Главная » 2023 » Апрель » 29 » Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 165
21:17
Батлерианский джихад.Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 165

***

===
Уцелевшим приходится приспосабливаться.

Зуфа Ценва. Из лекции, прочитанной колдуньям
Вориан Атрейдес и Севрат снова путешествовали в космосе из одной звездной системы в другую, сидя в чистой, уютной кабине «Дрим Вояджера». Они по-прежнему собирали и доставляли поправки Омниуса для поддержания соответствия в деятельности единого всемирного разума, распространенного по всему синхронизированному миру. Вориан и Севрат производили обмен новых данных с прежними копиями всемирного разума, синхронизируя воплощения Омниуса и отправляясь на другие планеты с новыми данными, которые они располагали потом в иных участках сети. Вору нравилось быть доверенным человеком.

Дни в космосе похожи один на другой. Странная пара, волею судьбы оказавшаяся на одном корабле, эффективно исполняла свою работу. Севрат и небольшая команда вспомогательных управляемых роботов обеспечивали стерильную чистоту и оптимальное состояние кабины, а Вор иногда оставлял на столах пятна еды, разбрасывал вещи и не заканчивал работу.

Как он часто это делал, Вор стоял у интерактивной консоли в тесном заднем отсеке и рылся в базе данных корабля, чтобы больше узнать о пункте назначения. Его научили выгодам самоусовершенствования и постоянных тренировок, что могло выдвинуть его по сравнению с другими привилегированными доверенными людьми на Земле. Пример его отца, который некогда был безвестным человеком, но сумел подняться до всемогущего титана, покорителя Старой Империи, показывал, сколь многого может добиться обыкновенный, ничем не примечательный человек.

Внезапно он с удивлением обнаружил, что заранее намеченный маршрут «Вояджера» был изменен.

– Севрат, почему ты не сказал мне, что мы присоединили к синхронизированному миру еще одну планету? Я никогда не слышал об этой, как ее, Гьеди Первой в созвездии Офиучи системы Б. Прежде эта планета входила в системы Лиги.

– Омниус запрограммировал это назначение, которое стало теперь нашим курсом, еще до того, как мы отбыли с Земли. Он надеялся, что твой отец покорит Гьеди Первую к тому времени, как мы прибудем на нее. Омниус был уверен в способности Агамемнона делать выводы из ошибок, приведших к поражению на Салусе Секундус.

Вор ощутил прилив гордости за то, что его отец усмирил еще одну непокорную планету и привел ее в подчинение всемирному разуму мыслящих машин.

– Нет сомнения, что все будет в порядке, когда мы прилетим туда. Наши силы к тому времени закончат все зачистки.

– Посмотрим, когда будем на месте. До Гьеди еще целый месяц пути, – возразил осторожный Севрат.

Очень часто они проводили время за традиционными человеческими играми, извлеченными из обширнейшей базы данных, такими, как покер или триктрак, но иногда Вориан изобретал собственные игры, придумывал для них совершенно абсурдные правила, а потом легко обыгрывал Севрата до тех пор, пока автономный робот не усваивал правила.

Эти двое, как ни странно, очень хорошо ладили между собой, хотя их умения и навыки представляли собой разительную противоположность. Севрат был одаренным стратегом, умевшим просчитывать действия на много ходов вперед. Вор же часто изобретал новые подходы, позволявшие ему выигрывать. У Севрата были определенные трудности в понимании сути непоследовательного человеческого поведения.

– Я могу проследить логическую последовательность развития любых событий, начиная с единичного индивидуального события, но я не могу понять, как ты ухитряешься превратить импульсивное и нелогичное поведение в выигрышную и эффективную стратегию. Между твоими действиями нет причинной связи.

Вор только усмехался в ответ.

– Я просто содрогаюсь от отвращения, видя, как ты «рассчитываешь» иррациональное поведение, старый железный умник. Оставь это занятие таким опытным людям, как я.

Сын Агамемнона был, кроме того, весьма искусен в военной тактике и стратегии, это умение он развил, читая описания великих битв древнего человеческого общества, сведения об этих битвах были представлены в обширных мемуарах его отца. Генерал кимеков надеялся, что его сын в один прекрасный день станет совершенным военным гением.

Каждый раз, когда Севрат проигрывал очередную игру, он с удивительным постоянством принимался раздражать и отвлекать Вора избитыми шутками и плоскими анекдотами только для того, чтобы заинтересовать ими надменного молодого человека. В течение всего времени, что капитан-робот знал своего второго пилота-человека, Севрат собирал и накапливал информацию, которую рассчитывал применить в будущем. Капитан-робот научился мастерски затрагивать темы, которые поглощали внимание Вора и заставляли блуждать его мысли.

Севрат трещал без умолку, рассказывая о легендарной жизни Агамемнона, добавляя к своим рассказам детали, о которых Вор не читал в мемуарах отца: о великих битвах, которые выигрывали титаны, о планетах, которые они присоединили к Синхронизированному Миру, и о специальных боевых телах, которые Агамемнон сам конструировал для гладиаторских боев. Однажды капитан-робот состряпал совершенно абсурдную историю о том, как великий генерал в буквальном смысле слова потерял свой разум. Защищенный специальной емкостью мозг кимека отделился однажды от механического корпуса и скатился вниз по склону холма, и механическому телу, которое было специально запрограммированно на такой случай, пришлось долго искать потерянный мозг.

Совсем недавно Вориан открыл для себя информацию, которая расстроила его больше, чем все откровения Севрата, вместе взятые. В промежутках между играми и шутливыми пикировками он часто открывал базы данных, читал любимые куски из мемуаров отца, пытаясь понять поведение машин до мельчайших подробностей. Во время одного из таких поисков Вор прочел, что его отец зачал, кроме него, еще двенадцать сыновей. Вориан никогда не предполагал, что он один, но, оказывается, у него целых двенадцать неизвестных ему братьев! Великий генерал титанов, конечно, хотел создать потомство, достойное его высокого положения.

Хуже того, он нашел в базах данных, что все двенадцать детей Агамемнона оказались неудачными. Агамемнон тяжело переживал эти разочарования и каждый раз убивал неприемлемого отпрыска, хотя все они, точно так же как Вор, были привилегированными доверенными людьми. Последний сын был казнен почти столетие назад. Теперь Вор стал последней надеждой отца, но он не обязательно был единственным выбором. Должно быть, в хранилищах еще осталось достаточно спермы Агамемнона, так что заменить Вора можно было в любой момент, так же как и других детей титана.

Узнав об этом, Вор приобрел устойчивость к россказням Севрата. Они больше не отвлекали его. Сейчас Вор сидел за столом, глядя на спроецированное на его поверхность игровое поле, и раздумывал над следующим ходом. Юноша понимал, что Севрат не способен разобраться, что происходит в душе непредсказуемого человека. Даже располагая неимоверной независимой сложностью, робот собирал и накапливал только внешние данные и не умел разбираться в тонкостях и скрытых мотивах.

Доверенный человек мимолетно улыбнулся, что сразу же заметил Севрат.

– Ты опять задумал какой-то обман? Решил снова испытать на мне тайную силу человеческого ума?

Вор продолжал улыбаться и смотреть на доску. Это была многомерная игра, развертывавшаяся внутри трехмерного экрана, вмонтированного в крышку стола. Каждый игрок пытался выбрать ту игру или ситуацию из большого множества возможных игр, которая давала ему преимущества, а потом делал ход. Счет был большим, и следующий удачный ход мог принести победу любому из играющих.

Различные варианты игр выскакивали на дисплее в случайном порядке, и каждый раз на обдумывание выбора давалось всего несколько секунд. Он видел, как на графике появлялись все новые и новые игры, останавливались на мгновение, а потом снова менялись. На поле выбора появилась древняя земная игра го. Здесь для него нет никаких преимуществ. Появился следующий вариант. Выплыла машинная игра, которая требовала большего объема памяти, чем тот, каким располагал человек Вориан. Он пропустил и эту игру. Прошли еще две игры, которые не понравились ему, а потом на экране появился покер. У Вора было право сдачи карт.

Положившись на удачу и везение, Вор зашел против капитана-робота, который был не в состоянии понять стратегию блефования или умения играть, полагаясь на случай. У Вора было непроницаемое лицо, и он мысленно смеялся над растерянностью, которая отразилась на зеркальном «лице» Севрата.

– Ты проиграл, – сказал Вор, – причем проиграл очень крупно.

Он скрестил руки на груди, не без самодовольства заметив, что робот повторил его движение.

– Дело не в счете, а в том, каким способом ты пытаешься добиться победы.

Севрат ответил, что не хочет больше играть, и Вор посмеялся над ним.

– Ты надулся, старый железный умник!

– Я просто хочу разобраться в своей тактике.

Вор привстал и похлопал робота по плечу, словно желая утешить его.

– Может быть, ты останешься здесь и немного попрактикуешься, а я пока поведу корабль? До Гьеди Первой еще так далеко.

* * *
Мир полон сожалений, и среди них есть моя доля.

Серена Батлер. Неопубликованные воспоминания
Серый, как облака, корабль для прорыва блокад был не только скоростным и трудно различимым на фоне пасмурного неба Гьеди Первой, он обладал сложным профилем корабля-невидимки, лучшим, чем у любого из кораблей арсенала Лиги. Серена надеялась, что опытный Орт Вибсен сумеет отыскать брешь в системах слежения планеты и проведет корабль сквозь нее, доставив ее команду на уединенный остров в северном море, где они намеревались начать свою работу.

Линкер Джибб обеспечил экспедицию картами, планами и кодами доступа к генераторам вторичных защитных полей на случай, если они остались целы. Несмотря на то что экспедиция имела в своем составе самых лучших военных советников и инженеров, она не сулила легкой победы и очевидных результатов.

После долгого путешествия в открытом космосе они летели теперь в облаках, тщательно рассматривая сливающийся в однотонную массу ландшафт, расстилавшийся внизу. Ненужные теперь станции электрической сети были отключены и тонули в непроглядном варварском мраке. Машины могли спокойно настроить свой сенсорные датчики для существования в полной темноте.

Серена не имела ни малейшего представления о том, сколько солдат и офицеров внутренней гвардии остались живы после понесенного поражения. Она надеялась, что некоторые из них ушли в подполье после захвата планеты мыслящими машинами, как уверял всех отчаявшийся курьер Джибб. Если участникам экспедиции удастся запустить генераторы разрушающего поля, то внутренняя гвардия станет просто необходимой для подавления мыслящих машин и овладения планетой. Рассчитывала Серена и на то, что Ксавьер приведет Армаду на Гьеди, за какие бы нити для этого ни пришлось дергать и на какие бы педали нажимать.

Серена сидела в пассажирской каюте штурмовика и горела желанием скорее взяться за дело. Сейчас ее отец уже знает, куда она улетела, а Ксавьер уже, наверное, отправил свои ударные силы на Гьеди Первую. Если он не придет к ней на помощь, то их миссия обречена на провал, а она сама и ее команда – на верную гибель.

Ксавьер, конечно, очень расстроится и встревожится, да и рассердится на нее за идиотский риск. Но если ей удастся добиться успеха, то все усилия и жертвы окажутся не напрасными.

Теперь выбора нет, надо сосредоточиться на выполнении поставленной задачи. Наклонившись вперед в фонаре пилотской кабины, старый Орт Вибсен внимательно вглядывался в просторы северного моря, пытаясь разглядеть незаконченную генераторную станцию. Из донесений Ксавьера Серена знала только общее расположение станций, но понимала, что покорившие планету мыслящие машины не станут тратить время на заброшенный арктический остров, занимаясь порабощением уцелевшего населения Гьеди Первой. Может быть, они смогут не привлечь к себе внимания машин все то время, которое потребуется Бригит Патерсон и ее инженерам для запуска генераторов вторичного поля. Обветренный ветеран посмотрел на консоль управления и задумчиво почесал шершавую щеку. После своей вынужденной отставки старый вояка махнул на себя рукой и полностью утратил подтянутость выправки и подчеркнутую опрятность кадрового военного. Теперь, в конце долгого космического путешествия, он выглядел особенно неряшливо. Но Серена брала его в экспедицию не за чистоту гардероба и не за гигиенические привычки.

Некоторое время ветеран продолжал вглядываться в светлые полоски и пятна на экране сканера.

– Вот он. Должно быть, это тот самый остров.

Удовлетворенно хмыкнув, он грациозно, как пианист, заиграл на клавиатуре, выбирая извилистый, но надежный и безопасный маршрут сквозь защитные электронные системы сенсорного слежения машин.

– Невидимая поглощающая пленка на корпусе корабля позволит нам незаметно проскользнуть прямо сквозь их систему слежения. У нас шестьдесят, нет, пожалуй, я бы сказал, семьдесят процентов шансов.

Серене пришлось примириться с мрачной реальностью.

– Это гораздо больше, чем у людей на Гьеди Первой.

– В данный момент, – поправил ее Вибсен.

В пилотскую кабину вошла Бригит Патерсон, мастерски удерживая равновесие, несмотря на то что корабль поминутно швыряло в разные стороны порывами встречного ветра.

– Большая часть командования Армады даже не воспользуется этим шансом. Они, вероятно, спишут в расход Гьеди Первую, если не найдут способ высадиться здесь, не подвергая себя ни малейшему риску.

– Мы сейчас просто покажем им, как это делается, – сказал Вибсен. Как хотелось Серене, чтобы Ксавьер был сейчас здесь, чтобы они смогли принять решение вместе.

Закамуфлированный боевой корабль скользнул сквозь туманную атмосферу и, совершив немыслимый вираж, оказался над холодным свинцовым морем.

– Время нырять. Скрываемся из виду, – произнес ветеран. – Держитесь!

Гладкий корабль вошел в воду, как раскаленный утюг. Над местом падения поднялся столб пара, но на воде появилась лишь едва заметная рябь. После этого укрытый океаном корабль продолжил свой путь к координатам каменистого острова, на котором нервный магнус Суми строил свои резервные генераторы.

– Я бы сказала, что теперь мы вне зоны досягаемости машинных сенсоров, – сказала Серена. – Теперь на какое-то время можно вздохнуть спокойно.

Вибсен задорно выгнул бровь.

– Я еще даже не начинал потеть.

Словно опровергая собственное замечание, он с трудом справился с приступом кашля, который напал на него, когда Вибсен попытался выправить положение корабля, попавшего в подводный водоворот. Старик выругал свое никудышнее здоровье, помянув при этом лекарственный дозатор, имплантированный в его грудину.

– Коммандер, не ставьте под угрозу нашу миссию из-за своей упрямой гордости, – укоризненно сказала Серена.

Корабль завалился набок, раздался металлический скрежет. За переборкой что-то угрожающе зашипело.

– Черт бы побрал эти водовороты! – Краснолицый Вибсен выправил штурмовик, потом обратил свой горящий взгляд на Серену. – Сейчас я просто водитель и расслаблюсь только тогда, когда благополучно высажу вас на остров.

Корабль шел достаточно глубоко, чтобы не столкнуться с айсбергами, плывшими из арктических регионов, и наконец подошел к мелководной бухте. На экране сканера остров выглядел величественным и скалистым, покрытым черными камнями и льдом.

– По мне, этот кусок камня мало похож на курорт, – пробурчал Вибсен.

– Магнус Суми выбрал это место не за его красоты, – сказала Бригит Патерсон. – Отсюда, из полярной области, защищать планету очень удобно и надежно. Отсюда можно прикрыть все населенные участки суши.

Вибсен вывел штурмовик на поверхность воды.

– Мне все равно кажется, что это отвратительное место.

Выведя корабль в глубокую гавань, окруженную гребнями утесов, он снова начал кашлять, громче и натужнее, чем обычно.

– Проклятый аппарат совсем выбился из графика.

Ветеран выглядел скорее раздраженным, чем расстроенным.

– Мы идем на автопилоте, придерживаясь старого курса. Позовите сюда Джибба, пусть немного полетает, в конце концов, это его родной дом.

Кудрявый Пинкер Джибб внимательно смотрел на приближающийся островной комплекс, явно разочарованный тем, что внутренняя гвардия до сих пор не восстановила его и не привела в действие. Он сменил ветерана за консолью управления и повел штурмовик к заброшенному берегу острова, к грузовым причалам. Когда корабль пристал к берегу, Пинкер открыл люки.

Пурпурный восход багровым кровоподтеком растекался по северному небу. Вдыхая свежий, но обжигающий холодом воздух, Серена, одетая в теплый комбинезон, стояла на палубе рядом с другими членами своей команды. Скалистый остров выглядел не слишком гостеприимным и совершенно покинутым.

Однако душу участников экспедиции согревал вид серебристых башен с параболическими боковыми антеннами и ажурными металлическими решетками, которые были покрыты льдом и инеем, но казались нетронутыми вторгшимися на планету мыслящими машинами.

– Когда мы их включим, то роботы даже не успеют понять, что их убило, – сказал Вибсен, выбравшись на открытую палубу. Старику явно стало лучше. Он выдохнул на руки облако густого белого пара.

Серена продолжала смотреть на башни, на лице ее, сметая выражения всех остальных чувств, отразились надежда и решимость. Бригит Патерсон с деловым видом согласно кивнула:

– Именно поэтому мы и должны очень тонко сделать свою работу.

* * *
Во время войны каждый говорит о своем стремлении внести свой вклад в общее дело. Некоторые ограничиваются этими красивыми словами, некоторые платят деньги, но лишь очень немногие жертвуют на алтарь победы вплоть до жизни. Именно поэтому, как я полагаю, мы не можем победить мыслящих роботов.

Зуфа Ценва. «Оружие Россака»
Глядя на четырнадцать самых сильных и преданных общему делу колдуний Россака, Зуфа Ценва прекрасно понимала, что эти женщины – отнюдь не единственная надежда человечества. Они не были единственным оружием, пригодным для борьбы с чудовищными кимеками, и не с их помощью могла Лига нанести свой самый сокрушительный удар по роботам. Но все же эти женщины были существенным вкладом в дело освобождения.

Зуфа Ценва стояла со своими ученицами в густом подлеске и смотрела на них с сочувствием и любовью. Кроме них, никто на планетах Лиги не был так уверен в успехе и не был столь самоотверженно предан делу победы. Сердце ее было готово разорваться от гордости, когда она видела, как эти молодые женщины горят желанием отдать до капли всю свою энергию для достижения конечной цели. Если бы все были такими же, то мыслящие машины были бы давно разгромлены и забыты.

Осмотрев свой отряд, Зуфа, как она делала это на протяжении последних нескольких месяцев, повела группу в джунгли, где они могли совершенствовать свои навыки, извлекая энергию из своего неукротимого духа. Каждую из этих женщин можно было назвать психологической боеголовкой. Зуфа, которая была от природы одарена большим талантом, чем все ее ученицы, охотно делилась с ними своим умением, доводя курсанток до границ возможного. Она терпеливо учила их высвобождать невообразимо мощную телепатическую энергию и ставить ее под контроль. Женщины проявляли небывалые способности, далеко превосходившие самые радужные надежды Зуфы.

Но все их усилия должны быть поставлены на службу благородной цели.

Войдя в лес, она села на серебристый ствол упавшего дерева, покрытый волнистыми напластованиями рифленых грибов. Плотный шатер из крон гигантских деревьев, смыкавшихся высоко над головой, отбрасывал на землю затейливо переплетавшиеся между собой тени. Темно-пурпурная листва фильтровала едкую дождевую воду, и свежие, пригодные даже для питья капли, словно слезы невидимого живого существа, медленно падали на рыхлую почву. Крупные насекомые и щетинистые грызуны сновали в верхних слоях почвы, не обращая ни малейшего внимания на подготовку колдуний к испытаниям.

– Сосредоточьтесь. Расслабьтесь, но будьте готовы сконцентрироваться тотчас, как я прикажу вам это сделать.

Зуфа еще раз оглядела женщин. Все они были высокими, белокожими, с блестящими светлыми волосами. Они были похожи на ангелов-хранителей, сияющих небесным светом существ, посланных Богом для защиты человечества от мыслящих машин. Разве могла быть иная причина, по которой Всемогущий одарил их такой мощной ментальной силой?

Ее взгляд скользил от одного лица к другому. Силин – дерзка и импульсивна. Камио, придумывавшая свои оригинальные формы атаки. Тирбес, все еще не знающая пределов своей силы. Руция – эта всегда действует с потрясающей цельностью. Геома – обладает почти дикой необузданной силой. И еще девять других. Если бы Зуфе потребовалось вызвать добровольцев, то она знала, что эти колдуньи окажутся в первых рядах, требуя каждая для себя такой высокой чести. В ее задачу входило отобрать первых кандидаток, готовых принести себя в жертву ради общего дела. Ксавьер Харконнен был готов и горел желанием вылететь на Гьеди Первую.

Она любила курсанток, как своих детей. Да, собственно говоря, они и были ее детьми, так как следовали ее методам, увеличивая свой и без того немалый потенциал. Эти молодые женщины были так не похожи на ее родную дочь Норму…

Глядя на главную колдунью, четырнадцать курсанток стояли плечом к плечу, внешне спокойные и умиротворенные, но внутренне напряженные, словно свернутые пружины. Глаза их были полузакрыты. Ноздри раздувались при дыхании. Они считали частоту своих сердечных сокращений, используя врожденную способность к отрицательной обратной связи для изменения своих телесных функций.

– Начинайте концентрировать в сознании энергию. Чувственно представьте ее себе как накопление статического электричества перед мощным дуговым разрядом.

Она заметила, как на мгновение изменились выражения лиц курсанток.

– Теперь постепенно, очень понемногу набирайте энергию. Представьте ее себе в виде картины, но не теряйте над ней контроль. Один шаг, потом второй. Прочувствуйте, как усиливается мощность, но не высвобождайте ее. Вы должны научиться владеть собой.

В полумраке грибных джунглей Зуфа явственно слышала потрескивание накапливающейся телепатической энергии. Она довольно улыбнулась. Ощутив слабость, но не желая показывать ее курсанткам, Зуфа не спеша уселась на бревно. Недавний тяжелый выкидыш, когда она разрешилась чудовищным недоношенным отпрыском Аврелия Венпорта, высосал из нее все силы. Но у нее была масса работы, которую нельзя было ни отложить, ни передать кому-либо другому. Лига Миров зависела от нее, особенно сейчас.

Все ожидали от Зуфы Ценва многого, но она сама возложила на свои плечи гораздо большую тяжесть. В каждом случае, когда люди отказывались прикладывать усилия или идти на необходимый риск, ее планы и мечты терпели провал. Эти талантливые и старательные курсантки казались другими, нежели большинство людей, и она уверила себя в том, что сможет дотянуть этих учениц до своих стандартов. Слишком часто Зуфа Ценва мерила людей своей меркой.

– Еще один этап, – скомандовала она. – Интенсифицируйте свою энергию. Посмотрите, до каких пределов она может дойти, но будьте постоянно начеку. Сейчас один неверный шаг может свести к нулю все прежние усилия. Род человеческий не может позволить себе такую роскошь – лишиться нас с вами.

Психическая энергия начла пульсировать с большей амплитудой. Светлые волосы колдуний поднялись дыбом, словно на них перестала действовать сила гравитации.

– Хорошо. Отлично! Продолжайте наращивать энергию.

Успех курсанток привел Зуфу в восторг.

Она никогда не отличалась склонностью к своему возвеличиванию, хотя была суровой и трудной в общении наставницей, никогда не выражавшей сочувствия или терпимости к людям, допускавшим промахи или ошибки. Главная колдунья не нуждалась в богатстве и больших доходах, как Аврелий Венпорт, в почестях, как Тио Хольцман, или даже в знаках внимания, как Норма, убедившая саванта Хольцмана взять ее в ученицы. Если Зуфа Ценва и была нетерпеливой, то имела на это полное моральное право. Настало время великого перелома.

Подлесок зашевелился, когда насекомые и грызуны бросились прочь от губительных волн психической энергии, которые нарастали стремительным и мощным крещендо. Деревья скрипели и трещали, листья и сучья трепетали, словно стремясь оторваться от материнских стволов и улететь в джунгли. Зуфа прищурила глаза и пытливо всмотрелась в лица своих курсанток.

Теперь они достигли самой опасной точки испытаний. Ментальная энергия достигла такой интенсивности, что тела колдуний стали светиться, как куски раскаленного железа. Зуфе пришлось призвать на помощь все свое умение и сформировать вокруг себя защитный барьер, чтобы избежать такого массированного натиска на головной мозг. Одна ошибка, и все пойдет насмарку.

Но она понимала, что ее талантливые ученицы ни за что не допустят такой ошибки. Они понимали, насколько высоки ставки и тяжелы последствия. У Зуфы щемило сердце, когда она смотрела сейчас на курсанток.

Одна из учениц, Геома, демонстрировала больше силы, нежели ее подруги. Она подняла энергию на более высокий уровень, продолжая легко ее контролировать. Разрушительная сила могла легко, как лесной пожар, пожрать ее мозговые клетки, но Геома сдерживала ее, глядя в пространство ничего не видящими глазами, в то время как ее волосы трепетали в потоках психической энергии, как волны разбушевавшегося моря.

Вдруг откуда-то с высоты, с большого дерева, на землю рухнул сларпон, чешуйчатая тварь с острыми, как иглы, зубами и плотным, покрытым непроницаемой броней телом. Он с треском рухнул на землю между женщинами, выброшенный из своей засады, и пришел в неописуемую ярость от волн психической энергии. Он разевал свою пасть, щелкал мощными челюстями, бил лапами и извивался всеми своими суставами.

Ошеломленная Тирбес дрогнула, и Зуфа почувствовала, как неконтролируемый поток энергии хлестнул из ученицы, как язык пламени.

– Нет! – крикнула она и, спрыгнув со своего места, бросилась к курсантке, чтобы своей собственной энергией, как одеялом, прикрыть невольный промах колдуньи. – Держи энергию под контролем!

Геома, сохраняя полное спокойствие, провела пальцем по воздуху в направлении зверя, словно стирая ошибку с магнитной доски. При этом она направила поток психической энергии на чешуйчатого разбушевавшегося хищника. Сларпон взорвался раскаленными добела языками пламени, извиваясь, в то время, когда его кости стремительно обугливались, кожа трескалась и съеживалась, а плоть превращалась в кучку пепла. Пламя выскочило тонкими языками из ставших пустыми глазниц.

Подруги Геомы попытались сосредоточиться и выбросить узкий пучок энергии, но в критический момент они невольно позволили себе отвлечься и потеряли контроль над своей телепатической энергетической батареей. Геома и Зуфа непоколебимо удерживали сверхчеловеческое спокойствие, которое разительно контрастировало с лихорадкой, охватившей остальных колдуний. Соединенная психическая энергия ундулировала, волны ее сталкивались и расплескивались в пульсирующем телепатическом поле.

– Отставить, – подала команду Зуфа. Губы ее дрожали. – Ослабьте выход энергии. Загоните ее обратно внутрь. Вы должны сохранить ее и направить обратно в сознание. Это батарея, и она все время должна быть заряжена.

Она сделала глубокий вдох и увидела, что все ученицы последовали ее примеру. Одна за другой женщины вдыхали воздух, и постепенно вокруг погасли импульсы покалывающей энергии, сила поля стала спадать.

– На сегодня хватит. Это самое лучшее из всего, что вы до сих пор делали.

Зуфа подняла веки и увидела, что все ее ученицы смотрят на нее во все глаза. Тирбес была бледна и испуганна, остальные дивились тому, что были так близки к самоуничтожению. Геома, стоя в стороне, не проявляла никаких эмоций, невозмутимо глядя на наставницу.

Вокруг, на довольно большом пространстве, мягкий грибной подлесок был изуродован и обожжен. Зуфа внимательно осмотрела почерневшие листья, упавшие сучья и скрученные в огне лишайники. Еще мгновение, еще небольшой сдвиг в потере контроля над энергией, и все кругом испарилось бы в крутящемся вихре телепатического пламени.

Но они выжили. Тест оказался успешным.

Когда общее напряжение наконец спало, Зуфа позволила себе улыбнуться.

– Я горжусь всеми вами, – сказала она от всего сердца, нисколько не кривя душой. – Вы… вы мое оружие, ., будете готовы, когда прибудет Армада.

* * *
Математические решения не всегда выражаются численно. Как, например, вычислить ценность человечества или одной, отдельно взятой человеческой жизни?

Мыслящая Жена. Архивы Города Интроспекции
Норма Ценва провела два превосходных дня, привыкая к уставленному дорогим оборудованием лабораторному помещению в экстравагантном, расположенном на вершине утеса доме Тио Хольцмана. Предстояло так много сделать и так многому научиться. Самое же лучшее заключалось в том, что савант был готов выслушивать ее идеи. Она просто не могла требовать большего.

Уютный Поритрин разительно отличался своей безмятежной природой от заросших густыми джунглями скалистых каньонов Россака. Норме не терпелось пройти по улицам и проплыть по каналам Старды, которую она видела пока только из высоких окон.

Она на всякий случай попросила у Хольцмана разрешения спуститься к реке, где, как она видела из окна, работает великое множество людей. Она чувствовала себя виноватой, потому что просила об отдыхе вместо того, чтобы без устали размышлять о способах борьбы с мыслящими машинами.

– Мой ум немного устал, савант, и, кроме того, меня разбирает страшное любопытство.

Вместо того чтобы скептически отнестись к этой просьбе, ученый от всего сердца поддержал эту идею и даже, воспользовавшись просьбой Нормы как поводом прерваться и отдохнуть, вызвался сопровождать ее.

– Хочу напомнить, что тебе платят за то, что ты думаешь, Норма. Мы можем делать это где угодно. – Он отодвинул в сторону лист с формулами и набросками. – Возможно, созерцание окрестностей вдохновит тебя на гениальное открытие. Никогда не знаешь, когда и где посетит тебя вдохновение.

Он провел ее вниз по лестнице, проложенной по скале, нависавшей над Исаной. Стоя рядом с возвышавшимся над ней высоким человеком, она вдохнула запах реки, кисловатый и болотистый от осадков горных пород и остатков растений, сползавших в нее с высоких скалистых берегов. Впервые в жизни она чувствовала, что ее ценят за ее способности. Как это было не похоже на презрение, с которым относилась к ней ее собственная мать.

Норма решила, что настало время затронуть идею, которая пришла ей в голову сегодня утром.

– Савант Хольцман, я изучила ваше разрушающее поле. Мне кажется, что я поняла, как оно действует, но мне кажется, что я знаю способ, как расширить его.

Ученый отнесся к словам девушки с настороженным интересом, словно опасался услышать критическое замечание в свой адрес.

– Расширить? Они и так покрывают практически любую планетарную атмосферу.

– Я имею в виду его совершенно иное приложение. Ваши защитные поля предназначены исключительно для обороны. Что, если мы используем тот же принцип и превратим их в наступательное оружие?

На лице Хольцмана – и это не ускользнуло от внимания Нормы – мелькнуло выражение заинтересованности и готовности слушать.

– Оружие? И как ты планируешь этого достичь?

Норма с жаром заговорила:

– Что, если мы сможем сделать проектор? Это позволит направить поле на крепости и опорные пункты мыслящих машин и гелевые контуры их электронных мозгов. Это будет то же самое, что электромагнитный импульс при воздушном взрыве атомной бомбы.

Лицо Хольцмана озарилось пониманием.

– А, я понимаю. Область действия будет весьма ограниченной, поэтому резко возрастет энергетический выход, который превзойдет всякую меру. Но, возможно… Впрочем, скорее всего это будет работать. Этого будет достаточно, чтобы вывести из строя электронные устройства в зоне поражения достаточно большого радиуса. – Он похлопал себя по подбородку, идея захватила ученого. – Проектор, да, это было бы хорошо, очень хорошо!

Они шли по набережной, пока не достигли пахнущих гнилью грязевых отстойников, покрытых густой сетью больших луж. Команды оборванных, полуодетых рабов возились в грязи. Некоторые из них были босы, другие обуты в высокие болотные сапоги до бедер. Поле грязи на плоских платформах было разделено на правильно расположенные отсеки, отделенные друг от друга металлическими барьерами. Рабочие ходили взад и вперед от отстойников к платформам, где они опускали вымазанные грязью руки в чаны с грязью. При этом они опускали руки точно на линию, нанесенную в отсеках, расположенных на плавучих понтонах.

– Что они делают? – спросила Норма. Было похоже, что рабочие наносят на слой грязи какой-то понятный только им узор.

Хольцман скривился от отвращения. Он никогда не задумывался над подобными неприятными подробностями жизни.

– Ах, эти? Они высаживают в грязь личинок моллюсков, которых мы выращиваем из яиц, отфильтрованных из речной воды. Каждую весну рабы высаживают сотни тысяч таких личинок или, быть может, миллионы. Я никогда не интересовался деталями. – С этими словами он пожал плечами. – Вода поднимется, покроет высаженные личинки, и они начнут расти. Каждую осень новые команды выбирают выросших на платформах моллюсков. Эти раковины уже имеют размеры приблизительно с ладонь.

Он протянул вперед руку, повернув ее ладонью вверх.

– Они очень вкусны, особенно если пожарить их в масле с грибами.

Она нахмурилась, наблюдая за этой тяжелой и грязной работой и оценив количество людей, возившихся в грязи. Такое использование подневольного труда было противно ее натуре, так же как использование Хольцманом команд вычислителей.

– Савант, это не вызывает у вас какого-то внутреннего протеста? Вы не находите лицемерием говорить о том, что мы хотим освободить человечество от рабства мыслящих машин, и в то же время некоторые из планет нашей Лиги широко используют рабский труд?

На лице ученого появилось озадаченное выражение.

– Но как еще может Поритрин выполнять необходимые работы, если в нашем распоряжении нет сложных машин?

Когда он наконец заметил озабоченный взгляд Нормы, Хольцман мгновенно понял, что ее огорчило.

– Ах да, я и забыл, что на Россаке не держат рабов! Это так?

Норма не захотела критиковать образ жизни жителей чужой, приютившей ее планеты.

– У нас в этом нет никакой нужды, савант. Население Россака мало, к тому же всегда находится масса добровольцев, готовых выйти в джунгли за добычей.

– Понимаю. Но экономика Поритрина зависит от достаточного количества рук и мышц, выполняющих постоянную работу. Очень давно наши лидеры подписали эдикт, запрещавший использование машин, предусматривающих любую форму применения компьютеров. Возможно, этот эдикт был несколько более радикальным, чем на многих других планетах Лиги. У нас нет иного выхода, кроме как применять ручной труд, то есть использовать человеческую рабочую силу. – Он широким жестом указал на команды рабов, продолжавших копаться в грязи. – На самом деле это не так уж плохо, Норма. Мы кормим и одеваем их. Помни, что эти рабочие были набраны на примитивных планетах, где они жили практически дикой, ничтожной жизнью, умирая от болезней и постоянного недоедания. Эта жизнь для них просто рай.

– Они все прибыли сюда с несоюзных планет?

– Это люди, жившие на планетах, где уцелели остатки колоний религиозных фанатиков, бежавших от гнета Старой Империи. Все они буддисламисты. Впали почти в полное варварство, отреклись от цивилизации и жили, как животные. Здесь по крайней мере они получают рудиментарное образование, особенно те, кто работает на меня.

Норма прикрыла глаза ладонью от ярких лучей солнца и скептически посмотрела на согбенные фигуры на грязевом поле. Согласны ли эти рабы со столь жизнерадостной оценкой ученого?

Лицо Хольцмана стало жестким.

– Кроме того, эти трусы должны платить долг человечеству за то, что они не воюют с мыслящими машинами так, как мы. Разве это не справедливо требовать от них, чтобы они кормили уцелевших в битве ветеранов, которые сдерживали – и продолжают сдерживать натиск мыслящих машин? Эти люди продали свое право на свободу очень давно, когда уклонились от схватки и предали своим дезертирством все остальное человечество.

В этот же день, вечером, взявшись обеими руками за холодные металлические перила своего балкона, маленькая женщина смотрела на мерцающие огни большого города. Лодки и баржи, плывущие по Исане, казались перенесенными в воду светлячками. В сгущавшейся темноте виднелись пылавшие ярким пламенем плоты, выплывавшие из рабских кварталов и направлявшиеся к болотам. Огни разрастались, потом постепенно гасли и исчезали под водой.

Напевая себе под нос какую-то невнятную мелодию, на балкон вышел Хольцман и предложил Норме выпить чашку ароматного чая, и девушка спросила его о назначении лодок. Прищурившись, Хольцман посмотрел на плывшие по реке костры. Он медленно вспомнил, что делают рабы, разводившие костры на плотах.

– А, должно быть, это кремационные плоты. Исана принимает тела умерших, а пепел выносится по течению в море. Очень эффективная утилизация мертвецов.

– Но почему их так много? – Норма показала рукой на десятки светящихся точек. – Рабы часто умирают? И так происходит каждый день?

Хольцман нахмурился.

– Я что-то слышал об эпидемии чумы в рабочих кварталах. Самое страшное, что рабочих некем заменить. – Предвидя возражения, он с жаром заговорил сам, стараясь уверить Норму в своей правоте. – Тебе не о чем волноваться, поверь мне, я говорю истинную правду. На нашу планету доставлен большой груз лекарств, этого вполне достаточно, чтобы вылечить всех свободных граждан Старды, если они вдруг тоже падут жертвой этой болезни.

– Но что будет со всеми этими рабами, которые продолжают умирать?

Хольцман ответил сразу, но не по существу вопроса:

– Лорд Бладд потребовал обеспечить для них замену. Выработаны строгие требования к здоровью доставляемых кандидатов. Тлулаксианские торговцы плотью будут просто счастливы набрать множество мужчин и женщин с периферийных планет. Жизнь на Поритрине продолжается.

Он протянул руку, чтобы потрепать ее по плечу и ободрить, как ребенка.

Стоя на балконе, Норма попыталась сосчитать количество плавучих костров, но скоро оставила это занятие. Рядом с ней остывал горький чай.

Стоя за ее спиной, Хольцман продолжал жизнерадостно говорить:

– Мне очень понравилась твоя идея относительно наступательного варианта разрушающего поля. Я даже продумал конструкцию переносных полевых проекторов, которые можно использовать непосредственно на поле боя.

– Я понимаю, – ответила она и после минутного колебания добавила: – Я буду работать еще старательнее, чтобы предлагать все новые и новые идеи.

Даже после того как Хольцман ушел, Норма не смогла оторвать взгляд от огромной флотилии пылавших похоронных барж. Она видела, как рабы трудились на грязевых плантациях моллюсков и как вычислители просчитывали результаты решения сотен уравнений в лаборатории Хольцмана. Теперь эти рабы толпами умирали от страшной болезни, но их было так легко заменить…

Лига Благородных отчаянно пыталась защититься от порабощения мыслящими машинами. Норма думала о том лицемерии, какое проявляла при этом Лига.

* * *

  Читать   дальше   ...   

***

***

Словарь Батлерианского джихада

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://4italka.su/fantastika/nauchnaya_fantastika/155947/fulltext.htm 

***

***

***

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ 

 Дюна - ГЛОССАРИЙ  

Аудиокниги. Дюна 

Книги «Дюны».

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

***

Просмотров: 235 | Добавил: iwanserencky | Теги: Батлерианский джихад, ГЛОССАРИЙ, Кевин Андерсон, литература, текст, книги, слово, писатели, Вселенная, Будущее Человечества, будущее, Брайан Герберт, из интернета, фантастика, проза, Хроники, чужая планета, люди, миры иные, книга, Хроники Дюны | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: