Главная » 2024 » Февраль » 4 » Тёмный 017
01:52
Тёмный 017

*** 

===

Книга 2. Эпизод 3.                          


Это была Сьюн.
Я стоял в темноте, посреди шатра, и кожей ощущал, как её аура приближается и неотвратимо надвигается на меня, до мурашек. Потом движение прекратилось. Послышался щелчок, и шатёр озарился тусклым светом лампады, свисающей с потолка.
У лампады стояла Сьюн.
Девушка смотрела на меня, наклонив голову набок. Куртка на ней была расстёгнута, и на груди, чуть выше чёрного кружевного бюстгальтера, всё так же пестрели засохшие пятна моей крови. Сьюн их так и не стёрла.
Она держала в руке медальон (значит, никого из доминатов ещё не приняла), молчала и не сводила с меня глаз.
— Поздороваться зашла? — прищурился я.
Сьюн помолчала ещё немного, после чего шагнула ближе.
— Ты меня ощущаешь?
— Ощущаю. Это второй уровень.
Она взглянула на медальон, что держала в руке.
— Я тоже тебя ощущаю. Очень чутко ощущаю. Такой сильной связи у меня ни с кем не было. И ещё… Альмагор сказал, что ты меня своим телом от Пилигрима прикрыл. Если бы не фантомный покров второго уровня, ты бы погиб.
Я промолчал: а что тут скажешь? Ну да, полез под огонь, как бессмертный придурок.
Сьюн посмотрела мне в глаза.
— Я бы тоже так сделала, если бы он атаковал тебя. А ещё я бы тоже ушла, если бы у меня был брат. Я бы сделала всё, что угодно, чтобы уйти. Я бы исполнила все клятвы, какие исполнил ты. Я бы поступила точно так же, как поступил ты, Киро.
Удивительно, но я вообще не припомню, чтобы Белая Сова так много говорила и при этом ни разу не ругнулась.
— Мне придётся ждать Кезария, — ответил я мрачно.
Сьюн сделала ещё один шаг ко мне и протянула на ладони свой медальон.
— Пока ты здесь, я останусь с тобой. Поможем друг другу?
— Почему ты не приняла другого домината? У тебя были сутки и куча вариантов.
— Они мне не подходят, никто из них, — серьёзно ответила Сьюн. — У них слишком полноценные метки, в череп им никто не нагадил, ну и… они не спасали меня, бросаясь под огонь.
Я уронил взгляд на медальон.
— Ты же понимаешь, что это всего на две недели? Потом тебе всё равно придётся искать другого.
Она улыбнулась.
— Это значит, что ты согласен, да? Я буду хорошей девочкой, Киро. Обещаю. Разве я не была хорошей девочкой?
Я нахмурился и внимательнее окинул взглядом скудное убранство шатра: раскладные стулья и стол из маг-металла, стопки бумаг, одежды и полотенец, ковёр-циновку из тростника посередине и две узких кровати у стен с уже приготовленной постелью.
— Нам придётся тут вместе жить.
Сьюн с готовностью кивнула и тоже оглядела шатёр.
— Всегда мечтала пожить как обычный человек. Мне кажется, у меня должно получиться.
Я опять посмотрел на Сьюн, считывая её реакцию, и добавил:
— Если хочешь получить третью высоту, то будешь не просто хорошей девочкой. Ты будешь максимально идеальным ратником.
Вместо ответа она подошла и, закусив губу, сама надела мне на шею медальон.
— Надеюсь, ты не храпишь? — спросила она с невинным видом. — Хотя можешь храпеть, ничего страшного. Я всё равно спать не буду. Ратники не спят. По крайней мере, в Каскадах никто не спит, а находятся в постоянном ожидании перехода из одного мира в другой.
Сьюн изо всех сил старалась изобразить очень покладистую девочку. Возможно, в этой роли она даже вытерпит до завтрашнего утра… а может, и нет.
Так. Стоп.
Я уставился на неё.
— Ты сказала, «в ожидании перехода из одного мира в другой».
Она пожала плечом.
— Ну да. А что?
— То есть Каскады, по сути — тоже портал?
Сьюн нахмурилась.
— По большому счёту, да…
Я рванул к выходу из шатра.
— Мне нужен Стронг.
— Киро! — Сьюн понеслась за мной. — Это ничего не изменит! Каскады не отвечают! Они закрыты для переговоров!
Я остановился у самого выхода и ответил уже более спокойно:
— Мне нужно знать точно, портал это или нет, и какая у него сила. Останься здесь.
Сьюн, как ни странно, подчинилась — осталась на месте. Я же поспешил через весь лагерь к шатру директора.
Стронга я обнаружил на улице, он раздавал указания координаторам — те уже вовсю готовились к завтрашним тренировкам.
Увидев меня, спешащего к нему, директор нахмурился и попросил тренеров заняться делами уже без него. Он отошёл от шатра метров на десять, ближе к лесу, и только потом разрешил говорить.
— Каскады способны перенести меня в мой мир? — спросил я, опуская предисловия.
Директор вскинул брови.
— Каскады?
Я напрягся, ожидая ответа. Правда, зря напрягался. Ответ был скорым и однозначным:
— Нет. Они пропускают только духов. Живому человеку в смертном теле путь туда закрыт. Вот станешь духом — и можно попробовать.
Я не понял, шутит он или нет. Судя по серьёзному лицу, он не шутил.
— А что, можно стать духом?
Стронг опять вскинул брови.
— Духи это духи, Киро. Ты человек. Для духа есть возможность приблизиться к состоянию человека, но никак не наоборот.
Значит, всё-таки шутил.
— Но ведь должно быть что-то ещё. — Не унимался я, сейчас мне было не до его шуток и приговорок. — Неужели только Кезарий?..
— Только Кезарий, — отрезал Стронг. — Другого способа я не вижу. — Он поднял правую ладонь с пятью метками райфу. — Или ты считаешь, что я бы рискнул клясться на своей силе, чтобы тебя обмануть? Я обещал отправить тебя домой, я отправлю. В отличие от тебя, я свою клятву не исполнил и всё ещё рискую. Поэтому если бы существовал более лёгкий путь перенести тебя домой, я бы о нём уже сказал. Но его нет. Тебе придётся ждать.
Я скрипнул зубами.
— И ещё один момент, — добавил Стронг. — О нём я хотел с тобой поговорить завтра, но раз ты пришёл сейчас, обсудим сейчас. Ты ведь понимаешь, что при переходе через портал ты останешься в своём нынешнем теле? То есть в другой мир будет перемещён Киро Нобу. Твоё предыдущее тело погибло. Ты должен понимать, что после твоей смерти там и воскрешения здесь время не остановилось ни в одном из миров. — На лице директора появилось сочувствие. — Как тебя звали дома?
— Бейт Бэннет, — ответил я.
— Так вот знай, что Бейта Бэннета больше не существует. Даже если ты вернёшься домой, то вернёшься как другой человек. Я просто хочу, чтобы ты осознал это как можно отчётливей.
Честно говоря, я такое предполагал, поэтому почти никак не среагировал.
Почти.
На душе всё равно стало паршиво и горько. Стронг подтвердил всё то, чего я так боялся: даже если я попаду домой, то брат меня не узнает, а доказать ему, что я и есть Бейт, будет невозможно. Как доказать, что есть магия, если в моём мире её не существует? Или всё же…
Я пристально всмотрелся в лицо директора. По моему взгляду он сразу догадался, что я что-то надумал.
— Ты настолько огорчён, или дело в другом? — На его лице появилась тревога.
— А что насчёт моей силы? Её можно будет перенести вместе со мной в мой мир? Люче так и не ответила.
— Люче… — Стронг неожиданно улыбнулся. — Что ж… Люче именно мне предоставила возможность ответить на твой вопрос, потому что её ответ тебя бы не устроил. Её ответ звучал бы так: «Нет, Киро, вся твоя сила исчезнет при переходе через портал».
Я нахмурился.
— А что вы на это скажете?
Директор отлично понимал моё состояние, поэтому ответил без промедления:
— А я скажу, что если Каскады вновь будут к нам благосклонны, я лично попрошу их оставить тебе силу в любых мирах. Ты будешь магом в любом из миров. Такое они могут исполнить.
От его слов меня бросило в дрожь.
— Вы сами попросите их об этом?
— Попрошу. В благодарность за то, что ты сегодня здесь, в этом лагере. Каскады мне не откажут. Главное, чтобы они снова были готовы меня выслушать.
— А как вернуть их благосклонность?
Директор окинул взглядом лагерь: шатры, водопад, лес.
— Мы можем сделать это здесь и только в одном случае. Если сохраним то, что Каскады нам подарили. Наших ратников. А чтобы их сохранить, нужно сделать их неуязвимыми, то есть возвысить, чем мы и займёмся в самое ближайшее время.
Тут он заметил медальон на моей груди.
— Тебе, похоже, уже есть кого возвышать, не так ли?
Раз уж он вспомнил о Сьюн, я решил узнать ещё кое-что, но по моей физиономии директор сразу понял, о чём я хочу спросить.
— Нет, Киро. Её ты с собой не заберёшь. Ратник — не твой раб, у него тоже есть выбор, и вряд ли Белая Сова захочет покидать свой мир. Это первое. И второе. Даже если она захочет, то Каскады просто не позволят ей это сделать.
Я сжал кулаки с изувеченными перстнями и показал их директору.
— А что насчёт этого?
Он кивнул.
— А вот маг-металл останется с тобой, куда бы ты ни пошёл. Только его бы подлатать.
— Подлатаю, — кивнул я. — Когда прибудет Фонтей?
— Завтра с утра. — Директор внимательно на меня посмотрел. — Что ж, вижу, у тебя появилась цель?
— Она никуда не пропадала, лишь задач прибавилось, — ответил я серьёзно. — Если моя сила останется при мне, то она поможет доказать брату, что я это я. А ещё она очень пригодится в моём мире. Он ведь тоже погибает, как и ваш.
— Миры не погибают, Киро. Они просто становятся другими, а мы боремся с изменениями и нередко проигрываем. Но я рад, что ты намерен победить.
Сказав это, Стронг направился к своему шатру.
Я посмотрел ему вслед. На самом деле, он был прав. К моей основной цели прибавилась другая, она заполнила смыслом каждую минуту моего существования в этом магическом мире.
Отныне две недели вынужденного ожидания превратились для меня в две недели целенаправленного возвышения.
Мой взгляд снова упал на перстни.
Я быстро стянул их с пальцев, стиснул в кулаке и зашагал в свой шатёр. Мне предстояла бессонная ночь. Белая Сова могла не беспокоиться — храпеть я сегодня не собирался.
* * *
Сьюн ждала меня в шатре.
И правда, как послушная девочка.
— Что сказал Альмагор? — спросила она.
Я вкратце сообщил ей, что он сказал насчёт Каскад, при этом не отвлекаясь от своего занятия: разложил на столе чистые листы бумаги, взял первый попавшийся карандаш из набора и быстро набросал эскиз.
Сьюн замерла у стола, пристально за мной наблюдая.
Она ни о чём не спрашивала. Молча смотрела, что я делаю. Потом уселась на край стола и хмыкнула.
— Ты меня поражаешь, Киро Нобу.
Она пробормотала что-то ещё, потом ещё и ещё, но я не особо вслушивался.
На бумагах один за другим появлялись наброски, пока ещё черновые, совсем не похожие на чертежи, из которых можно было бы создать хоть что-то стоящее. Но я уже представлял себе тот самый чертёж и стремился его воплотить.
Я не был ни конструктором, ни инженером, как мой босс Айверен из «Тайнен-Тех», но опыта работы в сервисном цеху мне хватало, чтобы по крайней мере понимать, что и как делать.
К тому же, у меня имелся образец кулака из маг-металла, на который я насмотрелся за всё это время. Я видел каждую его деталь и помнил, как раскладывался металл на моих глазах, создавая форму оружия…
— А здесь есть ванная? — внезапно спросила Сьюн.
— Не знаю, — ответил я, не отвлекаясь от чертежей.
— А я видела тут рядом реку и горячие источники. Как думаешь, это сойдёт за ванную?
— Не знаю, — опять буркнул я.
Сьюн соскочила со стола, схватила полотенце и что-то из чистой одежды из стопки. Я даже не заметил, как она ушла.
Не знаю, сколько её не было, но за это время я успел изрисовать листов десять, если не больше.
Когда же Сьюн вернулась, то, как бы я ни был занят, всё равно сразу ощутил её появление. Связь между нами действительно была сильной. Возможно, из-за того, что Сьюн каждый раз дарила мне половину метки.
— Пришлось сменить гардероб, — вздохнула она за моей спиной.
— Ага.
— Теперь я уже не так хороша.
— Ага.
— Что-о?.. — Сьюн ткнула меня в спину кулаком.
— Что? — простонал я.
Обернулся и чуть не выронил карандаш из рук.
Передо мной стояла Сьюн в широкой мужской рубашке, застёгнутой буквально на две пуговицы. Больше на ней не было ничего. Влажные белокурые волосы лежали по плечам, с кончиков ещё капала вода, делая ткань рубашки полупрозрачной.
Все чертежи разом вылетели из моей головы.
— В таком виде… ты будешь ходить только при мне, — выдавил я.
Это первое, что пришло мне на ум.
Сьюн будто меня не услышала. Она прислонилась к крышке стола ... и взглянула на мои чертежи.
— Ну и что тут у тебя? О, я думала, ты воссоздаёшь кулак… а тут… кое-что интересное…
Она издевалась. Она реально надо мной издевалась.
— Слушай, я же не железный, — процедил я сквозь зубы.
— Я заметила. — Сьюн бросила взгляд на.... — Завтра высвободишь всю свою мужскую энергию на тренировке. А теперь рисуй свои чертежи дальше, я тебя просто взбодрила. Не забывай, что я твой ратник, а не твоя девушка. Нам нельзя.
— Тогда одевайся как ратник.
Сьюн виновато на меня посмотрела и застегнула рубашку ещё на пару пуговиц.
— Тогда не буду мешать. Знаешь, мне кажется, что чем дольше я нахожусь без влияния Каскад, тем больше очеловечиваюсь. Это очень странно.
Она одёрнула подол рубашки, прикрываясь, и поспешила одеться. Быстро натянула на себя широкие спортивные штаны, сбросила рубашку, повернувшись ко мне спиной, и накинула жилет.
Только каким бы суровым ни было то самое «нам нельзя», я всё равно косился на Белую Сову, и уже сейчас понимал, как сложно будет постоянно помнить, что ратник — это ратник.
Ещё около получаса я пытался сосредоточиться, склонившись над чертежами и уперев ладони в стол. В конце концов, мысли снова вернулись в нужное русло, и я проработал ещё часа четыре. Потом, когда ноги уже не держали, я придвинул к столу раскладной стул, и уже сидя продолжил перерисовывать отдельные детали конструкции.
Сьюн всё это время сидела на своей кровати и наблюдала.
Поначалу меня это раздражало, но затем привык и уже не замечал её пристального взгляда. Ну а потом я прикрыл глаза, всего на секунду прикрыл, чтобы выдохнуть…
…проснулся я от того, что кто-то положил руку мне на плечо.
— Адами Нобу, невероятно. Вы это за одну ночь сделали?
Спросонья я не сразу узнал голос сварщика Фонтея.
Он поцокал, хлопнул меня по плечу и повторил:
— Невероятно.
Я разлепил веки. В шатре было светло, лампада уже не горела. Оказалось, что заснул я сидя за столом, положив голову на стопку бумаг.
— Адами Нобу, вам пора на тренировку, — добавил Фонтей. — Ваш ратник оставил вам завтрак и уже ждёт у подготовленных лент препятствий. Слышите? Я заберу ваши чертежи. По ним я уже понял, что именно вы хотите получить. Но учтите, что на создание такой сложной конструкции понадобится несколько дней. Если позволите, я немного доработаю ваши чертежи. Адами, вы слышите? Адами!
Он потряс меня за плечо, окончательно сбивая с меня сон.
Я поднял голову и отлепил бумагу от щеки. На верхнем листе так и остался влажный отпечаток половины моего лица.
На столе, около стопки чертежей, стояла тарелка с вполне приличным завтраком (отбивная, сыр и что-то похожее на рис) и стакан мутного напитка.
— Поторопитесь, адами. — Фонтей начал сгребать все мои чертежи, при этом любуясь эскизами и цокая от восторга.
Я же быстро проглотил завтрак, выхлебал напиток, даже не заметив его вкуса, и переоделся в приготовленную форму. Точно такую же, какая была вчера на директоре и генерале. Широкие штаны и жилет. На ноги натянул ботинки на зубастой подошве и повязал красную перевязь на лоб.
Фонтей за это время собрал все раскиданные по столу листы бумаги, и мы вместе с ним вышли из шатра.
— Удачи на лентах Холли, они за лесом, идите по тропе на Запад, десять минут у вас ещё есть, — сказал он мне напоследок и отправился в сторону шатра директора.
Я же быстро подскочил к берегу реки, сполоснул лицо и поспешил к той самой тропе. Теперь, в лучах утреннего солнца, тропический лес казался ещё более густым и непроходимым. Влажность воздуха зашкаливала.
Между деревьями, с западной стороны лагеря, я обнаружил тропу. Шёл по ней минут пять, порой переходил на бег, пока не догнал идущих туда же студентов.
Увидев меня, Майло и Зак подняли руки в приветственном жесте. Они оба выглядели бодрыми и свежими, а вот я еле волочил ноги.
Бессонная ночь, невыносимая жара, влажность и усталость дали о себе знать.
Когда же мы вышли из леса на другую поляну — туда, где находились ленты препятствий — я в полной мере осознал, что надо было всё же поспать и набраться сил…

Книга 2. Эпизод 4.                                             


«Ленты Холли» — это называлось именно так.
А я бы назвал — «Приглашаю вздёрнуться на моих лентах. С любовью, Холли».
И, кажется, не я один так среагировал.
Майло закашлялся и отвернулся, когда увидел, что именно нам придётся делать. Зак побледнел и вспотел, хотя мы все уже успели покрыться потом, даже не начав тренировку.
Я и сам будто только что вылез из воды. По вискам текли капли, волосы стали влажными, чёлка облепила лоб. Но тут, наверняка, подействовала не только жара, но и чёртовы ленты.
Мы все — а это двадцать один студент — с тревогой смотрели на поляну с выстроенной на ней полосой препятствий.
Здесь было всё: врытые в землю частоколы разной высоты, от метра до трёх, прямые и с наклоном, ров с грязной жижей, шатающиеся брёвна, навесные кольца, рукоходы, канаты, столбы, кочки, труба-туннель и что-то вроде скалодрома, только оборудованный прямо на скале с каскадом мелких водопадов.
Некоторые конструкции были выстроены из маг-металла, а остальные — из деревьев, камней и тростника, либо прямо на местном ландшафте.
Полоса препятствий выглядела бы вполне нормальной, если бы вокруг всего этого не были натянуты чёрные ленты. Они пронизывали пространство поляны, как паутина.
— О, боги… — выдохнула Триш. — Что это?
Она стояла крайней в группе и не сводила глаз с чёрной паутины.
— А где наши ратники? — озадачился Обри. — Они же тут вроде должны быть. Сказали же, все тренировки совместные.
Он посмотрел на меня, глазами задавая тот же вопрос, но я пожал плечами. Меня самого интересовало, где наши ратники. Сьюн я не видел со вчерашнего позднего вечера.
Из тренеров тут была только Холли Пэн.
Она всё и пояснила.
— Ваши ратники встретят вас на втором участке, это чуть дальше. Сейчас вы видите не всё. Первый участок вы будете проходить много раз, до вечера. Только потом познакомитесь со вторым.
— До вечера?.. — опять выдохнула Триш.
— А что, аристократов к такому не готовили? — усмехнулся Майло.
— Поверь, к такому никого из вас не готовили! — отрезала Холли.
Усмешка тут же слетела с его лица.
— А теперь я всё расскажу, — продолжила Холли, махнув в сторону поляны. — Итак. Вас тут двадцать один ученик. Двое из Факультета Ядов и Смол. Двое доноров силы. Двое магов-словесников. Остальные пятнадцать студентов из Факультета Ратников. Думаю, вы понимаете, почему столь серьёзный перекос. Наша основная задача — это возвышение ратников. Однако кроме основной таранной силы отряду нужна и другая боевая поддержка. Не все ваши тренировки будут совместными, но именно мои ленты вы будете проходить вместе. Это силовая подготовка, которая принесёт пользу в бою любому из вас, а также повлияет на повышение уровня мага. Вам всем необходимо развить выносливость, ловкость и скорость реакции. Неважно, из какого вы Факультета, через неделю вы должны пройти все эти препятствия чуть ли не с закрытыми глазами и в более сложном варианте.
— А что это за ленты? — спросил долговязый парень, стоящий рядом с Майло (видимо, его однокурсник).
Холли обернулась на поляну.
— Сегодня я добрая, и это обычные ленты. Пока обычные. Как только тренировка начнётся, они придут в движение. Ваша задача — избежать касаний. Любое касание я буду чувствовать и отмечать. Если я сочту нужным, то поменяю у лент свойства, но об этом позже. Я, как маг-словесник третьей высоты, могу создавать новые ленты или убирать старые, менять их движение. Будьте внимательны. Ну что, готовы?
Готовы мы или не готовы — Холли не стала ждать ответа.
Она подошла к первой натянутой ленте, прикоснулась к ней своей меткой, и лента ожила — вздрогнула и метнулась в сторону, касаясь соседней ленты. Та тоже вздрогнула и устремилась к следующей.
Через пять минут вся чёрная паутина, охватывающая поляну, пришла в движение. Ленты заметались по влажному тропическому воздуху из стороны в сторону, постоянно меняя траекторию. Сотни лент.
Холли быстро раздала нам перчатки без пальцев, из мягкой эластичной ткани, что-то между резиной и кожей. Очень удобные и нескользящие.
Потом на полосу препятствий отправился первый несчастный.
Балб аж вздрогнул, когда Холли назвала его фамилию. Он с опаской наступил на первое шатающееся бревно, увернулся от пролетевших мимо лент, и сделал несколько шагов.
За ним отправились остальные.
Я был десятым, сразу после Зака.
За мной шёл парень по фамилии Гровер, крупный, с широкими плечами и длинными руками, быстрый в движениях. Тоже из Факультета Ратников, только с жёлтой перевязью.
Он всё время пытался меня обогнать, толкался и лез под руку, хотя его никто не торопил. Пару раз мне пришлось двинуть настырному нрпетргшшш... в бок и оттолкнуть назад.
В один из таких моментов мы оба схлопотали по ленте. Причём это было не просто касание, это был удар, и довольно болезненный.
Лента полоснула меня по пояснице, а Гровер получил по плечу.
— Гровер, Нобу! — рявкнула Холли. — Касание!
— Ничего себе, касание… — поморщился Гровер.
— Не лезь под руку, и не будет касаний, — процедил я.
Крепыш ощерился, стирая пот со лба, но ничего не ответил. Мы продолжили движение, он немного отстал, но я всё время ощущал, что он дышит мне в затылок и ждёт, когда же я всё-таки свалюсь с очередного препятствия, чтобы наступить мне на спину.
Поначалу я не валился.
Всё оказалось не таким уж невыполнимым. Ну брёвна, ну частоколы, ну кочки. Натренированное тело Киро Нобу отлично справлялось с преодолением препятствий, да и реакции мне хватало, чтобы юркие ленты пролетали мимо.
Но чем дальше мы шли, тем сложнее становился участок, а лент прибавлялось.
Первое место, где мне пришлось вкусить все прелести тренировки — это ров с грязью.
Как только я туда бултыхнулся, то провалился по самую шею в вязкую чёрную жижу. Впереди, метрах в десяти от меня, по рву брёл Зак. Он был выше, и жижа доставала ему до груди.
— Они воссоздают местность, — пробормотал он, остановившись и оглянувшись на меня. — Говорят, в Юбрионе много болот и тысячи таких вот ям с жижей после урагана. Привыкай. Я уж не говорю про Новый Ледан, там такого дерьма на каждом шагу.
Говоря со мной, он отвлёкся и не заметил, что на него несутся сразу две ленты, с противоположных сторон.
Я успел к нему подскочить и толкнуть в плечо.
Зак завалился в жижу, плюхнувшись в неё с головой, зато обе ленты пронеслись мимо. И всё бы ничего, только Холли это не понравилось. Если Зак отвлёкся, то должен был получить удар и больше не отвлекаться.
Наказание настигло меня в то же мгновение.
В атаку ринулись ленты, штук десять сразу.
От первых трёх я увернулся, а вот от остальных пришлось уходить не совсем приятным способом — ныряя прямо в чёрную жижу. Ленты шлёпали по поверхности, плескались, но до меня не доставали. Правда, приходилось раз за разом окунаться по самую макушку.
В этот момент ров преодолевали ещё четверо, в том числе, и Гровер, но ленты атаковали только меня. Как взбесились. Пару раз я получил по голове, один раз по плечу, потом — по задней стороне шеи.
На один метр преодолённого рва — касаний у меня было штук по пять, и их становилось всё больше.
Позади засмеялся Гровер.
Я бы с удовольствием его заткнул, если б мог, только сейчас мне было не до него.
Барахтаясь в жиже, я рвался то влево, то вправо — чёртова Холли не давала мне даже опомниться.
Когда очередная лента полетела мне прямо в лоб, передо мной неожиданно возник Зак. Его хлестануло в грудь, он отшатнулся от удара, зато я смог наконец вылезти из рва и, обессиленный, завалиться на траву.
Ленты мгновенно от меня отстали.
Через минуту рядом со мной появился Зак. Он подал мне руку, помогая подняться.
— Холли лучше не злить, — пробормотал он. — Завтра она сделает из этих лент что-нибудь пожёстче, вот тогда мы завоем. Каждая ошибка будет стоить не просто синяка, а переломанных костей.
— Посмотрим, — ответил я, выплюнув грязь и вытирая рот ладонью.
Измазанные с ног до головы, мы двинулись дальше. Увидев меня, Триш не сдержала улыбки. Девушка проходила ров раньше и тоже была грязной, но, конечно, не настолько.
После рва нас ждал водопад. Возле него собрались те, кто уже прошёл начало участка с брёвнами, кольцами, частоколом, кочками и рвом.
В невысокую скалу с каскадом водопадов были вбиты штыри, перевязанные канатами с узлами. Вот по ним нам предстояло подняться.
Первым полез Балб, теперь уже не особо страдая от того, что он первый.
Его окатило водой, он зажмурился и поёжился, но цепко ухватился за канат, карабкаясь на первый выступ скалы. Как только он до него добрался, за ним пошёл второй студент. Всё в том же порядке.
Я опять стал десятым, идя после Зака, а за мной всё также последовал Гровер.
И вот теперь, когда он начал восхождение позади меня и должен был страховать, мне стало не по себе. Доверия к нему я не испытывал.
Так мы и карабкались.
Всю грязь, в которой я вывалялся, как свинья, постепенно смыло водой, но легче от этого не стало. Канаты были скользкими, вода заливала сверху и мешала разглядеть хоть что-нибудь, не давая нормального обзора.
Стало ещё хуже, когда весь отряд оказался на скале.
На нас вдруг налетели ленты. Холли стояла внизу, у подножия, и шептала заклинание, насылая на нас всё больше чёрных изворотливых орудий.
Её ленты хлестали в камни, выбивая брызги, трясли и шевелили канаты.
Кто-то впереди вдруг взвыл от боли, потом и Гровер охнул, за ним ещё пара студентов. Увернуться от такого полчища было почти невозможно. Мне тоже досталось, как и всем остальным. Никто не остался без удара.
— Холли! — заорал вдруг Майло откуда-то снизу. — Пощади! Мы же только начали!
В ответ на это лент стало ещё больше, и Майло мгновенно заткнулся.
После него никто больше не проронил ни слова, никто не роптал и не жаловался. Стиснув зубы, все продолжали карабкаться и получать удары, пока не добрались до вершины.
Все до единого.
Со скалы открывался вид на лагерь, тропические леса вокруг него, извилистую реку и далёкую сиреневую границу. Места для тренировок выделили прилично, это была большая территория. Сюда входила даже часть широкого каньона. Внизу шумела ещё одна река, выливаясь в небольшое озеро.
— Не нравится мне здесь, — вдруг высказался Гровер, щурясь и прикрываясь ладонью от солнца. — Вокруг враги. Юбрион почти пал. Зачем нас вообще сюда притащили? Остались бы лучше в школе.
— Ты на войну собираешься, — бросил я. — Тренируйся, пока дали возможность.
— А ты у нас такой бесстрашный, да? Типа вторая высота у тебя, все дела.
— Вторая высота? — ахнула Триш. — Когда ты успел…
Холли не дала нам договорить, приказав спускаться.
На этот раз лент было меньше, но ударов никак не убавилось — Холли старалась, как умела.
Когда мы спустились, она погнала нас по второму кругу. Опять брёвна, опять частоколы, опять навесные кольца, кочки, трубы-туннели и, конечно, проклятый ров с жижей. Потом опять водопады.
И по третьему кругу.
По четвёртому.
Не знаю, сколько раз Холли гоняла нас по первому участку, после восьмого круга я перестал считать. Гровер уже за мной не гнался и не пытался опередить, он еле тащил ноги, как и Зак, идущий впереди. Пару раз кто-то падал навзничь от усталости и боли. Ленты били беспощадно.
Через несколько часов Холли позволила отдохнуть и поесть. Обед принесли прямо на место, чтобы не тратить время. Причём роль поваров и официантов взяли на себя Буф и Ноа. Готовили они так себе, но после интенсивной тренировки свои порции проглотили все, оставив за собой пустые чашки и стаканы.
А потом всё началось сначала, только на этот раз я заметил изменения.
Те же самые ленты всё чаще промахивались, выколачивая удары в воздухе, шлёпая по земле, срезая траву или выбивая брызги на водопаде. И всё чаще они мелькали мимо спин, голов, плеч и прочих частей тела.
Отряд преодолевал полосу всё быстрее, участники шли всё плотнее друг к другу, будто становясь единым целым. Один за другим оставались позади выстроенные препятствия, а ленты метались впустую.
Увлёкшись я даже не заметил, как стало вечереть.
Когда в очередной раз мы вернулись после круга, мокрые и в синяках, Холли объявила, что ни один из нас не получил касания. Ни один.
Только радоваться было рано.
Тренер опять коснулась первой попавшейся ленты. Она вспыхнула и зажгла другую ленту, после чего та воспламенила третью. И опять, как в прошлый раз, поляну охватило движение. Только вместо чёрных лент по воздуху метались уже горящие шары, размером с кулак.
Они летали в сумерках, как маленькие кометы, оставляя за собой шлейф искр. Настоящий полыхающий ад.
Заметив ужас на лицах студентов, Холли покачала головой.
— Да, согласна, выглядит жутко. Примерно так же, как на поле боя. Представьте, что вы сражаетесь с полумагами. Огонь — их родная стихия, и они не будут с вами церемониться. Готовы?
Она, как всегда, не ждала ничьей готовности. Вдобавок Холли поменяла привычную очередь и объявила первого:
— Нобу, вперёд!
Отлично. Мне повезло намного больше, чем Балбу.
— Пойдёшь один, — вдруг добавила Холли. — Покажи отряду мастер-класс.
— А почему он? — возмутился Гровер.
— Потому что у него вторая высота, и он покажет вам, к чему стремиться, — ответила Холли и повернулась ко мне. — Буф сказал, что ты владеешь фантомным покровом, верно? Разрешаю пользоваться техникой, если поймёшь, что не справляешься. Твоя задача — пройти участок, активируя максимум силового мастерства. Готов?
Вот теперь она дождалась ясного и чёткого ответа.
— Готов, — сказал я, подходя к первому бревну и на ходу разминая шею.
— Не подпали спину, Киро! — хохотнул Майло, только в его смехе тревоги было больше, чем веселья.
— Осторожнее, Киро, — услышал я голос Триш за спиной. — Лучше повернуть назад, если слишком сложно. Никто тебя не осудит.
— Нобу точно не повернёт, — сказал Зак.
— А может, и повернёт, если всё-таки подпалит туловище, — опять возразил Гровер.
Я окинул взглядом мелькающие по поляне огненные шары, чтобы определить хотя бы примерное их количество и скорость движения. Бесполезно. Каждый снаряд носился по-своему, совершенно хаотично.
— Киро, только не геройствуй… — опять заговорила Триш.
Она сказала что-то ещё, но я не услышал, потому что быстро пошёл по шатающемуся и скользкому от влаги бревну.
Первое препятствие преодолел без последствий. Все огни пронеслись мимо.
Потом были навесные кольца.
Чтобы избежать столкновения с орудиями Холли, мне несколько раз пришлось виснуть то на одной, то на второй руке, поджимать ноги и закидывать их на бревно, на котором кольца были закреплены.
Кочки я прошёл ещё быстрее, чем брёвна, а вот с частоколами пришлось повозиться. В них постоянно били огненные снаряды. Самый первый забор, метровый, я преодолел только с пятого раза. Второй — с третьего. Последний, трёхметровый, я перелез с первой попытки, зато получил огнём по локтю.
Касания не было, но жарким воздухом мне опалило кожу.
Я спрыгнул с другой стороны частокола и рванул в сторону трубы-туннеля.
Бежал я до него, сам себе напоминая зайца: отскакивал и постоянно отшатывался в стороны. В этот момент мне показалось, что снарядов с огнём стало больше. Они метались в сумерках всё быстрее.
Холли не стала делать поблажек, а лишь добавляла атаки.
Добежав до тоннеля, я упал на живот и пополз внутри трубы. Она была не слишком длинной, но мне хватило, чтобы ощутить весь жар раскалённого металла.
В трубу бились пламенные снаряды, барабанили, будто пытаясь сплавить в ней дыру, и даже внутри я слышал, как шипит влажная стальная поверхность.
Покидая трубу, я снова получил ожог, только на этот раз мне опалило не кожу, а штанину брюк. Касания я опять избежал, но ткань загорелась. Меня спасла влага, пропитавшая брюки. Они почти сразу же погасли, стоило пару раз хлопнуть себя по ноге.
После туннеля меня ждал ров.
Мой любимый ров с чёрной жижей.
Я опять утоп по шею в грязи и опять мне пришлось нырять. Снаряды атаковали с таким бешенством, будто сама Холли разозлилась, что я умудряюсь проходить препятствие за препятствием, не получив ни одного удара.
И пока я преодолевал ров, вдалеке беспрестанно свистели и хлопали остальные студенты, ну а я приближался к самому сложному — к водопадам.
Вымотанный и напряжённый до предела, я вылез из рва и понёсся к скале. С меня летели куски чёрного месива, в глазах мельтешило от огней, мышцы ныли, синяки и мелкие раны саднили. Пот лился градом и смешивался с жидкой грязью, щипал глаза.
Приближаясь к скале с водопадами, я увидел, что вокруг неё вьются вереницы пламенных снарядов, шипят, попадая в воду, меркнут и вспыхивают снова.
Полыхающих ядер было так много, что не возникало сомнений: от удара уйти не удастся, как бы я ни старался.
Холли превзошла саму себя. Я слышал, как она бормочет заклинания и поёт жуткие шаманские песни, насылая всё больше огня.
В это время студенты перестали свистеть и аплодировать. Все замерли в напряжении.
Я ещё раз окинул взглядом скалу и ухватился за канат.
В ту же секунду в него ударил снаряд, потом второй. Канат оборвался, и я перекатился к подножию. Хорошо, что забрался невысоко.
— Остановите! Немедленно остановите! — Это кричала Триш.
Я даже не удивился. Она каждый раз так кричит, когда меня пытаются убить на тренировке.
Не дав мне опомниться, Холли опять атаковала. Она будто отгоняла меня от скалы всеми силами.
Ну уж нет. Эта банальная скала теперь никуда от меня не денется.
Я сделал несколько шагов назад, оставляя место для разбега, и рванул прямо на скалу. Она не была отвесной, а мне предстояло дотянуться хотя бы до штыря, к которому крепился оборванный канат.
До штыря я дотянулся только с шестой попытки.
Получил ещё несколько ожогов, ободрал ладони и локти, но всё же дотянулся.
Взяв первый выступ, я добрался до следующего каната, повис на руках, уперев ноги в скользкие камни, и начал быстрое восхождение. Прячась от огня, я намеренно сдвинул канат в сторону и залез под самый крупный поток водопада.
Вода хлестала по лицу и макушке, приходилось задерживать дыхание, зато снаряды меня не доставали. Они касались воды и сразу же отшатывались от неё, будто боялись потухнуть.
Так я добрался до ещё одного выступа.
Остался последний.
Не тратя время, я подтянул канат под самый поток и повторил уловку, только не предусмотрел, что Холли начнёт колотить не по мне и не по канату, а по самому верхнему штырю.
Ей хватило семи ударов, чтобы выбить крепление из скалы.
Канат полетел вниз вместе со штырём. Я вовремя успел отпустить верёвку и зацепиться за камни, повиснув на одних руках. Вот теперь стало страшно. Простым ушибом здесь уже не отделаешься.
Внизу кто-то отчаянно взвизгнул, перекричав даже шум водопада.
Наверное, опять Триш.
Всё ещё находясь за стеной потока, я нашёл место для опоры ног и оглядел камни. Скала не отличалась сложностью для восхождения, поэтому маршрут я наметил быстро.
Переставил ноги, перехватился руками, подтянулся и оказался на вершине уже через минуту. Выпрямился и встал ровно, оглядев площадку внизу. Полоса препятствий была пройдена… но не совсем.
Холли так просто сдаваться не собиралась.
Вокруг меня закрутились горящие снаряды, набирая скорость и сливаясь в один большой огненный смерч. Круг сужался, уплотнялся и становился шире, а потом вся накопленная масса взлетела в сумрачное небо, сделала круг и, развернувшись, лавиной устремилась в меня.
Вот от этого увернуться было невозможно.
Я и не стал. Даже не отошёл в сторону, только шире расставил ноги, чтобы ударом меня не снесло к чёрту.
Не сводя глаз с несущегося на меня пламени, я активировал фантомный покров. Сделал всё точно так же, как в схватке с Пилигримом. Только на этот раз не стал представлять себе маг-медитационную лампу.
Всё получилось намного быстрее и легче.
Будто сила второго уровня вдруг решила, что надо бы показать себя. Я допускал, что это влияние сегодняшней тренировки, ведь на уровень мага влияет не только духовный опыт, полученный от убитых им существ, но ещё и силовое мастерство. А его я сегодня получил сполна, благодаря стараниям Холли.
Она и сейчас продолжала стараться, отправляя в меня лавину огня. До встречи с ней оставались считанные секунды.
Три.
Две.
Одна.
Взрыв…
Искры осыпали скалу, взметнулись в небо, сумерки озарило светом. Фантомный покров забрал весь урон на себя. Первый слой сгорел полностью, остался второй. Он и защитил меня от ожогов.
Я лишь пошатнулся и снова взглянул вниз.
К скале неслись студенты. Опять раздавался свист, аплодисменты и выкрики. И пока все шумели, я быстро спустился.
Холли встретила меня у подножия.
— Извини, я очень старалась тебя не покалечить, — сказала она.
— Я заметил, — поморщился я.
Она кивнула и встала рядом со мной, развернувшись к остальным.
Все разом смолкли, как только она подняла руку.
— Только что вы увидели силовое мастерство мага второго уровня и технику фантомного покрова. — Она посмотрела на Гровера. — У вас есть ещё возражения насчёт того, кто способен показать мастер-класс? Возможно, вы повторите что-то подобное, адами Гровер? Прямо сейчас.
Тот нахмурился, мотнул головой и отвернулся.
— А кто за то, чтобы сделать Нобу командиром отряда? — вдруг предложил Майло.
Многие закивали, а Триш даже подняла руку.
На это предложение Холли никак не среагировала, что было очень кстати — через две недели меня тут всё равно уже не будет. Девушка-тренер снова оглядела всех и добавила:
— Это был первый участок. Здесь всё зависит только от вас и вашего силового мастерства. Но на втором участке вам придётся довериться своему ратнику. Именно поэтому тренировка пройдёт в темноте. Без ратника вы там просто не пройдёте…

   Читать   дальше   ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/134887-temnyy-ratnik-fakultet-tom-1-tom-2

https://www.rulit.me/books/tyomnyj-ratnik-fakultet-tom-1-i-tom-2-si-read-763826-1.html

https://author.today/reader/131216/1606586

https://v142.mostop.ru/chitat-online/?b=1214416&pg=1  

***

***

***

***

***

Просмотров: 66 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: