Главная » 2024 » Февраль » 8 » Тёмный 047
18:55
Тёмный 047

---

Книга 4. Эпизод 7.

Мы вышли из туннеля.
Солнечный свет резанул по глазам, а небо показалось таким исполинским и прекрасным, будто я сто лет его не видел. Но это было не всё.
На скалистом выступе, где мы остановились, к подножию горы тянулась широкая лестница, выстроенная из таких же кирпичей, что и своды туннеля.
Тысячи ступеней, а может, миллионы.
Грандиозное строение.
Лестница расширялась к основанию, как трапеция, а в середине прерывалась гигантской прямоугольной площадкой, размером со стадион, после которой снова продолжались ступени. Те уходили прямо в море. Волны бились о кирпичи, омывали их и, вспенившись, скатывались вниз, чтобы набрать силу и снова обрушиться на берег.
Впереди, до самого горизонта, распростёрлась морская гладь. Гигантские водяные валы поднимались и грохотали по линии берега — что справа, что слева — всё занимали скалистые нагромождения. С высоты берег напоминал подкову, и там, куда спускалась лестница, имелось что-то вроде бухты — относительно спокойная вода в середине скалистой подковы.
Мы стояли перед самой верхней ступенью лестницы, и смотрели на море, наверное, минут пятнадцать.
Оба молчали.
Волосы трепал ветер, полы плащей поднимались волнами. Стронг глубоко вдыхал солёный аромат и чуть улыбался. Я же оглядывал это красивое место и боролся с ощущением, что нахожусь на краю мира, в прибежище морских чаек — их тут было столько, что некоторые скалы казались белыми от их тел.
Наконец директор начал спускаться по ступеням.
Я же немного задержался и ещё раз осмотрел огромную площадку. Значит, вот, где Стронг собирался устроить мне бой. На каменном поле, где нет ни перил, ни мест для прикрытия. Совершенно голое пространство: по бокам обрывы, сверху и снизу ступени, а ещё ниже — морская пучина.
По спине пронёсся холод.
Вряд ли директор планировал меня убить, но всё равно стало жутко. Если Белая Сова узнает, что ей предстоит сражаться с самим Кезарием, она не обрадуется…
— Ты идёшь? — Стронг обернулся, внимательно всматриваясь в моё лицо. — Или испугался?
Я покачал головой и тоже начал спускаться вниз.
Директор дождался меня, и мы вместе продолжили путь к площадке.
— Ну что? Достаточно тут места?
— Вполне, — выдавил я.
Из озноба меня бросило в пот, между лопаток защекотала влага, как и на лбу, и подмышками, и на шее. Короче говоря, я весь вспотел от напряжения.
Вот интересно, Буф Такес тоже тут тренировался? И вообще, почему именно тут директор решил устроить тренировочный бой? Чтобы никто не увидел? Чтобы никого случайно не убить? Чтобы показать мне это место? Наверное, всё сразу.
— А где мы вообще? — спросил я, пока мы ещё не дошли (потом будет уже не до разговоров).
— Это фрактат Хегльсвим, самый южный регион Атласа, западный берег, — ответил Стронг. — Город, который тут процветал, назывался Аскат-Сит. Красивый был город. Я видел его ещё до ураганов. Потом он опустел и наполовину был разрушен.
— А почему мы именно здесь?
Стронг улыбнулся.
— Отличное место.
— Отличное место? И всё?
Он вздохнул, убрав улыбку с лица.
— Это всё, что осталось от прекрасной смотровой площадки. Сюда раньше приезжали туристы, а теперь никого. Но я порой сюда возвращаюсь. Это место умиротворяет меня. Здесь так мятежно и неспокойно, что моя душа сразу обретает покой. Ну… и ещё… моя мать, Кемена Стронг, в девичестве Барнас, была родом из Аскат-Сита, из семьи крупного торговца рыбой. Мы часто здесь бывали, навещали родителей матери, хоть путь был и не близкий. Мама любила это место и тоже приходила на этот берег, а вот отец был от Аскат-Сита не в восторге. Слишком далеко от столицы, слишком простые люди. Вместе с другими пассажирами мы добирались сюда на корабле, а порой и по суше, в повозках, пересекая все фрактаты страны несколько дней. Меня до сих пор удивляет, как отец умудрился покорить мою мать. Она всегда любила свободу, а он принадлежал к роду аристократов с имперскими замашками и планами по покорению всего на свете. Их свёл межшкольный турнир. Они оба претендовали на первое место и поначалу ненавидели друг друга…
Ступив на площадку, директор замолчал, но мне стало дико интересно, чем всё закончилось.
— И кто в итоге занял то первое место?
Стронг вскинул брови.
— Кто занял? По баллам они оба заняли первое место. Правила не запрещали им разделить победу между собой, но род Стронгов вмешался и тайно предложил маме деньги за то, чтобы она отказалась от победы. Узнав об этом, отец назло семье сам отказался от первого места. Был жуткий скандал, ведь студенты Трон-Стронга никогда и нигде не проигрывали.
Директор остановился на середине площадки, снова окинул взглядом морской горизонт и продолжил:
— Потом отец приехал сюда, в Аскат-Сит, и отыскал Кемену Барнас. Не знаю, что он ей тогда сказал, но она в тот же день перевелась из своей маленькой провинциальной школы в столичный Трон-Стронг, где учился отец. Говорят, тогда в женихах у неё был богатый иностранец, которого она не любила, но за которого её уговаривал выйти отец. Однако она всё бросила и сбежала в Дион. Последовал бурный роман с моим отцом, результатом которого стала свадьба. Стронги не хотели принимать в свой древний аристократический род дочь торговца рыбой, но в итоге смирились. Союз Остадара и Кемены получился одним из самых крепких и красивых, они подняли школу Трон-Стронг на новый уровень, её стали считать лучшей в мире, даже лучше старинных академий Кронода, ну а потом… мои родители погибли… — Директор развернулся ко мне лицом. — Ну что? Твоё любопытство удовлетворено?
Я замялся.
— Э… ну да… извините, что залез не в своё дело.
Выходило, что теперь я знал не только историю трагической смерти родителей Альмагора Стронга, но и их любви. И чем больше я узнавал, тем печальнее становилось.
Осиротевшим Альмагору и Люче, детям когда-то великого рода, пришлось столкнуться с жестоким врагом, которого они даже не знали, но у них всё равно получилось сохранить легендарную школу своих предков. Да, сейчас она была в упадке, однако всё ещё продолжала обучать.
Шум моря отвлёк меня от мыслей о родителях Стронга. Внизу по ступеням ударили волны и с шипеньем разбились в мириады брызг.
— Приступим, — сказал Стронг, отходя на левый край площадки.
Я же отошёл на правый.
Мы посмотрели друг на друга, и опять мою спину защекотал пот, в висках застучало от волнения.
— Я буду пользоваться силой только четвёртой высоты, как и мой ратник, — добавил директор. — Победит тот, кто выбьет противника за пределы этой площадки. Сначала сражаются ратники. Маги могут только восполнять их ауру и контролировать бой со стороны. Как только один из ратников проиграет или получит серьёзный урон ауры, в сражение сразу вступают маги. Битва продолжится двое на двое. Можешь использовать против меня доспех и всё, что знаешь. Не стесняйся и не бойся меня ранить. Итак, начнём.
Мы отступили друг от друга ещё на несколько шагов, отходя к противоположным краям площадки, и одновременно взялись за медальоны.
— Кезарий! — Голос Стронга смешался с шумом бьющихся волн. — Пора, друг мой!
Слепящий луч ударил точно посередине площадки.
Перекрывая собой свет, появился тёмный силуэт ратника.
Кезарий был так же крут, как и всегда: высокий, с могучими плечами, в плаще из грубой потёртой кожи поверх чёрной рубахи, штанов и жилета, перетянутого ремнями.
Казалось, этот парень с ёжиком белых волос способен пришибить лишь одним ударом массивного ботинка или кулака в перчатке. Жути добавляли его белёсые глаза, без зрачков, и шрам во всю левую щеку.
В боевом облике я видел Кезария только мельком, на охотничьей арене Беллы Мориц, но там обзор закрывали вихри песка, зато сейчас ничего не мешало разглядеть воина директора.
Мурашки пронеслись по коже, когда ратник прижал пальцы к левому запястью, чтобы облачиться в доспех шестого ранга.
Кезарий был тёмным рыцарем, и после новостей Сьюн о том, что к той же расе относится моя духовная половина, мне не терпелось увидеть Кезария в броне.
Тело ратника начал покрывать доспех, будто созданный из чёрной пластичной кожи. Матовая броня, усиленная защитой наколенников, наплечников, наручей и кирасы. Ремни, цепи, крепления. Перчатки с шипами и жутковатый шлем, похожий на череп.
Часть пластин замерцали синевой, а за спиной ратника развернулось что-то наподобие плаща, только не из ткани, а из живых теней. Рваный чёрный шлейф затрепетал на ветру, придавая Кезарию демонический вид.
На шлеме-черепе синим огнём вспыхнули прорези для глаз, а на голове возник венец из таких же теней, что и плащ. Острые зубья и витиеватые узоры.
Теперь ратник директора внушал не только уважение, но и ужас. Это был самый настоящий инфернальный принц.
Вот тебе и раса рыцарей Тёмного ордена.
Великий дух. Великий воин. Великий рыцарь.
Я смотрел на него, а внутри всё больше холодело от осознания того, что моя половина такая же, как легендарный Кезарий. Пусть всего лишь половина, но зато какая. Теперь понятно, почему Сова так восхищалась.
Теперь я тоже восхитился…
Ратник вынул из ножен за спиной два чёрных меча, опустил их клинки вниз и поклонился своему доминату, потом повернулся ко мне и уставился в ожидании противника.
Он ничего не сказал и вообще казался равнодушным, но даже я ощутил его желание поскорее отправиться на поединок.
Мне стало тревожно за Белую Сову. Ей предстояло сразиться с сильнейшим ратником в мире, ну и какие у неё были шансы, пусть даже на четвёртой высоте?..
С колотящимся сердцем я прижал метку к гравировке на медальоне и провернул по часовой стрелке (моя половинчатая спираль райфу срабатывала только таким способом).
— Сова, — прошептал я, — ты обещала, что я буду в восторге от твоего доспеха. Самое время быть в восторге .
Луч ударил в каменный пол рядом с Кезарием и вспыхнул искрами, озарив скалу и гигантскую лестницу. Казалось, даже море у берега посветлело, а брызги превратились в бриллианты.
От рези в глазах захотелось зажмуриться, но я заставил себя смотреть, не отводя взгляда.
И вот из сгустка света шагнула Сьюн.
* * *
Ну что сказать.
Я в восторге .
Мне опять захотелось завладеть этим прекрасным созданием безраздельно, хотя её боевой облик сильно изменился. Сьюн предстала величественным рыцарем в серебристом кольчатом доспехе.
Кольчуга плотно покрывала её руки, шею и плечи, обтягивала корпус и тянулась до середины бедра. Талию держал пластинчатый корсет с металлическим поясом. Такие же пластины укрепляли плечи, локти, запястья и ноги от голенищ латных сапог до колен.
Бёдра оставались соблазнительно голыми, зато защитой ног теперь служила ещё и юбка-шлейф из стального оперенья, спереди очень короткая, а сзади достающая до самых щиколоток. Волосы Сьюн были заплетены в косу, ну а лоб украшала тиара из мелких стальных перьев.
Как и Кезарий, Белая Сова вытянула из-за спины два меча, только серебристых, больше похожих на гигантские тесаки, после чего улыбнулась мне.
— Привет, котик. Не расслабляйся, я всё ещё злюсь на тебя.
Затем повернулась к Стронгу.
— Альмагор, рада видеть.
Ну а потом посмотрела на Кезария, и в её глазах я не увидел ни капли страха. Девушка поклонилась ратнику директора и поприветствовала его:
— Тёмный рыцарь. Для меня великая честь сражаться с тобой.
Кезарий поклонился в ответ.
— Моё почтение, Белая Сова. Ты сегодня восхитительна.
Обменявшись приветствиями, они разошлись на расстояние и приготовили оружие к бою.
Мне невольно вспомнилось то, как Сьюн когда-то мечтала просто заговорить с Кезарием и привлечь его внимание. Теперь же он сам ей поклонился и выразил почтение. Предполагала ли она, что наступит тот день, когда ей предстоит вступить с ним в благородный бой. Возможно, лишь в мечтах.
Стронг быстро озвучил им правила поединка — повторил всё то, что уже говорил мне.
Выслушав его, ратники кивнули.
Директор перевёл взгляд на меня и напомнил:
— Ты сможешь вмешаться только тогда, когда аура твоего ратника будет повреждена больше, чем наполовину, или сам он будет выбит с площадки.
— Понял, — ответил я.
— Что ж, тогда в бой.
Этого спокойного приказа Кезарию хватило, чтобы кинуться в атаку.
— В бой! — Мой приказ прозвучал громче и отчаяннее.
В то же мгновение Сьюн рванула на Кезария.
Они столкнулись на середине площадки. От первого удара лестницу обдало горячим ветром и искрами, обоих ратников оттащило друг от друга, и они снова приготовили оружие, но на этот раз пошли по кругу.
Море зашумело, дыхнуло ароматами тины и соли, ветер окропил площадку холодными брызгами.
Было заметно, что Кезарий сдерживается, чтобы справедливо уравнять шансы, а не отшвырнуть Сьюн за пределы площадки в первые же секунды боя.
Девушке это не понравилось.
— Не унижай меня, Кезарий! — рявкнула она. — Иначе я сама заставлю тебя применить всю твою мощь!
— Заставишь? — усмехнулся тот. — Это плохая идея.
Я не стал вмешиваться в их разговор, хотя очень хотелось сказать Сове что-то вроде: «Крошка, а ты бы не могла драться молча? Зачем злить этого крутого парня? Он ведь может и разозлиться».
Она атаковала первой, но Кезарий легко ушёл от её удара, уведя оба меча Совы в скользящий блок. Ратник директора издевался над более слабым противником — его это забавляло.
Девушка прищурилась, пронзая ратника взглядом.
Её злость передалась и мне. Я еле держался, чтобы не полезть в бой, но правила надо было соблюдать: приходилось стоять и лишь зорко отслеживать происходящее. Сова и без меня знала, как действовать, однако я всё равно ловил каждый её жест, каждое движение, каждый вздох и любую перемену в ауре.
Связь между нами действительно была сильной.


Он тяжёлый и крупный, сыграй на этом.
— Я не выдержал и обратился к ней, используя телепатию.



Отвали, доминат,
— бросила мне Сьюн. —
Ты мешаешь.



Используй прыжки и Живое скрытие,
— не унимался я. —
Как мы делали с Зойтом.



Разберусь! Отвали!

Эта зараза сказала «Отвали», но сама в точности выполнила все мои указания.
Взяла короткий разбег, оттолкнулась ногами и, взмахнув мечами, совершила свой коронный прыжок вверх. В воздухе она использовала навык Живого скрытия и для всех, кроме меня, исчезла из виду.
Прямо в прыжке Сьюн развернулась и нацелила клинки Кезарию в спину. По сравнению с массивным тёмным рыцарем Белая Сова была вёрткой, миниатюрной и более подвижной. Чтобы отбить её атаку, ему надо было среагировать не менее быстро, но…
Ратник директора даже не повернул головы.
Он лишь выставил руку с мечом и чуть крутанул остриём.
Сьюн даже не успела приземлиться, отлетев от Кезария метров на двадцать и рухнув на спину.
Чёрт… не вышло.
Я принялся вспоминать, что читал вчера в книге «Расы и виды ратников».
Белая Сова и Кезарий принадлежали к разным рыцарским расам, поэтому их ранговые навыки отличались.
На четвёртой высоте тёмный рыцарь имел два навыка: Точечный вихрь и Погружение в тьму. Значит, только что Кезарий использовал против Сьюн Точечный вихрь, совершив круговой жест мечом.
У тотемного рыцаря на четвёртом ранге тоже появлялись два новых навыка — Хлыст солнца и Звериный образ.
Первое означало, что Сьюн может пользоваться ударом света, временно ослепляя врага ниже рангом (с Кезарием такое бы не сработало). А вот второй навык давал ей способность накладывать на себя фантомный образ своего тотема, неся дополнительный урон любому противнику…
И только я об этом подумал, как Сьюн вскочила на ноги и ринулась в атаку.
За её спиной поднялись два гигантских фантомных крыла, а вокруг тела возник полупрозрачный слой оперенья.
Девушка поднялась в воздух и накинулась на противника, как разъярённая птица. Ураган от взмаха её крыльев смёл Точечный вихрь Кезария, мечи Сьюн успели резануть ратника прямо в грудь.
Краем глаза я заметил, как директор Стронг среагировал на урон своего воина и моментально заполнил брешь в его ауре, приложив ладонь к груди.
Кезарий отмахнулся от Сьюн, как от мухи, но та с новой силой налетела на противника. Два воина продолжили битву, и таких зрелищных сражений между ратниками видеть мне ещё не приходилось.
Это было красиво.
Тёмный силуэт Кезария и серебристый силуэт Сьюн.
Они сталкивались в схватке, их огромные мечи звенели и выбивали искры, от мощнейших ударов силовые волны лавинами окатывали площадку.
Море бушевало и билось о камни.
Кричали чайки.
Сьюн бешено атаковала Кезария. Кидалась на него то с одной стороны, то с другой, беспрестанно меняла положение, била то с разворота, то прямым в голову, то по ногам, проворачивала обманные выпады, поднималась в воздух, как коршун, и налетала на ратника, наращивая силу удара и урон.
Кезарий стоял в обороне, как крепость, отражал удары девушки длинными блоками, отшвыривал её от себя и медленно оттеснял к краю площадки.
К атаке он даже не переходил, чем ещё больше злил Сьюн.
— Ты смеёшься надо мной! — вопила она. — Но я всё равно заставлю тебя атаковать!
Мне дико захотелось присоединиться и выдать Кезарию парочку хороших ударов.
Я посмотрел на директора, но тот покачал головой: мол, пока твоя задача — смотреть и запоминать сражение до мелочей. Я смотрел, запоминал и еле сдерживал боевой зуд.
— Атакуй! — снова потребовала у Кезария Сьюн. — Ты унижаешь меня своим бездействием! Неужели тёмный рыцарь способен только обороняться?
Сьюн всё-таки добилась своего. Она допекла Кезария своими мелкими атаками и язвительными замечаниями.
— Если я атакую, то наш бой сразу закончится! — громко ответил ей ратник.
— Ну и пусть! Я хочу узреть твою силу, тёмный рыцарь! Покажи мне её! Восхити меня!
Чёрт возьми, я только сейчас понял, чего добивается Сьюн.
Она вынуждала Кезария продемонстрировать свою мощь только с одной целью — чтобы это увидел я и, возможно, осознал ту же силу…
В это мгновение ратник директора взмахнул мечами и растворился в тенях, оставив Сьюн в ослабевшей атаке, а потом появился за её спиной.
— Сзади! — заорал я.
Однозначно, это был навык Погружение во тьму.
Сьюн не успела среагировать.
Размашистый удар Кезария смёл девушку с ног, и та отлетела, как щепка. Оба её меча упали на каменный пол, фантомные крылья исчезли, как и весь образ тотема. Девушку отшибло в воздух, и она полетела над площадкой к краю, вращаясь вокруг своей оси, как веретено.
От огромного урона её ауры меня пронзило болью.
Она потеряла больше половины защиты сразу.
Это означало не только то, что Сове плохо, но и то, что маги могут присоединиться к бою.
Правда, перед тем, как кинуться в атаку, я приложил ладонь к груди, как делал до этого Стронг, восполняя защиту ратника. И пока я латал ауру Белой Совы, она пришла в себя, причём, прямо в полёте.
— А вот и нет! — выкрикнула девушка и неожиданно применила навык первого ранга, про который, вероятно давно все забыли.
Сьюн использовала сеть.
Она швырнула её через всю площадку и зацепилась за самый дальний угол. Это позволило ей не вылететь за пределы поля буквально за считанные метры до края.
Цепляясь за сеть, девушка сделала полуоборот, приземлилась на ноги и выпрямилась во весь рост.
— Рановато прощаться, друзья.
Чёртова Сова!
Как же я обожал её!..
Мою метку привычно кольнуло, половину спирали заполнило синее свечение, и я тут же приложил пальцы к левому запястью, облачаясь в доспех. Каким он будет, не знал никто: ни Стронг, ни Кезарий, ни Сова, ни я сам. Только Творцы.
И чем они одарили меня, предстояло узнать прямо сейчас…
* * *
Все замерли на месте.
Кезарий будто забыл про Сову, да и сама она забыла про Кезария. Директор Стронг, как и два ратника, внимательно наблюдал за моим преображением. Создалось впечатление, что весь бой был затеян только ради одного — увидеть мой новый доспех.
Сначала меня окутало чёрной дымкой.
Появилась лёгкость, сердце забилось быстрее, дыхание участилось, по жилам хлынула горячая волна, будто теперь я менялся не только внешне, но и внутренне.
Хрустнули плечевые кости и грудная клетка, по позвоночнику пронеслись холодные молнии боли, будто вытягивались все звенья скелета. Я стоял, широко расставив ноги, и ощущал себя оборотнем, который в полнолуние перерождается из человека в зверя.
Боль усилилась.
Я упал на колени и, не сдержавшись, завопил во всю глотку, будто меня резали на части. Заорал от боли, склонившись над полом. Изо рта на каменные кирпичи закапала кровь.
— Что за… такое это… — Я зажмурился.
В ушах зашумело, но до меня всё равно донеслись тихие слова Стронга, сказанные остальным:
— Его первую трансформацию нужно было спровоцировать жаждой битвы. Я предполагал, что это получится болезненным. Потом смена будет происходить быстрее и легче. Я специально увёз его сюда, чтобы этого никто не увидел и не услышал его крика. Бушующее море не способен перекричать даже такой великий ратник, как он.
Потом заговорил Кезарий.
— Это Средний Драконий доспех Пепла. Вживую я никогда его не видел и не мечтал, что когда-нибудь увижу. Он преображает носителя и даёт ему особенный навык, которого нет у других ратников, даже у меня. Творцы возлагают на этого юношу большую ответственность, раз одарили его так щедро.
В его голосе я не услышал зависти или ненависти, но грусть всё же уловил. Кезарий и сам бы не отказался от той участи, что Творцы уготовили мне.
— Ты прекрасен, Киро… — выдохнула Белая Сова совсем близко.
Она обхватила меня за плечи и помогла подняться на ноги.
Волна жара отхлынула, как и боль.
Я открыл глаза и увидел перед собой лицо Сьюн. Она смотрела на меня с таким восторгом, будто я король мира.
— Как ты себя ощущаешь?
— Пока никак, — выдавил я еле-еле.
— Тогда взгляни. Кажется, пора тебе очуметь, не правда ли?
Сьюн выставила руку вбок, подняла её, и вместе с рукой поднялось и одно фантомное крыло. На его поверхности я увидел собственное отражение. Совсем не чёткое, но мне хватило, чтобы:
— Очуметь…
А ведь до этого я собирался восторгаться от доспеха Сьюн, но никак не от собственного отражения.
На меня смотрел парень прилично шире в плечах и выше, чем я сам. Всё его тело покрывал серый доспех, очень похожий на предыдущий: крупные наплечники, пластинчатые суставы на локтях, наручи с ремнями, мощная кираса, серповидные наросты на плечах, предплечьях и костяшках кулаков.
Но это было не всё.
Часть брони мерцала раскалёнными докрасна пластинами, креплениями и шипами — всё это выглядело так, будто сталь только что вынули из горнила. Ну а вырез на шлеме напоминал оскал дракона с такими же, как и на корпусе, раскалёнными докрасна креплениями.
Я отвернулся от своего отражения, глянул на ладони в перчатках и сжал их в кулаки. Раскалённые докрасна кулаки.
Да такими кулаками можно сжигать врагов в пепел…
— А теперь возьми меч, — сказала Сьюн.
Я вытянул правую руку вперёд, как делал это с предыдущим доспехом, и в ладони тут же появился меч. Руку оттянуло вниз от тяжести оружия.
Меч был так же раскалён докрасна. Огромный, с гравировкой драконьей чешуи по клинку и стальными языками пламени на гарде, мерцающий угольным тлением, он внушал трепет и уважение.
— Это Средний Драконий доспех Пепла, — повторил Стронг. — Вот теперь ты получил полноценный четвёртый ранг, Киро Нобу, и можешь им пользоваться.
В его глазах, как и в глазах ратников, я увидел неподдельное восхищение. Он был доволен моим преображением, и я отлично понимал почему. С таким доспехом Ниманду можно было неплохо подпалить зад.
— А какой уникальный навык даёт этот доспех? — спросил я хриплым голосом, ещё не совсем придя в себя.
— А ты не догадываешься? — усмехнулся Стронг. — Ты можешь наносить не просто гигантский урон мечом, но и превращать врага в пепел голыми руками, как если бы на него дыхнул дракон.
Я опять глянул на свои руки в раскалённых перчатках, потом посмотрел на меч… и зачем-то задал самый тупой вопрос на свете:
— И что теперь?
Стронг улыбнулся и сделал несколько шагов назад.
— Как — что? Продолжаем бой. Теперь двое на двое!..
* * *
От восторга Сьюн ткнула меня кулаком в предплечье.
— Надерём шею парням шестого ранга!
— Они не используют силу шестого ранга, — возразил я тут же.
— А мы их вынудим. Разве ты не хочешь увидеть всю мощь тёмного рыцаря? Ты ведь тоже тёмный рыцарь.
— Пол-рыцаря, — поправил я её. Конечно, чтобы позлить.
Реакция последовала мгновенная:
— Ненавижу тебя! Ты опять всё испортил!
Сьюн не стала меня больше слушать и первой бросилась в атаку. Её целью снова был Кезарий, ну а моим противником стал директор Стронг.
Он спокойно стоял на второй половине площадки и ожидал, когда я начну поединок, а меня будто что-то останавливало. Наверное, то, что директор был в обычной одежде, а я — в доспехе, да ещё в таком серьёзном, и мне казалось, что силы теперь не равны.
— Не стесняйся, Киро, — снисходительно ухмыльнулся директор. — Ну же!
Его ухмылка сработала как пинок ... .
Я рванул в атаку.
Стронг вынул из ножен меч и бросился мне навстречу. Сейчас он казался самоубийцей, бегущим на стену, чтобы прошибить её лбом, но я понимал, что директор не так прост даже без доспеха.
Он не добежал до меня буквально пару метров, оттолкнулся ногами, используя Львиные лапы, сделал переворот в воздухе и приземлился позади меня. Я ударил его с разворота. Раскалённый клинок меча с шипением рассёк влажный воздух и встретился с мечом противника.
От силы моего удара Стронг отшатнулся. Всё же доспех дарил мне дополнительную мощь, а директор использовал обычную физическую силу своего тела, пусть и очень натренированного тела.
Он избегал прямых ударов и старался атаковать колющими выпадами, целясь между пластинами доспеха. Однако порой ему приходилось ставить блок, чтобы не получить урон по Фантомному покрову, и тогда от моего удара его снова оттаскивало назад, к краю площадки.
И вот когда в очередной раз наши мечи сомкнулись в противостоянии, раздался жуткий треск.
Стронг решил наделить свой клинок Моментальной заморозкой.
Заклинание перекинулось на мой раскалённый меч и за секунду окутало его льдом, но как только дошло до перчатки Пепла, то сразу остановило действие.
А вот это было круто…
Я обхватил клинок меча ладонью в раскалённой перчатке и провёл до самого острия. Лёд превратился в пепел, разлетевшись на ветру, а потом клинок снова раскалился докрасна.
— Неплохо, ученик, — кивнул директор. — Продолжим!
Он ловко развернулся и сделал ещё один колющий выпад.
Удар я отбил и тут же атаковал сам. Мечи опять зазвенели. Директор пустил в ход всё своё мастерство, и вот тут-то я осознал, что владею мечом не на том уровне, на каком бы мне хотелось.
Почему-то я наивно полагал, что знаю всё.
Но нет.
Директор фехтовал так, что я не замечал его движений. Он рубил мой доспех со всех сторон и теперь вкладывал в удар силу райфу, правда, не больше четвёртой высоты. Моя броня реагировала на удары глухим гудением.
Краем глаза я следил ещё и за Сьюн.
Она дралась с Кезарием не менее настырно и лихо, чем я с директором. Порой чувствовалось, что она получает серьёзные удары по ауре. В такие моменты мне приходилось уходить в оборону и прижимать ладонь к груди, чтобы восполнить брешь в защите своего ратника.
В это время Стронг успевал наносить мне удары, и они становились всё мощнее.
Через какое-то время директор неожиданно стал использовать силу пятой высоты. От очередного удара мой доспех завибрировал, после чего по телу пронеслась неприятная боль.
— Враг не будет придерживать силу! — объявил мне Стронг и ударил так, что меня швырнуло назад.
Упав, я тут же вскочил на ноги, и всё бы ничего, но осознал я себя на самом краю площадки. Мои пятки находились от обрыва буквально в паре сантиметров. Взгляд назад — а там бездна, обломки каменных перил, стен, статуй и бушующее море.
Стронг не дал мне опомниться и продолжил атаку, собираясь сдвинуть меня дальше. И для этого он использовал Шквальный урон четвёртого ранга…
Шквальный урон на меня одного!..
Увидев, что мне в лицо несётся лавина света, причём такая, от которой не уйти и даже не перепрыгнуть Львиными лапами, я решил кое-что попробовать. Расставил ноги шире, вытянул меч перед собой и повторил круговое движение остриём — точно так же как делал Кезарий. Раскрутил воздух в спираль, будто разгоняя вихрь.
Точечный вихрь.
Это был навык тёмного рыцаря, а я ведь был тёмным рыцарем (ну ладно, пол-рыцарем).
Вихрь вырос молниеносно. Он устремился в световую лавину Стронга и столкнулся с ней совсем недалеко от меня. Два пласта силы взорвались искрами, поглотив друг друга.
Директор дождался, когда искры улягутся, и снова кивнул мне.
— Неплохо, ученик. Продолжим!
И тут он вдруг опустил меч и громко произнёс:
— Засчитываю проигрыш!
На меня нахлынула досада: какой нахрен проигрыш?.. Где он его разглядел? Мои ноги ведь не соскользнули с края!
Ответом мне стало виноватое бормотанье Белой Совы с другой половины площадки:
— Извини, Киро. Я тут немного оступилась.
Оказывается, пока я отбивал Шквальный урон, Сьюн умудрилась не удержаться на ногах. Она держалась только на мечах, которые успела вбить между кирпичей, а сама повисла над пропастью.
— Сьюн! — Я бросился к ней, но она в один рывок забралась на площадку и замахала руками.
— Со мной всё в порядке! Надери им спину!
После её слов до меня дошло: раз Белая Сова выбыла из поединка, то мне предстоит сражаться не только с директором, но и с его ратником.
Я остановился посередине площадки и оглядел теперь уже двух противников. Стронг приближался ко мне с одной стороны, а Кезарий — с другой.
— Используй силу не выше четвёртого ранга, — напомнил ратнику директор. — Мы же не убить его собираемся, а только потренировать.
Кезарий преспокойно кивнул, ну а я панически соображал, что делать.
Если они нападут вместе, мне не выстоять. Нужно было действовать сильно, точно, быстро и главное — неожиданно. Я уже видел, что умеют эти двое, и даже кое-что повторил за ними, но нужно было что-то такое… что-то… такое…
Я взял разбег и понёсся прямо на Стронга.
Директор остановился, приготовив меч — всё же с моим новым доспехом он считался и понимал, что я могу выдать серьёзную атаку. Только вместо лобового столкновения я быстро убрал меч и использовал Львиные лапы, как делал это сам Стронг, ну а когда оказался в воздухе, выставил руки перед собой и отправил лавину Шквального урона в директора прямо сверху.
Никакой пощады.
Он уже не смог увернуться, потому что площадь покрытия уроном была большая — Стронгу просто не хватило скорости избежать столкновения. Да он и не пытался — его защищал Фантомный покров.
Но на этом я не остановился, потому что понимал, что даже получив урон, противник останется на месте, а потом к нему присоединится Кезарий и отправит меня в нокаут. Чтобы этого не произошло, я отправил в директора ещё и Точечный вихрь.
Мой расчёт оказался верным.
Получив удар Шквального урона, Стронг не успел выставить защиту от вихря. Потоком ветра его потащило на край площадки, а до неё было не так уж далеко. Директора оттянуло на десяток метров… ещё на десяток… и ещё на пару… и ещё немного…
Остановился мой противник на самом краю.
Половина его правой ступни зависла над пропастью.
Стронг поставил ногу на каменный пол и объявил:
— Проигрыш засчитан!
Сьюн хлопнула в ладоши на другом конце площадки.
— Порой ты не такой безнадёжный, доминат!
Вот помолчала бы лучше, зараза.
В этот момент я повернулся к Кезарию.
Теперь мы остались с ним один на один, и уже сейчас было ясно: это будет серьёзное противостояние…

Книга 4. Эпизод 8.

Кезарий шагнул назад.
Прорези на его шлеме вспыхнули ярче, по клинкам мечей пробежала молния.
Ратник слегка склонил голову, кланяясь мне. Горделивый Кезарий не был чужд благородству и не испытывал проблем с самооценкой. Мою силу он признавал, пусть я и был заметно слабее него, да и ниже на два ранга.
Наше противостояние началось.
За спиной Кезария стоял директор Стронг, а за моей спиной — Белая Сова. Море продолжало бушевать. Небо темнело, на горизонте крепла буря. Новый порыв ветра принёс брызги, и те зашипели, попав на мой доспех.

-
Киро, только не лезь к нему под мечи,
- быстро заговорила Сьюн, используя телепатию. -
Если он ударит сильнее, чем позволено, то твой доспех не выдержит… и ты тоже не выдержишь. Используй ранговые техники и заклинания, как маг, потому что в бою на мечах Кезария невозможно победить. Это тёмный рыцарь. Это очень гордый тёмный рыцарь, который не уступит своё первенство никому, даже тебе.

Я крепче сжал рукоять раскалённого меча.


Я тоже тёмный рыцарь.



Пол-рыцаря, Киро… пол-рыцаря,
— ответила Сьюн без капли ехидства.

Сейчас ей было не до ехидства, потому что факт оставался фактом: я действительно не был полноценным тёмным рыцарем, как и не был полноценным ратником.
Зато был наполовину магом, и это являлось моим преимуществом. Я мог использовать то, что недоступно Кезарию: заклинания и ранговые техники мага призыва. Правда, пока я не планировал их применять — мне хотелось сразиться с противником именно как ратник.
Я тоже склонил голову, отвечая на поклон противника.
Над морем сверкнула молния. Почерневшее небо расколол удар грома. Оглушающий звук сработал как команда к бою.
Я и Кезарий бросились друг на друга.
Два чёрных клинка Кезария рубанули по моему раскалённому мечу. Звон стали заглушил очередной удар грома, прокатившийся по небу.
Кезарий не церемонился со мной, как с Белой Совой.
Его чудовищный натиск заставил меня расставить ноги шире и собрать всю свою силу, чтобы хотя бы устоять на месте и не отшатнуться от первого же удара противника.
Скрестив мечи, мы стояли посередине площадки, как два каменных гиганта, напирая друг на друга. Мои руки напряглись, до боли стиснув оружие, но уступать в этой схватке я не собирался. Кезарий — тоже.
Он продолжал усиливать нажим.
Через прорези в его шлеме я увидел, как строго смотрят на меня его белые глаза.
— Тебе дана великая сила, — вдруг заговорил ратник. — Не подведи создателей этой силы. Не подведи Творцов. Тебе ещё многому нужно научиться, чтобы сделать то, для чего они тебя готовят.
— Я и так учусь, как умею, — ответил я, стиснув зубы: мои руки уже еле выдерживали натиск Кезария, но тот продолжал наращивать силу нажима, будто давил на меня многотонным чугунным прессом.
— Этого недостаточно! — прорычал он. — Похоже, ты не понимаешь, кому тебе придётся противостоять! Ты ничего не понимаешь, юный маг!
Мой меч всё же уступил в этом противостоянии. Рука дрогнула и пошла вниз. Ноги скользнули на пару сантиметров назад, но пока я ещё стоял и держал оборону.
— И чего же… чего же я не понимаю? — еле выдавил я.
Глаза Кезария блеснули яростью. Он бы давно отшвырнул меня в море, если бы позволил его доминат.
— Я объясню тебе, — тихо сказал он мне в лицо. — Маг, которому ты противостоишь, способен не только устроить хаос в мире, взяв под управление ураганы, но способен и уничтожить что-то более ценное.
Ратник помолчал и добавил с трагичной печалью:
— Каскады… От тебя зависит их существование. Ведь если ты не справишься, то не останется ни Творцов, ни ратников. Не останется ничего. Только Ниманд. Все остальные маги будут жить по его указке, и никто им больше не поможет. После того, как Ниманд ударит ураганами, он примется за уничтожение Каскадов.
Меня пронзило холодом.
— Ниманд уничтожит Каскады?..
— А ты думал, он просто так наращивает силу, чтобы побаловаться? Ты обязан быть равным ему. И если ты не отнесёшься к этому серьёзно, то у тебя ничего не получится. Мы все зависим от тебя и твоей победы. Мы все хотим, чтобы ты победил. Я хочу, чтобы ты победил. Так победи же, тёмный рыцарь!
Я собрался поправить его насчёт пол-рыцаря, но почему-то промолчал, да и Кезарий не дал мне ответить. Он резко оттолкнул меня клинками.
Сделав несколько шагов назад, я остановился, глядя на Кезария. Тот виртуозно взмахнул мечами и снова атаковал.
— Ты паршиво владеешь мечом! — выкрикнул он на бегу. — Но я научу тебя тому, что знаю сам! Я научу тебя! Итак, сегодня твой первый урок!
От его слов меня бросило в жар.
Кезарий взялся меня учить. Меня! О, боги, да о таком я даже мечтать не мог!..
Наши клинки снова встретились.
На этот раз ратник не стал давить на мой меч — он показал такой урок фехтования, что дважды за десять секунд чуть не снёс мне голову.
По сравнению с Кезарием даже молниеносный Стронг сильно уступал в мастерстве.
Ратник будто сросся со своими клинками. Они стали его тенью, его духовным продолжением, его сущностью и естеством, его дыханием, его сердцебиением. Они стали выражением всей его инфернальной мощи.
Против такого искусства владения холодным оружием у меня не было шансов.
Каждая атака Кезария заканчивалась тем, что один из его клинков утыкался лезвием в броню на моей шее или оказывался в прорези драконьего шлема, остриём, нацеленным прямо в глаз.
Ну что тут скажешь.
Кезарий был лучшим, и я ни на мгновение не сомневался в его мастерстве. Но самое главное, что этот великий ратник решил учить меня тому, что знал сам.
Всегда первый, всегда непобедимый и довольно тщеславный, он поборол свою гордыню и смиренно признал второе место в борьбе с Нимандом. Он взял на себя роль учителя, а не героя-победителя. Роль не менее важную. Может быть, самую важную…
Оттого я ещё больше зауважал Кезария.
Ратник в очередной раз взмахнул клинками и ринулся на меня. Я рванул на него, приготовив меч к обороне. Противостояние продолжилось.
Кезарий: удар, прямой в голову.
Я: уход в защиту, шаг в сторону, перенос веса на опорную ногу и ответная атака — удар по корпусу.
Кезарий: разворот, обратный удар по ногам.
Я: шаг назад, перенос веса, скользящий блок, разворот, прямой удар по корпусу.
Ратник выставил оба меча. Мой раскалённый клинок сшибся с защитой Кезария, и снова мы встали, как два тяжеловесных изваяния, не уступающие друг другу в напоре.
— Неплохо, ученик, — повторил слова Стронга Кезарий. — Продолжим!
Мы оттолкнули друг друга клинками, сделали несколько шагов назад и снова схлестнулись в тяжёлой битве. Клинки зазвенели с бешеной скоростью. Один за другим посыпались удары.
Защита-атака-защита-атака.
Кезарий не просто рубил мой доспех, пробивая любые блоки — он демонстрировал мне приёмы, которые бы сам я никогда не додумался использовать. Их мне не показывала Сьюн, когда учила фехтовать. Их я не видел ни у кого, даже у Стронга.
Ратник учил меня тому, чего не знал никто, кроме него.
Это дорогого стоило.
Пару раз я замечал лицо Стронга, наблюдающего за нашим боем. Директор слегка улыбался — он был горд за своего ратника. Ну а Белая Сова вообще пребывала в восхищении.


Киро, это невероятно!
— услышал я её возглас. —
Кезарий никому не раскрывал секретов владения мечом, но тебя посчитал достойным. Прямо сейчас самый сильный из тёмных рыцарей передаёт тебе часть своих уникальных знаний.

Её восторг передался и мне, но я старался не отвлекаться, чтобы эмоции не мешали контролировать бой, а он всё больше набирал обороты.
Я и Кезарий продолжали сражение.
Теперь я умудрялся не только выдерживать удары ратника, но и переходил от защиты в атаку, и даже наращивал скорость ударов.
В пылу боя я даже не заметил, что на берег обрушилась гроза, а по лестнице и площадке хлещет ливень. Теперь мой раскалённый меч резал стену дождя, шипя и испаряя влагу прямо в воздухе.
Драться с Кезарием было тяжело, я сражался на пределе сил и своего мастерства, при этом стараясь схватывать на лету всё, чему учил меня противник, а он не жалел ни моё самолюбие, ни мой доспех.
Каждый его жуткий по мощности удар отдавался треском по всей моей броне и болью по костям. Зато если уж я отражал атаку, то радовался, как ребёнок. Правда, боль охватывала руку, на долю которой выпало сдерживание мощи ратника.
Не знаю, сколько времени мы дрались, но чем дольше это продолжалось, тем чаще я уходил от ударов, и тем виртуознее работал мой меч. Ладонь будто прикипела к рукояти, сроднилась с оружием. Раскалённые докрасна перчатки всё заметнее усиливали мощь моих ударов. Я входил в бешеный азарт.
И вот случилось то, чего я так добивался.
Кезарий получил удар по своему доспеху. Первый удар за всё время нашего боя. Лезвие моего меча резануло его чёрную броню на плече.
В ту секунду мы оба не поверили в происходящее.
Кезарий — в то, что пропустил удар; а я — в то, что умудрился-таки достать крутейшего воина.
Получив мечом по доспеху, ратник внезапно остановил бой и опустил руки с оружием.
— Хорошо, ученик. — Он размял шею, облачённую в броню, и глубоко вдохнул. — Наш тренировочный бой на четвёртой высоте завершён. Следующая тренировка только на пятой, но это когда ты её получишь.
Я тоже опустил меч.
— На этом всё? Расходимся?
Странно, но я ощутил разочарование, будто что-то осталось незавершённым.
— Нет, не всё, — покачал головой ратник. — Мы не закончили бой, который начали ещё двое на двое. Правила те же. Победа достанется тому, кто выбьет противника с площадки. Пользуйся всем, что знаешь, потому что теперь я не буду тебя жалеть.
Если Кезарий сказал «Не буду жалеть», это значило только одно: он действительно не будет меня жалеть, а применит всё своё мастерство, чтобы победить. Пусть даже используя силу только четвёртой высоты.
Я крепче сжал рукоять меча и посмотрел на Стронга.
Тот кивнул мне, будто говоря: «Ну а теперь постарайся продержаться хоть немного, парень».
Небо совсем почернело.
Гроза набрала силу и готовилась разразиться чудовищной бурей.
Кезарий снова поднял мечи, приготовив их к бою. Он дождался, когда я сделаю то же самое, и тут же атаковал. Быстро и мощно. Одним коротким круговым жестом ратник послал в меня Точечный вихрь.
Я ответил моментальным Шквальным уроном.
Приём сработал: два потока силы впечатались друг в друга и вспыхнули искрами. Не успели те улечься, как Кезарий исчез в тенях, а появился уже рядом со мной, с занесённым для удара мечом.
Тут не помогла бы никакая оборона.
Мощнейший удар по корпусу снёс меня с ног, но за счёт массы и веса доспеха, я не отлетел за пределы поля. До края площадки оставалось ещё метров десять.
Я рухнул на каменный пол. Броня загудела от удара.
Вскочить-то я успел, но тут же натолкнулся ещё на одну атаку — причём, такую стремительную, что успел осознать только то, что к моему лицу приближаются острия двух клинков, чтобы выколоть мне оба глаза.
Кезарий, фвытрччч....
Он действительно не церемонился.
Ну а я…
Такой звериной реакции я от себя не ожидал. Одним молниеносным движением я совершил переворот назад, встал на ноги, на самом краю площадки, и тут же использовал Львиные лапы.
Теперь я тоже решил не церемониться.
В моём распоряжении были не только ранговые техники мага четвёртой высоты, но и навыки тёмного рыцаря с внеранговыми заклинаниями.
В ход пошло всё.
Вообще всё.
Приземлившись на другой стороне площадки, я отправил в Кезария Точечный вихрь, следом ещё один Шквальный урон. Ратник избежал и того, и другого.
Он исчез в тенях, используя Погружение во тьму. Ратник опустил плечи и голову, посмотрев себе под ноги, а потом появился точно так же, как делал до этого — сразу передо мной, с занесённым для удара оружием.
Только на этот раз я был к такому готов и отбил его атаку.
Еле-еле, но всё же отбил.
Кезарий снова исчез, погрузившись в тени. Я завертел головой и выставил меч, ожидая удара, но вместо одного удара ратник обрушил настоящий шквал. Удары посыпались на меня отовсюду сразу.
Доспех успевал лишь гудеть и вибрировать, боль пронзала тело. Кезарий наращивал силу и скорость атаки, исчезая в тенях, заставляя меня обороняться и оттесняя к краю площадки.
Мы двигались всё ближе и ближе к обрыву. Нужно было срочно что-то предпринимать, пока ратник не вышиб меня за пределы поля и не отобрал победу. Я понимал, что, скорее всего, она достанется именно ему, но жажда борьбы не давала мне сдаться просто так.
Ну уж нет.
Когда до края оставалось метров пять, я перестал отбивать его атаки, выпрямился и опустил голову, глянув себе под ноги… и тут же увидел, как кирпичи подо мной растворяются, будто растекаются в пространстве.
Это был навык Погружение во тьму.
Я рванул в сторону, избегая удара ратника. Скорость моих движений стала вдвое быстрее. Пока Кезарий заносил мечи, я успел пригнуться и сделать несколько шагов, чтобы обогнуть противника и попасть ему за спину.
Лёгкий, почти невесомый, будто тень и очень довольный собой, я собрался ударить Кезария меж лопаток, но… ратник исчез. Я снова потерял его из виду, и на этот раз он появился не сразу. Точнее, он вообще не появился.
Противник затаился, чтобы совершить последний удар, который и отправил бы меня за пределы поля.
А вот овощ ему…
Пусть я не мог так надолго погружаться во тьму, как полноценный тёмный рыцарь, зато я был ещё и магом.
Встав в защитную стойку с раскалённым мечом наперевес, я сделал то, чего Кезарий, возможно, от меня не ожидал — просканировал площадку Охотничьим взглядом четвёртого ранга.
Скрытого в тенях ратника я увидел всего лишь мельком, но всё же засёк.
Кезарий в этот момент как раз нёсся на меня, готовясь выдать мощнейший удар и вышибить меня с поля боя. Я метнулся в сторону, прорычав заклинание Зелёных фонарей.
Если уж биться, то на максимальной силе.
Вереница огней озарила небо, пронзив пелену дождя. Я указал мечом на тень Кезария, который всё ещё находился во тьме, и атаковал ратника слепящими фонарями.
Те послушно отозвались на мой приказ и вихрем окружили противника. Ему пришлось остановиться. Хоть Зелёные фонари и не ослепили его, но зато заставили выйти из тени, а ещё они сделали самое главное — отвлекли внимание непобедимого ратника.
Эта секунда и стала решающей.
Именно она всё изменила.
Я подскочил к Кезарию и одним ударом по ногам снёс его на пол. Ратник рухнул, но успел захватить с собой и меня. Мы сцепились прямо на земле, отбросив мечи, и покатились кубарем по площадке.
Вместе.
Кезарий ухватил меня за шею, и я с ужасом услышал, как под чудовищным давлением затрещала защита. Медлить было нельзя. Мой кулак хлестанул противника в правый бок.
Удар.
Ещё удар.
Ещё. Ещё. Ещё.
Кезарий ощутимо дёрнулся, но надо отдать должное — даже в такой ситуации он не применил мощь хотя бы пятого ранга. Ратник продолжал приравнивать свою силу к моей и терпел болезненные удары в печень.
Сцепившись, мы вели уже далеко не рыцарскую борьбу.
Каждому нужна была победа.
Кезарий душил меня, сминая броню пальцами, а я вколачивал кулак в его правый бок, как заведённый, но как бы ни старался, мне не удавалось ослабить противника, а вот мои собственные силы заканчивались.
В итоге ратник навалился на меня всем весом и вдавил в пол.
Осознал я себя, когда моя голова находилась уже у самого края площадки.
Вот и близилось моё поражение. Я лежал на лопатках, придавленный и обессиленный… задыхался… моя броня трещала под натиском рук Кезария… голова находилась в полуметре от края… мои удары слабли… а потом и вовсе прекратились…
Кезарий отнял у меня все возможности к сопротивлению.
— Ты ещё слишком слаб, — произнёс ратник мне в лицо, — ты ещё не достоин победы.
Потом он приподнялся, сильнее стиснув мою шею под подбородком, и рывком подтянул меня ближе к краю. Он буквально вытащил из-под себя моё тело.
Скрипнув зубами, я должен был принять своё поражение.
Ничего позорного не было в том, чтобы проиграть в схватке с сильнейшим воином Каскадов, но во мне всё равно взыграла жажда победы. Виски сдавил гнев, сознание захватила уверенность, что я могу ещё побороться… могу…
Да, я использовал всё, что знал и умел. И даже то, чему научился прямо во время боя. Но что-то внутри меня сопротивлялось так бешено, что готово было взорваться.
И тут я понял, что именно можно противопоставить силе Кезария.
Ну что ж, пора…
Пока Кезарий душил меня и подтягивал за шею к краю, я поднял ослабевшую руку и сам ухватил его под подбородком.
— Пепел… — прохрипел я в лицо Кезарию.
Перчатка, раскалённая докрасна, показала всё своё действие.
Защитная аура ратника начала тлеть прямо на моих глазах и с бешеной скоростью превращаться в пепел. Кезарий мгновенно осознал, чем ему грозит встреча с Драконьим Доспехом Пепла, и тут же попытался высвободиться.
Он ослабил хватку и дёрнулся в сторону.
Это его и подвело.
Продолжая лежать на полу, я перевернулся на бок, собрал последние силы и вытянул противника за край площадки.
— Проигрыш засчитан! — выкрикнул Стронг. И неожиданно добавил: — Одновременно!
Тяжело дыша, я уставился на противника.
— Проигрыш засчитан… одновременно?..
И только когда я повернул голову, то всё понял: оказывается, оттянув Кезария за край площадки, я и сам туда вылез. Моя голова наполовину зависла над пропастью.
Чёрт возьми!.. Вот это обидно!
Ещё несколько секунд я и Кезарий держали друг друга за шею, замерев над обрывом и бушующим морем. Дождь хлестал мне в лицо, окатывая шлем потоками воды. Аура Кезария продолжала тлеть и превращаться в пепел.
Прошло ещё секунды три.
— Бой окончен! — объявил Стронг.
В его голосе послышалась тревога. Возможно, он опасался, что мы продолжим схватку, и я сожгу ауру Кезария к чёртовой матери.
Ратник отпустил мою шею первым, и я тут же убрал свою руку.
Мы вместе поднялись на ноги.
— Отличный бой, — объявил Кезарий глухим голосом.
Он сделал вид, будто всё в порядке, хотя его защита была уничтожена почти на треть. Кезарий убрал доспех и теперь снова стоял передом мной в потёртом кожаном плаще. На его физиономии застыла одна эмоция — он был доволен нашей схваткой. И не только он один, кстати.
— Ох, как это было великолепно! — Белая Сова понеслась ко мне с другой стороны площадки, счастливая как никогда.
Она хотела броситься мне на шею, но Стронг её остановил.
Он шагнул ко мне с серьёзным видом.
— А теперь убери доспех. Приготовься. Это будет больно.
Он оказался прав.
Когда броня начала исчезать, то мне опять пришлось терпеть трансформацию: повторно хрустнули кости в плечах и грудине, по звеньям позвоночника пронеслась боль. Я закашлялся и склонился над полом, уперев ладони в колени. Хорошо, хоть ноги не подкосились, как прежде, а изо рта не полилась кровь.
Я отдышался, сплюнул себе под ноги и выпрямился.
На мне снова была красная школьная форма Квартала Рубрум, рост стал прежним, как и комплекция. Вот теперь Стронг позволил Сьюн обнять меня.
— Как же я горжусь тобой, мой великий рыцарь… — прошептала девушка мне на ухо. — Точнее, пол-рыцаря.
Она исчезла так быстро, что я ничего не успел ответить.
Я глянул на Кезария. Как и перед боем, ратник слегка склонил голову.
— До следующей тренировки, — произнёс он всё тем же глухим и мрачным голосом.
Я ответил ему таким же поклоном, но когда поднял голову, Кезария рядом уже не было. Он не стал здесь задерживаться, как и Белая Сова.
Под проливным дождём остались только я и Стронг.
Как пришли, так и должны были уйти.
Вымокшие до нитки, мы развернулись и молча зашагали по ступеням наверх, в сторону входа в Коридор Слёз. Пока мы поднимались, за нашими спинами стихала гроза, небо светлело, но море всё также продолжало бушевать, разбивая волны о берега.
— Признаюсь честно, Киро, я не ожидал, что этот бой будет столь великолепен, — сказал мне директор, когда мы были уже наверху.
— Но победитель так и не был определён, — отозвался я.
Он посмотрел на меня и улыбнулся.
Один чёрт знал, что означала улыбка директора школы Трон-Стронг, но мне показалось, что его мятежная душа действительно немного успокоилась…
* * *
Мы прибыли в школу уже к вечеру.
За тренировками пролетел весь день. Уставший и мокрый, я ввалился в комнату в тот момент, когда Таби и Рин демонстрировали вызов ядовитого питомца.
— Мэйтири, размер! — услышал я, когда открыл дверь.
— Ой… ма-а-амочки… — услышал я после того, как закрыл дверь.
Гигантская леданская кобра нависла надо мной прямо у порога и уставилась огромными глазами-линзами. Только после схватки с Кезарием гигантские змеи казались мне сущим пустяком, поэтому я просто-напросто обогнул кобру и прошёл дальше, даже не моргнув глазом.
— Киро?.. — оторопела Рин.
— Ты немного… э… мокрый, — добавила не менее оторопевшая Таби.
Я и сам оторопел, когда увидел, что за процессом вызова питомца наблюдают не только Майло и Зак, но и ещё куча человек.
Комната была забита народом.
Казалось, сюда привалила половина первого курса, со всех Кварталов. Тут были не только те, кого я знал — Триш Лаван, Том Обри, Раст Гровер, Сет Йорго, Балб (кстати, я не знал, как его зовут), Цефея Саган и Руфина Морт — но ещё незнакомые мне парни и девчонки. Всего человек двадцать.
Майло вскочил со стула.
— Как прошла тренировка?
— Тебя в бассейн окунали, что ли? — добавил удивлённый Зак.
Остальные молча уставились на меня, поднявшись со своих мест. Похоже, они весь день ждали, когда я приду с тренировки. Даже Эмиль их не выгнал, хотя было уже поздно.
— Как дела? — задал я стандартный вопрос вместо ответа: рассказывать обо всём, что случилось со мной за день, не было ни сил, ни желания.
Из толпы вышел Гровер.
— Слушай, Киро, мы тут после утреннего собрания и выступления директора решили, что хотим объединиться… вроде как… под твоим началом.
Я оглядел лица собравшихся.
— Под моим началом? Для чего?
— Ну как бы… — замялся Обри. — Ну как бы… для этого… для борьбы с Нимандом, и всё такое.
— Мы тебе помочь хотим, — присоединилась Цефея.
— Можешь на нас рассчитывать, — закивал какой-то парень в жёлтой форме Флаво. — Маги-словесники с тобой.
— И маги яда! — хором объявили сёстры Нобу.
— И маги призыва, — сказал Йорго.
- Все мы, - добавила Триш.
Я зачесал мокрую чёлку пятернёй и снова окинул всех взглядом.
- И вы не боитесь, что Ниманд объявит вас врагами, если вы будете открыто мне помогать?
- Поверь, мы это уже обдумали, - снова заговорил Гровер.
Все закивали, соглашаясь с ним.
- Когда-то ты помог многим из нас, - сказала Триш. - Теперь наша очередь.
Я нахмурился: такого всеобщего порыва студентов первого курса я, конечно, не ожидал, однако от помощи отказываться не стал. На меня смотрели маги всех мастей, девушки и парни, аристократы и ребята попроще. И все были готовы помочь.
Ну и почему бы нет?
После непродолжительного раздумья я наконец ответил:
- Вообще-то, есть одно дело…

   Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

Источники :

https://knigi-online.pro/book/temnyy-ratnik-fakultet-tom-4/reader/

 https://onlinereads.net/bk/156288-temnyy-ratnik-fakultet-tom-4

https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-4-si-read-763836-2.html

https://author.today/reader/152617

https://fb2.top/fakulytet-tom-4-651369 

***

***

Просмотров: 178 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: