Главная » 2023 » Апрель » 5 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ПЕРВАЯ. ДЮНА. 006
20:37
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дюна. КНИГА ПЕРВАЯ. ДЮНА. 006

===

 Хэллек  и  еще  несколько  человек  поднялись  из-за стола с выражением неудовольствия. Хэллек сказал:
- Герцог Лето считает, что...
- Одну минуту, - прервал Хэллека Лето, и всех поразила твердость, с какой это было сказано. А в голове у герцога стояло: "Надо  воспользоваться  сложившейся  ситуацией...  надо этим воспользоваться!" Он обратился к Свободному:
-  Я  ценю  и  уважаю  достоинство любого человека, который уважает мое достоинство, - обратился он к Свободному. -  Я  в большом  долгу перед вами, и я всегда плачу свои долги. Если по вашим обычаям кинжал должен оставаться в ножнах, то таков будет и мой приказ. А если существует ритуал, чтобы  воздать  должные почести умершему, он будет соблюден.
Свободный внимательно посмотрел на герцога, потом медленно снял капюшон, открыв тонкий нос и рот с полными губами над лоснящейся бородой. Непринужденно  склонившись над столом, он плюнул на  его  блестящую  поверхность.  Сидящие вокруг стола вскочили с мест, но Айдахо остановил их:
-  Спокойно! - Во внезапно возникшей напряженной тишине он продолжал. -  Мы  благодарим  вас,  Стилгар,  за  то,  что  вы принесли  нам  в  дар  влагу вашего тела, и платим тем же. -- И Айдахо плюнул на стол -- прямо перед герцогом.
- Вспомните, как ценна здесь влага, сэр. Это знак высшего уважения, - чуть слышно промолвил он. Лето глубже ушел в свое кресло. Он поймал взгляд Пола, увидел грустную  усмешку на его лице и почувствовал, как напряженность медленно покидает собравшихся по мере того, как до них начинает доходить смысл происходящего.
Свободный уже говорил с Айдахо:
- Ты оставил много влаги в нашем сьетче, Дункан Айдахо. Ты сделал это из преданности своему герцогу?
-  Он просит меня  присоединиться к его отряду, сэр, - Айдахо вопросительно посмотрел на герцога.
- Он согласен на взаимную преданность? -- спросил Лето.
- Вы хотите, чтобы я пошел с ними, сэр?
- Я хочу, чтобы ты решил сам, -- Лето был не в силах скрыть своего волнения.
Айдахо же изучал Свободного.
- Я могу  пойти  с  тобой  Стилгар,  но  только  при  таком условии: со временем ты отпустишь меня обратно к герцогу.
-  Ты хорошо дрался и сделал для нашего друга все, что мог, - сказал Стилгар. - Он посмотрел на Лето. -- Пусть будет так: человек по  имени  Айдахо  оставляет  у  себя  криснож  в  знак преданности  нам. Его, конечно, нужно будет чистить и соблюдать
обряды почитания -- Айдахо знает, как это делать. Айдахо Дункан будет и Свободным, и солдатом Атридесов.
- Дункан? -- голос Лето дрогнул.
- Я понял вас, сэр.
- Тогда решено, -- заключил Лето.
- Твоя вода - наша вода, Дункан Айдахо, - уточнил Стилгар условия соглашения. - Тело нашего друга останется  здесь;  его вода принадлежит Атридесам. Это самая прочная связь между нами.
Лето  беспомощно  оглянулся  на  Хавата. Старик с довольным видом кивнул головой.
- Я подожду внизу,  пока  Айдахо  попрощается  с  друзьями. Покойного звали Турок  Помяните  это  имя, когда для его духа настанет время освобождения. Вы -- его друзья.
Стилгар повернулся к двери.
- Задержитесь ненадолго, -- попросил его Лето.
Свободный снова обернулся к нему, привычным жестом возвращая на место капюшон и что-то прилаживая на груди. Это что-то  было тоненькой  трубочкой, и Пол успел разглядеть ее прежде, чем она скрылась под капюшоном.
- Есть ли  причина,  по  которой  мне  нужно  остаться?  --
Свободный вопросительно взглянул на герцога.
-  Мы  бы хотели воздать вам подобающие почести, -- ответил герцог.
- Моя честь требует моего присутствия в другом месте. --  И бросив  взгляд  на Айдахо, Свободный проскользнул мимо охраны в дверь.
- Если остальные Свободные ему под  стать,  то  мы  с  ними договоримся, -- сказал герцог.
Айдахо сухо проговорил:
- Он прекрасный человек, сир.
- Ты понимаешь, что нужно делать, Дункан?
- Я ваш посол у Свободных, сир.
-  От тебя, Дункан, зависит очень многое. Прежде чем на нас нападут  сардукары,  нам  нужно  иметь  по  крайней  мере  пять батальонов из этих людей.
-   Это   займет  некоторое  время,  сир.  Свободные  очень независимы. -- Немного поколебавшись, Айдахо продолжал:  --  И, сир,  есть еще одно обстоятельство. Один из наемников, которого мы взяли, пытался украсть кинжал у нашего мертвого  друга.
Наемник  сказал,  что  Харконнены  назначили  премию  в миллион
солариев тому, кто достанет им криснож.
   Лето вскинул голову, явно изумленный:
- Зачем он им понадобился?
- Нож выточен  из  зуба  песчаного  червя,  на  нем  клеймо Свободных.  С  ним  человек с синими глазами может проникнуть в любой сьетч. Им бы следовало перекрасить меня, пока  Харконнены меня не узнали. Я не похож на Свободного, но...
- Питер де Гриз, - сказал герцог.
- Человек дьявольской хитрости, мой господин, - вмешался в разговор Хават.

Айдахо спрятал ножны под тунику.
- Береги этот нож, - сказал ему герцог.
- Я понимаю, мой господин. - Айдахо похлопал по вделанному в пряжку  ремня  передатчику.  - Передам сообщение, как только смогу. Зуфир знает мои позывные. - И отдав  прощальный  салют, он поспешил за Свободным.
Звук  шагов  Айдахо  затих  вдали. Лето и Хават, обменявшись понимающими взглядами, улыбнулись друг другу.
- Нам еще многое нужно успеть сделать, сир,  -  напомнил Хэллек.
-  Советую тебе заниматься своими делами, - бросил ему Хават и повернулся к герцогу: -- Сообщение о военных базах мне, видно, придется сделать в другой раз, сэр?
- Сколько оно займет времени?
- В двух словах, пожалуй, не  расскажешь.  Среди  Свободных ходят  слухи,  что  в  период работы испытательной ботанической станции в пустыне Арраки было  построено  около  двухсот  таких баз.  Предполагается,  что все они заброшены, но есть сведения, что перед тем как покинуть, их опечатали.
   -- Оборудование на них есть? -- поинтересовался герцог.
   -- Согласно данным Дункана, да.
   -- Где они сосредоточены? -- спросил Хэллек.
   -- Ответ на этот вопрос, --  сказал  Хават,  --  знает  один
только Льет.
   -- Один лишь Бог... -- пробормотал Лето.
   --  Ну  зачем  так пессимистично, сэр? -- возразил Хават. --
Мне приходилось слышать, как произносили это имя  Свободные  --
судя по всему, они имели в виду реальное лицо.
   --  "Да  не  послужи  двум  хозяевам",  --  произнес Хэллек,
имитируя изречения из Священного писания.
   -- Уж кому-кому, а тебе следовало бы это  знать,  --  укорил
воина герцог. Хэллек же только улыбнулся ему в ответ.
   --  А  судья  по  изменениям,  имперский  эколог Кайнз? -- в
голосе Лето зазвучала надежда. -- Разве он не должен знать, где
расположены эти базы?
   -- Сир, --  осторожно  напомнил  Хават,  --  этот  Кайнз  --
имперский служащий.
   -- Который находится очень далеко от императора, -- стоял на
своем  Лето.  --  Мне  нужны  эти  базы. Там есть оборудование,
которое можно снять и использовать для наших рабочих машин.
   -- Сир, -- не выдержал Хават, -- по закону эти базы все  еще
являются владениями Его величества.
   --  Ты забыл о ветрах, -- герцог отнюдь не собирался сдавать
свои позиции, -- а они здесь такие, что могут разрушить все что
угодно. Мы всегда можем сослаться  на  погоду.  Найдите  скорее
этого  Кайнза и узнайте у него по крайней мере, где расположены
эти базы.
   -- По-моему, это рискованно, -- не сдавался Хават. -- Дункан
говорит, что Свободные придают  большое  значение  этим  базам,
даже  не  зная толком, существуют ли они в действительности. Мы
можем повредить себе в глазах Свободных. Мы можем оттолкнуть их
от себя, если займемся этими базами.
   Пол оглядел всех присутствующих и  заметил,  как  напряженно
они  вслушиваются в каждое слово Похоже, что намерение его отца
глубоко их встревожило.
   -- Послушай Хавата, отец,  --  сказал  Пол.  --  Он  говорит
правду.
   -- Сир, -- Хават сделал вид, что не услышал реплики Пола, --
эти   базы  могли  бы  дать  нам  материал  для  ремонта  всего
оставленного нам оборудования,  и  все  же,  по  стратегическим
соображениям,  они  находятся  вне  нашей досягаемости. Было бы
опрометчиво действовать, не имея точной информации. Этот  Кайнз
--  влиятельный арбитр из империи, мы не должны этого забывать.
И Свободные от него зависят.
   -- Тогда  проделайте  все  помягче.  Я  хочу  только  знать,
существуют ли эти базы.
   -- Как пожелаете, сир, -- Хават сел и опустил глаза.
   --  Что  ж,  хорошо,  --  герцог начал подводить итоги -- Мы
знаем, что нас ждет впереди. Работа. Мы к ней готовились,  и  у
нас есть некоторый опыт. Мы знаем, какова награда, альтернатива
тоже  достаточно  ясна.  Каждый  из нас знает свои задачи -- Он
посмотрел  на  Хэллека  --  Ты,  Гурни,  прежде  всего  займись
контрабандистами.
   --  "Я пойду к повстанцам, обитающим в пустынных землях", --
пропел Хэллек.
   -- Когда-нибудь я  постараюсь  поставить  этого  доблестного
воина  в  такое  положение, что он не сможет подобрать ни одной
цитаты, а без них он все равно что голый, -- пошутил Лето.
   Послышались  смешки,  но  Пол   уловил   в   них   некоторую
натянутость.
   Герцог повернулся к Хавату:
   --  Подготовь  на  этом  этаже службы и коммуникации, Зуфир.
Когда сделаешь это, доложишь мне.
   Хават встал  и,  оглядев  присутствующих,  пошел  к  выходу.
Остальные суетливо задвигались, гремя стульями, стараясь скрыть
за этой торопливостью свое смущение.
   "Все  закончилось  смятением", -- подумал Пол, следя за тем,
как  выходит  последний   человек.   Раньше   заседания   штаба
заканчивались иначе.
   Впервые   Пол   позволил   себе   задуматься   над  реальной
возможностью поражения -- не из-за  страха  или  предупреждения
Преподобной матери, но ради объективной оценки реальности.
   "Мой отец в отчаянном положении, -- думал он -- Дела для нас
складываются  не  очень  хорошо.  И Хават, -- Пол вспомнил, как
старый ментат вел себя на совещании, -- не уверен,  колеблется,
проявляет признаки тревоги. Хават чем-то глубоко взволнован".
   --  Тебе  лучше  провести остаток ночи здесь, сын, -- сказал
герцог. -- Скоро уже рассвет. Я сообщу об этом твоей матери. --
Медленно и устало он поднялся на ноги. --  Почему  бы  тебе  не
составить несколько стульев и не отдохнуть?
   -- Я не слишком устал, сир.
   -- Как знаешь.
   Герцог  сложил руки за спиной и начал медленно прохаживаться
вдоль стола.
   "Как лев в клетке", -- подумал Пол.
   --   Ты   собираешься   обсудить   с   Хаватом   возможность
предательства?
   Герцог остановился перед сыном и проговорил, глядя в окно:
   -- Мы обсуждали эту возможность много раз.
   --  Похоже,  что  старуха верит в то, что говорит, -- сказал
Пол -- И записка, полученная матерью.
   -- Предосторожности приняты, -- отрезал герцог.
   Он  оглядел  комнату,  и  Пол   увидел   охотничий   огонек,
зажегшийся в его глазах.
   --  Оставайся  здесь.  Я должен обсудить с Зуфиром кое-какие
вопросы.
   Он повернулся и, кивнув охране у дверей, вышел из комнаты.
   Пол пристально смотрел на то место,  где  только  что  стоял
отец  Оно  опустело  еще  до  того,  как  герцог  ушел  И  Полу
вспомнилось пророчество старой женщины:
   "... Для твоего отца уже ничего нельзя сделать".

x x x

===


   В тот первый день, когда Муаддиб шел со своими родителями
по неким улицам Арраки,  некоторые  из  встреченных  им  людей,
вспоминая легенды и пророчества, кричали ему вслед "Муад!" Но в
их  криках слышался скорее вопрос, нежели утверждение, ибо пока
они могли только надеяться на то, что он является предсказанным
Лизаном ал-Гаибом. Их внимание было приковано и к  его  матери,
потому что они слышали о том, что она была Бене Гессерит, и для
них было ясно, что она похожа на других Лизан ал-Гаибов.
   Принцесса Ирулэн.
   Сведения о Муаддибе.

   Когда  герцог  нашел Хавата в указанной ему охраной комнате,
тот  был  один.  В  соседнем  помещении,  где   устанавливалось
оборудование,  стоял  шум, в комнате же, которую занимал Хават,
было тихо. Пока Хават  поднимался  из-за  заваленного  бумагами
стола,  герцог  огляделся.  Зеленые  стены.  Три  кресла вокруг
стола. На каждом из них красное пятно --  след,  оставшийся  от
поспешно стертой с них буквы "х".
   --  Кресла  очищены  и вполне безопасны, -- сказал Хават. --
Где Пол, сэр?
   -- Я оставил его в совещательной  комнате.  Надеюсь  теперь,
когда я его не смущаю, он сможет немного отдохнуть.
   Хават кивнул, подошел к двери, закрыл ее, и шум сразу стих.
   --   Зуфир,   я   все  думаю  о  запасах  спайса  империи  и
Харконненов.
   -- Что именно вас тревожит, мой господин?
   Герцог поджал губы:
   -- Склады весьма ненадежны.
   Хават попытался что-то объяснить, но герцог остановил его:
   -- Оставим в покое  запасы  императора.  Думаю,  он  был  бы
втайне  рад, если бы Харконнены пришли в замешательство. Как ты
считаешь, будет ли барон заявлять протест, если разрушить нечто
такое, что он не сможет признать своим открыто?
   Хават покачал головой:
   -- У меня нет лишних людей, сир.
   -- Займи у Айдахо. А может быть,  кому-нибудь  из  Свободных
доставит удовольствие прогулка по планете?
   -- Как скажете, мой господин. -- Хават отвернулся. Видя, что
старик  нервничает,  герцог подумал: "Возможно, он подозревает,
что я ему не  доверяю.  Должно  быть,  он  знает,  что  я  имею
информацию  о  предательстве.  Что  ж,  лучше всего попробовать
успокоить его".
   -- Зуфир,  поскольку  ты  один  из  немногих,  кому  я  могу
доверять  безусловно,  мы  должны  немедленно обсудить еще один
вопрос. Мы оба знаем, какими бдительными нам нужно быть,  чтобы
помешать  предателям  проникнуть  в наши ряды... но у меня есть
два новых сообщения.
   Хават  обернулся  и  посмотрел  на  герцога.  Лето  повторил
рассказанное Полом. Но услышанная информация не ввергла ментата
в  состояние  напряженной сосредоточенности, а лишь усилила его
волнение.
   Понаблюдав за стариком. Лето сказал:
   -- Ты что-то скрываешь, старина. Мне следовало бы понять это
тогда, когда ты так нервничал на совещании штаба.  Что  же  это
такое, о чем нельзя было сообщить на заседании штаба?
   И  без того узкие губы Хавата вытянулись в узкую ниточку; на
его лице четче обозначились глубокие морщины:
   -- Мой господин, я не знаю, как об этом сказать.
   -- Зачем нам хитрить друг с другом? Ты ведь знаешь,  что  со
мной можно говорить обо всем, Зуфир.
   Хават  продолжал  смотреть  на герцога, думая про себя: "Вот
таким я люблю его больше всего. Он человек чести и  заслуживает
того, чтобы до конца рассчитывать на мою преданность и усердие.
Почему я должен причинить ему боль?"
   -- Итак? -- спросил Лето.
   Хават пожал плечами:
   --  Все  дело  в  клочке  записки.  Мы отобрали ее у курьера
Харконненов. Она была предназначена для агента по имени  Парди.
У  нас  есть  веские причины считать, что Парди -- руководитель
здешней агентурной сети Харконненов.  Записке,  конечно,  можно
придавать  большое  значение, а можно считать ее никчемной. Все
зависит от того, как ее воспринимать.
   -- Каково же содержание записки?
   -- Клочка записки, мой господин. Она была сделана на пленке,
и к ней, как  обычно,  была  привязана  капсула  со  взрывчатым
веществом. В наши руки попал лишь клочок пленки, однако важный.
   -- Ну?
   Хават провел языком по губам.
   --  В ней говорится: "... Его никогда не станут подозревать,
и когда на него обрушится чей-либо  удар,  одного  этого  будет
достаточно,  чтобы его уничтожить". На записке была собственная
печать барона, я ее узнал.
   -- Твои подозрения не лишены оснований, --  в  тоне  герцога
Хават внезапно почувствовал холодок отчуждения.
   --  Я  бы  скорее  дал отрезать себе руки, чем причинить вам
боль, господин, но что, если...
   -- Леди Джессика?! -- гневно вскричал Лето,  не  дав  Хавату
договорить. -- Неужели ты не мог выудить правду у этого Парди?
   --  К  несчастью,  Парди  уже  не  было  в  живых,  когда мы
перехватили курьера. Курьер же, я в этом уверен, не  знал,  что
нес.
   Лето  встряхнул  головой: "Как все это отвратительно! Ничего
подобного быть не может -- я знаю свою женщину".
   -- Мой господин, если...
   -- Нет! -- взревел герцог. -- Здесь ошибка!
   --  Мы  не  можем  оставить  этот  факт  без  внимания,  мой
господин.
   --  Она  со  мной  шестнадцать  лет! У нее было бесчисленное
число возможностей для того, чтобы... Ты сам изучал школу  Бене
Гессерит и Джессику.
   Хават горько проговорил:
   -- Как уже известно, факты могут проходить мимо меня.
   --   Говорю  тебе,  что  это  невозможно.  Харконнены  хотят
уничтожить род Атридесов,  включая  и  Пола.  Они  уже  однажды
пытались, Может ли мать замышлять что-то против сына?
   --  Возможно,  против  собственного сына она не действует. А
вчерашняя попытка могла быть хитрым трюком.
   -- Она и была трюком.
   --  Сир,  леди  Джессика  утверждает,  что  ее  родители  ей
неизвестны.  А  что,  если  она  сирота  и  сиротой  ее сделали
Атридесы?
   -- Она могла бы начать действовать  давным-давно.  Подсыпать
яд  в  мое питье... вонзить ночью стилет... У кого как не у нее
были такие возможности?
   -- Харконнены хотят  уничтожить  вас,  мой  господин.  В  их
намерения  входит  не  только  убийство.  Вендетта  должна быть
настоящим искусством.
   Плечи герцога поникли. Он закрыл  глаза,  почувствовав  себя
старым  и  усталым.  "Этого  не может быть. Женщина открыла мне
свое сердце".
   -- Можно ли придумать лучший  способ  уничтожить  меня,  чем
посеять во мне подозрения к той, которую я люблю?
   -- Я думал об этом, -- сказал Хават, -- и все же...
   Герцог  открыл  глаза  и  посмотрел  на  Хавата:  "Пусть  он
подозревает. Подозрения -- это по его части. Может быть, если я
притворюсь, что  поверил  в  это,  тот,  другой,  станет  менее
осторожным".
   -- Что ты предлагаешь? -- прошептал герцог.
   --  Постоянное  наблюдение  с этой минуты, мой господин. Она
должна быть под надзором в любое время  суток.  Я  прослежу  за
этим.  Айдахо  был  бы идеальным человеком для подобной работы.
Может быть, через неделю нам удастся заполучить его обратно.  В
его  отряде  есть  один юноша, обученный нами настолько хорошо,
что он мог бы служить идеальной заменой Айдахо у Свободных.  Он
искушен в делах дипломатии.
   -- Не рискуй со Свободными!
   -- Конечно нет, сэр.
   -- А как насчет Пола?
   -- Возможно, надо посоветоваться с доктором Уйе.
   Лето снова повернулся к Хавату:
   -- Оставляю это на ваше усмотрение.
   -- Я буду благоразумен, мой господин.
   "Что  ж,  по  крайней  мере, на это я могу рассчитывать", --
подумал герцог. Потом он сказал:
   -- Я немного пройдусь.  Если  понадоблюсь,  буду  где-нибудь
поблизости.
   -- Мой господин, прежде, чем вы уйдете, я хотел бы, чтобы вы
взглянули  на  фильмокнигу.  Это приблизительный анализ религии
Свободных. Еще просили меня сделать об этом сообщение.
   Герцог помедлил и, не оглядываясь, спросил:
   -- С этим нельзя подождать?
   -- Конечно, можно,  мой  господин.  Но  вы  спрашивали,  что
означает слово Муад, которое выкрикивали люди на улице при виде
молодого господина.
   -- При виде Пола?
   -- Да, сэр. У Свободных есть легенда о том, что к ним явится
лидер, ребенок Бене Гессерит, и поведет их к истинной свободе.
   -- И они думают, что это... Пол?!
   -- Они надеются на это, мой господин.
   Хават  протянул  герцогу  капсулу  с  книгой.  Тот взял ее и
опустил в карман:
   -- Я посмотрю попозже.
   -- Конечно, мой господин.
   -- Сейчас мне нужно время подумать.
   -- Да, мой господин.
   Герцог глубоко вздохнул и вышел. Очутившись в  коридоре,  он
повернул  налево и пошел, не разбирая дороги. Мелькали лестницы
коридоров, балконы, холлы. Встречные люди приветствовали его  и
уступали ему дорогу. Герцог торопился в совещательную комнату.
   Он  нашел  ее  погруженной  в  темноту,  а Пола -- спящим на
стуле.
   Сын был укрыт робой  охранника,  а  под  его  головой  лежал
какой-то  грязный  тюк. Осторожно, чтобы не разбудить мальчика,
герцог прошел через комнату  на  балкон  и  оглядел  посадочное
поле. Охранник, стоявший в углу балкона, узнал его в полутьме и
встрепенулся, ожидая приказаний.
   -- Вольно! -- отдал команду герцог и прислонился к холодному
металлу балконной решетки.
   Пустыня  была  окутана  предрассветной  тишиной. Неподвижные
звезды над его головой  сверкали  на  темно-голубом  небе.  Над
южным  горизонтом сквозь тонкую дымку проглядывала полная луна.
Свет ее казался откровенным и циничным.
   Пока  он  так  стоял,  наблюдая,  луна  скользнула  за  пики
Защитной стены, и, оказавшись во внезапно сгустившейся темноте,
герцог ощутил озноб и вздрогнул.
   Злоба кольнула его острой иглой.
   "Харконнены  все  время мешают мне, травят меня, охотятся на
меня,  --  подумал  он.  --  Назойливые  дряни  с  полицейскими
усмешками!   Здесь   я   стою   на   своих   ногах!"  Рука  его
бессознательно потянулась к эмблеме на тунике.
   На востоке возникли светящиеся полоски,  потом  образовались
просветы, заставившие померкнуть звезды. Началось торжественное
шествие зари.
   Она была так красива, что Лето забыл обо всем: есть вещи, не
поддающиеся описанию.
   Он  никогда не думал, что здесь можно встретиться с подобной
красотой.
   -- Прекрасное утро, сир, -- сказал за его спиной охранник.
   Герцог кивнул, размышляя про себя:  "Возможно,  эта  планета
станет домом для моего сына".
   Потом   Лето   увидел  человеческие  фигуры,  движущиеся  по
цветочному полю. Это  были  собиратели  росы.  Вода  здесь  так
ценна, что собирать приходилось даже росу.
   Но  свободен  ли  будет этот дом? -- И радостное парение его
души сменилось горечью несбывшихся надежд.

x x x

===


   Быть может, самым ужасным моментом познания является тот,
когда ты понимаешь, что твой отец -- обычный человек из плоти и
крови.
   Принцесса Ирулэн.
   Собрание высказываний Муаддиба.

   Герцог сказал:
   -- Пол, то, что я думаю, ужасно, но я должен это сделать.
   Он стоял возле  портативного  аудиоскупера,  принесенного  в
совещательную  комнату  к  их  завтраку.  Чувствительная  ручка
прибора  мягко  зависла  над  столом,  напоминая   Полу   некое
таинственное, ныне вымершее насекомое.
   Внимание  герцога  было  приковано  к  окнам,  выходившим на
посадочное поле, за которыми клубилась пыль Перед мальчиком  на
фоне  утреннего  неба  стоял  аппарат  с  фильмом о религиозных
обрядах  Свободных,  снятым  одним  из  экспертов  Хавата   Пол
обнаружил,  что  воспоминание о себе волнует его -- Муад! Лизан
ал-Гаиб!
   Закрыв глаза, он вспомнил крики толпы "Так вот  на  что  они
надеются",  --  подумал  он  И еще он вспомнил, как назвала его
старая Преподобная  мать  --  "Квизатц  Хедерах".  Воспоминания
пробудили   в   нем  чувства,  связанные  с  ужасной  целью  --
способствовать  гибели  этого   ужасного   мира,   наполненного
непонятной ему недружелюбностью.
   -- Отвратительно! -- внезапно произнес герцог.
   -- О чем вы говорите, сир?
   Лето внимательно посмотрел на Пола.
   -- О том, что Харконнены думают, будто смогут обмануть меня,
посеяв  недоверие  к  твоей  матери.  Они не знают, что скоро я
перестану доверять самому себе.
   -- Я не понимаю вас, сир.
   Лето опять взглянул в окно -- белое солнце находилось на том
самом месте, где ему было положено находиться по утрам.
   Негромко и неторопливо,  чтобы  не  выдать  обуревавшие  его
чувства, герцог рассказал мальчику о записке.
   -- Вы могли и меня ввести в заблуждение, -- сказал Пол.
   --  Они должны думать, что им это удалось, -- ответил герцог
-- Все  должно  выглядеть  естественно  Даже  твоей  матери  не
следует знать об этой хитрости.
   -- Но почему, сир?
   --  Чтобы  не  спровоцировать ее на ответное действие -- она
способна на высший акт! На карту поставлено  слишком  многое  Я
надеюсь  выкурить предателя из его норы Пусть они пока считают,
что меня удалось обмануть.
   -- Почему вы мне рассказываете об этом? Ведь я  могу  выдать
вас!
   --  Ты  -- единственный, за кем сейчас не будут следить И ты
будешь держать все в тайне Ты должен -- Герцог подошел  к  окну
и,  не  глядя  на  сына,  проговорил:  Но  если  со мной что-то
случится, ты можешь открыть  ей  правду  я  никогда  в  ней  не
сомневался Я хочу, чтобы она об этом знала.
   Пол понял, что отец говорит о смерти.
   -- С вами ничего не должно случиться, сир.
   -- Помолчи, сын.
   Пол  смотрел  на  отца  и  видел,  что  он  смертельно устал
Усталость жила в повороте  его  головы,  в  сутулости  плеч,  в
катастрофической замедленности движений.
   -- Вы просто устали, отец.
   --  Да,  устал,  --  согласился  герцог,  --  морально устал
Процесс упадка Великих домов затронул в конце концов и  меня  А
когда-то мы были очень сильны.
   Пол быстро и сердито проговорил.
   -- Упадок не коснулся нашего дома!
   -- Разве?
   Герцог  повернулся к сыну, и тот увидел темные круги под его
глазами, циничная усмешка искривила губы Лето.
   -- Мне следовало бы жениться на  твоей  матери,  сделать  ее
герцогиней.  Но...  мое холостяцкое положение оставляло надежду
некоторым домам, имеющим дочерей, на союз с ними. --  Он  пожал
плечами. -- Так что я...
   -- Мать объясняла мне это.
   --   Ничто  не  приносит  предводителю  такого  расположения
подчиненных, как бравада, -- сказал герцог,  --  и  я  старался
казаться бесшабашным.
   --  Ты  хорошо  знаешь  дело,  --  запротестовал  Пол. -- Ты
хороший руководитель. Люди охотно следуют за тобой, любят тебя.
   -- Мои пропагандистские отряды -- одни из лучших, --  герцог
опять  отвернулся  к  окну.  -- Здесь, на Арраки, у нас большие
возможности, чем может предполагать Империя. И все же я  иногда
думаю,  что для нас было бы лучше, если бы мы отступили. Иногда
так хочется просто раствориться среди этих людей,  стать  менее
заметным.
   -- Отец!
   --  Да,  я устал. А тебе известно, что мы используем остаток
спайса в качестве сырья и  имеем  уже  собственную  фабрику  по
производству пленки?
   -- Сэр?
   --  Мы не можем оставаться без пленки, -- речь герцога стала
торопливой. Он словно боялся, что  не  успеет  рассказать  Полу
все,  что  нужно,  --  помимо  всего,  как  бы  иначе мы смогли
снабдить информацией  периферию?!  Люди  должны  знать,  как  я
хорошо ими управляю. Как же они об этом узнают, если мы сами не
скажем им?
   -- Вам нужно отдохнуть, -- взволнованно произнес Пол.
   И снова герцог посмотрел сыну в лицо:
   --  У Арраки есть еще одно, главное, преимущество, о котором
я чуть было не забыл упомянуть. Этот спайс -- он  здесь  везде.
Им  дышишь,  его  ешь,  он почти во всем. И мне кажется, что он
создает некоторый иммунитет против самых распространенных ядов.
Арраки -- безводная планета, и вода здесь  --  источник  жизни.
Необходимость    контролировать   расходование   каждой   капли
бесценной влаги ставит все производство спайса  на  Арраки  под
строжайший  контроль.  Но  спайс  -- не только ключ к получению
огромных богатств, он  одновременно  необходим  и  как  условие
выживания   --   он   спасает  народы  Арраки  от  истребления.
Населением Арраки нельзя рисковать, более того, его  приходится
защищать от опасности, исходящей как изнутри, так и извне. Ведь
большая  часть населения планеты занята добычей спайса, который
существует только на Арраки. Таким образом, Арраки делает  нас,
ее правителей, безупречными в моральном и этическом отношениях.
   Пол начал было говорить, но герцог прервал его:
   -- Мне необходимо было кому-то все это высказать, сын. -- Он
вздохнул,  снова посмотрел на сухой ландшафт, с которого теперь
исчезли даже цветы -- затоптанные сборщиками  росы,  они  увяли
под ранним солнцем.
   --  На Каладане мы правили, опираясь на мощь моря и воздуха,
здесь мы должны использовать  мощь  пустыни.  Это  то,  что  ты
получаешь  в  наследство,  Пол.  Что станет с вами, если что-то
случится со мной? Твоему дому тогда не будет угрожать медленное
и угрюмое угасание, падение  его  будет  стремительным,  вас  с
матерью  начнут  преследовать.  И  тогда останется единственное
спасение -- бегство.
   Пол сглотнул, подбирая  слова,  но  ничего  не  приходило  в
голову.  Он  никогда  не  видел  своего  отца настолько упавшим
духом.
   -- При попытке удержать  Арраки,  --  продолжал  герцог,  --
неизбежно  встанет  вопрос  о  сохранении славного имени нашего
рода. -- Он указал в окно  на  знамена  Атридесов,  безжизненно
свисающие  с  флагштоков,  установленных  по  краям посадочного
поля. -- Ничьи дьявольские козни не должны запятнать эти гордые
и честные знамена.
   Горло  у  Пола  пересохло   От   слов   отца   веяло   такой
безысходностью, таким фатализмом, что мальчик почувствовал себя
опустошенным.
   Герцог  достал  из кармана возбуждающую таблетку и проглотил
ее, не запивая.
   --  Власть  и  страх,  --  сказал  он,  --  вот  инструменты
управления  государством.  Надо  приказать, чтобы тебя усиленно
обучали искусству ведения партизанской войны А фильм  в  случае
крайней необходимости ты смог бы сыграть и на этом.
   Пол  смотрел  на  отца,  по мере действия таблетки его плечи
расправлялись. Но полные страха и сомнения.
   -- Что-то задерживает эколога, -- пробормотал герцог.  --  Я
велел Зуфиру поторопить его.

x x x

===


   Однажды мой отец, падишах-император, взял меня за руку, и
я, вспомнив  то,  чему научила меня мать, почувствовала, что он
не спокоен. Отец повел меня в портретную галерею и  остановился
перед полотном, на котором был изображен герцог Лето Атридес. Я
заметила  между  ними  -- моим отцом и человеком на портрете --
большое сходство У обоих  были  благородные  худощавые  лица  с
острыми  чертами.  Но  больше  всего  меня  поразили  их глаза,
одинаково холодные и величественные. "Дочь, -- сказал мне отец,
-- я хотел бы, чтобы ты была старше, когда для  этого  человека
наступит  время  выбирать  себе женщину". Моему отцу тогда было
семьдесят лет, хотя он выглядел не старше человека на портрете,
а мне -- всего четырнадцать, но я  до  сих  пор  помню,  о  чем
подумала  в  то мгновение, мой отец втайне желает иметь герцога
своим сыном и ненавидит политическую необходимость, вынуждавшую
их быть врагами.
   Принцесса Ирулэн.
   В доме моего отца.

   Первая встреча с людьми, которых ему было приказано предать,
потрясла доктора Кайнза. Он гордился тем, что был  ученым,  для
которого  легенды  были лишь любопытными гипотезами, возможными
путями к познанию сущности культур. Но мальчик так  удивительно
соответствовал древнему поверью, особенно его вопрошающие глаза
и сдерживаемая искренность, характерная для его облика.
   В  легенде,  конечно,  не содержалось четких указаний на то,
когда  Матьбогиня   приведет   мессию   или   предоставит   ему
возможность   действовать.  И  все  же  между  предсказанием  и
появившимися   на   планете   людьми   существовала    странная
согласованность.
   Они  встретились  в  самый  разгар  утра за административным
зданием  посадочного  поля.  Стоящий  неподалеку   топтер   без
опознавательных  знаков  тихонько  гудел,  как  некое дремлющее
насекомое.  Возле  него  с  обнаженным   клинком,   огражденный
защитным полем, стоял охранник Атридесов.
   С  усмешкой  посмотрев  на  защитное  поле,  Кайнз  подумал:
"Арраки готовит для них сюрприз".
   Планетолог  поднял  руку,  давая   знак   своим   охранникам
Свободным  отступить.  Сам он прошел вперед, ко входу в здание.
Его  внимание  привлекло  движение  по  ту  сторону  входа,  он
остановился  и  расправил  складку стилсьюта, образовавшуюся на
левом плече.
   Входная дверь распахнулась Из нее  вышли  люди,  вооруженные
пистолетами,  ножами  и  защитными  полями.  За  ними  следовал
смуглый высокий человек с ястребиным лицом и темными  волосами.
На нем был плащ с эмблемой Атридесов на груди. Ему, видимо, был
непривычен  этот  вид  одежды.  С  одной  стороны плащ прилип к
закрытой стилсьютом ноге, и это сковывало его движения.
   Рядом с мужчиной шел юноша с такими же темными волосами,  но
с  более  круглым лицом. Кайнз знал, что ему пятнадцать лет, но
выглядел он младше. Тем не менее  в  его  фигуре  чувствовалась
властность  и  уверенность  в  себе,  словно  ему было известно
нечто, неведомое всем остальным. На нем был  такой  же  плащ  и
стилсьют,  как  и  на  отце,  но  юноша  чувствовал  себя в них
спокойно и непринужденно, как будто подобная  одежда  была  ему
давно знакома.
   Кайнз  покачал  головой,  думая  про  себя:  "Они всего лишь
люди".
   Вместе с ними вошел еще один,  кого  Кайнз  сразу  узнал  --
Гурни  Хэллек:  этот  человек  поучал  его,  как  вести  себя с
герцогом и его наследником. Кайнз глубоко вобрал в себя воздух,
усмиряя поднявшееся в нем негодование: "Очень скоро они узнают,
кто истинный хозяин на Арраки" Они хотели знать все о спайсе, а
также о базах. И было очевидно, что о базах им сообщил  Айдахо.
"Я  заставлю  Стилгара послать голову Айдахо этому герцогу", --
подумал Кайнз.
   Свита герцога была теперь в нескольких шагах.  Слышно  было,
как хрустел песок под их ногами.
   Кайнз   поклонился,  приветствуя  подходивших  Его  одинокая
фигура привлекла внимание Лето, и тот с интересом  присмотрелся
к  нему:  высокий,  худой,  в  костюме  для  открытой пустыни и
башмаках;  откинутый  на  спину  капюшон   оставлял   открытыми
рыжеватые  волосы  и  редкую  бородку.  Бездонные  синие  глаза
устремлены на герцога из-под нависших бровей.
   -- Вы -- эколог? -- спросил его Лето.
   -- Мы здесь  предпочитаем  употреблять  старые  термины,  --
возразил Кайнз. -- Я -- планетолог.
   --  Я буду называть вас так, как вы привыкли, -- сказал Лето
и повернулся к сыну. -- Это --  арбитр,  судья  по  изменениям,
поставленный следить, подчиняется ли местное население властям.
-- Он посмотрел на Кайнза. -- А это мой сын.
   -- Вы Свободный? -- спросил его Пол.
   Кайнз улыбнулся:
   -- Меня принимают и в сьетче, и в деревне. Но я -- имперский
планетолог, на службе у Его величества.
   Уверенный  тон этого человека произвел на Пола благоприятное
впечатление. До  этого  он  видел  Кайнза  в  бинокль  из  окна
административного  здания,  и  он  показался  мальчику  излишне
чопорным.
   -- Странная манера... -- шепнул Полу  Хэллек.  --  Ни  слова
лишнего, никаких неточностей: говорит, как пишет.
   Герцог, услыхав эти слова, негромко произнес:
   -- Тип настоящего ученого.
   Пол  почувствовал  в  Кайнзе  сильную  личность...  "Это  --
человек, рожденный повелевать", -- подумал он.
   -- Насколько я понимаю, это вы позаботились о  стилсьютах  и
плащах для нас? -- обратился к Кайнзу герцог.
   -- Надеюсь, они хорошо подошли, мой господин, -- ответил ему
Кайнз.  --  Они  были  изготовлены  Свободными  в срок, который
определил ваш человек -- Хэллек.
   -- Мне сказали, что вы не сможете взять нас в пустыню до тех
пор, пока мы не наденем эти доспехи, -- сказал герцог.
   -- Мы не сможем взять с собой достаточное  количество  воды,
хотя  наше сегодняшнее путешествие в пустыню и не будет долгим.
Стилсьюты сохранят влагу вашего тела от испарения. Что касается
остальных мер вашей безопасности,  то  дела  обстоят  следующим
образом:  сверху  вас будет прикрывать эскорт сопровождения. Он
будет находиться в поле вашего зрения. Снизу защиты  не  будет:
маловероятно, что мы подвергнемся нападению в этом направлении.
--  Кайнз пристально посмотрел в лицо герцога, видя перед собой
плоть, насыщенную водой, и холодно проговорил: -- На Арраки  не
принято   говорить   о  неприятности  --  здесь  говорят  о  ее
возможности.
   Хэллек окаменел от его тона.
   -- Герцогу нужно говорить "мой господин" или "сир"!
   Но Лето остановил его движением руки.
   -- Оставь, Гурни! Им еще незнакомы наши обычаи.
   -- Как вам будет угодно, сир, -- пробормотал Хэллек.
   -- Мы у вас в долгу, доктор Кайнз, --  сказал  Лето,  --  Вы
понесли  большие  расходы на подготовку этой экспедиции. Они не
будут забыты.
   Пол, повинуясь безотчетному импульсу, отчетливо произнес:
   -- Дар -- благо для того, кто дарит.
   Внезапно свободные из охраны Кайнза бросились к нему:
   -- Лизан ал-Гаиб! -- вскричал один из них.

Кайнз повелительным жестом вернул их на место.  Они  отошли,
возбужденно переговариваясь между собой. Кайнз сказал:
   --  Не  обращайте  на  них  внимания -- жители пустыни очень
суеверны.
   Однако  он  тоже  вспомнил   слова   легенды:   "Они   будут
приветствовать  тебя  словами  священного  писания, а твои дары
станут для тебя благоденствием".
   Внезапно  Лето  понял,  почему  Хават,  давая  ему   краткое
описание  Арраки,  отозвался  о  Кайнзе  более  чем  сдержанно,
подчеркивая тем самым, что он не доверяет этому человеку: Кайнз
был Свободным. Его манеры  отличали  в  нем  гордого  человека,
привыкшего   к   свободе,   и  в  речи  своей,  и  в  языке  он
руководствовался  только  собственными  заключениями.  Заданный
напрямую  вопрос  Пола был наивен и бестактен: Кайнз, имперский
планетолог, был аборигеном. Вот почему он взял охрану из  своих
людей.  Но,  с  другой стороны, этот факт мог и не таить в себе
никакой угрозы. Просто Свободные Арраки хотели удостовериться в
том, до каких пределов простирается их  новая  свобода.  Охрана
производила впечатление надежной.
   -- Не пора ли нам отправляться, сир? -- спросил Хэллек.
   Герцог утвердительно кивнул:
   --  Я  полечу  в моем собственном топтере, Кайнз может сесть
рядом со мной, чтобы указывать дорогу; ты и Пол займете  задние
сиденья.
   --  Одну  минуту,  --  остановил  Кайнз герцога. -- С вашего
разрешения, я должен проверить исправность ваших костюмов.
   Герцог хотел было возразить, но Кайнз настаивал:
   -- Я забочусь не только о вас, но и о себе... мой  господин.
Мне  хорошо  известно,  чего  следует  опасаться,  пока  вы оба
находитесь на моем попечении.
   Герцог  нахмурился:  "До  чего  неприятный  момент!  Если  я
откажусь,  то могу его обидеть. А он может оказаться именно тем
человеком, который нам нужен. Но... пустить  его  внутрь  моего
защитною  поля,  разрешить  касаться меня, когда я так мало его
знаю?.."
   --  Мы  к  вашим  услугам,  --  сказал,  наконец,  герцог  и
распахнул  свой  плащ.  Он  видел,  как Хэллек весь подобрался,
готовый ринуться вперед. --  И  раз  уж  вы  так  добры,  то  я
попросил бы вас рассказать мне об устройстве этого костюма.
   --  Охотно,  -- сказал Кайнз и, расстегнув застежку на плече
герцога,  приступил  к  объяснениям:  --  В  его  основе  лежит
высокоэффективный   и   многослойный   фильтр  и  теплообменная
система.  Внутренний  пористый  слой  обеспечивает   нормальный
процесс   испарения,   охлаждающий  тело.  Два  следующих  слоя
содержат волокна теплообмена и охлаждения солей.

 Читать  дальше ...  

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

***

Источник :  http://lib.ru/HERBERT/dune_1.txt    ===

***

***

***

***

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 199 | Добавил: iwanserencky | Теги: Дюна, Хроники, текст, книги, писатель Фрэнк Херберт, Вселенная, Будущее Человечества, слово, чужая планета, Хроники Дюны, литература, фантастика, миры иные, книга, будущее, люди, Фрэнк Херберт, из интернета, проза | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: