Главная » 2023 » Май » 3 » Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 194
10:42
Крестовый поход машин. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 194

***

***

***   

===

Вглядываясь в прошлое через лупу времени, люди будущего видят деятелей Великого Переворота в увеличенном масштабе. Такое впечатление возникает не от аберрации увеличительного стекла, не от раздувания значимости, производимого мифотворчеством. Напротив, герои Джихада были именно такими крупными личностями, какими их сохранила народная память. Они выросли именно такими, какими отчаянно нужны были человечеству.

Принцесса Ирулан. Линза времени

После десятилетия строительства, ваяния и отделки мемориальный комплекс в память погибших в войнах Джихада был наконец завершен. Аврелий Венпорт, чья торговая компания «Вен-Ки» была одним из самых крупных жертвователей, занял на церемонии открытия в Зимин почетное место.

Ночь веяла прохладой, тьму разогнали прожекторы и украшенные праздничной иллюминацией здания, обрамлявшие центральную площадь. Народ толпился в прилегающих улицах и переулках, оттесненный от роскошных трибун для высоких гостей в центре площади.

Венпорт чуть-чуть пригубил пенящуюся чампию из дутого круглого бокала. Ему не слишком нравился сладковатый вкус этого слабоалкогольного россакского напитка, но чампия составляла одну из основных статей его экспортных операций. Именно он доставил на Салусу Секундус огромную партию этого популярного вина специально для праздника.

Памятник являл собой поразительное и сюрреалистическое зрелище. Он состоял из двух прихотливо изгибающихся колонн с мягкими округлыми очертаниями, символизирующими живое, то есть человечество. Столпы склонялись над разбитым вдребезги неуклюже-бесформенным монолитом. Все вместе символизировало победу над мыслящими машинами.

Такой же точно монумент строили и на Гьеди Первой, планете, где погибла масса людей, но была одержана и очень важная победа. Если строительство там закончилось по плану, то открытие мемориала должно было состояться в один день с этим. Во время одного из своих деловых посещений Гьеди Первой Венпорт видел лихорадочную спешку возведения такого же мемориала.

Десятью годами ранее, когда пламя Джихада уже четырнадцать лет перекатывалось от края до края галактики, Ксавьер Харконнен возглавил движение за сооружение мемориала погибшим в битвах с мыслящими машинами. За прошедшие два года машины атаковали и захватили маленькую колонию Элл-рам, а потом нанесли удар по Колонии Перидот, откуда были с большими потерями выбиты. Группа героических, но плохо подготовленных воинов Джихада даже нанесла удар по главному Синхронизированному Миру – по планете Коррин. И вся группа погибла. Очень подходящее по времени добавление к мартирологу.

Когда в связи с этим возникли беспорядки и волнения, примере Ксавьер Харконнен снова призвал к возведению памятника, чтобы жертвы Джихада никогда не были забыты. Проект поддержала и Серена Батлер, все еще считавшаяся временным вице-королем Лиги, хотя и удалилась в Город Интроспекции. Она использовала все свое влияние, чтобы заручиться поддержкой и финансированием со стороны лидеров политики и бизнеса.

Тронутый призывом Серены и будучи однажды свидетелем страшной битвы с машинами, Аврелий Венпорт решил внести в строительство мемориала свой вклад, хотя его компаньон с Тлулакса, Тук Кидайр, резко против этого возражал. С начала Джихада доходы компании сильно пошли в гору, так как ее торговые суда доставляли в пострадавшие колонии военное снаряжение и продовольствие. Кроме того, компания получала неплохой доход от продажи таких предметов роскоши, как плавающие светильники, и самую дефицитную роскошь – пряную меланжу с Арракиса.

Венпорт гордился своей деловой проницательностью, своей способностью угадывать выгодные дела и вкладывать в них деньги, наживая капитал. Лига Благородных была открытым и свободным для торговли обществом. Имея доступ к фармацевтическим предприятиям Россака, меланже Арракиса, а также к плавающим светильникам и подвесным платформам, изобретенным его дорогой Нормой, он развивал и усиливал эти преимущества, насколько это было в его силах, наслаждаясь своей деятельностью.

Его бывшая подруга Зуфа Ценва всегда считала, что он ничего не достигнет, так же как и ее карлица-дочь. Они оба доказали, что Зуфа жестоко ошиблась.

Прошло много лет с тех пор, как он перестал быть другом, любовником и партнером главной Колдуньи Россака. В то время Зуфа так и не поверила, что Венпорт с его интересом к коммерции или Норма с ее дилетантским интересом к математике смогут сделать что-нибудь важное для дела Джихада.

Даже когда Венпорт вложил большую сумму своих личных средств в строительство мемориала на Зимии, он не думал, что это произведет на Зуфу впечатление. Суровая женщина посвятила свою жизнь и душу Джихаду, готовя Колдуний, которые в одиночку атаковали крепости кимеков, играя роль психологических бомб. И потому ничего удивительного не было в том, что пожертвования Венпорта и сам мемориальный проект Зуфа Ценва считала преступной и пустой тратой денег, которые лучше бы потратить на приобретение оружия или на строительство новых боевых кораблей.

При этой мысли Венпорт едва сдержал улыбку. В конце концов Зуфа была последовательной и предсказуемой. Несмотря ни на что, он по-прежнему любил эту женщину и восхищался ею так же, как в первый день их знакомства. Но это было не самое лучшее вложение его эмоционального капитала.

Сидевший на открытой трибуне рядом с красивой молодой женщиной – одной из своих внучек? – отставной вице-король Манион Батлер заметил Венпорта и приветствовал его сердечной улыбкой. Рядом с ним сидел приемный отец примеро Ксавьера Харконнена, престарелый и исполненный достоинства Эмиль Тантор, казалось, погруженный в дремоту.

Улыбающийся служитель предложил Венпорту еще один бокал чампии, от которого он вежливо отказался. Откинувшись на спинку кресла, он принялся смотреть праздничное представление. Присутствующие уже начали волноваться, но Великий Патриарх Иблис Гинджо был не менее великим мастером держать паузу. Он появлялся обычно именно в тот момент, когда энтузиазм достигал своего пика, не переходя в откровенное раздражительное нетерпение.

Хотя Великий Патриарх прибыл на церемонию вовремя, окруженный могучими устрашающими агентами джипола, он подождал, глядя на скучающих почетных гостей, пока толпа закончит покупать сувениры и букетики ноготков.

Венпорт повернул голову в сторону вспухавшего в толпе шума и увидел большой выход Иблиса Гинджо и Серены Батлер. На Серене было ее обычное отороченное пурпуром платье такой белизны, что она выглядела спустившимся с неба ангелом. Удерживая на квадратном лице уверенную улыбку, рядом с ней шествовал Великий Патриарх, облаченный в черный мундир с золотым шитьем. Он проводил Серену до трибуны и встал там рядом с ней под ослепительным светом софитов.

За Иблисом молча и тихо следовала его красавица жена, Ками Боро. Этот брак совершился отнюдь не по любви, но по трезвому расчету: восходя к вершинам власти, этот человек дальновидно выбрал себе в спутницы женщину безупречного происхождения, прямую наследницу последнего правителя Старой Империи.

На шее Иблиса была видна цепь из призм с подвеской из блестящего сине-зеленого хагальского кварца. Возможно, это была часть приданого супруги. Никто и никогда не задавал себе вопроса, откуда Великий Патриарх Джихада берет деньги на такие роскошные вещи и на свою отнюдь не аскетическую жизнь. Его ценность для Лиги нельзя было измерить никаким денежным эквивалентом. Он был окружен собственной, созданной им самим мифологией.

Иблис поднял руки, и голос его, усиленный громкоговорителями, загремел над аудиторией:

– Глядя на этот мемориал, мы вспоминаем тех, кто заплатил наивысшую цену в борьбе с машинами. Но при этом мы также должны помнить, во имя чего они сражались.

Серена, выступив вперед, продолжила своим чистым страстным голосом:

– Этот монумент не только напоминание о павших героях, нет, это еще и символ нашего следующего шага к окончательной победе над Омниусом!

Последовала вспышка, яркая, как взрыв звезды, и в небо взметнулись два ослепительных луча, осветив мемориал и весь парк. Отражающая поверхность пруда превратилась в зеркало, в котором засияли звезды бездонного ночного неба. Рядом с прудом, усиливая впечатление, забили высокие перистые фонтаны. Прожектора вспыхивали все ярче и ярче, словно стремясь превзойти друг друга, брызги фонтанов взлетали все выше и выше, а крики толпы превратились в несмолкаемый оглушительный рев. Яркие желто-оранжевые ноготки виднелись в траве и в прудах, источая в ночной воздух головокружительный аромат.

Когда Серена Батлер упала на колени и разрыдалась, половина присутствующих застонала, переживая вместе с Сереной потерю ее дитяти и своих близких.

Венпорт встал и зааплодировал, захваченный всеобщим восторгом толпы. Вожди Джихада знали, как управлять толпой.

После окончания представления народ продолжал праздновать на улицах до глубокой ночи, а Иблис Гинджо и его супруга приняли участие в более формальном приеме, устроенном для почетных гостей во внутреннем дворе салусанского Культурного Музея.

Плавающие над головами светильники бросали веселые цветные пятна на столы и декорации приема на открытом воздухе. Ночные мотыльки вились вокруг лунных лилий, цветущих в вазонах у дальнего края двора. Важные гости непринужденно беседовали между собой.

Ослепительно блиставшая драгоценностями и безупречным вечерним нарядом Ками Боро всегда заботилась, чтобы ее видели с супругом только в начале приемов, но она посчитала бы вечер пропавшим, если бы ей пришлось провести его рядом с мужем. У Ками были свои планы и свои связи – обмен небольшими услугами, незначительными обязательствами. Иблис улыбнулся вслед жене и обратил свой взор на тех, кто был нужен ему в толпе высокопоставленных гостей. Патриарх и его супруга точно знали, кому из них что следует делать на приемах.

Великий Патриарх заметил высокого человека патрицианской наружности со светлыми голубыми глазами и волнистыми темными волосами, изрядно тронутыми сединой. Человек этот поставил рядом с собой небольшой чемоданчик из плаза. Открыв крышку, он стал показывать разные продукты из меланжи, производимые его компанией. Многие аристократы Лиги уже были очарованы и восхищены редкой и дорогой пряностью, и Аврелий Венпорт редко упускал возможность выказать свое расположение – и привлечь больше покупателей, – предлагая бесплатно попробовать редкое и изысканное угощение.

Жаждущие удовольствия гости указывали на продукты, которые они хотели бы попробовать – пиво с пряностью, меланжевые конфеты или жевательную резинку с пряностью, – и Венпорт извлекал из чемоданчика требуемый образец.

– Все бесплатно. Если вы еще не знакомы с прелестью меланжи, подходите и пробуйте.

Говорят, что меланжа вызывает пристрастие, подумал Иблис, выступив вперед и подходя к Венпорту. И безусловно полезна. Ему уже случалось пробовать пряность, хотя она была сильно разбавлена и оказалась почти безвкусной.

– Я бы хотел попробовать небольшую порцию чистой пряности, директор Венпорт. Что-нибудь такое, что можно было бы только попробовать.

Россакский патриций тонко улыбнулся. Подчеркивая совершенство своего произношения, чтобы оказать должное уважение выдающемуся человеку, он сказал:

– Я почту за честь предоставить Великому Патриарху самое лучшее из своей коллекции. Это икра из пряности.

С этими словами он извлек из чемоданчика небольшой диск размером не больше мелкой монеты.

– Возьмите щепотку этой икры и положите ее на кончик языка. Пусть она проникнет в ваши органы чувств и просочится в вашу душу.

Когда Венпорт с некоторым усилием открыл миниатюрную крышку диска, Иблис увидел на дне плотный красновато-оранжевый порошок. Погрузив в него кончик пальца, Гинджо с удивлением обнаружил, что пряность на ощупь напоминает песок. Подняв глаза к одному из плавающих светильников, Иблис Гинджо вдруг вспомнил, что это – популярное изделие той же корпорации «Вен-Ки», хотя сейчас эти светильники стали предметом какого-то скучного и глупого патентного спора.

Он немного поколебался, глядя на тонкий слой порошка на кончике пальца.

– Если не ошибаюсь, то на недавней парламентской ассамблее – несколько дней назад – я слышал, как сенатор Хостен Фру обсуждал какой-то спор между вашей компанией и правительством Поритрина. Речь, кажется, шла об отчислении процентов с продаж вот таких светильников.

Савант Тио Хольцмана и его напомаженный патрон лорд Нико Бладд внушали Иблису определенные сомнения, а вот Аврелий Венпорт пока что производил впечатление исключительно умелого бизнесмена.

– Норма Ценва – весьма талантливый ученый, и именно она, в очень большой степени, помогла саванту Хольцману добиться славы и успеха. Она также является моим давним и хорошим другом, хотя сейчас у нас довольно сложные отношения. – Венпорт поморщился, словно откусил добрый кусок лимона. – Норма самостоятельно изобрела технологию подвески, используемую в производстве плавающих светильников, и предложила моей компании продвинуть это изобретение на рынок. Теперь же, когда корпорация «Вен-Ки» потратила на это целое состояние и начала продавать светильники на всей территории Лиги – причем Поритрин даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь нам, – лорд Бладд вдруг решил, что имеет право на долю в наших прибылях.

За спиной Венпорта скопилось несколько человек, также желающих попробовать пряности, но они не прерывали разговора предпринимателя с Великим Патриархом.

Иблис улыбнулся:

– Но все же технология была разработана на Поритрине, в лабораториях Хольцмана? И кто ее финансировал – разве не лорд Бладд? Сенатор Фру утверждает, что Совет Поритрина представил документ, подписанный Нормой Ценвой, в котором сказано, что технологическое открытие, сделанное во время работы в учреждении Хольцмана, является собственностью поритринского правительства.

Венпорт вздохнул, его губы сложились в виноватую улыбку, которая немало удивила Иблиса.

– Я не сомневаюсь, что савант Хольцман обманным путем вынудил Норму Ценву подписать этот документ. Норма была подростком, когда начала работать у Хольцмана. Девушка всегда была предана только своим исследованиям и мало что понимала в политике.

Иблис снова принялся разглядывать пряность на кончике своего пальца. В этом месте он начал ощущать легкое, едва заметное покалывание.

– И как вы решаете эту нелегкую задачу?

Венпорт, впрочем, не проявлял особой озабоченности.

– Видите ли, я бизнесмен. Я всегда умел улаживать споры и заключать сделки. Настоящие обстоятельства просто потребуют чуть больше умения. Я обязательно найду способ уладить и этот спор. – Кивком головы он указал на пряность, которую до сих пор нерешительно рассматривал Великий Патриарх. – Давайте не будем отвлекаться на эти досадные мелочи. Я очень хочу услышать ваш отзыв о меланже.

Иблис вдруг увидел что на них смотрит множество людей, и возможно, они видят его нерешительность и колебания. Но он не имеет права показывать страх. Любое действие Великого Патриарха замечают и обсуждают. Он положил щепотку пряности на кончик языка и закрыл рот.

– Чистейшая меланжа имеет много граней… как и бесценная подвеска, украшающая ваш костюм, – сказал Венпорт. – Меланжа открывает новые аспекты тому, кто ее пробует.

Иблис действительно почувствовал себя… необычно. Он ни за что не смог бы точно определить возникшее ощущение, так как никогда в жизни не испытывал ничего подобного. Пульс его сначала участился, потом стал реже, снова участился и снова стал реже. Очень любопытное ощущение! Потом пульс замедлился еще больше, и наступило состояние полной безмятежности, позволявшее без страха заглянуть в свой разум и в свою душу. Иблис почти утратил способность подбирать и произносить слова.

– Поразительно. Где… вы… добываете эту… пряность?

Венпорт в ответ улыбнулся.

– Знаете, мне, как бизнесмену, позволено хранить некоторые секреты. – С этими словами он протянул Иблису следующую порцию меланжи, которую Великий Патриарх без колебания принял. – Поверьте мне, – произнес бизнесмен, – если бы я даже сказал вам, где беру пряность, вы едва ли захотели бы туда отправиться.

Не считай своих потерь. Считай, сколько у тебя осталось.

Дзенсуннитская сутра первого порядка

Караван собирателей пряности двинулся в путь на закате, когда начал спадать дневной зной. В безбрежном океане открытой пустыни команды наиба Дхартхи не считали нужным прятаться от чужаков. А напрасно.

Селим Укротитель Червя и его последователи следили за караваном уже несколько дней.

Спрятавшись со своими бойцами в расселинах скал, Джафар зеркальцем послал последний подготовительный сигнал Селиму.

Селим удобно расположился в низине, среди камней, и сидел рядом с Махрой, смотревшей на него широко раскрытыми глазами. За месяц, прошедший со дня ее вступления в группу отверженных, измученная молодая женщина не переставала его удивлять. Она всегда была готова слушать рассказы о его видениях и учиться. Больше того, она беспрекословно выполняла все инструкции и одним этим прошла проверку на выживание. Каждый раз, когда Мархе удавалось побороть в себе благоговейное отношение к почти мифическому статусу этого легендарного человека, она смотрела на него, не скрывая своей напряженной, бьющей через край, хотя и невинной, силы, которая всерьез задевала струны сердца Селима.

Селим решил, что девушка окажется полезной в отряде бойцов. Но хотя он часто улыбался ей и всячески поощрял ее смелые амбиции, он все же не хотел, чтобы она стала такой же самоуверенной, каким стал Бионди незадолго до своей гибели. Ему хотелось, чтобы она оставалась рядом с ним дольше.

– Смотри внимательно, что они делают. – Селим движением подбородка указал на видневшиеся вдали фигурки людей, несущих мешки и старинные, нагруженные меланжей тележки. – Они воруют меланжу у Шаи-Хулуда и продают ее чужеземцам.

Марха съежилась в тени скалы, мрачно глядя вслед уходящему каравану.

– Я сама работала в таких командах, Укротитель Червя. Поисковые группы располагаются в скалах, но днем выходят в пески и роются там в поисках пряности, а потом бегут опять прятаться в скалах, пока черви не появились.

– Шаи-Хулуд хранит свои сокровища. – Синие, немного отчужденные глаза Селима сверкнули силой. – Дзенсунниты думают, что песчаные черви – дьяволы, но шайтан приносит больше вреда посредством таких людей, как наиб Дхартха, чем посредством всех тварей пустыни.

Последователи часто приносили свежие новости из рассеянных по пустыне поселений. Присоединяясь к группе отверженных, Марха тоже стала неоценимым источником полезных замечаний и наблюдений, которые смогли объяснить суть некоторых противоречивых историй, слышанных Селимом в течение многих лет. Добившись успехов в торговле пряностью с богатыми инопланетными купцами, наиб Дхартха сумел объединить под своим началом несколько дзенсуннитских поселений. Хотя это и нарушало догматы о независимости и суверенитете, Дхартха прельщал другие племена доходами и водой, получая взамен пряность.

Селим скосил глаза и взглянул на рабочих.

– Как ты думаешь, нет ли среди них наиба?

– Наиб давно уже повернулся спиной к пустыне, – ответила Марха. – Его родной сын Махмад последние два года почти все время проводил в городе Арракисе, пока не заразился в космопорту какой-то инопланетной болезнью и не умер.

– Махмад умер? – Селим внезапно остро ощутил свое одиночество, вспомнив былую юность. Он вспомнил мальчика, своего ровесника. Но будь Махмад живым, он сейчас был бы таким же взрослым мужчиной, как Селим. Ему тоже было бы больше сорока лет. И умер Махмад вдали от пустыни, в городе, развращенный торговлей меланжей с чужеземцами. Рот Селима скривился от отвращения.

– И наиб Дхартха не винит в этом себя?

Марха ответила невеселой улыбкой. Полулунный шрам четко выделялся своей белизной на фоне загорелого лица.

– Он винит во всем тебя, Укротитель Червя. Он считает, что ты, и только ты, причина всех его несчастий.

Селим покачал головой. Его видения всегда были ясны, ответы очевидны. Но наиб Дхартха никогда не прислушивался к ним.

– Мы должны делать больше, чем делаем, чтобы прекратить эту мерзость ради общего блага.

Караваны собирателей пряности были наиболее уязвимы, когда укладывали собранную меланжу в тележки и отправлялись в обратный путь. Сейчас караван медленно двигался по песчаной равнине вдоль скалистой гряды. Несмотря на шум двигателей тележек и тяжелый топот людей, сопровождавших груз пряности, черви не приближались к скалам.

Двое связных в камуфляжной форме, сберегающей влагу, резко остановились возле укрытия. Люди двигались совершенно бесшумно, и Селим, глядя на них, удовлетворенно улыбнулся.

– Джафар занял исходную позицию. – Один из связных снял с лица маску и отключил систему сбережения влаги. – Надо начинать, пока караван не ушел слишком далеко.

Селим встал.

– Помигайте Джафару. Удар должен быть точным, как всегда. Никого не убивать, если не возникнет крайней необходимости. Наша задача – преподать им урок и изъять пряность, принадлежащую Шаи-Хулуду.

В душе Селима шевельнулось желание убить наиба Дхартху, но он понимал, что куда лучшей местью будет унижение этого человека и подрыв его авторитета.

Раздался пустой гулкий удар, над грядой скал взметнулись клубы пыли. По склону покатился каменный обвал, перегородивший путь медленно бредущему каравану.

– Теперь мы их остановим, – сказал Селим уже на бегу. Выскакивая из засад, его последователи бежали неподалеку, умело прячась на коричнево-черном ландшафте.

Внизу, в песках, дзенсуннитские караванщики остановились на безопасном расстоянии от гремящего потока падающих камней. Прежде чем сборщики успели понять, что произошло, их окружили Джафар и его люди. В руке Джафара был пистолет с раструбом. Другие сторонники Селима были вооружены копьями, луками и даже пращами, которые, впрочем, в руках умелых бойцов были смертоносным оружием.

Дзенсунниты были деморализованы страхом. Вероятно, где-то среди мешков с пряностью было спрятано их собственное оружие, но люди Джафара напали так внезапно, что не дали караванщикам им воспользоваться.

– Тот, кто осмеливается красть у Шаи-Хулуда, должен быть готов отвечать за последствия, – наставительно произнес Селим.

– Бандиты! – выкрикнула одна из женщин, словно проклятие.

Молоденький юноша, почти подросток, смотрел на отверженных во все глаза, еще не окончательно посиневшие от постоянного употребления пряности.

– Это же Селим Укротитель Червя!

– Да, я – Селим, говорящий от имени Шаи-Хулуда. Меня посетило видение от Буддаллаха, и истина его неопровержима. Стыд и позор всем вам, навлекающим на червей смерть и гибель на Арракис.

Он смотрел на искаженные страхом и злобой лица, вглядывался в темные глаза и, наконец, понял, что наиба Дхартхи среди них нет. Как и говорила Марха, седой старый вождь не снисходил больше до выходов в открытую пустыню вместе с утомленными сборщиками. Сейчас он больше якшался с чужеземными торговцами.

Отверженные начали осматривать отсеки тележек, вытаскивать оттуда мешки с рыжей пряностью, передавая по цепочке и унося в скалы.

Молниеносным, как у пустынного зайца, движением Марха подскочила к одной из возбужденных страхом женщин, все тело и руки которой были покрыты коричневатой меланжевой пылью. Усмехнувшись, Марха сорвала проволочную нитку с шеи женщины, звенящую цепочку из меланжевых жетонов.

– Ты еще не замужем, Хиерта? Что ж, тебе придется смириться с судьбой высохшей старой девы, – С этими словами она сунула жетоны в карман своего водо-сберегающего костюма и посмотрела на Селима с веселым триумфом.

Хиерта вспыхнула от ярости.

– Марха? Предательница! Мы надеялись, что ты сдохла в песках, но ты подпала под влияние этого демона пустыни, этого свихнувшегося безумца!

– Свихнувшегося? – переспросила Марха. – Нет, просветленного.

Теперь заговорил сам Селим:

– Продажа пряности чужеземцам приведет к гибели нашей планеты. Великие черви вымрут, а вместе с ними погибнет и наш уклад жизни. – Заслонив собой Марху, он скрестил руки на груди. – Теперь же моя священная задача – вернуть то, что вы похитили у Шаи-Хулуда.

Он извлек из ножен свой молочно-белый кристаллический кинжал и вспорол мешок меланжи. Оттуда, как сухая кровь, полился поток сухого меланжевого порошка. Со склона горы продолжали скатываться последние мелкие камни, завершающие грандиозный обвал.

– Мы все закончили, Селим, – сказал Джафар, когда его люди перехватили всех пытавшихся бежать и снесли все мешки с пряностью на поле, покрытое большими валунами.

Они не стали убивать собирателей пряности, они даже не стали отнимать у них воду и не забрали тележки. Имущество ничего не значило в глазах Селима. Пустыня прокормит.

– Запомните то, что сейчас узнали! – прогремел он. – Сколько раз я должен преподавать вам один и тот же урок?

Затем, следуя за Махрой, стражи пустыни поднялись в изрезанные бурями скалы и исчезли из виду…

Пока остальные сборщики каравана стенали и громко жаловались на судьбу, только один юноша с изумлением молча взирал на них. Некоторые из его сотоварищей размахивали высоко поднятыми кулаками и испускали громкие проклятия вслед ушедшим отверженным.

Но этот молодой человек по имени Азиз не мог подавить довольной улыбки. Он никак не мог ожидать, что сегодня ему доведется собственными глазами увидеть Укротителя Червя! И этот великий человек смотрел прямо на него.

Будучи внуком наиба Дхартхи, Азиз слышал о деяниях Селима, хотя дзенсунниты рисовали его, этого предводителя шайки разбойников, отъявленным злодеем. Но Селим и его люди умели ездить верхом на червях! И они никому не причиняли вреда. Что бы ни говорил дед, Азиз все равно был уверен, что это храбрые и великолепные люди, воистину благословенные Буддаллахом.

Втайне Азиз очень хотел узнать о них побольше.

***  

===

Трус не будет сражаться.

Глупец отказывается увидеть необходимость.

Негодяй ставит себя выше всего человечества.

Дзеншииты обладают всеми этими свойствами одновременно.

Примеро Ксавьер Харконнен. Управление войсками во время боя

Проглотив неприятный осадок от более чем прохладного приема, оказанного ему Ренгалидом, Ксавьер Харконнен устроил свою оперативную базу в пещерном городе Даритсе. У него просто не осталось иного выбора, чтобы исполнить свою миссию. Ревела вода, низвергаясь по отвесным спускным желобам огромной плотины и наполняя воздух нестерпимым шумом. Пятна красных водорослей алели на камнях, как кровь.

Старейшины дзеншиитов ушли в свои жилые гроты. Эти фанатики упорно не желали признать, что им грозит опасность, даже когда Ксавьер показал им на экране роботов, марширующих к священному городу.

– Смотрите, смотрите собственными глазами. Машины уничтожат вас.

Ощетинившиеся оружием роботы продвигались по вспаханной земле вдоль речных рукавов, сопровождаемые тяжелым вооружением на тракторной тяге. Одетые в одежду местных крестьян вместо своих обычных мундиров, гиназские наемники постоянно беспокоили роботов мелкими ударами, провоцируя их на применение тяжелой метательной техники, а затем стремительно отступали в укрытия. Армия роботов не отклонялась от выбранной цели и продолжала наступление на уязвимый с военной точки зрения Дарите.

Глядя на получаемые изображения, старейшина Ренгалид наморщил свой бритый лоб и озабоченно нахмурился, но потом упрямо выставил вперед бороду.

– У нас нет ничего, что могло бы заинтересовать машины. Скоро они поймут это и оставят нас в покое.

До этого Ксавьер дважды видел, какие непоправимые опустошения могут причинять роботы: на Зимии и на Гьеди Первой, где он потерял Серену. Воевал он и во время боев в Эллраме, Колонии Перидот и в Беллосе. Он понимал, что машины хотят захватить IV Анбус как плацдарм для дальнейшего наступления на Салусу Секундус. Роботам при этом было совершенно все равно, останутся ли живы дзеншиитские аборигены этой планеты.

Сознавая, что сейчас он взорвется гневом и потеряет контроль над собой, Ксавьер отослал прочь ослепленного вождя.

– Я сделал все, что в моих силах, чтобы убедить вас, старейшина, но у меня больше нет времени для дискуссий. Можете дальше читать свои сутры, если считаете, что они спасут вас от неприятеля, но не мешайте мне действовать.

От гиназских наемников поступило экстренное внеочередное сообщение. Хотя они были вооружены ненамного лучше, чем местные дзеншиитские крестьяне, они имели большой успех, уничтожив вдвое больше машин, чем рассчитывали. Вдоль пути продвижения армии машин валялись остовы разбитых роботов. Ксавьер даже забеспокоился, что машины, потеряв столько бойцов, просто прекратят наступление и повернут назад.

Тем не менее наступающие продолжали упорно приближаться к первой из устроенных на их маршруте засад.

Примеро переключил канал связи, чтобы принять сообщения от партизан и солдат регулярной армии в двух занятых деревнях.

– Терсеро Тантор, прошу доложить обстановку. Наемники сообщают, что машины движутся в вашем направлении.

Ксавьер надеялся, что у Ренгалида возражения комом станут в горле, когда он увидит истинную угрозу, исходящую от чудовищной армии машин.

Из первой деревни отозвался Вергиль. Он говорил еле слышным сдавленным голосом.

– Примеро Харконнен, у нас внештатная ситуация.

– Что сделали машины?

– Не машины, сэр, местное население. До наступления ночи они отравили нас, повредили оружие, разрушили силовые установки. Мои люди парализованы. Наша артиллерия вышла из строя. Дзеншииты разрушили все!

Ксавьер почувствовал, как ужас леденящим оползнем заполняет его сердце. Он подавил гнев и решил послушать, что доложат из другой деревни.

– Терсеро Крег, сэр. Местные опоили и нас, потом повредили соединительные кабели, украли запасные батареи, испортили прицелы. Это моя вина, сэр… но мы, – он судорожно закашлял, – но мы пришли защищать население. Теперь мы не в состоянии произвести ни одного выстрела.

На канале связи снова появился Вергиль, голос его был напряжен и бесцветен.

– Ксавьер, машины приближаются к нам на большой скорости. Мы ждем приказа. Что нам делать?

Давясь бессильной яростью, Ксавьер принялся расхаживать взад и вперед, желая наорать на Ренгалида. Но какой от этого будет прок?

Он не мог допустить, чтобы с головы его младшего брата упал хоть один волос, особенно ради помощи таким сволочам, как эти дзеншииты. И прокричал в микрофон приказ гарнизонам двух деревень:

– Терсеро Тантор, терсеро Крег, приказываю немедленно отходить. Если не уберетесь, вас раздавят.

Лихорадочно ища новое решение, Ксавьер до боли стиснул зубы. Время истекало. Теперь армия машин уже двигалась без задержки по свободной дороге, и тщательно подготовленная засада – возможность чистой и почти бескровной победы – рассыпалась прахом.

Много лет назад, на Поритрине, восставшие буддисламские рабы сломали установленный новый генератор защитного поля Армады Лиги, и ее солдаты пошли бы вслепую навстречу смерти, если бы сам Ксавьер вовремя не обнаружил предательство.

Теперь еще эти дзеншииты на IV Анбус решили собственным самоубийством подставить ножку армии Джихада.

Глубоко вздохнув и вспомнив, что эти проклятые машины убили его сына, которого он так никогда и не увидел живым, Ксавьер заговорил в микрофон, обращаясь ко всем солдатам, находившимся в пределах досягаемости передатчика:

– Раз сами дзеншииты этого хотят, мы победим, не стесняясь в средствах. – Казалось, что сам воздух, выдыхаемый Харконненом, стал ледяным. – Я ни за что не сдам планету Омниусу, чего бы это ни стоило.

Вергиль ответил – робко, но не без оптимизма:

– Ксавьер, я полагаю, что смогу починить некоторые орудия. Мы сможем погнаться за машинами и атаковать их с тыла.

В разговор вмешался Зон Норет, говоривший от имени наемников:

– Отдайте нам их оружие, примере Вы видели, что мы сделали без оружия, только тем, что наскребли здесь. Давайте мы попробуем.

– Это будет бессмысленной тратой сил. Того, что нам нужно, вы не сделаете. Отступайте и спасайте всю военную технику, которую сможете спасти. Она нам понадобится, но не теперь. Я принимаю иное решение.

Он снова посмотрел на глубокое ущелье; машины, по всей вероятности, были уже недалеко.

– Всем наемникам. Возвращайтесь в Дарите как можно быстрее. Зон Норет, если память мне не изменяет, то по специальности вы – минер-подрывник? Мне нужно… это ваше умение.

С этими словами Ксавьер взглянул на высоченную плотину, построенную дзеншиитами для удержания уровня реки и контроля над паводками. Если эти люди способны возводить такие сооружения, то почему они не способны видеть очевидного противника?

Доложил терсеро Крег из второй деревни:

– Примеро, силы машин только что проследовали мимо нас. Потерь нет.

– В данный момент вы их не интересуете. Когда они захватят Дарите с его инфраструктурой и устроят там свою станцию, они посчитают, что у них в запасе масса времени, чтобы вернуться и стереть с лица земли уцелевшие деревни.

Он едва сдерживался, чтобы не выругаться вслух.

– Можете оценить, через какое время машины доберутся до Даритса?

– Не больше двух часов, примеро.

– Мы будем готовы. – Ксавьер отключил связь и обернулся к одному из стоявших рядом солдат. У него не было выбора, приходилось идти на крайние меры. Дзеншииты сделали это неизбежным.

– Найдите старейшину Ренгалида. Скажите, что у его людей меньше двух часов на то, чтобы покинуть город. Скажите, что я не буду повторять свое предупреждение, и убедитесь, что он правильно вас понял.

Стоя напротив затянутого дымкой прохода в скалах, старейшины дзеншиитов требовали от Харконнена, чтобы он объяснил им, что именно он собирается делать.

– Не так я хотел воевать с мыслящими машинами, но вы сами вынудили меня к этому. Я мог бы выполнить свою задачу и при этом уберечь ваш город и ваших людей. Вы же не оставили мне альтернативы.

Услышав эти слова, Ренгалид воздел к небу костлявый кулак.

– Дарите – это священный город, сердце дзеншиитской религии. Здесь хранятся священные тексты, здесь наши реликвии, невосстановимые произведения искусства!

– Следовательно, вам надо было перенести их в безопасное место уже час назад, когда вы услышали мое предупреждение. – Ксавьер велел отодвинуть его с дороги. – Скажите вашим людям, чтобы уходили скорее. Им нет нужды погибать.

Стараясь перекрыть звук ревущей воды в пропускных каналах и желобах плотины, Ксавьер без прикрас объяснил старейшинам, что именно он собирается делать. Он вспомнил давний случай, когда Омниус высадил десант на столицу Салусы Зимию, и он, Ксавьер, был вынужден принять жестокое решение ради того, чтобы любой ценой защитить генераторы поля Хольцмана. Он спас планету, хотя при этом погибли многие тысячи людей и была сильно разрушена одна из красивейших столиц мира. Теперь Ксавьеру предстояло принять аналогичное решение в Даритсе, хотя и более крупного масштаба.

Он провел молниеносное совещание с подрывниками, чтобы обсудить размещение зарядов. Плотина была выстроена на совесть, но взрывотехники сумели найти в ней слабые места.

Зон Норет, покрытый кровоточащими ранами, полученными в схватках с машинами, не обращал внимания на кровь и сам себя перевязал, чтобы еще какое-то время продержаться на передовой.

– Потребуется не больше десяти зарядов, если правильно их разместить, – сказал он.

Один из инженеров сказал:

– Можно применить атомный заряд, примеро. Это будет намного проще.

Ксавьер покачал головой. Он уже видел, как Армада Лиги стерилизовала Землю ядерным ударом.

– Не важно, что сделали эти люди. Я все же хочу дать им шанс.

Выполняя план Норета, жилистые, бесстрашные люди из его команды вскарабкались по трещинам между каменными блоками, которыми была выложена декорированная поверхность плотины, заложили детонаторы и залили взрывчатую пену за колоссальные статуи Мохаммеда и Будды. Тем временем армия машин стремительно продвигалась вперед, не отвлекаясь на захват деревень – их можно будет уничтожить потом, после установления постоянной станции Омниуса в сети Даритса. Но Ксавьер решил лишить их такой радости, уничтожив армию роботов в самом Даритсе.

Некоторые дзеншииты приняли предупреждение Харконнена всерьез и бежали из города, но другие отказались слушать слова неверного. Разрываемый противоречивыми чувствами, вынужденный принять непомерно тяжкое решение, Ксавьер молча смотрел из окна на поток беженцев. Сколько смертей он уже повидал в своей жизни?

Я не могу спасти тех, кто добровольно приносит себя в жертву.

Но при этом он щурил глаза от жгучих слез. Какая жуткая потеря. Ради кого они жертвуют собой? На Омниуса это не произведет никакого впечатления, да и на меня тоже.

На канале связи появился Вориан Атрейдес. Голос его звучал самодовольно:

– Хорошие вести для тебя, Ксавьер. Я здесь почти закончил. Готов принять космический флот.

– Прекрасно, особенно если учесть, что машины уже здесь. Он прервал сообщение, оставив своего товарища примеро готовить вторую, завершающую стадию операции, которая должна была убрать с орбиты вражеский флот.

Несколько секунд спустя передовые отряды устрашающих роботов уже вошли в дальний конец ущелья – зловещее воинство, воплощение беспощадной механической силы. В душе Харконнен не испытывал ничего, кроме желания скорее их уничтожить.

Даже бывалые воины вскрикнули в испуге, но Ксавьер жестом призвал и к спокойствию.

– Мы сражаемся за нашу честь и правое дело. Мы – солдаты армии Джихада.

Он приказал наемникам и солдатам отойти в укрытие. Зон Норет, едва держась на ногах, заковылял вслед за остальными. Из глубоких ран продолжала течь кровь, но он отказался от предложенной ему помощи.

Машины рвались вперед, очевидно, убежденные в том, что смогли преодолеть последний рубеж сопротивления. Ксавьер ждал… бесконечно долго ждал. Выступивший на висках пот начал заливать глаза.

На нашей стороне силы природы, это мощный союзник. Вода довершит  нашу работу.

Последние гиназские десантники вскарабкались на вершину утеса, убравшись подальше от пути распространения ударной волны. Норет держался, несмотря на кровопотерю, и не отставал от своих. Солнце зловеще отражалось от металлических корпусов боевых роботов.

– Эту планету Омниус не возьмет никогда, – тихим, но угрожающим голосом произнес Харконнен. Он вскинул подбородок и повысил голос: – Это не ваша планета!

И включил взрывное устройство.

Раздавшийся взрыв зарокотал отдельными раскатами, как гром, – это звуковые волны попеременно попадали в каменные ловушки в стенах ущелья. Детонация ударила по самым уязвимым точкам конструкций, раскачивая резонирующие детали плотины.

Сквозь смертельно раненное сооружение, через образовавшиеся в нем раны-трещины хлынула ничем не сдерживаемая теперь вода, набирая силу и еще больше увеличивая разрушение. Потоки воды и огромные обломки летели со страшной силой, выброшенные гигантским давлением. Вода ринулась в трещины с грохотом, как стадо бегущих исполинских мустангов. Огромные статуи Мохаммеда и Будды покачнулись и начали разваливаться на части, похожие на двух неимоверно громадных пьяных танцоров. Наконец, издав чудовищный грохот, раскололась вся дамба. Тело плотины, циклопические скульптуры, обломки камней величиной с дом были выброшены вперед титанической силой освобожденной реки.

Удар такого оружия не могли выдержать даже стальные роботы.

Машины замялись, когда сенсоры сообщили о наступлении водяного вала. Они слишком медленно проанализировали ситуацию и начали было отступать. Но удар исполинского водяного молота предупредил их действия, сметая на своем пути даже самые массивные корпуса роботов, уносимых водой, как уносит ураган мелкие деревянные щепки.

Высвобожденная вода смела в ущелье также и дома, расположенные в пещерах в стенах каньона. Священный город Дарите был стерт с лица земли вместе с не спасенными сокровищами и реликвиями и со всеми дзенсуннитскими обитателями, которые отказались покинуть город.

Ксавьер Харконнен, стоя на безопасном высоком берегу каньона, мрачно смотрел на катастрофу. Он почуял запах свежей земли и сырости, когда из водохранилища в ущелье хлынул насыщенный донным илом поток. Ниже по течению вода смоет на своем пути все селения и возделанные поля.

Я бы предпочел иной способ. Но мне не оставили выбора.

Когда машины были унесены водным потоком, продолжавшим неудержимо изливаться в ущелье, корабли армии Джихада начали собирать и вывозить на орбиту стянутые в город наземные войска. Когда Ксавьер собирал гиназских наемников и своих оставшихся солдат на вершине кромки каньона, из глоток тысяч солдат вырвался радостный крик одержанной великой победы.

Напротив, выжившие дзеншииты были морально окончательно сломлены, в их взглядах был неприкрытый ужас, они отказывались верить в то, что произошло буквально на их глазах. Ренгалид, с лицом, вымазанным грязью, с всклокоченной седой бородой, в отчаянии обвиняющим жестом уставил свой костлявый палец в грудь Ксавьеру.

– Я проклинаю тебя! Ты разрушил наш святой город, наши священные реликвии, ты погубил тысячи наших людей. Да падет гнев Буддаллаха на твою голову и на твоих потомков на миллион лет!

Вода продолжала с ревом нестись по каньону, разливаясь по расположенной ниже равнине. Последние осколки плотины оторвались от своих якорных гнезд в стенах каньона, и вода стала поступать из водохранилища с новой силой. Рыбацкие лодки дзеншиитов попадали в бешеные водовороты и разбивались в Щепки.

– Вам придется отстраивать весь город. – Ксавьер смотрел на Ренгалида почти с сочувствием. – Но вы сможете это сделать, потому что вы живы и свободны.

   Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/94206/fulltext.htm 

---

Словарь Батлерианского джихада

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 226 | Добавил: iwanserencky | Теги: Будущее Человечества, люди, будущее, Кевин Андерсон, фантастика, писатели, книги, ГЛОССАРИЙ, литература, Хроники, проза, книга, миры иные, из интернета, чужая планета, слово, Крестовый поход машин, Хроники Дюны, Брайан Герберт, Вселенная, текст | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
2 ppu-pro_Aped  
0
Наша команда квалифицированных мастеров предоставлена предъявить вам передовые системы утепления, которые не только снабдят надежную покров от холода, но и подарят вашему коттеджу модный вид.
Мы работаем с современными веществами, ассигнуруя постоянный продолжительность использования и замечательные эффекты. Теплоизоляция фронтонов – это не только экономия на отоплении, но и ухаживание о экологии. Экологичные технологические решения, какие мы применяем, способствуют не только личному, но и сохранению природы.
Самое центральное: <a href=https://ppu-prof.ru/>Утепление дома снаружи стоимость</a> у нас стартует всего от 1250 рублей за кв. м.! Это доступное решение, которое превратит ваш домик в истинный комфортный угол с минимальными затратами.
Наши пособия – это не лишь утепление, это формирование области, в где любой элемент символизирует ваш личный моду. Мы примем все ваши потребности, чтобы сделать ваш дом еще еще более комфортным и привлекательным.
Подробнее на <a href=https://ppu-prof.ru/>http://www.ppu-prof.ru</a>
Не откладывайте заботу о своем помещении на потом! Обращайтесь к экспертам, и мы сделаем ваш помещение не только более теплым, но и моднее. Заинтересовались? Подробнее о наших сервисах вы можете узнать на интернет-портале. Добро пожаловать в пространство гармонии и стандартов.

1 ppu-prof_Ml  
0
Наша бригада искусных исполнителей завершена подать вам передовые средства, которые не только снабдят надежную защиту от мороза, но и подарят вашему жилью изысканный вид.
Мы эксплуатируем с современными средствами, ассигнуруя долгосрочный запас использования и прекрасные решения. Теплоизоляция наружных стен – это не только экономия на обогреве, но и забота о природной среде. Экологичные технические средства, которые мы осуществляем, способствуют не только дому, но и поддержанию природных богатств.
Самое основополагающее: <a href=https://ppu-prof.ru/>Стоимость утепления дома</a> у нас начинается всего от 1250 рублей за м2! Это доступное решение, которое превратит ваш домашний уголок в истинный приятный уголок с минимальными тратами.
Наши работы – это не исключительно изоляция, это разработка территории, в котором любой деталь отразит ваш особенный манеру. Мы примем в расчет все все ваши просьбы, чтобы переделать ваш дом еще еще больше уютным и привлекательным.
Подробнее на <a href=https://ppu-prof.ru/>http://ppu-prof.ru/</a>
Не откладывайте труды о своем помещении на потом! Обращайтесь к исполнителям, и мы сделаем ваш дворец не только согретым, но и моднее. Заинтересовались? Подробнее о наших делах вы можете узнать на веб-ресурсе. Добро пожаловать в мир комфорта и качественной работы.

Имя *:
Email *:
Код *: