Главная » 2023 » Май » 1 » Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 179
12:08
Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 179

***

***

*** 

Эразм перевернул ребенка. Зеркальная металлическая маска сложилась в гримасу удивления. Ребенок снова начал плакать и извиваться, но Эразм просто сильнее сжал его пальцами, не обращая внимания на громкий плач. Он поворачивал голенькое тельце ребенка, чтобы внимательно рассмотреть лицо, пальцы, половой член. Маленький Манион непроизвольно помочился на робота.

Одна из встревоженных акушерок бросилась вытирать лицо и одежды робота куском материи, но Эразм оттолкнул ее в сторону. Он хотел собрать как можно больше данных, чтобы записать их, а потом на досуге хорошенько обдумать этот опыт.

Новорожденный продолжал громко кричать.

Серена попыталась подняться с кушетки, не обращая внимания на боль и усталость.

– Отдай его мне.

Удивленный страстностью ее мольбы, Эразм обернулся к женщине.

– Насколько я понял, этот биологический репродуктивный процесс представляется в высшей степени хаотичным и неэффективным.

С выражением, похожим на отвращение, он вернул ребенка матери.

Маленький Манион постепенно успокоился и перестал плакать, и одна из акушерок завернула его в синее одеяльце. Ребенок свернулся калачиком в объятиях матери. Несмотря на то что Эразм был полновластным хозяином ее жизни и смерти, она делала все, что могла, чтобы не обращать на него внимания. Она не выказывала ни малейшего страха.

– Я решил позволить тебе оставить ребенка. Я не отдам его на воспитание в барак, – сказал робот без всякого выражения. – Меня очень интересуют взаимоотношения матери и ребенка. Пока интересуют.

* * *


Фанатизм всегда признак скрытого и подавленного сомнения.

Иблис Гинджо. «Ландшафт человечества»
Когда Аякс проходил по строительным площадкам Форума в своем огромном шагающем корпусе, дрожала земля, а рабы в ужасе замирали, стараясь определить, чего хочет жестокий титан. Со своей высокой платформы Иблис внимательно следил за громоподобным приближением кимека, но старался не показывать своей нервозности. Непроизвольно он сильно сжал в потной ладони электронную записную книжку.

После жестокой казни начальника строительной команды Охана Фреера Иблису пришлось стать вдвойне осторожным. Он полагал, что может быть уверенным в своих рабах, которые многим были ему обязаны. Аякс просто не мог знать о тех планах, которые начал приводить в действие Гинджо, и о секретном оружии, которое он сделал и только ждал случая, чтобы применить его.

В течение шести дней Иблис надзирал за работой большой команды, занятой возведением огромного каменного фриза «Победа титанов», на котором были изображения всех двадцати пророков славной революции. Сооружение имело двести метров в длину и пятьдесят в высоту. Из каменных глыб были изваяны фигуры механических кимеков, шествующих по толпам людей, ломая кости и превращая в бесформенную массу живую плоть тел.

Как подлинное воплощение скульптур, составлявших фриз, кимек Аякс прокладывал путь к платформе. Сметая в стороны рабочих, он раздавил какого-то старика, который не успел отскочить в сторону. Сердце Иблиса сжалось, но он не сделал попытки бежать. Аякс уже заметил его и выбрал в очередные жертвы, и теперь начальнику команды предстояло использовать всю свою силу убеждения, чтобы просто пережить ярость титана.

В чем он хочет меня обвинить?

Платформа и кимек были приблизительно одной высоты. Стараясь казаться услужливым и послушным, но ни в коем случае не испуганным, Иблис встал, повернувшись лицом к оптическим сенсорам, вставленным в лицевую пластину головы механического корпуса кимека. Надсмотрщик низко поклонился.

– Приветствую тебя, лорд Аякс. Чем могу служить тебе? – Он указал рукой на работавших людей своей команды. – Наша работа над этим монументом продвигается в полном соответствии со схемой и расписанием.

– Ты всегда имеешь возможность оправдаться тем, что все успеваешь. Твои рабы всегда тебя слушаются, не так ли?

– Они выполняют мои инструкции. Мы вместе работаем во славу Омниуса.

– Нет сомнения, что они поверят в любые вредные идеи, которые ты им предложишь, – сказал Аякс со значением. – Хорошо ли ты знал изменника Охана Фреера?

– Я не был связан с этим человеком. Я вообще не вожу знакомства с такими людьми. – Он от души понадеялся, что пот, выступивший на его лбу, кимек объяснит жарой и работой, а не страхом. – При всем моем уважении к тебе, Аякс, могу сказать, что ты можешь проверить все журналы и досье. Моя команда в поте лица старается возвести эту стену согласно тем спецификациям, которые ты соизволил дать.

Он указал на изображение Аякса, нависшее над платформой.

– Я уже сверился со всеми журналами, Иблис Гинджо. – Кимек немного переместил центр тяжести своего механического тела. – Но есть еще кое-что. Данте давал тебе разрешение покидать город. Куда ты ходил?

Иблису стоило неимоверного труда сохранить на лице невинное выражение. Если Аякс уже знал о его путешествиях, то знал он и ответ на поставленный им вопрос.

– Я говорил с когитором Экло, так как стараюсь постоянно заниматься самоусовершенствованием.

– Хретгиры редко залетают так высоко, – сказал титан. – Если бы мне дали волю, я бы вообще уничтожил и искоренил весь род людской. От него одни только ненужные хлопоты и беды.

– Даже титаны были когда-то людьми, лорд Аякс. – Иблис старался выглядеть заискивающим и даже придал своему тону заговорщические нотки. – И Омниус позволяет верным и трудолюбивым людям становиться неокимеками. Я могу мечтать об этом?

Многочисленные оптические сенсоры на голове Аякса замигали вспышками. Его рука поднялась на уровень лба, и ее пальцы сложились в коготь, которым кимек мог без всякого труда сокрушить Иблиса. Пустив в ход свои звуковые синтезаторы, Аякс расхохотался оглушительным басом.

Кажется, мне удалось его отвлечь! Для того чтобы закрепить успех, Иблис торопливо продолжил:

– Аякс, ты же видел, как я сумел спасти твою статую на плазе Форума. То же самое можно сказать о мемориальной стене, которую мы строим сейчас. Я свел в одну команду многих художников и мастеров, чтобы довести до совершенства каждую деталь фриза. Я бы не доверил эту работу ни одному другому начальнику строительной команды.

Я тебе нужен! – хотелось ему крикнуть в лицо Аяксу.

– Мало кто способен на такую эффективность. Ты же сам прекрасно это знаешь.

– Я знаю, что среди рабов полно предателей и мятежников. – С этими словами Аякс сделал несколько шагов вдоль платформы. Рабочие, оказавшиеся поблизости, бросились врассыпную. – И быть может, ты – один из них.

Теперь Иблис понял, что у кимека нет никаких доказательств, он просто ловит рыбку наугад. Если бы он знал что-то определенное, то убил бы Иблиса без всяких колебаний и угрызений совести.

– Эти слухи ложны, лорд Аякс. Мои рабочие приложили все усилия и старания на то, чтобы твое изображение получило на фризе преимущества и подчеркнутую важность. – Иблис придал своему голосу всю возможную в такой ситуации твердость. Он уже приготовил для Аякса сюрприз, чтобы выступить с ним в подходящий момент.

Титан повернул голову и взглянул на неоконченный фриз.

– Важность?

– Ты воин, господин, – самый великий и яростный воитель из всех кимеков. Твое предназначение – наводить ужас и вселять страх в сердца врагов.

– Это верно. – Было видно, что Аякс немного смягчился. – О твоих прегрешениях мы поговорим позже. Ну все, хватит лодырничать. Живее принимайтесь за работу! – И зашагал прочь, сотрясая окрестности своим гигантским механическим телом. Наблюдательную платформу тряхнуло так, что Иблису, чтобы не упасть с нее, пришлось схватиться за перила ограждения.

Все время, разговаривая с капризным титаном, Иблис держал в кармане руку на кнопке специального электронного передатчика. Простым нажатием кнопки можно было активировать механизмы, обнажавшие смертоносный секрет, спрятанный среди каменных изваяний фриза. Там – людьми Иблиса – были хитроумно вмонтированы старинные ракеты. Теперь Иблис знал наверняка, что мыслящие машины не надзирают за каждой деталью работ, когда разработан окончательный план. Кимеки же никогда не обнаружат такие уничтожающие системы.

Однако время должно быть рассчитано с самой высокой точностью. Но самой первой задачей оставался набор солдат в его формирующуюся армию.

Глядя, как кимек вышагивает к центру города, Иблис мысленно нарисовал мишень на емкости с мозгом. Если действительно начнется мятеж, связанный с насильственными действиями, то этого патологически жестокого титана надо будет убить одним из первых.

У периметра строительной площадки Аякс вдруг выбросил в сторону одну из своих рук в презрительном жесте и задел группу рабов, убиравших строительный мусор. Этот жест обезглавил одного из рабов, и окровавленная голова, как пушечное ядро, влетела в почти готовый фриз.

Хотя титан выглядел более возбужденным, чем обычно, Иблис был уверен, что на этот раз ему удалось отвести от себя все подозрения.

* * *
Тьма человеческого прошлого угрожает затмить блеск будущего.

Вориан Атрейдес. «Поворотные пункты истории»
«Дрим Вояджер» снова летел по просторам Синхронизированного Мира, собирая новые сведения для базы данных Омниуса. Все вошло в привычную колею, дела вернулись в рутинное, знакомое русло. Серебристо-черный корабль выглядел и функционировал, как обычно. Изменился только Вориан Атрейдес.

– Почему ты потерял интерес к нашим военным играм, Вориан Атрейдес? – спросил Севрат. – Хуже того, ты даже перестал издеваться над моими шутками. Ты заболел?

– Я исключительно здоров с тех пор, как отец подверг меня специальному лечению.

Вор принялся смотреть в иллюминатор на звезды.

– Ты поглощен мыслями о той женщине-рабыне? – спросил наконец робот-капитан. – Ты становишься неинтересным, когда ты влюблен.

Скорчив недовольную физиономию, Вор встал и пересел за дисплей компьютера с базой данных.

– Наконец-то ты рассмешил меня своей шуткой, старый железный умник. Машина говорит со мной о любви.

– Не так уж трудно понять основной репродуктивный инстинкт вашего вида. Ты просто недооцениваешь мои аналитические способности.

– Любовь невозможно описать, это непреодолимая сила. Даже самая сложная мыслящая машина не способна понять, что это такое. Так что не пытайся это сделать.

– Тогда, может быть, тебе стоит отвлечься и поиграть со мной во что-нибудь другое?

Вор внимательно смотрел на компьютерный экран, с которого он часто считывал мемуары Агамемнона. Но в компьютере было много и другой информации, к которой он никогда не обращался.

– Не сейчас. Я хотел просмотреть некоторые базы данных. Ты не мог бы дать мне доступ к этим файлам?

– Конечно, дам. Агамемнон просил максимально облегчить твое образование, в особенности в том, что касается планирования военных операций. В конце концов, это ты спас нас, когда Армада атаковала Гьеди Первую.

– Именно так и есть. Меня интересуют записи Омниуса относительно разгрома Старой Империи, времени титанов и восстания хретгиров. Но только мне нужны не мемуары моего отца.

– Ах вот что, мы начинаем проявлять собственные амбиции!

– Ты боишься, что после этого я начну выигрывать у тебя все военные игры?

Он просмотрел длинный список файлов и порадовался, что впереди у него масса времени, полет обещал быть очень долгим.

– Мне нет смысла бояться какого-то человека.

Вор стал часами просиживать за центральным бортовым компьютером, буквально купаясь в море новой для себя информации. Он не учился так прилежно со времени окончания школы доверенных людей. Ум его был уже подготовлен разговорами с Сереной Батлер, и он был готов найти мелкие несоответствия между общей историей и историей, изложенной в мемуарах Агамемнона. Даже кимеку позволительно приукрашивать исторические события. Но Вориан был просто шокирован тем, насколько кардинально расходились сведения его отца с объективной трактовкой тех же событий.

Он лихорадочно просматривал файлы о событиях на Салусе Секундус, об эпохе титанов, Старой Империи, поражаясь тому, что он узнавал. Вориану теперь оставалось только удивляться, почему он раньше не читал этого, хотя вся информация постоянно была в его полном распоряжении.

Отец лгал мне! Он исказил события, нарушил достоверность, приуменьшил жестокость и страдания людей – даже Омниус знает это!

С другой стороны, он был вынужден признаться себе, – что Серена говорила ему правду.

Впервые в жизни он почувствовал гнев по отношению к своим хозяевам – машинам – и к своему отцу. Также впервые он испытал сочувствие к человечеству. Как храбро сражались люди за свою свободу!

Я тоже человек по своим физическим свойствам. Но что это значит?

Во времена титанов Агамемнон совершал чудовищные злодеяния и преступления против тех народов, которые всего лишь хотели отстоять свою свободу. Агамемнон и Юнона несут ответственность за гибель миллиардов людей и тяжкое рабство выживших. Люди не заслужили этого, они лишь пытались отстоять свою независимость.

Нет ничего удивительного в том, что Серена так ненавидит меня. Ведь я – родной сын чудовища и убийцы!

Вор продолжал читать. Здесь была вся история, бесстрастные сводки и хроники, зафиксированные равнодушными машинами – в правдивости машинной истории не приходилось сомневаться, машины не умеют лгать. Данные были собраны скрупулезно, информация точна.

Необходим человеческий ум, чтобы исказить информацию. Или человеческий ум в обличье кимека.

Из задумчивости его вывел голос Севрата.

– Что ты там нашел? Ты читаешь уже много часов.

Глядя в зеркальное лицо робота, Вориан признался:

– Я пытаюсь изучить самого себя.

– Такая проблема требует минимального изучения, – произнес Севрат, явно пытаясь сострить. – Зачем понапрасну себя мучить?

– Иногда человек должен посмотреть в глаза правде. – С этими словами Вориан вышел из базы данных и выключил компьютер.

Капитан-робот встал и подошел к консоли управления, подсоединив свои системы к ней, чтобы начать маневры выхода на орбиту очередной планеты.

– Иди сюда, мы прибываем на Коррин. Настало время сбора новых данных.

* * *
Наука, притворяясь, что хочет облагодетельствовать человечество, на самом деле является очень опасной силой, которая рискует вмешиваться в естественные процессы, не осознавая последствия такого вмешательства. Если наука и дальше будет придерживаться такого сценария, то неизбежны большие грядущие разрушения.

Когитор Ретикулус. «Тысячелетнее наблюдение»
После проведения заключительных испытаний, в результате которых он убедился, что его поле надежно предохраняет от любых снарядов, Тио Хольцман преисполнился жгучего желания поставить производство полей на промышленную и коммерческую основу. Он уже провел соответствующие переговоры с управляющими промышленных центров на северо-западе, в горнорудном поясе Поритрина, и с владельцами сборочных предприятий Старды. Применяя рабский труд, можно было рассчитывать на хороший доход и неплохую прибыль. Только одни патенты сделают его самого и его патрона лорда Бладда одними из богатейших людей Лиги Благородных.

К несчастью, когда Хольцман поработал над проектом не как ученый, а как бизнесмен, он пришел к неизбежному и неутешительному выводу о том, что буколическая патриархальная планета, такая как Поритрин, не сможет ни при каких условиях обеспечить гигантский спрос, который возникнет на такое чудесное изобретение. Лорд Бладд будет, естественно, не слишком доволен тем, придется отдать такой прибыльный бизнес производителям с других планет, но у Хольцмана не было иного выбора, кроме как обратиться на другие, промышленно развитые, планеты Лиги.

Прежде чем он успел отправить образцы на колонию Вертри или на восстановленные и задыхающиеся без заказов заводы Гьеди Первой, он решил, что сначала надо испытать поле на защитные свойства не против артиллерийских и ракетных снарядов и не против метательных орудий, а против поражающих энергетических лучей. В современной войне лазерное оружие применялось крайне редко, так как лучи лазера энергетически менее эффективны, чем взрывчатые вещества или обычное огнестрельное оружие.

Для заключительного испытания Хольцман потребовал от своей охраны достать лазерное ружье из древнего армейского арсенала. После долгих поисков и бесконечной бумажной волокиты с оформлением множества документов необходимое оружие было наконец найдено и доставлено в его лабораторию. Так как все предыдущие испытания оказались успешными, то это не вызывало у него никакого волнения. Это был просто следующий шаг в исследовании. Вскоре начнут поступать и доходы.

Норма Ценва вернулась к своей обычной проверке всех уравнений саванта. Ученый предоставил ее одержимости заниматься вычислениями, а сам упивался успехами.

Для проведения лазерного испытания он поместил раба в защитное поле и решил сам испытать древнее оружие, выстрелив по полю. С собой он взял только одного помощника, чтобы тот записал протокол испытания, как они уже не раз делали во время предыдущих испытаний. Хольцман возился с затвором ружья, стараясь понять, как из него стреляют.

В этот момент в помещение буквально ворвалась Норма, запыхавшаяся от своего неуклюжего бега на коротких ножках. Лицо ее горело, она в волнении размахивала руками.

– Подождите, постойте! Савант Хольцман, вы в величайшей опасности!

Он нахмурился, как строгий отец, готовый отчитать не в меру расшалившегося ребенка.

– Ты скептически отнеслась и к моему первому испытанию поля. Смотри, я же не нахожусь на линии огня.

Тем не менее лицо Нормы сохранило серьезность.

– Взаимодействие вашего силового поля с коллимированным лазерным лучом приведет к чрезвычайным последствиям – высвобождению невероятной разрушительной энергии.

Норма показала Хольцману листки, испещренные его уравнениями и пометками, сделанными ею самой на полях.

Ученый нетерпеливо опустил ствол и тяжело вздохнул.

– Я думаю, что ты сможешь показать мне основательную причину своей тревоги?

Раб-дзеншиит нервно поглядывал на них из-за оболочки защитного поля.

– Или это снова твоя знаменитая интуиция?

Она сунула ему в нос листки с вычислениями.

– Савант, я не могу определить специфическую причину этой аномалии по одним уравнениям, когда я ввожу фактор когерентности лазерного излучения в уравнение взаимодействия полей. Но в этом случае происходит драматическое увеличение сингулярной потенциальной энергии.

Хольцман смотрел на корявые записи, но они казались ему полнейшей бессмыслицей. Строчки лезли одна на другую, видны были странные символы для обозначения факторов, которые он раньше в глаза не видел. Он нахмурился, не смея признаться в том, что ничего не понимает.

– Не слишком строгое доказательство, Норма, и не очень убедительное.

– Вы можете его опровергнуть? Вы можете взять на себя такой риск? Это будет еще хуже, чем неудача со сплавным генератором. Это будет огромная катастрофа.

Выражение лица Хольцмана осталось каменным, хотя в душу закрался червь сомнения. Он не мог сбросить со счетов гениальность этой маленькой женщины. Он уже давно подозревал, что Норма понимает концепцию его собственного поля лучше, чем он сам.

– Очень хорошо, пусть будет так, если ты настаиваешь. Я приму меры предосторожности. У тебя есть какие-то конкретные предложения?

– Да, надо провести испытание далеко отсюда, на луне или даже на астероиде.

– На астероиде? Ты вообще понимаешь, сколько это будет стоить?

– Это будет дешевле, чем восстанавливать Старду.

Он усмехнулся, потом заметил, что Норма и не думает шутить.

– Я отложу испытание и подумаю. Но я настоятельно прошу тебя представить более убедительные доказательства. Подкрепи свою интуицию, прежде чем я найду средства. Я не могу обосновать такие расходы только твоими страхами.

Норма Ценва была ученым и гениальным математиком, но ее никогда не учили науке личных амбиций и склок. Как наивное дитя, она отправилась к лорду Бладду в его аристократическую резиденцию, возвышавшуюся на большом утесе на берегу Исаны.

Крыша высокой конической башни была покрыта эмалированной черепицей, столь необычной для остальных домов Старды, крытых синим металлом. В помещениях были расставлены посты драгунских гвардейцев, похожих на гигантских рептилий в своих шитых золотом мундирах, в золотых касках с высоким гребнем, алых плащах и рыцарских перчатках с раструбами.

Бладд был в прекрасном расположении духа. Увидев Норму, он покрутил колечки своей аккуратно завитой бороды.

– Ну, добро пожаловать, юная леди. Вы знаете, что совсем недавно я побывал на заседании парламента Лиги на Салусе Секундус и имел честь говорить с вашей матушкой? Ее колдуньи только что отразили очередное нападение кимеков, в этот раз на Россак. Теперь я понимаю, откуда у вас столь замечательный талант.

Его голубые глаза озорно блеснули.

Норма смущенно принялась рассматривать выложенный плитками пол.

– В самом деле, лорд Бладд? Моя мать возлагала на меня большие надежды. Однако, как вы сами можете видеть, – она показала на свое нескладное тело, – я никогда не стану такой же красавицей, как она.

– Внешняя миловидность – это еще не все.

Лорд не стал оглядываться на окружавших его пять ослепительных женщин.

– Савант Хольцман уверен, что ваш ум полон замечательных идей. Это он прислал вас ко мне? Он хочет продемонстрировать мне еще один свой проект?

Хорошо одетая рабыня выступила вперед с серебряным подносом, на котором стояли два бокала с искрящейся прозрачной жидкостью. Норма неуклюже взяла один из них своими маленькими ручками. Лорд Бладд сделал глоток из своего бокала и Норма последовала его примеру.

– Да, он задумал провести еще одно демонстрационное испытание, лорд Бладд. – Норма помолчала, но потом решилась: – Но я должна просить вас вмешаться.

Бладд озабоченно нахмурился, многозначительно сморщив лоб.

– По какой причине?

– Дело в том, что савант Хольцман хочет испытать воздействие лазерного оружия на его поле, но это очень опасно, сэр. Я… я боюсь, что может произойти очень мощное взаимодействие силовых полей, очень мощное.

Она начала объяснять, произнося массу математических терминов, стараясь как можно лучше доказать и обосновать свою убежденность. Но результат получился противоположный. Аристократ только беспомощно развел руками.

– И что думает савант по поводу ваших опасений?

– Он… он доверяет моим способностям, но я боюсь, что он хочет как можно скорее провести испытания, не тратя на это больших денег, так как опасается вызвать ваше неудовольствие, если запросит на них большую сумму.

Она с трудом сглотнула, удивляясь своей отваге.

– Однако если я права, то взрыв может быть такой силы, что будет разрушен район Старды, а может быть, пострадает и еще большая территория.

– Вы утверждаете, что это будет похоже на атомный взрыв? – Бладд был потрясен. – Как такое может быть? Поле – это оборонительное оружие. Атомное оружие поражает…

– Трудно предсказать вторичные и третичные взаимодействия, лорд Бладд. Разве не мудро будет принять меры предосторожности, несмотря на дополнительные расходы? Подумайте о доходах, которые Поритрин может получить от продажи такого вооружения. Для каждого важного человека, для каждого частного корабля можно будет заказать отдельное защитное поле, и вы получите за каждое поле целое состояние.

Она поискала глазами, куда поставить тяжелый бокал.

– С другой стороны, представьте себе неудовольствие потребителей, если такой важный изъян будет обнаружен после того, как поле получит уже широкое распространение. Подумайте, какие это будут убытки.

Аристократ задумчиво почесал подбородок и поиграл тяжелой золотой цепью, украшавшей его широкую грудь.

– Очень хорошо, я подумаю об этих расходах. Савант Хольцман заработал для нас столько, что мы можем, не скупясь, оплатить хоть сто его эксцентричных идей.

Норма низко поклонилась.

– Благодарю вас, лорд Бладд.

Торопливо возвращаясь к своему наставнику, Норма не думала о том, какую ошибку она совершила, обойдя своего прямого начальника и обратившись к властям непосредственно. Она думала, что человек, подобный Тио Хольцману, должен подходить к делам рационально, а не эмоционально, не отвлекаясь на суетные мелочи и не обращая внимания на склоки и личные амбиции.

Норму воспитывала суровая мать, и девочка выработала у себя иммунитет к оскорблениям личностного характера. Так неужели же великий ученый окажется ниже ее в этом отношении?

Испытания состоялись на неприметном астероиде, вращавшемся по удаленной от Поритрина орбите. Команда строительных рабочих вырыла котлован в центре плоского мелкого кратера, поставила несколько регистрирующих приборов, установила излучатель защитного поля прямо в пыльном дне кратера. Потом рабочие покинули астероид и вернулись на присланный с Поритрина фрегат.

Для наблюдения за ходом испытания Хольцман и Норма воспользовались маленьким армейским челноком, которым управлял пилот Армады. Савант предполагал установить сложный, оборудованный дистанционным управлением, источник лазерного излучения непосредственно в кратере. Однако, зная о бюджетных затруднениях, Норма предложила просто расстрелять генератор защитного поля из лазерной пушки военного корабля.

Когда пилот провел корабль над зоной испытания, мрачный Хольцман едва отвечал на попытки Нормы завязать разговор. Хольцман внимательно наблюдал за тем, как они приближались к испытательной зоне в кратере. Он был раздражен и полон желания доказать молодой женщине, что она была не права. Норма пристально разглядывала испятнанную метеоритными ударами поверхность, повисшие на краю ущелий крупные куски горных пород и трещины, обусловленные приливными силами. Место выглядело так, словно его один раз уже разрушили.

– Ну что ж, давайте покончим с этим, – произнес наконец савант. – Пилот, стреляйте, как только будете готовы.

Норма приникла к иллюминатору. Челнок снизился к кратеру, испытательная зона была точно под ними.

– Готовность номер один, савант, – доложил пилот.

Ученый ответил небрежным тоном:

– Теперь-то ты увидишь, что вообразила себе слишком…

Пилот выпустил из бортовой пушки яркий луч лазера. Ярчайшая вспышка света, говорившая о высвобождении колоссальной энергии, мгновенно заставила Хольцмана замолчать. Даже в вечной тишине космоса всем показалось, что ударная волна прозвучала сильнее, чем удар грома.

Волна пошла вверх, и пилот резко взял на себя рычаг управления.

– Держитесь!

Мощные двигатели рванули корабль вверх, и Норма почувствовала, что от перегрузки теряет сознание.

Потом ударная волна, словно исполинским молотом, ударила их в корму, швырнув судно, как игрушку. Пилот на какое-то время перестал справляться с управлением. Было видно, как астероид распадается на раскаленные добела фрагменты, которые разлетаются от эпицентра взрыва, оставляя за собой горячие хвосты, похожие на спицы огромного колеса.

Ошеломленный Хольцман отвернулся от пылавшего астероида, а пилот в это время изо всех сил пытался выправить полет военной машины. Из груди саванта с хриплым свистом вырывалось неровное дыхание.

Даже Норма была поражена до немоты. Она смотрела на своего наставника, шевелила губами, но не могла произнести ни одного членораздельного слова. Впрочем, ему не нужны были никакие слова. Если бы Хольцман беспечно провел испытание у себя в лаборатории, то он превратил бы в раскаленный пар и ее, и свою личную резиденцию, и часть города. Мало этого, наверное, и Исана бы изменила свое русло.

Он посмотрел на Норму – сначала со злостью, а потом с изумлением. Никогда больше не будет он сомневаться в ее интуиции или в ее научных способностях.

Но все же он чувствовал, что в сердце ему всадили нож и повернули в ране лезвие. Это был тяжкий удар по его уверенности в себе и по его репутации в обществе. Теперь его благодетель Нико Бладд будет знать правду. Норма открыто бросила вызов суждениям Хольцмана, и ее сомнения оказались неоспоримо обоснованными.

Он не знал способа, как заткнуть рот всем на Поритрине – лордам, драгунским офицерам, даже рабам – и как не дать им узнать, что эта недоделанная математичка с Россака обошла его на научном поприще. Новость об этом распространится быстро.

Хольцман ошибся, ошибся на виду у всех, и эта глубокая рана в его душе не заживет никогда.

* * *

***

===
Животные должны двигаться по поверхности земли, чтобы выжить. Они должны добывать воду, пищу, минеральные вещества. Существование зависит от той или иной формы движения, но невозможно без него. Земля убивает того, кто останавливается. Доклад имперской экологической экспедиции на Арракис.

Из хранилища древних архивов
Ночь в пустыне была тиха и безмятежна. Первая луна уже закатилась, но зато теперь над горизонтом показалась другая, похожая на сонный глаз, пожелтевший от усталости.

Не более заметный, чем мимолетная тень на фоне камня, к которому он прильнул, Селим внимательно рассматривал черные соты входов в пещеры в отвесной скале, возвышавшейся над его головой. Он не знал жителей этой деревни и не имел ни малейшего понятия, где они прячут свои сокровища, но Буддаллах привел его именно в это уединенное и заброшенное место. Пустыня и все ее обитатели были частью судьбы, предначертанной Селиму, и он не ставил под вопрос – а тем более не обосновывал – свои действия.

Эти люди практически не имели никаких сношений с племенем наиба Дхартхи, но, однако, как и все дзенсунни, они регулярно посылали своих людей в Арракис-Сити для пополнения запасов. Даже те племена, которые занимались скудным сельским хозяйством и умели хорошо сохранять воду, не могли полностью обеспечивать себя всем необходимым.

Не мог делать этого и он, как бы ни старался и какие бы усилия ни прикладывал. Конденсационные установки на двух заброшенных древних ботанических станциях обеспечивали его водой, на этих станциях были достаточно большие запасы пиши. Но за последние два с половиной года эти древние запасы начали иссякать, так же как постепенно истощались силовые батареи и ломались необходимые инструменты. Нужны были другие источники запасов воды и пищи, чтобы он мог и дальше поддерживать свое одиночное существование.

Бог благословил Селима, дал ему многие преимущества, но предметы первой необходимости он должен добывать себе сам. Для него было бы слишком высокой честью знать весь план Буддаллаха во всей его сложности и величии. Должно быть, какая-то причина есть, и когда-нибудь Селим откроет ее.

В течение нескольких дней Селим осматривал отдаленное селение, изучая маршруты передвижения местных жителей. Женщины ухаживали за ульями, стоявшими у входов в пещеры. Насекомые собирали мед с мелких пустынных цветов, находивших укрытие в узких расщелинах скал. Рот Селима наполнился слюной. Он пробовал мед только один раз в жизни, когда наиб Дхартха сторговал где-то большой горшок этой вкуснейшей сладости и угостил всех членов племени. Каждому досталось по крошечному кусочку. Вкус оказался изысканным, но сам мед был недоступен и только напомнил бедным дзенсунни, насколько им не хватает роскоши и удобств.

Как только Селим исполнит свое предназначение, в чем бы оно ни состояло, он будет есть мед каждый день.

Хотя Селиму было нужно кое-что из припасов этого поселения, он хотел, кроме того, сделать здесь заявление. Буддаллах придал ему новую силу, сделав его независимым и самодостаточным, не связанным путами древнего, обветшавшего Закона. Ему не нравилась узость мышления, фарисейская приверженность догме дзенсунни. Всех дзенсунни. Селим тоже мог бы стать всем довольным, трудолюбивым членом общины, если бы наиб Дхартха, прислушавшись к ложным обвинениям Эбрагима, не изгнал Селима в пустыню, на верную смерть.

С пустым мешком на плечах он прополз вперед. Он запомнил маршруты жителей и знал, в какой пещере хранятся запасы племени. За этой пещерой присматривали днем, но очень плохо охраняли ночью. Уверенные в своей изоляции и в полной безопасности деревни, ее жители отличались крайней беспечностью. Он проскользнет в пещеру, возьмет то, что ему надо, и исчезнет, не причинив никому вреда. Он станет разбойником, Селимом, Укротителем Червей, Селимом вне закона.

Бесшумно взобравшись по крутому склону, он нашел извилистую тропинку, по которой жители деревни ходили добывать пряность. Перебирая руками, он постепенно добрался до края террасы, потом подтянулся и протиснулся в тень пещеры.

Как он и ожидал, помещение было заполнено упаковками с инопланетной едой, которая за дорогую цену была куплена в космопорту. Конечно, это настоящие деликатесы, но зачем правоверным обитателям пустыни нужны такие роскошные вещи? Деревенские жители не нуждались ни в одном из имевшихся здесь деликатесов, ну что ж, Селим освободит их от ненужной роскоши. Он нагрузит свой мешок вафлями и питательными продуктами.

Селим принялся набивать отсеки мешка едой, отдельно складывая крупы. Нашел он здесь и семена, которые можно будет посеять в оранжерее на какой-нибудь из освоенных им заброшенных ботанических станций. Свежие фрукты станут замечательной добавкой к его пище.

С ближайшего верстака он взял измерительный инструмент и ультразвуковой молоток, которым было очень удобно дробить камни. Этот молоток мог пригодиться ему для того, чтобы устраивать тайные жилища, для чего, видимо, придется расширять естественные пещеры в отрогах гор.

Ощупывая мягкий, набитый едой мешок, Селим начал искать в нем место для этих двух инструментов. В темноте он сунул сонарный молоток мимо мешка и уронил его на каменный пол пещеры. От удара инструмент включился и выбил изрядный кусок из каменной плиты, грохнув при этом, словно пушечный выстрел, разорвав в клочья тишину мирно спавшей деревни.

Селим испугался, стремительно побросал в мешок все, что попадалось ему под руку, и собрался бежать. Он взвалил мешок на плечи и склонился над краем террасы. Он уже слышал крики проснувшихся жителей деревни, вопросы любопытных, которые не понимали пока, что произошло. Склоны скалы осветились горящими осветительными палочками. Входы в пещеры стали похожи на открывшиеся глаза внезапно проснувшегося демона.

Быстро скатываясь вниз по неровной тропинке, он пытался производить как можно меньше шума, но предательские мелкие камни летели из-под ног с громким шорохом и стуком, ударяясь о поверхность скалы.

Кто-то направил на него луч света. Молодой человек, крадущийся по склону вниз, был обнаружен. Кто-то закричал. Раздался рев множества глоток. Мужчины, женщины и дети, протерев глаза и окончательно проснувшись, бросились ловить вора, громкими криками приказывая ему остановиться.

Селиму было негде спрятаться, а быстро бежать мешал тяжелый мешок.

Дзенсунни бежали за ним, спускаясь по приставным лестницам и по каменным, вырубленным в скале ступеням. Устрашенный, но одновременно и возбужденный, Селим рванулся вперед, увеличил скорость бега и первым достиг открытого песка. От тяжести мешка его ступни при каждом шаге глубоко увязали в мелком песке. Он начал спотыкаться, а за спиной уже совсем близко раздавались торжествующие крики преследователей. Он продолжал бежать, надеясь, что люди засомневаются, бежать ли за ним в пустыню. Все зависело от того, насколько их праведный гнев пересилит страх перед Шайтаном.

Внезапно Селима осенила блестящая идея. Замедлив свой бег, он порылся в мешке и вытащил оттуда украденный ультразвуковой молоток. Присев на склоне дюны, он настроил инструмент на максимальную мощность. Когда юноша скатился со склона, за его спиной раздался мощный взрыв, выбросивший в воздух тучи песка.

Жители деревни продолжали преследовать вора, громко крича проклятия и угрозы. Селим снова ускорил бег. Он падал и спотыкался, скользил в песке, но не выпускал из рук ультразвуковой молоток. Наконец он выбился из сил и остановился в распадке между двумя дюнами. Отдышавшись, он медленно поднялся на колени, потом выпрямился во весь рост и заковылял на следующую дюну.

– Приди, старый ползун! Я призываю тебя.

Он взял молоток так, как дзенсуннийские буддисламские священники берут священный гонг, созывая правоверных на проповедь. У следующей дюны он снова остановился и ударил по песку молотком, послав настойчивый сигнал зверю. Люди из деревни были уже близко, но он продолжал убегать от них все дальше и дальше в открытую пустыню. Преследователи начали колебаться, голосов за спиной Селима становилось все меньше и меньше.

Наконец Селим расслышал шелестящий звук, оповещавший о приближении гигантского песчаного червя. Преследователи тоже услышали этот зловещий звук и остановились в нерешительности. Все, как один, уставились на полосу вздымающегося песка на пути движения страшного животного, хорошо видимую в лунном свете. Постояв мгновение, люди бросились бежать к своему поселку так быстро, словно к их спинам приделали реактивные двигатели.

Смеясь и зная, что Буддаллах не выдаст его на поругание, Селим взобрался на гребень дюны и остановился там, глядя на убегающих жителей деревни. Червь приближался быстро, и, без сомнения, он бросится вдогонку за бегущими, так как они ритмично стучали по песку ногами, привлекая зверя к себе. Если Селим останется стоять неподвижно, зверь, конечно же, промчится мимо него.

Селиму очень не хотелось, чтобы зверь пожрал людей, которые гнались за ним только потому, что хотели отнять у него свою законную собственность. Он не хотел, чтобы они умирали из-за него. Это не могло входить в планы Буддаллаха в отличие от морального вызова.

Когда червь приблизился, Селим настроил молоток на минимальную энергию и начал ритмично постукивать по песку, приманивая червя: тук, тук, тук. Как и можно было ожидать, червь повернул к нему. Селим убрал молоток, достал нужное снаряжение и, пригнувшись, стал ждать.

Вдалеке, но лишь на половине дороги от своего селения, жители деревни остановились, чтобы удивленно посмотреть на Селима, чей силуэт отчетливо вырисовывался на фоне освещенного лунным светом неба. Селим стоял, ожидая приближения несущегося на него червя…

Взобравшись на зверя, Селим установил снаряжение, воткнул острую палку в плоть червя, закрепился веревками и порадовался, что он сохранил все свои трофеи и что никто не был убит. Он обернулся к пораженным изумлением людям, – которые черными тенями выделялись на фоне светлого песка, освещенного луной. Они видели, как он оседлал страшного пустынного демона, а теперь, управляя им, удалялся на нем в пески.

– Как плату за украденное у вас имущество я оставляю вам историю, которую вы долго будете рассказывать у своих ночных костров! – закричал он людям. – Я – Селим, Укротитель Червей!

Он был слишком далеко, чтобы люди могли расслышать его слова, но Селиму не было до этого никакого дела. Пока настало время только разбрасывать семена, а не время раскрывать свое имя. Отныне люди будут рассказывать не бредовые романтические стихи и петь не жалобные меланхолические песни о блужданиях предков, отныне деревенские жители будут рассказывать сказку об одиноком муже, который держит в повиновении песчаных червей.

Легенда о Селиме станет распространяться и обрастать подробностями, как зеленеющее дерево, пускающее корни и побеги среди песка, где оно – по всем законам – не должно выжить, но выживает.

* * *

   Читать  дальше  ...    

***

***

Словарь Батлерианского джихада

***

***

***

***

***

***

***

***

---

Источник : https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/155947/fulltext.htm

---

Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 158 | Добавил: iwanserencky | Теги: писатели, Вселенная, из интернета, Батлерианский джихад, ГЛОССАРИЙ, Хроники, люди, чужая планета, книга, Хроники Дюны, текст, миры иные, литература, Брайан Герберт, Будущее Человечества, слово, книги, фантастика, Кевин Андерсон, проза, будущее | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: