Главная » 2024 » Февраль » 3 » Тёмный 012
23:44
Тёмный 012

*** 

===

Эпизод 23.                       


Триш не сопротивлялась, но продолжала тихо возмущаться.
— Ты торопишься… Киро, это слишком быстро… за кого ты меня принимаешь?..
Я плотнее прижал её к себе и шепнул на ухо:
— Ты же сама про сладкое говорила, или мне показалось?
— Десерты подают в конце ужина, а не в начале.
— Обычно сладкое я ем сразу, а порой только на сладком и живу…
Триш толкнула меня ладонью.
— Нет, ты не просто ужасен. Ты невероятно нахален!
Так мы дошли до двери, за которой скрылось уже прилично народу. Триш вцепилась в свой стакан с коктейлем, как в спасение. Наверное, она решила им от меня отбиваться, если я уж совсем обнаглею.
В моей руке тоже был напиток, половина бокала с амброзией.
Чем больше я пробовал это пенистое пойло, тем больше оно мне нравилось. Заклинание, не иначе (мне хотелось в это верить).
Мы вышли из зала в длинный коридор, больше похожий на картинную галерею. Стены украшали работы художников, одни сплошные портреты. Внизу стояли тумбы из резного дерева.
— Эти портреты… красивые, правда? Это наше фамильное древо… — начала Триш в несмелой попытке хоть как-то отвлечь меня от сладкого.
Мне же надо было узнать, где находится кабинет генерала. Скорее всего, именно туда отправились Марко и Роберта. Пришлось снова нажать на Триш.
Нажать во всех смыслах этого слова.
Я забрал у неё стакан с недопитым коктейлем и поставил на ближайшую тумбу, туда же убрал свой бокал. Потом бесцеремонно оттеснил девушку в сторону и вжал в стену между портретами.
— Киро… — зашептала Триш. — Никогда бы не подумала… что ты такой нетерпеливый…
Её кожа пахла духами и немного ванильным мылом.
Мои губы коснулись шеи Триш, ладони мягко .... От моих прикосновений девушка томно выдохнула и забормотала:
— Не здесь… ты что… папа может увидеть…
— А где его кабинет? — шёпотом спросил я, при этом не переставая ласкать Триш.
Мои руки всё настырнее гуляли по изгибам её тела и жили своей жизнью.
Я скользнул ладонями по спине девушки .... Под тонкой тканью ....
Господи, дай мне сил…
Тут уж не до контроля Марко. Тут бы себя проконтролировать.
Соблазнять генеральскую дочь, когда генерал где-то рядом — отличная идея. За такое меня вышвырнут ... не только из этого дома, но и из школы. Либо вообще казнят прилюдно, на той самой площади с протестующими.
— Ну и где его кабинет? — опять прошептал я Триш в ухо.
— Направо… в восточном крыле…
— Идём. — Я еле оторвался от девушки и взял её за руку.
— Погоди… — Она взяла с тумбы оба напитка. — Надо забрать, чтобы не вызвало подозрений.
Я кивнул и поторопился по коридору направо.
— Но почему туда? — опешила Триш. — Пойдём в другое крыло… Киро…
— Так надёжнее.
— Почему надёжнее?
Я не стал пояснять, почему надёжнее, потому что сказать мне было нечего. Я просто вёл Триш в сторону кабинета, а она семенила за мной, стараясь не цокать каблуками.
Быстрым шагом мы преодолели четыре коридора и два зала.
Как только вошли в третий зал, Триш зашептала с волнением:
— Киро… кабинет близко… в конце… вон там, у напольной вазы.
Я остановился, отыскал глазами напольную вазу у одной из дверей и всмотрелся в полумрак роскошно обставленного зала с камином, огромным кожаным диваном и кипарисами в кадках.
Ни Марко, ни Роберты поблизости не было.
Зато на журнальном столике у камина я заметил два бокала с амброзией.
Отлично. Значит, эти двое где-то тут.
Я потянул Триш в сторону камина. Теперь надо было её отвлечь, чтобы подлить сироп в оба бокала.
— Ты не проверишь, есть ли кто-нибудь в кабинете? Подойди, прислушайся, — попросил я почти беззвучным шёпотом. — А потом иди ко мне.
После слов «иди ко мне» Триш прикусила губу и поспешила исполнить мою просьбу насчёт кабинета.
Я в это время быстро подошёл к журнальному столику, достал пузырёк из внутреннего кармана пиджака и откупорил зубами. Триш как раз отвернулась, направив всё своё внимание на кабинет отца.
Несколько секунд — и сироп Майло уже растворился в амброзии в обоих бокалах. Ни запаха, ни шипения — совершенно бесшумная дрянь.
Я убрал пустой пузырёк в карман и отошёл от стола, поближе к кадкам с кипарисами. Девушка ещё с полминуты стояла у кабинета, затем развернулась и направилась обратно, переступая на цыпочках. В руках она всё так же держала наши напитки.
— В кабинете тишина. — Триш улыбнулась.
Но вместо того, чтобы подойти ко мне, она направилась к камину.
— Посмотри, какой тут огромный диван, Киро. Иди сюда. Я хочу остаться здесь, никуда больше не пойду.
Девушка уселась на край дивана и — чёрт бы её побрал — поставила напитки на журнальный столик, рядом с теми двумя бокалами. При этом она закрыла мне обзор спиной, и я не успел приметить, какой из трёх бокалов — мой. В остальных ведь тоже было по половине напитка…
— Вы что тут забыли? — прозвучал недовольный голос Марко за спиной. — Решили время не тратить и сразу к делу перейти?
В чудовищном напряжении я сжал кулаки и обернулся.
Марко стоял рядом с Робертой и переводил взгляд то на меня, то на сестру. Триш вскочила с дивана.
— Ты всё не так понял.
— Я тупой, по-твоему?
Вдруг слово взяла Роберта.
— Погодите, ребята. Тише. — Она покосилась на кабинет генерала. — Предлагаю поступить иначе.
Девушка поторопилась к столику и взяла два бокала с амброзией. Чьих именно — непонятно.
Я был готов придушить Триш и себя заодно. За свою несусветную невезучесть.
— Сегодня ведь праздник. Давайте не будем портить его генералу Лавану. — Роберта повернулась к Марко и попросила: — Не злись на них, Марко… Твоя сестра уже взрослая, хватит её контролировать.
Марко бросил на меня уничтожающий взгляд и подошёл к девушке. Та подала ему амброзию.
— Давайте лучше выпьем за победу.
За чью именно победу она предложила пить, Роберта не уточнила. Лишь растянула губы в широкой и добродушной улыбке.
Триш последовала её примеру — забрала оставшиеся напитки со стола: свой коктейль и ещё один бокал с амброзией.
— Точно. Давайте выпьем лучше, чем ругаться. Ты идёшь, Киро? — Девушка протянула мне бокал.
Я панически соображал, что делать.
Три бокала. В два налит сироп. Из нас троих — Марко, Роберты и меня — двое получат свою дозу жидкой дури. Сохранялся крошечный шанс, что это буду не я. Однако один из двух подозреваемых всё равно глотнёт сиропа. Либо Роберта, либо Марко.
Ради этого стоило рискнуть.
Тайно разоблачив хотя бы одного полумага, можно за ним проследить и найти остальных.
Под пристальным взглядом Марко я забрал бокал у Триш.
— За победу можно и выпить. До дна.
— Что ж, тогда за победу, друзья, — сказала Роберта негромко.
Триш отпила свой коктейль и уставилась на меня. Ей не терпелось остаться наедине, а вот мне не терпелось увидеть эффект сиропа.
Хлебнув амброзии, Марко поморщился, но всё же допил напиток до дна. Роберта тоже выпила всё. Как и я. На вкус это была всё та же амброзия.
— А вы сами-то что тут делали? — спросила Триш, с интересом взглянув на брата.
— Не твоё дело, — бросил он и хотел что-то добавить, но его остановил забавный звук.
Роберта икнула.
— Ой, простите…
Икнула ещё раз.
— Простите… мне так неловко.
Девушка прикрыла ладонью рот и села на диван.
Она мотнула головой, часто-часто заморгала и уставилась себе в колени, скомкав подол платья пальцами. Девушка зажмурилась и выдохнула, затем посмотрела на остальных, опять поморгала и внезапно по-идиотски рассмеялась.
— Простите… я не могу сдержаться… простите…
Марко нахмурился.
— Ты в порядке?
— Да-а-а-а-а-а-а-а… — очень длинно и ровно ответила Роберта, будто пропела. Затем смолкла и опять тихо рассмеялась. — Ой… ну чего это… чего это…
Триш вскинула брови от недоумения.
— Роберта? Что с тобой?
Та небрежно махнула рукой, немного пошатнувшись на диване.
— Нормально. Не надо… не надо беспокойства… я ещё здесь… ещё… да-а-а-а…
И снова рассмеялась.
Я смотрел на неё и думал о том, что если бы подлил сиропа Триш, как предлагал Майло, то вряд ли бы дело дошло до удовольствий. Судя по состоянию Роберты, смех в лицо мне был бы обеспечен.
А ещё Роберта то и дело кидала томные взгляды на Триш, будто пожирала её глазами. На её грудь, шею и волосы. Такого эффекта от сиропа я вообще не ожидал. Роберта внезапно сменила сексуальную ориентацию.
Краем глаза я следил ещё и за Марко, но тот, как назло, выглядел нормальным.
Он наклонился к Роберте и предложил:
— Давай, я отведу тебя…
— Не-е-е-ет! — вдруг выкрикнула девушка, замахав руками. — Не надо меня трогать! Не трогай! Уйди!
От её добродушия не осталось и следа. Роберта попыталась встать сама, но у неё не вышло, и она плюхнулась обратно на диван.
— Ненавижу… — Её голос стал грубым и неестественным.
Она задрала голову и оглядела каждого из нас пьяными глазами. Её взгляд остановился на мне, и могу поспорить… могу поспорить на всё, что угодно… в этот самый момент я увидел белые зрачки!
Я увидел белые зрачки, квыфрддд...!
Мы смотрели друг на друга всего мгновение, но каждый из нас догадался о своём: я понял, что передо мной полумаг, а он понял, что я что-то подлил в его бокал.
Роберта вскочила и кинулась через зал вглубь восточного крыла. Она не стремилась ускользнуть через парадные ворота, а хотела скрыться в пустынных коридорах огромного здания.
Я понёсся за ней.
— Куда вы?! — выкрикнула нам вслед Триш. — Ки-и-р-о-о-о-о!
— Какого тмсенрттт... здесь творится?.. — Это всё, что я успел услышать от Марко.
Роберта понеслась по коридору с невероятной скоростью, но я не отставал. На ходу вытянул цепочку с медальоном и призвал Сьюн.
Луч света устремился в стену. Это вышло случайно.
Появившись, Белая Сова ударилась о поверхность стены плечом.
— Ты совсем слепой?! Глаз, что ли, нет?! — заорала она на весь коридор.
Я пронёсся мимо возмущённой Сьюн, коротко бросив ей:
— Там полумаг. Девушка в жёлтом. Блондинка.
Реакцию ратника я уже не увидел — Сьюн осталась позади меня.
Полумаг в это время рванул по широкой лестнице на третий этаж, задрав подол платья. Маскировку он решил пока не скидывать.
Ничего. Далеко не убежит.
И только я об этом подумал, как вдруг… икнул.
О нет… нет-нет…
Опять икнул.
Чёрт, это плохо, совсем плохо. Это очень-очень нехорошо…
Меня пошатнуло, одна нога запнулась о другую, и я завалился прямо на ступени. Хорошо, что ладони успел подставить, а то бы разбил себе лоб. Внутри разлилось тепло, от желудка до самых пяток, в ногах появилась слабость.
Я зацепился рукой за перила, кое-как поднял себя на ноги и обернулся.
Сьюн нигде не было. Мне хотелось верить, что она поймает полумага без меня, если я совсем слечу с катушек.
Пространство повело в сторону, но оно тут же встало на место. Внутри всё затрепетало, накатило вдохновение, эйфория начала набирать силу.
Я заставил себя продолжить восхождение по ступеням. Держался за перила… забавные перила, кстати… они будто куда-то ускользали и поёживались под пальцами… наверное, им нравилось, что я их трогаю…
В этих идиотских размышлениях я успел подняться на третий этаж, ну а потом меня окончательно накрыло.
Пространство снова повело в сторону, и это уже не казалось ненормальным. Ну повело и повело. Даже приятно.
Внезапно до меня дошло, что я улыбаюсь. Куда я при этом ковылял по мрачному коридору, оставалось непонятным…. но о-о-о-о-чень интересным…
Полумаг же где-то там.
Тут я представил, что делали Роберта и Марко Лаван вместе в том зале? А если они занимались тем же, что делали я и Триш?.. При этой мысли меня затрясло от смеха.
Я заставил себя идти дальше, но на ходу ржал, как больной, ничего не мог с собой поделать.
На третьем этаже стоял полумрак, лишь кое-где висели фонари, еле освещая коридоры и залы, но я не ощущал опасности: шёл и похихикивал.
Вдруг впереди, в одной из картинных галерей, я увидел высокую мужскую фигуру.
Жилистый крупный силуэт.
Вглядевшись в него осоловелыми глазами, я понял, что он стремительно приближается, как таран. Голый таран…
Он оказался рядом уже через пару секунд. Цепко ухватил меня за лацкан пиджака и швырнул в стену. Ударился я знатно, и надо было хоть как-то собраться, оказать сопротивление…
В следующее мгновение я получил удар в лицо.
Осознал себя уже на полу, а там получил удар уже по печени. Ублюдок знал, куда бить. Он колотил меня голыми ногами. Бил сильно и точно.
Затем ногой он перевернул меня на спину и спросил:
— Что ты обо мне знаешь?
Вместо того, чтобы испугаться за свою жизнь, я опять тихо заржал, как придурок. Это было сильнее меня.
— Ты тоже выпил ту дурь? — Полумаг нахмурился.
Не знаю, как моему мозгу удалось родить то враньё, которое он родил, но оно вдруг пришло мне на ум.
— Это Марко… он тебя раскрыл и уже сообщил генералу… тебе отсюда не выйти…
Если Марко — один из них, то полумаг никак на это не среагирует. Но он среагировал.
— Сначала я сожгу тебя, а потом — его, — процедил он. — Не беспокойся, я приму другой облик. Возможно, даже твой. Мне хватит и небольшого куска от твоей тушки.
Его цепкие пальцы обхватили мою шею, а она и без того ещё не восстановилась после тренировки у Буфа. Даже сироп Майло не помешал мне прочувствовать всю боль до самого затылка.
Полумаг меня не просто душил, он нагревал моё тело. Его пальцы обжигали кожу, становясь всё более горячими… адски горячими.
Я невольно вспомнил лекцию профессора Спиро. Когда он говорил о навыке воспламенения предметов, я даже не подумал о том, что человеческое тело полумаги тоже умеют воспламенять.
Моя реакция на это была заторможенной, но я всё равно успел приложить палец к перстню на левой руке. Маг-металл приятно окутал руку, только уж слишком тяжёлой она показалась.
Я воспользовался первым, что пришло на ум — кастетом. До рожи полумага я бы не дотянулся — у меня бы не хватило сил — зато дотянулся до его голого живота.
Хлестанул не сильно, но и этого хватило, чтобы он отшатнулся и ослабил хватку. Второй удар заставил его отпустить мою шею.
Не удержавшись на ногах, я завалился на пол и закашлялся.
Полумаг рванул дальше, и в этот момент мрак коридора охватило свечение. Сначала я не понял, кто там появился, какое-то прекрасное существо, богиня… и только когда эта богиня рявкнула: «Ты тронул моего домината, ублюдок!», я понял, что это Белая Сова.
Выглядела она иначе.
Её доспех был почти полностью красным, но это не главное. Он стал заметно крепче и мощнее.
Я заметил шипы на плечах, дополнительные латы на бёдрах и животе. Голову Сьюн венчала уже знакомая мне диадема со стальным трезубцем. До этого Белая Сова получала её, когда я делился с ней райфу, чтобы укрепить доспех. Теперь же, с повышением уровня, диадема стала её постоянным атрибутом.
А ещё мне показалось, что новый доспех был намного соблазнительнее, чем предыдущий…
Или это сироп?..
В блеске силы Белая Сова махнула мечом. Полумаг отскочил в сторону, избегая удара. Он коснулся картины на стене, и та мгновенно воспламенилась. За ней — вторая картина, потом и третья.
Через несколько секунд вся стена галереи полыхала огнём.
Я валялся посередине этого хаоса, не в силах встать. В голове мелькали картинки, мысли путались. Странно, но страха сгореть заживо так и не появилось. Я смотрел на сражение Сьюн и полумага, как на что-то далёкое и занимательное, вроде кино. Краем сознания отметил, что полумаг попался сильный и ловкий, однако Сьюн не давала ему выбраться.
Он метался по коридору в попытках прорвать осаду ратника.
Горели уже обе стены, а я лежал на полу и понимал, что задыхаюсь дымом, но мне было на это наплевать. Моя эйфория стремилась к апогею… вокруг было тепло и хорошо… очень даже неплохо…
Внезапно мимо меня пронеслась тень.
Потом в туманной голове размножился чей-то вскрик, но кричала не Сьюн…

Эпизод 24.                                               


Вскрик повторился.
Распластавшись на полу, я повернул голову и в клубах дыма увидел Кезария. Рядом с ним, у стены, лежал полумаг, он сполз по обугленной стене и замер.
Вряд ли ратник его убил. Скорее, вырубил.
Он ухватил полумага за голое плечо и поволок в другой зал, в сторону лестницы, подальше от огня. Проследив за ним взглядом, я заметил в том зале директора Стронга и генерала Лавана.
Пока я щурился, соображая опьяневшим мозгом, что тут и к чему, ко мне подбежала Сьюн. Она рывком подняла меня на ноги, навалила на себя и потащила туда же, куда Кезарий поволок полумага.
— Извини, что так долго, — сказала она. — Меня задержала псионная ловушка. Вышибло на несколько минут. На первом уровне я их не чувствую и не умею обходить. Хорошо, что ты его сам задержал, и я успела… только никак не пойму… что с тобой? Киро, ты не в себе?
Я икнул.
— В себе… очень даже.
— Ну конечно, — не поверила Сьюн. — Теперь связь между нами стала крепче, и я отлично чувствую твоё состояние. Ты не в себе.
Я опять икнул.
— Извини…
И снова икнул, дёрнувшись всем телом.
— Вот зараза.
Проклятая икота никак не проходила.
Сьюн нахмурилась, но больше ничего не стала у меня спрашивать. Сейчас она показалась мне как никогда серьёзной и сосредоточенной.
Все её мысли занимал полумаг.
Пока мы перебирались в зал, огонь в галерее потух, лишь тлеющие стены ещё коптили и воняли гарью. С огнём справился сам директор. Он шагнул в галерею, сложил ладони у груди, как в молитве, и что-то пробормотал себе под нос. Пламя погасло.
Увидев меня, он молча покачал головой, но когда Сьюн дотащила меня до зала, сразу же попросил её исчезнуть, а потом перешёл к вопросам.
— Что это за выходка, Киро? Я просил просто понаблюдать, а не травить людей микстурой от Факультета Ядов и Смол. И уж тем более не просил употреблять её самому.
Я сдерживал икоту, как мог, но всё равно не удержался. Опять икнул.
— Извините… я хотел как лучше.
В разговор вступил генерал Лаван.
— Альмагор, мы это только что обсудили. Ты задействовал студента с повреждённой меткой, и этот мелкий плут тебе всё испортил. Допрос полумага я проведу сам, хватит самодеятельности.
— Я поприсутствую, — сразу добавил Стронг. — И насчёт ваших детей…
— Если это уже не мои дети, то вы знаете, что делать, поэтому… — Генерал не договорил, его взгляд стал жёстким и холодным. Он указал на одну из дверей зала. — Поговорим прямо тут.
Директор кивнул Кезарию, и тот вошёл в указанный кабинет, втащив туда полумага. Генерал Лаван проследовал за ратником.
Сам же директор задержался.
Он подошёл ко мне и сказал тихо:
— Вряд ли допрос даст нам хоть что-то полезное. Полумаг лучше умрёт, чем что-нибудь расскажет. Однако после этого всё изменится для нас самих. Знай это. Полумаги поймут, что один из них схвачен и перейдут к действиям, пока их не вычислили. Марко видел, что случилось. Но даже если он не при чём, полумаги заметят, что Роберта не вернулась с торжества. Этого им будет достаточно.
Я нахмурился.
— Значит, то, что вы сказали профессору Спиро в лекционном зале, было приманкой? Про князя Юбриона и важные переговоры.
Директор ответил ещё тише:
— Переговоры уже давно прошли. Но моё сообщение услышали те, кто бы мог заинтересоваться. И они заинтересовались.
— Марко ведь тоже у кабинета ходил вместе с Робертой. Может, проверить сиропом и его? Ну… тем зельем, которым я отравил Роберту. Думаю, генерал не будет против, раз он всё уже знает.
Стронг покачал головой.
— Твой сироп ничего нам не дал и не даст в дальнейшем. Сегодня, ещё днём, я использовал метод своего лучшего заклинателя. И судя по тому, что Роберта всё-таки лишилась частичной маскировки, метод подействовал. По крайней мере, на этого полумага, менее натренированного из группы. Под наблюдением находятся все, в том числе, и те, кто пришёл на банкет. Я имею в виду Марко, Триш и Роберту. Мы следили за каждым их шагом, ждали. Только кое-что вмешалось в наши планы. Ты не предупредил про сироп, а он подействовал не лучшим образом. Полумаг запаниковал и побежал, сдав себя сразу. Он решил, что дело в отраве. Этого не ожидал никто. Ни мы, ни наши враги. И, как я уже сказал, теперь всё изменится.
Я смотрел на директора и никак не мог понять, злится он на меня или нет. Его лицо было отстранённым, а взгляд — холодным и тяжёлым.
— Извините, я хотел как лучше, — повторил я и сразу решил кое-что уточнить: — Вы сказали, что следили за всеми, кто был на банкете. То есть вы видели, как я и Триш… ну…
— Видели, — перебил меня директор.
— И генерал видел?
— Если бы он видел, тебя бы в этом доме уже не было.
Я кашлянул, но ничего не ответил.
Мои чрезмерные старания чуть не стоили мне головы. К тому же, я испортил директору слежку. Если бы я был сейчас в нормальном состоянии, то сгорал бы со стыда, ненавидел себя и мечтал бы провалиться сквозь землю, но из-за сиропа Майло во мне до сих пор сохранялось ощущение нереальности происходящего.
Будто это всё произошло не со мной. И до сих пор происходит не со мной.
Хорошо, хоть икота отступила.
— А про какой метод вы говорили? — спросил я. — Это метод снятия маскировки, да?
— Мы применили его ко всем подозреваемым ученикам уже сегодня вечером, — ответил директор, покосившись на дверь кабинета, в который зашли Кезарий и Лаван. — Метод называется «взвешенная вода». Далеко не каждый маг-словесник умеет исполнять заклинание на таком уровне, чтобы вода не была заметна в воздухе. Мы применили заклинание и в школе, и здесь. Около кабинета генерала. Но как ты видел, метод подействовал только на самого слабого из полумагов, и то не сразу. Остальные себя так и не выдали. Это всё, что тебе надо знать. А теперь возвращайся на банкет, к Триш. Пригляди за ней, только больше ничего не нужно делать. Ни-че-го, ты понял? Ты хорошо меня понял, Киро? Ничего не надо делать. Мне хватило твоего сиропа.
— А Марко?
— Не трогай его. Если это полумаг, то он великолепно притворяется. Люче сказала ему и Триш, что Роберта Бревел уличена в связи с протестующими, что она собиралась сорвать приём у генерала. Мол, поэтому она так напрашивалась на банкет.
— Но это же бред, — поморщился я.
— Люче умеет убедительно лгать. И, кстати, насчёт Люче. По прибытии в школу ты с ней позанимаешься. Прямо ночью. Отложи все дела. Возможно, удастся хоть что-то вспомнить о прошлом Киро Нобу и его связи с полумагами. Времени совсем не осталось. Я попросил Люче быть с тобой помягче. Поверь, она умеет быть мягкой, когда это нужно. Но я всё же надеюсь и на твоё благоразумие. Не подведи меня больше.
Он ничего не стал добавлять. Развернулся и проследовал в кабинет, тихо прикрыв за собой дверь. Что в этом самом кабинете сейчас творилось с пойманным полумагом, я даже боялся себе представить.
Судя по реакции на возможную смерть своих детей, генерал Лаван — человек не просто жёсткий и с железной волей. Похоже, он поедает своих врагов на обед.
* * *
Я вернулся в банкетный зал уже через пять минут.
Пиджак слегка вонял дымом, но в целом ничего не напоминало о происшествии, и выглядел я почти нормальным.
Сироп пока действовал, только теперь, вдобавок ко всем его эффектам, мне хотелось ещё и пить. Выхлебал бы сейчас ведро воды. Радовало одно: икота окончательно прошла, и пространство вбок не плыло — уже хорошо.
Триш стояла в одиночестве у стены, на девушке не было лица.
Как только я подошёл, она изобразила смертельную обиду, но не ушла.
— Почему ты не сказал мне про Роберту? Я бы помогла её уличить. Но ты поступил циничней. Использовал меня, чтобы к ней подобраться. Так ведь?
Я пожал плечом.
— Никого я не использовал. Она сама себя уличила. Наверное, поняла, что мы про неё знаем, вот и побежала.
Триш тяжко вздохнула.
— Мы — это кто? Ты и директор школы?.. Может, он тебя уже усыновит, а? У него всё равно детей нет, род на грани исчезновения. Или лучше пусть сразу женит тебя на Люче?
Мне предъявили сразу несколько претензий, но я не стал отвечать ни на одно из них. В случае с Триш, чем больше пытаешься оправдаться, тем меньше тебе верят. Хорошо, что она не предъявила мне за то, что я её не…
— И вообще, мы собирались остаться наедине, — добавила она.
А, ну вот. Предъявила.
— Мне было немного не до этого, — ответил я.
— Ну конечно. Ты ведь выполнял задание директора. Только теперь не надейся что-нибудь от меня получить. Кондитерская закрыта. Для тебя — навсегда.
На последнем слове её голос дрогнул.
Наверное, Триш вдруг поняла, что с «навсегда» она всё же погорячилась.
Я покосился на Марко. Тот тихо беседовал с одним из военных, хмурился и выглядел обеспокоенным. Вывести бы гада на чистую воду, пока он не натворил дел.
— Марко сказал, что теперь будет держать тебя на особом контроле, чтобы ты ко мне не совался, — сказала Триш. — Ещё он хочет увидеть твоё секретное оружие, которым ты убил горгуна.
Её голос стал тревожным.
Она бросила короткий взгляд на брата и сразу отвернулась.
— Я боюсь его, Киро. Он стал таким недовольным. Марко, конечно, никогда не отличался добротой, но сейчас он особенно злой. А ещё ему очень не нравится, что я с тобой общаюсь. Он сказал, что заставит тебя уйти из школы, обратно в свой испорченный род.
— Так и сказал? — прищурился я. — Ну пусть попробует.
— Он тебя ненавидит. И меня ненавидит. Он всех ненавидит. Мне кажется, даже отца.
Марко будто услышал, что речь о нём, и резко повернул голову.
Увидев меня рядом с Триш, он бросил собеседника и быстрым шагом направился ко мне. На его злой физиономии я прочитал однозначное желание подраться. Хотя, возможно, это была его попытка спровоцировать меня на то, чтобы в обороне я показал своё «секретное оружие».
— О не-е-ет… — Триш прижалась к моему плечу. — Пожалуйста, только не здесь. Вы испортите отцу весь праздник.
Между мной и Марко оставалось метров десять, и наше столкновение было уже неизбежным, как вдруг из боковой двери вышел генерал Лаван.
— Марко, сын! — позвал он громко.
Тот остановился.
Скрипнул зубами, но всё же развернулся и направился к отцу.
— Фух, пронесло, — выдохнула Триш. — Я даже боюсь представить себе вашу драку. Вы оба не способны уступать. Мне кажется, если бы вы всё же столкнулись, то убили бы друг друга.
На такой весёлой ноте я решил выпить амброзии.
В глотке так першило, будто туда песка насыпали. Я подошёл к столам с напитками и выпил сразу три бокала амброзии, один за другим. Сухость в горле немного прошла, после чего я даже перекусил, зажевав пару бутербродов с непонятной кремовой намазкой.
Марко на меня больше не смотрел, как и генерал. Чуть позже в зале появился директор Стронг. Вёл он себя так, будто ничего не случилось, хотя надо отдать должное: директор умел удивить и был совсем непрост — догадался ведь отыскать заклинание взвешенной воды.
Торжественный приём продлился ещё около пары часов, и я постарался провести их с пользой.
Выспросил у Триш всё про первую высоту из «Теории уровней». Девушка всё ещё обижалась по поводу наших несостоявшихся удовольствий, но на мои вопросы отвечала.
Как оказалось, при достижении нового ранга сила мага увеличивается на пятнадцать процентов. Но достигая шестой высоты, маг получает сразу двадцать пять процентов и выходит на сто. Правда, такой маг в Атласе только один. Это Альмагор Стронг. Магов до шестой высоты повышать запрещено.
Каждая высота мага соответствует появлению новой техники в его арсенале. Раз существует шесть высот, то существует и шесть техник. Триш назвала только одну, которая доступна ученикам Факультета Ратников на первой высоте.
Техника называлась «Фантомный покров».
Только что это за техника, Триш так и не сказала. Видя мой нешуточный интерес, она поморщила нос.
— Ты так и не читал «Теорию уровней», да?
— Да как-то не до этого было.
— Ну да. Тебя послушать, так тебе вообще не до чего. Интересно, чем ты всё время занят?
— А кто может научить технике «Фантомный покров»? — ушёл я от вопроса.
Триш пожала плечом.
— Не знаю, я ведь ещё на нулевой высоте, у меня вообще никаких техник нет. Но, думаю, учитель Сато может обучить. Он заведует маг-медитационной сферой. «Фантомный покров» входит в их состав. И вообще, Киро, почитай книгу, там просто буквы, они не кусаются. В книге всё написано. Какие техники открываются на каждой высоте, в состав каких сфер они входят и прочие интересные штуки, вроде того, сколько надо духовного опыта и силового мастерства, чтобы получить новый ранг. И там не только про Факультет Ратников, но и про другие Факультеты. У них ведь тоже есть свои техники.
Тут она, конечно, была права.
Какого чёрта я ещё не прочитал «Теорию уровней»? Давно бы уже всё узнал.
Я торжественно поклялся себе, что как только прибуду в свою комнату, то сразу примусь за чтение.
Только в свою комнату я в этот вечер так и не попал…
* * *
Когда приём у генерала закончился, и мы вышли из здания тем же составом, которым сюда прибыли (кроме Роберты, конечно), то протестующих на площади уже не было.
Оцепление при этом не сняли: солдаты по-прежнему стерегли портал Трон-Стронга. Директор, его сестра Люче, преподаватели и студенты — все вошли в портал и отправились в школу.
За те десять минут, что портал переносил нас на место, Триш успела прошептать мне на ухо, что кондитерская всё-таки не совсем закрыта. Она сказала это как раз до того, как Марко глянул на неё испепеляющим взглядом. Триш мгновенно от меня отошла.
Зато подошла Люче.
Она молча встала рядом, будто я находился под её конвоем.
Когда ворота портала открылись, я вышел среди последних. Преодолел мост и добрался до Квартала Рубрум. За мной тенью последовала Люче.
Увидев около меня сестру директора, Триш нахмурилась, но ничего не сказала. Она не стала меня ждать и отправилась в общежитие одна, хотя постоянно оглядывалась и отслеживала, что я делаю.
Люче с равнодушием посмотрела ей вслед.
Она дождалась, когда Триш скроется за углом, и наконец соизволила заговорить.
— Мы должны позаниматься. В учебный чертог не пойдём, чтобы не привлекать внимания. Альмагор разрешил использовать один из магазинчиков прямо в Рубруме. У меня есть ключи. Ты ведь не против?
Против я или не против — Люче не стала ждать ответа, а сразу отправилась по дороге в сторону соседней улицы.
Пышный подол её платья волочился по пыльным плитам дороги, порой слегка цеплялся за корни, но девушка будто этого не замечала. Она была слишком погружена в собственные мысли.
Так — в молчании и спешке — мы дошли до пустынной улицы с вереницей лавок, кафе и магазинчиков. Люче взошла на крыльцо под вывеской «Утварь для приготовления ядов и смол», быстро открыла дверь ключом и шагнула в темень помещения.
Я проследовал за девушкой.
— Обойдёмся без света, — сказала Люче и тихо закрыла за мной дверь.
В темноте она нашла мою руку и потянула дальше. Её пальцы были прохладными, а прикосновение, как ни странно, приятным.
Во мраке тесной лавки я разглядел лишь очертания: прилавок, многочисленные полки и скудную мебель.
— Тут есть кресло, — шепнула Люче. — Я хочу, чтобы ты в него сел. Так тебе будет удобнее, ты расслабишься. Ни о чём не думай, Киро. Я хочу, чтобы ты ни о чём не думал. Ты очень напряжён.
Она просила не напрягаться, но я напрягался всё больше.
В кромешной темноте меня за руку вела девушка со способностями медиума, которую называют сумасшедшей, и которая уже причинила мне немало боли.
В углу, у стеллажа с рядами пустых склянок, я увидел то самое кресло. С резными подлокотниками, высокой мягкой спинкой и накинутым сверху пледом.
— Очень хорошо, — кивнула Люче.
Она отпустила мою руку и стянула плед с кресла.
— Присаживайся.
Я нервно выдохнул.
— Может, ты сама присядешь, а я постою?
Мне представилась картина, как я сижу в кресле, а Люче становится позади меня, опять кладёт ладонь на мой затылок, и меня начинает корчить от боли.
Девушка подтолкнула меня к креслу.
— Нет. Я сяду в другом месте. Для лучшей связи. Альмагор не просил, но я сама так решила. Мне нужно кое-что тебе показать.
Пришлось устроиться в кресле.
— Очень хорошо, — опять сказала Люче.
Девушка накрыла мои колени пледом, неожиданно подобрала подол платья и уселась на меня сверху, как чёртова наездница…

 

   Читать    дальше   ...     

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источники :

https://onlinereads.net/bk/134887-temnyy-ratnik-fakultet-tom-1-tom-2

https://www.rulit.me/books/tyomnyj-ratnik-fakultet-tom-1-i-tom-2-si-read-763826-1.html

https://author.today/reader/131216/1606586

https://v142.mostop.ru/chitat-online/?b=1214416&pg=1  

***

***

***

***

***

Просмотров: 61 | Добавил: iwanserencky | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: