Главная » 2024 » Февраль » 8 » Тёмный 048
21:30
Тёмный 048

***

===

Книга 4. Эпизод 9.                    

— И что это за дело? — прищурившись, спросил Гровер.
Остальные, будто вторя его выражению лица, вопросительно уставились на меня, даже немного с опаской. Давненько студенты первого курса не были такими серьёзными.
Я ещё раз окинул взглядом всех, насчитав в итоге двадцать два ученика. Двенадцать парней и десять девушек.
— Сначала скажите, сколько среди вас магов-словесников?
Руки подняли семеро студентов, в том числе, и Зак Близнец.
Забавно, но среди них он оказался единственным блондином. Долговязый и угловатый парень при всей своей непримечательной внешности был на хорошем счету у учителей и отличался вдумчивостью и предусмотрительностью. Вполне неплохо, кстати.
— Будешь у словесников за старшего, — сказал я, ожидая кучу возражений, но, как ни странно, все согласились и без проблем приняли кандидатуру Зака.
Даже сам он не стал спорить, только малость побледнел и неожиданно озвучил своё полное имя и фамилию (а ведь я знал только его прозвище):
— Закарий Торбен, первый курс Факультета Магической Словесности, вторая высота.
Майло поморщился.
— Когда ты называешь своё полное имя, у меня ноют зубы. Будь лучше Заком Близнецом.
— А почему Близнец, кстати? — поинтересовался я.
Зак вздохнул и нехотя поделился.
— Здесь когда-то учился мой отец. Все говорят, что я слишком на него похож. А ещё имя у него такое же, как у меня. Закарий. Вообще-то, Близнец — это не полное прозвище. Изначально меня называли «Зак Близнец-Вылитый отец». Но осталось только Зак Близнец. Сейчас мой отец работает в центральном госпитале Диона. Он маг яда третьей высоты. Наверное, это единственное, чем мы с ним отличаемся, хотя отец очень хотел, чтобы я стал магом яда, как он. Тогда бы я точно повесился…
Зак произнёс это с таким мрачным видом, будто ему надоело быть тенью когда-то учившегося здесь отца.
Все повздыхали вместе с ним для приличия, после чего я продолжил задавать вопросы.
— А сколько у нас магов яда, кстати?
На этот раз руки подняли пятеро, и больше половины из них я знал. В первую очередь Майло, Таби и Рин. Отдалённо был знаком и с Руфиной Морт, симпатичной блондинкой из зелёного Квартала Веридий. Ещё с одним парнем предстояло познакомиться позже. Он пришел из Кэрулима — стоял в синей форме.
— А давайте, Рин Нобу будет за старшего у магов яда! — моментально предложила Таби кандидатуру сестры.
Остальные с жаром закивали.
— Хорошо. А сколько доноров силы? — спросил я.
Поднялось всего четыре руки. Две девчонки из Рубрума и два парня из Флаво.
— У нас старшим будет Конан Филли. — Одна из девушек указала на низкорослого и пухлощёкого блондина в жёлтой форме.
Кажется, он тут был самый маленький и самый толстый, но при взгляде на него не возникало ни малейшего желания смеяться. Вокруг парня даже воздух вибрировал — настолько активной была его силовая аура. Это был донор силы второй высоты.
— Зовите его Пузырь Филли, — серьёзно представил его второй донор силы, что стоял рядом.
Он назвал приятеля Пузырём, но при этом даже не улыбнулся, будто прозвище никому не казалось обидным. Сам Пузырь Филли кивнул с гордым видом, соглашаясь с соседом.
— Пузырь так Пузырь, — отозвался я (тоже серьёзно) и скользнул беглым взглядом по лицам оставшихся студентов.
Это были маги из Факультета Ратников. Всего шестеро человек — и знал я всех шестерых. Из Рубрума пришла только одна Триш, а вот в жёлтой форме Флаво стояли Гровер, Обри, Балб и Цефея. Из Кэрулима пришёл Йорго.
Неплохо.
— Гровер за старшего, — сразу объявил я.
— Е-е-е! — Тот вскинул руки. — Будете у меня по струнке ходить, молокососы!
Цефея тут же урезонила его хорошим ударом локтя в бок.
— Киро, а другой кандидатуры не нашлось? Он же придурок!
— Да признайся уже, что ты от меня без ума… — Гровер поиграл бровями и приобнял девушку за талию, после чего получил ещё один удар локтем.
— Ненавижу тебя, извращенец!
Мне было глубоко плевать, насколько Цефея ненавидит Гровера. При всей своей раздолбайской манере, он отлично проявлял себя во время ответственных заданий и мог управлять людьми.
Теперь предстояло выяснить ещё кое-что.
— Поднимите руки, кто уже получил вторую высоту.
Руки подняли всего семеро человек. В основном те, кто тренировался в лагере Юбриона.
— А первая высота у кого?
Четырнадцать человек.
М-да. Не слишком обнадёживающе.
Я уже хотел задать следующий вопрос, но тут понял, что арифметика не складывается. Семеро магов второй высоты и четырнадцать — первой. Всего двадцать один студент.
Где ещё один?
Я нахмурился и внимательнее на всех посмотрел. Кто-то так и не поднял руку, но кто?
— Ты не меня ищешь? — вдруг подала голос Триш Лаван.
Наши взгляды встретились, и по глазам девушки я сразу понял, что кое-что упустил из виду.
— Насчёт третьей высоты ты не спрашивал, вот я и не подняла руку, — сразу пояснила она.
Все уставились на Триш.
— Ты когда успела ранг повысить, крошка? — открыл рот Гровер. — Да ещё и раньше меня?
— Кру-уто… — протянул Обри.
— Да она живёт на тренировке, чего удивляться! — с восторгом произнесла Таби.
— Мы её только спящей видим, — добавила Рин.
— Значит, у тебя третья высота? — на всякий случай уточнил я.
— Да, третья, — кивнула Триш, не обращая внимания, что на неё продолжают пялиться остальные.
Как интересно получалось.
В лагере все считали Триш Лаван отстающей, она ведь даже первую высоту кое-как получила, и то с моей помощью. К тому же, с ратником Гектором у неё были проблемы. А теперь Триш умудрилась подняться до третьей высоты, ещё и вынудила Фонтея её тренировать. Похоже, он и помог ей добыть духовный опыт.
— Молодец. — Это всё, что я решил сказать, чтобы уж слишком не выделять её из толпы.
Правда, некоторые всё равно разглядели в моей реплике особое отношение и многозначительно заулыбались.
— Да ладно, Киро, вы с Триш можете не скрываться, — усмехнулся Майло. — Все и так про вас знают.
Триш нахмурилась.
— Может, поговорим о деле? Или вы пришли, чтобы мои отношения с Киро обсудить?
— Ага! Значит, всё-таки есть отношения? — мгновенно зацепилась за её слова Руфина Морт.
— Нет у них ничего! — вдруг возразил Том Обри, не скрывая злости.
Руфина открыла рот, чтобы что-то добавить, но тут на всю комнату рявкнула Таби, перекрикивая всех звонким голосом:
— Заткни-и-итесь! Надоели! Оставьте моего брата в покое!
Впервые я был благодарен Таби за её жуткий голосище, режущий ухо.
Все сразу же заткнулись и снова уставились на меня.
— Итак, насчёт важного дела, по которому у меня есть к вам просьба, — заговорил я. — Мы должны подготовиться за два дня. Причём, работа найдётся для всех. И для магов яда, и для доноров силы, и для словесников, и для магов призыва.
— Неужели что-нибудь надо будет взрывать? — с сияющими глазами поинтересовалась Таби.
— Обязательно. — Я улыбнулся и кивнул.
— Е-е-е-е! — снова вскинул руки Гровер. — Оторвёмся по полной!
Остальные зааплодировали, подхватив его восторг, но радостные вопли пришлось прервать. На шум среагировал вахтёр Эмиль.
— А ну, кыш отседова, кровососы! — гаркнул он в своей солдафонской манере, распахнув дверь. — Никакого от вас покоя!
Чтобы не злить Эмиля, я оставил в комнате только тех, кого взял за старших. Другим студентам пришлось удалиться под зорким контролем вахтёра.
В итоге от словесников остался Зак; от магов призыва — Гровер; от магов яда — Рин Нобу; от доноров силы — Конан «Пузырь» Филли.
Все четверо окружили меня.
Я быстро распределил между ними задачи. Все группы магов должны были помочь мне в одном и том же деле — с Гнездовьем. Правда, в какой именно город лежит мой путь, я так и не сказал. Совесть меня, кстати, не мучила.
Да, моё «важное дело» никак не касалось Ниманда, но лично для меня цель найти и вытащить брата из столицы тёмных отбросов была сейчас не менее важной.
Обсудив все детали, мы договорились собраться тем же составом через два дня и проверить, всё ли готово. Когда студенты разошлись, я наконец сбросил с себя мокрые ботинки.
В комнату вернулся Майло.
— Ну и как прошла тренировка? — повторил он свой первоначальный вопрос.
— Получил доспех четвёртой высоты, — ответил я, стягивая вымокший верх школьной формы и бросая его на кровать.
Майло плюхнулся на стул и посмотрел на меня. Не без зависти, конечно.
— Везёт тебе, Киро, а вот я на днях получу только вторую высоту, ну а до третьей ползти полгода ещё буду… даже страшно подумать. Где взять духовного опыта, хрен знает. У Трон-Стронга не хватает монстров на всех студентов. И денег у школы на их отлов тоже не хватает. Недовольство учеников растёт. Я, если честно, тоже недоволен.
Тут я его отлично понимал.
Обидно, когда мастерство позволяет получить новый ранг, а духовного опыта не хватает, и ты застреваешь на старой высоте. В этом плане мне действительно повезло — меня тащили по высотам специально и не скупились на духовный опыт.
Не знаю уж, каким образом я буду получать пятую высоту и смогу ли вообще её получить. Сейчас все мои мысли крутились только вокруг Гнездовья. Слова Люче о том, что я погибну от руки собственного брата, ни на секунду не покидали мою голову.
Порой становилось страшно.
Порой — всё равно.
Ни Зак, ни Майло так и не смогли отвлечь меня разговорами от этих паршивых мыслей. Перед сном я лежал, уставившись в потолок, а картина, описанная Люче, стояла у меня перед глазами, будто я сам её видел.
Вот я, стою перед братом в окровавленных лохмотьях, а вот он… совершает последний удар огнём и… темнота…
Лицо и личность брата при этом так и оставались загадкой.
Кто же ты такой, полумаг Гудред, и когда же мы с тобой встретимся?..
* * *
Весь следующий день прошёл на занятиях Парниллы Грид и Соломона Спиро. Причём, сначала оба преподавателя прочитали по очередной лекции, а потом, как сговорившись, решили сделать контрольную по уже пройденным урокам.
И если «Теорию уровней» за первый курс я внимательно прочитал, поэтому смог ответить почти на все вопросы, получив оценку «похвально», то у профессора Спиро мне влепили всего лишь «достаточно».
Вообще, система оценок тут была вполне понятная: «искусно», «блестяще», «похвально», «достаточно» и «недостаточно».
Причём, «искусно» у Спиро получили всего трое студентов, а вот с «достаточным» отличились больше половины, в том числе, и я. В итоге профессор решил, что весь курс будет пересдавать «Историю тёмных рас» через две недели.
Я, кстати, провалился на вопросах о мертвоедах и горгунах, а вот то, что касалось сильф, для меня не составило труда. Быт, внешний вид, отличия от магов, навыки и многое другое.
Хотя встретились вопросы, которые поставили меня в тупик.
Например, насчёт покорения отбросами страны Кронод.
Уже после того, как занятия закончились, и мы вышли из лекционного зала профессора Спиро, со многими вопросами мне помог разобраться Сет Йорго.
Он был одним из трёх умников, которые получили оценку «искусно», поэтому к нему я и привязался с просьбой рассказать мне о покорении Кронода.
— Лучше говорить не «покорение Кронода», а «исчезновение Кронода», — сразу поправил он меня, когда мы вышли на крыльцо учебного чертога, чтобы разойтись по Кварталам. — Потому что тёмные расы не завоёвывали Кронод, они просто заняли опустошённые ураганами земли, добив уцелевших магов. Столица их страны называлась Бар-Сабб. Красивейший и древнейший город на свете. Говорят, когда вожак полумагов Дуивель переименовывал Бар-Сабб в Гнездовье Зовущих, то всё же решил оставить память о Бар-Саббе, как дань уважения этому городу, поэтому так и назвал главный дворец Гнездовья. Он даже библиотеку оставил.
— Я заметил, что все заклинания произносятся на древнекронодском языке.
— Только не говори, что ты не знаешь, что первые маги появились в Кроноде.
— Ну… я предполагал.
Йорго усмехнулся.
— Предполагал? Вообще-то, «История магических искусств» однозначно утверждает, что самыми первыми магами были словесники. То есть те, кто читает заклинания. Маги Кронода прославились тем, что научились объединять слова и силу райфу. Именно в Кроноде появились первые академии, где учили использовать заклинания. Уже потом возникли маги ядов и смол. Считается, что они вышли из Юбриона. А вот доноры силы появились намного позже, потому что маги не сразу научились использовать свою ауру и влиять с её помощью на других. Это искусство возникло в Атласе. В итоге всё три магических умения стали объединять в школах и распространять во всех странах. Ну а магия призыва ратников — это совсем молодая магия, ей всего несколько лет, и её создал Альмагор Стронг. Пока она считается экспериментальной, её преподают только в Трон-Стронге. Ну как? Интересно?
— Интересно, — хмыкнул я, а сам в это время думал, как новая информация может пригодиться мне в Гнездовье.
В этот момент мимо нас быстрым шагом прошёл учитель Сато. Он спустился с крыльца и начал подниматься по ветровой лестнице, ведущей в Квартал Кэрулим.
Я проследил за ним взглядом.
С учителем Сато мне посоветовала поговорить Люче, и я всё утро его высматривал, но он был занят, а сейчас уже спешил к себе в Квартал, где жили преподаватели Трон-Стронга. Может, навестить его прямо дома? Почему нет?
Йорго тоже направился в сторону своего Квартала, и я опять увязался за ним с вопросами. Мне сейчас любая информация была не лишней.
— А известно, кто открыл ту или иную магию?
Йорго вскинул светлые брови. От удивления он даже не заметил, что вместо своего Квартала Рубрум я потащился в Кэрулим.
— Ты и этого не знаешь, Киро? Ты вообще в начальной школе не учился, да?
Мы вместе начали подниматься по ступеням лестницы. Йорго впереди, а я за ним.
— «История магических искусств» начнётся со следующей недели, но азы истории магии преподают даже в начальных школах. Особенно про первых магов, — добавил он.
— Я плоховато учился в начальной школе, — нашёлся я сразу. — Часто прогуливал.
— Ну да, это видно, — согласился Йорго, серьёзно кивая. — Ну тогда слушай. У магов яда первооткрывательницей считается великая знахарка Верманди из Юбриона. Она записала первый рецепт магической лечебной смолы ещё на коре высокогорного дуба, который хранится в музее Аль-Адема. Тогда она смешала ингредиенты первого уровня и научила этому жителей своей деревни, а в ядовитых питомцах у неё была древесная жаба Аго. Статуя знахарки Верманди и её питомицы возвышается на горе рядом со столицей Юбриона.
— Хм… как интересно.
— Правда? — усмехнулся Йорго. — Может, тебе пора в начальную школу? Насчёт магов-словесников ты ведь тоже ничего не знаешь, потому что и эти занятия прогуливал, да?
Я с готовностью кивнул.
— Так вот словесники почитают О-Нула, учёного лингвиста, работавшего в архивах древней библиотеки Бар-Сабба, — продолжил Йорго. — Считается, что О-Нул создал первое заклинание и применил мел. Это было простое Пространственное исчезновение, но именно оно дало начало всей словесной магии. Статую О-Нулу воздвигли в Бар-Саббе, ныне Гнездовье.
— А доноры силы кого почитают?
Йорго и на это ответил. Я даже не припомню, когда он так много разговаривал.
— У доноров силы первой считается покорительница монстров и гроза тёмных рас Арахна. Она первой отделила собственную ауру от тела и атаковала противника с чёрным райфу, истощив его. Статуя Арахны когда-то была в Дионе, но её разрушили в период мародёрства. Тёмные отбросы ненавидят доноров силы и, конечно, саму Арахну. Именно она открыла всем остальным магам, что духовный опыт можно получать не только от монстров, но ещё и от тёмных отбросов с аурой, так как те являются полумонстрами, объединяющими в себе ауру монстров и райфу мага. Из-за этого у них метка не красная, а чёрная и искажённая, потерявшая часть свойств. После Арахны их спокойная жизнь закончилась. Многие маги ринулись в ещё старый Ледан за духовным опытом и начали истреблять тёмные расы.
Я нахмурился, уставившись в спину Йорго, который шагал по ступеням впереди.
— Получается, что первыми мир пошатнули маги, а не тёмные отбросы, так?
Йорго остановился посередине лестницы и обернулся.
Его мрачный вид говорил сам за себя.
— По большому счёту, да, — ответил он тихо, — но об этом не принято говорить именно так. Не все маги занимались разбоем. К тому же, чтобы остановить истребление тёмных рас и сохранить с ними мирные отношения, в Атласе был введён запрет на поднятие ранга выше третьего. Считается, что это отчасти восстановило мир между Атласом и старым Леданом. Ну а потом начались ураганы, и всё сильно поменялось.
Он развернулся и снова зашагал по ступеням, но вдруг резко повернулся ко мне и добавил:
— А вообще, есть движение против убийства любых живых существ ради духовного опыта. Это вроде тех, кто не ест мясо, а только овощи. Слышал, наверное, про Селену Тимо? Она окончила Трон-Стронг в прошлом году, а сейчас пишет научную работу по исследованию чёрного райфу. Злобная стерва, говорят. Она иногда замещает профессора Спиро, когда у него слишком много лекций.
Я задумался.
Занятной выходила вся эта история магии. Значит, ради духовного опыта ребята с красным райфу истребляли ребят с чёрным райфу ещё до войны и ураганов. Спасибо первому донору силы Арахне из Атласа.
Теперь понятно, почему принцесса сильф Энио так ненавидела Буфа Такеса. Дело было не только в том, что он аристократ, но ещё и в том, что он донор силы.
— Можешь по тёмным расам ещё немного просветить? — попросил я.
— А что тёмные расы? — пожал плечом Йорго. — Ты их лучше меня знаешь, потому что встречался с ними лично.
Он, конечно, был прав, но всё же у меня остались вопросы.
— Вот когда маг убивает тёмного отброса, он ведь получает духовный опыт, верно?
— Верно. От всех рас, кроме мертвоедов, потому что они не обладают силовой аурой, как сильфы, горгуны и полумаги.
— А если происходит наоборот? Если тёмный отброс убивает мага, то он получает духовный опыт?
Йорго опять остановился и внимательно посмотрел на меня.
На его физиономии второй раз отразился вопрос: «Неужели ты и этого не знаешь, тупица? Может, ты вообще в начальной школе никогда не бывал?».
Но вслух он ответил вполне вежливо и доходчиво:
— Не совсем так. У тёмных рас иначе всё устроено. Они вообще не поглощают ауру магов или монстров при убийстве. Им не нужно поднимать ранг, как магам, потому что их чёрное райфу не увеличивает мощь за счёт духовного опыта. Например, полумаги уже рождаются с силой, которая соответствует касте. Арды, уоты, латчи и вурры. Они могут лишь улучшить своё мастерство владения навыками, и единственное, на что способны полумаги в плане использования магов, это пополнить временную мощь и создать псевдо-образ, поглотив физическое тело противника. Больше ничего.
— А сильфы?
— А вот сильфы даже на такое не способны. Их сила зависит от индивидуальной одарённости и родовых навыков, которые получены по наследству, поэтому они так гоняются за мужскими особями с хорошими физическими и магическими данными. Им не нужна их аура, им нужно кое-что другое… ну… ты понимаешь, да?..
Йорго замялся, видимо, вспомнив слухи о том, что мне пришлось насильно спать с сильфой в Юбрионе.
Я не стал его ни в чём переубеждать и дождался, пока он продолжит.
— Ну а горгуны вообще простые в устройстве, как бревно, — добавил Йорго. — Они получают одинаковую силу при рождении, но добровольно одаривают своего вожака. Есть солдаты, есть командующие отрядами, взводами, отделениями и прочими единицами, а есть главнокомандующий. Он один. Всё просто. Ну а у мертвоедов, кстати, всё совсем иначе. Они не дарят силу вожаку, а, наоборот, черпают её у вожака, поэтому называют его не иначе как Отец. И именно он определяет количество силы, которую получит та или иная семья. Он одаривает сразу целые кланы мертвоедов.
Уложив в голове услышанную от Йорго информацию, я усвоил и то, что тёмным отбросам не нужен духовный опыт, а значит, они не будут охотиться на меня в Гнездовье только ради повышения ранга. Если уж кто-то из отбросов соберётся меня грохнуть, то для этого у него должны быть другие причины.
Мы поднялись по лестнице в Кэрулим, и тут Йорго наконец сообразил, что я заявился не в тот Квартал.
— Мне нужно к учителю Сато, — ответил я на его не озвученный вопрос. — Не подскажешь, в каком доме он живёт?
— Восьмой дом по правой стороне. Но вообще-то преподаватели не любят, когда их тревожат ещё и дома. Им хватает наших рож на уроках.
— У меня маловато времени, чтобы ждать до завтра.
Йорго нахмурился.
— Ты же не за Нимандом собираешься, да? У тебя какие-то свои дела? Поэтому ты попросил Гровера тщательно подготовить ратников, чтобы при необходимости покинуть школу, и никому об этом не говорить?
— Просто сделайте то, что я просил, раз вызвались помочь, — ответил я уклончиво.
— Надеюсь, мы не сделаем хуже?
Я тоже на это надеялся, но ничего не ответил.
Поблагодарив Йорго за лекцию по тёмным расам, я отправился по центральной улице в сторону жилого сектора, специально выстроенного для преподавателей и персонала школы.
Он находился на краю Кэрулима, огороженный невысоким заборчиком. Там высились порядка двадцати-тридцати одноэтажных построек с синими крышами. Пройдя семь домов по правой стороне, я остановился напротив восьмого.
С виду он был похож на остальные — белоснежные стены, блестящие окна-витражи, балкон, увитый уже пожелтевшей зеленью, синяя черепица — но всё же были у него и свои отличия.
Во-первых, над входом на нитках болтались фигурки, сделанные из разноцветных бусин, а, во-вторых, дверь украшало массивное кольцо для стука в виде морды иглокожего волка.
Пока я шёл до крыльца, у соседнего дома появился мужчина средних лет в чёрном сюртуке, с взъерошенными волосами желтовато-пшеничного цвета. Он нёс крупную коробку, набитую склянками. Из кармана у него торчала свёрнутая газета.
Нервно открывая дверь ключом, мужчина покосился на меня. Он узнал моё лицо не сразу, а лишь когда подслеповато прищурился, ну а узнав, быстро отвернулся и скрылся в доме. Его склянки брякнули в коробке, и дверь громко захлопнулась.
Это был один из преподавателей из Факультета Ядов и Смол. Я припомнил, что видел его на экзамене у Таби и Рин, когда они вызывали ядовитого питомца. Этот мужчина сидел в экзаменационной коллегии. Тогда он никак на меня не среагировал, а вот сегодня почему-то испугался…
Я взошёл на крыльцо и остановился, разглядывая фигурки над дверью учителя Сато. Разноцветные бусины переливались в лучах закатного солнца и чуть покачивались на ветру, перестукивая друг о друга.
И тут я услышал негромкий голос, донёсшийся со стороны ближайшего окна — оно было приоткрыто.
— …нет, адами Сато, я вынужден покинуть школу.
— Ты ведь понимаешь, куда тебя приглашают, Тизиф? — Голос учителя Сато был нервный и резковатый.
— Мне нужны деньги, а там обещают хорошее жалование. Трон-Стронг не может обеспечить нормальное существование моей семьи. Разве я поступаю плохо? Скажи мне, адами Сато. Разве я нарушаю закон, если ищу лучшей доли для своей семьи и больного ребёнка?
— Ты просишь судить тебя на тему морали?
— Да, ты прав… прав. Я сам себе судья. И я говорю, что Трон-Стронг — уже не та великая школа, какой была при Остадаре. Разве ты не хотел бы тоже перейти в Капиату? Многие уже получили приглашение. Тебя разве не приглашали?
Холод пронёсся у меня по спине.
Неужели новая Школа Капиату, то есть школа Скендеров, настолько обнаглела, что переманивает преподавателей Трон-Стронга?
— Ох, как я маюсь совестью, дорогой Сато… Жена говорит, что нужно соглашаться… предложение ведь достойное… но, знаешь… я всё ещё медлю. Мне кажется, я предаю Альмагора в самый трудный момент. Хотя, к примеру, твой сосед Алан Норприз уже согласился и сегодня съезжает, ну а я ещё…
— Погоди, дорогой Тизиф, — вдруг оборвал его Сато. — Кажется, мы уже не одни. Кое-кто греет уши нашим разговором.
Через пару секунд дверь распахнулась, и на пороге собственного дома возник учитель Сато. Его посох с птичьей лапой моментально уткнулся мне в грудь.
— Ты-ы! Какие боги разрешили тебе сюда явиться?!
Я изобразил на лице виноватую улыбку.
— Э-э… простите, учитель Сато. Я совсем ненадолго. Просто вы были заняты, и я решил, что могу…
Я смолк, потому что за спиной учителя Сато появился высокий и полный мужчина. Он был вдвое выше старика и вдвое его моложе. Его внешний вид подсказывал мне, что это маг яда.
Костюм мужчины защищал фартук, измазанный радужными брызгами, а голову покрывала шапочка, свёрнутая из листа пергамента. Похоже, он только что покинул лабораторию и ввалился к коллеге, чтобы излить ему душу.
Натолкнувшись на мой осуждающий взгляд, мужчина нахмурился и поспешил распрощаться с хозяином дома. Не знаю, узнал ли он меня, но учитель Сато даже не успел нас друг другу представить, как тот ретировался.
— Чем обязан, юноша? — Посох старика мелькнул у меня перед носом и стукнул о пол. Старик внимательно посмотрел мне в глаза и неожиданно предложил: — Не хотите ли чаю с печеньем?
Я, конечно, согласился.
Когда Сато проводил меня в гостиную, я уселся в одно из крупных кресел у камина и огляделся. Домик был совсем небольшим, но уютным. На полу — цветастые ковры; стены увешаны картинами и поделками из бисера; на полках — статуэтки, шкатулки и сувениры, явно привезённые из разных стран. Никогда бы не подумал, что вредный старик Сато — путешественник.
— Ну так чем обязан? — Я вздрогнул и оторвался от разглядывания стен и полок, когда учитель бесшумно возник рядом со мной, протягивая чашку чая.
— Я хотел спросить у вас об одной легенде, адами Сато, — прокашлявшись, начал я.
Отдав мне чашку с чаем, учитель устроился во втором кресле и подвинул тарелку с печеньем ближе — та стояла на маленьком столике между креслами.
— Сразу скажу, я не специалист по легендам, юноша.
— Но мне сказали, что вы можете знать…
— Кто сказал?
— Люче Стронг.
Произнесённого имени хватило, чтобы учитель Сато сменил раздражение на заинтересованность.
— И что за легенда? Если что-то знаю, расскажу, но сильно не надейтесь.
Я отпил чай из чашки и поставил на стол. Если честно, я и сам не знал, как начать эти странные расспросы.
— Это касается ратников и доминатов. — В горле собралась хрипотца, и мне снова пришлось прокашляться.
— Смелее, адами Нобу, — вздохнул Сато. — Мне сегодня ещё медитировать.
— Да-да, хорошо… Я узнал, что есть некая легенда о ратнике, который освободился от Каскадов и живёт, как человек, но в то же время сохраняет силу ратника. Вы что-нибудь об этом знаете?
Учитель прищурился, в задумчивости сгрёб сразу горсть печенья из тарелки и принялся хрустеть.
— Хм… вот оно что… — Хрум-хрум. — Надо же… — Хрум-хрум-хрум. — И откуда вы это узнали? — Хрум.
Он вдруг перестал жевать и впился в моё лицо цепким взглядом.
— Да случайно в книге одной увидел, — ответил я уклончиво.
— Белая Сова сказала?
— Какая разница, кто сказал? Я просто хочу знать, может ли это быть правдой? Магия призыва ратников — магия молодая, тогда откуда такая легенда?
Сато откинулся на спинку кресла и дожевал печенье.
Я терпеливо подождал, когда он перестанет хрустеть, двигая челюстями, как белка. Наконец он стёр крошки с губ и приступил к ответу.
— Легенда среди ратников действительно существует. О некоем духе, который покинул Каскады и не вернулся обратно, став свободным и обретя телесную оболочку.
— Значит, это правда?
— Это легенда, юноша. — К учителю вернулось раздражение.
Я не стал спорить, чтобы Сато не выгнал меня к чёрту своей золотистой палкой.
— Хорошо, пусть это легенда… но, если верить легенде, то как ратник покинул Каскады? У него ведь был доминат, так?
Старик снова задумался. Его рука машинально потянулась к печенью, сгребла пару штук и сунула в рот сразу обе.
— У него не было домината… — Хрум-хрум-хрум-хрум-хрум.
Сато смолк, увлёкшись печеньем.
Чёрт, от нетерпения я готов был выбросить это грёбанное печенье в окно!
Наконец учитель сглотнул и продолжил:
— Ещё задолго до Альмагора Творцы направили духа в мир людей без контроля домината. Это был первый и единственный ратник такого рода. Но случилось то, чего Творцы и опасались. Ратник не вернулся. Считается, что он погиб без подпитки Каскадов, но никто не знает, мёртв ли он на самом деле. Многие ратники уверены, что он выжил и теперь живёт под личиной человека.
— А как его звали?
Сато пожал плечами.
— Творцы не называют его имени.
— Так выходит, что всё это правда?
Старик неожиданно поднялся.
— Мне кажется, вам пора, юноша. Вы и так отняли у меня кучу времени.
— Нет, погодите. Вы ведь сами сказали, что это было задолго до Альмагора. Я понимаю, о чём речь. Творцы потеряли ратника, поэтому обратились к магу и отныне стали выпускать духов только под контролем доминатов и никак иначе. Но я не понимаю, почему директор так остро реагирует на мои вопросы о легенде.
Сато серьёзно на меня посмотрел.
— Вот и не допекай директора. Творцы связали его клятвой о том, что ни один вверенный ему ратник не обретёт свободы, и сказали, что это грозит духу неминуемой смертью. И тут они не обманули. Ратник действительно умрёт, если покинет Каскады надолго.
— А потом воскреснет…
— Нет! Не воскреснет! Творцы не позволят случиться такому повторно! — Посох Сато опять уткнулся мне в грудь. Птичья лапа ухватила и стиснула вороник моей формы, приподнимая его вверх. — Ни в коем случае не пробуй этого на своём ратнике, понял?
— Я и не собирался, — выдавил я, еле отцепляя от себя птичьи когти. — Просто интересуюсь.
Моя рука потянулась к печенью (нужен был хоть какой-то предлог, чтобы задержаться). Увидев, что я отправил в рот его угощение, старик вдруг уселся на место и произнёс с примирением:
— Я сам их пёк. Нравится? Рассыпчатые получились? Не слишком много масла и корицы?
— Очень вкусно… спасибо. Но вот насчёт Творцов я всё никак не могу понять… Насколько они всемогущи? Они заведуют только ратниками и Каскадами? А как же другие маги? Они тоже на них влияют?
На этот раз старик дождался, пока я дожую печенье, и ответил. Причём, ответил с удовольствием. Кажется, эту тему он любил.
— Очень интересный вопрос, юноша! Превосходный!
Сато закинул ногу на ногу и пояснил с умным видом:
— Упоминание о Творцах встречается ещё в древних летописях. Творцы просто были, как бывает воздух, вода и земля. Они — нейтральная часть мира. Они не вмешивались в нашу жизнь столетиями, пока что-то не случилось. Не знаю, что именно стало причиной, но Творцы снизошли даже до того, чтобы разговаривать со смертными. Забавно, но многие почему-то считают, что Творцы контролируют все известные виды магии: словесников, магов яда, доноров силы и магов призыва ратников. На самом деле это не так. Творцы не ограничивают магов, а дают им дополнительную возможность пользоваться суперсилой — шестым рангом. Правда, дарят они эту мощь лишь тем, кого сочтут достойным, и только для того, чтобы на что-то повлиять. Представитель любой магии может получить от них шестую высоту, но истории известен лишь один такой случай. Ранга удостоился Альмагор Стронг, когда согласился создать дополнительный вид магии, связанный с ратниками.
— То есть все маги, вплоть до пятого ранга, никак не зависят от Творцов?
— Ну разумеется! — всплеснул руками Сато. — Вдумайтесь же, юноша! Магов ограничивает совсем другое: запрет императора и сложность получения ранга выше третьего — чаще всего из-за труднодоступности духовного опыта и хорошего обучения. Нас ограничивают обстоятельства, созданные нами же самими.
— А магия Ниманда?
— А магия Ниманда — магия уникальная, она не предполагает рангов и получения суперсилы от Творцов, но духовный опыт магам Ниманда всё равно нужен, чтобы наращивать мощь, а вот для чего они её накапливают, мы можем только догадываться.
Сато с тревогой помусолил нижнюю губу и прибавил:
— Возможно, они хотят убрать Творцов. Если их не станет, то не будет не только шестого ранга, но и самой магии призыва. Каскады, как проводник для духов, исчезнут, и ратники исчезнут тоже. Суперсила, равная шестому рангу, будет только у магов Ниманда. И здесь возникает резонный вопрос, юноша… — Старик посмотрел мне в глаза. — Возникает вопрос, что мы выберем: примкнуть к Ниманду или противостоять ему?
Я нахмурился.
— Кажется, ваш коллега Тизиф уже ответил на этот вопрос. Он ведь отлично понимает, что Школа Капиату на самом деле принадлежит приспешникам Ниманда, но всё равно хочет туда пойти.
— А это уже не твоего ума дело, Киро, что он понимает, а что нет, — ответил Сато не без грусти. — Его решение будет на его совести. Нет никакого запрета на работу в школе Капиату, поэтому закона он не нарушает.
— А вы? — прищурился я. — Вы тоже туда бы ушли?
— И это тоже не твоего ума дело. — Учитель Сато указал на дверь. — Вот теперь тебе точно пора. Я рассказал всё, что знал, и даже больше. Желаю удачи, настырный молодой человек. Надеюсь, у тебя всё будет хорошо. Не забывай про маг-медитацию, а то ты порой слишком нервный.
Ну и вредный же старикан. Вот лучше бы самому себе маг-медитацию прописал.
Я поплёлся к выходу, но перед дверью Сато неожиданно смягчил голос.
— Знаешь, Киро, у тебя на самом деле много союзников. Поверь, все эти люди останутся с Альмагором и пойдут сражаться в открытую, если наступят страшные времена. Что же насчёт тебя, мой мальчик. Будут вопросы — заходи. Правда, у меня не всегда найдётся то вкусное печенье…
Он вытолкнул меня посохом за порог и захлопнул дверь перед носом.
Отлично.
Ну просто светский приём, ничего не скажешь.
Я успел ещё раз взглянуть на фигурки из бисера у входа, как вдруг услышал позади голос.
Очень высокомерный и холодный женский голос:
— Вам не все тут рады, Киро Нобу…

Книга 4. Эпизод 10.                  

Хозяйка надменного голоса меня открыто презирала.
Ну и кому я успел опять перейти дорогу?..
Я обернулся и увидел, что около дороги стоит девушка. На вид ей было лет двадцать. Высокая, худая, даже тощая… и не сказать, чтобы красивая.
Тонкий длинноватый нос, острые скулы и настолько широко расставленные глаза, что это казалось уродливым. Вероятно, её гордостью были только длинные густые волосы цвета вороньего крыла — блестящие, с синеватым отливом.
На ней был строгий костюм: чёрная юбка в складку, белая рубашка, зелёный галстук и такого же цвета пиджак со значком в виде спирали райфу на нагрудном кармане. Спираль имела не красный, а белый цвет.
За плечами девушки висел крупный рюкзак, но лучше сказать короб, пошитый из кожи.
И всё бы ничего, но, окинув незнакомку взглядом, я заметил, что на одном её ботинке развязан шнурок. Причём, он явно болтался давно, потому что был испачкан пылью (и ведь девушке об этом никто не сказал). Как эта надменная стерва до сих пор не споткнулась?
Я замер на крыльце, невольно разглядывая её ботинки.
Девушка нахмурилась.
— Куда вы сейчас смотрите?
— Э-э… никуда, — выдавил я, тоже нахмурившись и переведя взгляд на её некрасивое лицо.
— Со мной что-то не так, да? Юбка криво надета?
Она быстро ощупала юбку ладонями, одёрнула подол, провела пальцами по лацканам пиджака, потом — по волосам.
— Что-то не так… я чувствую, вы куда-то смотрите, и вас это удивляет.
Мой взгляд снова упал на её обувь.
— Ваш правый ботинок. Шнурки развязались, и, похоже, давно.
Девушка поджала тонкие губы, присела, нащупала пальцами шнурки и ловко завязала. При этом на ногу она не смотрела, а продолжала пялиться куда-то в мою сторону и одновременно будто сквозь меня.
Я спустился с крыльца и прошёл к дороге.
Завязав шнурок, девушка поднялась во весь рост и уточнила:
— А теперь всё в порядке?
— Теперь нормально, — пожал я плечом, повторно окинув взглядом её неказистую фигурку.
— Ну так вот, — добавила девушка, вернувшись к своему надменному голосу и выставив указательный палец в мою сторону. — Вам тут не рады, Киро Нобу!
Я поморщился — после замечания о шнурках я уже не воспринимал её всерьёз.
— Ну и чем я вас обидел, интересно? Мы даже не знакомы.
Бросив это, я двинулся по дороге в сторону лестницы. Мне и без этой странной девчонки хватало проблем. Надо было подготовиться к походу в Гнездовье.
Она зашагала следом.
— Почему вы не спрашиваете, как меня зовут?
— Мне всё равно, вот и не спрашиваю.
— Я наслышана, что вы весьма заносчивы.
— Ну так чего вы ко мне привязались? Идите дальше. Шнурки у вас теперь завязаны…
— Решили посмеяться над моей слепотой? — холодно подчеркнула она. — Только мне совершенно всё равно. Я в любом случае вижу лучше, чем вы.
Я остановился, как вкопанный, и обернулся.
— Слепотой?..
Вот теперь я заметил, что её широко расставленные глаза действительно смотрят сквозь меня, и дело совсем не в том, что она считает меня ничтожеством.
Странно, но мне даже показалось, что чем дольше я смотрю на её глаза, тем больше они кажутся красивыми. Голубые, большие, обрамлённые длинными ресницами. А ведь по виду даже не скажешь, что эта девушка — слепая.
— Извините, я не знал.
— Ну конечно, откуда вам знать, — заметила она. — Вы считаетесь только со своей распрекрасной персоной, верно? Зачем вам остальные?
Вот теперь мне снова стало плевать, кто она такая, и какие у неё ко мне претензии.
Девушка в свою очередь выставила указательный палец, тыча им точно в мой нос.
— Где вы получили духовный опыт? Поделитесь, прошу вас, адами Нобу.
Я отмахнулся от её руки.
— Не ваше дело.
— Я добьюсь, чтобы директор перестал поставлять в школу монстров для истребления. Буфа Такеса это тоже коснётся. Он жестокий убийца.
Последнюю фразу она высказала с ещё более ощутимым презрением. Похоже, Буфа она ненавидела сильнее, чем меня.
— Вы вообще кто такая?
Я нахмурился, припоминая, что мне час назад говорил Сет Йорго. Что-то про движение против истребления живых существ ради духовного опыта.
И тут до меня дошло.
— Вас, случаем, не Селена Тимо зовут?
Девушка поправила волосы, смахнув их с плеча.
— Да, именно так. Меня зовут Селена Тимо. Я лидер движения против истребления живых существ ради духовного опыта.
— И много у вас представителей, эвен Тимо?
Она прокашлялась.
— Пока немного.
Я усмехнулся.
— Только вы одна?
— Важно, что движение существует, — ушла она от ответа. — И мы не допустим истребления…
Не дослушав, я развернулся и продолжил путь к лестнице.
— Не смейте вот так уходить!
Она повысила голос и понеслась за мной.
— Я слышала, что вы находитесь на особом счету у директора Стронга, и что он одаривает вас духовным опытом, как никого другого. И вообще… третью высоту вы получили за счёт убийства сильф и горгунов, а это живые существа. Это истребление. Это геноцид. Вы слышите? И неважно, что война. Одно дело — враги, а другое — истребление живых существ ради духовного опыта.
Она зашагала рядом и взмахнула руками так эмоционально, что чуть не двинула мне по щеке.
— Слушайте, у меня к вам только один вопрос, — обратился я к ней, резко остановившись. — У вашего движения есть, что предложить взамен? Или вы только против, и всё?
— Мы ищем выход! — ответила она уверенно. — Вы слышали что-нибудь об охоте на монстров и тёмных отбросов ради развлечения, которое устраивает некий закрытый клуб магов? Это необходимо прекратить.
— А я тут при чём?
— Вы, может быть, и не при чём, но о проблеме должен узнать император. И вообще, когда он увидит, какие вопросы мы поднимаем, то пресечёт бессмысленное и жестокое истребление, а также предоставит возможность полноценного изучения тёмных рас. Моя мечта — изучать их так, чтобы они добровольно помогли мне в этом…
— Вот интересно, а лично вы сейчас на какой высоте? — перебил я её.
Её голубые глаза уставились точно на моё лицо, будто видели меня по-настоящему.
— На первой.
Во мне вскипело раздражение.
— Вот как?.. И это после того, как вы окончили все три курса Трон-Стронга? Вы должны были получить минимум третью высоту. Интересно, как директор вообще позволил вам окончить его школу с таким низким рангом?
— Я добровольно отказалась от духовного опыта ещё на первом курсе, когда мне пришлось убить целую семью иглокожего волка. Месяц после этого руки тряслись! Директор не стал на меня давить, так как по предметам я успевала и ещё вела исследовательскую деятельность. Я маг-словесник, и пользуюсь начальной ранговой техникой, то есть простым Пространственным исчезновением. И мне достаточно первой высоты, чтобы проводить научные исследования.
— А мне недостаточно, — процедил я. — Вот когда у вас будет, что предложить вместо убийства для поднятия ранга, тогда и доставайте остальных. А теперь мне пора. Надо убить ещё кучу живых существ.
От негодования вены на висках девушки вздулись, щёки заалели от злости.
Селена ухватила меня за локоть, не давая уйти.
— Ваша заносчивость восхитительна! Вы наглый и слишком привилегированный студент! Но вы всё равно остаётесь Киро Нобу, и этого, увы, не изменить!
— И что с того? — Я попытался высвободить руку, но девушка только сильнее стиснула мой локоть.
— Ваш авторитет для других студентов незыблем. Если вы прилюдно откажетесь от истребления живых существ ради духовного опыта, то все последуют вашему примеру. Вот тогда мы сдвинемся с мёртвой точки.
— Вы заболели, эвен Тимо?
Это было настолько идиотское предложение, что мне захотелось расхохотаться Селене Тимо в лицо. Она в свою очередь впилась ногтями в мой локоть с такой силой, что стало больно.
Я отдёрнул руку и зашипел:
— Займитесь лучше делом! Копайтесь в своих исследованиях, или в чём вы там обычно копаетесь!
Она вздёрнула острый подбородок.
— Не стоит пренебрежительно отзываться о чужом труде! Нет лучшего специалиста по чёрному райфу, чем я. Даже профессор Спиро со мной советуется, чтоб вы знали!
— Поздравляю!
— Вы очень любезны! Но теперь даже не надейтесь на хорошую оценку по «Истории тёмных рас»! Будете пересдавать этот предмет до конца жизни! Я скажу профессору Спиро, чтобы он вас не жалел!
— Мне очень страшно!
— Вот и бойтесь! Я устрою вам весёлую учёбу! Так и знайте, адами Нобу! Вы меня недооцениваете!
— Разберитесь сначала со своим общественным движением, эвен Тимо! Уговорите хотя бы одного человека в него вступить!
— Уговорю!
— Вот идите и уговаривайте, а у меня дела!
Мы стояли у лестницы и орали, будто глухие.
Студенты, поднимавшиеся по лестнице в свой Квартал, косились на нас. Кто-то посмеивался, кто-то качал головой, но, судя по всему, многие знали Селену Тимо и её «общественное движение», поэтому нисколько не удивились тому, что она опять кого-то достала.
В итоге первым сдался именно я, сменив тон на холодно-отстранённый.
— Всего хорошего, эвен Тимо. Мне действительно пора. Удачи в исследованиях.
Больше спорить и орать не хотелось.
Я дождался, когда последняя группа студентов поднимется в Кэрулим, и зашагал вниз по лестнице.
— Вы такой же заложник заблуждений, как все остальные! — бросила мне в спину девушка.
Я промолчал и даже не обернулся.
— Вы и мысли не допускаете, что может быть по-другому!
И опять я промолчал, продолжая шагать вниз.
— Когда-нибудь вы пожалеете о своей узколобости!
Тут я не выдержал. Остановился и обернулся, прорычав:
— Может, хватит?..
Селены Тимо около лестницы уже не было.
Я с облегчением выдохнул и отправился дальше, тут же выбросив нытьё девушки из головы, потому что через пятнадцать минут моё внимание заняли совсем другие мысли и задачи.
По дороге я забежал к Распорядителю школьного гардероба, Пьюку Нотту, и показал ему рисунок своей новой одежды. Вечно деловитый коротышка поморщил нос, когда увидел мои кривые «эскизы», которые я набросал на листках, но всё же снял мерки и пообещал, что всё будет готово к завтрашнему вечеру.
Договорившись с гардеробщиком, я посвятил оставшийся вечер учебнику по «Истории тёмных рас», и дело было, конечно, не в угрозах Селены Тимо.
Я проштудировал параграфы по горгунам и сильфам, заодно и по мертвоедам, но на них особо не останавливался. А вот полумаги интересовали меня больше всех.
Я заучил всё, что касалось навыков каждой касты, ещё раз прошёлся по внешним данным полумагов, по их семейным традициям, профессиям и строгой иерархии. Даже зазубрил родовое древо вожаков, начиная с Абелайо, легендарного правителя ещё старого Ледана.
Абелайо был почти божеством для полумагов, они его очень почитали. Именно его потомком и был нынешний правитель Гнездовья — Дуивель.
Правда, когда я в подробностях узнал, какими навыками обладают представители высшей касты, вурры, то возникло одно желание — никогда не встречаться ни с Дуивелем, ни с одним из его восьми сыновей, рождённых от трёх официальных жён.
* * *
Последний день перед отправкой делегации в Гнездовье прошёл в суете.
Меня освободили от занятий, хотя сегодня был первый урок у нового преподавателя. Я увидел информацию о нём на Доске объявлений. Рядом как раз успела собраться толпа студентов первого курса из разных Факультетов, чтобы хорошенько посмеяться над именем нового учителя.
Оно, и правда, было забавным — Бакчо Барбар.

Специалист по общим внеранговым техникам, маг яда четвёртой высоты,
— именно так он был представлен в расписании.

Курс лекций, что он читал, назывался «Общие внеранговые техники, их применение и взаимодействие с ранговыми техниками магов всех направлений». Первая лекция была вводной и предназначалась для первокурсников всех Факультетов, поэтому меня легко отпустили по приказу директора.
Самого Бакчо Барбара я так и не увидел, хотя успел пройтись по коридорам учебного чертога и пару раз натолкнуться на недовольное лицо Селены Тимо.
В разговор мы не вступали, но она легко узнавала меня по шагам, потому что, как только я приближался к ней, проходя мимо, девушка морщилась, хмурилась и всячески выказывала презрение.
Кстати, шнурки на её ботинках в этот раз были аккуратно завязаны. За спиной Селены, как всегда, висел кожаный рюкзак-короб размером с половину хозяйки.
Интересно, что она в нём носила? Свои бесчисленные исследования? Или транспаранты для митингов в защиту живых существ и отказа от духовного опыта?..
Встретив её, я мысленно усмехнулся и тут же о ней забыл.
Нужно было встретиться с Буфом и Фонтеем, а потом со студентами, которые вызвались мне помочь. Задач навалилось много — всё перепроверить, ещё раз всё обсудить и ещё раз убедиться во всеобщей готовности.
Я старался отмести тревогу, но к вечеру она всё равно меня настигла. Приближался тот самый день — день икс — когда я окажусь в Гнездовье (надеюсь, что окажусь живым).
Когда в комнату наконец пришли Буф и Фонтей, я был один.
Майло задержался в лаборатории вместе с остальными магами яда, а Зак, видимо, готовил своих шестерых подопечных, чтобы сделать всё, что я просил.
Буф был на редкость в хорошем настроении, чего не скажешь о Фонтее. Сварщик нервно теребил застёжку на своём кожаном шлеме, будто не знал, куда деть руки.
Оба мага — что Буф, что Фонтей — должны были завтра отправиться вместе с делегацией в Гнездовье. И оба пришли дать мне подробные инструкции.
Сначала мы обсудили детали перемещения кортежа делегации. Буф в мельчайших подробностях рассказал мне всё, что знал сам: количество и расположение карет, их очерёдность, скорость и размер, а также кто и где будет находиться во время передвижения.
— Список делегации окончательно утверждён императором Ксабиром, — добавил Буф. — Поедут два его помощника. Это первый помощник Элиас Йорго и второй помощник Хомер Ронин. Первого буду охранять я, а второго — адами Фонтей.
При звуке своего имени Фонтей вздрогнул, будто его выдернули из кокона неприятных мыслей. Меня до сих пор удивляло, зачем он добровольно вызвался, чтобы отправиться в город, где был так позорно пленён.
— Будут присутствовать также два юриста, — продолжил Буф. — Адами Тригви и адами Кропп.
— Тригви и Кропп? — нахмурился я.
Обе эти фамилии мне были знакомы.
О Кроппе я вспомнил сразу, потому что его персона успела врезаться в память: низенький толстячок в очках, тайный осведомитель генерала Лавана, внедрённый в кабинет советников императора. Похоже, он продвинулся по служебной лестнице, раз его отправляли на такие важные переговоры в качестве специалиста по юридическим вопросам.
Кропп приезжал в лагерь Юбриона, чтобы предупредить генерала о том, что армия Атласа задержана императором на границе и не придёт столице Юбриона на помощь.
Да, Кроппа я припомнил сразу, а вот насчёт Тригви информации добавил Буф.
— Тригви работает ещё и на Мориц. Он их семейный юрист.
После его слов я сразу вспомнил, где слышал фамилию Тригви.
Именно этот человек с портфелем в руке приезжал в Трон-Стронг и привозил требование о моём отчислении из-за конфликта с сёстрами Мориц. Также он доставил директору письмо от самого императора, чтобы Стронг передал ему моё досье.
Тогда директор отказал, и, надеюсь, ничего после этого не изменилось.
— Неужели других юристов не нашли? — поморщился я.
Буф пожал плечом.
— Их утвердил император. Список членов делегации не обсуждается и не меняется.
— Значит, второго помощника императора будете охранять вы, адами Фонтей? — Я перевёл взгляд на сварщика, но тот опять углубился в мысли, поэтому даже не понял, что я обращаюсь именно к нему.
— Да, — ответил за него Буф. — Ещё отправятся два генерала. Грегсон и Лаван. У них личной охраны не будет. Дуивель потребовал, чтобы кортеж не выглядел как военный, то есть никакой охраны из солдат. Это политические переговоры. В письме Дуивель дал слово клана вождя Абелайо, что делегация будет находиться в безопасности и вернётся за внешние стены Гнездовья в том же составе, в котором прибудет в город. Если, конечно, сама делегация не устроит провокацию.
— Хотелось бы верить, что всё пройдёт спокойно, — хмыкнул я. — Значит, генерал Лаван тоже поедет? Его ведь восстановили в должности?
Буф кивнул.
Вряд ли Триш знала, что её отец отправляется в опасное путешествие к тёмным отбросам, да и Сет Йорго сегодня днём ничего о дяде не сказал, а ведь тот тоже собирался в Гнездовье, причём как самый высокопоставленный представитель императора.
Неожиданно очнулся Фонтей.
Он поправил на голове шапку-шлем и спросил невпопад:
— Киро, а ты подготовил вещи?
— Э-э… ну да, какие смог достать.
— Что ты на себя наденешь?
— Я договорился с гардеробщиком. Отдал ему рисунки униформы, которую носят полумаги из охраны Гнездовья. Скоро должны принести.
Больше я ничего не стал добавлять, но сварщик, конечно же, и без того догадался, откуда у меня информация об униформе полумагов. Одежду отбросов я успел изучить, когда разглядывал рисунки, которые показал мне Фонтей.
— И ещё вот это… — Я полез в тумбочку, открыл ящик и вытянул оттуда сложенный плащ охотника Волькири.
Тот самый плащ, который он давал мне, чтобы маскироваться под окружающую среду, когда мы охотились на зарглоков.
— Ну и как ты им будешь пользоваться? — вскинул брови Фонтей.
— У меня в друзьях есть маг-словесник второй высоты. Он сказал, что зарядит ткань коллективным заклинанием. Правда, всего на полчаса, но мне хватит, чтобы проскочить мимо охраны в Гнездовье.
— Неплохо. Возможно, ты действительно успеешь, и тебя даже не убьют, в чём я сильно сомневаюсь.

  Читать    дальше   ...    

***

***

***

***

Источники :

https://knigi-online.pro/book/temnyy-ratnik-fakultet-tom-4/reader/

 https://onlinereads.net/bk/156288-temnyy-ratnik-fakultet-tom-4

https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-4-si-read-763836-2.html

https://author.today/reader/152617

https://fb2.top/fakulytet-tom-4-651369 

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 156 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: