Главная » 2024 » Февраль » 11 » Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 5.056
23:57
Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 5.056

***

***

***

===

===

А.Райро

Темный ратник. Факультет.

Книга 5. Эпизод 1.      

Всё должно было повториться.
Всё до мелочей.
Точь-в-точь как во сне Люче, и этого я не мог избежать. И прямо сейчас та самая картина стояла перед глазами: брат напротив, гудящий ветер, удар огнём, муки боли и моё обгоревшее тело, переброшенное через перила моста.
Ещё должна быть смерть, но именно её я и собирался перехитрить.
Броннан смотрел на меня и никак не решался сделать последний шаг. Его лицо окаменело и ожесточилось.
Пока он медлил, ветер усилился, река внизу зашумела и ударила по краям обрыва, брызги взлетели выше моста. Скорее всего, это была работа Фонтея или помощника Йорго, мага-словесника пятой высоты.
Буря нужна была им, чтобы река быстрее отнесла их в сторону порта, который находился в восточной части города. Судя по карте Гнездовья и схемам, которые показывал мне Фонтей, эта река несла свои воды именно туда.
Насчёт реки всё было понятно, а вот насчёт меня не очень.
Люче говорила, что в её сне я совершенно точно был мёртв, но ведь она смотрела на меня со стороны и видела мои ожоги, не совместимые с жизнью, поэтому решила, что я погиб. Она не разглядела моей дальнейшей судьбы, а выхватила только короткую сцену, которая могла завершиться как угодно.
Моя правая рука сильнее стиснула порошок смолы в кармане брюк.
Рин Нобу предупреждала, что это опасная смола, очень опасная. Что она там твердила?
— Запомни, Киро: просто чёрный порошок — это Смола исцеления; а чёрный с блеском — это Взрывная жвачка. Обе смолы имеют рассыпчатый состав, но стоит их смять, как они становятся тягучими. Только действие у них разное. Смотри, не перепутай! Учти, что красным карандашом помечены две самые опасные смеси, работай с ними аккуратно.
Именно Взрывная жвачка и была помечена красным карандашом.
Правая ладонь слиплась в кармане, будто я сжимал в кулаке уже не порошок, а расплавленный гудрон. Смола была готова к работе, её оставалось только нагреть.
Ну что ж.
Вот и всё, братец. Зажигай!
Будто услышав мою мысленную команду, Броннан вскинул руки и выдал поток огня такой мощи, что меня охватило пламенем с ног до головы.
О мой Бог…
Такой боли я никогда не испытывал. Будто живьём содрали кожу.
Волосы вспыхнули, как и одежда. Не удержавшись на ногах, я завалился Броннану прямо под ноги и скорчился.
Я задействовал только два слоя фантомного покрова, причём, пришлось дождаться той самой секунды, когда меня начнёт опаливать огнём, и всё ради того, чтобы никто даже не заподозрил, что я могу выжить.
Тонкий покров не особо спас меня от боли.
Я выгибался и перекатывался по мосту, как бешеный — даже притворяться не приходилось. Секунды тянулись, и я уже не мог сдерживать стонов, жмурился и стискивал зубы, утыкался лбом в разогретый подо мной металл, а потом снова перекатывался на спину.
От адской боли я даже забыл про смолу, что держал в руке.
Она нужна была только для одного — чтобы покрыть моё тело гарью. Фантомный покров горел и пах иначе, чем тело человека и его одежда, к тому же он не обугливался и не оставлял следов гари. Пришлось применить Взрывную жвачку. Смоляная смесь от Рин не просто горела факелом, она давала нагар и запах.
Раскалившись, смола вспенилась прямо в моей руке, а потом вспыхнула и окатила дымом всё тело. Еле помня себя от боли, я задействовал ещё один слой фантомного покрова. Именно он и покрылся чёрным нагаром, а от меня сразу завоняло палёным мясом. Правда, из-за дыма нечем было дышать, и я всё больше боялся, что потеряю сознание.
Задержка дыхания уже не помогала, сознание покидало тело, перед глазами плыло, но я всё ещё цеплялся за реальность, цеплялся из последних сил, не позволяя себе вырубиться… нет, только не сейчас…
Порой, открывая глаза, я видел, как Броннан с каменным лицом смотрит на меня и ждёт, когда я сдохну. Железная выдержка — даже бровью не повёл, маленький фрченчч. Ну а я продолжал гореть, и теперь мне казалось, что я не просто теряю сознание. Порой я был уверен, что умираю.
Умираю по-настоящему.
Это продолжалось вечность, но на самом деле прошло не больше минуты. Пламя сожгло все слои покрова, и что именно происходило сейчас с моим телом, я даже не мог предположить. Боли уже не было, а может, было так много, что я её не замечал. Голова завалилась набок, и в конце концов, я перестал дёргаться и стонать, так и замерев на спине.
Умер?
Возможно.
Все ощущения пропали. Я не чувствовал запахов, не слышал звуков, не ощущал прикосновений… хотя нет… что-то ещё осталось. Через секунду мой брат начал перекатывать меня ногой к краю моста.
Боль снова вернулась.
Запах дыма — тоже. Шум воды и крики вдалеке.
Брат двигал моё тело к краю, и от каждого прикосновения его ботинка хотелось орать во всю глотку, но я молчал, а моё обессиленное тело продолжало послушно перекатываться. Задержав дыхание, я ждал главного — того самого момента, когда Броннан поднимет меня руками и начнёт переваливать через перила.
И вот наконец он ухватил меня за плечи и навалил спиной на стальную перекладину. Теперь у меня имелось всего секунды три, чтобы сказать о главном.
Я не стал открывать глаза.
— Броннан, это Бейт, — прошептал я, почти не шевеля губами. — Порт. Южный пирс. На закате. А теперь кидай.
Я сказал всё, что нужно.
Казалось, эту речь я репетировал всю свою жизнь.
Броннан часто-часто задышал и стиснул пальцы так сильно, что пропорол мне обгоревшую кожу на плечах до самого мяса. Я услышал его нервный сип — даже в другом мире он не смог от него избавиться, хотя уже не болел астмой.
Брат перевалил моё тело через перила, ещё больнее стиснул пальцы, будто изо всех сил цепляясь за меня, ну а затем резко отпустил.
Я полетел в обрыв с рекой.
Секунда, вторая.
Удар…
Матерь Божья! Обожжённое тело вошло в ледяную воду и будто взорвалось на осколки, хрустнули кости, холод пронзил сердце и расколол его надвое…
А потом оно остановилось.
Сердце просто остановилось.
* * *
Тишина. Темнота. Вакуум.
Ни ощущений, ни звуков, ни запахов, ни мыслей.
Смерть.
— Ты совершенно точно мёртв, — пробился через мёртвую тишину голос Люче.
Это были обрывки её фраз, что она когда-то мне говорила. Они долетали до меня и гудели в голове:
— Совершенно точно… ты умер… мне жаль, Киро… мне так жаль… я никогда не ошибаюсь… никогда.
Она вдруг засмеялась. Или не она?
Засмеялся Броннан… точно он… или нет, это сёстры Нобу… или Сова, ну точно, это была Сьюн… или всё же Люче?
Вспышка света ослепила сознание, звуки смешались и стали похожи на всплески воды — это волны бились о камни. Меня толкнуло вбок, потом вверх и снова вбок, а затем завертело в водоворотах до тошноты. И так было холодно… невыносимо холодно…
Когда моё тело потянуло вперёд, и плечо протаранило что-то твёрдое и шершавое, я распахнул глаза, и первое, что увидел, как поток воды тащит меня через валуны прямо на угол каменной стены.
Не знаю, откуда взялись силы и реакция на рывок, но я оттолкнулся ногой от ближайшего валуна и, провернувшись в толще воды, как тюлень, юркнул мимо стены.
Меня снова поглотила пучина.
Сила реки потащила моё тело дальше, по камням и перекатам. Я цеплялся за булыжники и выступы, цеплялся за всё, что попадалось мне на пути: за склизкую траву, за ржавые металлические останки, за обломки гранитных плит и статуй (какого овоща статуи делают в реке?).
Я цеплялся не только за всё это — ещё я цеплялся за жизнь.
Река тащила меня всё дальше, бурлила и шумела, а сам я то погружался в ледяную толщу, то снова всплывал и грёб руками, ногами, помогал движением корпуса, огибал камни, отталкивался, уворачивался от столкновения, чтобы не размозжить себе голову и не переломать кости.
Сердце опять колотилось.
Колотилось так, будто готовилось поставить рекорд. Холодная вода сработала как анестезия — я опять не чувствовал боли, да и адреналин зашкаливал.
Как моё тело выглядело после обжарки огнём и падения с моста, даже не хотелось представлять.
Кожа на руках была чёрная и маслянисто поблёскивала, будто я вымазался в нефтяных отходах. Эту черноту не смогла смыть даже бурлящая вода. Возможно, в кожу въелся нагар от Взрывной жвачки. По крайней мере, я хотел в это верить.
Река тащила и тащила меня вперёд.
Здесь на берег выбраться было нельзя — по обеим сторонам маячили скалистые обрывы. Никакой возможности зацепиться. Но минут через пять течение реки стало более мерным, русло расширилось, берега сменили крутизну на гравийные отсыпи, ещё минуты через три, вынырнув в очередной раз, я заметил вдали столбы и оградительную насыпь для защиты гавани.
Это был мол и порт. Однозначно.
И еще кое-что. Впереди реку перегораживала стальная решётка, а у самой поверхности торчала натянутая от берега до берега гирлянда стальных шипов.
Чфыпршш.
Надо было срочно выбираться из воды, пока быстрым течением меня не насадило на преграду.
Если остатки делегации благополучно преодолели тот же путь, что и я, то и они должны были выбраться на берег где-то в этом районе и затаиться до вечера. Была договорённость продолжить наше спасение на закате, когда начнёт темнеть. Сейчас же время перевалило чуть за полдень.
Я завертел головой и всмотрелся в берега. И тут слева заметил обломок кареты — изуродованную дверцу с гербом королевы Калесты. Я немедля погрёб в ту сторону. Фонтей должен был оставить мне знак, и это точно был он.
Добравшись до берега, я наполовину выкарабкался на насыпь из щебня, отдышался, сплюнул и на дрожащих руках наконец выбрался из воды полностью, после чего без сил повалился на бок и пролежал так наверное около минуты, будто мёртвый.
У меня зуб на зуб не попадал, тело продрогло так, что я не мог даже нормально двигаться. Трясясь от холода, избитый, обожжённый, мокрый и почти голый, в лохмотьях обгоревшей одежды, я начал карабкаться дальше по насыпи, метр за метром, выше и выше.
Порой полз на животе, порой вставал на четвереньки. Старался не шуметь и передвигался медленно, чтобы не слишком тревожить щебень, но иногда мелкие камни всё равно скатывались вниз и булькали о воду. Тогда я замирал и вслушивался в звуки, но кроме шума реки ничего не слышал.
Наконец добравшись до вершины насыпи, я приподнялся на руках и огляделся.
Да, это был порт. Его южная часть. Набережная, три пирса, ремонтный док и пристань. Вдали виднелась гавань, а там стояли пришвартованными пять судов. Одно из них заметно выделялось среди остальных.
Это был трёхмачтовый артиллерийский корабль с тяжёлыми орудиями и крупными серповидными выступами с шипами на стальной обшивке. Его нос украшала статуя обнажённой девы с двумя перекрещенными мечами, а на боках блестели изображения волчьих морд и солнц, выкованных из металлических пластин.
Это была «Марианна».
Я узнал её благодаря рисункам Фонтея. Он прорисовывал последний корабль магов особенно тщательно, с большой любовью.
Остальные суда явно построили не маги, а отбросы. Они были меньших размеров, но внешне один в один походили на «Марианну», только вместо девы их носы украшали драконы, как на гербе рода Абелайо.
Я снова опустил голову и оглядел насыпь.
Меня продолжало колотить от холода, мышцы ныли от напряжения, но вот, странное дело, боли я ощущал меньше, чем когда падал в воду, а ведь должно быть наоборот. Ладно, со своими необычными ощущениями потом разберусь…
Итак, если маги делегации выбрались из реки здесь, то должны были оставить ещё какой-то знак, чтобы я понял, где их искать. При беглом осмотре я ничего не увидел, по крайней мере, среди щебня, но, подняв взгляд выше и внимательнее присмотревшись, разглядел то, что могли оставить только маги. И увидеть могли тоже только они.
В тени стен каменных складов у ближайшего ремонтного дока, прямо в воздухе висело еле заметное облако очень странной формы. В виде половины метки райфу. И если специально не искать — не заметишь или примешь за обычную туманную дымку.
Отлично.
Значит, маги действительно здесь.
Прежде чем отправиться в сторону знака, я просканировал ближайшую территорию Охотничьим взглядом. Засёк три горгуна на складе и не меньше пятидесяти горгунов в самом доке. Там на ремонте стоял ещё один корабль с драконом на носу.
Теперь предстояло быстро и незаметно проскочить через насыпь к складам. Вроде всё просто, но на самом деле задача сложная, когда на тебе нет доспеха. Вот если бы Сьюн была сейчас рядом, она бы снабдила меня своим райфу. Тогда бы я использовал навык Погружения во тьму и спокойно подобрался к месту, но Сьюн нет, поэтому придётся действовать так.
Я снова высунулся из-за насыпи и осмотрелся.
Никого.
Зато в доке кипела работа. Стук и скрежет эхом раздавались по округе.
Я выполз на вершину насыпи, перекатился и сполз на другую сторону. Опять зашумели камни, но я больше не стал задерживаться. Вскочил и понёсся к знаку.
В этот момент мой радар засёк движение: те три горгуна вышли из склада и направились прямо ко мне. Очень вовремя, ничего не скажешь!
Решение тут было только одно. Убивать. Без оружия, голыми руками, либо использовать Шквальный урон, потому что проскочить мимо них всё равно не выйдет.
Я уже приготовился нападать, как вдруг из тени зданий навстречу мне потянулся белёсый туман. Он моментально распространился вокруг и сработал как завеса. Атака была отменена мгновенно. Под прикрытием тумана, очень похожего на обычный речной туман, я преодолел оставшееся расстояние, проскочил мимо знака и приник спиной к стене ближайшего склада.
Выдохнул.
Где-то неподалёку заговорили те самые горгуны.
— Всё удивляюсь, откуда сегодня такой туман?
— Осень. Это нормально. Время туманов.
— Хех. Говоришь, как Кузо. — Горгун перешёл на грубый и утробный голос, передразнивая своего главнокомандующего: — «Время войн, солдаты. Время туманов и хаоса. Будьте сильными! Огонь и вера согреют вас! А не женщины и бочки с ромом!».
Горгуны захохотали.
Под их ногами осыпался щебень. Я продолжал стоять, замерев без движения, пока звуки их шагов не стихли, и на моём радаре не стало пусто. Выждав ещё несколько секунд, я двинулся вдоль складской стены к коридору между постройками.
Там-то и обнаружился деревянный сарай — полуразвалившийся флигель у основного склада для хранения старых тросов и канатов. Возле входа в него тоже висел знак-облако. Сомневаться уже не приходилось: маги спрятались именно тут.
Я ещё раз просканировал территорию Охотничьим взглядом — врагов нет — и направился туда. Приоткрыв покосившуюся дверь, я втиснулся внутрь и огляделся. Тут тоже стоял туман, мотками тросов был завален весь сарай, с потолка и по доскам свисала паутина, воняло гнилью. Сюда будто не заходили минимум лет десять, но так только казалось.
Кожей ощущалась магия.
Я шагнул дальше, и как только сделал второй шаг, туман начал рассеиваться. Прошло секунд пять, и я наконец увидел тех, кого так упорно искал.
Передо мной стояли четыре мага.
Помятые, но живые. Фонтей, Буф, Йорго и Грегсон.
Йорго приложил палец к губам, прося о тишине, хотя все были искренне рады и еле держались, чтобы не заговорить. Буф швырнул мне старую мешковину, видимо, найденную тут же. Я моментально накинул её на себя, но дрожать, ясное дело, не перестал.
Все заулыбались (даже ворчливый Грегсон), только это продлилось недолго. Фонтей вдруг нахмурился и внимательнее всмотрелся мне в лицо.
Его глаза округлились от ужаса.
Он шагнул ближе, обхватил меня за плечи и тихо пробормотал:
— Киро, что с тобой? Что-то не так. Ты странный… ты ничего не замечаешь?
Я уставился на мага. Он что, забыл, что я вообще-то обгорел и с моста полетал — понятное дело, что со мной что-то не так и выгляжу я паршиво.
— Ну да, я чуть не сдох, если вы об этом, — прошептал я.
Но Фонтей даже не среагировал на мои слова. Он продолжал пялиться на меня так, будто я всё-таки сдох и превратился в привидение. Затем маг рывком схватил мою правую руку, вытянул на себя и уставился на метку.
— О боги… — Его голос задрожал. — О боги вселенной… я даже не предполагал, что такое возможно… Киро, посмотри…
Я тоже уставился на свою руку и сначала не сразу осознал то, что вижу. Наверное, мой мозг ещё не отогрелся. А вот когда осознал, на что именно смотрю, то перестал трястись и замер, как ушибленный.
На моей грязной и мокрой ладони мерцала еле заметная голубая метка ратника…

***


===


===


===


Книга 5. Эпизод 2.                                    

— Да ну… нет. — Это первое, что я сказал.
«Нет, нет, нет», — повторило сознание.
Я отдёрнул руку и быстро потёр её о сухую мешковину, в которую кутался.
— Может, я в краску случайно рукой залез?
— Киро, не время шутить… — Фонтей покачал головой.
— Да мне не до шуток. — Я ещё сильнее начал тереть руку, со злостью и напряжением. — Это просто невозможно. Адами Фонтей, невозможно…
Я посмотрел на Фонтея, будто умоляя его со мной согласиться.
Тем временем меня окружили маги.
— Надо срочно доложить императору, — высказался генерал Грегсон.
— Надо срочно предупредить Стронга, — предложил Буф, побледнев до мучного цвета.
— Надо срочно успокоиться, разобраться и подумать о последствиях, — добавил первый помощник Йорго.
Лишь один Фонтей молчал и хмурился, ну а я всё тёр руку о мешковину, сильней и сильней, пока та не стала чистой. Затем снова раскрыл ладонь и ещё раз её осмотрел.
Остальные, как по команде, уставились туда же.
Да, это была метка ратника.
Такая же, как у Сьюн — голубая спираль райфу на середине ладони. Только мерцала она еле-еле, будто застряла внутри руки и не могла пробиться сквозь кожу.
При этом половина красной метки всё также находилась на моём указательном пальце, только она стала менее яркой, будто поблекла. Но и это было ещё не всё.
Вторая половина метки была синей — такое случалось лишь тогда, когда Сьюн наделяла меня своим райфу. Но ведь Сьюн сейчас ничего не делала, а синее райфу всё равно имелось.
— И как это понимать?.. — прошептал я, сжимая ладонь в кулак.
Сердце отчаянно заколотилось.
Фонтей положил руку мне на плечо и заглянул прямо в глаза.
— Ты был мёртв, Киро. Ты действительно умер, когда упал с моста.
«Ты совершенно точно мёртв, — снова прозвучал голос Люче в голове. — Я никогда не ошибаюсь».
— Но сейчас же я жив, — ответил я. — Вы же со мной разговариваете. Ничего не изменилось.
— Изменилось. Ты изменился. Разве ты не замечаешь, что стал чуть выше ростом и шире в плечах? Что ты стал сильнее и выносливее? Что физическая боль меньше тебя беспокоит?
Я сглотнул, смочив пересохшее горло.
Насчёт роста и плеч я ничего не ощущал, а вот насчёт боли, силы и выносливости — да. Если бы не это, возможно, я бы вообще не выплыл из реки.
По моим глазам Фонтей догадался, о чём я думаю, и продолжил:
— Помнишь, как твой доспех четвёртой высоты менял тебя внешне? Так вот теперь часть этих изменений осталась с тобой, потому что ты… — Он вдруг смолк и переглянулся с Буфом, после чего добавил: — Потому что ты становишься ратником, и это лишь начало твоего перерождения.
От его слов меня охватило морозом.
Я в отчаянии посмотрел на Буфа.
— Буф, что ты видишь? Кто я?
Тот нахмурился.
— Вижу мага, который умер, но почему-то выжил и получил метку ратника, но она будто не раскрылась до конца. Может, надо умереть ещё раз, и тогда она раскроется, а метка мага исчезнет насовсем? Тогда ты окончательно станешь ратником, не зависимым от Каскадов. Ну… вот что я вижу.
Он сказал это совершенно серьёзно.
— Спасибо, дружище, — выдавил я. — Утешил.
Йорго окинул серьёзным взглядом остальных.
— О том, что случилось, нужно поговорить с тем, кто хорошо знает магию призыва. С тем, кто её создал. С Альмагором Стронгом. Теперь для всех Киро Нобу, враг Ниманда и тёмных отбросов, погиб. Это нам на руку. Пусть все думают, что у нас больше нет супер-оружия.
— Супер-оружием вы меня называете? — Я посмотрел на Йорго и прищурился.
— Ратник — это оружие, Киро, — не моргнув глазом, ответил Йорго. — А такой ратник, как ты, это супер-оружие.
Вдруг Фонтей поднял руку и обратился ко всем:
— Вы не против, адами, если я переговорю с Киро наедине? Он сейчас растерян, и мне нужно успокоить его. Через несколько часов нам предстоит прорываться через охрану, чтобы покинуть город, и я хочу, чтобы Киро пришёл в себя. От этого зависят наши жизни.
Никто спорить не стал. Я — особенно, потому что уже понимал, что только Филат Фонтей сможет объяснить мне всё, что со мной произошло. Никто из присутствующих магов не знал, что я на самом деле не Киро Нобу, даже Буф об этом не догадывался.
Только Фонтей знал.
Он отвёл меня в угол и шепнул заклинание в прогнивший потолок флигеля. Нас сразу же окружил плотный туман.
— Теперь никто не услышит наш разговор, — негромко сказал Фонтей. — Итак, давай, я напомню тебе, чем ты был уникален до того, как упал с моста.
Я затаил дыхание, впитывая каждое слово мага-джадуга.
— Твоя уникальность заключалась в том, что твой дух Бейта Беннета попал в чужое тело. Это оказалось тело мага с половиной метки. Такая неполноценность дала возможность твоему духу проявлять себя в виде ратника, но только при поддержке Белой Совы. Ты ведь это понимаешь?
Я кивнул.
С таким положением вещей я уже давно свыкся.
— Ты был зависим от Белой Совы, — продолжил Фонтей, — потому что твой дух был слаб и без её райфу ты не мог пользоваться силой ратника и его доспехом.
Я опять кивнул.
Всё верно. От райфу Сьюн я был зависим с первого дня знакомства.
— Так вот. — Фонтей обхватил меня за плечи и заговорил тише: — После того, как ты умер, всё изменилось. Ты перешёл в пограничное состояние. Теперь ты больше ратник, чем маг. Почему это произошло. Дело в том, что когда погибло тело Киро Нобу, дух Бейта Беннета выжил, так как этому телу не принадлежит. За время получения рангов твой дух стал намного сильнее, чем раньше, поэтому сегодня смог наделить погибшее тело Киро Нобу свойствами ратника, буквально перестроив его под себя, и сделал он это без помощи Белой Совы, самостоятельно. Дух Бейта Беннета так отчаянно цеплялся за жизнь, что начал перерождение мёртвого тела Киро Нобу в ратника и победил.
Я уставился на Фонтея и спросил пересохшими губами:
— Это значит, что… что теперь мне не нужно райфу Сьюн, чтобы пользоваться силой ратника и доспехом?
Маг снова взял мою руку и показал на красно-синюю метку на моём указательном пальце.
— Синяя половина метки, которую ты видишь — это райфу Бейта Беннета, твоего собственного духа. Оно теперь не исчезнет, потому что оно твоё по праву. Однако твоему духу не хватило мощи, чтобы переродиться в ратника полностью, поэтому голубая метка на твоей ладони пока не работает. Её нужно распечатать. На самом деле Буф сказал верно. Тебе нужно погибнуть ещё раз, чтобы стать полноценным ратником. Тогда твоя метка мага на пальце исчезнет и останется только метка ратника на ладони. Но это опасно. Чтобы пережить повторную смерть тела, твой дух должен быть сильным… очень сильным… намного сильнее, чем сейчас. Иначе ты рискуешь не выжить вовсе. Тебе нужна шестая высота, а её могут дать только Каскады. Как и Высший Драконий доспех. Тут ты от них никуда не денешься.
Я раскрыл ладонь шире, растопырив пальцы.
Странно было видеть всё это на своей руке: красно-синюю метку на пальце и наполовину скрытую метку ратника на ладони.
— Но если я когда-нибудь полностью превращусь в ратника, то мне нужен будет доминат, чтобы находиться среди людей, так ведь? — Я еле оторвал взгляд от руки и опять посмотрел на Фонтея.
Тот покачал головой. В его глазах появился восторг.
— Нет. Тебе никто не будет нужен. В этом тоже твоя уникальность. Ты не зависим от Каскадов, потому что не они тебя создали. Ты сам себя создал. Творцы лишь пользуются твоей силой. Ты дух из другого мира. В понимании других духов, здесь ты полностью свободен.
Не удержавшись, я навалился на стену сарая и зажмурился.
— Всё, что вы говорите… это просто… не знаю… адами Фонтей… я же теперь не человек, получается…
Все эти новости взрывали мне мозги. Стоит только случайно умереть — и начинается какая-то заморочка.
— Ты всё ещё человек, Киро. Пока ещё человек, но уже не такой уязвимый, как обычные люди. Ты сильнее и выносливее, чем они. Тебя сложнее убить и даже ранить. Ты рыцарь.
— Пол-рыцаря… — по привычке поправил я.
— Нет, Киро. Теперь уже нет. Ты обрёл куда большую силу, чем половина, но, увы, ещё не всю.
— И что мне теперь с этим делать?
Фонтей наклонился ко мне.
— Жить, Киро. Жить! Дух твой остаётся всё тем же, он лишь крепнет и преображается. Но ты всё тот же парень, как и твой брат.
Я опустил голову.
— Он может вообще не прийти сегодня. Я рискнул всем ради трёх секунд разговора с братом. Да я сдох ради этого… но никто не даст гарантий, что Броннан узнал меня.
Фонтей взял меня за плечо.
— Может случиться всё, что угодно, но сражаться мы будем всё равно. Вместе с тобой мы сражаемся за свой мир.
— Думаете, у нас получится всё, что мы задумали сегодня?
— Не знаю, Киро. Я не предсказатель. Но я сделаю всё, что смогу. И ты сделай. — Он вдруг тихо-тихо и довольно хохотнул. — Будет забавно увидеть физиономию Ниманда, когда он узнает, что ты не погиб. Хороший будет эффект неожиданности. Так и представляю себе, как ты надвигаешься на него, а твои татуировки раскрываются в Высший Драконий доспех. Каким будет эта броня, никто не знает, но это будет что-то грандиозное.
Я снова в растерянности уставился на Фонтея (от удивительных и странных открытий меня уже начало подташнивать).
— Не понял… что будет раскрываться? Татуировки?.. Какие татуировки?
Маг хлопнул себя по лбу.
— Я же тебе не сказал! Дырявая башка! Кроме роста и ширины плеч в твоём теле изменилось и ещё кое-что. Появились татуировки, моментально раскрывающие доспех. Ты можешь увидеть их уже сейчас. И, конечно, использовать тоже.
Честно, я бы хотел, чтобы все эти новости мне сообщали, когда я буду сидеть на стуле. Ноги малость слабли при каждом новом открытии.
Теперь вот татуировки нарисовались.
— И где они? — выдавил я.
— А я откуда знаю. Ищи, — пожал печами Фонтей.
Я немедля стянул с себя мешковину и принялся осматривать тело через обожжённые дыры в одежде. Вот теперь я заметил, что плечи действительно стали шире, а руки ещё жилистее, чем раньше. Недурно.
На измазанном в нагаре теле, кстати, не нашлось ни одного ожога, только застарелые шрамы на животе, даже моя рассечённая бровь зажила. Синяков тоже не было, как и порезов, ссадин и кровоподтёков, а ведь горгуны очень постарались меня избить. По-хорошему, лежать бы мне в больнице не меньше пары недель, а тут… будто ничего не было.
Тело ратника восстановило кожный покров.
Честно, я сам себе сейчас казался не человеком, а киборгом, хотя по виду, конечно, не особо отличался от прошлого Киро Нобу. Тот тоже был высоким и натренированным парнем. Просто сейчас стал чуть выше и более натренированным.
Но вот татуировки…
Сначала я их не увидел, пришлось задирать на себе лохмотья и смотреть внимательнее.
— Вижу одну на спине, — вдруг объявил Фонтей. — Пластина брони от кирасы с рисунком драконьего хребта. Тянется от затылка и по всей линии позвоночника.
— Драконьего хребта? — Я быстро повернул голову, чтобы посмотреть на спину, но, естественно, ничего не увидел.
— Белая Сова тебе опишет, как это выглядит.
— Ну да, она опишет… ещё как, — без энтузиазма отреагировал я.
Пока оставалось лишь догадываться, как Сьюн воспримет мои изменения. Почему-то ничего хорошего я не ждал.
— О, и на плечах. Глянь, — добавил Фонтей.
Оказалось, на плечах была высечена полоска латной брони с рисунком чёрной драконьей чешуи. Она начиналась от плечевого сустава и уходила на лопатки. Ещё такую же полоску брони я обнаружил с внешней стороны голеней.
— Надеюсь, на копчике рисунков нет? Хвоста, например, — пробормотал я.
— Всё шутить пытаешься? — улыбнулся Фонтей. — Это хорошо. Кстати, такие татуировки есть на каждом ратнике, только все они разного вида. У Белой Совы спроси. У неё тоже есть.
Я перестал себя осматривать и спросил то, что тревожило меня с того самого момента, как только я узнал о своих изменениях:
— А Белая Сова… она всё так же принадлежит мне? Ну… то есть… она остаётся моим ратником, и я могу призывать её с помощью медальона?
— Пока ты в пограничном виде, то всё ещё маг, а значит, остаёшься её доминатом.
Я выдохнул.
— Хорошо. Тогда надо бы ей сказать о том, что случилось.
Фонтей понял мой намёк сразу и вынул из кармана всё, что я ему оставил ещё в карете принцессы Энио: перстень с браслетом из маг-металла и медальон призыва.
— Кстати, тебе маг-металл уже и не нужен. Твой меч ратника теперь всегда при тебе, стоит только вытянуть руку.
Я всё равно надел маг-металл на руки.
— Это на всякий случай. Уверен, что пригодится.
— Ты, конечно, хороший стратег, Киро, — ответил Фонтей, — только всё предусмотреть невозможно. Ты ведь не предусмотрел свою смерть, хоть и знал о ней заранее. Забавно, но для тебя она всё равно стала неожиданностью.
Мы посмотрели друг на друга.
Фонтей улыбнулся.
— Сначала я напугался, увидев тебя таким, но теперь понимаю, что просто так ничего не случается. Ты достоин своего перерождения в тёмного рыцаря. — Он покосился на медальон, который я только что надел на шею, и добавил с беспокойством: — Надеюсь, и Белая Сова так же посчитает. Хотя ни один предсказатель не возьмётся предполагать, какой будет её реакция.
Она будто услышала его слова.
Медальон сработал сам собой, луч прошиб туманную дымку, и в полумраке сарая появилась Сьюн.
* * *
Глянув на её лицо, Фонтей тут же самоустранился.
— Удачи, парень. Оставляю вас наедине, но если что, зови на помощь.
Он юркнул в туман, а я и Сьюн уставились друг на друга.
Её взгляд скользнул по моему телу.
— Живой, значит, — процедила она и сощурила серо-сиреневые глаза. — Как думаешь, как долго ты ещё будешь жив?
Я зачем-то почесал в затылке, хотя там не чесалось.
— Ты собираешься меня убить?
— Почему ты не сказал мне, что собираешься умереть? — ледяным тоном продолжила она допрос.
— Я не собирался. Сам удивлён.
— М-м? Удивлён? — вскинула брови Сьюн. — Добровольно пошёл на смерть и удивился? Ну надо же. А меня нельзя было предупредить, да? Мы напарники или кто? Ты вообще думал, что делал? Ты мог умереть!! А потом взял и умер, фпрычч! Ну и как тебе верить после этого? Ты такая проблема, Киро! Только о себе и думаешь! Я уж понадеялась, что в твой череп больше никто не гадит, но нет! Там ещё больше навоза, чем было раньше!
Я продолжал чесать в затылке и выслушивать её гневные вопли. Хорошо, что нас защищал звуконепроницаемый туман. Наконец, выждав, когда Сьюн начнёт переводить дыхание и сделает паузу, я успел сказать:
— Мы на вражеской территории, если что. Сейчас бы с другими делами разобраться.
— Нет! Я разберусь с тобой сейчас!
Она решительно направилась ко мне и подошла вплотную. Вот тут я ощутил, что мой рост действительно изменился. Сьюн почти на голову стала ниже меня, и, конечно, тоже увидела разницу.
Её гнев исчез так же быстро, как и появился, потому что через дыры в одежде она разглядела ещё и татуировки на моих плечах.
— Киро… это…
Её рука медленно потянулась к моей коже. Пальцы прикоснулись к рисункам так нежно, что мурашки пронеслись по телу.
— Это же броня ратника… доспех тёмного рыцаря теперь прямо на тебе, стоит лишь сделать движение… — Она вдруг отдёрнула руку и заглянула мне в глаза. — Признайся честно, ты знал, что так будет? Ты ради этого умер?
Я покачал головой.
— Не ради этого.
Потом я поднял правую руку, показывая Сьюн свои изменения. Увидев еле заметную метку ратника, а потом и метку мага, заполненную наполовину синим райфу, она закусила губу.
— Значит, я тебе больше не нужна? Теперь ты можешь быть ратником и без меня?
— Могу. Ну и что? Ты нужна мне всё равно.
— А Каскады?
— А что Каскады? Единственное, на что они могут повлиять, это то, какой вид доспеха я получу, и дадут ли они мне шестой ранг. Во всём остальном я волен.
— Волен… — эхом повторила Сьюн, в её голосе появилась тоска. — А я нет, но очень хочу.
— Сначала надо узнать, как это сделать.
— Это может сделать только Ниманд, ты же сам слышал, как об этом говорил ратник Мортен. Слышал ведь?
Я промолчал. Да, я отлично слышал, как он говорил про Ниманда, но обращаться к нему за подобными вещами — самоубийство. Даже силой, с клинком у глотки, заставлять его рискованно.
Вопрос повис в воздухе, и обсуждать его сейчас не имело смысла. Сьюн тоже это понимала.
Она вдруг сощурилась, лукаво так и многообещающе, как дьявол.
— Значит, ты настоящий тёмный рыцарь? И даже не пол-рыцаря?
— До настоящего мне ещё две высоты. Нужен шестой ранг.
Она снова дотронулась до татуировки на моём плече и томно выдохнула, будто от предвкушения.
— Не будь я Белой Совой, если мой доминат не получит шестую высоту. А ещё… ещё ты освободишь меня от Каскадов, а потом… ох что будет потом, когда я стану свободной… мало тебе не покажется…
Она закусила губу, оглядывая моё изменившееся тело так жадно, будто еле справляясь с собой, чтобы не накинуться на меня прямо тут.
Ну а я снова не сказал ей про смерть — ещё одну, что меня ждёт, если я захочу стать настоящим ратником.
Зато задал дурацкий вопрос:
— Слушай, а на твоём теле тоже есть татуировки? Может, покажешь? Почему я их не видел?
Сьюн закатила глаза.
— Потому что ты вечно отвлекаешься на определённые части моего тела, а остального не замечаешь. Я удивлена, что ты вообще моё лицо запомнил.
Мы посмотрели друг на друга и неожиданно рассмеялись.
Это был самый неуместный смех на свете. Всё вокруг было плохо: вражеский город, везде враги, я умер и воскрес непонятно кем, Сова зависит от богов, которые никогда её не отпустят, мой брат может не прийти на встречу, остатки делегации рискуют погибнуть при прорыве из города, а моего ратника способен освободить только Ниманд…
А мы смеялись, как придурки.
* * *
Время приближалось к закату.
Почти шесть часов мы прождали во флигеле, рассевшись на мотках канатов и тросов.
Никто больше не спрашивал меня о том, что произошло, и как жить с этим дальше. Возможно, пока я разговаривал со Сьюн, они уже всё обсудили и настроили планов. Теперь же разговоры были только о том, как выбраться из Гнездовья.
Задумка была дерзкой и опасной, но лучших вариантов не имелось.
Этот запасной план отхода из города я предлагал Фонтею ещё в школе, но тогда никто из нас не предполагал, что именно его и придётся осуществлять. Вариант действий сейчас был только один, и чтобы всё прошло, как надо, я должен был пойти первым.
Для начала мне нужно было забрать брата, а потом подготовить остальное.
Прежде чем покинуть флигель, я облачился в доспех, и впервые сделал это без участия Белой Совы.
Под пристальными взглядами магов я прошёл на середину сарая, чуть опустил голову и расставил ноги шире, а затем медленно дотронулся красно-синей меткой до запястья левой руки…
Всё произошло мгновенно.
Пластины брони выросли прямо из мышц, чуть кольнув в тех местах, где имелись татуировки. От затылка по всему позвоночнику пронеслась холодная молния, и Средний драконий доспех Пепла, глухо выщёлкивая, закрепился по всему телу.
Я поднял голову, размял шею и обернулся на остальных.
— Надо срочно доложить императору, — шёпотом повторил генерал Грегсон, оглядывая мою броню так, будто тоже хотел такую же.
— Невероятное оружие… такого у нас ещё не было… — пробормотал Йорго с восторгом и уважением в глазах.
Буф молча кивнул мне, желая удачи, а вот Фонтей произнёс это вслух:
— Удачи, тёмный рыцарь. Мы ждём от тебя знак, чтобы вступить в бой.
Все смолкли. Наступила благоговейная тишина.
Я ещё раз окинул всех взглядом и быстро покинул флигель…

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 Источники :

https://www.knigago.com/books/sf-all/sf-action/558575-anna-kondakova-a-rayro-fakultet-tom-5/

https://libmir.com/book/446257-fakultet-tom-5/readf

https://onlinereads.net/bk/170037-temnyy-ratnik-fakultet-tom-5

https://author.today/reader/166366

 https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-5-si-read-763887-1.html

***

***

***

***

Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 1. Том 2. 001  Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 3.030 Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 4.044 Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 5.056   Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 6.068

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 187 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: