывавших каждое мгновение разговора. Агамемнон злился по поводу такого неусыпного наблюдения, хотя и находился под ним уже одиннадцать веков.

– Да здравствует господин наш Омниус! – сказал генерал скучным голосом, начав разговор с формального приветствия. Во всяком случае, в голосе его не было слышно ни малейшего энтузиазма. Впрочем, компьютерный всемирный разум не разбирался в интонациях человеческого голоса.

– Напротив, – храбро вскипел Беовульф, – проклятие Омниусу! Чтоб этот компьютерный разум засох, чтоб сгинули Синхронизированные Миры и снова наступило правление кимеков!

Пораженная Юнона подалась назад всем своим крабообразным телом, хотя и сама думала точно так же. Наблюдательные камеры продолжали тупо взирать на них сверху, и Агамемнон подумал, какое наказание придумает Омниус для кимеков, когда доберется до записи этой крамолы. Кимеки не могли просто взять и уничтожить наблюдательные камеры, пока те не доложили Омниусу, иначе это спутает им карты и расстроит планы, вынашиваемые уже много столетий.

Из-за древних программных ограничений Барбароссы всемирный разум не мог убить никого из первоначальных титанов. Однако простой неокимек Беовульф не имел такой защиты. Несмотря на свою уязвимость, он только что безрассудно сам подписал свой смертный приговор.

Ксеркс не сумел сдержать радости.

– Так ты все-таки сделал это, Беовульф? Ты смог наконец достичь успеха?

– Перепрограммирование оказалось довольно простым. Самое главное, надо было проделать всю эту штуку так, чтобы Омниус ничего не заподозрил. – Он протянул сегментированную руку в направлении сферических объективов. – Сейчас эти камеры старательно записывают полностью сфальсифицированную беседу, невинное обсуждение повстанцев-людей. Омниус будет доволен – а мы можем высказывать те мысли, которые хотим.

– Я… я не понимаю, – честно признался Данте.

– Подозреваю, что нас провели, любовь моя, – сказала Юнона Агамемнону.

– Подождите делать выводы и послушайте, что вам говорят, – ответил Агамемнон и направил свои оптические сенсоры на Беовульфа.

– Это я его так настроил, Агамемнон, – гордо сообщил Ксеркс. – Беовульф ненавидит Омниуса так же сильно, как и мы, да и он сам находится под наблюдением всемирного разума примерно столько же, сколько мы. Я считаю, что его квалификация может сослужить отличную службу нашим планам. Теперь у нас наконец есть шанс.

Агамемнон едва сдержал возмущение:

– Вы составили заговор против Омниуса, а теперь хотите втянуть в него и нас? Ксеркс, ты еще больший глупец, чем я думал. Ты что, хочешь всех нас погубить?

– Нет, нет, Агамемнон! Беовульф – гениальный программист, такой же, каким был покойный Барбаросса. Он сумел создать циклы команд, синтезирующие ложные записи внутри камер наблюдения. Теперь мы можем встречаться где захотим и когда захотим, и Омниус никогда не догадается, о чем мы говорим.

Беовульф сделал два резких шага вперед на механических ногах:

– Генерал Агамемнон, я учился у вашего друга Барбароссы. Это он научил меня манипулировать мыслящими машинами, и я тайно продолжал учиться несколько столетий. Я надеялся, что титанам надоест правление мыслящих машин, как оно надоело мне, но я не был в этом уверен, пока мне не сказал об этом Ксеркс.

– Ксеркс, ты подверг всех нас величайшему риску! – прорычал Агамемнон.

Но Данте – всегда логичный, всегда методичный кимек – первым вслух сказал очевидную вещь:

– Нас четверых слишком мало, чтобы исполнить задуманное. Если в наши ряды вступят новые кимеки, то у нас будет больше шансов победить Омниуса.

– И больше шансов, что один из новичков предаст нас.

Но с Данте согласилась даже Юнона:

– Нам нужна свежая кровь, любовь моя. Если мы не привлечем новых заговорщиков, то проведем все следующее тысячелетие в пустой болтовне и жалобах… те, кто выживет. С помощью Беовульфа мы сможем наконец сдвинуться с мертвой точки. Если мы будем планировать наши действия открыто и встречаться чаще, то за несколько месяцев сделаем больше, чем за предыдущие десятилетия.

Все еще не успокоившийся Ксеркс добавил:

– Если мы не станем рисковать, то будем не лучше тех апатичных людей, что погрязли в роскоши Старой Империи.

Беовульф ждал решения, примут ли его в заговор. Агамемнон был вынужден признать, что из всех неокимеков его выбор пал бы именно на Беовульфа.

Несмотря на раздражение, которое вызвало в нем самовольство Ксеркса, генерал не мог убедить отвергнуть предложение. После недолгого молчания он заговорил:

– Очень хорошо, это дает нам оперативный простор, шанс реализовать наши планы. – Он повернул свою головную башню, по очереди направляя оптические сенсоры на Юнону, Данте, Ксеркса и на ожидавшего решения Беовульфа. – Работая вместе, мы сбросим Омниуса. Наконец-то период ожидания кончился.

***  

===

Есть определенная инерция в движении к победе… и к поражению.

Иблис Гинджо. Возможные пути полного освобождения

Великий Патриарх мог прибыть на Поритрин в любой момент, и лорд Бладд устроил очередное пышное празднество, чтобы продлить нескончаемые торжества по случаю победы над мыслящими машинами. На кромке амфитеатром спускающегося к реке берега поставили трибуны, кругом развевались разноцветные знамена, а простонародью Бладд устраивал бесплатные пиры – и все это в честь приезда Иблиса Гинджо.

Пользуясь этой невероятной шумихой, Аврелий Венпорт решил незаметно доставить в новую лабораторию свой старый грузовой корабль.

Тук Кидайр улетел на Россак, чтобы доставить стоявшее в доке судно на орбиту Поритрина, и вернулся, как и предполагал, как раз вовремя. Венпорт был уверен, что под прикрытием всеобщего помешательства по поводу подготовки массовых зрелищ он сможет незаметно доставить этот корабль в новую лабораторию Нормы Ценвы. Он не хотел привлекать внимание к своему проекту.

В любом случае он не собирался участвовать в этих шумных мероприятиях. Доходы от работ Хольцмана – на самом деле от работ Нормы – залили Поритрин таким количеством денег, что при самом расточительном образе жизни их хватило бы на безбедное существование дюжины поколений. Венпорт считал, что новая разработка Нормы – свертывание пространства – принесет такие доходы, которые никто себе сейчас представить не может.

Хотя ангар новой лаборатории был еще не готов, Норма Ценва уже переехала на новое место работы. Первой ее заботой было превратить офисы старого шахтоуправления в рабочий кабинет, где можно было продолжать исследования и уточнять расчеты. Прорабы еще отдавали приказы рабочим, а Норма уже вернулась к работе.

Думая о ее преданности науке, Венпорт задумчиво улыбался. В отличие от большинства людей, ищущих в жизни только успеха или просто комфорта, его любимая Норма никогда не сомневалась в своей миссии. Мысль ее была безошибочной, научное зрение – необычайно острым.

Чтобы не отрывать от работы гения, Венпорт взял на себя обязанность следить за строительством, вникая во все детали и постоянно отлучаясь в Старду за необходимыми материалами и оборудованием, мебелью и рабочими бригадами. Для обеспечения секретности проекта Венпорт распорядился чаще менять рабов-строителей, чтобы они не успели рассмотреть, что именно собирается делать Норма.

А лорд Бладд тем временем самодовольно радовался своей легкой финансовой победе над Венпортом. Почувствовав его недальновидную гордость, Венпорт решил и дальше давить на эту полезную клавишу, обратившись к Бладду с предложением уступить ему за хорошие премиальные обученных и понятливых рабов. Естественно, поритринский вельможа заломил за рабов куда больше, чем эти будцисламисты стоили, но у Венпорта не было времени торговаться по мелочам и обучать новую рабочую силу. Надо было лететь на Арракис и разбираться с бандой разбойников, которые охотились на караваны наиба Дхартхи.

На это время с Нормой должен был остаться его компаньон Тук Кидайр. Этот строгий хозяин сумеет держать рабов в узде, и Норма сможет закончить работу вовремя. Как обычно, у нее были возражения против использования рабов, но при сложившихся обстоятельствах у Венпорта просто не было иного выбора. Буддисламские рабы были единственной доступной на Поритрине рабочей силой.

Поздним вечером Венпорт прибыл на место стройки, зачалив свой шаттл в узком каньоне, слишком обмелевшем для судоходства. Новая лаборатория Нормы и ангар находились в огромной пещере, точнее, в естественном гроте, который некогда прятался за завесой гигантского водопада, но каскада воды, как и питавшей его реки, уже давно не было. Воду отвели по распоряжению лорда Бладда, чтобы использовать её для сельскохозяйственных нужд Старцы. Крыша грота была открыта небу, но отверстие закрыли большим ангаром, строившимся на вершине плато.

На обрывистом склоне скалы был смонтирован пассажирский лифт, и Венпорт поднялся на нем к верху каньона. Металлический ангар, окруженный массивными зданиями вспомогательных служб, сиял в лучах закатного солнца. Его консольная крыша была раскрыта, и ангар был готов к приему корабля-прототипа.

Венпорт кивнул сам себе, довольный ходом работ. Он надеялся, что здания будут готовы к эксплуатации до его отлета на Арракис. Пройдя через ворота мимо трех нанятых местных охранников, он отыскал прораба и спросил, как продвигается работа. Около склада и вспомогательных зданий рабы останавливались для короткого перерыва на отдых, еду и молитву. А потом снова к работе, и до поздней ночи.

Норма вышла из своего кабинета и, прищурившись, посмотрела на заходящее солнце, удивляясь, как быстро пролетел день. К ней подошел сияющий улыбкой Венпорт и, вопреки своему обыкновению, тепло ее обнял. Волосы ее были растрепаны и неухожены, но просто оттого, что она не чванилась и не строила из себя красавицу, ему она казалась привлекательней.

– Мой корабль действительно прибудет сегодня вечером, Аврелий? Я не перепутала дату?

– Часа не пройдет, как он будет здесь, Норма. – Аврелий протянул руку в сторону раздвинутой крыши ангара. – Ангар, кажется, уже готов его принять.

Лицо Нормы вспыхнуло от радости.

– И можно будет начать испытания?

Он кивнул, задержав руку на ее худеньком плечике. Когда она улыбалась, у Венпорта становилось теплее на душе.

– Лорд Бладд обещал предоставить в мое распоряжение бригаду квалифицированных рабов, которые трудились на постройке космического флота. У них есть опыт такого рода работы, поэтому вряд ли их придется долго обучать.

– Отлично, потому что у меня ни времени, ни внимания не хватит стоять у них над душой целый день и указывать каждую мелочь. Им придется работать независимо…

– За всем этим присмотрит Тук Кидайр, он остается здесь, – успокоил Норму Венпорт. – Кроме того, он доставит сюда отряд охраны из наемников, которые подчиняются корпорации «Вен-Ки», а не правительству Поритрина. Они обеспечат охрану и проследят, чтобы рабы не занимались саботажем.

Венпорт бросил взгляд на реку:

– И вдобавок они не позволят лорду Бладду и Тио Хольцману совать нос не в свое дело.

– Раньше я никогда не думала о безопасности.

– О ней думал Хольцман. Его лаборатории всегда охраняли драгуны.

– Уже много лет савант Хольцман уделяет мне мало внимания, Аврелий. Почему он вдруг теперь станет проявлять ко мне интерес?

– Потому что если у него есть хотя бы малая доля той гениальности, какую ему приписывают, то его не удастся дурить бесконечно, и он в конце концов поймет, какого сокровища лишился.

Смутившись от такого явного комплимента, Норма отвернулась к стройплощадке с таким видом, будто некоторых зданий не было в последний раз, когда она туда смотрела, и сейчас она увидела их впервые.

– А где будешь ты?

Венпорт вздохнул, поняв, что она не слушала. – Я уже сказал тебе, Норма. Я лечу на Арракис, решить там некоторые проблемы с поставками пряности. Кидайру достанется более легкая и куда более приятная задача – оставаться здесь с тобой.

Норма нахмурилась. Она уже давно достигла среднего возраста, но выражением лица сейчас живо напомнила Венпорту ту девочку, которую он когда-то так обожал там, на Россаке;

– Я бы хотела, чтобы здесь остался ты, Аврелий. Я бы с большей радостью видела твое дружелюбное лицо, чем… этого работорговца с Тлулакса.

Венпорт рассмеялся.

– Тебе не надо любить Кидайра, Норма. Просто не мешай ему работать. – Он снова вздохнул. – И поверь мне, что я бы тоже с радостью остался. Но у меня слишком много работы, и я боюсь, что мое пребывание с тобой будет таким приятным, что я вообще ничего больше делать не буду.

Она рассмеялась с детской радостью, и Венпорт одернул сам себя, подумав, уж не заигрывает ли он с ней. Подумав, он решил, что так и есть. Но должно ли это удивлять после стольких лет тесной дружбы?

Из ангара выбежал руководитель стройки и торопливо направился к Венпорту:

– Мы только что получили сигнал, директор. Судно получило разрешение на посадку и проходит атмосферные слои. За пультом управления Тук Кидайр.

Венпорт кивнул, нисколько не удивившись, что его партнер сам пилотирует судно. Торговец живым товаром в течение многих лет совершал набеги на несоюзные планеты, похищая оттуда буддисламских рабов. С простым грузовозом он отлично управится.

– Смотри, Норма. Вот он.

Он вытянул руку и показал ей маленькое светящееся пятно на небе, летевшее к земле на фоне фантастических красок заката.

Точка стремительно росла в размерах, становилась все ярче, корпус засветился от трения в плотных слоях атмосферы, и Норма услышала грохот звукового барьера. Это был большой грузовой корабль, предназначенный для дальних перелетов в космосе и способный садиться на планеты, хотя обычно погрузочные операции выполнялись транспортными шаттлами.

Грузовоз был довольно громоздким и не слишком хорошо налаженным. Теперь, когда Кидайр оказался в пределах слышимости передатчика, слышались ругательства, которые он отпускал по адресу древних систем корабля. Очевидно, Венпорт не зря списал эту посудину.

Наконец Кидайр подвел судно к ангару, завис над распахнутой крышей и умелым маневром посадил его на пол огромного помещения. Венпорт с замиранием сердца следил за действиями Тука, не уверенный в том, что здоровенный корабль вообще пройдет через крышу. Но Кидайр вписался в отверстие, оставив в запасе еще несколько метров.

Норма наблюдала за посадкой почти с благоговейным трепетом, и Венпорт прямо представил себе, как вертятся шестеренки у нее в голове. У нее были чертежи и расчеты конструкций корабля, поэтому она понимала, какие модификации придется выполнить. Но видеть приземляющийся корабль собственными глазами – от этого ее воображение просто вспыхнуло.

– Это будет прообраз всех межзвездных полетов, – сказала она. – То, что я здесь сделаю, переменит все.

Венпорт заражался от Нормы ее оптимизмом. Она же не могла оторвать взгляд от корабля до тех пор, пока он не встал на пол ангара и к нему не бросились рабочие, чтобы установить стояночные якоря и стабилизаторы.

Норма протянула руку и сжала большую ладонь Венпорта.

– Я ждала этого момента много-много лет, Аврелий. Я просто не верю своим глазам. Мне очень многое предстоит сделать, но теперь я наконец-то могу начать.

Великий Патриарх Иблис Гинджо ожидал, что его прибытие вызовет небольшой переполох, и столица Поритрина Старда была готова к подобающему приему. Тем временем многочисленные планеты бились с мыслящими машинами. Согласно расчетам. Патриарха, нарастающая кампания на Иксе сейчас была в полном разгаре, но Иблис не желал подвергаться столь непосредственной личной опасности. Поэтому подходящим для него местом был Поритрин, поскольку роботы-агрессоры оттуда уже сбежали.

Своим личным участием в подготовке восстания на Земле Иблис доказал всем, что он не трус, но его важное положение руководителя Совета Джихада теперь не позволяло ему подвергать себя большому риску. Хотя его личное присутствие на полях сражений наверняка воодушевило бы отчаявшихся бойцов, Великий Патриарх не хотел, чтобы его видели где-либо еще, кроме полей великих побед. Таких, как, например, здесь.

В сопровождении верного, но незаметного начальника джипола Йорека Турра Иблис вышел из корабля в космопорту Старды и твердым шагом направился навстречу небольшой официальной делегации. Заметив, что лорд Бладд отсутствует, Иблис вполголоса выразил свое неудовольствие, как раз когда к нему подбежал юный поритринец.

– Вы прибыли как раз вовремя, Великий Патриарх. Церемония награждения состоится всего через два часа, но у наших модельеров будет время подготовить ваше появление вместе с лордом Бладдом.

Молодой адъютант был одет в черно-белый китель и парадную фуражку. Такая форма была теперь в моде среди аристократов многих планет.

Когда летающая баржа доставила Иблиса и его свиту в амфитеатр, Патриарху было уже приготовлено место на плавающей у берега реки платформе, но не в центре, а немного сбоку, среди семидесяти других политиков и аристократов. На поросших травой лугах уже собралось более четырехсот тысяч человек, глазеющих на проекционные экраны и слушающих плавающие в воздухе громкоговорители. Прямо на вершине утеса, высившегося на противоположном берегу реки, был спешно воздвигнут мавзолей Маниону Невинному. С новой статуи сняли покрывало, и взорам собравшихся открылась довольно абсурдная картина: огромное скульптурное изображение ребенка, похожего одновременно на ангела и на Будду, сидящего на поверженном роботе.

Лорд Нико Бладд занял самое почетное место, освещенное прожекторами, в начале дорожки, ведущей к сцене. Очевидно, этот фат считал, что зрители собрались здесь ради него.

Тем временем на центральной сцене происходило действо: савант Хольцман получал свою награду под восторженные крики толпы. Изобретатель, лучась неподдельной радостью, махал рукой массе слившихся лиц. Иблис сидел с замерзшей на устах улыбкой.

У Великого Патриарха всегда было на уме какое-нибудь дело, важная задача, которую надо выполнить. Жизнь неразумно коротка, а сделать надо очень и очень много. Глубоко вздохнув, он решил не обращать внимания на проявленное лордом Бладдом неуважение. Во всяком случае, пока.

Такая ситуация, как сейчас, когда множество людей возбуждено убедительной военной победой, всегда предоставит Иблису нужную ему возможность.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 184 | Добавил: iwanserencky | Теги: фантастика, книги, слово, литература, Кевин Андерсон, Крестовый поход машин, Брайан Герберт, чужая планета, миры иные, Хроники, из интернета, Хроники Дюны, текст, книга, Будущее Человечества, проза, будущее, ГЛОССАРИЙ, Вселенная, писатели, люди | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: