Главная » 2019 » Июль » 31 » Нил Саймон. Билокси-блюз 002
14:36
Нил Саймон. Билокси-блюз 002

***

***     

  Туми. Я даю тебе возможность как следует отоспаться, но только… когда ты отмоешь; надраишь и наведешь блеск на все унитазы, стульчаки, писсуары в уборной. И если они не заблестят и не заиграют к нашему возвращению, то дополнительно будут наказаны Виковский и Сэлридж. Двести выжиманий с каждого! Это примирит их с тобой, Эпштейн. Кто еще хочет остаться сегодня вечером в казарме?.. Тогда начнем собираться. В двадцать четыре ноль-ноль с вещевыми мешками строимся у казармы, по всей форме. А НУ, ЖИВО, МАРШ!!! (Все вскакивают, кроме Эпштейна.) СТОЙ! ЧЕРТ ВАС ДЕРИ! (Все замирают) НИКТО, ни один человек не выйдет отсюда, пока он не съест, не доест, не проглотит эту высококалорийную жвачку, отпущенную вам США. Вы будете сидеть здесь ковыряя еду, пока она не зацветет но, видит бог, вы будете сидеть здесь до тех пор, пока вы не очистите свои тарелки… Взвод, стройся! Тарелки вперед! (Все быстро выстраиваются перед Туми, впереди ВИКОВСКИЙ для инспекции.) Молодец Виковский, отходи! (Дальше Сэлридж.) Хорошо, отходи! (ВИКОВСКИй, СЭЛ. уходят. Следующий Карни. Он не прикасался в еде.) Что это значит, Корни? Я вижу, в твоей тарелке ужин?

Карни. Да сержант. Я отроду не ел такой мешанины.

Туми. А через месяц ты будешь есть! Она тебе будет нравиться, потому что ты целый месяц просидишь за столом! На место! (КАРНИ с мрачным видом садится за стол. Очередь Юджина, он протягивает Туми тарелку) Тебе тоже не нравится наша кухня, Джером?

Юджин. Это не потому, сержант. Причины чисто религиозные. У нас на этой неделе пост — целых два дня.

Туми. А сейчас март, Джером. Рош-Ахона и Йом Киппур в сентябре. У меня есть календарь всех религиозных праздников, опять хочешь меня провести?

Юджин. Но это совсем другой праздник, — праздник… Эль Малагуэна.

Туми. Первый раз о таком слышу.

Юджин …Это праздник испанских евреев.

Туми. Карни!

Карни. Хо, сержант.

Туми. Отдай половину своего ужина Джерому.

***                                                             Карни (улыбаясь) Слушаюсь, сержант.

Туми (Юджину). Ешь на здоровье. Желаю тебе веселого Эль Малагуэна, Джером! (ЮДЖИН садится на место. КАРНИ быстро перекладывает часть своего ужина на его тарелку. ЮДЖИН расстроен. Очередь Арнольда) А ты, Эпштейн, что скажешь?.. Что сегодня день святой кукарачи?

Арнольд. Что у меня больной желудок, сержант. Гастрит на нервной почве.

Туми, Вот оно что? А как же ты прошел медицинскую комиссию?

Арнольд. У меня расстройство, только когда я ем. Но я ничего не ел перед осмотром. Я взял с собой сэндвич — салат с цыпленком, чтобы наглядно показать результаты: когда пища идет в желудок через пищеварительный тракт, то…

Туми. Ты что псих, Эпштейн? По-моему, ты псих. Да вся эта дерьмовая история придумана психом.

Арнольд (достает из нагрудного кармана бумагу). Вот письмо от моего лечащего врача из больницы Маунт Синай на Пятой авеню.

ТУМИ хватает письмо пробегает его глазами.

Туми. Ты показал его эксперту медицинской комиссии?

Арнольд. Да, сержант.

Туми. И что он сказал?                                                                                                                                                                                                          Арнольд. Он сказал, что сэндвичи с цыпленком есть не надо, и зачислили меня в новобранцы.

Туми. В таком случае грош цена твоему письму. (Рвет письмо, бросает мелкие кусочки в тарелку Арнольду.) Надеюсь, Эшптейн, что ты все съешь, включая и это письмо, чтобы тарелка была чистой. Капрал у дверей проследит за этим. Приятного аппетита, ребята, (Резко поворачивается,) «Эль Малагуэна»…

АРНОЛЬД и его товарищи сидят в оцепенении.

Юджин. У меня есть мысль.

Карни. Какая?

Юджин. Бросить все это под стол и смыться. Когда они это обнаружат, нас здесь не будет.

Карни. Колоссальная идея. Только надо действовать быстро, пока никто не смотрит.

Юджин. Я скажу, когда можно.

Карни. Главное — не упустить момент.

Юджин (озираясь). О кей, давай!

Все одновременно опускают миски под стол, чтобы вывалить еду, но тут раздается окрик: МИСКИ НА СТОЛ! Они повинуются.

Карни. Не успели.

Арнольд. Дай ее мне.

Карни. Что?

Арнольд. Твою миску. Я все равно есть не буду. Зачем всем страдать? Вали все ко мне. ЮДЖИН. Ты это серьезно?

Арнольд. Какой же это все идиотизм. Но я человек — разумный. И я отказываюсь подчиняться идиотам. Вот кончится война, будут проводить расследования… (Ребятам.) Ну, давайте. Кидайте все в мою миску.

Все складывают свои порции в миску Арнольда.

Карни. Знаешь, Эпштейн, ты мне нравишься. Теперь я буду садиться за стол только рядом с тобой.

Карни и Юджин уходят.

Арнольд (один). Вы не заставите меня есть это дерьмо! Я не могу!.. Поймите, не могу! И не буду!.. Не буду!

ЮДЖИН в одежде для похода.

Юджин. Арнольд так и не притронулся к ужину, За это ему пять дней наряда на кухню и чистку уборных в придачу. И все же, это было лучше, чем мотаться вcю ночь напролет по грязным топям Миссисипи.                                                                                                                                                                                             ***                  

 

3 эпизод
Зловещие крики таинственных птиц и каких-то животных.

Сцена погружается в темноту. Высвечивается солдатский барак. Из туалетной комнаты выходит АРНОЛЬД (бросается на кровать).

Ах, Арнольд, что это было… Ты все пропустил. Мы вязли в болоте по самую шею. К нам липли водяные гадюки; огромные ящерицы ползали по нашей одежде… Болотные птицы шлепались нам на грудь, да еще норовили попасть в глаза… Ты что, Арнольд?.. Что с тобой?

Арнольд. Оставь меня!

Юджин. Что случилось? Ты заболел?

Арнольд. Уйди; ты такой же, как и они. Я вас всех ненавижу!

Юджин. Брось, Арнольд, ведь я тебе друг. Товарищ. Со мной ты можешь быть откровенен.

Арнольд. (приподнимаясь, озирается). …Я выхожу из игры. Завтра утром я уезжаю… В Мексику или Центральную Америку… и пробуду там до конца войны… я не позволю, чтобы меня топтали как грязь, как червяка под ногами. Я не буду помогать им защищать страну, которая даже не может защитить своих граждан! Подлецы.

Юджин. И все из-за дежурства в уборной? Нам всем придется по очереди чистить унитазы. Пойми это… Все это игра, Арнольд.

Арнольд. Я был в уборной один… Я чистил ее целых четыре часа, ползая на коленях. И она засверкала еще ослепительнее чем ванная моей матери. Как вдруг являются двое армейских: повар, весом так фунтов в триста, а с ним еще какой-то субъект, папиросы во рту, от обоих пивом разит… Пришли по своей надобности… Только вместо писуара использовали унитаз и стали выводить круги и восьмерки… Когда они оправились, я им сказал: «Я только что все почистил. Спустите, пожалуйста, воду». Но жирный повар послал меня к чертовой бабушке, да еще обругал нецензурно… Я преградил им дорогу в дверях и сказал: Читайте на стенке приказ капитана Лэндона: каждый обязан спускать после себя воду… Я вас прошу выполнить этот приказ, я на дежурстве и отвечаю за чистоту. Тогда громила сказал: «Вот ты и спусти, нью-йоркский щенок». Я им ответил: «Кем бы я ни был, но воду за собой прошу спустить»… Они переглянулись, и эта полутонная безмозглая туша кидается на меня, повертывает вверх тормашками, хватает за щиколотки и… оба они, держа мои ноги, кунают меня головой в унитаз в свою мочу и отраву… Они продержали меня до тех пор, пока я не стал задыхаться. Затем они привязали меня моим же ремнем к верхней переборке, скрутили за спиной руки каким-то грязным тряпьем и оставили так висеть головой вниз, как свинью для убоя… Что я мог сделать один? На помощь никто не пришел. Потом переборка сломалась, и я шлепнулся на пол… И отмывался двадцать минут. Всю жизнь придется отмывать свое унижение. Да, меня унизили. Я потерял собственное достоинство. Если я здесь останусь и если они вложат в мои руки ружье, то клянусь тебе, Юджин, когда-нибудь ночью я их обоих убью… Хоть я не убийца. Но я не хочу быть позором для своей семьи… Мне надо бежать отсюда. Теперь ты понимаешь?                                                                                                   *** Юджин. Но ведь ты не уйдешь самовольно? Тебя поймают. У них во всем мире агенты… Придет день, и ты рассчитаешься с ними. Ведь ты веришь, что есть справедливость?

Арнольд. Ты чертовски наивен, Юджин.

Из туалетной комнаты выходят ВИКОВСКИЙ и СЭЛРИДЖ. Они в нижнем белье, в руках полотенца, зубные щетки; паста.

Виковский (чешется). На мне сто двенадцать укусов этих сволочных москитов.

Сэл. (его пробирает дрожь). А я снял с себя дюжину пиявок. Одну из промежности — быть может, то была не пиявка. А что-то другое? (Ложится в постель.)

Его знобит. Из туалетной комнаты выходят КАРНИ и ХЕННЕСИ. Они тоже в нижнем белье, с полотенцами в руках. Барак. Солдаты на своих койках.

Карни. Ребята, что я сегодня услышал. Но это сверхсекретно. Повторить не могу.

Виковский. Почему?

Карни. Не хочу иметь неприятности, если вы растрезвоните.

Виковский. Но мы же не будем трезвонить. Давай, говори.

Карни. Готовится высадка наших войск в Японию и Европу. В один и тот же день.

Хеннеси. Откуда ты знаешь?

Карни. Поймал какую-то маленькую радиостанцию.

Юджин. Но почему же в один и тот же день?

Карни. Фактор внезапности. Высаживаются одновременно на рассвете — в Японии и в Европе. Чтобы одна страна не смогла предупредить другую.

Юджин. Что ты мелешь; Карни? Когда в Европе рассвет — в Японии уже темно. И японцы, конечно, успеют прочитать об этом в газетах.

Хеннеси. Наша армия еще не готова и плохо обучена. Да и солдат не хватит, чтобы сразу высадиться на двух континентах.

Арнольд. А вы знаете, сколько будет потерь при такой высадке? Шестьдесят восемь процентов. Это журнал «Тайм» подсчитал. Значит, шестьдесят восемь процентов будут убиты или ранены.

Виковский. Вот черт!.. Ну, а если, к примеру, взять нас — сколько это будет?

Арнольд. Нас шестеро. Значит, четыре человека будут убиты…

Юджин. Послушайте, вот если бы сейчас кто-то сказал нам, что он будет убит, чтобы он сделал в последние часы своей жизни? Вы можете сделать все, что хотите. Даю каждому пять секунд на размышление.

Карни. А я уже подумал. Умирать не собираюсь. Ты думаешь, что я позволю убить себя, чтобы доставить тебе удовольствие?

Юджин. А почему бы нет? Ведь это же просто фантазия. Я даю вам возможность сделать все, о чем вы когда-то мечтали. Так начинаем…

Сэл. Неплохая идея. Только, чур, играем на деньги.

Хеннеси. На ДЕНЬГИ?

Сэлриж. А то как же. Пять долларов с рыла. Кто переплюнет всех своей фантазией, тот и забирает банк.

Хеннеси. Как это противно.

Виковский. О кей! Я согласен. Кто будет судить?

Юджин. Я буду судить.

Виковский. А почему ты?

Юджин. Потому что это моя идея. Давайте деньги. Хеннесси, гони деньгу.

Все, кроме Эпштейна, кладут деньги в общий котел.

Давай, Арнольд. Я знаю, у тебя много всяких фантазий.

Эпштейн. Своими фантазиями я не торгую.

Виковский. Тогда спали его койку!

Юджин. Давай, Арнольд. Прошу тебя.

Сэлриж. Мне это нравится. Я сорву банк!

Юджин (торжествующе). О кей! Начнем с тебя, Карни. Представь что ты мертв. Погиб на поле боя… Что бы ты сделал в последние дни на земле?

Карни. А сколько у меня дней?

Юджин. Семь дней.

Сэл. А мне нужно десять дней.

Юджин. Но ведь это моя игра. Итак, у тебя только неделя… Что бы ты сделал, Карни?

Карни. (задумался). Так вот… Я бы стал петь в городском мюзик-холле. Пять шоу в день — на ура. В зале — четыре тысяча девочек и один мужчина. Девочки — что надо. Фигурки — экстра-класс. И все от меня торчат…                                      Хеннеси. А что за мужчина в зале?

Карни. Президент фирмы «Декка рекордс». Он тоже от меня в кипятке. Даю свое последнее шоу и делаю выбор: либо девчонки все до одной… либо контракт с «Декка рекордс».

Хеннеси. И что же ты выбрал?

Сэл. (подначивая его). Ну, конечно, контракт на пластинки. Я бы лично хапнул контрит.

Карни. Точно! Так я же и выбрал контракт.

Сэл. (смеется). Ну и дурак! Поверял, я ведь нарочно… мог бы уложить столько девчонок, а теперь у тебя один лишь дерьмовый контракт!

Карни. Чушь порешь! Раз я теперь знаменитость, звезда, я могу иметь сколько угодно девчонок,

Сэлриж. Как же? Выкусь! Ты ведь будешь мертв. А на мертвых звезд девчонки никогда не торчат.

Карни. Пошел ты, знаешь куда! Я уплатил пять долларов за свою фантазию. Могу делать все что хочу… Какая оценка, Юджин?

Юджин. По началу ты шел отлично, но ты скатился, а в общем-то, хорошо — четыре балла.

Карни. Четыре балла? Неплохо. Такую отметку я даже в школе не получал.

Юджин. Прекрасно. Следующий Сэлридж.

Сэл. Хм…У меня значит, семеро баб-миллионерш, ну которых я имею… А я как мужчина о-го-го-го! И каждая отваливает мне миллиончик. К концу недели у меня набежало семь миллионов долларов. Здорово, мальчики?

Юджин. Но ты же будешь убит. На что тебе семь миллионов?

Сэл. Вот поэтому я и сказал что мне нужно десять дней, чтобы успеть размотать эти денежки. Ну, как? Сдавайтесь, ребята. Я вас всех обскакал. О-го-го-го.

Арнольд. Что за вздор. Чистое идиотство. Суперидиотство.

Сэл. А ну-ка выдай им Джером. Какой мой балл?

Юджин. В твоем желании нет поэзии. Даю четыре.

Сэл. Четыре балла? Четыре балла? Этот кретин подписывает дерьмовый контракт, и ты даешь ему тоже четыре балла?? Дудки! Я забираю свои денежки.

Виковский. Только посмей, тут же ляжешь на месте.

Сэл. Да я так, пошутил. А ты уж подумал, что я взаправду? Я вас разыграл. Ложится на койку. Кто следующий?

Юджин. Хеннеси.

Хеннеси. Я? Но я еще не готов.

Юджин. Твоя очередь.

Хеннеси. В таких делах я не мастер.

Юджин. Да брось ты, говори и все.

Хеннеси. В голову ничего не лезет.

Сэл. Раз ему в голову ничего не лезет — пусть отваливает. Ставь ему единицу. Кто следующий?

Хеннеси. Ну, хорошо… Эту неделю я проведу со своей семьей.

Виковский. Этот парень чокнулся.

Карни. Жаль, что играем на маленькие деньги!

Сэл. Что за кретин.

Хеннеси. Это же моя последняя неделя. Я могу провести ее как хочу. И я хочу провести ее в семейном кругу.

Карни (передразнивая) …в семейном кругу.

Сэл. Джером, что ты дашь ему за эту чушь.

Юджин. Полета фантазии нет; но по крайней мере честно… Четыре с плюсом.

Сэл. Ах, вот как! Чистое мошенничество! Вызываю военную полицию. Я получаю четыре балла за то, что я охмурил семь баб, миллионерш, и он получает четыре балла только за то, что поедет домой к своей мамочке. В таком случае даю вам другой ответ: я поеду в больницу навестить бедных сироток.

Виковский. Оставить, Сэлридж. Ты уже свое сказал.

Юджин. Виковский, твоя очередь.

Карни. А ну, выдай что-нибудь, Ковский. Кое-кому ты кажешься здесь героем.

Виковский. О кей… Меня всегда тянуло схлестнутъся с какой-нибудь женщиной, во всем мире известной, но для всех недоступной. Неважно — красива она, или страшна, но чтобы я был у нее единственным.

Хеннеси. У тебя уже кто-нибудь есть на примете?

Виковский. Есть одна такая на примете,

Юджин. Ого, кажется, счет возрастает.

Карни. И кто же она, Ковский?

Виковский. (с ухмылкой). Английская королева.

Все остолбенели, смотрят на него с изумлением.

Карни. Английская королева???

Сэл. Это все равно, что переспать со своей бабушкой.

Юджин. Но ты же хочешь быть единственным. У нее есть муж, английский король.

Виковский. У них в королевских семьях это случается только один раз в году, чтобы сделать наследника. А я готов каждый день, всю неделю.

Сэл. Да тебя к ней и на пушечный выстрел не пустят. Ее охраняют в ихнем, как его там… Рокингемском дворце.                                     Виковский. А меня пустят. В порядке исключения. (Тоненьким голосом) «Пропустите ко мне в спальню этого тарзана Виковского».

Арнольд. Обезьяны и гориллы. Я живу среди обезьян и горилл.

Хеннеси. Какой у него балл? Какую оценку ему даешь?

Юджин. Тяжелый случай. Считаю, что его желание абсолютно невыполнимо со всех точек зрения: моральной, этической, сексуальной. Однако в нем что-то есть… Ставлю пять с минусом!

Сэл (возмущенно). Раз так, то я забираю свои пять долларов. Не потерплю, чтобы меня обыграл этот сексуальный Тарзан.

Хеннеси. Да, сегодня, ребята, я многое о вас узнал.

Cэл. Взаимно, а потому затухни!

Виковский. Значит, я выиграл?

Юджин. Игра еще не кончилась. Остались двое.

Сэл. Следующий Эпштейн. Интересно, что он будет делать в последнюю неделю своей жизни на земле. Наверное, сдавать экзамен в университет.

Юджин. Арнольд, очередь за тобой.

Арнольд. В этой игре нет никакого смысла.

Юджин. Нет, есть.

Арнольд. В чем же смысл.

Юджин. В том, что она мне нравится. Ну, Давай. Тебе осталось жить всего одну неделю. Там, за океаном, тебя убьют. Какое твое самое заветное желание?

Все смотрят на Эшптейна… он сосредоточенно думает.

Арнольд. Мне не хотелось бы говорить. Потому что если я скажу, оно может не осуществиться.

Карни. Да нет у него никакого желания. Он только и делает, что жалуется.

Виковский. И портит воздух. Его тайное желание нагнуться пукнуть и взорвать мир.

СЭЛРИДЖУ это нравится.

Юджин. Подождите минуту. Пусть он выскажется. Да, есть у него желание… Ну, говори, Арнольд. Что бы ты сделал в последние дни своей жизни?

Все напряженно ждут.

Арнольд. Я бы хотел заставить сержанта Туми перед лицом всего нашего взвода сделать двести выжиманий.

Всеобщее оцепенение.

Виковский. Вот это здорово! Правда, мне невыгодно в этом признаться, но это здорово!

Сэл. Неплохо. Но пятьсот выжиманий было бы лучше.

Юджин. По-моему, идея колоссальная. Даю Эпштейну ПЯТЬ баллов с плюсом.

Карни. Зачем еще плюс? Ты с ума сошел. Теперь ты не сможешь его обыграть.

Юджин. Ничего. Я еще смогу выравнять счет.

Виковский. Если счет равный — значит, ничья. Забирайте ставки.

Юджин. Вот это правильно. Теперь пусть кто-то судит меня Виковский, выбирай судью.

Виковский. Я выбираю Сэлриджа.

Сэл. С удовольствием. Пусть он даже скажет зеленую чушь, я все равно дам ему пять с плюсом. Так что ребята ваши денежки в полной сохранности.

Хеннеси. Начинай Джи… Послушаем, что скажешь.

Юджин. Хорошо… Я уничтожу целую эскадрилью японских подводных лодок. Пусть мне за это поставят памятник в Брайтон Бич. Или же назовут в мою честь начальную школу или бассейн для плавания.

Сэл. Самое большое, что они сделают, — они назовут в твою честь сортир или раздевалку: здесь Юджин Эм. Джером снимал свои портки.

Хеннеси. Ну, дай ему договорить. Продолжай, Джи.

Юджин. Если это будет моя последняя неделя… я хотел бы еще влюбиться.

Карни. В кого?

Юджин. В идеальную девушку.

Виковский. Такой не существует.

Юджин. Если я в нее влюблюсь — значит, она существует.

Карни. Игра закончена. Рой объявляй его балл, и мы забираем наши деньги.

Все ожидают.

Сэл. Три балла с минусом.

Виковский. Как?

Сэл. Вот так. Я не позволю ему обставить меня своей дерьмовой историей. У меня хоть был «перец», а здесь? «Любовь в цвету». За что давать ему пять?

Виковский. О, Иезус! Ты просто болван, Рой. Сходи в сортир и посмотри, куда ты уронил свои мозги.

Сэл. Как я сказал — так и сказал. Все.

Юджин. Арнольд, ты выиграл. Стало быть, деньги твои.

Арнольд хочет взять деньги.

Виковский. Сработано безотказно. Евреи всегда кончают деньгами. Не так ли, Рой?

Сэл. Меня не спрашивай. На гражданке у меня не было знакомых евреев.

Виковский. Их очень легко узнать… хотя они и прячут кусочек грудинки под свой бутерброд, чтобы никто не увидел, что они едят свинину, это ведь так, Аднольд.                                                               Арнольд. Мне надоела твоя чушь об евреях, Виковский. Знаю, что ты можешь сделать из меня котлету, но твоих насмешек я больше не потерплю, ты понял?

Виковский. Еще как потерпишь. Перенесешь еще и не то. Давай, давай, выходи. Посмотрим, какой ты храбрый. Я выколочу из твоей задницы все таблетки алка-зельцер.

Хеннеси. Перестань, Ковский. Не все ли тебе равно какая у него религия?

Виковский. Не я это начал. Почему Эпштейн считает себя выше других и не выполняет приказы? Я больше не буду делать сто выжиманий из-за какого-то идиота. Если он не изменит своего поведения, я изуродую его рожу, и не посмотрю, какой у него нос — еврейский или нет.

Бросаются друг на друга. Ребята разнимают их.

Карни. Прекратите. Увидел Туми.

Появляется Туми в нижнем белье. Все становятся на вытяжку.

Туми. Что за чертовщина? Что здесь происходит?

Хеннеси. Ничего, сержант.

Туми. Как ничего? Я слышал какие-то угрозы, крики. Кто-то обещал изуродовать рожу представителю национального меньшинства? И ты еще говоришь мне, что здесь ничего не происходит?

Хеннеси. Да, сержант.

Туми, Сначала выспись… паренек, а потом отвечай. А чтобы сон у тебя был крепким, тебе надо как следует поработать на ночь, чтобы почувствовать усталость; а потому СТО ВЫЖИМАНЙЙ! На пол, собачья морда, считай, чтобы я слышал!

ХЕННЕСИ ложится на под, быстро делает выжимания.         

И если я еще услышу в вашем взводе расовую перебранку, то какому-то безмозглому подонку придется выгребать чайной ложечкой коровье дерьмо. Особенно, если я такое услышу от поляка! ГАСИТЬ СВЕТ!

Тут же гаснет свет. Небольшое световое пятно высвечивая Юджина.

Юджин.(в зал) Виковский мне никогда не нравился, а после сегодняшнего вечера я его просто возненавидел… Но больше всех я ненавидел самого себя за то, что не встал на защиту Эпштейна, такого же еврея, как я. Возможно, я боялся Виковского, возможно, еще и потому, что Эпштейн сам затеял ссору, А раз они оба меня не трогали, то я решил сохранить нейтралитет… ну, как Швейцария… Потом я записал в свои мемуары желания ребят на случай: если их убьют на войне. Я не собирался кому-либо показывать свои записи, и все же мне было немного стыдно, что я выдавал их тайные, сокровенные мысли…

Единственному человеку, вероятно, сейчас было хуже, чем мне — это Хеннеси на полу.                                                                                          ХЕННЕСИ (делая выжимания). Сорок один… сорок два., сорок три… сорок четыре… сорок пять…                             Читать       дальше ...                                     

***

***

Нил Саймон. Билокси-блюз 001

***   

Нил Саймон

Билокси-блюз

Армейская история в двух частях.
Biloxi Blues by Marvin Neil Simon (1985)

Перевод с английского Ирина Головня

Действующие лица:

Рой Селдридж.

Джозеф Виковский.

Дон Карни.

Юджин Морис Джером.

Арнольд ... Читать дальше »

***

***

***

Нил Саймон. Билокси-блюз 003

***  

 

Неделю спустя.

4 эпизод
Туалетная комната. СЭЛРИДЖ и КАРНИ заканчивают процесс бритья. КАРНИ причесывает волосы. Все в тельняшках, в шортах.

Сэл. Увольнительная — сорок восемь часов! Вот уж под-жару! Интересно, сколько девчонок можно пропустить, если, скажем, на одну четыре часа? Это значит… ... Читать дальше »

***  

Нил Саймон. Билокси-блюз 004

*** 

  Виковский. ЛИЧНЫЕ И ТАЙНЫЕ МЕМУАРЫ ИЙИНА ЭМ.ДЖЕРОМА.

Хеннеси, Он позволил тебе их читать?

Виковский. Нет, но когда мы закончим чтение, мы спросим его, считает ли он свой поступок порядочным?

Хеннеси. Ты не имеешь права читать. Это все равно, что вскрывать чужие письма.

< ... Читать дальше »

***  

Нил Саймон. Билокси-блюз 005

***                                                                                                                                                                           Юджин. Твой отец писатель ... Читать дальше »

***

 

Саймон Нил, драматург, сценарист

***   

***

Саймон, Нил

 

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

 

... Читать дальше »

 

ПОДЕЛИТЬСЯ

***

***               "На дне" в театре "Модерн"

***

НА ДНЕ

Актер и Наталья. Что у них общего? Человек, пропивший талант и женщина, что хоронит себя заживо не делая даже попытки уйти в другую, лучшую жизнь

НА ДНЕ

НА ДНЕ

НА ДНЕ

Наталья - Екатерина Грецова

НА ДНЕ

Барон - Алексей Багдасаров. Шикарный образ! Я вообще неравнодушна к этому актеру

НА ДНЕ

Посмотрите на Сатина. Вы видите его эмоции? Как актер погружен в роль? Полнейшее перевоплощение! Не перестаем восхищаться

НА ДНЕ

НА ДНЕ

НА ДНЕ

Сцена Пепла и Натальи бесподобна!

НА ДНЕ

НА ДНЕ

Татарин - Диллон Олойеде. Как вам?

НА ДНЕ

НА ДНЕ


НА ДНЕ

После спектакля состоялась пресс-конференция.

Так что же это за спектакль такой "На дне"? О чем он? Нужен ли он нам сейчас в наше время? Поймут ли его зрители?
Я могу сказать только одно. Театр это живой организм. Он не может оставаться статичным, а должен меняться вместе со временем. Важно, чтобы в театре была жизнь. Мы почувствовали эту жизнь вчера вечером в театре "Модерн". Классическая пьеса обрела совершенно другое звучание, понятное  и близкое современным людям, живущим в в 21 веке и при этом сохранила все философские и глубокие сюжетные линии, что были тщательно выписаны автором больше ста лет назад.
Это удивительный и очень интересный микс, сделанный с огромным уважением и величайшим профессионализмом.

В сентябре Юрий Грымов пообещал, что в предстоящем сезоне 2017-2018 будет много премьер. Мы уже видели "Юлия Цезаря", "О, дивный новый мир""Матрешки на округлости земли", но спектакль "На дне", завершающий сезон, это, пожалуй, самая фееричная постановка "Модерна" на сегодняшний день. Это было великолепно!

Ну, а мы будем ждать новых премьер, следующий сезон будет ознаменован постановкой на сцене театра "Войны и мира"!.

Если вы, как и я в школе, не очень то жаловали Максима Горького, то еще не поздно переменить свое мнение. Сходите в "Модерн" и убедитесь в том, что пьеса о бедных людях живущих в ночлежке, так актуальна сейчас, когда многие из нас живут в "золотых сейфах" и на все у нас есть только один ответ:" I am fine"!


 

 

Метки:

    Источник :    

Золотая клетка или ночлежка? Премьера "На дне" в театре "Модерн"    https://vce-i-crazu.livejournal.com/4889197.html

  • 6 июн, 2018 в 14:51


grushenka

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 150 | Добавил: iwanserencky | Теги: Нил Саймон, Нил Саймон. Билокси-блюз, пьеса, Билокси-блюз, персонажи, спектакль, театр, отношения, люди, О людях, слово, армия, драматургия | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: