На бочкеПосевDSC00071В театре (1)SDC15288После спектакля                                

     

 После премьеры

Я вас люблю, презренные актёры,
Жующие избитые слова.
Готовые принять…хоть помидоры
Ради минутного тщеславья торжества.

Вас не пугает эхо нищих залов
Могильный холод экономных сцен


        Вам лишь бы сеть космических каналов
Коснулась сердца дрожью перемен.


        Найдётся и для вас блаженный зритель
Который встретит взгляд и даст цветы
И хмыкнет ласково заоблачный смотритель
Поймав волну вибраций чистой радости.


14.12.02.( суб.)_22.00.                                                                 Из мира театрального весть 

                                   После спектакля...

Спектакль кончился,
В шкафу корона.
Эхо пустое корчится,
Далёких шагов барона.

А завтра утро серое
Зевнёт пейзажами стойкими
Что ж, состояние зрелое
Мучаешь рифмами горькими?

Роль получить новую
Смутно, болезненно хочется…
На пыльную сцену дубовую
Небо равнодушно мочится.
           31.01.04.Суббота                                                                                                                                                  

Просьба

 
Просил я Бога, когда
Черёд настал являться
На сцену матушки Земли
-  Доверьте эту роль, она по мне...                                                                                                                                                                                                                                             
-  Нет, эту роль не дам                                                                                                                                                                                  Тебе сыграть,
Мой режиссёрский глаз
Зрит совсем другое тело.
И образ, тебя прельстивший
Оно верней изобразит,
А ты, ты примирись
Иль мучайся…
И вот я здесь
Средь трав, песков
Под солнцем и луной,
Среди снующих, мне подобных,
Двуногих и двуполых
Хожу.
И смотрит сквозь щель
Дарованных мне чувств,
Господь,
На судорожный смех,
На пьяную походку,
На втоптанный окурок…
А облака по-прежнему
Плывут
И ткут на полотне
Небес
Прекрасные узоры.
А я, я мучаюсь
Своим несовершенством.
Не ту играю роль,
Нет мощи в бренном теле,                                                                                                                                                     
Оно не может мозг
Отточить до нужной 
В этом мире остроты,
Чтоб преуспеть, чтоб
Личность вознести
Над головами жаждущих
Того же.
А Бога можно лишь
Благодарить -
Всегда бывает хуже.
Такой как я
Ведь сказочно богат,
Откинуть если мысли
О том, что заняты уж роли
Сверкающие, звонкие,
Клыкасто-важные.
А роль уродца,
Юродивого с пеной на губах
Сыграть слабо?
И роль младенца
Мамой удавлённого
Играть еще, пожалуй
Не пришлось.
Сознание вот здесь
Сейчас,в спокойном                                                                                                                                                                                 Времени и Месте
А шестерни случайностей,
Страстей и катаклизмов
Жуют вокруг людей.
Досталось кое-что и мне,
Но утопиться можно
И в стакане
Всего на три глотка.
Дух жаждет Океана,
Огромной толщи вод,
Напора воздуха
Над вздыбленной волной!
Дух жаждет Риска,
Смерти жаждет Он,
Иль искренней Любви,что равносильно                                                                                                                                                                                                                                                            
Ходьбе над пропастью
Покрытой облаками.
Мне ж велено терпеть
Своё существованье
Под знаком Скромности,
Никчемности, Смиренья,
И борьбы за мелкую 
Копейку,
Чтоб дальше жить.
Зачем?
Ответ быть может, получу
Когда освобожусь, 
И снова роль
Вот …Эту, попрошу.           
  

Живут во мне осколки персонажей

 
Живут во мне осколки персонажей
Бормочут текстов рваные куски
Невнятный разговор их важен
Богам театра, радости, тоски.

Они зовут опять идти на сцену
Вдыхать кулисный пыльный ветерок
Кричать, шептать и преклонять колени
И режиссёра получать урок.

И нужно пережить опять разводку
Ловить партнёров знаки, слов концы.
Вживаясь в роль, вдруг обрести находку,
Чтоб зазвучали чудо-бубенцы!

Мне прямо в сердце шепчут персонажи
Слова любви, предательства, забот,
Чтоб роздал всё, и кружку даже
Но рявкнет – всё возьми! Проглот.

С бутылкой Сганарель затянет песню
Её подхватит докторский басок.
И вдруг – Чаво?! Лесного парня Федьки
Когда Балда мне целится в висок.

Презренный Жид воскликнет – Деньги!
Нахмурит брови Зайцев - старшина
И жутко хохотнёт обрубок Стеньки
Услышав речи водного царя.

Живите все во мне, не умирайте
Я не хочу, чтоб кто-нибудь исчез.
Ребята – выходите, поиграйте
Эй, кто там, сдвиньте занавес!

25.11.02.(пон.)   
   

 

                 

После премьеры... Ретро из 1996-го...

 
ПОСЛЕ   ПРЕМЬЕРЫ…                                                                                                                  (Околомольеровские страдания о самодеятельном театре)
От обыденных дел,
От простого прожития дней
оторвавшись
Чудаки потянулись 
в театр,
Чтоб сыграть там
спектакль,
По Мольеровской пьесе
старинной
Чтобы людям его показать
И потешить
Актёрством живым
немудрёным.
В том театре
народном
Один режиссёр лишь 
кормился
Из скудных дотаций 
властей,
Остальным же
копейки свои
Впору 
было нести
на алтарь 
театральный.
В многотысячном городе 
сей театрик 
народный 
водился,
Где имелась культуры
чиновников сеть.
Где налоги с народа
успешно 
взимались,
Где имелись и мэр,
и полиции шеф.
Очагов распродажи
спиртного 
здесь много,
Предостаточно всяких контор…
Только вот
нелюбимою Золушкой
серой
Театрик здесь
скудно 
кормился
Из бюджета 
властителей мира сего.

Чудаки же хотели
Разучить
Показать
Подарить
Новый свежий спектакль,
И не только Мольера.
Да вот… бескорыстья,
чудачества
Хватит ли 
духа?
Не загасит 
Огонь
Поток
равнодушья 
к культуре?...
Ну а люди простые
глядят
На труды чудаков 
благосклонно
И хлопками своими
им радость дают,
Но теперь лишь, сейчас…
что же
будет
потом?...


Март-апрель 1996г.

Возникновение проблемы у фигляров...

 
Шут шута назвал шутом, 
Ряженым отбросом,
Призадумался потом
Над каверзным вопросом…

Как же нам теперь шутить, 
Примирять личину?
Вместе мы, не позабыть,
Корчим дурачину.

Оба грим на нос кладём, 
Шепчем в закулисье, 
И по сцене мы идём, 
Князем, иль по птичьи…

Вместе учим мы урок
Как ступить, где охнуть,
Ждём от зрителя хлопок, 
Чтоб шуту не сдохнуть.

Наш удел – людей развлечь, 
И рядиться нужно!
Как то зрителя привлечь,
Надо не натужно…

Важно нам ещё, шутам, 
Зваться Человеком!
Об искусстве, просто срам,
Молвить не со смехом,

Верить в важность шутовства,
В братство для актёров, 
И совсем без хвастовства 
Верить в Режиссёров!

Что фигляр, про то забыть!
Вспоминать не нужно.
Лишних слов не говорить, 
Чтоб ТВОРИТЬ нам дружно.

А назвав себя шутом, 
Ряженым  отбросом,
Как фиглярничать потом,
С накладным то носом?!

Застрелиться и не встать!
Захотелось шуту.
Бутафорский кольт достать,
В жуткую минуту…
Январь 2012.

            Иван Серенький

Ода театральному пеньку на его 25-ти летие. 

 
О пенёк, ты всюду в театре
Мил, прекрасен и незаменим
Верно служишь ты даже в антракте

Безотказен, как Чапая «Максим».


Что ни пьеса – ты в ней играешь.
Что ни сцена – здесь ты.
Сколько тайн театральных знаешь
Но хранишь их, за это цветы.

Сделан прочно умелой рукою
Много вёсен и зим назад
Самый древний и верный. С тобою
На сцене партнёром каждый рад…
Каждый рад…

На пеньке лесорубы сидели
Стартовала с него Баб-Яга,
А Креонта любила на прошлой неделе
Милена, у подножия этого пня.

Сам Сократ собирал мысли в точку
Восседая на нём же – на пне.
Прежде чем загрузить себя в бочку,
Диоген пень тащил на спине.


В треуголке француз сапогом наступив,
На партнёра из досок еловых
Ждал от маршала знак «искупив»,
Чтоб ответить – «пошлите-ка новых!»

О, пенёк, ты родник вдохновенья
Лишь актёр прикоснётся к шершавой твоей
Кожуре… Божественно-сладкое рвенье
Как во сне закружит, сцена станет милей!

Весь театр – хоровод вокруг
Милого пня-кругляша золотого
И душа ты, и милый наш друг!
Очень любим тебя и не надо другого.

Пусть всегда кругло-плоское 
Это созданье, этот чудо-актёр-реквизит
Невзирая на времечко скользкое
В закулисье, на сцене царит!

8.12.02.              https://fotki.yandex.ru/users/svistuno-sergej/view/263916/         *** 

Драма в театре

 
Мадам Кусаенко, зажав в двух пальцах сигарету
Явилась в наш театр свергать авторитеты
Там некий Хвастунов, подрыгивая ножкой
Учил слова цепного пса и гавкал у окошка.

Картинно выпустив, дымка две струйки в атмосферу
Мадам произнесла – Ты лаешь на луну, а надо на Венеру,
На что ответствовал актёр театра Хвастунов
- Я лаю как хочу. Мадам не надо лишних слов. 


Ха-ха – он получил в ответ – ты кто такой?
Я-я, ты-ты – мычал в раздумиях герой -  
А ведь действительно, да кто же он такой,
Червяк, собака, свин, или осёл простой?

Не видно если кто ты есть на самом деле
Но нужно показать, да толком не сумели…
Сидит-то в каждом явная скотина
Вот вроде б Хвастунов, но нынче-то ведь псина.



Кусаенко мадам, расправив мощно крылья
Вживалась в роль орла, пропагандируя насилье
А этот Хвастунов, поджавши хвост и воя
Полез в стада персон бараньего покроя.

15.11.02.                               

 

 

                 

Провинциальным актёрам...

 

 

Я вас люблю, презренные актёры,
Жующие избитые слова.
Готовые принять…хоть помидоры
Ради минутного тщеславья торжества.

Вас не пугает эхо нищих залов
Могильный холод экономных сцен


        Вам лишь бы сеть космических каналов
Коснулась сердца дрожью перемен.


        Найдётся и для вас блаженный зритель
Который встретит взгляд и даст цветы
И хмыкнет ласково заоблачный смотритель
Поймав волну вибраций чистой радости.


                                                  Я вовсе не поэт, а так -
На мир взирающий чудак.
В артель поэтов не хочу,
Один о музах я шепчу.

Один ловлю волшебные флюиды
Надеясь на пощаду Немезиды.
Взирая скорбно на мучения людей
Могу подумать – надо им плетей.

Весь мир мне хочется любить!
Имён бы ближних не забыть…
Хочу добра прекрасным человекам,
Но помню об испанцах и ацтеках.

Зовут к себе ватаги, толпы, шайки…
А славно жить в бригаде попрошайки.
Там говорят – приличненький доход,
Но манит к тяпке личный огород.

Я напрягаюсь лично сердцем, ухом,
Желая обладать могучим духом.
Смиренно помощи прошу у Высших сил,
А у меня алкаш червонец попросил.

Объединился я, конечно бы, в артель
Но лишь с единственною, с Ней,
С моею длинноногой из театра Музой.
Но не спешит она обзавестись обузой.

Один цветов вдыхаю аромат
Возникнет рифма – очень рад.
Без денег тяжко – но стихов продажа?
Не думал, право, неудобно даже…
                                                                       22.05.03.(четверг).

 Разные разности

 

 

  •  

 

 

 

От рампы – свет, за ней – артисты.
Приходим чудо созерцать.
Творцы чудес то медленны, то быстры.
Умеют мастера до струн души достать.

Чтоб в ней мелодия звучала, 
Прекрасных чувств, искусства благодать.
И проникаем мы в спектакль с начала, 
И продолжаем с трепетом вникать.

За жестом – жест, за словом – слово, 
К финалу вместе движемся с творцом,
Благодарим… Овацией, слезою…
И верим в новое начало, за этим временным 
Концом…

04.07.17
(Фото из интернета)   Спасибо   Музе и творцам!.  От рампы - свет...                                                                             ***                                

 ***        Школа Дедов Морозов. 2001 г.     

11 мая 2010

Аудиокниги

 

11 мая 2010

Новость 2

Аудиокниги Слушай-Книги.ру – слушать и скачать аудиокниги mp3

17 мая 2010

Семашхо

 В шести километрах от железнодорожной станции Кривенковская (по прямой) по оси Главного Кавказского хреб                                                                                                             ***