Главная » 2017 » Апрель » 24 » Сорокоуст. Есенин
18:20
Сорокоуст. Есенин

Есенин Сергей

*** 

 
Сергей Есенин
 
Сорокоуст
 
А.Мариенгофу
 
 
1
 
 
 
Трубит, трубит погибельный рог!
Как же быть, как же быть теперь нам
На измызганных ляжках дорог?
 
Вы, любители песенных блох,
Не хотите ль пососать у мерина?
 
Полно кротостью мордищ праздниться,
Любо ль, не любо ль, знай бери.
Хорошо, когда сумерки дразнятся
И всыпают вам в толстые задницы
Окровавленный веник зари.
 
Скоро заморозь известью выбелит
Тот поселок и эти луга.
Никуда вам не скрыться от гибели,
Никуда не уйти от врага.
Вот он, вот он с железным брюхом,
Тянет к глоткам равнин пятерню,
 
Водит старая мельница ухом,
Навострив мукомольный нюх.
И дворовый молчальник бык,
Что весь мозг свой на телок пролил,
Вытирая о прясло язык,
Почуял беду над полем.
 
2
 
Ах, не с того ли за селом
Так плачет жалостно гармоника:
Таля-ля-ля, тили-ли-гом
Висит над белым подоконником.
И желтый ветер осенницы
Не потому ль, синь рябью тронув,
Как будто бы с коней скребницей,
Очесывает листья с кленов.
Идет, идет он, страшный вестник,
Пятой громоздкой чащи ломит.
И все сильней тоскуют песни
Под лягушиный писк в соломе.
О, электрический восход,
Ремней и труб глухая хватка,
Се изб древенчатый живот
Трясет стальная лихорадка!
 
3
 
Видели ли вы,
Как бежит по степям,
В туманах озерных кроясь,
Железной ноздрей храпя,
На лапах чугунных поезд?
 
А за ним
По большой траве,
Как на празднике отчаянных гонок,
Тонкие ноги закидывая к голове,
Скачет красногривый жеребенок?
 
Милый, милый, смешной дуралей,
Ну куда он, куда он гонится?
Неужель он не знает, что живых коней
Победила стальная конница?
Неужель он не знает, что в полях бессиянных
Той поры не вернет его бег,
Когда пару красивых степных россиянок
Отдавал за коня печенег?
По-иному судьба на торгах перекрасила
Наш разбуженный скрежетом плес,
И за тысчи пудов конской кожи и мяса
Покупают теперь паровоз.
 Лагонаки, Кавказ, фотографии Александра Кобезского
4
 
Черт бы взял тебя, скверный гость!
Наша песня с тобой не сживется.
Жаль, что в детстве тебя не пришлось
Утопить, как ведро в колодце.
Хорошо им стоять и смотреть,
Красить рты в жестяных поцелуях, -
Только мне, как псаломщику, петь
Над родимой страной аллилуйя.
Оттого-то в сентябрьскую склень
На сухой и холодный суглинок,
Головой размозжась о плетень,
Облилась кровью ягод рябина.
Оттого-то вросла тужиль
В переборы тальянки звонкой.
И соломой пропахший мужик
Захлебнулся лихой самогонкой.
 
<1920>
 
---------------------------------------------------------------------------
 
Примечания
 
Журнал "Творчество", Москва, 1920, N7-10, июль-октябрь (отрывки); полностью
- сборник "Исповедь хулигана", 1921.

*** http://az.lib.ru/e/esenin_s_a/text_0210.shtml

***

ЕСЕНИН (2).JPG

***

Не жалею, не зову, не плачу... Всё пройдёт

ЕСЕНИН (1).JPG

ЕСЕНИН (5).JPG

ЕСЕНИН (9).JPG

ЕСЕНИН (17).JPG

Стихи Есенина

Картина о Есенине. Дмитрий Лучанов. 2011 год

Есенин Сергей

Есенин Сергей.jpg

Память о Есенине Сергее

 

***009.Горы.Лагонаки 2007. Фото Светланы Левады (51)

***

***   ЕСЕНИН          

***     ЕСЕНИН. Хороша была Танюша                                          Ругаться вовсе ни к чему...      

***

***     

***

***

***

******
       
Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.
       
С алым соком ягоды на коже,
Нежная, красивая, была
На закат ты розовый похожа
И, как снег, лучиста и светла.
       
Зерна глаз твоих осыпались, завяли,
Имя тонкое растаяло, как звук,
Но остался в складках смятой шали
Запах меда от невинных рук.
       
В тихий час, когда заря на крыше,
Как котенок, моет лапкой рот,
Говор кроткий о тебе я слышу
Водяных поющих с ветром сот.
       
Пусть порой мне шепчет синий вечер,
Что была ты песня и мечта,
Все ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи -
К светлой тайне приложил уста.
       
Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.



***
       
       
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ.
       
Потому, что я с севера, что ли,
Что луна там огромней в сто раз,
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.
Потому, что я с севера, что ли.
       
Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи -
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.
       
Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.
       
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне...
Шаганэ ты моя, Шаганэ.



***
       
       
       
 Я спросил сегодня у менялы, 
Что дает за полтумана по рублю, 
Как сказать мне для прекрасной Лалы 
По-персидски нежное «люблю»?

Я спросил сегодня у менялы 
Легче ветра, тише Ванских струй, 
Как назвать мне для прекрасной Лалы 
Слово ласковое «поцелуй»?

И еще спросил я у менялы,
В сердце робость глубже притая,
Как сказать мне для прекрасной Лалы,
Как сказать ей, что она «моя»?

И ответил мне меняла кратко: 
О любви в словах не говорят, 
О любви вздыхают лишь украдкой, 
Да глаза, как яхонты, горят...

Поцелуй названья не имеет, 
Поцелуй не надпись на гробах. 
Красной розой поцелуи веют, 
Лепестками тая на губах.

От любви не требуют поруки,
С нею знают радость и беду.
«Ты — моя» сказать лишь могут руки,
Что срывали черную чадру. 


***
       
       
Никогда я не был на Босфоре,
Ты меня не спрашивай о нём.
Я в твоих глазах увидел море,
Полыхающее голубым огнем.

Не ходил в Багдад я с караваном,
Не возил я шелк туда и хну.
Наклонись своим красивым станом,
На коленях дай мне отдохнуть.

Или снова, сколько ни проси я,
Для тебя навеки дела нет,
Что в далеком имени - Россия -
Я известный, признанный поэт.
       
У меня в душе звенит тальянка,
При луне собачий слышу лай.
Разве ты не хочешь, персиянка,
Увидать далекий синий край?

Я сюда приехал не от скуки -
Ты меня, незримая, звала.
И меня твои лебяжьи руки
Обвивали, словно два крыла.

Я давно ищу в судьбе покоя,
И хоть прошлой жизни не кляну,
Расскажи мне что-нибудь такое
Про твою веселую страну.
       
Заглуши в душе тоску тальянки,
Напои дыханьем свежих чар,
Чтобы я о дальней северянке
Не вздыхал, не думал, не скучал.

И хотя я не был на Босфоре -
Я тебе придумаю о нём.
Всё равно - глаза твои, как море,
Голубым колышутся огнём.

***
       
       
Мне грустно на тебя смотреть,
Какая боль, какая жалость!
Знать, только ивовая медь
Нам в сентябре с тобой осталась.
       
Чужие губы разнесли
Твоё тепло и трепет тела.
Как будто дождик моросит
С души, немного омертвелой.
       
Ну что ж! Я не боюсь его.
Иная радость мне открылась.
Ведь не осталось ничего,
Как только желтый тлен и сырость.
       
Ведь и себя я не сберег
Для тихой жизни, для улыбок.
Так мало пройдено дорог,
Так много сделано ошибок.
       
Смешная жизнь, смешной разлад.
Так было и так будет после.
Как кладбище, усеян сад
В берез изглоданные кости.
       
Вот так же отцветем и мы
И отшумим, как гости сада...
Коль нет цветов среди зимы,
Так и грустить о них не надо.

***
       
       
       

Видно, так заведено навеки -
К тридцати годам перебесясь,
Всё сильней, прожженные калеки,
С жизнью мы удерживаем связь.
       
Милая, мне скоро стукнет тридцать,
И земля милей мне с каждым днем.
Оттого и сердцу стало сниться,
Что горю я розовым огнем.
       
Коль гореть, так уж гореть сгорая,
И недаром в липовую цветь
Вынул я кольцо у попугая -
Знак того, что вместе нам сгореть.
       
То кольцо надела мне цыганка.
Сняв с руки, я дал его тебе,
И теперь, когда грустит шарманка,
Не могу не думать, не робеть.
       
В голове болотный бродит омут,
И на сердце изморозь и мгла:
Может быть, кому-нибудь другому
Ты его со смехом отдала?
       
Может быть, целуясь до рассвета,
Он тебя расспрашивает сам,
Как смешного, глупого поэта
Привела ты к чувственным стихам.
       
Ну, и что ж! Пройдет и эта рана.
Только горько видеть жизни край.
В первый раз такого хулигана
Обманул проклятый попугай.    
                                                                                                                                                    

 

 

 

Песнь о собаке
Сергей Есенин 

Утром в ржаном закуте,
Где златятся рогожи в ряд,
Семерых ощенила сука,
Рыжих семерых щенят.

До вечера она их ласкала,
Причёсывала языком,
И струился снежок подталый
Под тёплым её животом.

А вечером, когда куры
Обсиживают шесток,
Вышел хозяин хмырый,
Семерых всех поклал в мешок.

По сугробам она бежала,
Поспевая за ним бежать.
И так долго, долго дрожала
Воды незамерзшей гладь.

А когда чуть плелась обратно,
Слизывая пот с боков,
Показался ей месяц над хатой
Одним из её щенков.

В синюю высь звонко 
Глядела она, скуля,
А месяц скользил тонкий
И скрывался за холм в полях.

И глухо, как от подачки,
Когда бросят ей камень в смех,
Покатились глаза собачьи
Золотыми звездами в снег.

***

Мы теперь уходим понемногу

Сергей Есенин

Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать.
Может быть, и скоро мне в дорогу
Бренные пожитки собирать.

Милые берёзовые чащи!
Ты, земля! И вы, равнин пески!
Перед этим сонмом уходящим
Я не в силах скрыть своей тоски.

Слишком я любил на этом свете
Всё, что душу облекает в плоть.
Мир осинам, что, раскинув ветви,
Загляделись в розовую водь!

Много дум я в тишине продумал,
Много песен про себя сложил,
И на этой на земле угрюмой
Счастлив тем, что я дышал и жил.

Счастлив тем, что целовал я женщин,
Мял цветы, валялся на траве
И зверьё, как братьев наших меньших,
Никогда не бил по голове.

Знаю я, что не цветут там чащи,
Не звенит лебяжьей шеей рожь.
Оттого пред сонмом уходящих
Я всегда испытываю дрожь.

Знаю я, что в той стране не будет
Этих нив, златящихся во мгле.
Оттого и дороги мне люди,
Что живут со мною на земле. 

***

Жеребёнок и поезд. Из Сорокоуста.
Сергей Есенин

Видели ли вы,
Как бежит по степям,
В туманах озёрных кроясь,
Железной ноздрей храпя
На лапах чугунных поезд?

А за ним 
По большой траве,
Как на празднике отчаянных гонок,
Тонкие ноги закидывая к голове,
Скачет красногривый жеребёнок?

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну куда он, куда он гонится?
Неужель он не знает, что живых коней
Победила стальная конница?
Неужель он не знает, что в полях бессиянных

Той поры не вернёт его бег,
Когда пару красивых степных россиянок
Отдавал за коня печенег?
По-иному судьба на торгах перекрасила
Наш разбуженный скрежетом плёс,
И за тысячи пудов конской кожи и мяса
Покупают теперь паровоз. 

***



Отговорила роща золотая
Берёзовым, весёлым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник -
Пройдёт, зайдёт и вновь оставит дом.
О всех ушедших грезит конопляник
С широким месяцем над голубым прудом.

Стою один среди равнины голой,
А журавлей относит ветер вдаль.
Я полон дум о юности весёлой,
Но ничего в прошедшем мне не жаль.

Не жаль мне лет, растраченных напрасно,
Не жаль души сиреневую цветь.
В саду горит костёр рябины красной,
Но никого не может он согреть.

Не обгорят рябиновые кисти,
От желтизны не пропадёт трава.
Как дерево роняет тихо листья,
Так я роняю грустные слова.

И если время, ветром разметая,
Сгребёт их все в один ненужный ком...
Скажите так... что роща золотая
Отговорила милым языком.

***



О пашни, пашни, пашни,
Коломенская грусть,
На сердце день вчерашний,
А в сердце светит Русь.

Как птицы, свищут версты
Из-под копыт коня.
И брызжет солнце горстью
Свой дождик на меня.

О край разливов грозных
И тихих вешних сил,
Здесь по заре и звездам
Я школу проходил.

И мыслил, и читал я
По Библии ветров,
И пас со мной Исайа
Моих златых коров. 

***


До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки и слова,
Не грусти и не печаль бровей, -
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей. 

 

 

 


 
                            Сергей Есенин

 
                              Письмо от матери

 
          Чего же мне
          Еще теперь придумать,
          О чем теперь
          Еще мне написать?
          Передо мной
          На столике угрюмом
          Лежит письмо,
          Что мне прислала мать.

 
          Она мне пишет:
          "Если можешь ты,
          То приезжай, голубчик,
          К нам на святки.
          Купи мне шаль,
          Отцу купи порты,
          У нас в дому
          Большие недостатки.
          Мне страх не нравится,
          Что ты поэт,
          Что ты сдружился
          С славою плохою.
          Гораздо лучше б
          С малых лет
          Ходил ты в поле за сохою.

 
          Стара я стала
          И совсем плоха,
          Но если б дома
          Был ты изначала,
          То у меня
          Была б теперь сноха
          И на ноге
          Внучонка я качала.

 
          Но ты детей
          По свету растерял,
          Свою жену
          Легко отдал другому,
          И без семьи, без дружбы,
          Без причал
          Ты с головой
          Ушел в кабацкий омут.

 
          Любимый сын мой,
          Что с тобой?
          Ты был так кроток,
          Был так смиренен.
          И говорил все наперебой:
          Какой счастливый
          Александр Есенин!

 
          В тебе надежды наши
          Не сбылись,
          И на душе
          С того больней и горше,
          Что у отца
          Была напрасной мысль,
          Чтоб за стихи
          Ты денег брал побольше.

 
          Хоть сколько б ты
          Ни брал,
          Ты не пошлешь их в дом,
          И потому так горько
          Речи льются,
          Что знаю я
          На опыте твоем:
          Поэтам деньги не даются.

 
          Мне страх не нравится,
          Что ты поэт,
          Что ты сдружился
          С славою плохою.
          Гораздо лучше б
          С малых лет
          Ходил ты в поле за сохою.

 
          Теперь сплошная грусть,
          Живем мы, как во тьме.
          У нас нет лошади.
          Но если б был ты в доме,
          То было б все,
          И при твоем уме -
          Пост председателя
          В волисполкоме.
          Тогда б жилось смелей,
          Никто б нас не тянул,
          И ты б не знал
          Ненужную усталость,
          Я б заставляла
          Прясть
          Твою жену,
          А ты, как сын,
          Покоил нашу старость".
          . . . . . . . . . . . . . .
          Я комкаю письмо,
          Я погружаюсь в жуть.
          Ужель нет выхода
          В моем пути заветном?
          Но все, что думаю,
          Я после расскажу.
          Я расскажу
          В письме ответном...

 
          <1924>

 

 

  Сергей Есенин

 
                                   Ответ

 
          Старушка милая,
          Живи, как ты живешь.
          Я нежно чувствую
          Твою любовь и память.
          Но только ты
          Ни капли не поймешь -
          Чем я живу
          И чем я в мире занят.

 
          Теперь у вас зима.
          И лунными ночами,
          Я знаю, ты
          Помыслишь не одна,
          Как будто кто
          Черемуху качает
          И осыпает
          Снегом у окна.

 
          Родимая!
          Ну как заснуть в метель?
          В трубе так жалобно
          И так протяжно стонет.
          Захочешь лечь,
          Но видишь не постель,
          А узкий гроб
          И - что тебя хоронят.

 
          Так будто тысяча
          Гнусавейших дьячков,
          Поет она плакидой -
          Сволочь-вьюга!
          И снег ложится
          Вроде пятачков,
          И нет за гробом
          Ни жены, ни друга!

 
          Я более всего
          Весну люблю.
          Люблю разлив
          Стремительным потоком,
          Где каждой щепке,
          Словно кораблю,
          Такой простор,
          Что не окинешь оком.

 
          Но ту весну,
          Которую люблю,
          Я революцией великой
          Называю!
          И лишь о ней
          Страдаю и скорблю,
          Ее одну
          Я жду и призываю!

 
          Но эта пакость -
          Хладная планета!
          Ее и Солнцем-Лениным
          Пока не растопить!
          Вот потому
          С больной душой поэта
          Пошел скандалить я,
          Озорничать и пить.

 
          Но время будет,
          Милая, родная!
          Она придет, желанная пора!
          Недаром мы
          Присели у орудий:
          Тот сел у пушки,
          Этот - у пера.

 
          Забудь про деньги ты,
          Забудь про все.
          Какая гибель?!
          Ты ли это, ты ли?
          Ведь не корова я,
          Не лошадь, не осел,
          Чтобы меня
          Из стойла выводили!

 
          Я выйду сам,
          Когда настанет срок,
          Когда пальнуть
          Придется по планете,
          И, воротясь,
          Тебе куплю платок,
          Ну, а отцу
          Куплю я штуки эти.

 
          Пока ж - идет метель,
          И тысячей дьячков
          Поет она плакидой -
          Сволочь-вьюга.
          И снег ложится
          Вроде пятачков,
          И нет за гробом
          Ни жены, ни друга.

 
          <1924>

***

 

*** ПОДЕЛИТЬСЯ

 

 

***     

***

На тропе туристической, велосипедной. В ясный день Осени, 4.10.19 ...

     

***

          ... Читать дальше »

*** 

 ***

С парусом, в лиман Ахтарский, море Азовское

 

 

Парус поднимается ... DSCN3778.JPG
Лето, Ачуевская коса, туризм, 
Читать дальше... )

*** 

***           Шишкин

***                   «Шедевры живописи Государственного Эрмитажа»,

Шедевры Эрмитажа, живопись, Клод Моне, Стог сена в Живерни                                  

 ***                 

***

 

Смотрим. Архив. Яндекс.Фотки. №2

***   

  Огонь костра! ... DSCN0845.JPG       КОСТРЫ

***        ... Читать дальше »

***      Шедевры  живописи...   

 ***          Эрика Векслер 

***      Эрих Йохансон

 ***

 ***                 

***

***

Просмотров: 437 | Добавил: iwanserencky | Теги: Сорокоуст, Сорокоуст. Есенин, ЕСЕНИН, Сергей Есенин, поэзия, стихи, литература | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: