Главная » 2023 » Апрель » 29 » Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 166
22:01
Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 166

===

Люди не созданы равными, и в этом корень социальных потрясений.

Тлалок. «Время титанов»
Прибывший в Хармонтеп тлулаксианский невольничий караван был больше похож на потрепанный конвой, нежели на эскадру боевых судов. Тук Кеедайр следовал в головном корабле, но место пилота и стрелка уступил новобранцу Риксу Ганнему. Еще не пресытившийся ремеслом работорговца Ганнем с радостью доставил такое удовольствие Кеедайру, и опытный торговец плотью решил посмотреть, что вышло из недавно взятого в экипаж новичка.

В юности Кеедайру дважды ломали его плоский нос, и торговец был очень доволен тем, как срослись эти уродливые переломы, придававшие свирепое выражение его волчьему лицу. В правом ухе он носил треугольную серьгу, на которой были выгравированы загадочные иероглифы, значение которых Кеедайр держал в строжайшей тайне, отказываясь перевести их значение кому бы то ни было. Толстая, изрядно тронутая сединой коса свисала с левой стороны головы. Эта коса была предметом особой гордости торговца, ибо по обычаю гильдии косу отстригали, если год оказывался неприбыльным. А коса Кеедайра успела отрасти почти до пояса.

- Мы еще не получили координаты? - произнес Ганнем, нервно поглядывая на панель управления и в иллюминатор пилотской кабины. - Когда мы начнем, сэр?

- Хармонтеп - это несоюзная планета, сынок, а буддисламисты не публикуют навигационных карт. Мы находим деревню и собираем людей. Здесь не существует понятия ценза.

Ганнем в поисках подходящей деревни прильнул к окуляру видоискателя. Гирлянда тлулаксианских кораблей летела над изобиловавшим водой зеленым континентом. Ни холмов, ни гор не было видно на фоне сырого пейзажа озер, болот и водных путей. Казалось, Хармонтепу претила сама мысль о том, чтобы хоть чуть-чуть приподнять ландшафт над уровнем моря. Да и сами океаны были очень мелкими.

Сделав еще несколько ходок, Кеедайр собирался взять длинный отпуск и провести его на Тлулаксе, закрытой для чужеземцев планете его народа. Это было прекрасное место для отдыха, но Кеедайр был уверен, что не пройдет много времени до того, как его снова потянет в дальние странствия. Как у всякого «снабженца по людским ресурсам», у Кеедайра не было постоянного места жительства.

Биологическая промышленность Тлулакса нуждалась в постоянном притоке свежего материала, взятого от новых людей с неиспорченными генетическими линиями. Тлулаксы, держа в строгом секрете работы, ухитрялись все время водить за нос наивных заказчиков Лиги. Если цена была сносной, а потребность высокой, то аристократы Лиги Благородных с готовностью проглатывали басни о сложных биологических машинах и чанах, в которых выращивались жизнеспособные органы. Фанатически настроенные ученые и исследователи надеялись со временем модифицировать и усовершенствовать свои емкости для выращивания клонов, но пока для этого не были разработаны подходящие технологии. Намного проще было толпами захватывать забытых всеми людей, обитавших на периферийных планетах. Никто не замечал и не регистрировал похищений, а пленники тщательно классифицировались и заносились в каталоги соответственно своим генетическим свойствам. Однако в настоящее время, учитывая свирепствовавшую на Поритрине чуму и нехватку в связи с этим жизнеспособных рабов, Кеедайр несколько перепрофилировал свое дело, начав поставлять готовых рабов, так сказать, теплыми, без предварительной биологической обработки…

Невольничий корабль приблизился к болотистой местности, и Кеедайр, нажав клавишу, начал внимательно рассматривать план расстилавшегося внизу ландшафта.

- Снижайся к этим болотам, найди широкую реку и лети вдоль ее течения. По моему опыту, на таких реках всегда стоят деревни.

Когда судно спустилось, работорговец заметил больших темных тварей, плававших под водой, змей, ползавших в похожих на бамбук зарослях. Огромные оранжевые цветы поочередно тот открывали, то закрывали исполинские устьица, напоминавшие мясистые отвратительные пасти. Какое счастье, что не придется долго задерживаться в этом мерзком мире, думал Кеедайр.

- Я кое-что вижу, сэр! - С этими словами Ганнем вывел на подвесной экран увеличенный план местности, указав на несколько десятков хижин, стоявших на сваях посреди болота.

- Что ж, это будет, видимо, неплохой улов, сынок. - Кеедайр связался с другими невольничьими кораблями, шедшими сзади. - Это все равно что рвать плоды в господском саду.

Деревня на болоте выглядела как-то шатко и временно. Круглые хижины были сплетены из тростника, обмазанного илом, смешанным с каким-то пластиковым цементом. Над крышами виднелись подвешенные к столбам антенны, зеркала и ветряные коллекторы. Это было немного странно, так как буддисламисты редко пользовались сложной техникой. Сомнительно, что добыча из этой деревни позволит заполнить трюмы, но Кеедайр был оптимистом. Бизнес в последнее время шел хорошо.

Три боевых судна поравнялись с кораблем Кеедайра; грузовые корабли Тлулакса пока держались в тылу. Рикс Ганнем начал волноваться, когда корабли приблизились к деревне.

- Вы уверены, что у нас достаточно оружия, сэр? Мне еще ни разу не приходилось участвовать в таком набеге.

Кеедайр вскинул бровь.

- Это дзенсунни, сынок. Они пацифисты до мозга костей. Когда пришли мыслящие машины, у этих трусов не хватило мужества сразиться с ними. Я думаю, что в столкновении с этими деревенскими недоумками мы не заработаем ни единой шишки. Поверь мне, ты никогда в жизни не видел столько зубовного скрежета и заламывания рук. Эти люди очень склонны к патетике.

Он включил селекторный канал и начал переговоры с экипажами транспортных судов.

- Выбейте сваи из-под трех стоящих на краю деревни хижин, чтобы они рухнули в воду. Это заставит остальных жителей выбежать из домов. После этого мы пустим в ход парализующие проекторы. - Голос работорговца был спокоен и даже скучен. - У нас будет масса времени, чтобы отобрать ценные экземпляры. Если будут раненые, то мы используем их для заготовки органов, но вообще сегодня я предпочел бы получить неповрежденные тела.

Ганнем смотрел на Кеедайра с обожанием. Работорговец снова заговорил в микрофон селектора:

- Добыча будет богатой. Тот, кто сумеет захватить невредимыми молодых мужчин и способных к деторождению женщин, получит хорошую премию.

Пилоты, бывшие на связи, приободрились, потом четыре боевых корабля пошли в пике на беззащитную болотную деревню. Молодой Ганнем помедлил, когда остальные невольничьи суда пошли в атаку. Раскаленными лучами они подрубали высокие сваи, и хрупкие домики начали рушиться в темную, мутную воду.

- Ну, теперь стреляй, сынок! - приказал Кеедайр.

Ганнем разрядил оружие, лазерный луч перерубил толстую сваю и снес кусок стены. Стебли тростника вспыхнули ярким пламенем.

- Не нужно столько разрушений, – сказал Кеедайр, стараясь прикрыть безразличной миной свое нетерпеливое раздражение. - Мы не должны причинить вреда жителям, ведь мы еще даже не видели материал.

Как и предсказывал работорговец, местные жители вели себя жалко и патетически. Дзенсунни, ломая руки и громко крича, выбегали из хижин. Некоторые из них по приставным лестницам и шестам пытались добраться до лодок, качавшихся возле домов. На краю деревни с шипящим плеском приводнились два транспортных судна, предназначенных для человеческого груза, их раскаленные трением корпуса на несколько мгновений исчезли в облаках пара. Открылись понтоны, удерживавшие суда на плаву, а люки грузовых отсеков легли как сходни на твердую травянистую почву. Кеедайр велел Раннему посадить корабль рядом с мечущейся толпой местных жителей. Некоторые из них бросались в мелкую, по пояс, воду, женщины пытались утащить детей в густые тростниковые заросли, а молодые люди воинственно потрясали копьями, которые больше годились для рыбной ловли, чем для войны. Первые штурмовые суда тлулаксов сели на болото мягко, выбросив плоские посадочные платформы, погрузившиеся в илистый грунт под водой. Когда Кеедайр появился с парализующим пистолетом в руке на кочке, покрытой спутанной травой, его подчиненные уже были на месте и начали стрелять, тщательно выбирая свои цели. Следовало вывести из строя молодых, здоровых мужчин. Тому было два основания: во-первых, такой товар очень высоко ценился на рынках Поритрина, а во-вторых, молодые мужчины могли при благоприятном для них стечении обстоятельств создать проблемы. Кеедайр вручил парализующий проектор улыбающемуся, но оробевшему Риксу Ганнему:

- Стреляй лучше, сынок, если хочешь получить свою долю добычи.

Мальчик Исмаил уверенно вел свою лодку по речке, находя путь между стеблями тростника в извилистых рукавах. Стебли заканчивались гораздо выше его головы, даже когда он вставал во весь рост в своем утлом, хрупком суденышке. Оранжевые цветки на вершинах стеблей с чавкающим звуком открывались и закрывались, захватывая насекомых, летавших над болотом. Восьмилетний Исмаил выглядел намного старше своих лет, и уже давно. Дед по материнской линии, который воспитывал мальчика после смерти его родителей, хорошо готовил его к самостоятельной жизни. Исмаил хорошо знал, как искать скопления яиц кара, которых не могли обнаружить даже гигантские угри. Кроме того, он отыскал множество листьев салата и поймал двух рыб. Одна рыба принадлежала к виду, которого Исмаил до сих пор не встречал. В корзинке трещали и попискивали ядовитые твари, которые ползали по стенкам корзинки, временами высовывая свои членистые конечности из мелких отверстий. Сегодня Исмаил поймал восемнадцать молочных жуков, каждый размером с ладонь. Сегодня семья наестся досыта! Но приблизившись к деревне, направляя лодку по коричневатой воде, Исмаил вдруг услышал крики и вопли, перемежавшиеся странными жужжащими звуками. Это были электростатические разряды. Исмаил начал грести быстрыми, но осторожными гребками, стараясь не привлечь к себе внимания. Стебли тростника были очень высоки, и мальчик не мог ничего видеть. Обогнув заводь, он увидел невольничьи корабли работорговцев, ужасы о которых передавались жителями деревень из уст в уста. Именно из страха перед этими пришельцами люди строили свои деревни в таких глухих и недоступных местах. Несколько хижин рухнули в воду, остальные были объяты пламенем. В это было невозможно поверить! Мальчику хотелось закричать и броситься на незваных гостей, но разум подсказал, что надо бежать. Исмаил видел, как враги направляли свои парализующие пистолеты на людей, которые один за другим падали в воду. Некоторые пытались прятаться в строениях, но пришельцы легко сметали ветхие хижины, проникая всюду. У дзенсунни не было замков на дверях и не было мест, куда можно было бы спрятаться. Как и все последователи буддисламизма, они были мирными людьми. Между поселениями Хармонтепа никогда не было вражды и войн, во всяком случае, Исмаил никогда об этом не слышал. Сердце мальчика бешено колотилось. Такое сотрясение почвы неизбежно вызовет наплыв гигантских угрей, хотя эти хищники обычно очень вялы в дневное время суток. Если нападавшие не подберут упавших в воду парализованных людей, то угри сегодня славно попируют… Стараясь не плескать веслами, Исмаил подобрался ближе к одному из штурмовых судов. Он видел, как его двоюродная сестра Теина упала, сраженная лучом проектора, и как ее подобрал какой-то грязный человек, уложивший ее бесчувственное тело на металлический плот. Исмаил не знал, что делать. В ушах стоял неумолчный рев, он слышал, как стремительно пульсирует кровь в его голове. Потом он увидел, как его дедушка, Вейоп, появился между хижинами и бросился в середину творящегося хаоса. Старый вождь держал в руке символ своей власти – бронзовый гонг, подвешенный на длинном шесте. Дедушка Исмаила не выказывал и тени страха, и мальчик тут же испытал облегчение. Он верил, что мудрый старик, который всегда улаживал любые споры, сможет и сейчас найти выход из положения и спасти деревню.

Но в глубине души Исмаил испытывал невероятный, иссушающий страх. Он понимал, что все это не кончится так просто.

Рикс Раннем подтвердил свою репутацию отличного стрелка. Парализовав свою первую жертву, новичок пришел в неописуемый восторг и с удовольствием продолжил это занятие. Кеедайр мысленно вел подсчет, оценивая количество добычи, хотя точное число нельзя будет назвать до того, как все тела окажутся на транспортных – судах, упакованные в специальные сохраняющие гробы.

Кеедайр, стиснув зубы, слышал крики и мольбы жителей деревни. Вероятно, так же молили о пощаде жители Гьеди Первой во время недавнего нападения мыслящих машин на эту планету. У него были деловые партнеры на Гьеди, но Кеедайр сомневался, что когда-нибудь увидит их живыми.

Нет, нельзя давать себе волю и испытывать жалость к этим ублюдкам дзенсунни.

Гением обратил его внимание на старика, который выступил вперед.

– Как вы думаете, что он делает, сэр?

Старик тем временем принялся ритмично бить в бронзовый гонг на длинном шесте. Ганнем поднял пистолет.

– Возьмем его?

Кеедайр отрицательно покачал головой:

– Нет, он слишком стар, не трать на него заряд.

Двое других, более опытных работорговцев думали точно так же. Они отобрали у старика гонг, сломали шест, а самого старика столкнули в воду и принялись оглушительно хохотать, глядя, как он выкрикивает страшные проклятия на смеси своего родного языка и галаха, универсального языка Вселенной. Униженный старик поплыл к берегу.

Оставшиеся жители деревни стонали и плакали, но большинство молодых мужчин уже были парализованы и погружены в лодки. Старухи и чумазые дети громко вопили, но не пытались оказать сопротивление. Кеедайр торжествующе посмотрел на Рикса Ганнема.

Внезапно позади них из зарослей тростника быстро выплыл на утлой лодчонке какой-то мальчишка и стремительно выпрыгнул из суденышка. Он начал бросать палки в Ганнема и Кеедайра, крича что-то о своем дедушке. Кеедайр пригнулся как раз вовремя. Над его головой пролетел большой камень.

Тогда мальчик вытащил из лодки корзину и опрокинул ее содержимое на Ганнема. Хрупкая корзинка развалилась, и из нее выпали огромные насекомые с остистыми длинными лапами, мгновенно облепившие грудь и лицо Ганнема. Второй пилот завизжал от страха и отвращения, начал давить и стряхивать с себя отвратительных созданий, но они продолжали упрямо ползти по его рукам и одежде. Из раздавленных тел этих насекомых вытекала густая, похожая на гной жидкость.

Кеедайр схватил парализующий пистолет Ганнема и направил его на докучливого мальчишку. Когда его тело, безвольно обмякнув, повалилось в воду, Кедайр разрядил пистолет в своего второго пилота. Это был не самый лучший выход, но по крайней мере теперь удалось обездвижить ядовитых насекомых, а не только Ганнема. На борту корабля незадачливого молодого работорговца положат в сохраняющий фоб вместе с новыми пленниками. Кеедайр не знал, выживет ли парень или просто будет всю жизнь помнить свой первый рейд, как кошмарный сон.

Он громко приказал своим людям собрать тела потерявших сознание, парализованных людей. Похоже, им потребуется еще один транспортный корабль. Не такой уж плохой день, подумал Кеедайр. Посмотрел на неподвижное тело мальчика-аборигена. Жалкий и оборванный мальчишка-дзенсунни был, несомненно, глуп и задирист. Даже пораженный парализующим зарядом и до невозможности грязный, он выглядел жилистым, здоровым и крепким. Вероятно, он все же слишком молод для того, чтобы забирать его с остальными рабами. Кеедайр решил все же взять мальчишку. Он создал проблему, и его надо примерно наказать, особенно если умрет Ганнем. Старый вождь деревни выбрался на берег и, стоя там, мокрый с головы до ног, выкрикивал буддисламические сутры, призывая бога сбить пришельцев с дороги на обратном пути. Мертвые тела плавали в воде вниз лицом. Некоторые из совершенно отчаявшихся жителей деревни, вопя и причитая, пытались длинными шестами подогнать тела к берегу. Кеедайр увидел длинные, извивающиеся тела каких-то тварей, которые плыли по реке, привлеченные шумом. Одна из них высунула голову из воды и разинула пасть, полную острых белых клыков. От одного вида этого свирепого зверя по спине Кеедайра пробежал холодок страха. Кто знает, какие еще чудовища водятся в этом затерянном в глубинах Вселенной, забытом богом и людьми мире?

Стремясь как можно быстрее покинуть это зловонное болото, Кеедайр приказал своим людям поторопиться, а сам принялся наблюдать, как они грузят рабов в специальные отсеки невольничьих кораблей. Он был рад, что скоро снова окажется на борту своего чистого корабля. Правда, прибыль от удачного набега с лихвой покроет все неудобства и дискомфорт.

Когда все было готово, он поднялся на свой корабль, открыл люк, вошел в кабину, запустил двигатель и извлек из густого ила вымазанный грязью стабилизатор. Оторвавшись от земли и взлетев в подернутое дымкой небо, Кеедайр еще раз посмотрел на болото и увидел, как гигантские угри пожирают распростертые на воде тела мертвецов.

* * *
Вселенной управляет разум. Мы должны сделать так, чтобы это был разум человека, а не его машинная версия.

Примеро Файкан Батлер. «Мемуары джихада»
Зуфа Ценва выбрала своих наиболее талантливых и одаренных учениц, чтобы те стали первым оружием против кимеков на Гьеди Первой. Сильная и преданная колдунья Геома лучше других соответствовала этой роли.

Находясь в своем доме, расположенном в скальном городе Россака, Зуфа координировала свою личную операцию с действиями Армады Лиги. Прикусив губу, главная колдунья едва сдерживала жгучие слезы гордости.

Неожиданная и плохо спланированная высадка Серены Батлер на Гьеди дала необходимый толчок и гальванизировала Армаду, готовую теперь к выступлению. Преодолев споры и разногласия, трескотню здравомыслящих пророков, Ксавьер Харконнен предложил хорошо продуманный план наступательной операции. После этого он убедил начальство поручить ему возглавить передовые соединения, которые должны были нанести первый удар. Теперь, барражируя высоко над Россаком, боевая группа баллистических боевых кораблей и таранных ракетоносцев была готова отбыть с орбитального положения.

Первый же карающий удар по машинным интервентам должен был стать драматичным и, безусловно, победоносным, а не просто боем местного значения. Каждая планета поддерживала другие, и все они вместе действовали как звенья одной цепи. Терсеро Харконнен поведет боевую группу Армады, вооруженную новыми переносными разрушающими проекторами Тио Хольцмана, которые позволят уничтожить ключевые позиции роботов.

Колдунье же предстояло уничтожить человеческий мозг кимеков, на которых не действовали разрушающие гелевые контуры роботов лучи поля Хольцмана. От сознания того, что на ее долю выпало выполнить столь значительную миссию, Геома приняла свою роль без колебаний.

Это была худощавая стройная молодая женщина двадцати трех лет, с волосами цвета слоновой кости, миндалевидными глазами и простым лицом, за бесстрастной маской которого скрывался вихрь ее мощного сознания. Но Зуфа знала не только о ментальных навыках Геомы; для нее девушка была дорогим человеком, дочерью, которую она всегда хотела иметь. Геома была старшей из пяти сестер; три из них были тоже включены в число учениц главной колдуньи.

Зуфа встала перед своей самой любимой протеже и положила руки на ее угловатые плечи.

– Ты понимаешь, как много зависит от этого рейда. Я знаю, что ты не подведешь ни меня, ни все человечество.

– Я сделаю все, чего от меня ждут, – пообещала Геома. – Может быть, даже больше того.

У Зуфы стало тяжело на сердце, оно было готово разорваться от волнения. Когда высокая стройная колдунья направилась к челноку, Зуфа окликнула ее.

– Ты будешь не одна, мы все прилетим следом за тобой.

Во время последних приготовлений к отлету главная колдунья самыми суровыми словами упрекала мужчин Россака, укоряя их в том, что они не способны играть какую-либо роль в развернувшейся смертельной борьбе. То, что они не обладают телепатическими способностями, не может служить оправданием их неучастия в общем деле. Все были обязаны помочь Гьеди Первой, попавшей под удар мыслящих машин. Глядя на мужчин своими свинцово-серыми глазами, она устыдила их, и шестеро мужчин вызвались в качестве телохранителей сопровождать тонкую, как статуэтка, колдунью в ее опасной миссии.

Мужчины взяли с собой самые мощные стимуляторы и болеутоляющие средства, которыми снабдил их Аврелий Венпорт. Они научились обращаться с самым современным оружием и были обучены приемам рукопашного боя. Придет время, и они станут фанатичными воинами, которые вступают в битву, не думая о собственном выживании, не имея других целей, кроме той, чтобы дать колдунье возможность подойти на нужное расстояние к кимеку. Венпорт тщательно отобрал лекарства, создав смесь, которая могла поддержать боеспособность человека в самых страшных обстоятельствах.

Наблюдая, как челнок, описывая в воздухе серебристую дугу, взлетает к ожидавшим его штурмовикам и баллистическим кораблям, Зуфа чувствовала сожаление, ее обуревали мрачные предчувствия. Она изо всех сил старалась отогнать эти эмоции, прикрыв их шитом уверенности и клятвой верности долгу.

К ней незаметно подошел Аврелий Венпорт и встал рядом, словно и он тоже утратил дар речи. Этот человек был достаточно чувствителен для того, чтобы понять печаль, которая охватила Зуфу от расставания со своей лучшей ученицей.

– Все будет хорошо.

– Нет, не будет. Но она сделает все.

Венпорт посмотрел на нее с выражением теплого участия, которое пробило брешь в колючках Зуфы.

– Я понимаю, дорогая, что ты сама хотела стать первым оружием. Геома, несомненно, талантлива, но никто не может сравниться с тобой в умении высвобождать телепатическую энергию. Но помни, что ты только что оправилась от тяжелого выкидыша и твоя слабость может повредить выполнению миссии.

– Кроме того, на мне лежит большая ответственность в подготовке других колдуний. – Зуфа посмотрела, как челнок исчез в плотных низких облаках. – У меня нет выбора, я должна остаться здесь и делать все, что в моих силах.

– Как забавно. Я думал то же самое о своей работе.

Вспомнив преданных, доверчивых мужчин-телохранителей, колдунья смерила своего друга презрительным взглядом. Его патрицианские глаза были ясными, в них не было поволоки, которая возникает от употребления сильнодействующих лекарств, но его независимость раздражала ее.

– Почему ты не вызвался добровольно участвовать в операции, Аврелий? Или ты вообще не способен делать что-то бескорыстно, делать что-то, что выходит за пределы твоего «я»?

– Я патриот, но мой патриотизм выражается не так, как этого хочешь ты. – Венпорт криво усмехнулся при этих словах. – Но я никогда не надеялся, что ты сможешь когда-нибудь меня понять.

Она не нашла, что ответить, и они оба продолжали молча смотреть в небо, долго после того, как челнок достиг орбиты.

* * *
Я не верю, что существует такое понятие, как «безнадежное дело». Так говорят те, у кого нет верных и самоотверженных последователей.

Серена Батлер. Обращение к парламенту Лиги
Несмотря на оптимистические сообщения магнуса Суми, вторичные генераторы разрушающего поля на Гьеди Первой были далеки от завершения.

Когда секретная команда Серены высадилась на скалистый, продуваемый всеми ветрами остров в северном море, люди провели весь первый день, перетаскивая на берег оборудование, взламывая двери ангаров и запуская энергетические генераторы жилых помещений. Параболические башни генераторов разрушающего поля высились на фоне – неба, словно покрытые инеем и изморозью скелеты. Ни одна из систем не функционировала.

После того как Бригит Патерсон осмотрела механизмы и оценила состояние станции и объем предстоящей работы, она явилась к Серене и хмуро доложила, потирая обветренное и обожженное морозом лицо:

– Самое большее, что я могу сказать, это то, что восстановить работу генератора не невозможно. – Она пожала своими широкими плечами. – Остовы и тяжелые конструкции собраны, но большинство этих деталей не соединены между собой проводами. Подстанции не присоединены, а к высоким решеткам даже не подтянуты кабели высокого напряжения. – Она жестом указала на покрытые снегом стойки, ударяясь о которые завывал жестокий холодный ветер.

Серена не завидовала добровольцам, которым предстояло карабкаться наверх и заканчивать необходимые и жизненно важные соединения.

– Мы не знаем точно, когда Ксавьер приведет сюда Армаду, но если вы не закончите работу к моменту прибытия их кораблей, то нам вообще не стоит беспокоиться. Он погибнет вместе с народом Гьеди Первой.

Бригит созвала своих инженеров на экстренное совещание.

– У нас с собой достаточно стимуляторов. Мы можем работать круглосуточно, если хватит ресурсов для бесперебойного освещения строительной площадки.

– Делайте все возможное, – сказала Серена, – и привлекайте к работе нас, если мы сможем с ней справиться. Коммандер Вибсен полагал, что мы сможем несколько дней отдохнуть, прежде чем приступим к работе, но нам придется рассеять его заблуждение. Он тоже должен делать что-то полезное.

Бригит Патерсон криво усмехнулась.

– Хотелось бы мне посмотреть, как это у вас получится.

В течение всей следующей недели они работали не покладая рук. Мыслящие машины пока не узнали о том, что они проникли на планету. Заработав всего несколько синяков и шишек, рабочей команде удалось выполнить самую опасную часть работы. Когда задача была решена на девяносто процентов – во всяком случае, согласно выработанному на бумаге плану, – Патерсон заявила, что теперь предстоит самая трудоемкая часть работ, которая может занять много времени.

– Нам предстоит соединить между собой все составные части и нагрузить контуры. По самой своей сути эти передающие башни генерируют поле, которое уничтожает гелевые контуры. Мы должны убедиться в том, что система проработает больше пяти минут после того, как мы ее активируем.

Серена прикусила губу и согласно кивнула:

– Да, это было бы хорошо.

– Но если мы слишком увлечемся тестированием, – продолжила Бригит, – то некоторые из этих проклятых машин могут заметить нас и вычислить, чем мы тут занимаемся. Это очень тонкий процесс.

– Сколько времени вам потребуется? – спросил Орт Вибсен, еле сдерживая нетерпение.

– Если нам повезет, то неделя, – нахмурившись, ответила Патерсон. – И десять дней, если что-то пойдет не так, как надо, и нам придется заново монтировать фрагменты станции.

– Армада прибудет, самое раннее, через восемь дней, – заговорила Серена. – Это если мы предположим, что Ксавьер сумеет за два дня организовать силы наступления после получения моего послания.

Вибсен неопределенно хмыкнул.

– Такого в Лиге просто не может произойти. Болтуны будут собирать совещание за совещанием, потом прерываться на долгие обеды и ленчи, после которых медленно собираться на следующие совещания.

Серена вздохнула:

– Надеюсь, Ксавьеру удастся преодолеть их инерцию.

– Ну да, – ответил Вибсен, – и я тоже надеюсь, что роботы возьмут и сами уберутся с Гьеди Первой. Но мне почему-то кажется, что это вряд ли произойдет.

– Загрузите своих инженеров работой, – сказала Серена Бригит Патерсон, не обращая внимания на пессимизм ветерана. – Мы с коммандером Вибсеном возьмем штурмовики и постараемся проскользнуть за сенсорную сеть, чтобы перехватить идущую сюда Армаду. Ксавьер должен знать план, чтобы воспользоваться с выгодой для операции тем, что мы здесь делаем. Мы сможем дать им расписание и координаты нападения.

Вибсен притворно закашлялся и яростно сморщился.

– Лучше взять с собой Линкера Джибба на случай, если мне понадобится помощник при прорыве блокады.

Кудрявый Джибб неуверенно посмотрел сначала на Серену, потом на старого ветерана, а затем на ведущего инженера.

– Может быть, коммандер просто хочет остаться здесь?

Ветеран презрительно сплюнул на обледенелую замерзшую землю.

– Ни за что в жизни. Но всегда есть шанс, что мне может потребоваться медицинская помощь.

– Ну что ж, если вы сами это говорите, – ответила Серена с понимающей улыбкой. – Бригит, вы сможете засечь Армаду, когда она войдет в зону действия ваших систем?

– Мы наблюдаем и держим под контролем системы сетевой коммуникации мыслящих машин. Я полагаю, что, когда боевые корабли Армады подойдут к этой системе, в ее цепях начнется настоящий переполох. – Бригит посмотрела на членов своей команды и мрачно усмехнулась. – Да, мы это хорошо заметим.

Штурмовик снова оказался под водой. Погрузившись в пучину холодного моря, он отплыл от скалистого, покрытого льдом острова. Оглянувшись через плечо со своего пилотского места, Вибсен философски заметил:

– Когда мы отправились выполнять вашу миссию, я считал вас сумасшедшей, Серена Батлер.

– Сумасшедшей только потому, что я пытаюсь помочь попавшим в беду людям?

– Нет, я думал, что вы сумасшедшая, потому что рискнули дать мне последний шанс.

По карте, которую он составил во время прохождения атмосферы, Орт Вибсен мог определить теперь слабые и уязвимые места в сенсорной системе слежения, окружившей планету. Если они выйдут в открытое пространство из-под воды на уровне сороковых градусов северной широты, то у них будет шанс пролететь на своем невидимом корабле сквозь низкую облачность, незаметно минуя дозоры на орбите и на земле. Элементы наблюдательной системы с неравными интервалами появлялись, как мелкие огненные вспышки, на фоне темного неба.

– Ну, здесь, кажется, все спокойно, – сказал Вибсен, снова закашлявшись и стукнув медицинский прибор на груди с таким видом, словно это было надоедливое насекомое. – Нам придется выжидать до тех пор, пока я не буду уверен, что знаю их маршруты и время прохождения патрулей.

– О думающих машинах с уверенностью можно сказать только одно, – с плохо скрытой тревогой проговорил Пинкер Джибб. – Они определенно предсказуемы.

Кимеки, однако, не были таковыми.

Менее чем через час быстро движущиеся крылатые суда появились на горизонте и стремительно приблизились к кораблю, окружив его со всех сторон. Вибсен выругался, потом выплюнул большой сгусток алой крови.

– Их одиннадцать! – крикнул в панике Линкер Джибб, глядя на сканер. – Как они сумели найти нас?

– Они вынырнули из воды точно так же, как мы!

Серена посмотрела на экран, на котором были видны роботы-перехватчики, приближавшиеся к ним. Приведя в действие носовые орудия, она выстрелила, поразив один из крылатых кораблей и промахнувшись по другому. Ее не учили стрелять из орудий. Если им придется прорываться с боем, то придется навсегда оставить мысль о том, чтобы проникнуть на обитаемый континент Гьеди Первой.

– Джибб, бери управление на себя и готовься к взлету. – Вибсен выбрался из кабины пилота. – Клянусь адом, они не возьмут нас так дешево. – С этими словами он ткнул костлявым пальцем в спину второго пилота. – Выжди удобный момент и, не колеблясь, взлетай.

– Что вы собираетесь делать? – спросила Серена.

Старый ветеран не ответил, исчезнув в выбрасываемой десантной капсуле.

– Что он делает? – спросил Джибб.

– Сейчас нет времени отдавать его в суд Военного трибунала, – ответила Серена. Она не могла поверить, что ветеран бросит их на произвол судьбы, оставив на милость мыслящим машинам.

Вибсен задраил люк, и на панели управления загорелся зеленый индикатор, показавший, что машина готова к взлету.

Серена выпустила еще один снаряд из орудия правого борта; только оно было нацелено на приближавшиеся вражеские суда мыслящих машин. Она подбила еще один корабль противника, но кимеки и роботы совместными усилиями обстреляли штурмовик и вывели из строя орудия правого борта. Серена с отвращением посмотрела на систему. Мигнув, та погасла.

С тяжким протяжным грохотом десантная капсула вылетела из корабля. Капсула, нагруженная смертоносным оружием, превратилась в снаряд, стремительно полетевший прочь, едва касаясь поверхности моря. На частоте SOS раздался голос ветерана:

– Не спите. Будьте готовы!

Линкер Джибб запустил двигатели и приготовился к взлету. Корабль прочертил в воде прямую линию.

Вибсен превзошел самого себя, направив капсулу на ближайшее судно мыслящих машин. Сконструированная для того, чтобы спасаться с терпящего бедствие корабля, капсула имела мощный корпус и толстую обшивку. Когда спасательный корабль ударился об обшивку вражеского корабля, тот взорвался и тысячи осколков разлетелись по поверхности воды. Помятая и дымящаяся капсула, закружившись среди тонущих обломков, внезапно остановилась.

Серена крикнула Джиббу:

– Взлетай!

Он увеличил мощность двигателя, корабль оторвался от поверхности воды и взмыл в небо. Пока они поднимались, Серена не отрывала взгляд от моря под ногами.

Среди обломков двух подбитых кораблей роботов она увидела плавающий корпус капсулы. Люк был открыт. В нем показалась фигура Вибсена. Старый ветеран был сильно контужен, но сохранил боевой дух и способность к сопротивлению. Он достал из кармана тускло поблескивавший шар и швырнул его в ближайшее судно. Раздался мощный взрыв, отбросивший противника. Но и Вибсен не устоял на ногах и упал в люк. Снова выбравшись наружу, он взял импульсное ружье и принялся стрелять, не слишком уверенно удерживая оружие одной рукой. Он стрелял не останавливаясь, но его атаковали три бронированных кимека, вылезших из своего крылатого корабля. Серена в ужасе увидела, как один из кимеков, протянув когтистые механические лапы, разорвал Орта Вибсена на куски.

– Держись! – закричал Линкер Джибб, но было уже поздно. Серена видела, как корабли роботов взяли на прицел расчетную траекторию полета штурмовика.

– Я не могу…

Сильный толчок отбросил Серену к дальней стенке, о которую она сильно ударилась. Взрывы покорежили двигатели. Судно начало падать, и Джибб не мог ничего поделать с этим стремительным падением в океан. Штурмовик вошел в воду, взметнув над собой огромный столб воды и пены. Вода начала поступать внутрь через трещины в обшивке.

Серена бросилась к пирамиде с оружием и схватила свое импульсное ружье. Взяв ружье к плечу, хотя ей никогда раньше не приходилось из него стрелять, она приготовилась к обороне. Линкер Джибб взял себе другое ружье из открытого шкафа с оружием.

С лязгающим звуком, похожие на идущие к цели торпеды, кимеки ворвались в изуродованный и пробитый корабль. Даже не пытаясь отыскать вход, они вломились внутрь через обшивку корпуса, как птицы, пытающиеся достать вкусное мясо из морской раковины.

Джибб открыл огонь, когда первая серебристо-стальная рука протянулась сквозь трещину в обшивке. Луч сильного поля отрубил руку кимека, но рикошет был так силен, что в результате брешь в корпусе только увеличилась.

Еще один кимек появился в проеме люка, стараясь мощными механическими конечностями расширить вход и проникнуть в кабину. Серена выстрелила, расплавив часть корпуса чудовища. Второй выстрел был более удачным, ей удалось сжечь емкость с головным мозгом. Но сверху появился еще один кимек, побольше прочих, он поднял мертвое механическое тело и начал наступать, прикрываясь им, как щитом, на который обрушился град поражающих импульсов из ружья Серены.

Рядом с Пинкером Джиббом еще один кимек, корпус которого был похож на огромного жука, продолжал расширять трещину в корпусе судна. Второй пилот повернулся в его сторону и попытался выстрелить, но, прежде чем человек успел нажать на спуск, механическая рука стремительно вытянулась и, как копье, ударило его в грудь. Форма Джибба на груди окрасилась в ярко-алый цвет.

Механическая рука с изменяемой геометрией превратилась в когтистую лапу и снова протянулась к груди Джибба. Когда кимек отдернул ее, то в когтях было зажато трепетавшее человеческое сердце. Кимек взял его как трофей.

В верхней кабине в это же время огромный кимек швырнул в Серену мертвое механическое тело своего павшего товарища. Тяжелый корпус, нанося ей ушибы и порезы, прижал девушку в угол, откуда она не могла выйти. Тяжесть тела кимека была столь велика, что Серена просто не была в состоянии пошевелиться.

Похожий на жука кимек пролез сквозь брешь в обшивке и направился вперед, оставив позади бездыханное тело Джибба. Кровь все еще продолжала стекать с правой конечности механического чудовища. Он поднял две свои конечности над Сереной, но его остановил окрик большего кимека:

– Не убивай их обоих, иначе нам нечего будет показать Эразму. Он просил доставить ему одного из щенков сопротивления Гьеди Первой. Этот подойдет.

Услышав эти слова, Серена затрепетала от ужаса. Тон кимека показался ей настолько зловещим, что она подумала, что ей лучше было бы умереть. Кровь из ран в руке, боку и ноге стекала на палубу кабины. Убийца Джибба вырвал из рук женщины оружие, а больший кимек убрал упавшее механическое тело, а потом взял Серену в огромный металлический кулак. Титан поднял ее на уровень своих оптических сенсоров.

– О, как красива. Даже спустя тысячу лет я все еще в состоянии оценить женскую красоту. Если бы был человеком, то сумел бы показать вам всю меру своего восхищения вами. – Его сенсоры сверкнули нечеловеческой жестокостью. – Я – Барбаросса. Какой стыд, что мне придется послать вас на Землю, к Эразму. Но ради вашего спасения, я надеюсь, что Эразм найдет вас интересной.

Острые серебристые конечности больно сдавили тело Серены. Она оказалась в гигантской клетке. Серена отбивалась изо всех сил, но не могла пошевелиться. Все попытки освободиться оказались тщетными. Она знала, что Барбаросса – это один из двадцати титанов, захвативших власть в Старой Империи. Больше всего на свете ей хотелось убить его, даже ценой собственной жизни.

– Один из кораблей Омниуса отправляется на Землю завтра утром. Я позабочусь о том, чтобы вас взяли на борт, – сказал Барбаросса. – Я ничего не забыл вам сказать? Ах да, у Эразма есть лаборатории, где он делает… интереснейшие… вещи.

* * *
Нет границ моему могуществу. Я способен охватить всю Вселенную.

Тайный банк данных Омниуса, поврежденный файл
Выполняя свою широкомасштабную операционную программу, установленное на Гьеди Первой новое воплощение Омниуса внимательно изучало трехмерную карту известной Вселенной. Точная модель была создана на основе компиляции архивных документов и данных сенсорных наблюдений. Кроме того, в решении задачи использовали вероятностные проекции и вероятностный анализ.

Возможности были неисчерпаемы.

С ненасытным любопытством новый Омниус просматривал изображения крутящихся туманностей, гигантских солнц и множества планет. При наличии неограниченного временного ресурса и гигантских материальных возможностей все они со временем станут частью сети синхронизированного мира.

Скоро прибудет новый корабль с усовершенствованными программами, и новое воплощение станет равным по мощи всем остальным планетарным частям всемирного разума. Пока, со времени инсталляции на Гьеди Первой он не мог синхронизировать себя. Но зато Омниус на Гьеди Первой мог копировать свои волнующие мысли и передавать их другим клонам всемирного разума. Главное – экспансия, расширение, эффективность! Как много предстоит сделать! Завоевание Гьеди Первой стало лишь первым кирпичиком космической империи машин. Процесс начался и будет ускоряться.

Удобно устроив свое кибернетическое ядро в бывшей цитадели магнуса, Омниус загрузил в оперативную память картины, регистрируемые его наблюдательными камерами: горящие руины, дети людей на пыточных столбах, огромные костры, на которых сжигали лишних представителей человеческой популяции. Он с максимальной объективностью изучал все изображения, поглощая и обрабатывая информацию. Годы назад модифицированная программа Барбароссы научила мыслящих машин наслаждаться плодами победы.

Многие из связанных между собой многоуровневых предприятий Гьеди Первой нашли себе полезное применение, такие, как, например, бурящие машины и многие другие промышленные приспособления. Барбаросса сделал смелую попытку приспособить центры человеческого производства для нужд мыслящих машин. И на этих заводах и фабриках новый всемирный разум нашел нечто, что создавало интересные связи и порождало исключительные возможности.

Люди спроектировали и уже начали монтировать новую модель дальнодействующего космического зонда для исследования дальних планет. Такие зонды можно усовершенствовать, превратить их в эмиссаров всемирного разума, в подстанции компьютерного всеохватывающего и вездесущего всемирного разума. На галактической карте Омниус отметил время, необходимое для доставки космического зонда в отдаленные уголки Вселенной, достаточно большое время, невзирая даже на высокую скорость перемещения. Он просмотрел тот участок Вселенной, который был обозначен как «несоюзные планеты», куда еще не добрались ни черви-люди, ни машины. Как много звездных систем надо исследовать, завоевать и развить, и эти образцы космических зондов с Гьеди Первой могут сделать эти планы реальностью. Новый всемирный разум видел за этим достижением новые возможности. Точно так же будут думать и его собратья-компьютеры во всем Синхронизированном Мире.

Если он сможет посеять семена своего всемирного разума, расставить самоподдерживающиеся фактории, способные использовать местные ресурсы, чтобы строить автоматические инфраструктуры, то можно будет устроить машинные форпосты на всех бесчисленных обитаемых планетах. Это будет дождь искр, которые воспламенят сухую древесину, и тогда хретгиры никогда не смогут остановить победный марш мыслящих машин, не смогут остановить распространение Омниуса. Такова была основная часть его натуры, его природы.

Команда вспомогательных роботов стояла в непосредственной близости от защищенного полем ядра, готовая оказать любое техническое содействие. Согласно своим новаторским идеям новое воплощение всемирного разума послало одному из роботов сигнал, тот, в свою очередь, был активирован, его система была запущена и начала готовиться к действиям.

В течение нескольких недель, пока Барбаросса продолжал подчинять и перестраивать Гьеди Первую, Омниус вводил свои вспомогательные машины в курс создания сложных, дальнодействующих зондов, каждый из которых должен был содержать ядерную копию его разума и агрессивной личности.

После высадки на других планетах зонды расширят и размножат автоматические системы, установят самовоспроизводящиеся фабрики на каждой планете. На этих фабриках, в свою очередь, будут производиться другие вспомогательные роботы. Эти колонии со временем пустят корни далеко от основного Синхронизированного Мира, далеко от Лиги Благородных. Хотя машины могли осваивать любые типы планет, кимеки настаивали на том, чтобы всемирный разум сосредоточил свои усилия на планетах, обитаемых для людей. Хотя освоение пустынных планет было несравненно легче, всемирный разум понимал, что желательно проведение обеих стратегий.

Когда работа была закончена, Омниус использовал свои наблюдательные камеры для того, чтобы смотреть серию запусков – в полет отправились одновременно пять тысяч зондов. Они были запрограммированы рассеяться по самым отдаленным планетам, в самых удаленных уголках Вселенной, даже в таких, полет до которых занимал тысячелетия. Временная шкала не играла в данном случае никакой роли.

Компактные единицы, похожие на пузыри, оглашая ревом окрестности, взмыли в небо одновременно, изрыгая из выхлопных дюз зеленое пламя. Через расчетные промежутки времени всемирный поочередно свяжется со всеми этими зондами, воссоединившись с ними.

Думающие машины способны строить долгосрочные планы и доживать до их воплощения в действительность. К тому времени, когда люди доберутся до тех отдаленных звездных систем, Омниус уже окажется там.

И будет ждать людей с распростертыми объятиями.

  Читать   дальше  ...   

---

Словарь Батлерианского джихада

---

Источник :  https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/155947/fulltext.htm 

---

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ 

 Дюна - ГЛОССАРИЙ  

Аудиокниги. Дюна 

Книги «Дюны».

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 265 | Добавил: iwanserencky | Теги: миры иные, книга, литература, Кевин Андерсон, писатели, люди, Батлерианский джихад, Брайан Герберт, слово, из интернета, Хроники, проза, Будущее Человечества, книги, будущее, фантастика, ГЛОССАРИЙ, Хроники Дюны, Вселенная, чужая планета, текст | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: