Главная » 2023 » Май » 3 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 197
14:18
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 197

***

***

***  

===

Инструмент в необученных руках может оказаться самым страшным оружием.

Мастер Меча Джав Барри

Остров посреди центрального Гиназского архипелага мирно дремал под выцветшим дневным небом. Большое желтое солнце плыло над иссиня-зелеными водами, на изогнутый подветренный берег лагуны медленно и лениво накатывались теплые волны.

Идиллию нарушал бешеный лязг оружия.

Йоол Норет смотрел, как его отец наносил и парировал удары, сражаясь с устрашающим боевым роботом. Все тело Зона Норета было свито из мышц и сухожилий, плотно охватывающих крепкие кости. Он был бос, а длинные золотисто-седые волосы развевались, как хвост кометы, когда он с боевым кличем бросался в атаку, действуя импульсным мечом. Его оружие, выполненное в виде безупречно сбалансированного клинка, заключало в себе генератор, порождающий в металле точные разрушительные импульсы. Эти импульсы могли создавать запредельные нагрузки и разрывать сложные гелевые схемы мыслящих машин.

Механический противник Норета тоже мелькал неразличимой пеленой, прикрывая корпус шестью металлическими руками, используя заземленные броневые листы и непроводящие распорки для защиты своих схем.

Умелый ветеран вел учебный бой, демонстрируя сыну технику и оттачивая собственное мастерство. На полях яростных битв Джихада Зон видел несчетно поединков – в последний раз в героической обороне IV Анбус, где был ранен, – и этот учебный бой был для него детской забавой. Ветеран сделал глубокий выпад, проскрежетал клинком по одной из шести рук робота и поразил небольшую, но уязвимую секцию самоподдерживающейся схемы. Одна рука боевой машины бессильно повисла.

Йоол, гордясь отцом, воскликнул:

– Это лучший удар в твоей жизни!

– Не совсем, сын мой. – Зон Норет шагнул назад, чтобы перевести дух. – Вершины своих возможностей можно достичь, только когда сражаешься за свою жизнь.

Согласно правилам, Хирокс, боевой робот, мог перезагрузить систему после минутной задержки, но Йоол подумал, что поврежденную руку придется чинить в мастерской. Зон сделал пару глубоких вдохов и снова бросился на робота, нанося серию стремительных, сливающихся между собой ударов.

Робот защищался оставшимися пятью руками.

Около ста лет отчаянный разведчик с Гиназа обнаружил подбитый космический корабль мыслящих машин и нашел на нем боевого робота. Разум из гелевой схематики стерли, но боевую программу оставили. Хирокс стал на Гиназском архипелаге инструктором, обучая не вполне ортодоксальным, но весьма эффективным приемам машинного рукопашного боя. Он уже давно не подчинялся всемирному разуму и послушно тренировал уже четвертое поколение бойцов Гиназа, включая и самого Зона Норета. Скоро по его стопам последует и Йоол, один из многих сыновей ветерана гиназских наемников.

По форме боевой робот напоминал человека, но имел три пары рук, отходящих от туловища. В каждой руке было оружие – меч или кинжал, которые могли изменять свою форму и длину. У робота имелась мощная система оптических сенсоров на отлитом из твердого металла лице – у других роботов лицо делалось из текучего зеркального металла. Этот робот был сконструирован только для одной цели – для рукопашной схватки.

В каком-то смысле Хирокс все же был мыслящей машиной… но так как его функции и механизмы поддавались строгому контролю и управлению, его можно было не считать таковой. Хирокс был одним из немногих роботов, которые все еще эксплуатировались на территории Лиги и ее союзников. Эти механические бойцы были настолько эффективны в своих разрушительных способностях, что Омниус. уже давно не считал нужным совершенствовать их конструкцию и программное обеспечение. Это давало солдатам Джихада непредвиденное преимущество, так как в их распоряжении был технологический стандарт, опираясь на который, они могли оттачивать свое мастерство.

Семейство Норета и его ученики считали Хирокса своим сенсеем, учителем боевых искусств, наставником в технике боя. За время Джихада Серены Батлер многие роботы были уничтожены благодаря навыкам, которым научил людей Хирокс.

Юный Йоол сидел на корточках на теплом крупном песке, внимательно вглядываясь в схватку нефритовыми глазами. Волосы у него были светлые, выгоревшие на солнце, на лице выделялись широкие скулы и острый подбородок. Он был худощав, но под этой худобой скрывалась недюжинная сила. На тренировках он подчас превосходил быстротой движений даже отца.

Сейчас сын внимательно следил за каждым движением Зона Норета, за сливающимся мельканием стального клинка, послушно выполнявшего сложнейшие выпады и удары; смотрел, как отец, словно танцуя, наносит удары по экзоскелету механического сенсея.

Как и всегда, юноша восхищался отцом, так как слышал множество восторженных рассказов о подвигах Норета-старшего на полях битв Джихада. Йоол всей душой хотел бы оказаться на IV Анбус, когда была взорвана плотина и воды реки смыли армию роботов. Отец был в первой группе гиназских наемников, которые добровольно пошли на службу Джихада спустя восемь лет после гибели Земли.

В гиназском обществе семьи были весьма многочисленными – требовалось много детей, чтобы возместить потери, но близость между родителями и отпрысками не поощрялась. Старый ветеран Зон был исключением из общего правила, особенно когда дело касалось его любимца Йоола. Герой, много раз доказывавший свою доблесть, Зон был желанным отцом, поэтому каждый раз по возвращении с войны он по настоятельным просьбам зачинал очередного ребенка.

Йоола без натяжки можно было назвать лучшим бойцом среди его четырнадцати братьев и сестер, да и вообще он был лучшим среди представителей своего поколения. Видя такие способности, Зон Норет обратил на него особое внимание, желая, чтобы сын со временем занял его место в элитном Гиназском корпусе, солдаты которого не без оснований считались лучшими наемниками Галактики. Многие планеты поставляли в войска наемников, но ни у одной другой группы не было такого высокого соотношения потерь противника и своих.

Гиназ соглашался, что у всех людей сейчас один общий смертельный враг, но наемники предпочитали сохранять независимость, не вступая официально в ряды армии Джихада, не становясь винтиками в армейской иерархии. Если армия Джихада предпочитала вести крупные военные операции, нападая на противника с дальнего расстояния и применяя тяжелое вооружение, то гиназские бойцы предпочитали сходиться с врагом в рукопашной схватке. Они нанимались в войска сражаться и не боялись, чтобы их использовали для самоубийственных заданий как смертников – если, конечно, цель операции была достаточно важной.

Зон отличился на передовой и в тот раз, когда машины атаковали колонию Перидот: тогда люди сумели защитить планету, но при этом погибли восемьдесят процентов гиназских наемников. В конце концов именно они отогнали роботов, но Омниус приказал своим машинам применить при отступлении тактику выжженной земли. Хотя часть колонии претерпела сокрушительный урон, зато остальная часть планеты не подпала под иго роботов.

Три года назад, во время схватки с боевыми роботами на борту корабля машин Зон Норет получил множественные ранения и ожоги, и его отправили для выздоровления на центральный остров архипелага. Именно тогда он заметил у своего сына Йоола выдающиеся способности и отличные бойцовские качества. Теперь, после курса интенсивных тренировок, сын в чем-то даже превосходил своего прославленного отца.

Покрытый потом, Зон наносил и парировал удары так быстро и эффективно, как его сын еще никогда не видел. Йоол знал, как сильно отец хочет вернуться в строй и отправиться на войну – не важно куда именно. Армии Джихада всегда требовались бойцы, и Гиназ предназначил для этого основную часть своего населения.

– Я бы посоветовал тебе быть осторожнее, мастер Зон Норет.

Голос Хирокса был спокоен и бесстрастен, словно и не происходило столь жаркого тренировочного боя.

– Чепуха, – с гордым вызовом ответил мастер. – Продолжай драться на пределе своих возможностей.

Роботу ничего не оставалось, как последовать приказу.

– Я запрограммирован учить тебя, мастер Норет, но я не могу принудить тебя учитывать мои предостережения и наставления.

Он сделал выпад всеми своими руками, держа в каждой из них меч или кинжал.

Ветеран презирал формализованные инструкции, утверждая, что они отвлекают от развития настоящих бойцовских навыков.

– Лучший способ учиться и расти – это просто смотреть. Механическое запоминание бесполезно для настоящего сражения. Напротив, надо тренироваться до полного изнеможения, до того момента, когда ты перестаешь воспринимать себя как отдельную личность. Не может и не должно быть никакой пропасти между духом и телом. Ты должен превратиться в живое, текучее боевое движение. Вот этим движением наемник и должен быть.

Но, хотя отец достиг наивысших отличий среди гиназских наемников, и ему было обещано место в Совете ветеранов, Йоол уже превзошел отца в мастерстве путем долгих тайных тренировок.

Как и все молодые воины острова, Йоол Норет провел детство, учась обращаться с самым разнообразным оружием под руководством бывалых ветеранов многих сражений и слушая лекции по технике боя у беременных женщин-наемников. Но только Зон и небольшая горстка фанатичных и эксцентричных учеников использовали боевого робота Хирокса. Некоторые из консервативно настроенных ветеранов считали такие занятия опасными, но Зон всегда заявлял, что это наилучший способ научиться понимать – и побеждать – реального противника.

Теперь, став почти взрослым, Йоол пошел по стопам отца, но сделал при этом еще один шаг вперед. Зон так и не понял, каким образом сыну удалось превзойти максимальные возможности робота, но Йоол изучил принципы работы машины и расшифровал его боевую программу. Год назад, когда отец работал инструктором на соседнем острове, Йоол инсталлировал в робота модуль алгоритма адаптации, который сделал из Хирокса «суперробота», своими боевыми возможностями превосходящего все, что допускала его изначальная боевая программа. С этим модулем робот-сенсей приобрел способность не отставать от своего ученика и тем лучше драться самому, чем лучшим бойцом становился Йоол. Единственным ограничением для робота были способности самого Йоола.

Йоол всегда тренировался с Хироксом либо поздней ночью, либо когда был уверен, что они одни на песчаном пляже. Он и сейчас ощущал приятное жжение в мышцах после тренировки, которую провел с боевым роботом сегодня на рассвете, когда отец не мог их увидеть.

Когда-нибудь Йоол удивит отца своими способностями, но пока молодой боец был не вполне доволен собой. Он хотел стать лучшим наемником Гиназа, он знал, что сможет им стать, если только преодолеет скованность. Цепи самоограничения опутывали его, и инстинкт самосохранения был тем стеклянным потолком, выше которого он пока не мог прыгнуть.

Но даже при всем том Йоол превосходил всех других бойцов, с которыми ему до сих пор приходилось сталкиваться. Так говорил и сам Хирокс, а он воспитал не одного из лучших наемников и не мог не быть объективным и честным…

Теперь, сидя на песке под горячими лучами солнца, Йоол смотрел, как его отец атакует и защищается, восхищаясь одновременно умением и выносливостью, которые демонстрировал механический сенсей. Зон сражался яростно, словно стараясь что-то доказать самому себе. Удивительно, но он даже показал несколько новых приемов, которых Йоол раньше не видел. Молодой человек улыбнулся.

Несмотря на все старания противника, Хирокс постоянно опережал его на один ход. Пять оставшихся механических рук действовали с головокружительной быстротой, движения их сливались, и человек едва поспевал за ними. Старый ветеран явно выдыхался.

– Это неразумно, Зон Норет, – заговорил Хирокс. – Твои силы на исходе, а выносливость истощается. Ты только недавно оправился от тяжелых ран.

В ответ Зон сердито направил удар в корпус робота, и пять действующих рук отразили удар.

– Я сражался с настоящими роботами, Хирокс. Они не дерутся ниже своих способностей даже со стариками.

– Ты не старик, отец, – запротестовал Йоол, но сам уловил неискренность в своем голосе.

Тяжело дыша, Зон отпрыгнул в сторону и взглянул на сына, откинув с лица прядь длинных светлых волос.

– Возраст – относительное понятие, когда речь идет о закаленном воине.

С грохотом, похожим на стук тысяч молотов о тысячи наковален, Зон снова бросился на Хирокса. Робот поднял руки и в двух из них исчезло оружие. Теперь машина использовала эти руки для захватов. Зон сумел парализовать импульсным мечом две руки и правую ногу робота, так что теперь Хирокс мог только вращаться на месте, но не прыгать и уворачиваться от ударов. Из корпуса вылетели режущие клинки, грозившие поразить соперника, но Зон успел вовремя отпрыгнуть в сторону.

Только сейчас до Йоола дошло, что он забыл отключить дополнительный модуль. Юношу охватил страх. При работающем модуле боеспособность робота из-за адаптивности превосходила все, что знал опыт Зона Норета.

Йоол побледнел от тревоги за отца. Теперь, в разгар схватки – когда ограничения и системы безопасности Хирокса были отключены, – он не смел даже предупредить отца. Йоол вскочил на ноги. Все дальнейшее произошло в мгновение ока.

Зон высоко подпрыгнул и ударил робота босой ногой, стремясь вывести его из равновесия и повалить на землю. Но Хирокс смог устоять.

Йоол бросился вперед, надеясь вмешаться в схватку. Но его нога лишь ударила песок.

Старый воин не подозревал об опасности. Он отпрыгнул назад, оказавшись вне досягаемости режущего оружия Хирокса, но вышедший из-под контроля робот продолжал наступать. Зон неправильно приземлился, вывихнул лодыжку и упал.

Йоол выкрикнул: «Хирокс, стой!» как раз в тот момент, когда боевой робот нанес удар. Нож Хирокса вонзился в грудь старого ветерана.

Когда молодой человек подбежал к месту трагедии, робот уже стоял как вкопанный, застыв на месте, словно сам не веря тому, что он только что сделал.

Зон Норет распростерся на прибрежном песке, тяжело хватая ртом воздух и выплевывая сгустки крови. Робот немедленно остановился, отошел и выключил свои системы.

Йоол склонился на колени рядом с умирающим и приподнял его голову.

– Отец…

– Я не заметил… – произнес Зон; воздух со свистом вырывался из раны в груди. – Я проглядел…

Робот-сенсей сохранял прежнюю неподвижность, стоя в стороне от людей:

– Я глубоко сожалею о том, что я сделал. У меня не было намерения или желания тебя убивать.

– Ты поправишься, – твердил Йоол истекающему кровью воину, хотя прекрасно видел, что рана смертельна. Это его вина, это он изменил программу робота! – Просто очередная рана, каких много у тебя было в жизни. Мы найдем хирурга… – Он попытался встать, чтобы позвать на помощь, но Зон удержал его за руку.

Ветеран обернулся к роботу. К лицу его липли мокрые от пота волосы.

– Сенсей Хирокс, ты действовал… в точности так, как я тебе приказал. – Слова выходили у него изо рта отрывисто, перемежаясь с судорожными вдохами. – Ты дрался точно так, как я требовал… и ты научил меня многим полезным вещам.

Потом он поднял глаза на склонившегося к нему Йоола. Шум прибоя и шелест крыльев кружащих над лагуной птиц звучали колыбельной. Солнце садилось за горизонт, окрашивая небосвод в причудливые яркие тона.

Зон сжал руку сына.

– Пора моему духу вознестись, а мне – уступить место другому бойцу. Йоол, я хочу, чтобы ты простил Хирокса.

Он замолчал, потом, собравшись с силами, заговорил снова:

– И ты должен стать лучшим из воинов Гиназа.

Давясь от едва сдерживаемых слез, сын ответил:

– Я сделаю все, что ты хочешь, отец.

Зон Норет закрыл глаза, и не стали видны налитые кровью белки. Сознание уходило от старого воина, и слабеющим голосом он попросил:

– Произнеси надо мной литанию, Йоол. Ты знаешь ее слова.

Голос юноши пресекся, но он взял себя в руки и заговорил:

– Ты научил меня ее словам, отец. Все бойцы Гиназа знают последнее напутствие.

– Хорошо, вот и помоги мне.

Зон сделал долгий, влажно хрипящий вдох, и его слова слились со словами сына, когда они вместе произносили последнюю молитву Павшего Наемника:

– Только так почитаем мы смерть воина: выполни волю мою, продолжи битву мою.

Спустя мгновение Зон Норет испустил дух на руках сына. Неподалеку стоял в исходном положении механический сенсей.

Наконец после минуты скорбного молчания Йоол Норет поднялся на ноги и встал над распростертым телом отца. Расправив плечи, Йоол посмотрел на боевого робота, глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Сосредоточившись, он наклонился и поднял с запятнанного кровью песка импульсный меч отца.

– С этого дня, Хирокс, – сказал он, – ты будешь работать еще больше, чтобы тренировать меня.

***

===

Те, кто отказывается сражаться с мыслящими машинами, – изменники рода человеческого. Те, кто не использует для этого любое возможное оружие, – глупцы.

Зуфа Ценва. Лекции для подготовки Колдуний

Зуфа Ценва вглядывалась сквозь пышные кроны густых россакских джунглей и явственно видела шрамы, оставленные два десятка лет тому назад ужасным нашествием кимеков.

Когда титан Барбаросса был убит первым Колдовским оружием Зуфы, мстительные кимеки высадились на Россаке в самом свирепом своем воинском виде. Боевой флот роботов атаковал передающую станцию на орбите, а кимеки обрушились на планету, сжигая джунгли и взрывая города в ущельях. В тот день ради победы над кимеками многие ученицы Зуфы Ценвы пожертвовали жизнью, устроив ментальное всесожжение, испарившее машины с человеческими мозгами…

Но жадные джунгли быстро поглотили пожарище, скрыв раны войны куда быстрее, чем закрылись раны в душе самой Зуфы.

С тех пор она продолжала обучать женщин Россака с наибольшими телепатическими способностями – тех, кого можно было научить наращивать парапсихическую энергию до критического уровня и высвобождать ее ударной волной, способной испарить мозги кимеков, будь они даже титаны. За многие годы главная Колдунья проводила на смерть множество своих суррогатных дочерей, которые жертвовали собой ради очередной победы над страшными кимеками.

Зуфа считала кимеков худшими из всех чудовищ. Когда-то они были людьми, но честолюбие и стремление к бессмертию привели их в лагерь Омниуса, сделали изменниками – как людей-шпионов, которых время от времени вылавливал бдительный джипол Иблиса Гинджо.

Многие в Лиге Благородных начали задаваться вопросом: закончится ли вообще этот кровавый Джихад? Многие, но не Зуфа. Она знала одно – пока борьба продолжается, она не сдастся. Год за годом, до победоносного окончания войны должна она поставлять все новых и новых бойцов.

Но даже понимая все это, Зуфа, глядя на собравшихся вокруг нее на вершине скалы девочек, самой старшей из которых едва исполнилось четырнадцать лет, едва сдерживала рыдания. Так много Колдуний уже выполнили свой самоубийственный долг, что ученицы с каждым годом становились все моложе и моложе. Пусть эти кандидатки были талантливыми ученицами, все же они были еще детьми.

Стараясь не показать своего подавленного настроения, Зуфа внимательно рассматривала новый класс. Горели внимательные глаза, морской бриз, гуляющий по необитаемым равнинам между плодородными ущельями, теребил светлые волосы. Лица девочек выражали лишь полную готовность и решимость.

Как бы хотелось Зуфе уберечь всех своих воспитанниц! Но она знала, что ничто не спасет их, кроме мира, который наступит после полной победы.

– Я возлагаю на вас все свои надежды, – сказала Зуфа Ценва. – Не могу скрывать от вас опасностей, которые ожидают вас впереди. Вы умрете, даже если добьетесь успеха и победите. Но если вы потерпите поражение, то тоже умрете, но это будет хуже, ибо смерть ваша окажется бессмысленной. Я здесь для того, чтобы ваша жизнь и ваша смерть исполнились высочайшего смысла, чтобы вы стали орудием уничтожения Омниуса и его присных.

Девочки внимательно слушали, согласно кивая головами. Несмотря на свою юность, все они прекрасно понимали, что это отнюдь не детская игра.

Далеко на горизонте виднелись алые жерла вулканов, извергающие огненную лаву на пустынные равнины и клубы густого сернистого дыма в туманные небеса. В глубоких ущельях скрывались экосистемы, цветущие на вулканических почвах и водах из водоносного горизонта.

В почве Россака содержались загрязнители, которые не удавалось полностью удалить из пищевых цепочек, и среди них были мутагены и тератогены. Беременность у местных женщин протекала, как правило, тяжело и часто заканчивалась выкидышем. Многие дети рождались с тяжелыми деформациями, но другие, как эти молодые женщины, получали резкое ментальное усиление, телепатические способности такой силы, какой не было больше ни у кого в Лиге Благородных.

О, как Зуфе хотелось иметь дочь с такими же возможностями, чтобы передать ей свой факел! Но, как тщательно ни выбирала она партнеров, даже проводила генетические тесты, проверяя, что такое сочетание ДНК должно дать талантливых потомков, каждый раз ее постигала неудача. После разрыва с Аврелием Венпортом она перестала брать себе любовников. Когда-то он казался самым подходящим кандидатом, но рождались от него лишь недоношенные уродцы.

Теперь Зуфа уже стара, ее детородный возраст истекает, даже если учесть, что она – Колдунья Россака и репродуктивная система и здоровье у нее лучше, чем у средней женщины. Фармакологические открытия Венпорта, вытяжки из грибов и подземных луковиц, в изобилии растущих в джунглях, позволили создать лекарства, снижающие риск выкидыша и уродств и увеличивающие фертильность. Горькая ирония судьбы: Венпорт нашел фармакологическое решение уже после того, как причинил ей такое разочарование.

Но Зуфа заставила себя отвлечься от этих мыслей, закрыла глаза и сосредоточилась на главной своей задаче.

Она давала ученицам инструкции, рассказывала, какие упражнения надо выполнять и как это делать. Они стояли перед ней, как дети в школе – вытянув руки, устремив глаза на учительницу. Светлые волосы вставали дыбом и потрескивали от статического электричества – это девочки наращивали уровень летучей энергии в мозгу.

Для обеспечения работы Зуфы армия Джихада регулярно снабжала ее сведениями от разведывательных групп. Наемники посылали легкие быстроходные корабли, чтобы расставлять маяки на путях движения сил Омниуса – в частности, на путях набегов кимеков. Когда удавалось выследить кимеков, об этом давали знать Колдуньям, и Зуфа отбирала подходящих воительниц, готовых пожертвовать жизнью в телепатической атаке, которая убивала машины с человеческим мозгом.

Однако, с момента получения последней такой сводки прошло много месяцев. Кимеки распознали тактику Колдуний теперь не передвигались в одиночку – их сопровождали тяжело вооруженные роботы, выделенные в первую очередь для охраны титанов. Теперь одиночной Колдунье стало труднее подобраться к кимеку достаточно близко, чтобы разряд психической энергии возымел действие.

Так что Зуфе оставалось только учить девушек и терпеливо ждать удобного случая. Она не желала попусту тратить юные жизни своих учениц. Они были самым драгоценным ресурсом Россака.

Когда девочки закончили упражнения, Зуфа лучилась неподдельной гордостью.

– Отлично! Кажется, что смысл вы поняли. А теперь следите за мной.

Она подняла белые руки и закрыла глаза, растопырив пальцы так, что между ними стала заметной сеть серебристых электрических разрядов.

– Получение энергии само по себе не слишком трудно, – сказала она тихим голосом, едва шевеля побледневшими губами. – Самая трудная задача – управлять ею. Вы должны стать высокоточным оружием, острым лезвием в руках умелого бойца. А не стихийным бедствием.

Девочки вытянули руки, и на кончиках пальцев заплясали синие электрические искры. Некоторые захихикали, но быстро справились с неуместным весельем и снова сосредоточились на трудном задании. Зуфа видела, что они чувствуют свою силу и оценивают опасность.

Больше всего, конечно, Зуфа желала, чтобы и ее собственная дочь была среди этих храбрых патриоток, но ее единственное дитя, Норма, была начисто лишена телепатических способностей. Даром проживая свою жизнь, Норма корпела над своими уравнениями и конструкциями, занимаясь математикой, вместо того чтобы развивать, возможно, дремлющие в ней способности. Тио Хольцман с Поритрина взял ее под свое крыло, и Зуфа была благодарна великому ученому за жалость к этому неудачному ребенку.

Но теперь даже сам Хольцман, видимо, уже не желал иметь дела с Нормой и отослал ее с глаз долой, чтобы ни к кому не лезла со своими идеями.

Зуфа не порвала связь с Нормой, но старалась пореже встречаться с этим самым большим в ее жизни разочарованием. Слишком большие надежды возлагала она на нее в свое время.

Может быть, настанет день, когда у Зуфы все же родится еще одна дочь, если удастся отыскать мужчину, достойного соединить свою ДНК с линией Ценва. И тогда все снова будет хорошо.

Но пока только этих девочек может она назвать своими дочерьми, во всяком случае, по духу, и Зуфа дала себе обет, что не оставит их. Открыв глаза, она увидела, что ее собственные волосы поднялись, словно в безмолвном урагане.

Ученицы отступили назад, будто в благоговейном страхе, глядя во все глаза на Зуфу. В ответ она улыбнулась им.

– Это уже хорошо. А теперь давайте повторим все сначала.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***                    

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 222 | Добавил: iwanserencky | Теги: Кевин Андерсон, книги, Крестовый поход машин, будущее, Хроники, писатели, проза, Брайан Герберт, литература, миры иные, Вселенная, Будущее Человечества, текст, люди, книга, Хроники Дюны, из интернета, слово, ГЛОССАРИЙ, фантастика, чужая планета | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: