Главная » 2024 » Февраль » 4 » Тёмный 013
00:59
Тёмный 013

***

===


Эпизод 25.                                  


Я опешил, но ничего не успел сказать.
— Не нужно напрягаться, Киро. — Люче чуть поёрзала на мне, устраиваясь удобнее и приближая лицо к моему лицу. — Чем больше ты будешь нервничать, тем хуже будешь видеть то, что я тебе покажу.
Я всё равно напрягался.
Причин для этого имелось предостаточно.
Как минимум, надо было сказать девчонке, что во мне бултыхается не только приличное количество амброзии, но и сироп Майло с «эффектом любви».
Отрава Зельевара действовала уже не так сильно, но всё же действовала, и я это ощущал: на мне сидела красивая девушка, и мой организм однозначно на неё реагировал.
— Это нам не помешает, — сказала Люче, сразу почувствовав всю неловкость ситуации. — Прежде чем ты будешь вспоминать прошлое настоящего Киро Нобу, я покажу тебе то, ради чего Альмагор просит тебя сражаться. Ты должен это увидеть.
Люче провела пальцами по моему лбу.
— Это будет не больно. Я медиум, можешь мне довериться. Таких, как я, очень немного, всего несколько человек во всём Атласе. Я нахожусь вне уровней и рангов, с врождённой высшей способностью. Так же, как, например, маг-джадуг имеет врождённую способность к заклинательству. Это ещё более редкие создания. Такие, как наш Фонтей.
Девушка убрала ладонь и положила мне её на грудь.
— Я буду контролировать твоё сердцебиение, но ты должен смотреть мне только в глаза.
Я нервно кашлянул.
— Попробую.
— Не надо пробовать. Просто смотри.
Я уставился в синие глаза Люче. В темени лавки они будто озарились светом.
Сначала я не увидел ничего необычного, кроме яркого цвета радужной оболочки, но чем дольше смотрел, тем больше мне казалось, что её глаза становятся всё больше, что чёрные зрачки расширяются и пульсируют… пульсируют в такт моему сердцу.
Не знаю, как так вышло, но картина перед моими глазами поменялась.
Люче уже не было рядом, а я не сидел в кресле и не испытывал чувство неловкости. Я будто отлетел в космос, в вакуум, и замер над неизвестной планетой.
Это была не Земля.
Да, она была похожа на Землю, но всё же не она. Голубая планета в пелене серо-сиреневых облаков и воронках ураганов. Континенты располагались совсем иначе.
Моим глазам предстали три материка.
Один севернее экватора; второй, через пролив — южнее, а третий чуть в стороне, на востоке. Всё остальное занимали моря и океаны, среди которых пестрели острова: средние и мелкие, в основном архипелаги и длинные гряды, но попадались и крупные одиночные.
Картина сменилась, и вот я уже приблизился к материкам, увидев их подробно. Я будто пронёсся над ними на самолёте.
Острые снежные горы, реки в туманах, озёра, болота, пастбища, леса и луга, города и мелкие поселения, фермы и промышленные зоны.
У морских берегов кое-где стояли крупные заграждения. Похоже, так защищали прибрежные зоны от цунами и ураганов.
— Так мы жили, — услышал я далёкий голос Люче. — А так живём сейчас.
Картина снова сменилась.
Северный континент почти полностью поменял цвет. Исчезли многие поля, пастбища и фермы, промышленные зоны замерли в разрухе, не все, но многие. Как и города, превратившиеся в развалины. Исчезли деревни, исчезли мелкие города.
Я узнал этот континент — именно его показывал на лекции профессор Спиро, именно на нём находилась умирающая империя Атлас, а через пролив, на южном материке, соседствовал почти павший Юбрион. Видимо, ещё южнее находилась третья страна Содружества. Остальных уже не существовало.
И если до этого на южном материке я видел крупные города между лугами и зонами джунглей, то сейчас остались только джунгли и обвитые лианами останки поселений, их почти скрыла буйная растительность.
Всё, что напоминало о былом величии — лишь крупные стены на берегах. Их никто не разрушил, потому что они были нужны всем, не зависимо от того, кто занял эти территории.
— Ураганов стало больше. — Мягкий голос Люче снова вторгся в моё сознание. — Многие территории стали непригодны для жилья, особенно на Востоке.
Меня резко качнуло в сторону.
Я увидел восточный континент и, глядя на него, понял, что ни о каких городах, промышленности и земледелии речи уже не идёт. Ураганы смели всё, что там было, оставив после себя только руины и болота. Жизни там не осталось.
— Это Ледан. Там процветали те самые расы, которых мы теперь именуем тёмными отбросами, — сказала Люче. — Раньше мы их так не называли, мы успешно торговали с ними. Пушнина и ткани, многие древесные смолы, приправы, уникальные технологии по обработке кожи, дерева и камня пришли оттуда. Они же покупали у нас изделия из маг-металла, пламенные золы, яды, сухие напитки, мясо домашних животных.
Оглядев безжизненный материк, уничтоженный ураганами, мой взгляд переместился на архипелаг, чуть западнее.
— Острова Паоло, — продолжила Люче. — Именно там нашли спасение многие из тёмных отбросов. Они уничтожили местное население и заселили острова. Только этой территории им не хватило, и они продолжили завоевания. Их путь лежал на наш материк и наших соседей, которые тоже пострадали от ураганов. Это их и сгубило. Та страна называлась Кронод. Теперь её нет. Тёмные отбросы отныне называют эту территорию Новый Ледан. У них появился молодой и амбициозный лидер, которому мало того, что они себе отвоевали, ведь есть земли более безопасные, более щедрые. Это земли Атласа. На северном материке остались только мы и они. Атлас сражается и пока ещё держится, но рискует не выдержать очередного урагана и натиска Нового Ледана. Забыты старые договорённости, забыты торговые связи. Осталась только борьба за территории. Когда-то у нас был флот, но он сгинул в ураганах. Всё наше прошлое сгинуло в ураганах.
Меня снова швырнуло в космос, и опять перед глазами возникла планета.
Голос Люче проник в голову.
— Здесь все рождаются с меткой райфу. Единственное, что нас отличает, это цвет метки. У магов она красная, у тёмных отбросов — чёрная. Чёрная слабее, зато численно магов меньше и они погибают под натиском более крупной армии. Большинство магов Атласа развиты только до первой и второй высоты, и лишь в таких школах, как Трон-Стронг, они имеют возможность развиться выше. Те, кто успел получить более третьей высоты, занимают в армии генерала Лавана высокие посты, но этого мало. Солдаты не подготовлены и слабы как маги.
Передо мной возникла картина с величественным замком Трон-Стронг, захлопали его красные флаги.
Показав мне школу, Люче продолжала свой рассказ.
— Тёмные отбросы намеренно уничтожили все школы в период урагана и мародёрства. Благодаря защите Альмагора осталась только одна школа, но и та на грани исчезновения. Есть риск, что правительство изберёт другую тактику, сделав ставку на пламенные золы. Бросит все деньги на их производство, а не на развитие природной силы магов. Не спорю, пламенные золы эффективны, я сама ими пользуюсь, когда заряжаю свой арбалет, и всегда ношу заряды с собой вместе с оружием, но пользуюсь ими лишь в малых количествах. Иначе мы выжжем собственные земли, которые и без того потрёпаны ураганами.
Люче рассказала мне, как действуют пламенные золы.
Они напоминали порох, только пламенные золы активировали за счёт энергии райфу. Чем больше силы райфу у мага, тем больше сила взрыва снаряда с золой.
Последнее, что показала мне сестра директора — это Каскады.
Я до сих пор не понимал, что это такое. Все о них говорили, но никто мне так нормально и не пояснил, где они находятся, и кто ими управляет.
Передо мной появилась необычная картина.
Каменистый берег. Бьются морские волны, взрываются брызгами. На камнях стоят три существа в белых светящихся одеждах. Из-за мерцанья не разглядеть их лиц — женщины это или мужчины, а может, бесполые существа.
— Мы называем их Творцы, — сказала Люче. — Сами себя они никак не называют. Они владеют Каскадами, пограничьем между высшим миром духом и миром живых. Только они могут разрешить перенос духа в ту или иную сторону. Мы считаем, что Творцы — полубоги. Они являются только когда им самим это нужно. Обычно они держат нейтралитет, но им не всё равно, что происходит в нашем мире.
Перед моими глазами Творцы растворились в воздухе. Остался лишь скалистый морской берег и брызги.
Голос Люче тем временем продолжал:
— Никто не знает, как Альмагору удалось договориться с ними о поставках ратников. Он сделал это после последнего урагана, когда в Атласе уцелела только одна школа. Раньше Каскады отправляли ратников лишь в единичных случаях. Но теперь маги ищут способы эффективной защиты, и возвышение ратников — один из долгосрочных экспериментов. Но времени остаётся всё меньше. Император недоволен и уже сомневается. Народ недоволен. Тёмные отбросы планируют новую атаку на границы, а теперь ещё и в школу проник отряд полумагов. Если Альмагор потеряет доверие Каскад, то всё рухнет. Никакая пламенная зола нас уже не спасёт. Нас может спасти только чудо. И мы сами… мы сами. Помоги нам, Бейт.
Она назвала моё настоящее имя, и меня тут же бросило в дрожь.
Порой я ловил себя на мысли, что начинаю его забывать, что я привыкаю быть Киро Нобу, парнем в магических доспехах и с шикарной напарницей.
Картины исчезли. Передо мной снова появилось красивое лицо Люче в обрамлении локонов красных волос, её синие глаза.
Ещё с полминуты мы смотрели друг на друга. Я приходил в себя, а Люче сидела на мне и внимательно наблюдала за моей реакцией.
Она просила меня помочь спасти их погибающий мир. Не просто отбить школу, как требовал директор, а спасти нечто большее…
— Но что я могу? — прошептал я, глядя ей в глаза.
Люче улыбнулась.
— Ты можешь больше, чем думаешь. — Её пальцы снова коснулись моего лба. — А теперь вспомни, что задумал настоящий Киро Нобу. Погрузись в своё сознание точно так же, как только что погружался в моё. Возможно, именно эти воспоминания спасут нас от гибели.
Девушка принялась расстёгивать мне жилет, потом — рубашку.
Я молчал и ждал, что будет дальше. Ладонь Люче юркнула меж расстёгнутых половин рубашки и легла на мою голую грудь. Прохладные пальцы погладили кожу.
— Так я лучше проконтролирую твоё сердцебиение, — пояснила девушка шёпотом. — По мере того, как ты будешь вспоминать, я буду увеличивать скорость пульса. А теперь закрой глаза. Никто, кроме тебя, не владеет той информацией, которой владеешь ты.
Я кивнул и прикрыл глаза.
Это было странное ощущение.
Меня оседлала сестра директора Стронга, я развалился в кресле посреди непонятной лавки со склянками, вокруг царили темнота и тишина. Лишь ровное дыхание девушки и её ладонь на груди успокаивали мой разум, но я всё равно никак не мог сосредоточиться.
— Киро, ты на кого-то смотришь… я знаю, ты на кого-то смотришь… — прошептала Люче. — Ты кого-то видишь… его лицо… опиши его…
Лицо?.. Какое лицо?
Не открывая глаз, я нахмурился.
— Никого я не вижу.
— Видишь.
— Не вижу…
— Сосредоточься и посмотри лучше.
— Да не вижу… нет.
И тут я понял: вижу. Действительно вижу. И не только вижу, но и ощущаю себя другим человеком…
* * *
…Я младший из рода Нобу, но скоро моё совершеннолетие, и я смогу выйти из-под опеки семьи.
На меня смотрит человек… хотя нет. Не человек.
Это полумаг, и я его знаю. Точно знаю его имя и то, откуда он пришёл. Мы знакомы уже полгода, я приметил его в развалинах в пригороде Диона, но не сдал солдатам, а продолжил наблюдение.
Наивный.
Я думал, что это я наблюдаю за ним. Оказалось, это он наблюдал за мной: полумаг выдал себя намеренно и ждал моей реакции, и если бы она оказалась не той, какая ему нужна, то он бы меня просто убрал.
Только я всё ещё жив. Его отряд искал союзника из отверженных магов, и я им идеально подошёл.
Этот полумаг мне не друг, но и врагом я его не считаю. Он тот, за кем бы я хотел следовать. Сильный лидер, хитрый и терпеливый воин. Он умеет ждать, он охотник, следопыт, он тень и кинжал, ему ничего не стоит загнать врага, обессилить его, навести на ложный след и ударить со спины.
Это он.
Пилигрим Керк.
Высокий лысый мужчина в халате, со шрамом в носогубной складке. Наверняка порвали в драке. Когда он открывает рот, то я не могу оторвать взгляда от его зубов, треугольных, будто заточенных напильником.
И именно сейчас он говорит со мной.
Голос грубый, отрывистый, тон холодный. Полумаг тоже не считает меня другом, я это понимаю, но мне ничего не остаётся, как поверить ему.
Хуже уже не будет, потому что я и так предал свою страну, предал семью и свой неполноценный род. С другой стороны, что эта страна дала моему роду? Ничего. Только презрение.
Ненависть съедает меня, я чувствую её каждой клеткой своего тела. Мой слабохарактерный отец готов смириться с забвением рода и отсутствием достойной работы, моя мать готова молчать о своих горестях и нищете, мои братья и сёстры готовы преклоняться перед полноценными магами и не просить большего, но только не я.
Нет, только не я.
Мой путь — величие. Мой путь — война за достойное существование.
Слишком много я отдал, чтобы заработать доверие полумагов. Проще склонить к доверию камень у дороги, чем полумагов. Но у меня получилось. Они доверили мне свой план. Не весь, конечно, а лишь часть плана, но и это уже многого стоит.
Они научили меня навыку маскировки, и пусть это далеко не высший уровень, но всё же. Они приняли меня в свои ряды, хоть я и чужой. Я добыл для них списки всех, кто придёт на экзамен, чтобы они изучили их подноготную.
Да, я знал, что тех ребят убьют. Знал, и мне было всё равно на этих выскочек, детей аристократов. Они уже пожили в своё удовольствие с самого младенчества. Пусть дадут пожить другим.
— Пойдёшь первым, — говорит мне полумаг, а я продолжаю смотреть на его треугольные зубы. — За тобой ещё четверо.
— А ты? — спрашиваю я.
— Я приду с другим пропуском. Мне поможет союзник. На арене нужно будет кое-что проверить, подготовить, отвлечь комиссию и убрать хвосты.
Он вдруг передёргивается всем телом, будто поёживается, его глаза становятся совсем чёрными, белые зрачки проваливаются в бездну. Он запрокидывает голову, та трясётся мелкой дрожью, пальцы оттопыриваются и скрючиваются, будто в судороге.
Это жутко, но я знаю, что он делает.
Он применяет псевдо-образ.
Его тело приспосабливается к смене и созданию иллюзии. Маскировка без пожирания тела жертвы, а лишь по памяти и прикосновению, отнимает много энергии райфу, но Пилигрим невероятно силён.
Через пару минут он выглядит совсем иначе.
Теперь это высокий мужчина с ёжиком белых волос и шрамом во всю щёку. И он явно не человек.
— Это ратник Кезарий, — говориит Пилигрим. — Его уважают и боятся остальные ратники. Ему никто не станет перечить или оказывать сопротивление. Если он прикажет снять броню, то любой ратник, даже высокоранговый, исполнит приказ беспрекословно. Кезарий — идеальный убийца. Именно он уничтожит всех ратников школы. Одного за другим, начиная с арены.
Пилигрим скидывает халат и остаётся в одежде ратника, но я знаю, что теперь он стоит здесь, в чём мать родила. Мне тоже придётся голым проходить на арену. От этой мысли до сих пор становится не по себе.
Пилигрим смотрит на меня требовательно и холодно.
— Если увидите меня в этом образе на арене, никак не реагируйте, но постарайтесь увести других студентов. Тебя же, Киро, я попрошу прийти пораньше и дождаться меня. Надо будет решить, что с тобой делать.
Он долго-долго смотрит на меня, и что-то в его глазах мне не нравится. В них таится смерть…
Пилигрим наконец отворачивается и наклоняется, чтобы подобрать свой халат, потом вынимает из кармана стопку открыток-портретов с именами экзаменуемых (это я ему их принёс).
Командира сразу окружают ещё четыре полумага.
Такие же лысые, невзрачные, но сильные.
Пилигрим внимательно просматривает все портреты, читает имена. Полумаги уже изучили биографии всех двадцати парней и девушек из двух фрактатов Армдор и Сольвейг, но пора выбрать тех, чьи жизни нужно будет исследовать особенно тщательно, узнать их привычки, их пристрастия и страхи — всё, что можно узнать. Ведь именно этими людьми полумаги будут притворяться в школе.
Пилигрим отбирает пятерых и раздаёт карточки каждому из собратьев. Одну оставляет себе.
Я чувствую, как пульс начинает убыстряться… слышу настойчивый голос Люче:
— Что это за портреты? Посмотри! Посмотри, Киро! Посмотри на них немедленно!
Меня вышибает из воспоминания.
Я пытаюсь открыть глаза, но у меня не получается. Веки болят, они будто срослись, слиплись, я будто ослеп. А ещё я чувствую, как сильно Люче сжимает меня бёдрами, как её ладонь давит мне на грудь, как пульс зашкаливает.
— Посмотри на них! — От жуткого голоса Люче по черепу разносится эхо. — Посмотри!!
Вот теперь Люче делает мне больно.
Кости по всему телу снова ноют и трещат, голову давит тисками, как при прошлом допросе… адская слепящая боль…
— Посмотри! Пока не посмотришь, я не позволю тебе открыть глаза! Посмотри! У нас нет времени на второй сеанс! Нужно, чтобы ты увидел их сейчас! Посмотри!!
Голос Люче становится грубым и требовательным.
Я делаю над собой чудовищное усилие и смотрю. Сам не знаю, куда смотрю, но смотрю.
И вот опять вижу Пилигрима и его команду.
Пилигрим забирает у сородичей портреты и подаёт их мне.
— Подготовь по ним всё, что сможешь достать.
Мои ладони потеют, когда я беру стопку из четырёх карточек…

Эпизод 26.                                                 

С первой картинки на меня смотрит девушка, блондинка. Под её портретом значится:
«Роберта Бревел, фрактат Сольвейг»
.

Я перекладываю карточку и смотрю на следующую.

Темноволосый парень, бледный, худой и хмурый.
«Рин Корнел, фрактат Армдор»
.

Убираю карточку и вижу другую. Пульс опять учащается… я будто не вижу портрета и букв… никак не могу разглядеть…
— Смотри! — кричит Люче. — Смотри внимательно!
Меня переламывает боль, но я всматриваюсь в портрет и понимаю, что мне знаком этот человек. Это парень. Полноватый, неказистый, будто вздувшийся… как же его звали?..

Под портретом я наконец смог различить мутные буквы:
«Шон Атикус, фрактат Армдор»
.

Меня бросает в пот.
Значит, тот парень… он был рядом со мной на тренировке у Буфа, он видел мой доспех, он видел, как я восстанавливаю ауру Сьюн… он даже хотел прикоснуться к ней, но я вовремя задержал его поганую руку…
Я почувствовал, что скриплю зубами, в то время как мой пульс долбит в ушах.
— Смотри дальше! — кричит Люче. — Смотри!
И я смотрю дальше. Внутри холодеет и трещит от напряжения. Я вижу ещё одного знакомого человека. Девушку.
Ещё одна блондинка, и я её отлично знаю.
Пульс колотится внутри головы, меня трясёт от ударов в грудине, и только ладонь Люче не даёт разразиться инфаркту…
Я смотрю на портрет и читаю:

«Пэт Рибун, фрактат Сольвейг»
.

Это подруга Триш Лаван.
Триш жила в одной комнате с полумагом, она рассказывала ему все новости, и, скорее всего, все девичьи подробности о встречах со мной.
Уверен, она рассказала и о свалке, и о маг-металле, и о том, что мы выловили Роберту Бревел на торжественном приёме. Триш — идеальный информатор, который даже сам не знает, что он информатор.
Я держу в руках четыре портрета. Пятый остался у Пилигрима.
Он демонстрирует его всем, в том числе, и мне. Усмехается и говорит:
— А этим парнем буду я.
Я опять не увидел чёткой картинки.
Не увидел, как ни пытался вглядеться, как ни напрягал зрение. Думал, глаза из орбит вывалятся.
— Смотри-и-и-и!!! — опять выкрикнула Люче и сдавила мне грудь.
Вот теперь боль я прочувствовал всем своим естеством. Хрустнули кости, лёгкие будто раскромсало обломками, сердце сильнее толкнуло кровь по жилам…
— А-а-а-а-а! — Не знаю, где именно я заорал: в воспоминаниях или прямо во время сеанса с Люче.
Я уже мало воспринимал реальность и никак не мог понять, где нахожусь: в лавке со склянками в Квартале Рубрум или среди развалин в пригороде Диона.
— Кто там изображён? Кто это? Смотри же! — Сильные пальцы Люче надавили мне на виски, её губы прикоснулись к моим губам, а потом я услышал молящий шёпот: — Смотри… пожалуйста, смотри… прошу тебя…
И опять она коснулась меня губами, более настойчиво и жадно.
Именно это слияние вернуло мне чёткость зрения. Я прищурился, всмотрелся внимательнее в портрет, который показывал всем Пилигрим, и увидел надпись. Я увидел!
Вместе со мной его увидела и Люче.
Пульс опять застучал в ушах… Так я и знал, мать его! Так я и знал!

«Марко Лаван, фрактат Армдор».

— Успокойся, Киро, успокойся, — зашептала Люче. — Я уже не справляюсь с твоим сердцем. Успокойся, иначе оно не выдержит…
Меня затошнило.
Я грубо столкнул с себя Люче, и, судя по звуку, она завалилась на пол. Следом за ней с кресла сполз и я сам, упал на живот и уткнулся лбом в деревянные доски.
В это время Люче что-то зашептала и явно не мне. Она будто с кем-то разговаривала на расстоянии. Возможно, сообщала информацию директору Стронгу.
В эту самую секунду пол под нами содрогнулся, будто по скалам ударили сразу несколько снарядов.
Следом прогремели несколько взрывов поочерёдно.
В маленькое окно лавки пробился жёлтый свет зарева.
— О нет… — Люче вскочила на ноги, прильнула к окну и выкрикнула: — Киро! Они атаковали школу!
Девушка кинулась ко мне и помогла встать. Видя, что я всё ещё никакой, она приложила пальцы к моим вискам.
— Погоди… сейчас, сейчас. Я помогу.
Её синие глаза опять замерцали ярче, и головная боль стала утихать.
— Вот та-а-ак… так лучше?
Я обхватил ладонью лоб, ещё раз посмотрел в глаза Люче и ринулся к двери.
— Киро! — прокричала девушка. — Там солдаты! Не лезь туда! Ты попадёшь под огонь! Генерал Лаван сегодня тайно прислал два взвода солдат по сорок человек. Всё через портал. Первый взвод дежурит в каждом Квартале по десять человек…
Мне было плевать, что она там кричала.
Даже если генерал Лаван прислал солдат, то они не знали, кто конкретно был полумагом.
Я выскочил из лавки на улицу.
Со стороны первого общежития валил дым, кричали люди. Полыхали и трещали корни деревьев, от чудовищного пламени озарялось небо. Я рванул к общежитию. Там скрывались два полумага: Пэт и Шон — и обоих я знал в лицо.
Каков же был мой ужас, когда, выбежав на соседнюю улицу, я увидел, как прямо на бегу два солдата в красной форме частично снимают маскировку. Их глаза почернели за считанные секунды.
Какого хрена…
Пока я смотрел на солдат и соображал, что происходит, картина в моей голове сложилась сама собой.
Всё было задумано именно так, как случилось. Ни одного лишнего движения — идеально реализованный план нападения на защищённую школу.
Группа полумагов сделала всё для того, чтобы генерал Лаван прислал солдат для защиты школы, а Альмагор принял эту помощь.
Мы сами пустили врага к себе в тыл, потому что все эти солдаты были полумагами. Чёрт… как же давно они готовились, чтобы заменить два взвода по сорок человек?..
Увидев меня, те двое развернулись и кинулись в мою сторону.
Я попятился, обхватив пальцами медальон.
Полумаги приближались, но не нападали — они будто чего-то ждали. В руках каждый солдат держал что-то вроде помпового ружья со скользящим цевьём. Скорее всего, эта конструкция выпускала заряды с пламенной золой, о которой говорила Люче.
Оба солдата вскинули ружья, но не стреляли.
Они явно чего-то ждали. Неужели того, что я…
— Не вызывай ратника-а-а! — подтвердила мою догадку Люче. — Они ждут, когда ты вызовешь ратника, чтобы убить его!
Её синее платье мелькнуло у одного из домов.
Первый солдат мгновенно перевёл прицел на неё, а второй остался без движения, не спуская с меня своих чёрных глаз.
Два заряда золы пошли в дело одновременно. Я отпрянул в сторону, упал на бок и впервые увидел, что такое пламенная зола.
Стена дома, куда попал заряд, воспламенилась, будто в неё бросили зажигательную смесь, только в более мощном варианте. Солдат перезарядил ружьё и снова пустил в меня снаряд, но я успел перекатиться, вскочить и бросится под защиту соседнего дома.
Решение пришло однозначное: Сьюн не вызывать.
По крайней мере, сейчас.
Я прижался спиной к стене и активировал кулак на левой руке. Теперь защиты в виде доспеха на мне не было, да и метка осталась половинчатой, зато я владел первым уровнем, а это усиливало моё райфу, делая его почти полноценным.
У стены того же дома, но чуть дальше, притаилась Люче.
Она приложила палец к губам, глядя на меня, а потом неожиданно задрала подол платья, оголив бедро. Её ногу обхватывала кожаная лента, которая крепила небольшую металлическую конструкцию.
Одним движением девушка отцепила её. Конструкция с тихим щелчком разложилась в арбалет. Маленький и аккуратный, я бы назвал его женской копией обычного арбалета. Только на нём имелось три тетивы, три прицела, три механизма взведения и спуска, и такое я видел впервые.
На втором бедре Люче крепились ленты со снарядами — трубки, похожие на патроны. Их я на ней уже видел.
Она быстро насадила заряды на болты перед каждой тетивой, взвела механизмы и опять посмотрела на меня. Мы кивнули друг другу и вместе атаковали полумагов.
Люче выпустила заряды один за другим, заставив врагов разделиться и упасть плашмя, укрываясь от обстрела.
И тут уже в дело вступил я.
Подскочив к одному из противников, я, не раздумывая, навалился на него и вбил ему в висок штыри кастета. Этого хватило, чтобы его прикончить.
Второй полумаг тут же пустил в меня заряд.
Если б он чуть лучше прицелился, то я бы уже полыхал, но заряд угодил ниже, ударив мне под ноги, однако взрывной волной меня всё же отшибло на спину.
На помощь пришла Люче.
Пока полумаг отвлёкся на меня, её тройной заряд, один за другим, угодил точно в его спину. Он вспыхнул, как хворост, закричал и упал на каменные плиты дороги. Перекатывался он как бешеный, мгновенно сняв маскировку.
Пока он кричал и корчился, Люче подбежала ко мне.
— Солдаты… Киро…
— Ты сказала по десять солдат на каждый Квартал, — перебил я её, убирая кулак в перстень.
Девушка кивнула.
— А остальные сорок где?
— Стерегут учебный чертог… — Она распахнула глаза от ужаса. — О, боги! Там же Альмагор! Киро, там мой брат!
Мы кинулись в сторону лестницы, ведущей в учебный чертог.
Всё вокруг продолжало полыхать, уже половина Квартала Рубрум была охвачена огнём, как и другие Кварталы, судя по заревам и дыму.
Но мне показалось, что Рубруму досталось больше всех.
Корни трещали, охваченные пламенем. Горели все три общежития. Пустынные до этого улицы заполонили студенты. Я заметил, как маги-словесники пытаются потушить огонь с помощью заклинаний.
Там же я увидел и Буфа.
Он нёсся мимо горящих зданий и орал:
— Не вызывать ратников! Не вызыва-а-а-а-ать!
Я и Люче подбежали к ущелью, в который спускалась лестница. Иллюзии озёрной глади уже не было.
— О нет! — Люче упала на колени, всмотревшись в бездну внизу. — Нет, Альмагор! Что ты наделал!
Я тоже уставился в ущелье.
Лестницы не было. Причём не только со стороны Рубрума и других Кварталов, но и со стороны больницы.
— Он оборвал ходы! — застонала Люче, подаваясь вперёд.
Она цеплялась за вывернутые останки перил, почти падая в ущелье, и отчаянно звала брата:
— Альмаго-о-о-ор!
Там, внизу, всё покрыла пелена сиреневого тумана. Ни башен, ни флагов — ничего не было видно.
— Что он сделал? — спросил я.
Бледная, со слезами на глазах, Люче подняла голову, оседая на каменистый берег.
— Он заточил себя вместе с взводом полумагов в учебном чертоге, чтобы они не прорвались в Кварталы к студентам. Он один с ними сражается.
Сквозь сиреневую пелену действительно мелькали молнии света и вспышки огня. Я представил, как отчаянно сражается Стронг, один против сорока подготовленных полумагов.
Только мы тут тоже не пальцем деланные.
Я поднял на ноги стенающую Люче, чуть встряхнул девушку за плечи и сказал:
— Он разберётся внизу, а мы разберёмся наверху. Скажи, что за техника «Фантомный покров»? Ты знаешь?
Люче нахмурилась и покосилась на горящий Квартал.
— Киро, сейчас не время…
— Мне очень надо! — Я опять обхватил Люче за плечи.
Она закивала.
— Хорошо, хорошо… Это защита. Фантомный покров забирает урон, наносимый противником. То есть вместо мага урон получает покров. Чем выше сила райфу мага, тем толще его фантомный покров. То есть с повышением уровня растёт и защита. Но если противник силён, он может легко пробить защиту, однако фантомный покров можно восстанавливать, отдавая энергию райфу.
— А как получить эту технику, если уже есть первый уровень?
— Это маг-медитативная техника. Чувствуй своё состояние и просматривай собственную ауру, точно так же, как ты видишь ауру у своего ратника. Всё просто, Киро. Это на уроках учителя Сато…
Я её не дослушал.
— Одолжи пару своих зарядов.
— Что?.. — растерялась Люче.
Я бесцеремонно задрал подол её платья и сам вынул из держателей на бедре девушки два снаряда. Стиснул их в кулаке и понёсся в сторону общежития.
Не знаю, насколько в этом хаосе я смогу хоть чем-то помочь, но попытаться стоило.
На бегу я отыскал глазами Буфа. Рядом с ним был отряд из трёх парней и двух девушек. Третьекурсники Рубрума.
Только что они убили двух солдат-полумагов. Правда сам Буф получил рану. Его локоть был разодран, обрывок кожи болтался и заливал руку кровью, но Буф будто этого не замечал. Он уже высматривал следующего противника.
— Бу-у-у-уф! — рявкнул я во всю глотку. — Буф!
Он повернул голову на звук и нахмурился, увидев меня.
Я подскочил к нему и тихо заговорил:
— Среди нас были полумаги… Пэт Рибун и Шон… как его… Шон…
— Атикус? — сразу сообразил Буф.
— Да! Это полумаги… ещё Марко Лаван… и какой-то Рин. Оба из Кэрулима. Марко из них самый главный.
Буфу потребовалась пара секунд, чтобы сориентироваться.
— Пэт и Триш, скорее всего, ещё в общежитии, а вот Шон… его я видел на улице. Он сказал мне, что его ратника кто-то убил…
— Он сам и убил! — перебил я Буфа. — Все они наверняка уже убили своих ратников! Все четверо!
— Я уже понял! — рыкнул он. Его злой взгляд устремился мне за спину. Буф прищурился и процедил: — А вот и Шон… Я сам им займусь. На тебе Пэт. Возьми с собой пару моих парней.
Я огляделся. Отряду Буфа и без меня было чем заняться: они отбивали Квартал от солдат-полумагов. Им помогали студенты из других курсов, но толку от них было мало.
— Не надо, я сам справлюсь, — бросил я Буфу и рванул в горящее общежитие.
Растолкав столпившихся первокурсников, я ринулся к крыльцу. Там столкнулся с Эмилем — он как раз выводил очередную группу кашляющих студентов.
— Куда?! — заорал вахтёр, увидев, что я пронёсся мимо него в общежитие. — Наза-а-ад, Нобу!!!
Я ворвался в коридор и, лавируя мимо бегущих к выходу студентов, помчался к комнате Триш. На ходу остановил одну девчонку.
— Где Триш Лаван?
Девчонка дёрнулась из моей хватки, захлопала глазами, но быстро вспомнила.
— Пэт сказала, что Триш уже на улице…
— А где Пэт?
— Она в комнату вернулась, сказала, что что-то ценное забрать надо…
Я отпустил девчонку и рванул дальше по задымлённому коридору. До комнаты Триш я добежал за считанные секунды. Остановился, чтобы перевести дыхание и взглянуть на снаряды.
Они правда походили на патроны.
Такие же стальные гильзы, только вместо капсюля — гравировка метки райфу. Если взрыв снарядов происходил во время удара, то это значило, что если я прикоснусь меткой к патрону, то он не взорвётся прямо в руке.
Это, конечно, в теории…
Теперь осталось попробовать.
Я задержал дыхание, прикоснулся сначала к одному, потому ко второму снаряду. Ничего не произошло, они лишь чуть нагрелись. Я выдохнул.
После этого задействовал уже перстень на правой ладони.
Как только кулак окутал руку металлом и образовал кастет, я хлестанул им в район замка. Хватило одного раза, чтобы дверь треснула.
Ударом ноги я распахнул дверь, быстро огляделся на пороге и увидел Пэт в углу комнаты, у шкафа. Она нависла над избитой и еле живой Триш.
Тварь зажимала ей рот ладонью и шипела в лицо:
— Вызови ратника… вызови…
Одновременно с этим Пэт душила Триш цепочкой от её же медальона, заставляя вызвать помощь. Триш уже не сопротивлялась, лишь дёргала головой и глухо мычала под её ладонью.
В этот момент в комнату ворвался я.
Пэт повернула голову в мою сторону и выпрямилась. Швырять снаряды в неё я не стал — мог случайно попасть в Триш, поэтому рванул прямо на Пэт, как таран, не давая ей опомниться.
Та вскочила и махнула руками в мою сторону.
Вокруг её ладоней возникло розоватое марево, которое тут же устремилось в меня. Эта была псионная ловушка, о которой говорил ещё профессор Спиро.
Я отпрянул к стене, марево проскользнуло мимо и зависло около распахнутых дверей. Полумаг кинулся на меня, ну а я недолго думая швырнул в него первый снаряд.
Целился в грудь, но попал чуть ниже, в живот.
Раздался взрыв.
Пэт отшвырнуло на кровать, я рванул туда же и, пока полумаг не пришёл в себя, пустил в ход второй снаряд. Опять громыхнул взрыв, постель загорелась… но только не сам полумаг.
Он сбросил маскировку, поднялся прямо с полыхающей кровати во весь свой немалый рост и двинулся на меня.
Голый мускулистый ублюдок.
Тприщщщщ... …

   Читать    дальше    ...     

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/134887-temnyy-ratnik-fakultet-tom-1-tom-2

https://www.rulit.me/books/tyomnyj-ratnik-fakultet-tom-1-i-tom-2-si-read-763826-1.html

https://author.today/reader/131216/1606586

https://v142.mostop.ru/chitat-online/?b=1214416&pg=1  

***

***

***

***

***

Просмотров: 65 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: