Главная » 2024 » Февраль » 8 » Тёмный 046
01:08
Тёмный 046

---

Книга 4. Эпизод 5.

Я не особо надеялся на то, что учебный чертог будет открыт в это время — был уже глубокий вечер.
Парадные ворота оказались не заперты. В холле царила темнота, лишь на колоннах и над дверьми в главный зал мерцали зелёные светильники. Я прошёл к лестнице, сделал несколько шагов и чуть дара речи не лишился.
На первом пролёте, замерев, стояла невысокая фигура с переносным фонарём в руке. От неожиданности меня пробрали неприятные мурашки.
- Я жду тебя уже десять минут.
Это был голос Люче.
- Ты удивлён? - добавила она. - Не нужно удивляться, Киро. Я знала, что ты придёшь. У тебя появились ко мне вопросы, верно? Мне доложили о том, что случилось в баре на вечеринке магов яда. Ты ведь об этом хочешь поговорить?
- Не только, - уклончиво ответил я.
Кроме этого, у меня были и другие вопросы.
Во мраке холла глаза Люче казались чернильными колодцами. Волны красных волос, вобравшие свет фонарей, выглядели фиолетовыми. Девушка стояла неподвижно, как статуя, даже не моргала. С её плеч до самого пола спадала чёрная накидка, а под ней я заметил ночную сорочку.
Смотрелась Люче соблазнительно, но всё же больше напоминала мне ведьму. Если сейчас она скажет ещё и что-нибудь про вкус моей кожи, то я в этом окончательно уверюсь.
Она ничего не сказала. Дождалась, когда я поднимусь на лестничный пролёт, и повела меня наверх, освещая путь фонарём. Её чёрная накидка скользила по ступеням, и я всё опасался случайно наступить на её край.
Мы поднялись до верхнего этажа в молчании.
Люче ступала бесшумно, я шёл следом. Казалось, если проронить хоть слово, то странное таинство встречи исчезнет, и я уже не получу ответов на свои вопросы.
Наконец девушка отворила ключом дверь в личную библиотеку Стронгов рядом с кабинетом директора. Именно здесь я провёл не один вечер с Люче, когда она помогала мне правильно заучивать внеранговые заклинания её отца.
Теперь мы снова оказались с ней наедине.
Люче тихо закрыла дверь библиотеки, провернув ключ и оставив его в замочной скважине, и проследовала к рабочему столу. До этого она рассказывала, что за этим столом ночами работал её отец Остадар Стронг. Здесь были написаны многие его научные труды.
Девушка провела ладонью по крышке массивной мебели с резной отделкой и прошептала:
- Порой мне кажется, что дух отца до сих пор здесь. Я так по нему скучаю, как и по матери, как и по сестре Терезе. Мастер Ниманд ответит за их смерть.
Надо было хоть что-то сказать, поэтому я не придумал ничего лучше, как пробормотать первую вежливую фразу, что пришла на ум:
- Мне жаль, что они погибли.
Люче повернулась ко мне.
- Мне тоже жаль. Очень жаль. Что ж… Брата сейчас нет, но вряд ли он будет против, что я привела тебя сюда. Итак, ты хотел поговорить о том, что случилось в баре, верно? О послании Ниманда?
- Послание Ниманда меня не пугает, но он рассказал студентам об ураганах, призвал присоединиться к нему и под страхом смерти не помогать мне.
В глухой тишине библиотеки мой голос прозвучал неестественно и чересчур громко.
- Это должно было случиться, - кивнула Люче. - Скоро об ураганах узнают все, начнётся паника. Проблема в том, что никто кроме Ниманда, не знает, куда ударят ураганы, поэтому мы обязаны их предотвратить. Сможет ли император успокоить народ, неизвестно. Что насчёт тебя, то Ниманд осознаёт, что уничтожить Киро Нобу теперь непросто. Когда Белла Мориц могла это сделать, она не исполнила приказ мастера и предпочла заработать на твоей смерти, организовав охоту, за что и поплатилась гибелью своих дочерей. Потом был профессор Зойт, вероятнее всего погибший от твоей руки. Ниманд понимает, что с каждым днём ты становишься всё опаснее, и может предпринять новую попытку тебя устранить, так что будь начеку.
Пока она не сказала мне ничего нового.
- А что насчёт школы Ниманда? Она ведь уже существует, но вы о ней молчите. Почему?
Девушка подняла фонарь и осветила моё лицо.
Её гипнотические глаза оглядели меня внимательно и строго.
- Известие о новой школе появилось неожиданно даже для Альмагора. Если б не свои люди в Комиссии по вопросам образования, он бы узнал об этом только после открытия школы.
- Значит, она всё же существует?
- Существует, но ещё не открыла своих дверей.
Внутри меня похолодело от масштабов дерьма, которое затеял Ниманд. Только интересно, как он собирался переманить к себе магов, при этом находясь вне закона?
На этот вопрос ответила Люче.
— Мы узнали, что новая школа откроется на одном из островов Атласа, в юго-западном море. Лет десять назад этот остров принадлежал одной из богатейших аристократических семей по фамилии Капиату. Никто не знает, что с ними случилось. Остров опустел после ураганов. Семью так и не нашли, ни хозяев, ни слуг, ни одной лодки, но огромный замок Капиату остался. Наследников так и не обнаружилось, и остров отошёл государству. Несколько лет назад он был выкуплен другой богатейшей семьёй Атласа — Скендерами. И вот на днях мой брат узнал, что там готовится к открытию новая школа. Комиссия по вопросам образования не стала препятствовать открытию ещё одного учебного заведения, тем более что деньги на его содержание выделены не из казны, а из сбережений Скендеров. Они называют своё детище Школой Капиату, по названию острова.
Я мысленно усмехнулся.
Очень умно. Даже если в новой школе что-то случится, то все будут связывать это не с именем Скендеров, а с именем погибших Капиату, которым уже всё равно.
— Но неофициально Скендеры именуют новое заведение Школой Четырёх Учителей, — добавила Люче.
Как только она это произнесла, в моей памяти всплыли слова пленённого на озере Уомор мага. Он говорил о четырёх доверенных учителях Ниманда. Именно они имели право передавать знания о магии множественной материи.
— Неужели Комиссия по вопросам образования не видит связи между открытием новой школы и мастером Нимандом? — нахмурился я.
Люче покачала головой.
— Нет. Они проверили школу Капиату и не нашли ничего противозаконного. Никакой связи с Нимандом. Комитет заверил, что она полностью безопасна и отвечает всем требованиям. Обычная школа, состоящая из трёх отделений. Всё то же самое, что и у нас, кроме Факультета Ратников. Школа Капиату откроется через пару месяцев, и мы хотим внедрить в неё несколько наших агентов. В любом случае, Альмагор не сможет обвинить Скендеров в связи с Нимандом, пока у него не будет прямых доказательств. Этим и займутся наши подготовленные ребята.
Я сразу вспомнил о таинственном маге-словеснике, который помогал Адриану Скендеру на моей тренировке, а потом исчез. Буф тогда дал понять, что это свой парень, внедрённый в тусовку Скендера.
— А гербом этой новой школы является случайно не символ двух перекрещенных стрел? — спросил я.
— Символ двух стрел? — уставилась на меня Люче.
Удивить её было почти невозможно, но тут она действительно удивилась. И, кажется, испугалась.
— Не знаю, какой герб будет у новой школы, но почему ты спрашиваешь насчёт двух стрел? Где ты видел этот символ?
Она говорила об этом так, будто тоже его видела.
— На конверте, который взорвался в баре, — ответил я быстро. — Ещё на заколке профессора Зойта. И на обложке книги «Расы и виды ратников» за авторством Альмагора Стронга и профессора Зойта. Ты знаешь, что это за символ? Возможно, разгадав его значение, мы разгадаем и личность Ниманда.
Люче опустила фонарь.
— Пойдём за мной, я покажу кое-что.
Она обогнула меня и пошла вдоль стеллажей библиотеки. В молчании мы преодолели пару коридоров, с десяток отделов литературы и сотни полок с книгами.
Люче привела меня в самый дальний отдел.
Там тоже стоял рабочий стол, но меньшего размера.
Девушка поставила на него фонарь, взялась за край крышки и потянула на себя, отодвигая стол от стены. Затем снова взяла фонарь и, подойдя к стене, пошарила рукой по каменной кладке.
Отыскав нужный кирпич, Люче вытащила его и нажала на тайный рычаг. Стена сдвинулась, открывая небольшую нишу с полками. Это был ещё один стеллаж, но скрытый от глаз.
Люче указала подбородком на полки.
— Что ты видишь?
— Ничего. — Я пожал плечами.
Здесь ничего не было. Полки стояли пустыми — совершенно свободный секретный отдел библиотеки.
— Когда отец погиб, и моему брату внезапно пришлось стать директором школы Трон-Стронг, мы обнаружили эту нишу. Полки и тогда были пусты. Можно было подумать, что здесь никогда ничего и не было, но это не так. Стеллаж был полон научных трудов нашего отца, которые он сжёг. Здесь мы обнаружили только пепел и то, что случайно упало на пол, не догорев до конца…
Люче открыла верхний ящик отодвинутого стола и вынула папку из картона.
Та наполовину была обожжена. Внутри ничего не сохранилось: листы были либо вырваны, либо полностью обуглены, а вот нижняя часть обложки осталась целой.
Девушка поднесла фонарь ближе к папке.
— Посмотри.
Там чётко выделялся нарисованный от руки знак двух перекрещенных стрел.
— Это сделано рукой отца, его пером и его чернилами.
Я внимательно осмотрел символ.
— Значит, здесь ваш отец хранил свои исследования, которые помечал знаком, так? А потом он зачем-то их сжёг?
— Похоже на то, — кивнула Люче. — Ни я, ни Альмагор не знаем, что именно было в тех бумагах. Отец никогда не рассказывал о своих тайных исследованиях. Мы даже не знали о существовании этого отдела библиотеки. Альмагор случайно его обнаружил, когда тут ремонт делали.
— А зачем твой брат поставил этот знак на книгу «Виды и расы ратников»?
— Возможно, это была дань уважения отцу.
— Возможно… — задумался я. — Профессор Зойт, кстати, сказал мне, что читал все научные труды вашего отца, даже те, которые тот сжёг.
— Правда?..
Голос Люче вдруг охрип.
Не было сомнений: она подумала о том же, что и я. Только догадка оказалась настолько чудовищной, что никому не хотелось произносить её вслух.
Всё указывало на то, что Остадар Стронг — именно тот человек, который в своих научных трудах описал магию множественных материй, но поняв, насколько она разрушительна, сжёг все работы и любые упоминания о ней.
Тогда он ещё не знал, что информация уже попала в руки других магов. Скорее всего, через профессора Зойта. Вот почему Остадар Стронг начал так отчаянно бить тревогу, когда ударили первые ураганы, и появился учёный, назвавший себя мастером Нимандом.
Единственное, в чём так и не признался Остадар Стронг — что страшную магию создал именно он, а не Ниманд. Тот взял уже готовый научный труд и присвоил его.
Итог получился ужасный.
Остадар, его жена и новорождённая дочь погибли от им же созданной магии, а если рассуждать совсем прямо, то он сам и убил свою семью.
Люче вдруг покачнулась и повалилась на те самые пустые полки в нише.
Я вовремя подхватил девушку и прижал к себе.
— Мне жаль, Люче…
Ну что я мог ещё ей сказать? Опять: «Мне жаль». Для неё это было потрясение посерьёзнее, чем для меня.
Она уткнулась носом мне в грудь и замерла. Так мы простояли несколько минут: я прижимал Люче к себе, крепко обнимая её, а она неподвижно стояла, опустив руки.
Когда девушка подняла на меня глаза, в них не было слёз.
— Я всё расскажу Альмагору сама. Надеюсь, он не возненавидит отца после этого.
Кивнув, я убрал руки, и Люче отстранилась. Она забрала фонарь и вновь закрыла потайную нишу.
Мы прошли обратно в начало библиотеки.
По дороге я будто ненароком обронил фразу насчёт легенды о ратнике, который смог освободиться от Каскадов. Оказалось, Люче ничего об этом не знала, но посоветовала уточнить у учителя Сато.
— Он знает всё о взаимоотношениях мага и ратника, а не только бьёт студентов посохом по голове, — добавила она уже около двери.
Мы опять затихли.
Это молчание не казалось неловким, оно будто напросилось само собой.
— Знаешь, Киро, — снова заговорила Люче, — сегодня я ждала тебя, чтобы ответить на твои вопросы, но в итоге ответила на свои собственные. Это правда горькая и неприятная, но, возможно, именно она поможет нам исправить ошибки моего отца. А сейчас сосредоточься на тренировке, тебе важно освоить четвёртую высоту и опробовать в бою новый Драконий доспех. Только Творцы знают, каким он будет, а завтра утром узнаешь и ты.
Я покинул библиотеку и учебный чертог со странным ощущением умиротворения.
После встреч с Люче оно возникало почти всегда, даже когда сестра директора сообщила о моей смерти от руки брата, я ощутил жуткое спокойствие. Рядом с ней всё казалось уже предсказанным и решённым.
Главное, чтобы это обманчивое чувство не притупляло осторожность. Люче сказала, что я погибну от руки брата. Забавно будет, если я подохну раньше, например, упав с балкона. Вот смеху-то будет…
В мыслях о собственной смерти, я добрался до общежития. Спокойное состояние не испортили даже панические речи Майло и Зака.
Парни до сих пор не пришли в себя после происшествия в баре. Вечеринка магов яда, чан с хлопьями, танцы, пунш — всё забылось сразу, а вот паника осталась надолго.
— Буф так орал, что я думал, он нас в пол закатает! — продолжал возмущаться Майло, меряя шагами комнату. — Мы ему еле объяснили, что произошло. Правда, сами ничего не поняли. — Он с претензией уставился на меня. — Ну и что за мастер Ниманд такой, а? И почему он сказал про ураганы и про тебя? Ты не пояснишь, раз уж был упомянут?
Я улёгся на кровать, подложив руки за голову и уставившись в потолок.
— Говорю же, завтра вам всё пояснит директор, а я не хочу в это лезть. Сам мало что знаю.
— Ну конечно, — не поверил Зак. — Та бычья башка из песка просто так бы про тебя не говорила. И ты, кстати, даже не удивился тем угрозам, как и твой ратник.
Майло подошёл и навис надо мной с зажатым кулаком.
— Колись, Киро. Не думай, мы не боимся тебе помогать, даже под страхом смерти. Ты поперёк горла не только у врагов, но и у друзей, поэтому тебе легче помочь, чем от тебя избавиться.
Он сказал это так серьёзно, что ему самому стало смешно. Не сдержавшись, Майло усмехнулся, его рожа расплылась в улыбке.
— Если бы тебе предложили учиться в более крутой школе, ты бы согласился? — спросил я, внимательно наблюдая за его последующей реакцией.
Улыбка слетела с лица Майло.
Он переглянулся с Заком.
— Разве есть что-то круче Трон-Стронга?
Зак тоже растерялся.
— Может, он насчёт того, что сказала бычья голова? Она призывала студентов примкнуть к какой-то школе.
— А что насчёт Ниманда говорят остальные студенты? — спросил я.
Майло снова посмотрел на Зака. Кажется, новость он собирался выдать паршивую.
— Слухи разнеслись мгновенно по всем Кварталам и Факультетам, — ответил он. — Далеко не все поверили в ураганы, но вот некоторые студенты усомнились в методах обучения Стронга, а ещё посчитали, что твоё присутствие сильно влияет на безопасность школы. Мол, если ты такой ценный и желанный для врагов директора, то пусть он держит тебя отдельно от всех. Где-нибудь вне школы. Так они говорят.
— Таких студентов немного, кстати, — добавил Зак. — Остальные плевать хотели на угрозы какой-то рогатой головы из пугалки.
— Ясно, — нахмурился я.
Чего ещё можно было ожидать? Реакция вполне логичная. Насторожиться, усомниться, испугаться. Этого Ниманд и добивался. Посеять панику и сомнения, продемонстрировать силу и позвать за собой, намекнув, что его путь к спасению единственно возможный.
Зак развёл руками.
— Теперь всех посетителей Трон-Стронга будут строго и тщательно досматривать. И с сегодняшнего дня любые школьные мероприятия проходят без зрителей. Родительские собрания и свидания тоже под запретом. На неопределённый срок.
Ну вот.
Ещё и это.
Запрет, может, поначалу и отгородит студентов от внешнего влияния, но то, что планируется с подачи Ниманда и под крылом Скендеров, одними запретами уже не остановить.
Впервые за десять лет у легендарной школы Трон-Стронг появился серьёзный конкурент.
Ирония в том, что новая школа планировала тайно вербовать самых преданных студентов и обучать их тому запретному виду магии, которую когда-то создал Остадар Стронг и от которой он так хотел избавиться…
* * *
Рано утром Эмиль с серьёзным и немного трагичным лицом оповестил всех о внеочередном собрании в главном зале учебного чертога.
Все уже догадывались о причине срочного сбора студентов.
Глядя сегодня на них, я понял, что вчерашнее крошечное событие породило настоящий раскол среди учащихся. Кто-то всё ещё верил Стронгу, ну а кто-то, наоборот, шёл на собрание с явным намерением вывести директора на чистую воду и потребовать объяснений. Многие просто сомневались.
Напряжение росло.
В главном зале собрались учащиеся всех Факультетов. При этом впервые сюда принесли целый ряд трибун для выступлений и выставили охрану по периметру. Этих крепких парней в чёрной форме я уже замечал на стадионе, когда Адриана Скендера и его братца Сида поймали на использовании дымчатого яда.
Студенты шептались и нервничали, но когда появился директор, все сразу заткнулись.
Стронг вошёл в зал стремительным шагом, как всегда. Вместе с ним явились и преподаватели. Не все, но многие. Среди них — и профессор Соломон Спиро, и учитель Сато, и даже медлительная каракатица Парнилла Грид.
Были и координаторы. Причём трое, а не четверо (в Квартале Кэрулим после отчисления Адриана Скендера так никого и не появилось). Возможно, студенты посчитали это место приносящим беды. Холли Пэн погибла, а Скендер был избит на тренировке, а потом с позором отчислен.
Преподаватели заняли места за трибунами, но первым слово взял директор.
Он не выдержал паузы, не изобразил строгость и пафос. Он просто выдал всё без заминки, жёстко и быстро (возможно, Люче уже успела рассказать ему про тайну отца, оттого он был ещё и напряжён).
— Буду честен, — начал Альмагор Стронг, — я давно готовил это собрание, но вчерашнее событие в баре «Красный Скорпион» ускорило нашу встречу. У меня для вас несколько известий. Первое. Мир действительно находится под угрозой новых ураганов, но куда они ударят, неизвестно.
Реакция последовала моментальная.
Студенты подняли шум. Кто-то завопил: «Я так и знал! Я же говорил, а вы не верили!», кто-то схватился за сердце, кто-то нахмурился, кто-то усмехнулся и покачал головой, кто-то попытался задать директору вопросы.
Он оборвал всех, повысив голос:
— Второе! Мы можем избежать катастрофы, уничтожив того, кто готовит нашествие ураганов. Его имя мастер Ниманд. Этот человек и его помощники угрожают миру хаосом, применяя свою разрушительную магию. Эта магия должна перестать существовать как вид силового применения райфу. Её распространение под запретом императора!
И снова поднялся шум.
— Что за магия?
— Она сильнее обычной?
— Почему Ниманд вызывает ураганы? Он ведь и сам пострадает.
— Да не пострадает! Он себе местечко спокойное присмотрел, и все, кто с ним пойдёт, тоже не пострадает!
Директор резко повернул голову к тому, кто это сказал, и отыскал взглядом неказистого толстяка в жёлтой форме Квартала Флаво. Круглые очки придавали его щекастой физиономии ещё более шарообразный вид.
— Вы действительно так считаете, адами Лерой? — уточнил директор у парня.
Тот прокашлялся, готовясь выдать речь, а я всё никак не мог вспомнить, где уже слышал фамилию Лерой.
И тут он напомнил сам:
— Моя мать, Председатель Комиссии по вопросам образования Атласа, Кармэ Лерой, уже инспектировала школу Трон-Стронг и отметила упадок. Она всегда говорит, что разумнее быть с тем, кто сильнее, а у Трон-Стронга уже давно проблемы, и мы это знаем. Вам не хватает финансирования, так как императорская казна исхудала. Если бы была альтернатива, я бы сам отчислился. И тут возникает вопрос. Может быть, другая магия не так уж разрушительна, как вы пытаетесь нам донести? Может быть, вы просто боитесь конкурента, более великого мастера, чем маг шестой высоты?
Стронг спокойно выслушал пацана.
У меня сложилось ощущение, что свою речь тот заучил, чтобы выдать её вот так, на собрании, посеяв ещё больше сомнений среди студентов. Наверняка, сделал он это с подачи своей мамаши, которая странным образом не увидела связи между новой школой Скендеров и мастером Нимандом.
Директор был готов к такому повороту, поэтому припас железный аргумент.
Он прищурился и громко потребовал:
— А теперь поднимите руки те, чья семья пострадала от прошлых ураганов! Те, кто потерял родителей, брата, сестру или других родных. Те, кто потерял свой дом. Поднимите руки те, кому пришлось бежать в другой фрактат, бросив всё. И те, кто подвергся нападению во время мародёрства. И те, кто обнищал. И те, кто заболел. И те, кто голодал и искал приюта. Поднимите руки!
Сначала все замерли с печалью на лицах, а потом начали поднимать руки. Много рук. Откликнулись почти все, в том числе, и приглашённые преподаватели.
Стронг оглядел зал с трибуны и продолжил стальным голосом:
— Что ж, мастер Ниманд предупредил вас о новых ураганах, друзья. Значит, он не скрывает того, что и прошлые ураганы — его рук дело. Он гордится собой и тем, что сделал с вашими семьями. Он смеётся над вами, ожидая, что вы великодушно простите его за прошлые разрушения. Он угрожает вам, он играет с вами! И при этом зовёт за собой, учиться убивать другие семьи. Такие же семьи, как ваши! Рушить дома. Такие же дома, как ваши! Даже тёмные отбросы прислушались к угрозе, исходящей от мастера Ниманда, а ведь многие из вас считают их глупыми созданиями. И кто на самом деле глуп? Неужели вы готовы растоптать свою память, свою честь и позволить Ниманду разрушить вашу жизнь повторно?
Вопрос повис в воздухе.
Ответом директору стала тяжёлая тишина.
Студенты молча опустили руки. Даже толстяку Лерою не нашлось, что возразить на речь Стронга. Каждая семья хранила свою трагедию.
Всего несколько человек не подняли руки. Счастливчики, которым повезло отделаться лишь лёгким испугом, но даже они смотрели на остальных с сочувствием, понимая, какой масштабной была всеобщая беда.
— А теперь, — веско произнёс Стронг, — объединимся в борьбе с единым врагом и сделаем так, чтобы новых ураганов не случилось. С нами армия Атласа, с нами император, с нами…
— Киро Нобу! Он ведь ваше оружие? — вдруг ахнул один из магов яда (его я видел на вечеринке). — Вот почему мастер Ниманд пригрозил тем, кто будет ему помогать?
Я до последнего надеялся, что меня обойдут стороной, но не вышло.
Всеобщее внимание опять обрушилось на мою многострадальную персону, и скромное место в углу зала никак меня не укрыло.
— Вы все — моё оружие! — громогласно объявил Стронг. — Вы все — сила, которая ослабит Ниманда и его свиту! — Он отыскал меня глазами и добавил уже тише: — Ну а Киро Нобу — тот, кто совершит решающий удар. Неужели, зная это, вы всё ещё сомневаетесь в том, помогать ли ему?
— Мы не сомневаемся! — выкрикнули сёстры Нобу и подняли руки, вытянув их вверх над головой.
Тут же отозвались Йорго, Гровер, Майло, Обри, Зак, Триш, Балб. И это только те, кого я знал. Шли секунды, руки снова поднимались и поднимались.
Все координаторы, все преподаватели и почти все студенты.
Почти.
Нашлись и сомневающиеся — те, кто заглядывал в сторону толстяка Лероя и перспектив, о которых говорила его высокопоставленная мамочка. Правда, из всей школы таких набралось человек десять, не больше. В основном те, кто не пострадал от ураганов.
— Так поможем Киро совершить решающий удар! — Директор снова повысил голос. — Сделаем всё, что в наших силах! Киро Нобу готов рискнуть ради нас, и мы отплатим ему верностью, защитой и поддержкой!
Пока он это произносил, я стоял в углу, под прессом взглядов, молча оглядывал толпу студентов и мечтал придушить Стронга с его пафосными речами.
Ну спасибо, господин директор.
Вы не оставили мне выбора и водрузили на пьедестал, как героя, потому что хоть кто-то должен им быть. Отличный герой! Почему нет? Такой же студент, как остальные, да ещё и с изъяном, весь из себя загадочный и необычный. Ну рыцарь, как ни поверни.
Стронг вдруг улыбнулся и добавил:
— Киро Нобу, кстати, только что опоздал на занятие, как и его тренер. Он ведь тоже не сомневается.
Директор спустился с трибуны и, ни на кого не глядя, направился к выходу.
Намёк был понят сразу: я устремился за Стронгом, наконец-то оставив за спиной любопытные взгляды. Вслед нам раздались аплодисменты. Перед тем как дверь зала захлопнулась, я успел услышать, что слово взял профессор Спиро и принялся рассказывать о новом расписании занятий.
Стронг ждал меня в пустом холле, у самых ворот.
— Пришлось выставить тебя напоказ, — сказал он, вздохнув. — Это случилось слишком рано, но скрывать уже было нельзя. Паника и раскол общества не за горами, а нам нужно как можно больше союзников.
Я подошёл к директору.
- Вы ведь знаете, что все силы на поиск Ниманда я брошу только после того, как получу своё.
- Всё, что я обещал, уже готово, - ответил он, выходя на крыльцо. - А теперь вернёмся к тренировке. Она важна как тебе, так и мне.
Я думал, что мы отправимся на стадион, но директор зашагал к школьному порталу, сообщив мне как бы между прочим:
- Для твоей тренировки здесь слишком мало места…

Книга 4. Эпизод 6.

Альмагор Стронг так и не сказал, куда мы отправляемся.
Ворота школьного портала захлопнулись. Директор молча уставился перед собой и погрузился в мысли. Не хотелось его тревожить, но я не смог промолчать.
— Извините, адами Стронг, давно хотел спросить у вас насчёт школьного портала. Он такой один или есть ещё подобные?
— Такой — только один, — ответил Стронг, не поворачивая головы и, кажется, даже не вылезая из своих раздумий.
— Значит, есть другие, не похожие на этот?
Всё же я его допёк, и он повернул голову.
— Нет, других нет. Он единственный. Этот портал я смог создать лишь на шестой высоте, объединив две сложнейших техники. Ранговую технику шестой высоты Пространственный маршрут и внеранговое заклинание небула. Часть того, что ты видишь вокруг себя — это всего лишь иллюзия, украшающая перенос по Пространственному маршруту. Настоящие здесь только скамьи, пол, ворота и крыльцо.
Я оглядел копию холла Трон-Стронга с белыми стенами, высокими потолками, фонтаном и статуей основателя школы — значит, всё это небула? И внешний вид замка с башнями и флагами — тоже небула?
— Почему же тогда не пахнет мёдом, как обычно при создании небулы?
— Потому что она совмещена с другим магическим умением. На самом деле, сейчас ты стоишь на открытой площадке и никуда не движешься. Ты исчезаешь в одном месте и появляешься в другом, но тебе кажется, что твоё тело существует внутри портала при перемещении. Так привычнее для всех.
— А как именно выстраивается Пространственный маршрут?
Стронг усмехнулся.
— Вот как только получишь шестую высоту, так сразу узнаешь. Тебе ещё рано об этом думать.
— То есть вы хотите сказать, что на шестой высоте я тоже смогу создать такой портал? Свой собственный?
— Сможешь, если освоишь ранговую технику. — Видя мою реакцию, Стронг покачал головой и добавил: — Но сосредоточься пока на четвёртой высоте. Сегодня тебе понадобится всё твоё мастерство.
— Да, это обязательно, но пока мы перемещаемся, я хотел спросить ещё кое-что.
— И что же?
Настроение Стронга изменилось: возможно, он уже догадался о причине моего вопроса, потому что стал хмурым и напряжённым. В такие моменты чёрная повязка на его глазу сразу меняла весь его вид с колоритного на угрожающий, но я всё равно задал вопрос — спросить было важно:
— Вы тоже считаете, что магию множественных материй на самом деле создал ваш отец Остадар Стронг, а Ниманд просто присвоил его научный труд?
Стронг снова отвернулся и уставился на ворота.
— Пока не знаю, Киро, но всё указывает на то, что было именно так. Если бы до увольнения профессора Зойта я знал, что тот читал сожжённые труды моего отца, то я бы заставил его рассказать, что тогда случилось, и как Ниманд заполучил информацию. Но, увы, Зойт нам уже ничего не расскажет.
— Думаете, он всё-таки погиб в озере Уомор?
— Пока я не увижу его труп, я не поверю в его смерть, — ответил Стронг, и в этом наши мысли совпадали. — Профессор Зойт был искуснейшим донором силы, как и мой отец. Они оба владели пятой высотой, на тот момент наивысшим рангом. Когда-то Зойт считался лучшим преподавателем Трон-Стронга. Ещё при жизни моего отца он читал лекции по Теории уровней, а при мне преподавал то, что сейчас преподаёт учитель Сато. Маг-медитацию, занятия по видовому разнообразию ратников, а также взаимодействию мага и его призванного духа-воина. Зойт изучал ратников и плотно исследовал эту область вместе со мной. Скажу честно, он тогда мне помог, мы вместе написали учебник.
— И поставили на обложку символ перекрещенных стрел, — вставил я очень вовремя.
Стронг кивнул.
— Это была моя идея. Когда мы с Люче нашли ту обгоревшую папку, тайные исследования отца стали для нас открытием. Я посчитал, что, поставив символ на книге, я впишу имя отца и в свои исследования, ведь магия призыва ратников создавалась в нашей школе с нуля. Мне хотелось, чтобы отец гордился мной…
Директор смолк.
— Он бы гордился, — добавил я.
— Нет, — горько усмехнулся он. — Если бы мой отец узнал, что я отпустил Зойта, он сказал бы, что я беспросветный идиот. Порой отец был резок и не выбирал выражений. Ну а я бы в ответ сказал ему, что идиотом был он, раз позволил собственным исследованиям убить его же самого, а заодно и нашу семью. Люче слишком любит отца, чтобы винить его, ну а для меня он…
Директор опять замолчал, а потом резко переменил тему:
— Ты наверняка хочешь знать, за что я уволил Зойта?
Я закивал.
Мне, если честно, не меньше него хотелось переменить тему. Душевные переживания Альмагора Стронга насчёт отца касались только его одного, и лезть к нему в душу не особо хотелось.
— Всё просто, — сказал он. — Руф Зойт начал вести дополнительные занятия для студентов, которых отбирал сам. На этих занятиях он отошёл от утверждённой программы обучения по предмету. Это открылось позже, когда одна из студенток сообщила мне о том, чему на самом деле обучает Зойт. Он говорил, что Творцов необходимо заставить изменить условия использования ратников. Мол, маг не обязан относиться к ратнику трепетно и считать его полноценным партнёром в бою. Зойт учил, что ратник — это раб мага, его собственность, а если это раб, то им можно пользоваться, как угодно. Вплоть до того, чтобы за деньги сдавать его в аренду другому магу, наказывать за провинности и возвращать в Каскады, если что-то в нём не устроило, а потом брать себе другого ратника. Он говорил, что духи-воины — всего лишь вещи, а ритуал избрания ратником своего мага — чушь. Ратник принадлежит магу безраздельно.
Я тут же представил, что Белая Сова принадлежит мне безраздельно. Мне и только мне.
Странное возникло ощущение.
Я ведь уже пытался сделать её своей, когда не пускал в Каскады. Кончилось всё истощением ратника, но желание присвоить Сьюн всё равно никуда не делось, даже при том, что я никогда не считал её вещью.
— Зойт пытался вложить в головы некоторых студентов первого курса все эти мысли, пока его не уволили, — продолжил Стронг. — Это произошло зимой, а примерно через пару недель после этого мы раскрыли полумага Пилигрима. Та зима была богатой на неприятные события. Зойта уволили с позором, однако одна ученица всё же прониклась его идеями. Ту девушку звали Хилар Волькири.
— Дочь охотника Фламера?
— Да. Его единственная дочь. Когда в прошлом году мы открыли новый Факультет Ратников, она поступила на него одной из первых. Её отец души в ней не чаял, поддерживал её во всём и гордился её успехами. Она была одной из лучших.
— Она ведь пропала, да?
— После позорного увольнения профессора Зойта она проучилась ещё два месяца, а потом отправилась на весенние каникулы домой, но у родителей так и не появилась. Никаких следов, ни записки. До сих пор её никто не видел. От горя слегла её мать, а после смерти жены Фламер поклялся отыскать дочь, живой или мёртвой. Найти хоть какое-то упоминание о девочке, чтобы понять, что с ней случилось.
— Похоже, она перешла на сторону Ниманда вместе с профессором Зойтом, потому что на озере Уомор он о ней упоминал. Теперь Волькири думает, что она у Ниманда…
И тут от нехорошей догадки меня вдруг пробрал мороз.
— А что стало с её ратником? Она ведь тогда владела ратником, верно?
В глазах Стронга появилась тревога.
— Да, у неё был ратник. Его звали Мортен, он принадлежал к расе рыцарей-всадников. Мортен исчез вместе с Хилар и с того времени в Каскадах больше не появлялся. Истощился и погиб.
Мороз продолжал гулять по моей коже.
— А вдруг не погиб? — покачал я головой. — Вы ведь знаете легенду о ратнике, который освободился от Каскадов и при этом выжил? Может, с Мортеном произошло то же самое?
Стронг пронзил меня жутковатым взглядом.
— Полный отказ от Каскадов означает только одно. Смерть ратника.
— Верно. Смерть ратника. А потом его воскрешение свободным…
— Нет, это даже не обсуждается, — оборвал Стронг, продолжая сверлить меня взглядом. — Надеюсь, ты не собираешься вот так освобождать Белую Сову? Ты просто убьёшь её. Даже не вздумай.
Я не ответил и не стал больше ничего уточнять, чтобы не подставлять Кезария, который так просто бы не разоткровенничался со Сьюн. Зато Альмагор Стронг не хотел откровенничать, однако его реакция ещё раз доказывала, что сказал он далеко не всё.
Полминуты спустя меня снова охватило морозом от ещё одной нехорошей догадки.
— Получается, что Хилар Волькири училась на одном курсе с полумагом Пилигримом, да?
Тревога на лице Стронга стала ещё заметнее.
— Да, они учились на одном курсе, но я не видел, чтобы они общались. Пилигрим вообще мало с кем общался. Он был поглощён учёбой и тренировками, чтобы успеть поднять уровень, пока его не обнаружили. Он был рождён сильным вурром, но у нас смог стать ещё сильнее, обретя духовный опыт, силовое мастерство и знания.
Я задумался.
— Странно, что полумаг вообще смог призвать ратника, вы так не считаете? Профессор Спиро говорил на лекции, что существа с чёрной меткой райфу не имеют такой возможности, а красная метка Пилигрима была всего лишь маскировкой. Она ведь не была настоящей, тогда как он призывал Сьюн?
— Эту тайну Пилигрим забрал с собой в Гнездовье, — мрачно ответил Стронг. — Никто из профессоров так и не смог объяснить, как у полумага такое вышло, но медальоном призыва он пользовался, как маг, поэтому так долго и не был обнаружен.
Меня кольнуло паршивое предчувствие, но я не стал произносить его вслух.
При нападении на школу Пилигрим очень хотел забрать мой медальон призыва, а потом, когда всё-таки забрал, то попытался уговорить Сьюн отказаться от меня и пойти с ним.
Что он там ей говорил?
«Пора тебе вернуться к своему бывшему доминату, Белая Сова. Нам нужен ратник. Я разовью тебя до шестой высоты. Второй раз предлагать не буду. Единственное условие — ты больше не вернёшься в Каскады».
Да, так он и сказал.
Ты больше не вернёшься в Каскады.
А потом, когда Белая Сова послала его цфукрчч..., он добавил, что на всякий случай присмотрел себе другого ратника. Неужели тем другим и стал ратник исчезнувшей Хилар Волькири?
С другой стороны, как полумаг собирался поднять уровень ратника до шестой высоты, не являясь магом, да ещё и без одобрения Творцов? Что за штуковина?.. Ничего не пойму. Надо бы обсудить это со Сьюн, но лучше без участия Стронга, чтобы не добавлять ему головной боли. Может, я зря паникую, и всё это никак не связано друг с другом? Пилигрим сам по себе, профессор Зойт сам по себе, а дочь Волькири сама по себе?
Интуиция подсказывала, что если копнуть глубже, то вскроется куча дерьма.
Сьюн почему-то хранила тайну отношений с Пилигримом, скрывая подробности даже от меня, не то что от Стронга. Ещё в лагере в Юбрионе она обмолвилась, что знает о своём бывшем доминате что-то такое, чего не знают остальные…
— Ну что, готов к тренировке? — оборвал мои мысли Стронг.
Он первым шагнул к воротам портала.
— Ещё бы! — Я тут же отодвинул раздумья о Пилигриме на второй план.
Мне не терпелось ощутить мощь четвёртой высоты и оценить свой новый доспех, как и броню Сьюн.
Когда ворота портала распахнулись, я ожидал увидеть всё, что угодно, но никак не беспросветную темень туннеля…
* * *
— Этот ход в скале когда-то был безопасным, но уже давно не используется, ближайший городок несколько лет как опустел, — объявил директор, спускаясь с крыльца портала и останавливаясь около входа в туннель. — Этот путь называли Коридором Слёз. Здесь мы и начнём тренировку. Отличное место.
Я с опаской оглядел темноту впереди. Принюхался: пахло влагой, подгнившей тиной и трупной сладостью. Отличнее местечка не придумаешь — узко, темно и зловонно, прямо как в огромной заднице…
— Вы же сказали, что для тренировки нужно много места.
— Это лишь начало. Как только мы пройдём коридор и выйдем на другую сторону скалы, ты всё увидишь. Там тоже отличное место.
Что-то не верилось мне во всякие отличные места. К тому же, с собой мы ничего не взяли: ни переносных фонарей, ни факелов. Портал остался ждать позади, загораживая собой остальную местность
Директор окинул взглядом арку входа и отправился под высокие своды Коридора Слёз, укреплённого гранитными кирпичами. Стронг не торопился. Продолжая размеренно ступать сквозь сгущающийся мрак, он произнёс заклинание. Очень знакомые строки, кстати. Внеранговое заклинание Зелёных фонарей, которое я использовал для ослепления врага.
Стронг шептал его на ходу, и чем дальше мы шли, тем громче его голос отзывался в каменных сводах туннеля, и тем обильнее капало с потолка. Ледяные капли били по плечам, макушке и лицу, попадали за шиворот. Под подошвами ботинок шуршала каменная крошка, и хрустели ветки… или не ветки?..
— Это кости скалистых чаек и мелких грызунов, — объяснил директор, когда в очередной раз под его ногой хрустнуло.
— Чаек? — удивился я. — Значит, мы на берегу моря?
В этот момент вереница огней ворвалась в туннель со стороны входа и послушно последовала за Строгом, гирляндой зависнув под потолком.
— Фонари не ослепляют, если маг не указывает на врага, — пояснил директор, — поэтому можно использовать их как освещение. Нужен лишь доступ к открытому небу, чтобы фонари смогли до тебя добраться.
Зелёное сияние осветило коридор, открывая глазам заваленный полусгнившими костями пол. Стены заблестели влагой: она собиралась в ручейки и стекала в углы туннеля, образуя лужицы и более крупные ручьи.
Теперь понятно, почему он назывался Коридором Слёз. Вокруг всё текло, и хотелось разрыдаться от желания свалить отсюда прямо сейчас.
— Этот туннель ты должен пройти без Белой Совы и доспеха, — сообщил Стронг. — Я хочу сначала увидеть твои навыки как мага, а уже потом как ратника. Задействуй все ранговые техники, какие тебе доступны. Но перед этим мы должны остановиться вот здесь…
Директор вытянул руку и указал на два выступающих пьедестала с круглыми площадками наверху. Они размещались у противоположных стен туннеля — совсем небольшие, диаметром не шире метра, зато высотой около трёх метров. На площадку вела выложенная из кирпичей винтовая лестница.
— Эти пьедесталы сделаны специально, если на путников нападёт местная живность. Отсюда удобней отбиваться. Здесь тоже отличное место.
Я вздохнул. Этих отличных мест тут просто завались.
— Итак, ты забираешься на правую площадку, я — на левую, — объявил Стронг и сразу же отправился к одной из лестниц.
Я оставил лишние вопросы и проследовал к правой площадке, быстро забрался по ступеням наверх. Стронг уже стоял на другом пьедестале.
— А теперь помедитируем. — Он уселся в маг-медитационную позу, как это делал на уроках учитель Сато, и опять посмотрел на меня, ожидая, когда я тоже усядусь.
Я окинул взглядом туннель внизу: пол, усыпанный костями, лужи в зелёном свете, мокрые стены, грязь. Ну просто красота. Лучше места для умиротворения не найти.
— А драться мы разве не будем?
Стронг приподнял бровь.
— Ты ещё успеешь получить синяков, но сначала нужно помедитировать. Сила высокого ранга имеет свойство выходить из-под контроля, поэтому нужно сначала её ощутить и духовно объединиться со своим ратником, даже его не видя.
Я не стал спорить и уселся в маг-медитационную позу.
Объединиться так объединиться.
— Отлично, — тихо сказал Стронг, зорко глядя на меня. — А теперь закрой глаза. Учитель Сато обучал вас, как входить в состояние маг-медитации и прощупывать состояние ратника. Этим ты и займёшься.
Я усмехнулся, вспомнив про «входить и прощупывать», но под суровым взглядом Стронга снова изобразил серьёзность.
— Ты должен увидеть боевое состояние своего ратника, его настрой, его ауру и разглядеть малейшие бреши в его защите, даже когда он не призван. На четвёртой высоте ты способен сделать это легко. Попробуй.
— А Сова поймёт, что я на неё смотрю и… ну… прощупываю?
— У тебя высокий ранг и сильное единение с ратником. Она должна ощутить твой медитативный взгляд сразу же, даже находясь в Каскадах.
Я сделал всё, как говорил на уроках учитель Сато: сначала сомкнул пальцы щепотью, положил запястья на колени, расслабился, прислушался к дыханию в животе, прикрыл глаза.
Сьюн я ощутил почти сразу.
Перед внутренним взором возник знакомый девичий силуэт, созданный из света. И судя по виду этого силуэта, с Белой Совой всё было в порядке: крепкая аура, отличный боевой настрой, ни одной бреши в защите. Хоть сейчас тащи её в бой.
— Она тоже тебя видит, — услышал я голос Стронга.
И правда, силуэт Сьюн повернул голову и посмотрел на меня. Приятные мурашки пронеслись по телу, и чем дольше продолжался медитативный контакт с моим ратником, тем больше я ощущал в себе прилив силы.
— А теперь посмотри, что с тобой происходит, — продолжал инструктировать директор.
Я открыл глаза.
Как оказалось, Зелёные фонари уже не горели, но в коридоре всё равно было светло. Я не сразу сообразил, что мерцанье исходит от меня. Точнее, от моей ауры. Красная туманность вокруг моего тела осветилась, будто озаряя мрак туннеля внутренней энергией.
Стронг снова заговорил:
— Твоя силовая аура стала вдвое мощнее. Твой навык Оковы воли готов к прикосновению с монстрами большого круга. Твой Фантомный покров обрёл четвёртый слой. Твой Охотничий взгляд теперь видит не только горгунов и малых монстров с аурой, но и сильф, а также монстров среднего круга. Радиус просмотра увеличился вдвое. И самое главное. Твой Шквальный урон готов к применению. Сейчас ты маг, который способен видеть врага издалека и убивать его на расстоянии.
От ощущения силы стало жарко, и вспотели ладони.
Я приготовился действовать, но директор охладил мой боевой настрой. Он поднялся на ноги и объявил:
— Твоя задача смотреть и запоминать. Я покажу тебе, как ты всё это будешь применять, и постараюсь уменьшить силу, чтобы было похоже на четвёртую высоту.
Он распахнул плащ, вынул из ножен на поясе меч и ткнул себе в ладонь. Затем вытянул руку вперёд, сжал ладонь в кулак и с высоты пьедестала капнул кровью на пол.
Клинок отправился обратно в ножны, а через несколько секунд в глубине Коридора Слёз послышалось рычанье, затем прогудел вой, донеслись многочисленные шаги. Казалось, по туннелю несётся многотысячная армия. Топот и скрежет ногтей о камни приближались.
Моя аура померкла, под потолком снова загорелись Зелёные фонари.
В их свете и появились кровососы.
Серые полуголые тела с вздутыми венами, лысые головы, сгорбленные позвоночники и молниеносные звериные движения. Твари заполонили туннель за считанные мгновения, прибежав на запах крови.
Стронг оглядел коридор, кишащий кровососами, и сделал точно такой же жест, какой я уже видел, когда мы расправлялись с аристократами в охотничьих угодьях Беллы Мориц.
Он выставил вперёд руки, будто прикладывал ладони к невидимому стеклу. Воздух расслоился перед ним, помутнел и зарядился силой, точно наэлектризовался, а потом вся эта лавина световой мощи устремилась в толпу рычащих кровососов внизу.
По тварям будто прокатились катком или смели топором.
Они завалились, как подкошенные, и это был Шквальный урон, от вида которого озноб по телу проступает.
Выжившие кровососы не разбежались. Они были настолько тупы и голодны, что полезли по трупам собственных сородичей прямо на смерть. Запах сладкой человеческой крови слишком их будоражил и лишал воли.
За ними из темноты туннеля появились более мощные особи, с крупными головами.
В отличие от мелких кровососов, это были твари с аурой, и на них Стронг продемонстрировал мне Оковы воли. Продолжая стоять на площадке, он одним движением отправил свою силовую ауру в толпу большеголовых, сразу подчиняя два десятка монстров.
У тех не было шансов.
Стронг неожиданно соскочил с пьедестала, выхватил меч и кинулся рубить застывших без движения тварей. На него тут же накинулись десятки вновь прибывших мелких кровососов. Директор будто их не заметил: Фантомный покров оказался не по зубам монстрам малого круга — они не повредили даже первый слой, хоть и вцепились в Стронга со всех сторон.
Он быстро добил группу большеголовых и опять принялся крошить мелких. Куски серых туш отлетали от него в разные стороны, воды Коридора Слёз окрасились в багровый.
В этот момент я заметил, что с другой стороны туннеля к Стронгу подбирается странная тварь.
Такой я никогда не видел.
Гигантская многоножка-личинка-гусеница с хитиновым панцирем подкрадывалась к директору со спины, перебирая лапами по изрубленным трупам. Я вскочил на ноги и дал команду браслету на «Разящий меч», приготовив клинок из маг-металла, но больше ничего не стал предпринимать.
Стронг просил наблюдать — вот я и наблюдал.
Многоножка тем временем приближалась к нему, и, судя по ауре, это был монстр среднего круга, но директор, казалось, не замечал его. Он разбирался с кровососами, уничтожая их десятками за один удар.
А проклятая гусеница приближалась.
Пятнадцать метров.
Десять.
Я приготовился прыгать и атаковать, а многоножка в это время ускорилась ещё больше.
Восемь метров.
Шесть. Пять. Четыре. Три…
За секунду до того, как я прыгнул, Стронг одним ударом с разворота всадил гусенице клинок прямо в маленький зубастый рот. Провернул внутри меч, выворачивая ей глотку, и произнёс заклинание Небесных огней.
Тварь передёрнула лапами, завизжала, свернулась в калач и завалилась на бок, как гигантская тракторная шина, а потом вспыхнула.
Стронг смерил её скептическим взглядом.
— Паутинная личинка, самая мелкая из монстров среднего круга, но неприятная.
Монстр наконец перестал дёргать лапами и затих.
Стронг слегка поморщил нос, получив духовный опыт, и, как ни в чём не бывало, продолжил добивать мелких кровососов и большеголовых, пока не уничтожил всех, кто сюда наведался.
Переведя дыхание, он вытер меч о штанину, отправил его в ножны и повернулся ко мне, задрав голову.
— Теперь я буду наблюдать, а ты поведёшь меня через туннель!..
Мы отправились дальше, оставив за собой горы обезображенных трупов и окровавленные своды туннеля.
Я двинулся вперёд, держа наготове меч из маг-металла. Стронг молча шёл за мной, как сторонний наблюдатель, принимающий экзамен.
На этот раз путь нам освещали Зелёные фонари, вызванные моим заклинанием. И если на третьей высоте я прилагал немалые усилия, чтобы контролировать Зелёные фонари, то на четвёртой почти не замечал напряжения. Вереница огней следовала за мной, как привязанная, а я при этом мог преспокойно заниматься другими делами.
Для начала я задействовал Фантомный покров; после него — Охотничий взгляд, чтобы постоянно сканировать пространство туннеля впереди и позади нас.
Так прошло около десяти минут.
Мой радар никого не засёк.
Прошло ещё десять минут. Никого.
Ещё пять. Никого.
— Скучновато что-то. Может, ускорить процесс? — Я остановился и посмотрел на Стронга.
Тот промолчал, продолжая оставаться наблюдателем. На его равнодушной физиономии читалось: «Даже если тебя будут рвать на части, я останусь в стороне. Это часть экзамена».
Ну и овощ с ним.
Недолго думая, я ткнул остриём меча себе в ладонь, сжал кулак и выдавил на каменный пол несколько капель крови.
Процесс действительно ускорился. Из глубины туннеля снова послышался рык. Я вышел вперёд, оставив Стронга за спиной и бросив ему:
— Вот теперь наблюдайте.
А сам устремился навстречу толпе кровососов, чьи серые тела показались из темноты. Меч был убран в браслет, и в бой пошёл Шквальный урон.
Господи, как же я о нём мечтал!..
Это ощущение не описать! Ты один надвигаешься на толпу монстров. Ты один, их сотни, а между вами — ничего, кроме твоей убойной силы, о которой твари даже не догадываются…
Прямо на ходу, я повторил жест Стронга: выставил руки перед собой, будто поставил ладони на невидимое стекло.
До столкновения с первыми рядами кровососов оставалось несколько секунд. Я продолжал идти, не опуская руки и толкая расслоившееся пространство перед собой. Мне подумалось, что так урон будет ещё сильнее, чем если посылать его из положения стоя.
Когда воздух наполнился искристой силой, я отправил его в приближающуюся толпу тварей, сам же снова активировал меч и бросился следом за световой волной.
Рык кровососов смешался с визгом и хрипом. Смертоносная лавина подкосила тварей моментально, уничтожив всех, кто был на расстоянии десятков метров.
Я побежал по трупам навстречу второй волне оголодавших тварей — большеголовых.
И снова: я один, а их много.
И снова ощущение непобедимости.
На этот раз в ход пошли Оковы воли. Моя силовая аура отправилась в толпу монстров, сковывая их ужасом.
Через пару секунд мой меч уже рубил головы неподвижным тварям, своды туннеля окатывались кровью, пол покрывался кусками изрубленной плоти, а зелёные огни бесстрастно освещали расправу над монстрами. Вонь стояла чудовищная, меч из маг-металла работал беспрестанно и с каждым ударом делал аромат ещё гуще.
При этом я не забывал и об Охотничьем взгляде: мало ли, вдруг вылезет ещё одна червеобразная многоножка. Кто знает, сколько их тут ползает…
Добив мечом большеголовых, я активировал кастет и расхлестал остатки мелких кровососов, что успели вгрызться в меня зубами, но их укусы не навредили даже первому слою покрова.
Я отдышался и отыскал глазами Стронга (он стоял у стены и наблюдал, сложив руки на груди).
— Ну что? Идём дальше?
Сделав несколько шагов вперёд, я вдруг увидел Охотничьим взглядом множество точек-врагов. Они маячили впереди, где-то через полсотни метров. Мой радар зафиксировал порядка тридцати монстров, почему-то неподвижных. К тому же, я никак не мог понять, какие именно это монстры. Скорее всего, они…
Мысль оборвалась.
Я подошёл ровно к тому месту, где должны были находиться враги, но их не было. Никого. Пустой коридор и всё те же кирпичные своды. Я нахмурился, повертел головой… и тут понял: а ведь кое-что изменилось!
С потолка почему-то не капало.
Я медленно посмотрел наверх, задрав голову. От увиденного похолодели внутренности. Под потолком на нитках паутины свисали личинки, свёрнутые в гигантские хитиновые калачи.
— Чфыртшшш… — прошептал я.
Столько монстров среднего круга в одном месте видеть мне ещё не приходилось.
Стронг моментально отошёл к стене, понимая, чем это светит, а вот я ничего не успел. Все три десятка тварей бесшумно и очень быстро спустились на паутине вниз и плюхнулись на пол, окружив меня со всех сторон.
Спасти мог Шквальный урон.
Мне вспомнилась скучнейшая лекция Парниллы Грид о Шквальном уроне. Она говорила, что его используют в бою не больше двух раз. Значит, возможность применить его ещё оставалась.
Ждать я не стал.
Снова выставил руки вперёд и крутанулся вокруг своей оси, отправляя лавину мерцающей силы по кругу, сразу во все стороны. До этого Шквальный урон легко косил кровососов насмерть, но сейчас не убил ни одну паутинную личинку, зато нанёс ранения сразу им всем.
Гусеницы остановились, приходя в себя после удара.
Правда, очухались они быстро.
Спустя пять секунд, все твари снова бросились на меня, зажимая в кольцо. Сотни лап застучали по каменному полу Коридора Слёз, и теперь всё зависело от быстроты моих движений, ловкости и точности удара. Хитиновую броню мне всё равно не пробить, но вот ноги у этих гусениц показались мне тонкими, особенно в суставе, ближе к животу. Ещё уязвимым местом была пасть, да и двигались ползучие твари не так уж шустро.
Я бросился на ближайшую многоножку, атаковав её Оковами и одновременно всаживая клинок ей в пасть.
В ход пошло заклинание Моментальной заморозки.
Секунда — и тварь покрылась льдистой коркой. Я бросился прямо под неё, ускользая от атаки других тварей и одновременно мечом перерубая тонкие ноги монстра с одного боку.
Гусеница завалилась набок.
Пока всё это происходило, остальные личинки атаковали с новой силой. Щитом мне послужила их обезноженная подружка. Я вскочил на её сколькое тело и снова применил Оковы воли.
Удар мечом в пасть, заклинание Огни небес — и тварь погибла сразу. Духовный опыт нахлынул резко, тело охватило ознобом, но мне было уже не до неприятных ощущений.
Гусениц навалилось слишком много.
Они скрежетали зубами, цепляли лапами, плевались паутиной, взбирались друг на друга, чтобы меня достать.
Спасал Фантомный покров, хотя урон по нему наносился приличный — первый слой исчез уже спустя пару минут интенсивной атаки. Я, как юркий акробат, уходил от укусов, ударов лапами и плевков паутиной. Уворачивался, вскакивал прямо на хитиновые спины и перепрыгивая с панциря на панцирь.
Стронг не вмешивался, продолжая наблюдать. На него я и не рассчитывал, нужно было решить задачу самому.
И тут я вспомнил, что под потолком всё ещё светят Зелёные фонари. Рука тут же потянулась вверх. Один взмах, указание на врага — и слепящая вереница устремилась в атаку, закружив сразу вокруг нескольких тварей.
Сработало!
Ослеплённые гусеницы полезли друга на друга, не разбирая пути. Столкнувшись, они не забыли оплевать друг друга паутиной.
Это навело меня на идею.
На то, чтобы дезориентировать всех тварей, ушло минут десять и пять атак Зелёных фонарей. Когда все твари измазали друг друга в липкой паутине, я снова использовал внеранговое заклинание. Вонзил меч в раскрытую пасть одной из тварей, пустил через клинок Моментальную заморозку, а следом Огни небес.
И снова сработало.
Взрыв был такой, что пророкотало даже под землёй, вздрогнул весь Коридор Слёз, от начала и до конца, жуткое эхо прогудело под потолком, размножилось и затихло далеко не сразу. Паутинные личинки разлетелись в клочья, густо осыпав своими останками всё вокруг. Осколки панцирей мне недурно изрезали третий слой покрова.
Около минуты всё вокруг гудело, стучало и ухало, но когда взлетевшая в воздух пыль наконец улеглась, посреди этого хаоса обнаружился я, пришибленный к стене и припорошенный чёрным прахом монстров, как снегом. От сильнейшего удара о камни третий слой покрова получил урон и исчез, а меня до сих пор колотило в ознобе и приступе тошноты — духовный опыт будто никак не мог во мне уместиться и просился наружу.
Стронг не сдержал смешка.
— Это было… зрелищно.
Я закашлялся и еле отлип от стены, стряхивая с волос пепел и пыль хитиновых панцирей.
- Если бы на мне был доспех, вышло бы ещё зрелищнее.
- Доспех тебе понадобится для другого, Киро. Вот для этого.
Директор состроил серьёзную физиономию и показал в сторону дальнейшего хода по коридору.
Ну нет. Неужели там стоит какой-нибудь зарглок и собирается откусить мне голову, а я даже не заметил?..
Медленно повернувшись и не увидев угрозы, я замер от удивления. Впереди зияла арка света, а в ней виднелась полоска неба с облаками.
Это был выход из туннеля.
Наконец-то.
- Вторая часть тренировки, - сообщил Стронг. - Будешь противостоять мне и Кезарию. Зови Белую Сову…

Читать  дальше ...

***

***

***

***

Источники :

https://knigi-online.pro/book/temnyy-ratnik-fakultet-tom-4/reader/

 https://onlinereads.net/bk/156288-temnyy-ratnik-fakultet-tom-4

https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-4-si-read-763836-2.html

https://author.today/reader/152617

https://fb2.top/fakulytet-tom-4-651369 

***

***

Просмотров: 539 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: