Главная » 2024 » Февраль » 7 » Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 4.044
20:31
Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 4.044

***

===

===


===

***
А. Райро

Темный ратник. Факультет.

Книга 4.


 Эпизод 1.               


***

Меня убьёт собственный брат.
Брат…
Отличная новость. Что ещё приятного можно было услышать от медиума, способного видеть будущее?
На лице Люче отразилась печаль.
— Мне жаль, Киро.
Ей действительно было жаль. Сестра директора смотрела на меня, будто я был уже мёртв. Но что бы Люче ни узрела в своём сне, она прекрасно понимала, что от похода в Гнездовье я не откажусь.
Она могла сказать мне всё, что угодно.
Что мир развалится на куски, что все умрут, что Вселенную поглотит хаос, что от меня останется только пепел — и что всё это случится только по одной причине: если я отправлюсь за братом. Но я бы всё равно сделал это.
Мне нужен был Броннан.
Возможно, он был нужен мне даже больше, чем я ему.
Брат был моей семьёй. Да, в новом мире у меня появились покровители, союзники, друзья и даже что-то вроде родственников, но без Броннана всё это было неполным.
Я снова прикрыл глаза.
Скамья подо мной будто стала ещё жёстче, чем раньше, но встать пока не хватало сил, а от влажной одежды мороз гулял по коже.
Перед внутренним взором пронеслись воспоминания, как я и Броннан остались одни, как мы приспосабливались к новой жизни в лагере для беженцев в разрушенной провинции Матоба, как искали лучшей доли в соседнем городе, как брат радовался, когда я смог наконец привыкнуть к протезу, а потом получил работу в ремонтном цехе «Тайнен-Тех».
В том страшном изменившемся мире мы были одни. Мы поддерживали друг друга, и только это помогло нам выжить.
Сейчас мир для нас снова изменился. Почти два месяца прошло с того момента, как мы оба попали сюда. Два паршивых месяца прошло, а брата я до сих пор не нашёл…
Я открыл глаза и посмотрел на Люче.
— Ты ошибаешься. Мой брат никогда не поднимет на меня руку, если будет знать, кто перед ним.
Девушка обхватила меня за плечи и помогла сесть на скамье. Куртка, которой я был накрыт, соскользнула и упала на пол. Посмотрев на неё, я вспомнил об охотнике Волькири, но Люче снова вернула меня к мыслям о брате.
— Я бы очень хотела ошибаться, Киро, — ответила она, — но, увы, я никогда не ошибаюсь. Такова неизбежность.
— Ты сказала об этом директору Стронгу?
— Нет, не сказала, хотя должна была. Но ты ведь понимаешь, что если бы Альмагор узнал о том, какая судьба ждёт тебя в Гнездовье, то ни за что не согласился бы тебе помогать. Он бы не пустил тебя туда, понимая, как ты ценен для нас. И если Альмагор когда-нибудь узнает, что я не предупредила его об опасности, то возненавидит меня. Во времена испытаний мы все обязаны считаться со страшной правдой.
Я нахмурился.
Неприятно, когда твою собственную смерть от руки брата называют «неизбежностью» и «страшной правдой».
— Не говори директору, — попросил я Люче. — Теперь только ты и я будем знать об этом.
— Ты возлагаешь на меня непомерный груз, Киро. Это эгоистично с твоей стороны. Я могла бы предотвратить трагедию, но вместо этого потакаю тебе. Конечно, я знала, что ты не испугаешься смерти и не отступишь, но всё же…
— А что ты ещё видела в том сне? — Я внимательно посмотрел на бледное лицо Люче, ловя каждую её эмоцию.
Она опустила глаза.
— Это было короткое видение о том, как он убивает тебя. Одна маленькая сцена.
— И как Броннан меня убивал?
Это был неприятный вопрос, но я должен был его задать.
Люче глянула на меня, и её синие глаза наполнились слезами.
— Он сжёг тебя, выбросил труп в воду и презрительно плюнул вдогонку.
Я прокашлялся, приложив кулак к губам. Плохое ощущение. Чем больше я узнавал детали, тем больше не верил, что такое возможно, но мне нужны были подробности.
— А как именно это происходило? Как выглядел мой брат? Какая у него комплекция, лицо, одежда? Что за местность была вокруг? И что в это время делал я?
Девушка вздохнула и отвернулась, но всё же ответила:
— Ты был без оружия и защиты. Ни доспеха, ни фантомного покрова, ни щита. Только нищенские лохмотья. Дырявые тканевые туфли, грязные штаны, жилет, обвязанный кушаком, и потёртые наручи из коричневой бычьей кожи. Ты был обессилен и избит. Стоял перед братом весь в крови… смотрел на него и говорил: «Ну давай же, урод, сделай это»…
Люче смолкла, стерев слёзы пальцами.
Мне, наверное, тоже стоило бы всплакнуть.
— И что было дальше?
— Твой брат взмахнул руками и отправил в тебя поток огня вместе с псионной волной. Ты был дезориентирован и не смог двигаться. Твоё тело вспыхнуло… одежда, волосы… ты упал прямо ему под ноги, а он дождался, когда пламя чуть стихнет, потом перекатил твой труп ногой и сбросил в воду. Это всё, что я видела. Больше ничего. Ни места события, ни того, как выглядел твой брат. Я будто смотрела на тебя его глазами. Помню только твоё вспыхнувшее тело, смерть и падение в воду.
Я сжал кулаки.
Лучшей участи не придумаешь. Мой двенадцатилетний брат Броннан сжёг меня и выбросил в воду. Ещё и плюнул вдогонку. Очуметь.
— Ты ведь всё равно пойдёшь в Гнездовье? — спросила Люче, хоть и знала ответ.
— Пойду.
Она опять вздохнула.
— Этим ты похож на Альмагора. Когда-то я тоже предсказывала ему смерть, но он продолжил идти к своей цели, зная, какой будет расплата.
Пока она это произносила, я почувствовал, что во мне вновь появляются силы, будто в меня вдруг влили порцию бодрости.
Я поднялся на ноги, нависнув над девушкой.
— Никто не умрёт, Люче.
— Да будет так, — прошептала она.
Всякий раз, когда я стоял так близко к сестре директора, мне становилось не по себе. Она будто в душу заглядывала и заставляла сознание вязнуть. Опять бросилась в глаза разница в росте. Люче была заметно ниже меня.
Чтобы больше не разговаривать о собственной смерти, я вернулся к вопросу об охотнике.
— А что с…
Девушка ответила мне, даже не дослушав:
— Фламер Волькири жив, но в глубоком сне, на грани жизни и смерти.
Она указала взглядом на скамью, стоящую у стены. Там, укутанный в плащ-хамелеон, лежал охотник.
— И когда он проснётся? — спросил я, дёрнувшись в его сторону, но Люче ухватила меня за руку и остановила.
— Не стоит. Любое наше вмешательство может нарушить хрупкое равновесие, в котором он сейчас находится. Пусть лучше им займётся Фонтей.
Я снова посмотрел на Люче.
— А что насчёт…
— Да, — сразу ответила она, опять опередив мой вопрос. — Ты получил четвёртую высоту. Она твоя.
Жаркая волна прокатилась по мышцам.
Я глянул на свои ладони.
— И значит, я могу…
— Только не здесь, — усмехнулась Люче. — Чтобы виртуозно владеть силой четвёртой высоты, тебе придётся пару дней позаниматься с опытным магом. До тренировки тебе лучше не призывать Сьюн из Каскадов и не использовать магию. Ты ещё успеешь насладиться новым рангом и своим обновлённым ратником, но пока — потерпи.
Я опустил руки. Если честно, призвать Сьюн — это первое, что я хотел сделать, выйдя из портала, а тут — потерпи.
— Постараюсь, — буркнул я. — Кстати, как ты смогла…
Девушка опять не дала задать мне вопрос (вот пристукнуть бы её уже!) и ответила:
— Я сама нашла вас на озере. Тебя и твоего ратника. Белая Сова помогла мне донести тебя до портала, а потом мы нашли Волькири. Больше никого там не было. Лишь мёртвый маг, замурованный в земле, и ещё… мёртвые зарглоки. Самка и детёныши.
Значит, копии зарглоков погибли и, скорее всего, воскресли в моём мире. Отличный подарок я отослал своей погибающей цивилизации. Четыре разъярённых гигантских птицы.
— Белая Сова рассказала, что на вас напали маги Ниманда, — добавила Люче и презрительно прищурила глаза.
Наверняка вспомнила, как пострадала от атаки Беллы Мориц.
— Нет, это мы на них напали, — поправил я её.
Моя рука юркнула в карман брюк.
Я достал скомканные золотистые шнурки.
— Это принадлежало профессору Зойту. Он преподавал когда-то в школе Трон-Стронг, ещё при твоём отце.
Люче глянула на шнурки.
— Профессор Руф Зойт? О, это ужасно… Тебе повезло, что ты остался жив. Это один из искуснейших магов Атласа. Я точно не знаю, что за конфликт был между Альмагором и профессором Зойтом, но после этого брат уволил профессора без права восстановления. Но лучше спросить об этом у Альмагора.
Тут она была права.
К Стронгу у меня накопилось много вопросов. И насчёт прошлого, и насчёт настоящего.
Люче сказала, что её брат всё подготовил к поездке в Гнездовье. Это значило, что он договорился о невозможном — об официальном приёме делегации в городе тёмных отбросов. Как ему это удалось, я даже не представлял. Вожак полумагов Дуивель согласился принять у себя магов Атласа. Историческое событие.
— А когда можно будет… — Я начал озвучивать очередной вопрос, и опять Люче меня перебила (у меня сами собой скрипнули зубы).
— Альмагора сейчас нет в школе, — ответила она. — Брат будет только завтра утром, тогда и встретишься с ним.
— Люче, может, хватит так делать? — процедил я.
Девушка мягко улыбнулась и покосилась на ворота портала.
— Не сердись, Киро, но все вопросы написаны на твоём лице. К тому же, скоро мы прибудем в школу.
Она перестала улыбаться и лизнула кончиком языка свою верхнюю губу.
— Как необычно. Твоя кожа поменяла вкус… хм… стало больше горечи, но в то же время добавилось что-то ещё… приятный свежий оттенок с нотками мяты… м-м-м… вкусный…
— Оставь мою кожу в покое. — На этот раз я перебил её сам и шагнул ближе к воротам портала.
Порой я забывал, что Люче не от мира сего, и начинал воспринимать её как нормального человека, но её закидоны насчёт вкуса чьей-нибудь кожи мгновенно возвращали меня на землю.
Мы встали у ворот портала, ожидая, когда те откроются.
— Ну и как ты себя ощущаешь на четвёртой высоте? — поинтересовалась Люче таким тоном, будто спросила, нравится ли мне новый галстук.
Я пожал плечом.
— Вообще никаких ощущений.
— Поверь, как только ты опробуешь новую силу на тренировке, то сразу почувствуешь изменения. Они будут прекрасны. К тому же, тебя будет тренировать хороший маг.
— А кто именно?
— Узнаешь.
Больше Люче ничего не сказала, потому что открылись ворота портала, и перед нами предстали красные крыши Квартала Рубрум. Увидев их, я невольно улыбнулся, будто вернулся домой.
Этот вид внушал мне спокойствие.
Ранним утром Квартал пустовал, все были на занятиях. У моста из маг-металла нас встречал только один человек.
Филат Фонтей.
Маг стоял в своём неизменном одеянии: зелёном костюме, кожаном фартуке и шапке-шлеме, сдвинутом на затылок.
— Адами Нобу, ну и как вам живётся с четвёртой высотой?
Ну вот, ещё один.
Он расплылся в улыбке, когда я спустился с крыльца портала и пошёл по мосту в сторону своего Квартала.
Всё это время со щекастой физиономии Фонтея не сходила улыбка, будто между нами не было ссоры. Но и как в случае с Люче, на его вопрос о новом ранге я не смог ответить. Пока мне никак не жилось с четвёртой высотой — потому что я её попросту не ощущал.
Как только я сошёл с моста, сварщик заключил меня в объятья. Стиснул так, что чуть рёбра не сломал.
— Как же я рад, Киро! Ты получил долгожданный ранг! Буф будет доволен своим подопечным! — Его тяжеленая ручища встрепала мне волосы на макушке. — А теперь тебе нужно отдохнуть и залечить царапины. Я могу снова предоставить тебе палату в больничном чертоге. Похоже, в прошлый раз тебе там понравилось. Правда, после твоего лечения нам пришлось ремонтировать кровать. Очень уж ножки расшатались.
В другой ситуации меня бы позабавила его шутка, но не сейчас.
Я посмотрел на него серьёзно.
— Спасибо, адами Фонтей, но мой ранг дался слишком высокой ценой, чтобы праздновать.
Маг сразу стал серьёзным и сосредоточенным, готовый действовать немедленно.
— Что-то с Фламером?
— Да, — кивнул я. — Он использовал заклинание Телесного замедления, чтобы выжить после ранения.
— Ох, боги-боги… — Фонтей моментально обо мне забыл и поспешил в портал, где осталась ждать Люче.
Я проводил его взглядом и тут почувствовал, что на меня кто-то смотрит.
Этот кто-то не стал долго скрываться. Из тени ближайшего дома ко мне вышел Буф Такес.
— Хорошая работа, Нобу. — Сказал он на ходу, оглядывая меня внимательно и напряжённо. — Четвёртая высота — это уже совсем другой уровень. Какой бы ценой она тебе ни досталась, но ты её получил.
Это был второй раз, когда Буф меня похвалил. Первый раз он сказал мне «Молодец» ещё в Юбрионе, когда я применил Оковы воли, подчинив себе ауру горгуна.
Хотя слышать от него похвалу всё равно было непривычно.
Буф явно пребывал не в том настроении, чтобы раздавать комплименты. Всё как всегда: мрачная физиономия и опасный взгляд.
Тренер подошёл ко мне и протянул ладонь для рукопожатия. И только когда я крепко пожал его руку, получив ещё и одобрительный кивок, то понял, в чём дело.
Теперь мы были с ним одного ранга и оба владели четвёртой высотой. Отныне по силе райфу мы были на равных.
— Пошли, мне кое-что тебе рассказать надо. — Буф, как обычно, не тратил время на лишние церемонии.
Он развернулся и быстро направился в сторону общежития для первокурсников. Я поспешил за ним, но пока мы не дошли до места, не преодолели коридор, не поздоровались с Эмилем и не закрыли дверь моей комнаты, Буф не проронил ни слова.
Как только мы остались одни, он приступил к разговору.
Говорил тренер, как всегда, чётко и только по делу:
— Делегация отправится в Гнездовье через четыре дня. Сам император Ксабир присутствовать не будет. Поедут два его помощника с юристами, два генерала и охрана. Меня поставили личным телохранителем первого помощника Йорго. Делегация будет небольшая, Дуивель осторожничает.
Я нахмурился.
— Как он вообще согласился принять делегацию магов?
— Стронг добился личной встречи с императором Ксабиром, — ответил Буф. — Он рассказал императору об угрозе ураганов и разрушительной магии Ниманда. Стронг знал, на что давить. Император давно ждал момента и веской причины, чтобы заключить с отбросами перемирие. А тут появилась общая угроза. Императорский двор выслал официальную депешу Дуивелю, ну а на того повлияла уже королева Калеста. Она ведь лично видела Творцов и знает, что угроза ураганов — не пустой звук. Ответ из Гнездовья последовал скорый. Его подкрепили четыре печати. Печать вождя полумагов Дуивеля, печать королевы сильф Калесты, печать командующего армией горгунов Кузо и Отец мертвоедов Хинрик. Все они согласились принять у себя делегацию магов Атласа.
Я слушал Буфа и понимал, какая грандиозная работа была проведена Альмагором Стронгом, чтобы организовать такую встречу. Оставалось только использовать это по максимуму.
— А теперь вопрос, Нобу, — продолжил Буф. — Как ты собираешься проникнуть в Гнездовье?
— Они снимут магическую защиту на всех звеньях, когда делегация будет въезжать в город, — ответил я. — Для начала мне нужно будет попасть в Общественную Канцелярию Дуивеля. Карта города мне известна.
Буф покачал головой.
Весь его вид говорил, что я задумал невозможное, но сказал он только одно слово:
— Удачи.
(Между строк читалось: «Ты самоубийца, Нобу»).
Мы помолчали. Кажется, Буф тоже меня похоронил, как и Люче.
— Телохранителем второго помощника императора будет Филат Фонтей, — вдруг добавил он. — Фонтей сам вызвался, и Стронг предложил его кандидатуру. Второй помощник императора не стал возражать, потому что не дурак. Внеранговый маг-заклинатель — это мощнейшая сила и лучшая защита, какая только может быть.
— А разве сам Стронг не поедет? — удивился я.
Тренер стал мрачнее обычного.
— Дуивель не хочет видеть его в своём городе. Он лично отметил это в своём письме. И добавил, что примет Альмагора Стронга только в одном случае. В качестве тюремного заключённого.
Теперь и я помрачнел.
— А что насчёт моей подготовки? Люче сказала, что четвёртой высотой так просто не воспользуешься. Нужна тренировка, чтобы научиться использовать силу. Ты знаешь, кто будет меня тренировать?
Я уставился на Буфа в ожидании ответа. Напрягся так, будто ждал судебного приговора.
Буф не стал изображать загадочность и ответил прямо:
— Это будет директор Стронг…

***


===


Книга 4. Эпизод 2.                                            

Наверное, на моей физиономии слишком явно отразилось беспокойство, потому что Буф вскинул брови.
— Да нормально всё. Не переживай.
Буф Такес сказал «Не переживай».
Это было так же странно, как если бы какой-нибудь монстр перестал грызть мою ногу и произнёс: «Да ладно, не переживай, дружище».
— Ну да, — кашлянул я. — Мне всего-то придётся драться с директором Стронгом, магом шестой высоты. Чего переживать. А тебя самого, кстати, кто тренировал на четвёртой высоте?
Буф пожал плечами.
— Он и тренировал.
— Ну и как? Тяжело было?
— Увидишь.
— «Увидишь, узнаешь», — поморщился я. — Вы можете мне нормально сказать?
— Не трать нервы. Лучше вздремни. — Буф шагнул за порог, но перед тем, как закрыть за собой дверь, остановился и добавил: — Тут Факультет Ядов и Смол к мероприятию готовится. Не удивляйся. Шуму будет на весь Квартал.
— Какое ещё мероприятие?
— Увидишь.
Буф захлопнул дверь.
Опять «Увидишь». Прямо Клуб любителей недомолвок.
В одном Буф был прав: вздремнуть бы не помешало. Двое суток в горах не прошли даром. Первую ночь я спал на камне, подложив под голову рюкзак, а вторую ночь не спал совсем — вместо этого полудохлый купался в ледяном озере.
С другой стороны мне всё равно повезло больше, чем Фламеру Волькири.
Вспомнив об охотнике, я вынул из кармана кулон, что он мне дал перед тем как заснуть. Волькири сказал, что украшение принадлежало его жене, а теперь он хотел бы передать его дочери.
Её имя Хилар, кажется.
Он назвал её приспешницей Ниманда, и это, прямо скажем, не самое лучшее, что с ней могло случиться. Как она вообще к нему попала, если учесть, кем работает её отец?..
На этот раз я внимательнее рассмотрел украшение.
Кулон был необычный. С виду — маленький круг на цепочке, размером с монету, но если вглядеться, то внутри круга угадывался необъятный простор, будто это замочная скважина, подглядывающая в космос. Россыпи созвездий, сияние, иссиня-чёрная глубина. И далёкие планеты… которые двигались…
Я еле оторвал от кулона взгляд и сунул в ящик тумбочки у своей кровати. Туда же отправил два золотистых шнурка из другого кармана.
Вот теперь можно было снимать влажную одежду.
Чтобы из грязного и усталого парня превратиться в чистого и усталого парня у меня ушло полчаса. Я быстро принял душ, переоделся, обработал царапины на лице и осмотрел синяки на теле. Пока я возился, в комнату принесли обед.
Эмиль постарался, но самого вахтёра я не застал.
На подносе стояли миски с едой, благоухая на всю комнату: бульон, мясное рагу, что-то вроде отбивной, гарнир из тушёных овощей, салат. Дополнял всё это графин с соком и… бутылка амброзии.
Школьный вахтёр принёс мне аперитив!
Амброзия явно не входила в рацион студентов — Эмиль пожертвовал её из своего запаса.
Золотой человек.
Я откупорил бутылку и нехило так к ней приложился, выхлебав сразу половину. Никогда местное пойло не казалось мне таким вкусным. Да что там. Это был божественный нектар, пролившийся не только в желудок, но и потёкший по сосудам вместо крови. Не удивлюсь, если моя кожа озарилась светом от удовольствия.
По телу пронёсся жар, и меня немного расслабило.
Допив напиток, я приступил к еде и только сейчас осознал, насколько голоден. Теперь и вкус мяса показался мне чем-то запредельным, будто я сто лет был на диете.
Перекусив, я почувствовал себя почти нормальным человеком.
Мысли вернулись к прошедшим событиям. Чего только не произошло за последнее время.
Я подготовил себя к походу в Гнездовью как мог.
Узнал кое-что о полумагах, их иерархии и защите города, заполучил рисунки и карты от Фонтея, натренировал силовое мастерство и поднял себе ранг до четвёртой высоты. Даже надавил на Стронга, чтобы он организовал встречу с Дуивелем. Осталось совсем немного — пройти тренировку у директора и обговорить детали поездки с Буфом и Фонтеем.
Но это будет только завтра, а сейчас…
Я уселся на кровать, по привычке прислонившись спиной к стене, и взял первую попавшуюся книгу с тумбочки — «Виды и расы ратников».
До неё я ещё не успел добраться.
Как только мои глаза увидели страницы, заполненные мелким шрифтом, рисунки, схемы, списки и кучу информации, то сразу начали слипаться. Я потёр их кулаком и скользнул беглым взглядом по обложке…
…и тут мороз пронёсся по спине.
Внизу на переплёте я увидел маленькую эмблему: две перекрещенных золотых стрелы. А ведь мне уже встречался этот символ — на заколке, воткнутой в пучок волос на голове профессора Зойта.
— Вот это новости, — пробормотал я, нахмурившись.
Самое интересное, что авторами книги были указаны два человека: Альмагор Стронг и Руф Зойт. Значит, они вместе изучали ратников, их особенности и виды.
Может, на этой почве они и поссорились? Не сошлись взглядами на использование призванных воинов?..
Я снова потёр глаза кулаками.
Итак, согласно книге, всего существовало девять рас ратников. На первый взгляд не так уж много, но когда я открыл схему их деления на подвиды и боевые перевоплощения, то понял, что поторопился с выводами.
Десятки подвидов и перевоплощений.
В книге имелись и картинки к каждому виду ратника.
Кого там только не было. Тощие и мускулистые, долговязые и низкорослые, похожие на людей или совсем странного вида. Все такие разные: цвет кожи, форма ушей, носа, черепа, с огромными ногами, неказистые или, наоборот, чересчур изящные. Женского и мужского пола.
Байши, гобличи, сатхары, люди-рыцари, безликие духи, амфибии, фортусы, эхолокки и водяные девы.
От разнообразия воинов разбегались глаза, но некоторые названия были мне уже знакомы.
Например, раса «байши».
Она имела больше двадцати подвидов и тридцать восемь боевых обликов. К байши принадлежал ратник Раста Гровера, Железная Агвид — широкоплечая девушка, похожая на индианку, лихо управляющая боевыми цепями.
Она была древесной байши с боевым перевоплощением «воин с цепями». Ещё были озёрные, степные, байши-тритоны и много других. Как я понял, от подвида зависели методика боя и оружие ратника.
У расы «сатхар» подвидов имелось столько же, но вот боевых перевоплощений меньше. В основном стрелки или те, кто владел метательным оружием.
К примеру, у Сета Йорго был сатхар с боевым перевоплощением «лучник», краснокожий парень по имени Вульф Птица. Также встречались метатели дротиков, клинков, гарпунов и бумерангов. Были и те, кто мастерски владел арбалетом или духовой трубкой, стреляющей иглами.
Были тут и гобличи.
Сразу вспомнился ратник Тома Обри — панцирный гоблич Хуго Коготь. И неважно, что он зеленорожий уродец, зато сильный воин с булавой и при толстенной броне.
Этих гобличей насчитывалось двадцать шесть подвидов. Не только панцирные, но и чешуйчатые, желтотелые, бронекостные, гребенчатые, краснобрюхие, узорчатые и дохрена ещё какие.
Правда, всё это я просмотрел вскользь.
Больше всего меня интересовал раздел с расой «люди-рыцари». К ним принадлежала Сьюн Белая Сова.
В отличие от других рас, людей-рыцарей было немного. Всего четыре подвида: рыцарь-палач, рыцарь-всадник, рыцарь с тотемом и рыцарь Тёмного ордена. Самым распространённым был палач, а самым редким — тёмный рыцарь.
В бою люди-рыцари перевоплощались в воинов с мечом, топором, саблями, боевым молотом и прочим рубящим и дробящим оружием.
Судя по описанию, к палачам относился Гектор, ратник Триш Лаван, а вот Кезарий, воин директора, был самым редким из своей расы — рыцарем Тёмного ордена. В бою он умел перевоплощаться в фантомного воителя, но такая сила давалась только с шестой высотой.
Сьюн была рыцарем с тотемом.
Несложно было догадаться, каким тотемом она обладала. Белая Сова.
Как я понял из книги, тотем защищал и придавал силу ратнику, но самое главное, что на высоких рангах рыцарь мог призывать свой тотем для боя. Правда, этот навык Сьюн получит только на пятой высоте.
Невольно представилась картина, как в пылу сражения к Сьюн присоединяется её тотем, громадная птица в защитной броне, с острейшими когтями, а мой ратник сияет в обновлённом белом доспехе.
Я погрузился в фантазию настолько, что не заметил, как заклевал носом, прямо над книгой…
Проснулся я, лёжа головой на подушке и прикрытый одеялом.
Рядом звучали приглушённые девичьи голоса.
— …ну пожа-а-а-а-луйста, Ри-и-и-ин. Ну пойдём. Я так хочу сходить, ну пожа-а-а-алуйста-а-а-а. Никто ведь нам не запрещал туда прийти. Ну хотя бы посмотреть, Рин. Ну Рин, ну пожалуйста. Ну Ри-и-ин…
— Нет, — отрезали сухим и жёстким голосом. — Я никуда не пойду.
— Ну нельзя так! Нам теперь в комнате запереться и не выходить, да? Ну и что, что не допустили на экзамен. Ты всё равно самая лучшая. Никто на Факультете Ядов так не старается, как ты. Они все тебе в подмётки не годятся. Ты умная, трудолюбивая и очень усердная. Ты прочитала все учебники за первый курс, ни разу не опоздала на занятия, записалась на все факультативы, какие только возможно. Ты делаешь все-все домашние задания, пропадаешь в библиотеке до самой ночи, ты лучшая по теории и истории ядов, ты знаешь названия всех лабораторных ингредиентов и природных зелий, назубок выучила Кодекс Травника, а ведь он размером с этот стол! Ты самая-самая, Рин. Твои яды и смолы безупречны. По сравнению с тобой все остальные студенты — дураки.
Следом послышался вздох.
— Они не дураки, Таби. Они полноценные маги, а мы — нет. Что мы можем сделать против природы? Мы родились с изъяном, от которого не избавиться. Я могу выучить всё, что тут преподают, но всё равно не смогу сравниться даже с самым нерадивым учеником с полноценной меткой райфу.
— Но ведь у Киро получается…
— Киро — особенный, не такой как мы.
— А мы чем хуже? Мы тоже Нобу!
— Таби, меня поражает твой глупый оптимизм. Ты же знаешь, что ничего не получится… мы не сможем сделать наши метки другими, они навсегда останутся половинчатыми. И пусть мои яды и смолы безупречны, я никогда не смогу призвать ядовитого питомца. Никогда. Учитель Пьюко так и сказал. Ты же сама сегодня слышала.
— Ну и сдался тебе этот ядовитый питомец, Рин? Лучше начни встречаться с классным мальчиком, вот и будет тебе ядовитый питомец!
— Таби, фу… что за дурацкая шутка?
— Давай я тебя научу, как понравиться мальчику, а то ты не умеешь. Мрачные выскочки-отличницы никому не нравятся. Если бы ты не была моей сестрой, ты бы тоже мне не нравилась. Итак, есть одна фраза, которая сражает всех парней наповал. Знаешь, какая? Сказать?
— Нет, отстань.
— Ну Рии-и-и-ин, ну давай скажу? Ну давай скажу, ну Рии-и-и-ин.
— Какая же ты невыносимая. Ладно, скажи, а потом отстань.
— Тут главное, подгадать удобный момент. Подходишь к парню, многообещающе оглядываешь его, чтобы мурашки пробрали, а потом произносишь низким голосом: «У тебя такие сильные руки». Всё. Парень твой. Можешь запаковывать и забирать себе.
— Серьёзно? — Рин тихо рассмеялась. — Ты сама-то в это веришь?
— Ну с Майло же получилось.
— Ты просто понравилась ему, дурочка. Его руки тут не при чём.
— Ну тогда есть ещё один метод. Он точно-точно работает. Итак, подходишь к парню…
Больше я не смог это слушать. Откинул одеяло и сел на кровати, уставившись сонными глазами на сестёр Нобу.
Облачённые в красную форму Квартала Рубрум, те сидели за столом друг напротив друга.
Увидев меня, Таби вскочила и указала пальцем на Рин.
— Киро, скажи ей, чтобы она согласилась пойти! Ну скажи!
Я нахмурился и потёр лоб.
— Куда пойти?
Рин поморщилась и мрачно посмотрела на сестру.
— Отстань от него, Таби. Ему и без нас хватает проблем.
— Нет, ты должна пойти! — Таби всплеснула руками. — Если ты не пойдёшь, это будет означать, что ты сдалась. А Нобу не сдаются, правда же, Киро? Ты ведь не сдаёшься, вот и мы не будем!
От её верещанья у меня сдавило уши.
— Так куда надо пойти? — Я уставился на Таби. — Буф что-то говорил про мероприятие…
— Да-а-а! — перебила меня Таби, обхватив сестру за плечи. — Сегодня у первого курса нашего Факультета экзамен по избранию ядовитых питомцев! Это важное мероприятие, и экзамен пройдут не все. Там будут преподаватели, там будет весь первый курс, а ещё студенты-старшекурсники. Рин обязательно должна пойти. Она лучшая ученица первого курса, хоть и пришла на учёбу позже. Она знает всю теорию, смешивает яды и смолы как никто другой, она всё-всё знает… но сегодня учитель Пьюко сказал, что ядовитого питомца ей всё равно не видать, потому что у нее метка половинчатая. Питомец ей просто не будет подчиняться. Учитель не допустил нас к экзаменам. Мне-то плевать, а вот за Рин обидно.
Я перевёл взгляд на Рин.
В отличие от Таби, она была здравомыслящей и смотрела на мир без розовых очков, поэтому не питала глупых надежд.
Я тоже понимал, что Рин никогда не сможет сделать того, на что способен полноценный маг яда, но что-то в её взгляде заставило меня сказать совсем не то, что следовало бы. В глазах Рин я увидел надежду. В глубине души она всё ещё верила в себя и не желала сдаваться.
Я поднялся и, не сводя глаз с её лица, ответил:
— Покажем Факультету Ядов, на что способны Нобу. Если я пойду на ваше мероприятие, ты пойдёшь со мной и Таби?
Рин замерла, не зная, что сказать, а Таби затрясла её за плечи.
— Ну Ри-и-и-и-и-ин, ну пожалуйста-а-а-а, ну Ри-и-и-ин.
Та будто не замечала, как неугомонная Таби её трясёт. Она смотрела только на меня.
— Не обижайся, Киро, но разве твоё присутствие хоть что-то изменит? — сказала она глухим голосом. — Думаешь, ядовитый питомец испугается крутого мага и сразу же подчинится мне, потому что я твоя сестра?
Я покачал головой.
— Дело не во мне, а в тебе. Вернее, в вас обеих. У меня есть идея. Это лучше, чем сидеть взаперти и ныть о несправедливости мира.
Таби перестала трясти сестру за плечи и тоже уставилась на меня.
— Киро, ты точно наш брат? Порой мне кажется, что тебя подменили.
— Ныть я не хочу, — объявила Рин. — Я хочу себе ядовитого питомца. Даже если не получится, я всё равно попробую.
Таби взвизгнула и кинулась обнимать сестру.
— Мы пойдём! Вот как хорошо! Там будет столько мальчиков, и ты, наконец-то, с кем-нибудь познакомишься. Только не забудь про секретную фразу… сильные руки, все дела… и не забывай улыбаться, не будь такой мрачной!
Рин закатила глаза, но крепко обняла Таби.
— Ну и когда ваше мероприятие? — уточнил я.
Обе девушки посмотрели на меня и сообщили хором:
— Вообще-то, оно уже идёт!
* * *
Экзамен по избранию ядовитых питомцев проходил на стадионе и начался около часа назад.
По дороге туда я никак не мог понять, что на меня нашло, и какого хрена я ввязался в дела Таби и Рин.
Кто они мне? Всего лишь девчонки, которые три недели подряд укладывали меня спать и целовали в лоб, как маленького, когда я, не помня себя, валился навзничь после тренировки у Буфа. Ну и когда я успел к ним привязаться? Во сне, что ли?..
Таби всю дорогу трындела про мальчиков и их сильные руки.
Рин молчала.
Уже рядом со стадионом, я понял, насколько это серьёзное мероприятие. На входе стояла охрана и двое преподавателей из Факультета Ядов и Смол.
— Рин, вы всё же пришли, — улыбнулся первый преподаватель. Седовласый короткостриженый старик, обвешанный бусами. — Я бы огорчился, если бы вас тут не было. Проходите, милая.
Он был явно расположен к Рин Нобу, а вот Таби он поприветствовал, взглянув на неё лишь вскользь. Похоже, та не отличалась хорошей успеваемостью.
Второй преподаватель, молодой мрачноватый мужчина в тёмном одеянии, буркнул:
— Вы опоздали, так что придётся занять места у самых клеток. Надеюсь, вы не боитесь ядовитых животных?
— Маги яда не боятся ядовитых животных, учитель Кроулин, — вскинула подбородок Рин.
— Не все маги яда могут похвастаться силой влиять на ядовитых животных, — отрезал мужчина. — А с этим, насколько мне известно, у вас большие проблемы, эвен Нобу.
Рин сжала кулаки, опять собираясь огрызнуться, но её остановил старик с бусами.
— Не нужно слов, Рин. Докажите делами. Дела весомее слов.
Девушка кивнула старику.
— Спасибо, профессор Аджо.
На второго преподавателя она даже не взглянула, уверенно пройдя к входу в стадион.
Пропустив сестёр Нобу, оба преподавателя уставились на меня.
— А вы тоже на экзамен? Вы ведь не маг яда.
— Ему везде можно! Это же самый крутой маг из Факультета Ратников! — выкрикнула Таби.
Лучше б она продолжала трындеть про мальчиков.
— Он наш брат! — А это уже выкрикнула Рин.
Я кивнул.
— Да, я их брат и пришёл поддержать своих сестёр на экзамене.
Это было сказано веско и чётко, хотя оба преподавателя и без того отлично знали, кто я такой.
Они пропустили меня, но напоследок попросили не вносить смуту в мероприятие Факультета Ядов. Охрана перед воротами расступилась, и мы наконец вошли.
Стадион был забит народом. Зрителей собралось много.
Студенты сидели в одной части амфитеатра, преподаватели — в другой. Также я заметил четырёх координаторов, в том числе, и Буфа.
Таби ткнула меня в бок.
— Киро, смотри! Родители пришли! Я так боялась, что они не придут после того, как ты им нахамил и практически послал, но они пришли. Они ведь не знали, что нас на экзамен не допустят.
От известия о «родителях» во мне всё напряглось.
Я посмотрел туда же, куда смотрели сёстры Нобу, и увидел на самом верхнем ряду уже знакомых людей. Крепкий смуглый мужчина и светловолосая хрупкая женщина.
Тюдор и Сибилла Нобу.
Они сидели среди других родителей. С ними даже кто-то порой разговаривал, хотя по их напряжённым лицам всё равно читалось, что им здесь не по себе. Они ощущали себя изгоями, как обычно.
— Мама! Папа! Мы здесь! — Таби помахала рукой, привлекая к себе внимание.
Мне же захотелось провалиться сквозь землю.
Две сестры стояли по обе стороны от меня и махали родителям, а я, как идиот, замер на месте. Весь зал уставился на нас, будто на сцену вышли мировые звёзды. Не хватало ещё прожекторов, аплодисментов и салюта.
Родители Нобу, увидев нас, помахали в ответ.
Женщина заулыбалась, с теплом оглядев нас троих. Я же встретился взглядом с Тюдором. Он прищурился, но злости или обиды не выказал. Мужчина коротко кивнул, приветствуя своих детей.
Рин неожиданно стиснула мою ладонь.
— Киро, я не должна их подвести, — зашептала она. — А если я провалюсь у всех на глазах? Это будет такой позор для родителей.
Я сжал её холодные пальцы.
— Просто сделай всё, что в твоих силах. Провалишься ты или нет, они всё равно будут любить тебя.
— Правда? — Рин посмотрела на меня так, будто я открыл ей неведомую истину.
И тут чёртова Таби стиснула мою вторую руку.
— Киро, мне жутко.
Нет, ну это уже было чересчур! Я что им, нянька?..
Я быстро высвободил обе руки и прошёл к ближайшим свободным местам. Сёстры засеменили следом, перешёптываясь о том, какое это важное мероприятие.
Оно действительно было важным, судя по тому, что у края стадиона за столом сидела экзаменационная коллегия в чёрных мантиях. Они следили за соблюдением всех правил экзамена.
Всё строго.
Мы уселись в кресла крайнего нижнего ряда прямо перед полем стадиона, покрытого песком. От зрительского зала его отделяла высокая сеть из маг-металла, а за ней располагались стеклянные короба — все одного размера, примерно с бочонок. От каждого ящика тянулись лески, открывающие задвижки.
Похоже, здесь собрали всех самых неприятных тварей, каких только смогли найти.
Меня аж мороз пробрал от вида этого громадного серпентария. Змеи, скорпионы, пауки, лягушки, жуки, летучие мыши, странного вида гусеницы — кого тут только не было.
Рин во все глаза уставилась на стеклянные ящики.
— О-о, смотрите, леданские кобры… какие красивые… а вон там красные пустынные скорпионы…
— И чёрные императорские гадюки! — подхватила Таби. — И огненные муравьи! И лягушки-убийцы! Рин, смотри! Есть даже мохнатые зловонные тарантулы! Вон там, видишь?
— Вижу, — вздохнула Рин. — Вот бы мне хоть кто-нибудь из них подчинился.
В это время на поле стадиона появились трое первокурсников: двое парней и одна девушка.
— Смотрите, — зашептала Таби, закусив губу, — там мой Майло.
Я поморщился от досады.
Когда вдруг Майло Зельевар успел стать «её Майло»?
Трое студентов встали посреди серпентария, и впервые я наблюдал у Зельевара такую серьёзную физиономию. Он сосредоточенно оглядывал стеклянные ящики с ядовитыми тварями, будто пытался подчинить их всех сразу, но чаще смотрел на короб с крупным мохнатым пауком.
— Какой он всё же хорошенький, — мечтательно выдохнула Таби.
— Да, хорошенький, — подхватила Рин. — Я бы тоже себе такого паука хотела.
— Я вообще-то про Майло.
Рин скривилась.
— Ты можешь думать о чём-то, кроме мальчиков? Вы и так с Майло по углам постоянно жмётесь, аж тошнит.
Я хмуро уставился на Таби.
— Не понял. Что вы делаете по углам?
— Мы только целуемся, — начала оправдываться та. — Ничего больше, Киро. Всё целомудренно, а не как у тебя. До сих пор помню, как Триш Лаван помятая от тебя тогда пришла, будто ты её всю ночь…
Она осеклась, увидев, как моя ладонь, лежащая на колене, красноречиво сжалась в кулак.
— Её, кстати, после ночи с тобой как подменили, — добавила Таби. — Она тренируется днями и ночами, со стадиона не вылезает. Мы её спящей только видим, а недавно она сказала, что по окончании школы пойдёт служить в армию Атласа. Генерал Лаван планирует формировать несколько элитных отрядов из лучших выпускников Трон-Стронга…
— Вы можете заткнуться?! — вдруг зашипела на нас Рин. — Лучше посмотрите, как маг избирает себе ядовитого питомца! Это же так круто!
Я и Таби, как по команде, уставились на поле стадиона.
К трём студентам вышел преподаватель, низкорослый мужчина в очках и с огромной плешиной на голове. Остатки его рыжих волос топорщились в стороны, как пакля.
Он тоже был в чёрной мантии, как и люди из коллегии. В руке мужчина держал копьё-гарпун.
— Учитель Пьюко, — выдавила Рин, мрачно посмотрев на мужчину. — Это он сказал мне, что я не смогу подчинить питомца, потому что неполноценная. Ну и не допустил к экзамену.
Пьюко оглядел сначала зрительский зал, потом — коллегию, затем перевёл строгий взгляд на ящики с животными и только после этого обратился к трём студентам:
— Готовы ли вы принять силу одного из этих ядовитых тварей? Не все маги могут это сделать, но если у вас получится, то избранный питомец останется с вами на всю жизнь. Сейчас вы близки ко второй высоте и, как только получите ранг, сможете пользоваться уникальной ранговой техникой и призывать ядовитого питомца к бою. Я останусь здесь для контроля и вашей безопасности. Итак, ученики, готовы?
Студенты кивнули.
Выглядели они напряжёнными.
Пьюко махнул рукой, подавая сигнал. Лески натянулись, и на стеклянных ящиках открылись задвижки.
Зал зааплодировал.
— Майло! Покори их! — выкрикнула Таби. — Я в тебя верю! Да!
Уловив знакомый голос, Майло глянул в нашу сторону и отыскал глазами Таби. Он улыбнулся и подмигнул девушке, но тут заметил меня. От удивления Майло замер, приоткрыв рот.
— Не отвлекайся, а то покусают! — крикнул я ему, усмехнувшись.
Он тут же показал мне средний палец.
Часть зала, где сидели студенты, моментально отреагировала смехом. Майло шагнул к ящикам, выставив правую руку с меткой, будто показывал её тварям и заодно гипнотизировал их.
Другие ученики сделали то же самое. Они разбрелись по полю стадиона, бесшумно ступая по песку и выбирая себе питомца.
Девушка подошла к ящику с чёрной гадюкой. Та выскользнула из короба и приподняла голову, уставившись на студентку. Теперь непонятно было, кто кого гипнотизирует.
Зал замер в ожидании.
Прошла минута, и гадюка подползла ближе. Студентка наклонилась и произнесла:
— Ты будешь Катрин, а я буду твоей хозяйкой. Отныне мы неразлучны.
Змея склонила голову.
Её черная кожа медленно покрылась серебристой глазурью, потрескалась и осыпалась на песок. Приняв мага, гадюка переродилась и стала чем-то вроде полупризрака.
Девушка встала на одно колено перед ядовитой тварью и протянула ей ладонь. Змея, как дрессированная, спиралью обвила руку своей хозяйки и исчезла.
Под громкие аплодисменты девушка поднялась с колена и поклонилась залу.
— Поприветствуем нашу ученицу Мэрион Экли и её чёрную императорскую гадюку Катрин! — объявил учитель Пьюко. — Сегодня это уже седьмой маг яда, покоривший ядовитого питомца! Мои поздравления, Мэрион!
Таби насупилась провожая взглядом уходящую со стадиона девушку.
— Наша Рин всё равно лучше, чем эта выскочка Мэрион.
Рин ничего не сказала, но было видно, что после выступления Мэрион её решимость заметно уменьшилась.
Майло продолжал присматриваться к мохнатому пауку, но тот почему-то не вылезал из ящика. В это время второй парень застыл у короба с леданскими кобрами и что-то им зашептал.
— Что он делает! — ахнула Рин. — Так нельзя делать! Это опасно…
И тут учитель Пьюко сделал выпад и, молниеносно размахнувшись, отправил копьё-гарпун в сторону ящика с кобрами.
Это была нечеловеческая реакция.
Кобра бросилась на студента, раскрыв пасть и поднявшись на уровень его лица, но тварь сшибло копьём-гарпуном прямо в воздухе и пришпилило к земле одним точным ударом.
Змея погибла на месте, а парень в ужасе отшатнулся от ящиков.
— Грегорио Лью, не смог покорить ядовитого питомца! — рявкнул на весь стадион Пьюко.
Зал всё равно зааплодировал.
Студент опустил голову и покинул поле стадиона, усевшись на трибуны к другим студентам.
— С леданской коброй нельзя было шептать, они глухие, — сказала Рин. — Они живут в полупустынях и очень чувствительны, нужно было заворожить её шуршанием песка и тихим постукиванием ноги по земле… — Девушка вдруг закрыла лицо ладонями. — Я провалюсь так же, как Лью. У меня нет шансов, Киро. Давай уйдём!
Она вдруг вскочила, но я тут же ухватил её за руку и усадил обратно.
Теперь всё внимание зала сосредоточилось на Майло.
Парень заметно нервничал, его лоб блестел от пота, а пальцы подрагивали от напряжения. Он продолжал гипнотизировать мохнатого паука, а тот замер в своём стеклянном ящике, будто не замечая, что к нему всё ближе подходит человек.
Учитель Пьюко приготовил копьё.
Зал замер в тишине.
— Ну давай, Майло… ты сможешь… — прошептала Таби, сложив ладони в молитвенном жесте.
Наконец тарантул пошевелился и двинулся прямо на Майло.
Он пробежал по песку и, остановился в воинственной позе: выставил передние лапы и растопырил хелицеры. Вокруг него образовалось красноватое облако. Оно было совсем небольшим, но даже я почувствовал, как завоняло в зале. От едкогоо запаха даже в горле запершило.
— Ну уж нет, Томми, ты не на того напал, дружище, — вдруг сказал ему Майло, не переставая при этом гипнотизировать тарантула взглядом и не опуская руку с меткой. — Поверь, я могу быть более вонючим, чем ты. Да ты сдохнешь, если я посажу тебя в свой носок. Ты не так крут, как думаешь.
Тарантул опустил передние лапы и будто прислушался.
Майло наклонился ниже, заглядывая в зернистый паучий глаз.
— Ты будешь Томми, а я буду твой хозяин. Отныне мы неразлучны.
Паук поджал лапы, и его, как и гадюку, покрыла серебристая глазурь. Покров потрескался и осыпался, а перед Майло предстал полупризрак тарантула.
— Ну привет, — улыбнулся парень, встал на одно колено и протянул ладонь навстречу твари.
Паук взобрался ему на руку и исчез.
Довольный собой, Майло поднялся во весь рост и уставился на зал, ну а тот взорвался рукоплесканьями и свистом.
— Зельевар! Зельевар! Зельевар! — заскандировала трибуна с первокурсниками.
— Поприветствуем нашего ученика Майло Олафера-Оскара Младшего и его мохнатого зловонного тарантула Томми! — объявил учитель Пьюко. — Это восьмой маг среди первого курса, покоривший ядовитого питомца! Мои поздравления, Майло!
— Е-е-е-е! — Тот поднял кулак вверх, и зал снова взорвался восторгом.
Рин хмыкнула.
— Твой Майло слишком любит внимание, Таби. Я бы не стала рассматривать такого парня в качестве жениха. Это неразумно.
Таби даже не услышала. Она вместе со всеми орала «Зельевар! Зельевар!» и размахивала руками.
После Майло вышла ещё одна тройка студентов, но никто из них так и не покорил питомца. Учителю Пьюко пришлось защищать одного ученика от летучей мыши, а второго — от атаки красных муравьёв.
Потом была ещё одна тройка, и ещё одна.
Пьюко зорко за ними наблюдал, как и коллегия. Зал то аплодировал, то замирал в напряжении. В итоге из тридцати оставшихся студентов своих питомцев обрели только девять первокурсников. Всего же новым навыком обзавелись семнадцать студентов.
Провалов было много, и каждый такой провал Рин комментировала, а я всё больше поражался, как много она знает о ядовитых животных Атласа, Юбриона и Ледана.
Она замечала ошибки, которые допустили студенты, и говорила, что нужно было сделать, чтобы животные покорились или хотя бы восприняли мага рядом с собой.
Когда все допущенные к экзамену студенты первого курса прошли через поле стадиона, задвижки на стеклянных коробах захлопнулись, и Пьюко объявил:
— Уважаемые адами и эвен! Экзамен для первого курса завершён! Примите мои поздравления! Это новый этап вашего…
И тут я поднял руку и встал, чтобы меня было видно.
Учитель смолк и с недовольством уставился на меня через сеть.
— Что вам угодно, молодой человек? Надеюсь, у вас слишком важное дополнение, раз вы осмелились меня перебить?
Всё внимание зала снова было обращено только на меня и сестёр. Затылком я ощутил, как на меня смотрят Тюдор и Сибила Нобу, и как они краснеют от стыда. Их сын снова выкинул очередную чушь.
Я кивнул учителю и громко произнёс:
— Извините, адами Пьюко, но не все студенты первого курса прошли экзамен! Остались Таби и Рин Нобу!
От такой наглости глаза учителя полезли на лоб.
— Они не допущены к экзамену! Я не допустил их!
— По какой причине?
Мужчина покосился на коллегию и отчеканил:
— По причине неполноценной метки!
— Дайте моим сёстрам шанс! Допустите их к экзамену, адами Пьюко! Они имеют такие же права, как и остальные маги!
Пьюко прищурился и стиснул копьё так, будто собирался защищаться им от меня.
— Это невозможно!
— По какой причине?
Он готов был меня разорвать.
— По причине неполноценной метки!!! — рявкнул он, чуть не сорвав голос.
От напряжения его рыжие волосы-пакли будто стали ещё лохмаче.
Тут неожиданно с места поднялся Майло.
— Допустите их к экзамену, учитель!
За ним поднялись ещё двое студентов, среди них была и та самая Мэрион, с лёгкостью покорившая императорскую гадюку.
— Допустите их к экзамену, учитель!
Пьюко нахмурился.
Один за другим, студенты поднимались со своих мест. Не только первый курс, но и остальные. Вставали даже те, кто провалил экзамен. Они уже ничего не требовали, а молча поднимались с мест и смотрели на Пьюко.
Тот опустил копьё, в растерянности оглядывая зал.
Родители, сидящие на другой трибуне, смотрели на своих детей в недоумении, явно не понимая, что это за саботаж, и какого чёрта их дети вдруг вступились за неполноценных магов, которых и за людей-то не принято считать.
И тут на родительской трибуне встали ещё двое.
Тюдор и Сибилла Нобу.
— Допустите их к экзамену, учитель!
Наверное, это был первый раз, когда они что-то потребовали для своих детей.
Увидев, что происходит вокруг, Таби и Рин тоже встали, но повернулись не к учителю Пьюко, а к залу. Обе девушки замерли со слезами на глазах.
Учитель в это время искал поддержки у коллегии и с облегчением улыбнулся, когда из-за стола поднялся тот самый невзрачный старик с бусами, который пропускал нас на входе (а ведь я даже не заметил, как он оказался в коллегии).
Его ответ был однозначным:
— Общим голосованием мы допускаем Таби и Рин Нобу к экзамену. Продолжайте свою работу, адами Пьюко.
Улыбка слетела с лица учителя, ему пришлось сдаться. Он кивнул и глянул на сестёр Нобу.
— Пройдите на поле для сдачи экзамена, ученики. Ядовитые животные в вашем распоряжении.
Рин снова ухватила меня за руку.
— Киро, я боюсь… я не смогу…
— Сможешь, — прошептал я. — Только делай всё в точности, как мы обсуждали, поняла?
— Вы передумали, эвен Нобу? — громко спросил учитель Пьюко. — Вы можете отказаться, если испугались.
Рин отпустила мою руку и зашагала к ящикам с ядовитыми животными.
— Нет, не испугались.
Таби бросила на меня тревожный взгляд и отправилась за сестрой…

   Читать    дальше   ...    

***

***

***   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://knigi-online.pro/book/temnyy-ratnik-fakultet-tom-4/reader/

 https://onlinereads.net/bk/156288-temnyy-ratnik-fakultet-tom-4

https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-4-si-read-763836-2.html

https://author.today/reader/152617

https://fb2.top/fakulytet-tom-4-651369 

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 509 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: