Главная » 2024 » Февраль » 5 » Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 3.030
22:23
Темный ратник. Факультет. А. Райро. Том 3.030

***  

=== 


===

===

* * *
А. Райро

Темный ратник.

Факультет.
Книга 3.

Эпизод 1.                              

* * *
Портал сиял за спинами Творцов.
Он всё ещё ждал, когда я в него войду.
Чтобы его открыть, я пережил столько дерьма, пролил столько крови, и своей, и чужой. Чтобы его открыть, я отказался от многого — возможно, самого важного, что мог бы найти за всю свою жизнь.
Я отказался от всего, а теперь дверь закрывалась перед моим носом.
Эта чёртова дверь закрывалась!
Облако портала из бисерин задрожало, будто призывая меня поторопиться и не быть кретином, вот только существа в длинных одеждах отрезали мне путь.
Я отчётливо увидел, как свет портала начинает гаснуть, а ведь до него оставалась всего пара метров. Пара метров — и я уже там, рядом с братом… всего пара грёбанных метров…
— Какого чёрта вы творите, ублюдки? — шёпотом спросил я, уставившись Творцам прямо в глаза, в их блеклые вертикальные зрачки.
Творцы стояли стеной.
Их лица ничего не выражали. Равнодушные фвыпрщщщ..., сующие нос туда, куда их не просили.
Творцы тоже смотрели на меня, все трое. Смотрели и молчали, а портал продолжал гаснуть за их могучими спинами.
Мои кулаки сжались, я шагнул вперёд, приближаясь вплотную к Творцам — так близко, что почувствовал, как от них пахнуло морской тиной и холодом.
На их фоне я выглядел ничтожным и беззащитным. Они могли растоптать меня, расплющить громадной ладонью, стиснуть в кулаке до хруста, смять и выкинуть.
— Уйдите с дор-роги! — громче произнёс я и от злости скрипнул зубами, отлично понимая, что противопоставить мне нечего.
Без участия Белой Совы я не обладал доспехом ратника.
Из силы у меня осталась лишь третья высота с ранговыми техниками: фантомный покров, оковы воли и охотничий взгляд. А ещё оружие Филата Фонтея — браслет и перстень из маг-металла.
На этом всё.
Больше ничего не было. Хотя и это немало.
Я окинул взглядом молчащих Творцов, сделал несколько шагов назад и задействовал фантомный покров третьего уровня. Потом поднял правую руку с браслетом.
Магическая сталь вздрогнула и раскрылась, облепив мне ладонь, запястье, локоть, плечо…
Пальцы сомкнулись, отдавая команду.
На тыльной стороне предплечья сложился стальной арбалет. Он щёлкнул, окончательно сформировавшись. В это время я вынул из ленты на поясе три заряда пламенной золы и молниеносно насадил их на болты арбалета.
Три Творца.
Три заряда.
Один Бог знал, что будет, если я выстрелю.
— Уйдите! — Я вскинул руку и прицелился в крайнего левого из гигантских тварей. — Уйдите цапрмшшш...! Мне терять нечего, и вы это знаете!
Творцы продолжали стоять и смотреть на меня.
Портал позади них темнел, бисерины дрожали, их свет неумолимо гас.
— Бейт… — В этот самый момент на плечо мне легла чья-то ладонь. — Успокойся, парень. Не делай того, о чём будешь жалеть. Ты слышишь меня, Бейт? Нужно сначала разобраться.
Это был голос Альмагора Стронга, медленный и ровный.
Директор школы Трон-Стронг разговаривал со мной так, будто я террорист, захвативший самолёт, и вот-вот расстреляю заложников.
— Бейт Беннет… Киро Нобу… — Пальцы директора крепче сжались на моём плече. — Ты должен взять себя в руки. Повторяю: успокойся.
— Вы знали? — прошептал я, не сводя прицела с бледной рожи одного из Творцов. — Вы знали, что они так сделают? Вы знали, директор?..
Мой пульс зашкаливал, в ушах стучало, по вискам текли капли пота, но рука не дрожала, готовая выстрелить.
— Вы знали? Знали или нет?
Вместо ответа директор убрал руку с моего плеча, обошёл меня, встав между мной и Творцами, и обратился уже к ним.
Заговорил он мягко, но отчётливо. Только я всё равно не понял ни слова — Стронг разговаривал с Творцами на незнакомом мне языке.
Он задал несколько вопросов, и впервые я увидел, как общаются Творцы. Они даже рта не открыли, зато по воздуху пронёсся множественный шёпот, будто их было не трое, а тысяча.
Услышав их ответ, Альмагор Стронг покачал головой и нахмурился. Затем посмотрел на меня и снова перевёл взгляд на Творцов.
— Значит, вот как? — спросил он у них, уже на своём языке. — Почему вы не сказали мне раньше? Почему только сейчас?
В голосе Стронга зазвенела сталь.
Он был недоволен и зол. Из этого я сделал вывод, что он действительно не знал, что Творцы вмешаются.
Директор прищурился.
— Мы всё равно должны отпустить его, кем бы он ни был. Мы слишком рискуем…
Он не договорил — его перебил шёпот, громкий и требовательный.
На лицах Творцов впервые отразилась эмоция: это был гнев. Но мне было плевать на их гнев — спусковые механизмы арбалета ждали, когда я выстрелю, рука была тверда, как никогда. Маг-металл нагрелся от напряжения и обжигал кожу. Нервы натянулись в струну.
— Скажите им, чтобы они отвалили! — рявкнул я. — Пусть они отвалят!
— Они не уйдут, Киро, — ответил директор, не оборачиваясь на меня, а продолжая глядеть в лица Творцов. — Опусти оружие. Ты всё равно их не убьёшь, зато разозлишь, и тогда ты не увидишь брата. Никогда его не увидишь, ты понял?
— Мне нужен этот портал, — процедил я. — Пропустите меня. Я сделал всё, что вы просили… даже больше… а теперь пропустите меня… вы поклялись… поклялись… вы поклялись, директор… разве нет? Если вы не исполните клятву, то потеряете силу.
Вот теперь Стронг обернулся.
— Я только что исполнил свою клятву, Киро. — Он не стал скрывать горечи в голосе. — Я исполнил клятву, как только Кезарий открыл портал. Клятва не предполагала того, что ты пройдёшь дальше.
Моя рука дрогнула.
— Что?.. Так вы обманули…
— Нет, я не знал, что так будет, — твёрдо ответил директор. — Творцы дали мне возможность исполнить клятву, чтобы я не потерял силу, и только потом вмешались. Прости, Киро, я не предполагал, что так случится. Творцы не обязаны передо мной отчитываться. Они сделали то, что сделали. И сейчас они объяснили мне, зачем вмешались и чего хотят. Это связано с…
— Да мне щыфстггг..., с чем это связано! — заорал я. — Пропустите меня, рпитшнннн.... ! Дайте мне пройти! Дайте пройти! Дайте мне хотя бы день, один день! Если не день, то дайте мне час! Дайте мне всего час! Я вернусь сюда, но дайте мне хотя бы час!
Видя мою бешеную решимость, директор шагнул ближе.
— Они не отпустят тебя. Я объясню почему. Я объясню тебе всё, Киро. Только успокойся. Я прошу тебя успокоиться и осознать смену обстоятельств.
— Нет, — я покачал головой. — Мне плевать на смену обстоятельств. Мне нужен мой брат. Мой брат! Мне нужен Броннан!
Стронг сделал ко мне ещё один шаг и выставил правую ладонь. Опасно блеснули все пять его меток райфу.
— Либо ты успокоишься сам, либо мне придётся успокоить тебя. Это будет больно. Ты слышишь, Киро? Это будет больно и унизительно!
На боль мне сейчас было особенно певать. Да какая там боль, когда портал гаснет?.. За него я цеплялся до последнего, хотя уже понимал, что мне не пройти.
Они не пропустят меня.
Эти трёхметровые ублюдки не пропустят меня.
Чудовищным усилием воли я заставил себя заговорить спокойнее, но арбалет всё так же направлял в лицо одного из Творцов.
— Что им нужно? Чего они от меня хотят?
Стронг кивнул.
— Вот это другой разговор, Киро.
— У меня условие, — тут же добавил я. — Если они его не выполнят, то…
— Какое условие? — перебил меня Стронг.
Я оглядел ненавистные лица Творцов.
— Пусть они переместят моего брата сюда. Если я не могу к нему попасть, то пусть он попадёт ко мне. Если нет, то я лучше перережу себе глотку, чем буду работать на таких ублюдков, как ваши нрпетшшш...  Творцы. Либо мой брат, либо овощ вам всем! Я понятно говорю, или повторить? Повторить? Или мой брат, или идите фисчкщщщ...! Вы все! Идите птрнегггг...!
Директор пристально посмотрел мне в глаза и повернулся к Творцам.
Он снова заговорил с ними на непонятном языке. Они слушали его внимательно и опять молчали. Эти проклятые уроды молчали!
Я покосился на ратника Кезария, что стоял поодаль.
Он всё ещё держал портал открытым, но тот продолжал гаснуть и терял силу: бисерины в облаке портала медленно распадались, растворялись в вонючем болотном воздухе. Моя надежда гасла вместе с ними.
Альмагор Стронг в это время говорил с Творцами. Сначала на их языке, но потом резко перешёл на свой:
— Это не его просьба! Это моя просьба! Моя личная просьба! Выполните её! Верните ему брата!
Наконец, Творцы ответили. Только не ему, а мне.
Я услышал их шёпот у себя в голове и, как ни странно, сразу понял их язык.
— Ты останешься здесь. Ради двух погибающих миров ты останешься здесь, потому что именно здесь таится главная угроза. Ты разовьёшь в себе силу, которая победит того, кто рушит наши миры. Сейчас ему нет равных. Даже Альмагор не смог удержать его, потому что не способен ему противостоять. Но ты способен. Всё остальное тебе расскажет сам Альмагор, он станет твоим учителем. Мы же одарим тебя Высшим Драконьим доспехом, когда ты достигнешь достойного уровня. А потом ты убьёшь того, кто устроил хаос в обоих мирах. Ты убьёшь его. Ты это сделаешь, иначе тебя не будет ни в одном из миров.
Я до боли зажмурился, но руку с арбалетом так и не опустил.
— Убейте его сами, — прошептал я. — При чём тут я?
— Творцы не имеют права убивать, — ответили они. — Творцы лишь дают или отнимают свои дары. Но когда рушатся миры, они не смеют стоять в стороне. Альмагор вызвался помочь, но у него не хватает сил. Он не обладает тем, чем обладаешь ты. Никто не обладает. Мы простили тебе даже совокупление с ратником, хотя любой другой маг был бы уже низвергнут, а его ратник изгнан из Каскадов. Но мы сохранили вас. Вас обоих. Белая Сова возвысит тебя как никто другой.
От их напористого шёпота по коже пронёсся мороз.
Да плевать, что они там говорили. Я стоял на своём.
— Мой брат. Мне нужен мой брат. Или он, или пусть ваш мир погибает дальше.
— Тогда твой мир погибнет тоже. И погибнет он раньше, чем наш, если ничего не предпринять.
— Моё условие остаётся прежним. Верните мне брата или пропустите меня в портал, и я сам его заберу!
Творцы замолчали.
— Мне нужен мой брат! Перенесите его сюда! — Казалось, от напряжения кровь вот-вот брызнет из глаз, но я продолжать требовать: — Мой брат! Мне нужен мой бр-рат!
— Киро, уймись, — прошептал мне Стронг. — Уймись. Ты делаешь только хуже.
— Пусть они перенесут брата сюда! Пусть они гарантируют мне это! Почему они молчат?! Пусть они скажут! Пусть перенесут брата сюда и скажут мне об этом!
И тут они сказали.
Сказали так, что я чуть не оглох.
Их шёпот превратился в жуткий рёв тысяч голосов:
— ЭТО НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО!
Мои мозги будто смяло под чугунным прессом.
От треска в голове и слепящей боли перехватило дыхание, но в меня уже успел вселиться бес: никаких здравых мыслей, лишь тупая ярость. В башке звенело, злость рвала изнутри зарядом тротила.
— Значит, невозможно? Невозможно, да?.. — прошептал я, не замечая боли, вообще ничего не замечая. Прищурился и добавил громко: — Тогда и остальное невозможно!
Щёлкнули спусковые механизмы.
Арбалет выпустил три заряда.
Один за другим, прозвучали три взрыва. Жаркий ветер окатил меня с ног до головы, обжёг лицо, нагрел одежду, раскалил воздух, пригнул и опалил редкие кусты. Зарево поднялось к небу, отблески окрасили болота, в воздухе захлопали вспышки, и угли хвостатыми метеорами метнулись над головой.
Фейерверк.
Это был самый настоящий фейерверк из пламени.
Через секунду гигантские фигуры Творцов исчезли в огне, а потом невидимая сила швырнула меня вверх. Схватила и швырнула, как щенка.
Я даже вскрикнуть не успел.
Меня подняло метров на тридцать и перевернуло вниз головой, после чего кричать уже не имело смысла, но злость ещё не отпустила и вибрировала внутри, затмевая собой страх и отчаяние.
Я висел вверх тормашками, раскинув руки в стороны, как перевёрнутый крест. Висел высоко над землёй, без возможности даже шевельнуться.
Маг-металл сложился обратно в браслет, мышцы окаменели, позвоночник выгнуло так, что заныли кости, пальцы растопырились, готовые выскочить из ладоней, шея хрустнула, кровь прилила к лицу.
Это действительно было больно и унизительно.
— Я просил тебя успокоиться! Просил же? Просил!! — Голос Стронга оглушил болота вокруг. — Пока не успокоишься, будешь висеть там! Я же сказал, что Творцов невозможно убить! Сказал же? Сказал!! Но ты меня не слушаешь!
— Да пошли вы… — выдавил я еле-еле, стиснутый чудовищной силой директора.
Он стоял внизу, задрав правую руку над головой, и смотрел на меня. Подол его плаща поднимал ветер, красные волосы растрепались.
Вспышка огня, охватившая Творцов, уже исчезла, но сами гиганты остались, будто не было ни выстрелов, ни взрыва, ни пламени. Они продолжали стоять, а за их спинами точно так же мерцал угасающий портал.
Он исчезал на моих глазах, а я ничего не мог сделать.
Портал исчезал.
Мои надежды рушились…
Что ж. Теперь можно было спокойно падать вниз головой и ломать себе череп. Все мои старания, все мои попытки — всё обернулось тем, что я снова должен был что-то для кого-то делать. И вот теперь никаких гарантий, никаких клятв никто мне не дал — ничего.
У меня не осталось ничего.
А раз так, то получат они овощ собачий, а не услуги Киро Нобу…
Неожиданно Творцы заговорили сами.
На этот раз не со мной, а с директором Стронгом. Они зашептали ему на своём языке, а он всё ниже опускал задранную руку, пока не схватился ею за собственный лоб.
— Неужели?.. — пробормотал он, с удивлением вытаращившись на трёх гигантов. — Это правда? Вы не ошиблись?
Творцы приложили ладони к груди, будто клялись в чём-то.
Директор сделал то же самое и поклонился существам. Несколько секунд Творцы смотрели на него, а потом исчезли.
Растворились в болотном мареве.
Портал остался гаснуть, и меня будто током ударило: ведь можно ещё успеть. Можно успеть! Творцы ушли, а значит, никто мне больше не помешает.
— Ди… ди… ректор… — выдавил я. — Пожалуйста… отпустите меня… они ведь ушли… при… придержите портал… дайте мне уйти… директор…
Не знаю, откуда во мне взялось столько сил, но я смог сжать кулаки и прокричать:
— Не закрывайте его! Только не закрывайте!
Альмагор Стронг поднял голову, посмотрел на меня и… улыбнулся.
Этот нрпотщщщ... улыбнулся! Ему было весело!
Затем он повернулся к Кезарию и отдал приказ:
— Закрывай.
Вися в воздухе, я завопил, как умалишённый:
— Нет! Нет! Не надо! Не-е-ет!
Медленно-медленно, будто издеваясь надо мной, бисерины портала начали разлетаться в стороны и превращаться в пепел.
— Нет! Оставьте! — орал я. — Оставьте его! Оста-а-авьте!
Портал неумолимо гас, пока через несколько секунд его не стало. Он рассыпался на моих глазах и разнёсся по воздуху, как серый снег.
Больше я ничего уже не кричал.
Висел вниз головой, вдыхал смрад болот, сопел, как бойцовский пёс, и безотрывно смотрел на пустое пространство — туда, где только что мерцала моя надежда попасть к брату. Смотрел и смотрел, до рези в глазах.
Прошла минута.
— Ну? Ты успокоился? — спросил Стронг снизу.
Я промолчал.
— Успокоился? Или ещё повисишь?
— Чтоб… вы… сдохли… — пропыхтел я.
— Тогда ещё повисишь.
Я скрипнул зубами, но отвечать не стал.
Директор о чём-то тихо заговорил с Кезарием, но я не слышал о чём именно. В голове шумело, лицо горело, мышцы совсем затекли, позвоночника я не ощущал вовсе, будто его вынули из спины.
Так прошло ещё несколько минут.
— Ладно, Киро, — снова заговорил директор, — у нас нет времени заниматься терапией. Успокоишься уже в школе.
Что? Школа? Ну какого чёрта? Какая школа?..
— Идите фваптрччч… со своей школой…
— За такие слова я бы оставил тебя здесь, пока ты не погибнешь от кровоизлияния в мозг.
— Так оставьте!
Директор взмахнул правой рукой, и меня резко бросило к земле.
Я рухнул на спину, плюхнувшись в лужу, как мешок. Вонючая вода взорвалась брызгами вокруг меня и окропила разгорячённое лицо. Показалось, что капли зашипели на коже — настолько лицо горело.
Сил подняться у меня уже не было, я всё истратил на вопли и ненависть, поэтому продолжал трупом лежать в грязной болотной жиже и тяжело дышал, уставившись в небо.
Подошёл Стронг. Он внимательно глянул на меня сверху вниз.
— Успокоился?
Я посмотрел ему в глаза (точнее в один глаз — второй был скрыт чёрной повязкой) и процедил:
— Вы убрали портал. Вы закрыли его, хотя могли оставить. Никто мне больше не мешал, и я бы смог уйти. Я бы успел. Успел бы, но вы… вы…
Я никак не мог подобрать нужного слова, чтобы посмачнее обозвать его.
Стронг кивнул.
— Извини.
Он просто сказал: «Извини». Будто случайно наступил мне на ногу, а не разрушил всю мою жизнь и не обрёк моего брата на гибель. Ну не ублюдок ли?..
В этот момент мне хотелось выбить ему зубы и поджечь единственный здоровый глаз. Да чего уж — мне хотелось убить его, только сил на это не было. Голова трещала, в висках стучал пульс.
— Вы от меня всё равно ничего не добьётесь. Я лучше сдохну, чем пойду в вашу школу.
Директор покачал головой.
— Знаешь, Киро, если бы ты сегодня воспользовался порталом, то пожалел бы об этом. Возможно, не сразу, но пожалел бы всё равно.
Я медленно сел в луже, грязный, как свинья. Коснулся мокрыми пальцами лба и уставился на директора.
— Что?
Стронг протянул мне руку.
— Вставай. Поговорим позже.
На его руку я даже не посмотрел.
— Объясните. Объясните мне прямо сейчас. Я не уйду отсюда, пока вы мне всё не расскажете.
Директор глянул на то место, где был портал.
— Ты поднял руку на Творцов, но даже после этого я бы оставил тебе переход. Оставил бы даже наперекор Творцам, но в этом уже нет смысла. В твоём переходе нет смысла, Киро. Ни для тебя, ни для кого-то ещё. По крайней мере, сейчас. Возможно, когда-нибудь ты всё же сделаешь это, но не сейчас. Нет, сейчас тебе это не нужно. Теперь уже не нужно.
Внутри разом похолодело — в желудке образовалась ледяная глыба тревоги. Тошнота подступила к глотке.
— Почему не нужно? Что вам сказали Творцы? Что они сказали?
Я во все глаза вытаращился на Стронга и сам не заметил, как вскочил на ноги.
— Мой брат умер?.. Умер, да? Броннан умер? Или… что? Мой мир погиб? Что? Что произошло?.. Что они вам сказали? Что сказали?
Директор нахмурился.
— У меня есть информация о твоём брате…

Книга 3. Эпизод 2.                       

Стронг хмурился, а я не ждал от него ничего хорошего.
Когда столько дерьма валится на голову, хорошего уже не ждёшь. Я был готов услышать всё, что угодно — что Броннан погиб, что мир рухнул, что все мы умрём через минуту — но то, что я услышал, не укладывалось в голове.
Это казалось невозможным.
Директор снова выставил правую ладонь.
Его взгляд откровенно говорил: «Если ты опять начнёшь орать, как придурок, и расстреливать всех вокруг из арбалета, то ещё раз повиснешь в воздухе вверх тормашками».
Орать я не собирался. Стоял и ждал ответы на все мои вопросы.
Ответ прозвучал только один, зато такой, что на секунду я усомнился в том, что не сплю.
— Ты не можешь попасть к брату через портал, а Творцы не способны перенести его сюда по одной простой причине, — произнёс директор напористо. — Потому что твой брат уже здесь. Он здесь, Киро. Твой брат Броннан здесь.
Меня будто ударили наотмашь.
Я шагнул назад, уставившись на Стронга и не в силах ничего выдавить. Слова комом застряли в глотке, кровь отхлынула от лица.
Стронг оглядел мою мокрую и грязную физиономию.
— Ты услышал? Ты меня понял?
Видимо, он сомневался в моём здравом уме после того, как насмотрелся, что я тут устроил.
— Услышал. Понял, — ответил я на удивление спокойно (шок прошёл моментально, и на его месте вдруг возникло ледяное равнодушие). — Я вас понял, директор, только кто даст гарантии, что вы говорите правду? После истории с клятвой я вам не верю, и вы…
— Он попал сюда точно так же, как и ты, — перебил меня Стронг.
Директор не стал выслушивать оскорбления в свой адрес.
— Вы перенеслись в одно и то же время, потому что погибли вместе, — продолжил он.
Вот теперь его слова всколыхнули во мне что-то жуткое, они будто разделили меня надвое.
Одна половина кричала и требовала немедленно поверить Стронгу и испытать бешеную радость. А вторая половина холодно усмехалась, говоря что-то вроде: «Не будь идиотом. Да он же врёт, чтобы ты не сопротивлялся, а делал то, что ему надо, потому что силой тебя заставить не может».
Судя по ощущениям, не верил я ему всё-таки больше, чем верил.
Не верил ни одному его слову.
— И что дальше? — поинтересовался я сухо. — Мой брат здесь, и что дальше?
Директор кивнул. Такую реакцию он ожидал, поэтому даже не удивился.
— У вас есть доказательства того, что Броннан здесь? — добавил я. — Где он? Я могу его увидеть? Покажите мне его.
Стронг не среагировал на мои слова. Вместо этого он сказал:
— Вспомни последний день в своём мире. Что было в тот день? Как ты погиб?
Я посмотрел в напряжённое лицо директора.
Не знаю почему, но мне даже вспоминать ничего не хотелось. За всё то время, что я здесь пробыл, воспоминания о собственной смерти — последнее, о чём я думал.
Недоверие к Альмагору Стронгу росло.
Я отвернулся от директора и покосился на школьный портал — величественный и сияющий замок Трон-Стронга, его энергетическую копию. Я будто искал в нём поддержки, а в подсознании надеялся, чтобы слова директора всё-таки оказались правдой.
Чёртова надежда уже зародилась. Не в голове, а в сердце.
Но я всё равно не верил Стронгу.
— Ты видел своего брата рядом с собой в тот день? — спросил он.
— Только утром, — ответил я так же сухо. — Он собирался в больницу…
И тут меня пронзило: Броннан готовился к операции, сдавал анализы, ходил в больницу, а ведь меня после взрыва доспеха тоже отвезли в больницу. В ту же самую больницу, потому что в нашем захолустье она была одна.
Новый, только что отстроенный, госпиталь.
В голове отчётливо забренчало — так бренчали по кафельному полу колёса каталки, на которой меня везли… потом был операционный стол… его я тоже помнил.
А потом — всё. Что-то смутное, бредовые сны, чьё-то бормотанье, боль, темнота и смерть.
Я снова посмотрел на директора.
— Я плохо помню, что там было.
— Тогда придётся вспомнить, — сказал Стронг.
Один размашистый шаг — и он оказался рядом, левой рукой ухватил меня за грязный воротник, а правой прикоснулся к моему лбу.
Боль пронзила до самого темечка.
Я оттолкнул от себя Стронга, но его сила уже подействовала.
— До умений Люче мне далеко, но и я кое-что умею, твои воспоминания не такие уж и далёкие… — Эти слова я услышал уже эхом.
Меня качнуло.
Секунда, и тело совсем ослабло. Я почувствовал лишь, как голова склоняется к груди, ноги становятся ватными, а потом замер на одном месте…
…и опять забренчали колёса каталки.
Их звучание перебили голоса. Тревожные голоса медсестёр.
Казалось, их собралось вокруг меня не меньше сотни. Целый рой медсестёр. Но так, конечно, только казалось.
Меня везли по коридору, тело тряслось.
Голова набухла болью.
Веки слиплись, залитые кровью, но я всё равно силился открыть глаза. И как только у меня получалось, в сознание тут же врывался свет потолочных ламп. Они мельтешили надо мной, как адские огни, и от режущей боли я снова закрывал глаза.
Медсёстры продолжали бормотать над моей головой.
Лампы продолжали слепить.
Каталка продолжала бренчать колёсами. Их грохот размножался в черепе и оглушал ко всем чертям.
Тогда я не думал о смерти, я вообще не помню, о чём думал. Я просто лежал на каталке, а меня везли.
Потом была остановка, несколько резких и болезненных толчков, после чего под спиной я ощутил операционный стол. В это время кто-то уже резал на мне одежду, кто-то продолжал бормотать, кто-то трогал моё лицо, прикладывая к нему пластмассовый корпус кислородной маски. Что-то пищало, длинно и ровно.
А потом я услышал зов.
Кто звал, кого звал — непонятно. Вопль и завыванье, хрипы и кашель. Кашель… жуткий задыхающийся кашель… всю свою жизнь я помнил звук этого кашля…
Так мог кашлять только Броннан.
— Уберите его! Уберите мальчика! — крикнули рядом.
И опять кашель… кто-то схватил меня за запястье. Влажные маленькие пальцы.
— Бейт! Бейт!
— Уберите его!
— Пустите… пустите меня к нему… Бейт…
Кашель.
— Срочно сюда!
Кашель.
— Ещё один комплект! Сюда!
Кашель.
— Маску! Кладите, держите его… держите, держите… крепче…
Тишина.
* * *
Я поморщился и открыл глаза.
Оказалось, что я стою точно на том же месте, на каком замер. Звуки кашля всё ещё затихали в моём мозгу, шумы больницы плавно перетекали в шум ветра в болотных кустарниках за спиной.
На меня пристально смотрел Стронг.
— Вспомнил?
Я потёр лоб и повёл занемевшими плечами.
Разговаривать не хотелось совсем. Воспоминание о том, как от приступа и сильнейших бронхиальных спазмов умирает собственный брат, ещё не отпустило. Мой мозг не желал принимать его за правду.
— Значит, вспомнил. — Директор кивнул, продолжая безотрывно смотреть на меня. — Понимаю, что даже после этого ты мне не веришь. Что ж. Творцы не умеют лгать, именно они сказали мне о судьбе твоего брата, раз уж ты потребовал его перенести, но я не буду тебя ни в чём переубеждать. Зная твой характер, понимаю, что это бесполезно.
Я не ответил.
— Твоего брата зацепило вместе с тобой, — продолжил Стронг. — Однако попали вы в разные места этого мира. Хочешь знать, в чьё тело попал твой младший брат?
Я снова промолчал.
Всё перевернулось с ног на голову, хотя даже этот переворот я для себя пока не принял. Было ли всё на самом деле — никто не убедит меня в этом, пока я сам не проверю. В любом случае путь домой был для меня закрыт, вряд ли Творцы позволят повторно открыть портал.
А Стронг тем временем продолжал:
— Для Творцов попадание твоего брата сюда прошло незаметно. Этот мальчик не способен хоть как-то повлиять на наш мир. Когда ты осваивал высоты и обращал на себя внимание сильнейших, твой брат, скорее всего, просто пытался выжить. И он жив до сих пор. Его новое имя…
Я вдруг закашлялся.
Не знаю почему.
Просто закашлялся.
Директор смолк, дожидаясь, когда мой приступ кашля пройдёт.
— Его новое имя Гудред, — сообщил он несколько напряжённых секунд спустя. — Эти существа не носят фамилий. Только родовые прозвища.
— Существа? — Я наконец заговорил и не узнал собственного голоса, хриплого и тяжёлого.
— Да, существа, — кивнул Стронг. — Речь о полумагах.
Я снова замолчал.
Странное было ощущение, его не описать словами.
— Это полумаг Гудред. Так сказали Творцы, — добавил директор. — Я ничего не знаю о полумаге Гудреде. Ни его возраста, ни положения, ни того, где он сейчас находится. Полумаги — редкая раса, их не так уж много, и я наслышан о большинстве из них. Но если я не знаю ничего о Гудреде, значит, он занимает слишком незначительное место в иерархии Гнездовья.
Директор смолк.
Я тоже молчал.
Всё вокруг затихло, даже ветер.
Школьный портал мерцал на мосту, и я опять на него посмотрел. В нём сейчас ждала Сьюн. Наверняка, она чувствовала, что я ещё здесь, и, возможно, задавалась вопросом: какого овоща я ещё здесь?..
Голос Стронга заставил меня снова отвернуться от школьного портала.
— Теперь ты знаешь, что я имел в виду, когда говорил, что в твоём переходе теперь нет смысла, — сказал директор. — Я понимаю, что ты захочешь найти брата, каким бы равнодушным сейчас ни выглядел. Ты захочешь проверить. Я не буду тебе мешать, однако Каскады хотят, чтобы ты исполнил их просьбу.
— Мне плевать, что они хотят, — ответил я.
— И это я тоже понимаю. Тебе плевать, что в ближайшее время в твой мир будут переброшены ещё сотни монстров, которые куда страшнее кислотных пауков. Тебе вообще должно быть всё равно.
Он давил, как умел, и нисколько не скрывал, что нуждается в моей помощи.
Я внимательно посмотрел на Стронга.
— На какой высоте возможно носить Высший драконий доспех?
Директор кивнул.
— Я ждал этого вопроса. — Он оглянулся на школьный портал. — Кроме меня Каскады никому не позволяли получить эту высоту, но даже Кезарий не удостоился чести получить Драконий доспех.
— Значит, шестая высота? — переспросил я.
— Шестая, — подтвердил Стронг.
Я глянул на портал Трон-Стронга.
Там ждала Сьюн.
Даже на расстоянии я ощутил, как она напряжена и взволнована. Правда, я прекрасно понимал, что она лучше лопнет от волнения, чем выйдет ко мне, чтобы узнать о моей участи.
Интересно, как она заволнуется, когда узнает о шестой высоте?
Шестая высота.
Этот ранг позволит моему ратнику открывать порталы, и тогда мне не нужен будет никакой Кезарий.
— Разрешение на шестую высоту дают только Каскады, — напомнил мне директор, отлично понимая, о чём я думаю. — Для этого нужно заручиться их доверием.
Я кивнул.
Какое там доверие, когда я выпустил по Творцам три заряда? Но ведь они даже это проглотили, потому что нуждались во мне.
Я ещё раз окинул взглядом школьный портал и направился в его сторону.
— Только не наглей, Киро, — услышал я голос Стронга за спиной.
Кажется, он улыбался.
Директор уже понял, что наглеть — это именно то, чем я и собирался заняться.
* * *
Двери портала Трон-Стронга были распахнуты.
Как только я шагнул внутрь, на меня тут же обрушились вопросы и претензии.
— Ну наконец-то, Нобу, — проворчал Гровер. — Чего застрял? Жрать охота, никаких сил! Сколько ждать-то, ну?
— И спать, если честно, хочется… как бы… не меньше, — закивал Обри.
— И помыться, — добавил Йорго.
— А ты где так вымочился? — поинтересовалась Триш с заботливым видом.
Никто из них, ясное дело, не понял, что двадцать минут назад я пытался покинуть этот мир. Они галдели, восклицали, бормотали.
Молчала лишь та, с которой я больше всех хотел сейчас поговорить и рассказать обо всех своих планах.
Белая Сова стояла у дальней стены портала и безотрывно смотрела на меня…

 

   Читать    дальше    ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/149070-temnyy-ratnik-fakultet-tom-3

https://author.today/work/145399

https://www.rulit.me/books/temnyj-ratnik-fakultet-tom-3-read-677355-1.html

https://author.today/reader/145399 

===

***

***

***

***

***

Просмотров: 354 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: