Главная » 2023 » Март » 30 » Дети Вечности. Часть 3. СОЮЗ ВРЕМЕН. Л. Андерсен. 035
12:58
Дети Вечности. Часть 3. СОЮЗ ВРЕМЕН. Л. Андерсен. 035

***

- Я вообще удивляюсь, как ей это удалось.
-  В  двадцать  один год  Тина  прошла полную подготовку  по  программе
Вард-Эсперов и сдала квалификационный экзамен по практической хирургии.
- Ты не путаешь? - усомнился Строггорн. - Так рано?
- Я не путаю, они как раз начинали  встречаться с  Креилом, и он сильно
переживал,  что  значительно  отстает  от  нее. Поэтому,  когда Тина  решила
закончить свою жизнь подобным образом,  она стала заниматься этим с присущим
ей  упорством,  и  через  шесть  лет  мне  действительно  пришлось  провести
коррекцию ее психики - повреждений не было, но зато было пристрастие к одной
гадости. Креилу пришлось ее долечивать потом.
- И что же Тина принимала?
-  Тебе один раз тоже применили подобный препарат в качестве обезболивающего.   Помнишь  побочный  эффект?  Длительный   болевой,  но  не послеоперационный, а  просто  от  применения этой  гадости, синдром, а  если попринимать это несколько лет? Она же  была блестящим Вард-Хирургом и хорошо знала, что и как нужно делать.
- Линган, от этого рассказа даже мне плохо становится.
-  Неужели?  Так  Креилу  пришлось   ее  лечить,  не  применяя  никакие
медикаментозные  средства. В  первый же день, как только  они снова сошлись,
Тина забеременела, и никакое вспомогательное  лечение,  кроме той коррекции,
что я сделал, а это была капля в море, стало невозможно.
- Зачем допустили в такой ситуации беременность?
-  У них один раз уже родился неполноценный  ребенок,  оставалось всего
несколько  дней,  в  течение   которых  было  возможно  зачатие  нормального
человека,  и Креил знал об этом. Если бы ее не привез Джон Гил, он все равно
собирался найти ее и сделать последнюю попытку снова сойтись.
- И все-таки, как Креил ее лечил? Без обезболивания?
- Никто не знает.  Он не  любит, когда суют нос в  его  личные  дела. К родам Тина  была более или менее в норме, хотя Креил сам их принимал, все по тем  же причинам.  Ты  же  должен  знать, Аолле он,  наверняка,  уже  снизил дозировку обезболивающих. Креил терпеть не может применения лекарств.
- Это меня очень удивило, - признался Строггорн. - Что так быстро.
- А на ее голове это как-то отразилось?
- Скорее, в лучшую сторону, Аолла теперь хорошо понимает, что не спит.
- Вот  видишь? А  при  этом, формально, Креил в ее голову не влезает  и
зондажей  не  проводит,  он  всегда  отличался  тактичностью.  Он  - хороший
профессионал, в этом смысле Аолле повезло, что она попала в его руки.
- Если бы  я знал обо всем этом, ни за что не позволил  бы Аолле жить у
него сейчас, и  так было  очевидно, чем  это  может  кончится при  их всегда
теплых отношениях  и при его  колоссальном  опыте  поведения  именно в такой
ситуации. -  Строггорн  потерянно  глядел  перед  собой, вдруг  окончательно
поняв, что шансов вернуть Аоллу практически не осталось.
     - Как бы ты смог помешать этому? - усмехнулся Линган, выходя из зала.

***

===


Глава 27.


     381 год относительного времени
     16 августа 2034 года абсолютного времени

     Аолла  проснулась от  приближения  своей  самой  любимой  телепатемы на
Земле, которая бессчетное число раз  встречала  ее при пробуждении: мужчина,
во всем  черном, в  сияющем  вихре. Креил был уже  одет и, улыбаясь, вошел в
спальню.  По  своей  многолетней  привычке   они   по-прежнему  пользовались
отдельными комнатами для сна и, даже  когда были вместе, всегда возвращались
назад. Аолла  смотрела на него своими красивыми черными глазами, и он принял
сердитый вид.
     - Почему, сударыня, вы еще не одеты? Завтрак уже на столе, и невозможно
поверить, чтобы вы не хотели есть.
     - Встаю. - Аолла подняла руки вверх, потягиваясь, и слегка потянулась к
нему.  Ее  всегда  поражало,  как  мгновенно  Креил реагировал  на  малейшие
проявления  чувств. Он сел на край кровати, а Аолла взяла его руку, прижав к
своему лицу, и закрыла глаза, ощущая, как покой разлился по телу.
     - Это,  конечно, очень  хорошо, девочка, - мягко  сказал он, - но у нас
все шансы опоздать в клинику, а сегодня довольно тяжелый пациент.
     - Правда? - Улыбаясь, Аолла  открыла  глаза,  а  Креил сразу  поднялся,
ощутив перемену ее настроения.
     - Жду  тебя на  веранде,  - донеслась уже из  коридора его  мысль. - Ты
помнишь, что вчера просила накрыть завтрак там?
     Аолла ела клубнику,  вглядываясь вдаль, и почему-то чувствовала  легкую
тоску.
     - Ты подумала о том, что я говорил? - Креил уловил ее чувства.
     - Мне трудно  решиться жить отдельно. - Она сразу вспомнила, как  резко
отреагировала на  его  предложение переехать в свою квартиру.  Первая  мысль
была, что Креил хочет прекратить их  отношения. Только после его  объяснений
Аолла успокоилась.
     Три года пролетели словно один день. Меньше чем через  месяц между ними
установились ровные, спокойные,  чисто  семейные, отношения  без  каких-либо
ссор и недомолвок. Креил обладал  удивительной способностью предугадывать ее
желания, что, конечно, объяснялось его огромным, более чем столетним, опытом
семейной жизни. Иногда  Аолла думала,  что  с ним  мог бы быть счастлив  кто
угодно. Привлекательный внешне,  с хорошим чувством такта, он  быстро создал
атмосферу покоя  и  мягкой  нежности,  которые  в какой-то  степени заменили
отсутствующую любовь. Аолла медленно приходила в себя после пережитого: в ее
состоянии претендовать на что-то большее было бы просто безумием.
     Совсем  недавно,  когда,  казалось, все  пришло  в норму,  Аолла  стала
ощущать приступы безотчетной тоски, словно чего-то важного не хватало в этой
размеренной жизни.  Креил  сразу  понял  это  и  предложил  жить  раздельно,
увеличив  тем  самым  ее  свободу,  попытавшись  скомпенсировать  отсутствие
полноценных  отношений. Он сразу уточнил, что  не собирается отказываться от
встреч и всегда  рад  ее видеть,  тем  более, что  квартира Аоллы находилась
рядом, но считал необходимым раздельное проживание.
     - Не знаю, Креил, - продолжила Аолла. - Как ты думаешь, отчего это?
     -  Наверное,  все от того же  -  невозможности снять блоки. Я  знаю, ты
несколько раз пыталась это  сделать, и  не нужно себя  мучать бессмысленными
надеждами.
     -  Так неприятно чувствовать свою неполноценность. - Аолла  положила  в
рот еще одну клубничину.
     - Не мучай себя, тебе это  вредно. - Креил с беспокойством посмотрел на
нее. - Я уже  объяснял и могу еще раз повторить, что всегда рад тебя видеть,
но  тебе  нужна хотя бы иллюзия  свободы. - Он хорошо  понимал, что  Аолла в
своей болезни  уже  перешагнула рубеж, когда  была  готова лечь в  постель с
первым  встречным,  и его  отказ мог  сразу  же  спровоцировать ухудшение ее
состояния.  В глубине  души  Креил сильно  привязался к ней  за это время  и
дорожил их хрупкими отношениями.  До объединения зон времени осталось меньше
тридцати лет и,  по  сравнению с длиной его жизни, это был  совсем крохотный
отрезок, чтобы что-либо менять.
     Еще через неделю ему все-таки удалось убедить Аоллу  переехать, но  они
по-прежнему продолжали  встречаться  и проводили  вместе времени  ничуть  не
меньше,  чем  раньше. Обычно, после работы,  Креил всегда старался вернуться
домой  к  шестичасовому обезболиванию. Они ужинали у него  дома  на веранде,
затем    Аолла   занималась   муторной   процедурой   введения   препаратов,
поддерживающих  его жизнь,  а после  его короткого сна  часто  возвращалась,
проводя с ним весь вечер, а, иногда, и часть ночи. Несмотря на это Креил был
прав: иллюзия свободы, как он выразился, восстановила нормальное развитие их
отношений.

     В  этот день Аолла вернулась  с работы чуть-чуть позже,  договорившись,
что  обезболивание  Креилу  сделает  Этель,  и,   войдя  в  свою   квартиру,
остолбенела: вся квартира утопала в цветах, аромат которых чувствовался даже
в  прихожей. Сердце рухнуло. Она стояла, не  шевелясь, в коридоре, прекрасно
чувствуя телепатему: мужчина, в золоте, в ореоле огня, и не решалась войти в
гостиную. Строггорн сидел  в кресле за журнальным столиком,  они не виделись
почти три года, и его появление было совершенно необъяснимым. Аолла все-таки
вошла внутрь, прятаться было бессмысленно, он давно почувствовал ее.
     - Чем обязана? - спросила она, садясь напротив.
     - Мне  нужно  поговорить с  тобой. -  Строггорн смотрел  своим  обычным
холодным взглядом серых пронзительных глаз, и у Аоллы перехватило дыхание. -
Тебе плохо? - Сразу отреагировал он, вдруг поняв, что у нее темно в глазах и
она не видит его.
     - Сходи...  за  Креилом, пожалуйста,  все равно я  не  смогу говорить с
тобой. - Аолла откинулась  на  спинку кресла, сама не понимая, почему на его
приход она реагирует так остро.
     Строггорн вернулся буквально  через минуту,  Креил  уже проснулся после
обезболивания  и тотчас  пошел с  ним.  Креил встал перед  Аоллой на колени,
мягко отвел  ее  руки  от лица и вгляделся в глаза,  пытаясь понять  причину
такой реакции. Она быстро успокоилась.
     - Чего она испугалась? - спросил Строггорн.
     - Насилия, конечно, чего еще можно ждать от тебя?
     -  И ты считаешь, что она выздоровела?  - задал вопрос Строггорн.  - По
крайней  мере, если  прочитать твое последнее медицинское  заключение  о  ее
состоянии, получается так.
     -  А  какое ты имеешь  право лезть  в  ее медицинскую  карту?  -  Креил
старался сдержать свой гнев.
     - Никакого, но  я влез. - Строггорн  еще несколько минут  молчал. - Так
что, мне можно поговорить с тобой, Аолла?
     - Наедине  - нет,  мне  этого не вынести, а так - попробуй, если  Креил
тебя не смущает.
     - Придется не смущаться. Я пришел поговорить по поводу твоего развода.
     -  Какого развода?  - Аолла нахмурилась, но мужчины ощутили, как в  ней
сразу все дрогнуло.
     - С Уш-ш-шем, конечно.
     - Как это возможно? - Аолла бросила взгляд на Креила.
     - Я был на Дорне, пока ты болела. Кто-то должен был заменить тебя там -
для того, чтобы  их помощь  нам стала  реальностью, нужно проделать огромную
работу, - объяснил Строггорн.
     - Каким образом ты был там? В скафандре? - Аолла не могла понять.
     - Нет, я проходил регрессию в дорнский облик. Сейчас для меня это стало
возможным.
     - Понятно. Так что с разводом?
     -  Возможен,  учитывая наличие у нас  ребенка. Я  отвез все необходимые
документы, подтверждающие это.  -  Строггорн  промолчал,  что  дополнительно
пришлось предоставить свидетельство Лингана о длительности их связи.
     -  Это хорошо. Какова процедура?  - Аолла прекрасно знала, что на Дорне
ничего  не обходится без строгой регламентации, тем более  в таком серьезном
деле, как развод, и не поверила, что все может быть так просто.
     - Нужно лететь на Дорн и сообщить свое решение.
     - Опять Дорн! - Аолла беспомощно посмотрела на Креила.
     - Как  ее  лечащий врач - я  категорически  против.  Аолле сейчас  даже
регрессию нормально не пройти, - тут же вмешался он.
     -  А в карте  написано, что она практически здорова,  -  холодно сказал
Строггорн.
     - Это смотря чем ты будешь заставлять ее заниматься, - спокойно пояснил
Креил и посмотрел в глаза Строггорну. - Подожди-ка, девочка, кажется, он нам
еще и голову морочит. Так что ты не договорил, Строггорн?
     - Развод может быть утвержден только в том случае, если мы поженимся, -
сознался тот. Аолла растерянно посмотрела на Креила.
     -  Но  я  не  хочу  за  тебя  замуж,  почему я не могу выйти за другого
мужчину?
     - Потому  что  у тебя ребенок не от Креила,  а от  меня,  - невозмутимо
ответил Строггорн,  который  никак не  ожидал последовавшей  реакции.  Аолла
зашлась, как будто задыхаясь,  и Креил мгновенно вскочил, схватил ее на руки
и унес  в душ. После этого она смогла дышать, но истерика не прекратилась, и
Креил решил перенести  ее к себе домой. У Аоллы, единственной из Советников,
не было  операционной в  квартире.  Только  часа  через два  Креил вернулся,
нисколько не сомневаясь, что Строггорн ждет его у Аоллы.
     - Как она?
     -  Плохо, пришлось  делать обезболивание, а  ведь два с  половиной года
обходились.  -  Креил  тяжело  вздохнул.  -  Почему  от тебя  ей всегда одни
неприятности?
     - Не преувеличивай, у нас было и хорошее.
     - И поэтому ты решил попытаться все вернуть?  - Креил с болью посмотрел
на Строггорна. - Она  еще слишком больна, чтобы проводить эксперименты, и мы
не можем ее нормально лечить, ты же все знаешь! Что ты задумал?
     - Наверное, я  сделал слишком  поспешные выводы из того, что вы  живете
сейчас раздельно, и ее медицинского заключения.
     - Можно  было бы  спросить у меня? Зачем ты тащишь ее  на Дорн? Для нее
этот развод  - самое большое желание в  жизни, а ты на этом играешь. - Креил
посмотрел  на Строггорна,  через  блоки которого  ничего не  прорывалось,  и
продолжил: - Давай, поговорим не из тех соображений,  как лучше для тебя или
меня, а как лучше для нее. Пойдет?
     - Давай, попробуй, - усмехнулся Строггорн.
     - Ты понимаешь, что Аолла еще  слишком больна? Жить с больным человеком
или здоровым - не одно и то же. Меня спасает только огромный опыт, не просто
встреч по две недели раз в пять лет, а когда рядом каждый день, да с больным
человеком,  которому  можно повредить  не  то  что  любым словом,  а  просто
непониманием. Строггорн, это останется между нами, но у тебя ведь никогда не
было длительных  семейных  отношений?  Я понимаю,  что ты  бы  разрешения на
официальный брак к Лингану просить не пришел. Так как?
     - Не было.
     -  И это за  сто семьдесят  два  года  твоей  жизни? Ты  же закоренелый
холостяк, дома тебя не бывает. Как ты собираешься строить семейную жизнь, да
еще  с таким больным  человеком,  как  Аолла?  С  ней  нужно проводить много
времени, а ты  мотаешься между Аль-Ришадом и абсолютом. Не бываешь месяцами.
Это ведь для тебя проходит  всего несколько суток, а для нее будут проходить
месяцы. Как это реально?
     - Я  сейчас меньше  бываю там, - Строггорн задумался:  самое  печальное
было в том, что Креил был прав - построить  нормальную семью  после стольких
лет одиночества было крайне сложно.
     -  Когда-то я тоже решал подобную проблему. Опять-таки ты не знаешь, но
меня шесть лет, еще  совсем мальчиком, воспитывали в мусульманской стране, а
там вполне определенное отношение к женщине - она вообще не человек, а нечто
среднее между собакой и любимой лошадью.
     - И как же ты смог справиться с этим?
     -  Просто. Влюбился  и переломил себя.  Это было  трудно, потребовалось
почти  восемь лет, пока удалось создать нормальную семью, но я  был  молод и
моя психика  еще не была так сформирована,  как у тебя. От больного человека
нельзя потребовать,  чтобы он  подстраивался - это бессмысленно. Значит, вся
нагрузка ляжет на тебя: придется перестроить всю свою жизнь и  подчинить  ее
только этому. Ты это  сможешь, Строггорн? - Креил грустно посмотрел на него.
- Я в это не очень верю. Даже у меня, если бы я был сам здоров и не проводил
много  времени дома, возникли бы  серьезные  проблемы  со  временем, которое
необходимо уделять Аолле. Убедил?
     - Разве любовь вообще ничего не значит? - тихо спросил Строггорн.
     - Конечно, значит. Ты  намекаешь, что у меня с Аоллой, как очень хорошо
выразился  Линган, нет "полноценных отношений"? Действительно, она  не может
снять блоки  и для нас это  ненормальная ситуация.  Только, тебе  это  будет
больно услышать, Аолла уже несколько раз  пыталась их снять,  и я не уверен,
что со временем это не получится. А любовь - это, конечно, хорошо, только ей
нужен сейчас покой. Иначе ты видел, что было сегодня.
     - Все, что ты сказал, Креил, абсолютно правильно, только  я  ведь люблю
ее. - Усмехнулся Строггорн: ему было крайне тяжело выговорить это.
     - Ты опять думаешь о себе, а я столько  времени трачу, чтобы объяснить,
что  нельзя  так относиться  к ней. У  вас ведь с  первого дня так  - ты  ее
заставляешь  тем  или  иным  способом,  а она  уступает.  Это нельзя назвать
нормальными отношениями.
     - Ты не все знаешь, Креил, и превратно судишь.
     - Неужели? Мы столько раз все ковырялись в ее голове, до такой степени,
что уже никто  не решается  что-либо  делать с ее  мозгом, а ты говоришь - у
меня превратное представление. Я исхожу из того, что видел в ее голове. Сама
Аолла -человек тактичный, она  о  тебе не  рассказывает, но достаточно того,
что  было сегодня. - Он помолчал, вслушиваясь  в мозг Строггорна.  - Жаль, я
так  и не  убедил  тебя. Самое страшное,  что разрушить  наши  отношения  ты
можешь, а вот, что тебе удастся создать свои - я не  верю. Я сам сообщу тебе
ее  решение  по  поводу  развода,  -  сказал  Креил. -  Прошу  больше  ее не
беспокоить,  иначе  скажу Лингану, что ты лезешь в наши  отношения и мешаешь
лечению.

     Только через месяц, когда состояние Аоллы  несколько стабилизировалось,
Креил встретился со Строггорном. Он принял его  в своем огромном кабинете, в
своей клинике, в присутствии юриста. Строггорн  с удивлением  изучал толстый
фолиант  под  названием "Брачный контракт".  Его подготовил Креил  ван Рейн,
одной из его многочисленных специальностей была юриспруденция.
     - Замечательный документ, - сказал Строггорн, прочитав. - По нему, я ей
вообще  не  буду мужем.  Это  твое личное изобретение или  тебе  юридическая
служба помогла?
     -  Какая разница? Я  достаточно богат, чтобы оплатить это, - усмехнулся
Креил. - В случае нарушения, ты меня знаешь, замучаю адвокатами.
     - Неужели Линган тебе это позволит? Такую огласку?
     - А мы без огласки,  закрытыми  заседаниями, но тебе и  этого хватит. -
Креил улыбнулся. - Ты же видишь, я решил изменить нашу практику  угрожать по
каждому  случаю  убийством,  нужно же когда-то  становиться  цивилизованными
людьми?
     - Я  не знаю  ее  мнения  по поводу всего  этого. - Строггорн кивнул на
фолиант.
     - Оно не нужно,  - вмешался адвокат. - Аолла Вандерлит больной человек,
имеет  только  ограниченную  дееспособность, а ее опекуном  и, одновременно,
лечащим  врачом является  Советник  Креил  ван  Рейн, и чтобы  получить  его
согласие на  ваш  брак,  вам придется подписать это, иначе в данной ситуации
достаточно, чтобы он был против вашего брака, даже не нужно отказа Совета.
     - О  Господи!  И когда ты  успел  оформить  опеку? По твоему последнему
заявлению, Аолла была почти здорова?
     - Мы  подумали  с Линганом и  решили,  что это не так. После общения  с
тобой  ей  понадобилось  лечение - так что  теперь у нее опять  ограниченная
дееспособность, - невозмутимо пояснил Креил.
     - Здорово! А если я попытаюсь оспорить медицинское заключение?
     -  Это вам ничего не даст, - пояснил  адвокат.  - Я встретился с Аоллой
Вандерлит, и она подтвердила, что, если бы не необходимость получить развод,
ни за что бы не согласилась выйти за вас замуж.
     -  Понятно, значит,  ты предлагаешь мне подписать, что  я: "никогда  не
буду искать с Аоллой ван Вандерлит встреч..., никогда не буду препятствовать
тем или иным способом ее интимным  отношениям с другими мужчинами, вплоть до
ее  совместного проживания  с ними .., настаивать на  совместном проживании,
привлекая на свою сторону  нашу  дочь  или  иным  способом", кроме этого.  -
Строггорн перелистал несколько страниц. - "Принуждать в любой форме к  любой
форме  интимных отношений, включая  психическое Слияние..", что  там еще,  а
вот: "предоставить развод по первому требованию Аоллы  ван  Вандерлит или ее
лечащего  врача - Советника  Креила  ван Рейна, не  позднее  одной  недели с
такого обращения безо всяких  дополнительных условий..." - Он прервал чтение
и посмотрел на Креила. - Если это прочесть, я просто  монстр какой-то,  а не
любящий мужчина. Как у тебя только фантазии на такой документ хватило?
     - Прецеденты с насилием у  вас  уже были, и я хочу, чтобы,  несмотря на
ваш  брак, Аолла  имела  полную  свободу.  Иначе  ты  одними  имущественными
претензиями можешь тянуть с разводом десятки лет.  Зачем нужно избавиться от
одного такого брака, чтобы тут же получить еще худший вариант?
     -  Самое удивительное, Креил, я всегда считал, что знаю тебя,  а теперь
понял - это совсем не так.
     - Конечно, не  знаешь.  Так соглашаешься это подписать  или мы закончим
разговор?
     - Подпишу, - Строггорн сказал  это  спокойно, и у Креила сразу возникло
чувство, что он что-то  задумал, только не было никакой возможности вытащить
это у него из головы. - Когда ты ее отпустишь на Дорн?
     - Как можно дольше не  отпущу,  - пообещал Креил,  провожая адвоката. -
Аолла  стремится побыстрее покончить с этим  браком, но еще  слишком больна,
чтобы я мог ее отпустить. Тебе сообщат, когда можно будет лететь, но если ты
привезешь ее опять сумасшедшей, честное слово,  Строггорн, я  найду  способ,
как рассчитаться с тобой.
     Прошло еще три месяца, прежде чем Креил решил, что Аолла сможет вынести
регрессию  и пребывание на Дорне. Он бы  тянул и  больше, но  она  стала так
нервничать из-за этого, что пришлось выбирать меньшее из двух зол.     Прижавшись  к  Креилу,   Аолла  долго   стояла   у  готового  к  работе
гиперпространственного  окна и никак не решалась уйти. Строггорн  был  уже в
камере регрессии: он ушел на двое суток раньше, сказав, что помимо развода у
него есть на Дорне и другие дела.
     - Ну что, раз так боишься, отменим все? - предложил Креил, его начинало
беспокоить состояние Аоллы.
     - Нет, полечу, все  равно изведусь. - Она беспомощно посмотрела на него
и, повернувшись, шагнула в Окно.
     Камера  регрессии приняла  ее, и Аолла  легла  в  ванну. Для Строггорна
пришлось  сделать еще  одну  камеру,  потому  что  они  проходили  регрессию
неодновременно.  На  этот   раз  ей  было   очень   тяжело,  тело  с  трудом
трансформировалось, хотя предположить, что она всего за три года забыла, как
это делается, было невозможно.
     Через   пять  суток   она,  наконец,   закончила   регрессию.  Дорн   с
беспокойством смотрел  на нее, встречая  у  камеры  перехода. Аолла с трудом
вылетела, сразу опустившись на пол сферы.  Крылья совсем  плохо слушались, и
она пожалела, что так поторопилась с прилетом.
     - Ты мне не нравишься,  девочка. - Дорн  приземлился рядом с ней. Креил
ван Рейн, беспокоившийся, что регрессия идет так долго, дважды за эти  сутки
связывался с ним. Сейчас возникла еще одна проблема: до дома Аоллы было чуть
больше  двух часов лета, это если лететь  нормально, но для нее  сейчас  это
было непреодолимым расстоянием. - Ты согласишься, чтобы я отнес тебя  домой?
-  Про  охранников  Дорн даже не  заикался, помня об  эффективном "лечении",
которому  подвергли  Аоллу.  Она  посмотрела  на  его  тело  с  шевелящимися
присосками и  вдруг  с ужасом поняла,  что никогда  и ни за что  не позволит
прикоснуться к своему телу этим существам  - такое отвращение  у нее вызвала
одна мысль об  этом. Дорн со  страхом вслушивался  в ее мозг.  Возникновение
подобного рода эмоций являлось одной из самых серьезных проблем при  общении
разных цивилизаций. Слишком редко их представители могли спокойно относиться
к совершенно другому облику разумных существ.- Раз ты не хочешь, чтобы я нес
тебя, как же ты попадешь домой? -  спросил  Дорн, подумав, что надо бы сразу
ее отправить  назад,  только Аолла была не в состоянии пройти регрессию  еще
раз безо всякого отдыха.
     - Я побуду здесь, если ты не возражаешь, - попросила она.
     -    Здесь    негде   отдохнуть,   это   же   специальное   место   для
гиперпространственной связи, оно именно  поэтому  и  отдалено от городов,  -
растерянно ответил Дорн.
     В этот момент Аолла уловила телепатему, которая показалась ей знакомой:
золото, с ореолом огня,  но понять, кому  она принадлежала,  не могла. Упала
огромная тень, Аоллу удивило, что же это  за дорнец таких больших  размеров,
который  почти  закрыл  проем.  Мужчина  с золотыми  сияющими крыльями около
двадцати  пяти метров  в  размахе (больше,  чем  у  Дорна),  на  которых  не
отражались эмоции, с удивительными серыми глазами, плавно приземлился  перед
Аоллой, внимательно вглядываясь в нее.
     - Сударыня,  а  на моих крыльях  вы  не согласитесь лететь?  - раздался
знакомый  мыслеголос в ее  голове. Аолла все разглядывала этого мужчину,  не
понимая,  кто этот дорнец, к которому сразу возникло такое чувство  доверия,
словно они были давно знакомы.
     -  Советник, -  вмешался Дорн. - Вы не  должны были  с ней  видеться до
свадьбы. - В  его  крыльях сквозило уважение и,  что поразило Аоллу,  легкий
страх.
     - Господи,  Строггорн, неужели  это ты? - Она никак не могла поверить в
это.  Незнакомое чувство пронзило ее. Сразу  почувствовав  это, Дорн  что-то
быстро и недоступно  для нее сказал Строггорну, и тот так же быстро ответил.
- Это нечестно, - возмутилась Аолла, - говорить так, чтобы я не слышала!
     -  Это чисто мужской разговор. -  Строггорн смеялся, поняв, что в таком
образе не вызывает у Аоллы никакого  неприятия. - Так что, девочка, полетим?
Только имей в виду, мои присоски еще длиннее, чем у Дорна, не испугаешься? -
Он  опять  смеялся.  Аолла  разозлилась  -  было  совершенно  очевидно,  что
Строггорн, по своей обычной привычке, влез в ее голову.
     -  Ты же знаешь, что  здесь я тебя не боюсь. Да и что ты мне можешь еще
сделать плохого в моей жизни?
     Теперь уже и Дорн смеялся. Он быстро спросил у Строггорна, ругаются  ли
они так же на Земле, на что тот ответил, что на Земле их отношения еще хуже,
потому что у Аоллы, как это у нее обычно бывает, уже есть еще один муж, хотя
она  все никак не  разведется  с первым. Дорн  удивленно  приподнял  крылья,
сказав,  что ему  никогда  не  понять  отношений  между  земными мужчиной  и
женщиной.
     Строггорн подставил спину, и Аолла забралась на нее. Некоторое время он
ждал,  внимательно  вслушиваясь,  а   потом  осторожно,  но   сильно  прижал
присосками  к  себе,  сразу  взмахнув  своими  огромными крыльями  и набирая
высоту.  Прекрасная планета  расстилалась  под ними,  проплывали города,  но
Аолла  не видела этого. Она так устала, что сейчас мерное покачивание быстро
успокоило ее  и погрузило в  глубокий  сон. Но  и  во  сне ее несло на своих
золотых крыльях удивительное  существо с Дорна,  и на этот  раз  Строггорну,
который, конечно же, видел ее сон, не  было никакой  необходимости прерывать
его.
     Осторожно  положив  так и не проснувшуюся  Аоллу на  огромную натянутую
сеть в ее сфере, он еще долго любовался ее телом, до конца не понимая, как у
него,  человека,  может  вызывать  подобные  эмоции  вид  существа с  другой
планеты, а потом спокойно покинул ее дом.     Над  плато  собралось  огромное  количество  дорнцев.  Их  крылья  были
расцвечены  всеми цветами радуги  ради  такого случая - всем  было интересно
присутствовать  на свадьбе Аоллы  и  Строггорна. Строггорн,  поражавший всех
своими  размерами  и  золотом  крыльев,  воспринимая  их  немое  восхищение,
вспомнил, какой вызвал страх своим видом,  появившись первый раз на Дорне, и
если по поводу Аоллы могли быть сомнения, что она существо Многомерности, то
к  нему  сразу установилось  подобающее  этому  виду  существ  во  Вселенной
уважение и  скрытый страх. Ни  для  кого не  было секретом, каким чудовищным
могуществом обычно обладали Варды, развившиеся до третьего уровня сложности:
и  одной  способности к  регрессии  было  бы уже  достаточно, а если  к  ней
добавлялась способность  мгновенного перемещения  в  пространстве - это  уже
поражало воображение. Аоллы еще не было, и Дорн подлетел к Строггорну совсем
близко. Его заинтриговал еще один ее  муж. Трудно было представить существо,
решившееся пойти против Советника Строггорна  и отбить женщину, которую, как
все знали, он так любил.
     -  Можно  нескромный  вопрос?  -  У Президента  была  большая  скорость
мыслепередачи, превосходящая скорость Строггорна, и практически никто не мог
понять их слишком быструю речь.
     - Хотите спросить, кто у меня ее отбил?
     - Сложно представить, кто  мог решиться  на это, но я догадываюсь. Один
человек с Земли очень о ней беспокоится...
     - Правильно, так и есть: Советник Креил ван Рейн.
     - Он  всегда к ней хорошо  относился, наверное, это Креил  ван  Рейн ее
лечил? - уточнил Дорн.
     - Я не считаю, что  это у него получилось. Аолла  до сих пор больна,  -
сердито заметил Строггорн.
     -  Не  соглашусь с вами,  - вежливо  сказал Дорн. -  Я ее  оперировал и
удивляюсь, что достигнут  такой колоссальный прогресс  в лечении  Аоллы. Мне
интересно была ли повторная операция?
     - Не было, это слишком опасно.
     -  Прошлый раз  ее  с огромным  трудом  удалось  уговорить,  наверняка,
псевдореальность не прошла даром для ее мозга. Так?
     - Есть ряд зависимостей, которые не удалось снять...
     -  Одна   из   них   должна   быть   после   нашего   обезболивания   -
боль-возбуждение. Я должен  извиниться. Когда мы подняли архивы, выяснилось,
что этот метод никогда не  применялся к незамужним женщинам,  единственно по
причине возникновения такой зависимости. Иногда  даже на протяжении столетий
не удавалось избавить  их  от последствий, это рано  или поздно  приводило к
гибели из-за психического  дискомфорта. Поэтому  я и удивляюсь,  как удалось
привести психику Аоллы  к такому хорошему состоянию. А вот, что  она сменила
мужа - неудивительно. Уш-ш-ш использовал последний  раз ваш пси-облик, чтобы
уговорить ее  снять  блоки, значит, на Земле  Аолла должна к вам  испытывать
страх и отвращение, подсознательно боясь, что это не вы.
     - Никогда бы не  подумал, что существо с другой планеты  может  все так
хорошо понимать, - удивился Строггорн.
     - Эти проблемы общие для телепатических  цивилизаций.  - Дорн вгляделся
вдаль,  невеста запаздывала.  - Все-таки воздействие на мозг Аоллы  было, не
может быть такого прогресса в лечении без прямого вмешательства в психику. Я
обязательно уточню у  Креила  ван  Рейна,  как ему  это удается делать. Я не
слышал о таком методе.
     - Вы  так думаете? - Строггорн вспомнил, что  говорил  Линган по поводу
лечения Тины без применения лекарств,  и  решил - Дорн  вполне мог оказаться
прав. - Вы часто общаетесь с Советником Креилом?
     - Не только я, с ним общаются многие цивилизации. В нашей Галактике нет
другого такого специалиста по Многомерной генетике.  Я  знаю,  его много раз
приглашали поработать на другие планеты, но  Советник Креил серьезно болен и
не может покинуть Землю. Все хотят  получить такого специалиста. Из-за  этих
консультаций он скоро станет одним их богатейших существ в нашей Галактике.
     -  И  в  чем  выражается  это  богатство?  -  Строггорн   не  мог  себе
представить, как это вообще может выглядеть, тем более, что на Земле Креил и
так имел все, что хотел.
     - В  энергии.  Возможность  использовать  большие количества  энергии в
личных целях очень  важна для существ  Многомерности,  мало ли какие  бывают
ситуации? У  Аоллы  Вандерлит тоже уже большой энергетический  счет,  да и у
вас, Советник. Вы же последнее время часто у нас бываете и много оперируете.
Мы пришли к выводу,  что как детскому психиатру вам вообще нет  равных среди
психохирургов. Говорят, когда-то у вас были  похожие проблемы с  собственной
дочерью, поэтому вы так много разработали в этой области.
     - Это правда. Дело едва не дошло до уничтожения личности, для меня  это
был настоящий шок, - подтвердил Строггорн.
     -  Кстати,  пока вы не очень заняты, я  должен передать вам официальное
предложение  от  имени  планетарной  системы Дорн  работать  и  жить  у  нас
постоянно, конечно, когда  закончите дела  на вашей родной планете. Выгодные
условия, с накоплением энергии в Галактическом банке, это полная гарантия ее
сохранения,   пока   существует   Галактика.    Думаю,   даже    для   вашей
продолжительности жизни этого должно быть достаточным.
     - А какая у  меня продолжительность  жизни?  - Строггорна заинтересовал
этот вопрос.
     -  Спросите у  Странницы,  может быть,  она  вам ответит. - Дорн увидел
приближающуюся  Аоллу  и  радостно  поспешил  ей  навстречу.  Шесть  дорнцев
раскинули  огромную  сеть,  удерживая  ее  в  воздухе,  и  Аолла,  уставшая,
приземлилась на  нее.  Раскинули другую сеть и,  после  того, как  Президент
заверил, что его никто не уронит, Строггорн лег на нее.
     Начался парад: дорнцы парами  выделывали самые фантастические пируэты в
воздухе.  Все  дружно набирали высоту,  двойное солнце было совсем низко над
горизонтом, и в Четырехмерной атмосфере начинал сказываться эффект пульсации
пространства,  когда  для  землян в  некоторые  моменты  изображение  словно
застывало  как  на  картинке. Аолла  давно  привыкла к этому  и  не обращала
внимания, а Строггорн не любил заход солнца на Дорне.
     Наконец,  все  остановились,  зависнув  в   воздухе  и  плавно  работая
крыльями, Президент окрасил свои крылья в  абсолютно белый цвет,  подобавший
такому  торжественному  моменту,  и  произнес  внушительный  текст  брачного
договора.  Строггорн с удивлением услышал пункт,  по которому  Аоллу обязали
проходить  генетическое  обследование  каждый  раз  перед  тем, как покинуть
планету Дорн.  Он хотел возразить,  но  Президент сказал, что  иначе их брак
вообще не может  быть  заключен, существует соглашение между Землей и Дорном
на этот счет.
     - Аолла ван  Вандерлит, добровольно ли  и без принуждения  вступаешь  в
брак с Советником Строггорном ван Шером?
     - Да, - раздался тихий ответ.  Только в тот  момент до  Аоллы дошла вся
абсурдность ситуации, но  что-либо менять было поздно, и она успокоила  себя
возможностью скорого развода.
     - Строггорн ван  Шер, добровольно ли и без принуждения вступаешь в брак
с Советником Аоллой ван Вандерлит?
     - Да. - Четкий, ясный ответ мужчины, хорошо отдающего себе отчет в том,
что он делает.
     Президент   Дорн   произносил   формулу  вступления  в  брак   и   свои
поздравления,  крылья  дорнцев   радостно  колыхались,  солнце   садилось  и
ускорялись  пульсации  пространства.  Строггорн отключил зрение: сеть плавно
вздымалась,  и ярко-красный бесконечный цвет  - телепатема Аоллы  на Дорне -
окутывал его.
     Когда  он снова включил  зрение,  их несли  над огромным  пространством
планеты. Почти стемнело, и все перешли на инфракрасный диапазон. Поверхность
начинала отдавать полученное за день тепло, потоки  воздуха, хорошо видимые,
поднимались высоко неровными колоннами.
     Аолла  спала, не видя этой  красоты,  и  проснулась, только  когда  они
достигли  Каньона. Когда-то,  в  свой  самый первый  прилет,  Строггорн  уже
побывал здесь,  облетев и  осмотрев  это место,  о  котором  столько слышал.
Энергия, так щедро излучаемая Каньоном, была одним  из  видов пси-излучения,
почти идеально  подходившая  для  передачи в Многомерные  тела, но  на Дорне
система усвоения такой энергии была только у мужчин.  Строггорн подумал, что
Аолла, существо Многомерности, сопротивляясь Уш-ш-шу, наверняка использовала
эту энергию, хотя, видимо, так и не поняла этого.
     Строггорн  вслушался в  ее  мозг. Она  сидела на краю пропасти,  сложив
крылья и  наблюдая за перетоками энергии. Аолла нисколько не  боялась,  хотя
прошлый раз едва не  погибла в этом  месте, и Строггорну  подумалось, что за
долгие годы пребывания на Дорне планета стала для нее второй родиной.
     -  Ну, что будем  делать? -  Строггорн спокойно смотрел на Аоллу, в его
серых глазах сейчас отражались сполохи огня. - Могу отнести тебя домой, если
хочешь, а  если нет  - можем  осмотреть Каньон, красивое  место, я уже бывал
здесь,  только днем. Там  есть  водосход:  знаешь,  такое скопление  висячей
четырехмерной воды, которая  не может течь,  как на Земле,  и просто висит в
воздухе?
     - Тогда  полетим. -  Аолла расправила  крылья.  День  был жаркий,  и ей
захотелось остыть.  Темная  змея пропасти  заскользила под ними,  и щупальца
энергии,  хорошо  видимые  из-за  более  высокой температуры, достигали тел,
вызывая легкую щекотку.
     - Я  хотел тебе сказать, что ты можешь использовать эту  энергию.  Наши
тела  и  на  Земле, и  на Дорне  хорошо к  этому  приспособлены,  -  заметил
Строггорн,  пересекая  очередной  поток,  который  заскользил  по   крыльям,
сливаясь с  их сияющим в темноте цветом. Аолла поглядела на  него и  еще раз
какое-то незнакомое чувство пронзило ее.
     - Интересно, - спросила она. - Ты нравишься дорнским женщинам?
     -  Очень.  - Строггорн мысленно смеялся. -  По их понятиям,  чем больше
мужчина, тем привлекательнее.  Наверное,  это  еще из  прошлого, когда более
сильный мужчина мог лучше защитить семью.
     -  Понятно, ты что  на Земле, что на Дорне издеваешься над женщинами. -
Аоллу всегда злило пренебрежительное отношение к своему полу.
     -  Я  не над  всеми,  выборочно.  Вот  над Странницей  я бы не  рискнул
подшутить.
     -  Еще  бы,  можно  сразу  остаться  без головы, характер  у нее - будь
здоров.
     Они   уже  совсем   приблизились  к   водосходу:  колышущееся   марево,
фиолетово-синее  (вода  была  довольно холодной)  висело  в  воздухе,  почти
перегораживая Каньон.  Аолла со всего  размаха, не замедляя полета, пронзила
водную  преграду,  та расступилась,  нисколько не разбрызгиваясь,  и  плавно
заскользила  по телу,  охладив его и посеребрив крылья  темными  всплесками.
Оказавшись на другой стороне, Аолла развернулась и снова пронзила  преграду,
ее смех разнесся над Каньоном. Строггорн последовал ее примеру, и сейчас это
напоминало игру в прятки - их тела то появлялись в виду друг друга, то вновь
исчезали.
     Наконец,  Аолла  устала и тяжело  полетела вдоль пропасти, и  Строггорн
забрал ее на свои крылья.  Он почувствовал,  как  впитанная энергия медленно
начинает  через  присоски  перетекать к  ней.  Аолла при  этом  вздрагивала,
пытаясь  понять,  приятно  это  или нет, и  никак не мешала  ему.  Строггорн
вслушивался в ее мозг,  по которому  разливался  сейчас покой,  и  медленное
возбуждение передавалось сразу  обоим. Это заставило его задуматься -  и  он
понял, отчего  это  происходит и почему  так отличается  от  Земли: присоски
охватывали почти всю поверхность тела  Аоллы, а  на их родной планете просто
физически был невозможен такой тесный контакт.
     В  какой-то момент  он  уловил ее крик и  просьбы  отпустить, и тут  же
выполнил  это.  Аолла зависла  напротив,  смотря  прямо  ему в  глаза,  но в
инфракрасном свете было видно,  как потоки энергии все  равно тянутся от его
тела  к  ней.  Он подумал,  что это  может  испугать,  но,  казалось,  ее не
волновало это.  Еще через миг блоки упали, и она, сразу  потеряв  управление
крыльями, провалилась в пропасть Каньона. Строггорн мгновенно подлетел снизу
и  снова  взял  ее на спину. Он набирал  высоту и  удивлялся, как дорнцам во
время операции удалось удержаться от психического слияния, - для него сейчас
это было бы выше сил.
     Он нес  ее, теперь уже не останавливаясь, вдоль Каньона, протягивающего
к  ним свои  энергетические  руки,  и постепенно  терял контроль над  своими
эмоциями. Вдруг, на самом  пике, боль  внезапного отключения Аоллы  пронзила
его. Строггорн  не сразу это  понял,  но когда пропасть совершенно отчетливо
зазмеилась под ними, резкое  возвращение  к реальности наполнило его тоской.
Как Вард-Хирург, он сообразил, что это мозг Аоллы, не выдержав самой обычной
нагрузки  слияния,  отключился,  и  она потеряла сознание.  Перед ним возник
образ Креила,  который грустно объяснял,  что жить со  здоровым  человеком и
больным - совсем не одно и то же.

  Читать  дальше  ...   

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://libking.ru/books/sf-/sf/1537-lora-andersen-deti-vechnosti-chast-tretya.html  

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 173 | Добавил: iwanserencky | Теги: Совет Вардов, Этель, Диггиррен, Дети Вечности, Вселенная, Тина, Линган, Совет Галактики, ДОБРО И ЗЛО, Строггорн, фантастика, Креил, вечность, Аль-Ришад, нечеловеческое, земля, Странница, Мужчина и Женщина, Лион, Многомерность, Лао | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: