Главная » 2023 » Март » 29 » Дети Вечности (Часть вторая). Л. Андерсен. 017
18:20
Дети Вечности (Часть вторая). Л. Андерсен. 017

***

     ***

     Джон дежурил в  операционном зале: он  подменил Креила. Строггорн  спал
четвертые  сутки кряду. Красивая девушка, с  темными  волосами, вошла в зал.
Джон не сразу узнал ее, но потом улыбнулся.
     - Аолла! Сто лет тебя не видел!
     - Не преувеличивай! Я еще не такая старая. Это кто же тебя так запряг?
     - Извини, не  очень понял твой жаргон, - ответил Джон, и  она  показала
ему  картинку:  он  был  запряжен  как  лошадь  и  тащил  повозку.  Это  его
рассмешило. - У тебя всегда было хорошее  чувство  юмора.  У Строггорна мозг
открыт, почти некому дежурить в такой ситуации, - уже серьезно добавил он.
     -  Понятно. Довели его до ручки! Мне уже вкратце  доложили, чтобы  я не
падала в обморок.
     - Тебя Линган вызвал?
     - Надо думать. Когда у него оказалась куча покойников на руках, он меня
вызвал. Вдруг пришлось бы вас хоронить? И некому? - Она опять смеялась, хотя
на сей раз ее  юмор  был  мрачным и очень близким к  истине. - Пойду-ка я на
него   посмотрю.  А  ты  пока  закажи  мне  вегетарианский  обед,   блюд  на
восемь-девять.
     - Аолла, я  же ясно сказал - туда  нельзя, у него открыт  мозг.  - Джон
серьезно смотрел на нее.
     - Теперь  я чего-то не понимаю. Ты же  был оператором во время зондажа?
Или не так? - Она удивленно смотрела на Джона, пытаясь забраться в его мозг,
но он искусно защищался и ей это не удалось.
     - Не все время, - нахмурился он, пытаясь  сообразить, в чем дело. -  По
крайней мере...
     -  Там  ничего  не  было  про  любовь,  -  закончила Аолла  серьезно. -
Наверное,  это никогда  не  афишируют, но  он мне вроде бы близкий  человек.
Чтобы тебя не смущать: ничто в его голове не может меня удивить. Я и так все
знаю.
     Джона нелегко было  смутить,  но  ей это  удалось. То, что  Аолла  была
замужем  на Дорне, знали все, об этом в стране  ходили  настоящие легенды, а
вот о ее отношениях со Строггорном, длившихся уже  много лет, никто не знал,
кроме Советников. Джон подумал,  что  наверняка  для этого имелись серьезные
причины. Скрывать такие вещи в стране телепатов было совсем непросто.
     Аолла прошла в  палату и,  стараясь не разбудить Строггорна,  осторожно
прощупала его мозг. Ее не волновали  тайны, зато беспокоило, не сотворил  ли
что-нибудь плохое Линган с его головой, использовав сложившуюся ситуацию. Не
заметив  каких-либо  изменений  и  успокоившись,  она  вышла  в  зал.   Джон
заканчивал накрывать  на стол.  Он прекрасно  понял,  что  Аолла  занималась
зондажом,  притом  очень  искусно,  но  не  стал вмешиваться, решив, что, по
большому счету, это не его дело.
     - Я  смотрю,  вы  опять  продвинулись  в кулинарии!  -  сказала  Аолла,
приступая к  первой  тарелке. Она  всегда отличалась отличным  аппетитом,  а
земная еда ей нравилась куда больше, чем дорнская.
     -  Господи,  а  я  много  лет  не  могу  понять,  для  чего  нам  нужны
исследования в области вегетарианской пищи!
     - Ты это серьезно? - Аолла расхохоталась. - Никогда бы не подумала, что
из-за меня Советники будут финансировать такие исследования.
     По ходу еды она засыпала Джона вопросами, и он был вынужден ей подробно
отвечать. Когда-то, по  работе, еще до  Дорна, они много встречались и имели
достаточное  число  знакомых,  но  скоро  он  понял,  что  все  это ее  мало
интересует и Аолла разговаривает больше из вежливости.
     Строггорн  проснулся и с  удивлением прислушался: он  с трудом поверил,
что Аолла на  Земле -  еще два  года нужно  было  бы  ждать ее  прилета.  Он
почувствовал  боль.  Все эти отлеты  и прилеты очень  утомляли,  иногда  ему
казалось,  что  он по-настоящему  живет, только когда  она  на  Земле  -  но
Строггорн никогда бы не сознался ей в этом.
     Аолла  сидела спиной к двери. Строггорн плохо себя чувствовал и не стал
развлекаться с Многомерностью только для того, чтобы удивить ее. Он  подошел
и сел  на пол рядом  с ее креслом, чем  удивил Аоллу. Она не помнила другого
случая, чтобы он как-либо проявлял  свои чувства к ней при посторонних. Джон
подумал, что  если бы когда-нибудь  видел их вместе и без этого  все было бы
ясно.
     - Строггорн, будешь есть? - спросил Джон.
     -  Не  откажусь, только не вегетарианское, - ответил Строггорн и ощутил
резкий   приступ  боли,  отозвавшийся  тошнотой.  Несмотря   на  блоки,  это
почувствовали все. - Неужели вы меня не долечили?
     - Не в этом дело. То обезболивание, которое делали во время операции...
     - Это называется обезболиванием? - перебил его Строггорн. - Насколько я
помню, мне от него  было только хуже. Я приходил  в  сознание,  и  вы  снова
начинали меня пытать.
     - Перестань. Не пытать, а лечить...
     - Я всегда подозревал, что в исполнении Вард-Хирургов это одно и то же,
слава богу, только второй раз убеждаюсь в этом  на своей шкуре! - Боль снова
пронзила его мозг, и он тяжело передохнул.
     - Это  обезболивающее  имеет серьезный побочный эффект. Я  предупреждал
Креила...
     - Он меня действительно предупреждал, - сказал Креил, входя в зал.
     - Ребята, так нельзя! - возмутился Джон. - Мне уже в третий раз не дают
договорить и еще при этом оскорбляют!
     - Ну,  договаривай.  - Креил  усмехнулся.  -  Что там насчет  побочного
эффекта?
     -  Длительный  болевой послеоперационный  синдром, -  наконец  закончил
Джон.
     -  Насколько длительный?  -  У Строггорна  опять наступил приступ, и он
едва сдержал стон. - Долго я не выдержу. И потом, сколько еще можно не есть?
     Креил настраивал аппаратуру, и Строггорн напрягся.
     -  Хотелось бы  понять, что ты собираешься делать? - Строггорну это все
меньше начинало нравиться.
     - Креил, я его мучить не дам! - вмешалась Аолла.
     -  Никто  не будет его  мучить. Я  хочу  сделать ему хорошее нормальное
обезболивание. Небольшую блокаду. Иди ложись. - Он посмотрел на Строггорна.
     Тот снова лег на операционный  стол,  и Джон с Креилом несколько  часов
подбирали  обезболивание, пока не сочли его  приемлемым. Строггорн сразу  же
уснул.
     - Я забираю его домой, - решительно сказала Аолла.
     - И как  ты собираешься это сделать?  Ему  каждые  четыре часа придется
повторять обезболивание.
     - Креил, ты же уже как-то жил у нас?
     - Да, но тогда мне предоставили отдельную  спальню. А сейчас, насколько
я понимаю, ты мне можешь  предложить только диван. Я уже много раз предлагал
Строггорну  другую  квартиру, но у  него там  столько  аппаратуры... - Креил
остановился,  потому  что  Аолла  зло посмотрела на него. - Ладно,  согласен
приезжать к вам, - быстро добавил он. - Пока ты меня не убила.
     Аолла вызвала Стила, который не умел удивляться и послушно выполнял  ее
распоряжения. Она  летела в  такси, Строггорн  спал,  и на  этот  раз сны не
беспокоили его. Аолла ругала себя за то,  что  не оказалась  своевременно на
Земле и не смогла уберечь его от зондажа.
     Через несколько дней  ей удалось отловить Лингана. Строггорн,  несмотря
на непрерывное обезболивание, никак не  поправлялся и большую  часть времени
спал. Аолла никогда не видела его таким и  решила,  что не улетит  с  Земли,
пока не убедится, что с ним все нормально. Линган сидел у себя в  кабинете и
вздрогнул, когда она вошла.
     - Никогда не думала,  что  ты такая сволочь!  - начала Аолла без всяких
вступлений. Казалось, вся ее нелюбовь, которую она всегда к нему испытывала,
превратилась в ненависть.
     - А что случилось?
     - Не придуривайся! Как же  это можно? Десять часов зондажа, после того,
что ему пришлось делать в Многомерности, а потом еще психооперация!
     -  У  него  была травма, Аолла, это  очень серьезно. -  Линган ждал  ее
прихода, но так и не придумал убедительных аргументов. То, что для него было
очень  серьезным,  Аолле,  знавшей  Строггорна лучше  всех, таким  вовсе  не
казалось.
     - Ты не мог ей заняться в другой раз?
     Линган  понял, что Аолла  считает,  будто  он  мстил Строггорну, и  это
обидело его.
     - Я не знаю, как тебя убедить. Тем более, что наверняка с тобой говорил
Креил и все объяснил. Да, я был совершенно не прав. А если бы оказался прав?
Что  тогда?  Ты  представляешь,  какие  могли  быть  последствия?  -  Линган
помолчал.  - Ведь  при его психике  только и  была надежда с ним справиться,
пока он после  Многомерности. Иначе почти  никаких шансов все  выяснить и не
покалечить его при этом. Ты ведь сама Вард-Хирург, все понимаешь. Мне нечего
тебе больше сказать и обидно, что ты даже не пытаешься меня понять.
     -  Зачем   ты  его  еще   и   оперировал?  -  спросила  Аолла,  немного
успокоившись, и Линган подумал, что в какой-то степени смог убедить ее.
     - Я  боялся,  что в  следующий  раз Строггорн не  даст это  сделать,  а
спокойно смотреть, как он сходит с  ума, - перспектива не из лучших. Значит,
опять пришлось бы заставлять. Ты что думаешь, для меня это было развлечение?
Я до сих пор на обезболивающих.
     - Ну  ладно,  допустим. - Аолла  не смотрела  на  него. -  Все равно  я
считаю, что это  за рамками допустимой  жестокости. Он до сих пор совершенно
болен,  голосом  говорить  вообще  не  может,  Стилу  команды  набирает   на
терминале,  и  я  не  представляю,  сколько  еще  нужно  времени,  чтобы  он
поправился.
     -  Кстати, Аолла, ты не  сможешь его уговорить? Нужно проверить, сможет
ли он ставить эти чертовы блоки, и лучше до того, как он их снимет сам.
     - Не  считай  меня идиоткой! Со  мной он их не  снимет. Кроме боли, это
ничего  не  даст,  и  ты не  хуже  меня  это  знаешь.  Подожди, ты хочешь  с
аппаратурой?   -  До  нее,   наконец,  дошло,  что  Линган  хочет  проверить
эффективность операции. - Не знаю, вряд ли мне  это удастся, и тебе он точно
не даст это делать, разве что... Ладно, может быть, он согласится, чтобы это
делала я? Только не уверена в этом.
     Прошло еще несколько дней. Строггорну было по-прежнему плохо, и это уже
начинало беспокоить всех. Линган опасался, что все-таки повредил ему мозг во
время зондажа. Строггорна с большим трудом уговорили  на еще один  зондаж, и
то только благодаря тому, что Аолла пообещала проследить за всем и ни в коем
случае не дать его мучить.
     Он  смог на удивление легко снять блоки и поставить их на место. Только
те,  что  сделали Лао и  Линган,  ему  удалось  закрепить  с третьего  раза.
Учитывая, что  это  ему вообще никогда не  удавалось, можно было считать это
хорошим  результатом. Его мозг осматривал  Креил, который очень обрадовался,
что  не  придется  ничего  делать.  Зона  психотравмы  уже  не   была  столь
болезненной и это лишний раз подтвердило правильность установки блоков, хотя
ее  полное зарастание  могло  затянуться на годы.  Оставалось только  ждать,
когда Строггорн поправится.

     ***

     Аолла  вошла в  спальню. Она уже  почти месяц была на Земле и не знала,
как сказать  Строггорну, что ей нужно улетать. Он мирно спал без снов. У нее
сжалось сердце. "Еще пять  лет разлуки", - подумала Аолла, и стала осторожно
гладить его руку. Строггорн проснулся.
     - Ты уже пришла? - Он знал, что Аолла помогает Креилу в клинике.
     - Пришла. Тебе скоро делать блокаду. Не сильно болит? - До сих  пор его
держали на обезболивающих, и трудно было сказать, сколько еще придется.
     Он как-то внимательно посмотрел на нее.
     - Ты что-то задумала? Не скажешь?
     - Скажу. Мне хочется сделать тебе приятное.
     - В каком смысле?
     - Глупый вопрос.
     - Не  очень,  если учесть,  в каком  я состоянии. -  Строггорн  грустно
посмотрел на нее.
     - Это неважно. И  я не собираюсь заставлять тебя снимать блоки. Вряд ли
бы мне сейчас это понравилось.
     -  Наверное.  Я  тоже  такого мнения. - Строггорн спокойно откинулся на
подушке. У него не было сил забраться в ее голову, хотя очень хотелось.
     - Можно  и  по-другому,  -  Аолла  осторожно начала  стягивать  одеяло.
Строггорн почувствовал, как приливает к телу кровь.
     - Кажется, я тебя все-таки понял. Но все равно, я не в лучшей форме.
     - А тебе ничего не нужно делать. Только лежи и расслабляйся. Когда-то я
была неплохим профессионалом.
     - Не знаю, обидеться  мне, что ли,  на тебя? - Строггорн  улыбнулся при
этом, и Аоллу это удивило. Обычно, он улыбался только мысленно.
     Она мягко  и искусно ласкала  его, а Строггорн лежал, полузакрыв глаза,
позволяя  распоряжаться  своим  телом  так,  как  ей  хотелось.   Когда  все
кончилось, она положила голову ему на грудь и уловила грусть в его мозгу.
     - Тебе не понравилось? - Аолла озабоченно посмотрела на него.
     - Понравилось. Почему ты никогда не делала так? - Он пристально смотрел
на нее.
     - По-моему,  в нормальном состоянии тебе это не нужно. Ты больше любишь
все делать сам.
     - Это правда, - сказал Строггорн, и она опять уловила грусть.
     - Не пойму, ты что, ревнуешь меня к прошлому? Это было давно, и я  была
вынуждена это делать. Мне казалось, это не может обидеть тебя.
     - Не в этом  дело. Мне не  нравится, что  ты собралась на  Дорн. -  Она
уловила боль.
     - Ты  все-таки  успел забраться  ко  мне в голову?  Жаль! Я  не  хотела
говорить тебе.
     - Пока я поправлюсь, не дождешься?
     - Я  не могу,  Строг.  Прошли все сроки. Будет скандал,  а  у  меня нет
веской причины быть на Земле.
     - Понятно. Болезнь Лингана была бы веской причиной.
     - Причем здесь Линган?
     - Он Председатель Совета,  и на Дорне, видимо,  считают, что только его
болезнь  может быть основанием. Они очень серьезно относятся к смене власти,
а  ты  один из  Советников.  Мне кажется,  они немного поняли  -  то, что ты
женщина, на Земле не помешало бы занять тебе его пост, - пояснил Строггорн.
     -  Я не  задумываюсь над такими страшными вещами. Мне хватает Дорна.  -
Аолла повернулась к двери, потому что в  нее постучали: Мужчина, в черном, в
сияющем  вихре. -  Креил! Ты тоже не почувствовал его?  -  Она посмотрела на
Строггорна.
     - Он только что пришел.
     - Мне, кажется, я не могу вам помешать. - Креил тем не менее не вошел в
спальню. -  Аолла,  у меня  не очень много времени,  и  уже полночь.  Ты  не
отпустишь Строггорна в операционную? Я думаю, ему даже не надо раздеваться?
     - Иногда мне хочется кого-нибудь убить  из телепатов. -  На самом  деле
Аолла чувствовала только усталость от разговора со Строггорном.
     Через  несколько минут  она вошла в  операционную. Креил  уже подключил
Строггорна к Машине. Тот лежал на столе, и щупальца  быстро  перемещались по
его телу.
     - Каков  принцип этой блокады? -  спросила Аолла. Она хорошо знала, что
обычные обезболивающие уже давно не действовали ни на  кого из Советников  и
Строггорн не был исключением.
     - Блокаду ведем вдоль пси-входов - только это еще дает какой-то эффект.
У  нас  целый отдел  занимается только тем, что  синтезирует для  нас  новые
обезболивающие.   Причем  в   последнее  время   это  приходится  делать   в
Многомерности.  Пока хватает четырех измерений,  но если продолжать в том же
духе, понадобится не меньше семи.
     - И почему так происходит?
     - Джон Гил, он  у нас за  это отвечает, считает, что  мы все,  Варды, я
имею в  виду, с  годами  все  меньше  становимся  людьми, хоть это  и  слабо
отражается  на   нашем   теле.   Зато  все  больше  становимся   существами,
приспособленными  для жизни в  Многомерности. Сейчас многие препараты на нас
не действуют, ну, и еще очень много отличий от людей.
     - Например? - уточнила Аолла.
     -  Устойчивость к  радиации в большом диапазоне,  иначе ты не  имела бы
способности  к регрессии.  Ты, может быть, и  не  задумывалась, но  на Дорне
радиационный  фон во  много раз  превосходит земной. Там,  по  всем  меркам,
смертельная обстановка для человека, а ты на это даже никогда не жаловалась,
то  же  относится к химическому  воздействию. Это  обезболивающее  мгновенно
убило бы человека, а Строггорну оно неплохо помогает. При  перебросе на Дорн
ты какое-то время находишься в вакууме. Ну и как, сильно мерзнешь?
     - Я использую энергетическую  ткань, она защищает, - сказала Аолла. Она
действительно так считала.
     - Мы проверили. До пяти минут, даже  при такой низкой температуре и при
отсутствии атмосферы, нет никакой реакции.
     - Почему?
     -   Это   как  раз  непонятно.   Ясно,   что  это  следствие   развития
Вард-Структуры.  Ты же знаешь, кроме этого, во всем  остальном - мы  обычные
люди.  Строггорн  уснул.  -  Креил закончил  делать блокаду. -  Кстати, наша
работа с Машинами  сразу убила бы любого человека. А мы - ничего и по  много
лет.  Пока никто не  умер,  хотя теоретически должны только  и  делать,  что
умирать. Ладно, пусть он спит, а мы пока поговорим в гостиной.
     Аолла заказала еду, Стил послушно накрывал.
     - Я вот что хотел сказать. Дорн требует твоего возвращения, - продолжил
Креил,  приступая  к большому куску мяса. -  Ты мне не расскажешь, какая там
ситуация?
     - Плохая. Уш-ш-ш  вошел в Президентский Совет  и  набирает  все большую
власть.
     - Ты с ним не...
     - Перестань!  - Аолла поморщилась и  поддела вилкой  что-то, похожее на
котлету. Она знала, что это не из мяса, но это невозможно было определить по
вкусу. - Это совершенно исключено.
     - Но развод, насколько я понимаю, он не собирается давать.
     - Ни о каком разводе не может быть и речи. Я не могу подать на него - у
меня нет оснований.  Он мне не  изменял. Зато мое поведение, по их  канонам,
переходит  все  границы.  Это  примерно то же  самое,  как  если бы  у нас я
занялась  проституцией. Меня бы просто  никто  не понял -  зачем это  нужно.
Уш-ш-ш  не собирается подавать  на  развод. Во-первых, ему не нужен скандал,
во-вторых, только женатый мужчина может быть  выбран  в Президентский Совет.
Слава Богу, по нашему брачному контракту  - спасибо Дорну - настоял - Уш-ш-ш
отказался  от претензий иметь от  меня  детей. Хотя, с другой  стороны,  это
позволило ему объяснить в Совете, почему мы живем врозь. В общем, запутанная
ситуация.  Как муж, он  имеет право  не пускать меня  на Землю, сколько  ему
захочется.
     -  И как ты  договариваешься  с ним? - Креил обеспокоенно  посмотрел на
нее.
     - Сплошное унижение,  можешь себе представить. Обычно без вмешательства
Дорна  не обходится. Уш-ш-ш  ставит понятно какие условия, я отказываюсь,  и
приходится вмешиваться Президенту.
     - Может быть, плюнуть и остаться на Земле?
     - Ты не понимаешь всей нашей ситуации  до конца. Дорн - это не планета,
а планетарная система.  В нее входит двадцать одна  населенная  планета, это
крупнейшее  образование  такого  рода  в  нашей  Галактике.  Старая, исконно
телепатическая цивилизация.  Мы  для  них  -  никто.  Агрессивная,  безумная
планета. Ты же знаешь, до вмешательства Странницы на Земле  торчало огромное
количество наблюдателей, и никто не знает, чем они здесь занимались.
     - Мы тут со Строггорном выяснили, что, по крайней мере, один до сих пор
здесь.
     - Ну, вот! И это несмотря на запрет, наложенный Векторатом Времени! Все
знали,  что Земля  вот-вот  погибнет,  и  многие планировали  ее  заселение.
Кстати, уверена, что  он здесь не  один.  Это  вам одного  удалось втянуть в
пси-поле. Следующее. На Дорне  через  их двадцать  лет -  перевыборы.  Новый
Президент выбирается  на следующие сто лет. Срок,  конечно,  большой, но так
неудачно  он  попадает. Хорошо, если  переизберут  Дорна  -  у  меня  с  ним
прекрасные  отношения,  и тогда почти наверняка нам удастся получить помощь.
Кстати,  он ведь  управляет всеми планетами,  можешь  представить,  как  ему
надоело  возиться  со  мной! Мало ему своих  проблем! Власть  его  в большой
степени  ограничена Президентским  Советом, и очень  плохо, что  туда  вошел
Уш-ш-ш. Теперь он будет настраивать Совет против меня, а раньше Дорну всегда
удавалось провести решение  о моей отправке  на  Землю.  Сейчас  провел даже
задним числом, хотя Линган не смог  толком объяснить, что случилось. Дальше.
До объединения  зон времени в  реальности  осталось пять лет. У  нас - ровно
сто. Если мы  и дождемся  помощи от остальной части Земли, то небольшой. Без
кораблей с Дорна - у них огромное количество космической техники - нам можно
не  мечтать объединить  зоны времени, а если  не объединим...  понятно,  что
будет?  Огромная могила  для почти всего населения Земли. Ну  как, нужно мне
лететь на Дорн? - закончила Аолла.
     - Боюсь, что придется, - ответил Креил. - Завтра Линган назначил Совет.
Нужно решать, что делать дальше. Я понимаю, Строггорну  будет тяжело, но я в
шесть утра приеду и сделаю  ему еще раз  обезболивание, и потом пусть поспит
пару  часов.  Дальше  будем  по  мере  необходимости  добавлять.   Пусть   с
перерывами,  но  нужно  на  сей  раз  всем  собраться.  Насколько я  начинаю
понимать, мы все очень хорошо уравновешиваем друг друга, ты не находишь?

     ***

     Собранный на  следующий  день  Совет  заседал четыре  дня, делая каждые
четыре часа двухчасовые перерывы из-за  Строггорна, которому были необходимо
обезболивание  и  сон.  Тем не  менее,  Советникам  удалось  по  большинству
вопросов  прийти к  общему мнению  и  решить,  как действовать в сложившейся
ситуации.  Принятие   каких-либо  мер  отложили   до  полного  выздоровления
Строггорна, так как было очевидно, что на него возлагалась большая нагрузка,
а для  приведения плана в действие ему необходимо было быть в хорошей форме.
Строггорн ван Шер единственный изо всех Советников обладал опытом управления
агентурными сетями  такого рода. На Совете никто не напоминал  ему, что этот
опыт был  получен в Инквизиции. В сложившейся ситуации куда важнее было, что
он  имел эти навыки,  а не то, какой  ценой они были  получены. Времени пока
было достаточно, так как когда в абсолютном  времени проходил  один день,  в
относительном  проходило  больше  двадцати  -  это давало огромную фору  для
принятия необходимых мер.
     Аолла, несмотря на многократные вызовы с Дорна, осталась еще на неделю.
Она не знала, чем закончится миссия Строггорна, и была вовсе не уверена, что
увидит его через пять лет.

***

===


Глава 17.


     12 февраля, 2031 год абсолютного времени
     (5 мая, 309 год относительного времени)

     Директор   разведуправления  спал   у   себя   дома.  После  случая   с
выдергиванием  в  Многомерность,  едва  не отправившего его  на тот свет, он
усилил охрану,  но  это не  придало ему уверенности. Поскольку  Директор  не
хотел попасть в сумасшедший дом,  он никому не рассказывал об этом. В первый
момент  он  вообще  решил,  что  это  была  галлюцинация,  но  поговорив   с
начальником  охраны  Президента, с огорчением понял:  галлюцинации, конечно,
бывают, тем более у  телепатов, но чтобы у обоих  одна и  та же сразу -  это
вряд  ли. Директор  с беспокойством  ждал известий из  закрытой зоны, ни  на
секунду не сомневаясь,  что  от него потребуют выполнения так неразумно, как
ему теперь казалось, данной присяги.
     Сна как не бывало.  Директор проснулся словно от толчка и  вгляделся  в
тень охранника на  балконе.  Все  было спокойно,  тот  невозмутимо стоял  на
посту.  Жена, не телепат, при его  работе это было бы совершенно  исключено,
спала   и   видела  довольно  приятные  сны.  Директор   улыбнулся  и  вдруг
почувствовал,  что  что-то  не  так,  совершенно отчетливо уловив пси-образ:
мужчина,  в сияющем  золоте,  в ореоле огня. Безумный страх  проник  в мозг.
Прошло  четыре  дня, с тех пор как он побывал в Многомерности, и уже начинал
забываться этот  панический  страх, но сейчас  сразу все  всплыло  в памяти.
Директор еще  раз  поглядел  на  охранника,  который, конечно  же, ничего не
почувствовал,  и  хотел  позвать  его  на  помощь,  даже  рискуя  показаться
ненормальным.
     - Не  советую  этого делать,  Директор.  Лучше  выходите в  гостиную  и
поговорим. Мне бы  совсем не  хотелось напугать вашу  жену и детей. - Мощный
четкий  голос  ворвался в его  мозг,  и он сразу  понял,  что и в реальности
Советник Строггорн ван Шер обладал колоссальными возможностями.
     - Как вы попали сюда? - хрипло спросил Директор, входя в гостиную.
     Советник Строггорн,  невозмутимо сидящий в кресло, был довольно странно
одет - во  что-то,  похожее на золотистую тунику,  но с  длинными рукавами и
тяжелый  золотистый  плащ, закрепленный на одном плече и плавно спадающий  с
кресла, в  высокие  сапоги, выше  колен, плотно облегающие ноги и из того же
золотистого  материала, и такого же  цвета  полумаску, оставлявшую открытыми
только серые пронзительные  глаза  и светлые,  тщательно уложенные  короткие
волосы.
     - Не нужно говорить вслух, вы можете испугать охрану, а мне не хотелось
бы  сделать вашим  людям  больно.  -  Строггорн  смотрел на Директора  своим
ледяным взглядом, и тот, вспомнив, опустил глаза.
     Директор сел в кресло и налил в стакан виски.
     - Вы будете,  Советник? За  встречу,  не могу сказать,  что приятную, -
сказал  он, но Строггорн  только  отрицательно покачал  головой. - Теперь  я
готов  выслушать  вас,  -   добавил  Директор,   осушив  стакан   и   слегка
поморщившись.
     - Вы хотели сказать, готовы выполнять мой приказ?  - уточнил Строггорн,
прекрасно почувствовав, как  страх тошнотой  подступил у Директора к  горлу,
несмотря на выпитое.
     - Да, - больше Директор не смог из себя ничего выдавить.
     - Итак, ровно через четверо суток, - сказал Строггорн, и Директор сразу
посмотрел на  часы, - я собираюсь нанести вашей стране официальный визит. Вы
встретите меня у стены времени, в  месте,  где расположена  дверь  перехода.
Ясно, где это?
     - Да, я знаю, где это, - подтвердил Директор.
     - Хорошо. Далее.  Я хочу,  чтобы вы организовали  мне встречу  с  вашим
Президентом. Мне нужно два часа времени в таком месте,  где бы  нам никто не
мог помешать  для детального разговора  с  ним. Там  обязательно должен быть
туалет, душ и компьютерный терминал. Это мое непременное условие.
     -  Господи! -  Директор  от  страха  снова  поднял  глаза и  встретился
взглядом со Строггорном,  о чем тут же пожалел. - Надеюсь, вы не  хотите его
убить и свалить все это на меня?
     - Не волнуйтесь, никто ничего не узнает и вы никак  не пострадаете.  Вы
еще слишком нужны мне, Директор,  чтобы вывести  вас из  игры, - невозмутимо
сказал Строггорн. -  Да, и  еще. Все это нужно проделать максимально быстро,
чтобы я нигде не задерживался. У меня нет желания быть с вашей стороны стены
долго,  и я хочу, чтобы  вы раз  и навсегда  это  запомнили. Так  вы сможете
организовать все это?
     -  Думаю, да,  во  всяком  случае, постараюсь, -  ответил Директор,  но
Строггорн уловил неуверенность в его мыслях.
     - Очень жаль, что вы так не уверены в этом, и, чтобы отбить у вас охоту
к  необдуманным  действиям,  мне  придется  сделать  больно  вашей  жене,  -
совершенно спокойно сказал Строггорн. - Я думаю, вам нужно пройти в спальню,
Директор. Вы же не хотите, чтобы ее хватил инфаркт?
     Директор вбежал в  спальню, уже  хорошо понимая, что Советник Строггорн
-не любитель  шуток.  От картины, которую он увидел,  кровь застыла у него в
жилах. Глаза у  жены были выпучены от страха, и Директор сразу понял почему:
в углу комнаты она увидела чудовище, которое протягивало к ней одно из своих
многочисленных щупалец и пыталось схватить. Кричать жена почему-то не могла.
Она только держалась  рукой за горло и словно пыталась позвать на помощь, но
это ей не удавалось. На самом деле в комнате никого не было. Директор проник
жене в  мозг, пытаясь воздействием на  психику убрать галлюцинацию,  но та и
сама  исчезла. Только  жена все никак не могла говорить  и показывала в угол
рукой. Ему  пришлось долго успокаивать ее,  убеждая, что  это  только плохой
сон, и, когда это удалось, к ней  снова вернулась  речь. Жена  еще  долго не
могла  прийти в себя, рассказывая, какой ужас испытала от полной  реальности
происходящего и невозможности позвать на помощь, и только через час уснула.
     Директор снова  вслушался.  Советника  он  не ощутил  и  это  несколько
успокоило,  но ему в голову пришла  мысль о детях. У него  было трое  детей,
которые спали в соседней комнате. Нехорошее предчувствие охватило Директора,
и он вбежал к ним. Вид мирно спящих детей сразу успокоил, но что-то было все
равно  не так. Он просто  чувствовал, что Строггорн  побывал здесь. Директор
проник в  мозг дочери - его единственная дочь  страдала детским церебральным
параличом.  Директор  показывал ее специалистам, истратил огромную сумму  на
две операции, от которых девочке стало только хуже, но все попытки ни к чему
не привели.  В результате его дочь  практически потеряла способность ходить.
Девочка улыбалась во сне, смотря удивительный  фантастический  сон: она была
огромным летающим существом на странной, совершенно ирреальной планете. Там,
во сне, она плавно махала крыльями, переливающимися  всеми цветами радуги, и
ей  было необыкновенно  хорошо и спокойно. Удивившись такому  странному сну,
Директор вошел в голову сына  и с трудом сдержал  крик:  тому снился  тот же
самый  сон  и второму мальчику - тоже. Он испугался и попробовал прервать их
сон - обычно это неплохо удавалось, но в этот  раз их мозг ему совершенно не
подчинялся. Тогда Директор  начал трясти детей, пытаясь разбудить - никакого
эффекта, все  та же улыбка  и тот же сон.  Панически  испугавшийся  Директор
перепробовал  еще  несколько способов, но  понял,  что ему не  разбудить их.
Только теперь  стало ясно,  до  какой степени Советник Строггорн  ван Шер не
умел шутить. Директор  решил для себя, что если  все обойдется, ни за что не
пойдет против этого, теперь он в этом совершенно не сомневался, нечеловека.
     Вызванный  утром  врач осмотрел  детей и  сказал,  что,  наверное,  это
летаргический сон, только это странно, почему сразу у всех детей, и уточнил,
не хранят  ли  дома наркотики и  не попробовали ли их дети.  Стало ясно, что
врач в этом не разбирается и помочь не сможет.
     В десять  часов утра сон прекратился  сам собой, и Директор не  сразу в
это поверил. О все смотрел  и  смотрел на совершенно здоровых детей, которые
никак не могли понять, почему он так напуган.
     -  Папа,  я  не пойму,  чего ты так испугался? - спросила мысленно  его
дочь, и волосы зашевелились у него  на голове.  Директор прекрасно знал, что
она не  была  телепатом и не сразу поверил  в это. Девочка опустила  ноги на
пол, встала и  немного неуверенно подошла  к нему. Он сразу подхватил ее, но
она  довольно хорошо держалась на ногах,  и могло  показаться  по совершенно
четким  движениям, что никогда  не  болела. Этого  быть не  могло - Директор
подумал,  что сошел с ума. Еще  вчера вечером он  сам  отнес  ее в туалет, а
потом уложил в кровать.
     - Джулия, ты  не знаешь,  что произошло? - мысленно  спросил  Директор,
смирившись наконец с ее телепатией.
     - Знаю, я выздоровела, - четко ответила девочка.
     - Это я вижу. Но как это  случилось? - Он подумал, что она вполне может
ничего не помнить.
     -  Нет, я все помню. Мне  снился  очень странный  сон. Ко мне в спальню
пришел  мужчина и  сел  на кровать.  Только я  не видела его лица - он был в
маске, и странная одежда - вся словно из золота.
     - У него еще такой страшный взгляд? - уточнил Директор.
     - Страшный? - задумалась девочка. - Нет, мне так не показалось. Правда,
очень серьезный взгляд.  Ну,  вот. Он спросил, не хочу ли я выздороветь? Это
был сон, и я, конечно же, согласилась.  Почему  бы нет? Еще сказал,  что это
будет  больно,  как  при  настоящей операции,  но,  не  знаю  почему,  я  не
испугалась. У него не было никаких инструментов, и я не поняла, как он может
причинить мне боль.
     - Действительно было больно? - обеспокоенно спросил Директор.
     - Да, только я не могла  кричать. Как  будто жгло  внутри.  А потом  он
сказал, что покажет мне красивый сон и мне не будет так больно.
     -  Ты смотрела ему в  глаза? -  Он представил  себе эту картину, и  ему
стало плохо.
     - Да,  отец, он сказал, что иначе будет еще больней, а он не хочет меня
мучить. Мне так хотелось выздороветь!  Если честно, не так уж было и больно.
Этот  сон,  такой  удивительный!  Я  была  на  другой  планете.  Кажется, ее
название,  - Джулия  нахмурилась, -  вспомнила! Дорн.  И какое-то  существо,
совсем  огромное, несло  меня на своих крыльях, и  от этого боль утихала,  а
потом совсем прошла, и я  сама  летала на крыльях! Это так  прекрасно! - Она
увидела,  что отец плачет, и никак не  могла понять, почему ее выздоровление
причинило ему такую боль.
     Неожиданно Директор вспомнил, что у  него на все меньше четырех  суток.
Теперь  не было никакой неуверенности, даже  в мыслях. Он  еще подумал,  что
нужно научиться  лучше контролировать  себя.  Необходимо было  действовать и
действовать быстро. Уже выходя из  детской  спальни, Директор обдумывал, как
выполнить приказ Строггорна, зная, что не  может  позволить себе  не успеть.
Лучше всего  было не думать о том, как Советник  мог поступить  с  ним и его
семьей в противном случае.

***

     16 февраля, 2031 год абсолютного времени
     (25 июня, 309 год относительного времени)

     Ровно через  четверо  суток  после того,  как  Генри  Уилкинс, Директор
разведуправления, увидел Строггорна в своей спальне, он лично встречал его у
двери перехода. Стояла чудовищная жара,  военный вертолет подогнали почти  к
самому  входу. Директору пришлось заставлять летчика  подчиниться приказу  -
тот панически боялся перемещения стены. Многие  знали, что в  случае захвата
еще никому не удавалось вернуться с той стороны.
     Директор вспомнил, как для  организации  этой встречи ему  понадобилась
вся  его  огромная  власть.  Прямая  и  строго  конфиденциальная  встреча  с
Президентом нарушала  все дипломатические каноны. Директор поставил на карту
свое  положение, пытаясь убедить  в  необходимости  этой, сугубо  приватной,
встречи  и добился  своего,  уложившись  в  крайне  сжатые  сроки,  заданные
Советником.
     От жары Директор  вспотел. Он  еще раз поглядел на часы: они  прилетели
почти за  час до  условленного времени.  Вокруг стены, на расстоянии пятисот
метров от нее, днем и ночью  держали  оцепление, поставленное  после  мнимой
водородной атаки. Чтобы посадить вертолет так близко, Директору понадобилось
подтверждение своих полномочий от самого Президента. Он не  мог дать никаких
объяснений,  но  само  известие  о  том,  что  Директор  собирается  забрать
посланника  с  той  стороны,  вызвало  панику. В головах у  людей  вертелись
фантастические образы чудовищ из фильмов ужасов и компьютерных игр. Все были
абсолютно   уверены,   что   Земля   оккупирована   представителями   чуждой
цивилизации,  да  и  сам Директор  не  знал, насколько это  могло  оказаться
справедливым. То, что  Советник Строггорн родился на Земле, можно было смело
поставить  под  сомнение,  а  ведь  никто  не  мог  исключить еще и  наличия
инопланетных хозяев.
     Вглядываясь в пейзаж за стеной, Директор подумал,  что необходимо лучше
контролировать свои мысли. Термин  "стена" всегда  был совершенно  условным.
Бесконечный песок что с той, что с другой стороны, ветер, слегка поднимающий
его вверх, и никакого раздела, кроме воткнутых вешек с ярко-красными, слегка
выгоревшими, флагами.  Сама  дверь  казалась  нарисованной  прямо в воздухе,
потому что никакой двери на самом деле не  было - просто  тонкий овал в рост
человека.  Когда-то,  много  лет  назад, в  эту дверь  отправили  специально
подготовленный  отряд  с самыми лучшими  видами  вооружения,  которые только
можно было унести на себе и протащить в дверь. Люди исчезли. Больше подобные
эксперименты не проводились, хотя местные жители почти все ушли через дверь,
и до водородной атаки никто им в этом не препятствовал.
     Несмотря  на  то, что Директор  не сводил взгляд с  двери, он пропустил
момент,  когда появился  Советник Строггорн, только услышал, как  вскрикнули
люди,  увидев  возникшую  из  ничего  фигуру.  Советник  был  одет в  ту  же
золотистую одежду, как и прошлый раз. Плащ спадал до самой земли,  лицо было
скрыто  полумаской.  Рядом  с  ним,  справа  и  немного  сзади,  возвышалась
двухметровая фигура  охранника, а слева,  примерно в  полуметре над головой,
висел  абсолютно черный  шар десяти  сантиметров в  диаметре - это Креил ван
Рейн настоял на дополнительном обеспечении безопасности и снабдил Строггорна
самой лучшей защитной системой, втиснув ее в такой небольшой объем. Советник
стоял  неподвижно, а люди все  продолжали кричать.  Директор не сразу понял,
какой  жуткий,  нечеловеческий  страх  должен наводить  Строггорн на обычных
людей, если даже он ощутил, как провалилось и резко снова застучало сердце.
     - Куда? - Строггорн смотрел на него своим ледяным  взглядом. Ему совсем
не  понравилась  страшного  вида машина,  которая, очевидно,  ждала  его. Из
головы  Директора  он  тут же выудил, что это -  весьма совершенное средство
передвижения  в воздухе, но эта информация нисколько не успокоила  его и  не
внушила доверия. В своей жизни он доверял только той технике, которую создал
Креил и преданные ему люди. В их стране слишком часто приходилось опробовать
какие-либо новые  методы  сразу  на  человеке:  это  требовало  безусловного
доверия  к  разработчикам,  жестко отвечающим  за  возможные  неудачи  таких
действий.  Строггорн  хорошо  изучил абсолютное  время  и  знал,  что  здесь
подобная практика  была бы невозможной из-за  слишком низкой, по его мнению,
ответственности людей за последствия.
     -  Мы полетим  вертолетом  до  аэродрома,  где нас  заберет  самолет  -
постарались  выбрать самый  скоростной,  - быстро  объяснял Директор, уловив
недоверие Советника.  - Это займет  примерно семь часов, но дальше нам будет
нужно еще  около часа, чтобы  добраться  до  резиденции Президента. Он будет
ждать нас.

   

  Читать  дальше  ...    

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://libking.ru/books/sf-/sf/1538-lora-andersen-deti-vechnosti-chast-vtoraya.html === 

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 144 | Добавил: iwanserencky | Теги: Совет Галактики, Вселенная, Странница, Совет Вардов, земля, Мужчина и Женщина, Аль-Ришад, Этель, Тина, Диггиррен, нечеловеческое, Линган, Лион, Креил, Строггорн, Лао, Дети Вечности, вечность, фантастика, Многомерность, ДОБРО И ЗЛО | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: