Главная » 2024 » Февраль » 7 » Тёмный 043
18:29
Тёмный 043

***

===

Книга 3. Эпизод 26.  

Профессор Зойт скинул меховую накидку.
Его лицо было серьёзным — он готовился к атаке, но пока медлил.
Мы стояли друг напротив друга на расстоянии метров двадцати. Сьюн замерла у бездыханной туши зарглока.
Все напряжённо ждали.
— Значит, вы не уходили за помощью? — спросил я у профессора, а сам краем глаза исследовал берег (Зойт действительно был один, без подмоги).
— Зачем мне конкуренция? — ответил старик. — Всё это время я наблюдал за тобой. Мой опыт говорит, что лучше потратить время на наблюдение и изучение слабых мест противника, чем биться с ним наугад. Прошибать стену лбом — это не про меня. Пусть этим занимаются другие… такие, как ты, например. Ты сделал то, на что бы я сам никогда не решился, но теперь тебе пора уступить место тому, кому достанется всё остальное. Не смотри, что я старик. Порой прыткие юнцы, подобные тебе, забывают, что старость не всегда немощна.
Я покачал головой.
— Порой хитрые старики, подобные вам, забывают, что молодость не всегда глупа и незрела.
— Кажется, это будет интересно… — услышал я шёпот Сьюн. — Два сильных мага не поделили добычу, которую ещё даже не убили.
По берегу пронёсся ветер, подняв вихри снега и клубы пара от воды. Над озером распространился запах крови и марево от ещё тёплого трупа зарглока.
Под пристальным взглядом Зойта я невольно напрягся.
Тело напружинилось, ноги присогнулись в коленях, руки крепче сжали рукоять меча, а доспех покрылся тремя свежими слоями фантомного покрова.
Я окинул взглядом высокого старика в синей униформе пограничных войск Атласа. Кем бы он ни был, я ни за что не позволю хитрому чмспршуу... увести у меня четвёртую высоту второй раз.
Зойт пригладил бороду, сплетённую косой, и вытянул из неё золотистый шнурок. Другая его рука вооружилась ещё одним шнурком, взятым из волос, затянутых в пучок на темечке. Теперь в его странной причёске осталась только заколка из двух перекрещенных стрел.
Старик опустил руки с зажатыми шнурками. Те повисли, качаясь на ветру.
Отлично. Два шнурка против меча.
О-очень подозрительные шнурки…
— Я задушу тебя ими, юноша, — произнёс Зойт.
Причем, произнёс совершенно беззлобно, будто говорил о том, что он выпьет со мной чаю. Последующая его речь не оставила сомнений, что меня ждут не слишком радостные события.
— Пока ты для нас мелкая помеха, чтобы Ниманд тратил на тебя своё время, но лично я не привык недооценивать противника, даже такого малолетнего, как ты. Стронг возлагает на тебя большие надежды, раз взялся обучать тебя так рьяно. Даже открыл тебе внеранговые заклинания своего отца. Я знал Остадара Стронга ещё тогда, когда он руководил школой, а я работал у него преподавателем. Это был человек большого ума, я читал его научные труды. Читал даже те, что он потом сжёг… Хотя какая тебе разница, юный маг, что было раньше и что будет потом? Ты ведь не думаешь, что слишком долго проживёшь, правда?
Он не ждал от меня ответа.
Для него ответ был очевиден.
Я не мешал ему выговариваться и не перебивал. Мало ли, вдруг сболтнёт хоть что-нибудь о Ниманде.
Однако профессор Зойт вдруг заговорил обо мне.
— Говорят, Киро Нобу — весьма своеобразный юноша. Он не признаёт никого: ни врагов, ни друзей, ни семьи, ни авторитетов. Он не признаёт даже Творцов. Он жестокий, хитрый и упорный. Все от него чего-то хотят, но он остаётся верен только себе, поэтому так непредсказуем. Говорят, у него есть какая-то цель, но о ней не знает никто. Так что это за цель, юноша? Расскажешь?
Я промолчал.
Старик хмыкнул и продолжил:
— Говорят, тебя ненавидит всё тёмное отродье Гнездовья. Они считают, что именно ты виноват в том, что королева Калеста не помогла в осаде Аль-Адема, и столица Юбриона устояла, а армия горгунов командующего Кузо отступила от её стен. Но враги есть враги, они всегда найдут способ сделать противника виноватым в собственных неудачах… Однако я слышал, что тебя ненавидят и свои, ведь так?
Я опять промолчал, но продолжал внимательно слушать.
Зойт поиграл шнурком в правой руке и усмехнулся.
— Многие аристократы Атласа хотели бы уничтожить тебя и твоего покровителя. Альмагор Стронг — изгой. Он никогда не будет принят в общество, как когда-то был принят его великий отец. А ты вообще лишь кость в горле у всех нас.
Усмешка на его морщинистом лице сменилась сосредоточенностью.
— Наблюдая за тобой, я понял, в чём твоя уязвимость, Нобу. Самое забавное, что ты даже сам её не осознаёшь, а значит, готовься умереть неожиданно…
На фразе «Готовься умереть неожиданно…» Сьюн атаковала.
Она сделала молниеносный бросок.
Дождавшись, когда Зойт увлечётся речью, девушка вскочила на тушу зарглока и, оттолкнувшись ногами, совершила свой коронный прыжок и прямо в воздухе использовала навык Живого скрытия.
Теперь противник не смог бы понять, куда она приземлится и с какой стороны ждать нападения.
Пока профессор завершал свою фразу, Белая Сова уже оказалась за его спиной. Меч рубанул Зойта по лопаткам.
— Ты меня утомил, профессор! — произнесла Сьюн ему в затылок.
Нет, она не убила старика.
Даже не ранила.
Её меч зазвенел, будто ударился о невидимый чугунный панцирь. Кожа на теле профессора блеснула золотистой коркой — он превратился в живую статую, покрытую слоем песка, даже одежда и волосы стали похожи на искусственные. Лишь глаза оставались человеческими.
Я бросился в атаку.
В этот момент старик развернулся корпусом к Сьюн и размашисто ударил её тем, что было у него в руке. Сжимал он уже не шнурки, а два длинных и пластичных кнута с шипами на конце.
Одно короткое движение кистью руки, всего один жест — и цепкое ударное полотно обвилось вокруг шеи Сьюн. Это была точнейшая атака, выверенная до миллиметра.
Белую Сову не уберегло даже Живое скрытие.
Кнут нашёл её без всяких помех и лишил невидимости. От удушения моего ратника спасло лишь латное ожерелье — чёрная лента, защищающая шею.
Профессор крутанул рукой, и кнут затянулся туже. Сьюн потащило в сторону Зойта.
Броня на её шее хрустнула…
От этого звука меня пробрал мороз, но кроме страха за ратника, накрыла ещё и ярость. Ну уж нет, я не отдам старику ничего: ни мою Сову, ни мою высоту.
— Руби-и-и-и! — Мой выкрик оглушил пустынный берег и эхом отозвался в ближайших скалах.
Я подоспел как раз в ту секунду, когда девушка захрипела и попыталась перерубить полотно кнута у горла. Бесполезно. Орудие профессора оказалось таким же прочным, как и его панцирь из песка.
На бегу я сменил траекторию удара своего тяжёлого меча и буквально смёл Зойта вместе с его кнутами. Старика отшибло в сторону, он рухнул на бок, перекатился и замер, уткнувшись лицом в гальку.
Нет, мой меч его тоже не убил, хоть и попал прямо по груди. Зато кнут соскользнул с шеи Сьюн, оставшись в руке хозяина.
Девушка с сипом вдохнула, обхватила горло, ощупала треснувшую броню и выдавила:
— Ты вовремя…
Я кинулся на лежащего на земле старика, но он не дал мне подойти.
Зойт вскочил на ноги так быстро, будто его толкнула неведомая сила. На самом деле ему помогли два кнута — он хлестанул ими по камням, высекая искры, и за долю мгновения поднялся с земли.
От мощных ударов его кнутов галька раскололась, в воздух отлетели каменные осколки.
— Хочешь знать, какое у тебя уязвимое место, юноша? — спросил Зойт, оскалившись в улыбке.
— Нет! — Я снова бросился в атаку.
Разъярённая Сьюн кинулась на противника со спины.
— У моего домината нет уязвимых мест, ублюдок! — рявкнула она.
Мы атаковали старика, как два стервятника — накинусь на него с таким бешенством, с такой скоростью, с таким желанием уничтожить, что он еле отбился.
Золотистые полотна кнутов мелькали в воздухе, выщёлкивали то по моей броне, то по доспеху Сьюн. Каждый удар нёс в себе огромный урон.
Щелчок кнутом — минус один слой фантомного покрова.
Ещё щелчок — минус второй слой.
Ещё раз — и покрова нет…
Теперь удары кнута обрушились уже на мои латы. Те загудели и даже нагрелись от такого натиска.
Ударные шипы на концах орудий со скрежетом вгрызались в мою броню, царапали, дробили и выбивали из неё осколки. Чем дольше длился бой, тем сильнее мой доспех хрустел и всё быстрее терял мощь.
Зойт орудовал боевыми плетьми, как бог.
Настолько виртуозно, что за ними невозможно было уследить. Юркие полотна атаковали со всех сторон сразу, а сам профессор, казалось, не дерётся, а вытанцовывает.
Точные жесты. Быстрые летящие шаги. Взмахи, повороты, наклоны.
Смертоносные ленты извивались в воздухе, сверкали, хлестали, рубили и секли. Они уничтожали всё, до чего дотягивались.
Кнуты подчинялись старику, будто по волшебству, и становились всё длиннее. Такого я никогда не видел. Осколки камней, искры, пыль и снег отлетали в стороны, а профессор Зойт стоял посреди этого хаоса, как повелитель материй.
Он контролировал пространство боя цепким взглядом и ловил каждое моё движение. Его руки работали беспрерывно: пальцы, кисти, запястья, локти, плечи. Выпад. Удар. Уход в защиту. Снова удар. Поворот. Удар-удар.
Теперь он не казался стариком.
Да какой там старик!
По резвости движений я бы дал ему лет двадцать, не больше. В нём смешались опыт и сила — серьёзное сочетание. Со своей третьей высотой я мало что мог ему противопоставить.
У Зойта было заметно больше силы райфу, чем во мне. Наверняка, его мастерство соответствовало четвёртой или даже пятой высоте.
Единственное, что не давало Зойту победить — это то, что ему противостоял не один ратник, а два. Два сильных ратника рубили его с двух сторон, и ему приходилось с этим считаться.
Я, кстати, так и не понял, кем он был в прошлом: словесником, магом ядов или донором силы. Он не пользовался привычной для меня магией, ни заклинаниями, ни ранговыми техниками. Зато получив духовный опыт от семейства зарглоков, он порядком нарастил мощь в своей новой ипостаси — как маг Ниманда.
Такое мастерство владения боевыми кнутами не смог бы показать даже самый искусный воин.
Однозначно, здесь была примешана магия множественных материй.
Эта догадка подтвердилась, когда при очередном взмахе кнутами в руках Зойта появилось восемь орудий — по четыре в каждой руке. При этом каждый кнут имел свою траекторию удара, свою манёвренность и жил по собственным законам. Каждая лента будто живая; каждая — отдельное существо, которому хозяин отдаёт приказы.
Профессор Зойт будто превратился в разъярённого осьминога!..
Золотистые ленты размножились в его руках, и он ринулся в новую атаку. Теперь ни я, ни Сьюн не могли подойти к нему даже на расстояние удара. Мы завязли в борьбе с многочисленными кнутами, а тех становилось всё больше и больше.
Казалось, сражению не будет конца.
Хотя нет. Конец приближался.
Наше поражение было не за горами.
Сьюн получала урон за уроном, её защитная аура исчезала на моих глазах, и я еле успевал восполнять её прямо во время боя. Ну а сам я терял броню ещё быстрее, чем Белая Сова.
Мои латы теперь не просто трещали — часть из них просто-напросто отвалилась. Правая рука лишилась защиты на плече, как и левая голень, потом дело дошло до корпуса.
Грудь и живот получали всё больше щелчков кнутами, и, в конце концов, броня кирасы проломилась. Она ещё оставалась на теле, но с каждым ударом от доспеха отлетали обломки всё крупнее.
— Киро, надо отступить! — крикнула Сьюн. — Он убьёт тебя!
Отступать я не собирался, но понимал, что если продолжу драться теми же методами, то через пару минут доспеха на мне уже не будет, и Зойт порежет меня кнутами или придушит, как обещал.
Только овощ ему.
Пришло время противопоставить магии Ниманда магию Остадара Стронга.
Благодаря заучиванию вместе с Люче, все внеранговые заклинания отчётливо засели в моей памяти. Каждое слово, каждая техника произнесения. Теперь главное — чтобы голос не подвёл. От долгой и интенсивной битвы дыхание совсем сбилось, а в глотке пересохло.
Зойт продолжал хлестать кнутами пространство. Всё, что попадётся — воздух, берег, камни, меня и Сьюн. Вокруг бушевали вихри песка, взмывали в небо осколки льда, искры и снег. Ленты не унимались ни на мгновение.
Прямо во время его очередной атаки, я глубоко вдохнул носом и прорычал заклинание, которое уже использовал на озере Уомор.
Зелёные фонари.
Они появились в ту же секунду. Огни бесшумно опустились с неба, озарив изуродованный сражением берег, и вереницей закружились вокруг головы моего противника.
Старик должен был среагировать, он должен был ослабнуть и оставить атаку, должен был временно ослепнуть, но…
Зелёные фонари не справились.
Бесчисленные кнуты, что Зойт размножил в руках, устремились на борьбу с заклинанием. Один удар — и вихрь зелёных огней распался. Ещё один удар. Фонари отшвырнуло в ночное небо, где они медленно растворились, оставляя меня на растерзание врагу.
Весёлый поворот, ничего не скажешь.
— Даже не пытайся! — Теперь гнев Зойта обрушился только на меня.
По моей броне с новой силой захлестали кнуты.
Кираса опять затрещала, часть креплений на груди отлетела и глухо ударилась о гальку. Боль пронзила тело, в глазах вспыхнуло. Я повалился в сторону, но успел поставить ноги шире и удержаться.
— Не трогай моего домината! — заорала Сьюн и кинулась прямо под удары кнутов, закрывая меня телом и забирая весь урон себе.
Это дало мне несколько секунд передышки, и я использовал их по максимуму. Махнул мечом и произнёс заклинание, наделяя силой собственное оружие.
Раз сработало во время боя с песочными копиями, то должно было сработать и с копиями кнутов.
Не зря же я читал Теорию уровней, а там было сказано, что чем выше ранг мага, тем виртуознее работа с заклинаниями, в том числе, с оружием.
Если пятнадцатилетний Альмагор Стронг, маг без рангов, использовал меч как проводник для заклинания, то я, маг третьего ранга и не совсем уж тупой парень, могу применить своё оружие не просто как проводник, но и как временное вместилище.
Мои расчёты оказались верными.
Клинок меча покрылся льдистой коркой и сверкнул на острие. Он принял в себя заклинание Моментальной заморозки и был готов отдать его силу.
Теперь бы получилось…
Потому что если не получится — это будет последнее, что я сделаю в своей жизни.
Бросившись в атаку, я сам заслонил телом Белую Сову, а потом одним размашистым ударом резанул по извивающимся кнутам — почти по всем сразу, до каких только смог дотянуться мой чёрный клинок.
Боль пронзила правое плечо. Кажется, я сильно растянул мышцы руки, но оно стоило того.
Заклинание сработало!
Оно сработало!..
Надо было видеть физиономию профессора — его брови поползли на лоб, а в глазах на мгновение появилась паника. Старик такого не ожидал.
Всё, чего коснулся мой меч, моментально застыло и обросло коркой. Весь разбушевавшийся осьминог профессора Зойта замер на несколько мгновений. Их мне хватило, чтобы ударить второй раз — ещё более размашисто, растягивая мышцу плеча до боли и чуть ли не выворачивая сустав.
Второй удар продолжил дело и принялся расхлёстывать орудия профессора к чёртовой матери. Со звоном и скрежетом золотистые кнуты взорвались на осколки.
К моим ударам присоединился меч Сьюн. Вдвоём мы разнесли орудия Зойта за считанные секунды. Град жёлтой крошки взметнулся в небо, осыпал берег, забулькал по воде, застучал о льдины.
Профессор отступил, но это была лишь временная заминка. Нужно было закрепить результат и окончательно выбить Зойта из равновесия, перехватив инициативу. Выбора у меня не было — единственная вещь, которая могла его сейчас остановить, лежала у края берега.
Нужно было лишь добраться.
Пока профессор приходил в себя, я рванул в сторону — туда, где Сьюн оставила сеть, пропитанную дымчатым ядом. До места было порядка метров тридцати.


Отвлеки его на себя, а я заберу сеть!
— крикнул я Белой Сове, используя телепатию.

Девушка кивнула и перегородила профессору путь.
— Не стой у меня на пути, — поморщился тот. — Не подставляйся под удар. Мне нужен только твой доминат!
— Мой доминат? — оскалилась Сьюн. — Так иди и возьми!
В руках Зойта опять блеснули два шнурка — они никуда не делись. Похоже, это была основа для остальных копий.
И тут меня осенило…
Основа для копий!
Маги Ниманда используют основу, экземпляр, на базе которой создают свои силовые копии. Получается, если уничтожить основу, то и копии исчезнут. По крайней мере, это следовало из того, что я наблюдал в бою с Зойтом.
(Утрись, профессор. Наблюдать умеешь не только ты).
Пока Сьюн сражалась с новыми кнутами противника, я добежал до сети. Схватил ловушку с дымчатым ядом и бросился обратно.
— Сьюн! В сторону! — проорал я на бегу.
Заклинание Львиные лапы сработало уже в прыжке.
Ноги оттолкнули меня и точно доставили в место назначения. Уже в воздухе, перед самым замедлением, я распахнул сеть, а потом рухнул прямо на профессора.
Мой доспех хоть и был выщерблен и повреждён, но всё же оставался на мне. Сам я его тяжести не ощущал, а вот Зойту пришлось прочувствовать весь мой вес на своей шкуре.
Я навалился на старика, накрыв его сетью и своим телом одновременно.
Дымчатый яд был рассчитан на зарглоков, поэтому сети им пропитали обильно, а значит, и эффект вышел знатным.
Профессора перекосило.
Он распластался на спине, а я придавил его сверху. Теперь нас разделяла лишь сеть. Песочный панцирь старика смягчил эффект, но даже это не спасло его от боли. Он зажмурился и взвыл, запрокинув голову.
Хотя от удара и падения с высоты мне и самому стало больно — доспех защищал уже не так хорошо, как раньше.
Сьюн помогла крепче обвязать пленника сетью, а я в это время выдернул золотистые шнурки из его рук.
— Значит, это ваше оружие, профессор? Основа для копий?
Профессор вытаращил на меня злые глаза.
— Сдохни, щ-щенок!
Я скомкал шнурки в кулаке.
— А песочных воинов ваши маги так же создают? У вас есть единый прототип, да? Один экземпляр на всех, который вы копируете? Ну и где он хранится? — Я наклонился к перекошенной физиономии профессора и добавил негромко: — Кажется, теперь я знаю одно из ваших уязвимых мест, адами Зойт, а значит, готовьтесь умереть неожиданно…
Он запыхтел и попытался приподняться.
Сеть тут же впилась в кожу его лица, и профессор снова зажмурился, заскулив, как пёс. И непонятно, чего в его скулеже было больше: ярости, боли или ненависти за причинённое унижение.
Зойт был готов мне глотку перегрызть, если б только дотянулся. Вся его выдержка — надменность и хладнокровие — слетели с лица, сменившись бешенством.
Я демонстративно повязал его шнурки себе на грудное крепление доспеха, чтобы не потерять и потом исследовать внимательнее.
Не знаю, чем бы завершилось пленение Зойта, и какой была бы его участь, если б Сьюн внезапно не вскочила и не провопила, с ужасом глядя мне за спину:
— Киро! Там вевера!..
* * *
Под шумок хитрая тварь попыталась утянуть тушу зарглока в озеро.
Теперь понятно, почему вевера так долго прожила — прятаться и воровать она умела. Я даже не сразу её заметил, хоть тварь и была огромной. Вевера не собиралась ни на кого нападать, она лишь желала полакомиться свежим мясом.
Её серо-голубое тело скрывала вода, зато спинной плавник казался бесконечным. Он простирался до середины озера и легко раздвигал льдины. Из этого можно было сделать неутешительные выводы о размере монстра.
Я обернулся.
— Ну здравствуй, четвёртая высота… — прошептал я, во все глаза уставившись на веверу.
По телу пронёсся жар азарта. От предвкушения участился пульс. Наконец-то, четвёртая высота маячила передо мной, совсем близко, в трёх десятках метров.
Иди и возьми её, Киро…
Озёрный монстр показал только часть своего длинного тела, но, судя по виду этой части, вевера была похожа на гигантского морского угря, только с чешуёй и многочисленными плохо развитыми ластами. Они торчали по бокам её тела, как у многоножки. Именно с их помощью она и передвигалась по суше.
У веверы было три головы.
Такие же, какие я уже видел в коллекции трофеев охотника Волькири. Три рыбьих головы, короткие уши и выгнутые вверх рога на лбу и носу, как у носорога.
Правда, на трофее охотника все три пасти веверы были закрыты, а тут…
Каждая голова распахнула огромный зев с зубами, как у змеи, и, вцепившись в ногу зарглока, тянула его в воду. Болотные глаза твари жадно мерцали в ночи — вевера радовалась своей случайной добыче.
Профессор, закутанный в сеть, перекатился на бок.
— Это моя вевера… моя… — прошептал он хрипло. — Это я её нашёл.
— Вы забрали у меня зарглоков, а я заберу у вас веверу, — бросил я ему. — Будем квиты.
— Теперь я понимаю, почему тебя все ненавидят… ты малолетний, заносчивый, нахрапистый фпыртчщщ…
Я не дослушал — мне было уже не до него. Вевера заметила, что на неё смотрят, и потащила зарглока к воде быстрее. Ещё полминуты — и тварь ускользнёт навсегда. При этом профессор мне был ещё нужен.
Еле победив в себе желание прикончить его прямо сейчас, я крепче связал старика в сети и для надёжности ударил навершием меча по затылку. Зойт вырубился мгновенно. Вот теперь можно было заниматься монстром.
Мы со Сьюн отошли от Зойта и переглянулись.
— Нужно выманить тварь на берег, — тихо сказал я.
— Придётся действовать без сети, — нахмурилась Сьюн, покосившись на профессора, закутанного в ловушку, а ведь та предназначалась для веверы.
Мы поспешили к зарглоку, пока озёрная тварь не утянула его к себе в логово.
Боевой облик придавал Белой Сове недюжинную силу, и девушка использовала её по максимуму. Она ухватила зарглока за крыло и потянула по пологому берегу дальше от озера. Я вцепился во второе крыло, помогая ратнику. Доспех тоже давал мне силу, пусть и разваливался на ходу после битвы с профессором.
Тушу несчастной птицы теперь тянули в две стороны.
Вевера тащила её в воду за ногу, а мы — на сушу за крылья. Тащили изо всех сил — противостоять мощи древнего чудовища было не так-то просто.
Туша зарглока застряла на середине, у самой кромки воды.
Недовольство монстра проявилось уже через пару минут. Вевера извернулась и хлестанула хвостом по воде, льдины затрещали, их отшибло в стороны, озеро Уомор снова забурлило.
— Еле держу-у-у… — простонала Сьюн и зажмурилась от натуги.
Она тянула зарглока на себя, уперев ноги в сыпучую гальку. Та шуршала и осыпалась.
— Ещё немного… пусть вевера разозлится… — выдавил я, стиснув зубы.
Моё положение было не лучше — галька перекатывалась под подошвами латных сапог и не давала устойчивой позиции. Вевера тащила меня и Сьюн к воде вместе с зарглоком, но всё же тащила не так быстро, как ей хотелось бы.
Провозившись ещё немного, тварь отпустила птичью ногу, подняла головы и, увидев нас, зашипела. Теперь ей стала понятна причина задержки её ужина.
От злости вевера окропила ядом воду.
По её телу пробежала дрожь, и чешуя приподнялась, выпуская в озеро мерцающий сиреневый яд. Он поднялся на поверхность воды, как нефтяное пятно, и расползся вокруг твари. За одно движение вевера превратила обычное озеро в озеро со смертельным ядом.
Отличное продолжение вечера.
Шесть зелёных глаз уставились на меня и Сьюн.
— Ты слышишь?.. — вдруг прошептала девушка. — С ней что-то не так. Ты слышишь, Киро? Вевера будто шепчет…
Я ничего не слышал, поэтому молча покачал головой. Мы отпустили крылья зарглока и попятились.
— Не паникуй, — прошептал я Белой Сове. — Отвлеки веверу на себя, как обговаривали, и не пускай её в воду.
— Но сеть…
— Я попробую добраться до неё без сети. Есть другая идея. Второго шанса у нас уже не будет.
— Хорошо. Только, Киро…
— Да, я буду осторожнее, — перебил я её.
— Нет, я не об этом. Твой доспех… он может не выдержать. Он цел на две трети. Если ты повредишь его ещё больше, он может исчезнуть, и ты останешься без защиты…
Договорить она не успела. Нам пришлось кинуться в разные стороны.
Вевера совершила бросок. Её тело выскользнуло из воды, дугой изогнулось над тушей зарглока, перескочило его и ударилось о берег.
Тварь действительно была огромной.
Просто гигантской!
Чешуйчатая змееподобная рыба с тремя головами — вид этой древней крошки внушал настоящий ужас. Её тело собралось в спираль, чешуя зашуршала о гальку.
Вевера растопырила многочисленные ласты, легла на землю и устремилась в мою сторону, взрывая берег, как гусеница. Причём очень шустрая гусеница. Зря я посчитал её неуклюжей. Она быстро перебирала ластами и будто плыла, но только по суше.
Странно, но вевера не горела желанием гоняться за мной по берегу. Она лишь отогнала меня, а потом развернулась и отправилась обратно к воде, шумя ластами по камням.
Я впервые встретил такую беззлобную тварь. Лучше б она кидалась на меня и пыталась убить, чем вот так. Хотя это ничего не меняло — ей предстояло умереть и подарить мне четвёртую высоту.
На сушу веверу мы выманили, теперь дело за малым — пронзить твари центральное сердце. Пику, сделанную из посоха, мне должна была передать Сьюн.
Я понёсся следом за веверой, а она устремилась к зарглоку, но путь ей перегородила Белая Сова. Она вскочила на птичью тушу и взмахнула мечом. В другой её руке блеснул золотистый посох-пика.
— Попробуй, забери! — выкрикнула Сьюн, обращаясь к монстру. — Это моя добыча! Не отдам!
Вевера приподнялась и уставилась на девушку будто в недоумении: мол, зачем тебе мой зарглок, глупая? Ты же им подавишься.
Пока Сьюн отвлекала тварь на себя, а та пребывала в ступоре, я оббежал её длинное тело и подобрался сбоку, поближе к тому месту, где три шеи сливались в одну.
Голубая аура чудовища была плотной и горячей — я ощущал и видел это, а значит, мог попробовать применить ранговую технику Оковы воли.
Да, это была опасная техника, но её эффект стоил риска.
Я уже подчинял себе монстра среднего круга, когда боролся за жизнь в охотничьих угодьях Беллы Мориц. Тогда под моё влияние попал трёхрогий жеребец загонщика — тоже тварь непростая. Я подчинил её ненадолго, но мне хватило времени сделать всё, что нужно.
С веверой мне требовалось то же самое. Главное, чтобы монстр не сильно дёргался и дал мне время сосредоточиться. Ради этого я и попросил Сьюн отвлечь веверу на себя, чем она и занималась.
Краем уха я слышал, как Белая Сова беседует с монстром, выкрикивая забавные фразы:
— Ну что, рогатая рыбина? Жрать захотела, да? Была на диете, наверное?
В ответ вевера приподнялась чуть выше и качнула головами.
— Посмотри, какой вку-у-усный зарглок! — кричала Сьюн. — Хочешь себе вкусного цыплёночка? Тогда отбери!
Вевера продолжала изучать глазами орущую девушку с мечом и посохом.
Моя аура в это время охватывала ауру монстра вокруг трёх её голов и шей. На всё тело у меня всё равно не хватило бы мощи. Вот был бы здесь Буф, он бы наверняка справился.
Я действовал аккуратно, очень аккуратно, помня о том, как однажды чуть не потерял вторую высоту в джунглях Юбриона.
Соприкоснувшись с аурой веверы, я начал сковывать её. Не суетился, не торопился, не паниковал, а ме-е-едленно подчинял тварь своей воле. Вот так… медленно и беспощадно…
Вевера замерла, перестав покачивать головами.
Я выдохнул и приложил ладонь к шершавому боку монстра, будто гладил домашнего питомца. Никакой звериной злости. Тварь подчинилась.
Отлично.
Я обошёл веверу и встал точно под тремя головами, нависшими над землёй. Тяжело поднимающаяся грудина предстала моим глазам. Вот она, ямка у центральной шеи, а чуть ниже, по словам Волькири, прячется главное сердце веверы.
Осталось его пронзить.
Я повернулся к Сьюн, а она с замиранием сердца наблюдала за мной и ждала приказа.

— Кидай!
— сказал я, используя телепатию.
— Вот и четвёртая высота, детка!

Девушка метнула посох, как копьё. Оно пролетело над берегом и воткнулось в россыпь гальки у моих ног (в точности Белой Сове, конечно, не откажешь).
Я выдернул посох, сжал его крепче, вдохнул-выдохнул и навёл остриё на то место, где должно быть сердце веверы.
Тело напряглось, готовое выдать мощный удар в грудину монстра, дыхание замерло на вдохе.
И тут меня остановил громкий приказ:
— Не тронь веверу!! Только попробуй её ударить, и твой ратник погибнет!..
* * *
Я так и замер — целясь посохом в сердце монстра. Напряжённый до предела, а теперь ещё и злой.
Приказ был отдан голосом профессора Зойта.
Невольно вскипела ярость. Эта сволочь, даже находясь в ловушке, пытается мне помешать!
Я повернул голову, представляя, как от отчаяния профессор скребёт себя ногтями и елозит в сети по камням, но когда увидел, где находится Зойт, чуть не выронил посох.
Внутри разом похолодело.
Проклятый старик стоял у воды, прижав к себе Сьюн, а вокруг её шеи всё туже затягивался золотистый кнут.
Ну какого овоща?! Я ведь забрал оба шнурка у этого чцепртччч..., скрутил его и вырубил!..
Видимо, вопрос легко читался на моей злой физиономии, потому что профессор усмехнулся:
— У меня всегда есть запасное оружие, глупец.
Ну не ирония ли?..
Если бы я не торопился к вевере, и у меня было больше времени, я бы обязательно обыскал его, обшарил бы всю его шевелюру и всю бороду, каждую складку на одежде, но нашёл бы запасной шнурок. Только времени у меня не было.
— Если ты убьёшь мою веверу, то я убью твоего ратника, — пригрозил Зойт и ещё туже затянул кнут на горле Сьюн.
Девушка захрипела и вцепилась пальцами в ленты, что её душили.


Даже не смей, Киро… ты должен получить высоту…
— прозвучал в голове её голос.

— Сложный выбор, правда? — ощерился профессор. — Или ранг, или ратник. Что тебе важнее?
Я почувствовал, как аура веверы выходит из-под моего контроля.
— Знаешь, а ведь это и есть твоя уязвимость, — продолжал тем временем Зойт. — Твой ратник — твоя уязвимость. Я наблюдал, как ты всегда прикрываешь её в бою. Эта девчонка-дух очень дорога тебе. Она твоё слабое место. А теперь убери-ка пику от сердца моей веверы!

— Нет, Киро! Ни за что не убирай… ты так долго к этому шёл…
— Голос Сьюн оглушал мой череп всё громче.

Профессор тем временем ждал и повторял одно и то же:
— Или ранг, или ратник. Что тебе важнее, Киро Нобу? Ранговая высота или боевой друг? Ох, какой сложный выбор.
На самом деле выбор был не сложным, он был очевидным.
Я опустил посох.
— Высоту я могу получить в любой другой день, а такого ратника у меня не будет уже никогда.
— Киро… — просипела Сьюн, дёргаясь в руках профессора, но тот ещё сильнее скрутил кнут и стянул шею девушки.
— Что ж, для тебя это хороший выбор, хотя лично я выбрал бы ранг, конечно. — Зойт заулыбался, оглядывая лицо Сьюн. — Какая хорошенькая у тебя уязвимость. Будь я моложе, я бы тоже не устоял.
— Я не его уязвимость! — вдруг выкрикнула Сьюн. — Я его преимущество!
С этими словами она вцепилась профессору в плечо, оттолкнулась от берега ногами и сделала прыжок назад, рухнув вместе с Зойтом прямо в воду.
В озеро, наполненное ядом.
* * *
Сиреневые брызги метнулись над гладью воды, но я даже дёрнуться в сторону озера не успел — меня оглушил мощнейший удар.
Чешуйчатая махина смела моё тело с места и отшвырнула в сторону. Я не сразу осознал, что лечу в дерево, а ведь деревья росли довольно далеко от южного берега.
Хорошо, что на мне был доспех.
Без него я бы размозжил себе голову и переломал позвоночник. Удар был чудовищный. Такой, что затрещала древесная кора.
Я рухнул вниз, на корни, и не сразу пришёл в себя. Сначала поднялся на четвереньки и постоял так немного, чтобы сориентироваться в пространстве. Рука нащупала на земле связанные в узел золотистые шнурки.
Мысли сразу вернулись к Зойту, и злость не заставила себя ждать.
Я скомкал шнурки, сунул их в карман и пополз в сторону озера. И только когда почувствовал, как больно врезаются в колени острые камни, то понял, что доспеха на мне больше нет. Он защитил меня в последний раз и исчез.
Это был конец.
Конец всему.
Я полз по берегу на четвереньках, еле двигая телом. Без ратника, без высоты, без доспеха. Осталось потерять жизнь — и будет полный набор. Хотя жизнь мне нельзя было терять: если я подохну, то не вытащу брата из Гнездовья.
Пелена перед глазами чуть рассеялась, я поднялся на ноги и шатающейся походкой продолжил движение к озеру.

— Сьюн!
— Я позвал ратника, обращаясь к ней с помощью телепатии. —
Сьюн! Ты слышишь? Сьюн, отзовись! Скажи, что мой череп полон дерьма! Сьюн!

Ноги подогнулись, и я снова упал на четвереньки, но своего движения не остановил, как не прекратил и призывы. Правда, уже шёпотом:

— Сьюн, ты слышишь? Отзовись…

Так я полз и полз, пока хватало сил. Порой останавливался и переводил дыхание. В конце концов, я всё же нашёл в себе волю, чтобы снова подняться на ноги.
Когда до воды оставалось метров тридцать, я остановился и оглядел берег. Он был пуст.
Ни веверы, ни мёртвого зарглока, ни профессора.
Ни Сьюн…
Только спокойная гладь озера мерцала сиреневой плёнкой яда, мирно колыхала льдины и встречала рассвет.
Небо заметно посветлело, отблески приближающегося солнца уже окрасили горы в розовато-жёлтый. Постепенно глазам открывалось изуродованное битвами озеро Уомор. Изрытый южный берег, поваленные и сгоревшие деревья на востоке, дым от пожарищ, переломанные льды, брызги яда и лужи крови у кромки воды.
Я смотрел на озеро и чего-то ждал.
Сам не знаю чего.
Стоял, еле держась на ногах, и не сводил глаз с сиреневой глади Уомора. Рассвет продолжал набирать краски. Лучи солнца пробились через вершины гор и осветили долину, а я всё стоял и стоял, будто гипнотизировал проклятое озеро.
Не выдержав больше бездействия, я приблизился к воде.
Озеро лизнуло подошвы моих ботинок, слегка окатив их волной. Кожа на обуви покрылась сиреневым налётом. Яд веверы продолжал действовать.
«Один глоток такой воды — и ты сдохнешь», — говорил мне Волькири.
Охотник, скорее всего, был уже мёртв, как и маг, которого он замуровал в земле, потому что я так его и не освободил.
Ещё раз окинув взглядом ядовитое озеро, я вдруг заметил, как вдалеке перевернулась одна из льдин.
С чего бы ей переворачиваться?..
— Сьюн! — снова заорал я.
По телу пронеслась волна жара.
Я не придумал ничего другого, как активировать фантомный покров. Прошло прилично времени с того момента, как я его использовал. Он должен был временно защитить меня от воздействия яда.
Один слой, второй, третий…
Покров восстановился.
— Сьюн! — продолжать звать я, то вслух, то телепатически.
Я скинул куртку и кожаный жилет, чтобы плыть было легче, а сам в это время не сводил глаз с того места, где перевернулась льдина.
Без сомнений и страха я бросился в воду, подняв за собой волны. Фантомный покров защитил от холода и принял урон от яда на себя. Правда, на эту радость можно было долго не рассчитывать.
Первый слой сразу покрылся сиреневым налётом и начал исчезать.
Я прибавил скорости, хотя и так двигался на пределе сил. Яд принялся за уничтожение второго слоя покрова. В это время я как раз добрался до того места, где перевернулась льдина.
Огляделся. Никого.
Холод, вода и яд.
В отчаянии я ударил по льдине кулаком.
— Сьюн! Ответь!
И наконец услышал еле различимое:
— Киро…
Это был голос Белой Совы!
Я моментально нырнул в воду, под ядовитую плёнку, и с помощью телепатической связи опять позвал Сьюн. Ответом мне стала могильная тишина Уомора.
Тем временем яд принялся жрать третий слой моей защиты. Позвав Сьюн в последний раз, я уже собрался выныривать, как вдруг увидел, что из чёрной бездны озера на меня надвигается чудовище.
Похоже, вевера пришла вернуть мне должок за покушение на её жизнь…
* * *
Я кинулся в сторону, вынырнул и забрался на ближайшую льдину, прижавшись к ней животом.
Это меня, конечно, не уберегло.
Гигантская тварь крутанулась вокруг льдины, создавая водоворот, а потом сделала то, от чего ужас сковал поджилки. Чешуя на теле монстра ощетинилась, и я отчётливо увидел сиреневые канальцы с ядом.
Ну вот и настал черёд потерять жизнь.
Цепляясь за льдину, я поднял голову и посмотрел твари во все её шесть глаз по очереди.
— Ну давай, рыба… сегодня ты отлично пожрёшь…
Вевера склонила голову набок, будто услышала меня и поняла. Я же напряжённо ждал, когда чудовище выпустит в озеро ещё больше яда, и не сразу понял, что сиреневая плёнка, наоборот, уменьшается.
Поверхность Уомора очищалась прямо на глазах.
Вевера вбирала в себя выпущенный яд. Она будто всасывала его обратно, собирая канальцами в чешуе, и пока это происходило, я цеплялся за льдину и с неверием оглядывал озеро.
— Не знаю, что ты делаешь, древняя тварь, — прошептал я закоченевшими губами, — но лучше бы ты вернула мне Сьюн.
Вевера качнула головами, и вдруг из воды с шумом и брызгами поднялся её хвостовой плавник, здоровенный и серебристый.
На нём лежала Белая Сова.
Увидев её, я соскользнул с льдины в воду, как грёбанный тюлень, и принял девушку уже в воде. Причём в чистой воде, без яда. Сьюн была жива, её аура выглядела крепкой, только что обновлённой.
Я обхватил девушку рукой и поплыл к берегу. Грёб так быстро, насколько хватало дыхания и сил, плыл и плыл, не останавливаясь. Стремился я к восточному берегу — до него теперь было ближе, чем до южного. Именно там мы оставили охотника Волькири. Там же располагался лагерь магов Ниманда.
Добравшись до скалистого берега, поросшего деревьями, я вытащил Сьюн на сушу и, трясясь от холода, склонился над её лицом. Зубы постукивали друг о друга, пальцы заледенели и совсем не слушались. Теперь осталось умереть от переохлаждения…
Я даже не пытался анализировать всё, что только что произошло.
— Сьюн, очнись… — Мои руки обхватили девушку и прижали к себе.
Она открыла глаза и что-то прошептала, но я не разобрал ни слова. Пришлось приблизить ухо к её губам.
— Мой навык третьей высоты, — услышал я её голос. — Он спас меня, Киро.
Я нахмурился, уставившись на девушку.
— Какой навык? Иммунитет к ядам?
Она качнула головой. Её голос стал более отчётливым: дыхание возвращалось к ней, как и силы.
— Иммунитет к ядам тоже сделал своё дело, но сейчас я о другом.
— Тогда о чём?
Она улыбнулась.
— На что мне такой глупый доминат? Разве ты не помнишь, как при первой нашей встрече, ещё на арене, я перечисляла тебе навыки, которые получу на третьей высоте?
Я принялся перебирать в памяти все навыки ратника.
Итак, что там было на третьей высоте? Телепатия, исцеление домината, иммунитет к ядам, навык Живого скрытия, Тёмное зрение и…
Ч-ч-ч-чёрт возьми! Вот это охренеть!.. От этого открытия меня даже в жар бросило, и тело перестало трястись от холода.
— Догадался? — Сьюн вскинула брови. — И без подсказки?
— Да ты меня носом в подсказку ткнула, — поморщился я.
Девушка высвободилась из моих объятий и села на камне, подогнув под себя ноги. Восстановилась она быстро, будто не лежала минуту назад почти бездыханная у меня на руках.
— Ну так что, Киро? Ты догадался или только сделал вид, что догадался, чтобы не упасть в моих глазах?
Сейчас мне было не до шуток. Если честно, я до сих пор не до конца верил, что Сьюн жива и разговаривает со мной. Только тема для беседы была действительно странной.
Я внимательно посмотрел на неё и ответил:
— Ты говорила, что на третьей высоте сможешь понимать язык древних чудовищ, а та вевера — древнее чудовище. Неужели ты… — Я замялся, буквально заставляя себя это сказать: — Неужели ты разговаривала с веверой?
Сьюн кивнула.
— Когда я упала в воду, то надеялась только на свой иммунитет к ядам. А вот у профессора его не имелось, и он погиб. На это я и рассчитывала. Я сама видела, как он захлебнулся и пошёл ко дну, а из его рта брызнула сиреневая пена.
Что-то я засомневался, что профессор так просто утонул, но не стал возражать.
— Так вот, пока я была в воде, — продолжила Сьюн, — то услышала шёпот. Вевера вернулась в озеро, забрав с собой тушу зарглока, а заодно и меня прихватила. По пути она сказала, что зарглок её устроит, и она ещё пару месяцев будет его переваривать. Потом сказала, что смертные такие бестолковые, и даже духи попадаются бестолковые. Такие, как я. Но ты её всё же напугал, когда покорил часть её ауры и приставил пику к её грудине. Правда, жизни она бы всё равно не лишилась, так как у неё не три сердца, а четыре. Она уникальна среди вевер.
В моей голове не укладывалось всё, что поведала Сьюн.
Вевера… что делала? Говорила? Вон та озёрная лупоглазая рыба рассуждала о бестолковости людей?.. Серьёзно?
— Значит, не веришь? — сразу заметила мои сомнения Сьюн.
— Хочешь сказать, что все монстры умеют разговаривать? Пауки, кровососы, иглокожие волки?
— Пф-ф. Ну нет, конечно! Не все же из них древние чудовища. Но если ты в них не веришь, то и пожалуйста. Тогда упустишь свою четвёртую высоту, балбес.
— Не понял, — уставился я на неё. — Высота уже упущена.
Сьюн покачала головой.
— Не упущена. Ты заметил, что вевера восполнила мне повреждённую ауру? И это при том, что она знала, что мы пришли её убить. Поначалу она не собиралась оставлять меня в живых, но когда ты кинулся в ядовитое озеро и начал меня искать, то она прислушалась. Твоя сила духа восхитила её. Она сказала, что упорством и несгибаемой волей ты похож на того, кто когда-то давно принёс её в это озеро и выпустил, сохранив ей жизнь.
— Так что насчёт четвёртой высоты?
Белая Сова закатила глаза.
— Ты невыносим, Киро! Я тебе про силу духа, а ты высоту догоняешь. — Она махнула в сторону воды и добавила как бы между прочим: — Вевера может поделиться с тобой духовным опытом добровольно. Убивать её, кстати, для этого не нужно.
Я кашлянул, чуть не подавившись известием.
— А ты не могла сразу с этого начать?
Сьюн картинно надула губы.
— Ну конечно. Что тебе важнее, высокий ранг или боевой друг? — Она заулыбалась. — Не надо, не отвечай. Я своими глазами видела, что ты выбрал.
Поёжившись, я поднялся на ноги и глянул на озеро.
— Так что там насчёт духовного опыта? Куда вставать в очередь на раздачу?..
* * *
Это было странно.
Весь мокрый, я стоял без верхней одежды, среди снегов и камней, на ледяном ветру, но всё равно не замёрз.
Жар охватывал тело, пока древняя вевера готовила меня к ритуалу передачи духовного опыта. Для этого мне пришлось снова вернуться на южный берег.
Вевера выползла на сушу и склонила ко мне все три головы.
На секунду я даже подумал, что это ловушка, и вевера сейчас порвёт меня на клочки. А что? Вот три её зубастых рта, а вот я, совершенно беззащитный кусок мяса — жри не хочу.
Болотные глаза монстра внимательно смотрели на меня, вевера тихо шипела и качала головами. Сьюн стояла рядом и переводила мне речь древнего чудовища.
— Такие, как я, уникальны, — сказала она мне. — Ты поймёшь меня, потому что тоже уникален. Сохраним секреты друг друга, ведь есть знания, а есть мудрость. Мир погружается в хаос. Сегодня я узрела древнюю магию в том человеке, что пришёл убить меня. Когда-то я уже встречала такую магию, в том мальчике, что принёс меня сюда. Сто лет назад. Это был хороший человек, родом из Бар-Сабба, но его дело послужило злу. Разгадав его тайну, ты познаешь и тайну того, кто тебе противостоит. А теперь прими от меня часть моего духовного опыта, юный маг. Пусть он послужит на благо нашего мира.
Вевера смолкла, подняла все свои головы и выпятила грудину, в которую я недавно целился самодельным копьём. Озёрная тварь глубоко вдохнула, а на выдохе её голубая аура потянулась к моей…
Это всё, что я успел увидеть.
Потом меня накрыло сразу несколько ощущений — боль, восторг, жар и тревога — а затем я почувствовал, что падаю, и меня подхватывают чьи-то руки.
…Открыл глаза я уже в школьном портале, лёжа на одной из скамей и прикрытый курткой. Ещё не успев осознать, изменилось ли во мне хоть что-нибудь, я ощутил на себе пристальный взгляд.
На меня серьёзно смотрела Люче.
Девушка не спросила ни о чём: ни о четвёртой высоте, ни о моём ратнике, ни об охотнике, ни о Ниманде.
Сестра директора наклонилась к моему лицу и тихо сообщила:
— Альмагор всё подготовил. Можно отправляться в Гнездовье. — Потом Люче сделала паузу и добавила с тревогой: — Только тебе нельзя туда идти, Киро. Ты погибнешь. Я видела сон, как тебя убивает собственный брат…

***


...финал третьего тома.


===


===

===

===


===

===

===


Nota bene

===

===

===

===

===  novel
popadantsy-v-magicheskie-miry
fantasy-action
adventure

А.
Райро

Темный ратник. Факультет. Том 3

Это третий том

  ***

Кто-то теряет ногу, кто-то — руку, а я потерял все тело и свой мир в придачу. Однажды, тестируя партию новых боевых доспехов, я взорвался прямо во время проверки и……


ru


Telegram Bot
@attofb2_bot

2021
===
author-today-145399
1635222414937


Книга 3. 

Четвёртый том появился ...

***

  Читать   дальше   ...   

***

***    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/149070-temnyy-ratnik-fakultet-tom-3

https://author.today/work/145399

https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-3-read-677355-1.html

https://author.today/reader/145399 

https://author.today/u/rairo

https://author.today/reader/152617/1260899

https://author.today/work/145399

https://author.today/work/131216

***

***

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

Просмотров: 129 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: