Главная » 2023 » Август » 22 » ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 405
11:27
ПЕСЧАНЫЕ ЧЕРВИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 405

---

---

По скептическому выражению лиц врачей, Мурбелла поняла, что они считают эту попытку пустой тратой драгоценной Воды Жизни, но Мурбелла стояла на своем. Балеф взяла в руку стакан с вязкой жидкостью, в последний раз взглянула на Мурбеллу и выпила напиток. Потом девочка легла на спину, закрыла глаза и начала свою битву…

Это продолжалось недолго. Балеф умерла, отважно решившись на самоубийственную попытку, но Мурбелла не чувствовала угрызений совести. Община Сестер не имеет права прекращать сражение.

Меланжа была очень дорогой редкостью в мире, но еще реже и еще дороже была Вода Жизни.

На четвертый день претворения в жизнь отчаянного плана Мурбеллы стало ясно, что запасов Воды Жизни на Капитуле будет недостаточно. Одна сестра за другой пили яд, и многие гибли, пытаясь усвоить смертельный токсин своими клетками, пытаясь изменить свой организм.

Командующая Мать дала задание советницам установить минимальную дозу Воды Жизни, достаточную для того, чтобы запустить испытание. Некоторые Преподобные Матери предлагали разбавлять вещество, но если доза оказывалась не смертельной, то есть слишком малой, то попытка заканчивалась безрезультатно.

Умерли еще десятки сестер. Более шестидесяти процентов из тех, кто принял яд.

Кирия предложила жесткое и холодное, но логически оправданное решение.

– Надо осмотреть всех кандидаток и давать Воду Жизни только тем, кто скорее всего выживет. Мы не можем делать ставки вслепую, как глупцы. Каждая доза, которую мы даем женщине, не выдерживающей испытания, – это пустая трата драгоценного ресурса. Мы должны подходить к делу дифференцированно.

Мурбелла не согласилась.

– Шансов нет ни у кого, выживут только выдержавшие испытание. Весь смысл как раз и состоит в том, чтобы дать шанс всем – и выживут самые сильные.

Женщины стояли в бедламе палат одной из больниц, в которые теперь превращали каждый дом, куда можно было поставить достаточное число коек. Мимо них Преподобные Матери с утомленными лицами пронесли четыре мертвых тела. Простыни давно кончились, и тела были неприкрыты. Лица были навеки искажены гримасами боли, которую пришлось в последние минуты пережить этим молодым женщинам.

Не обращая внимания на мертвых, Мурбелла опустилась на колени рядом с лежавшей на кровати выжившей послушницей. Ей, Командующей Матери, приходится смотреть на потери с совершенно иной точки зрения. Если они все обречены на смерть, то совершенно бесплодно и глупо считать тех, кто погиб. Единственное, что было действительно важно – это число тех, кто выжил, выдержал. Это были победы.

– Если нам не хватит Воды Жизни, используйте любой другой яд. – Мурбелла устало поднялась на ноги, не обращая внимания на отвратительный запах и оглушительный шум. – Бене Гессерит решил, что самым действенным ядом, пригодным для испытания, является Вода Жизни, но раньше сестры применяли для этого другие смертельные соединения – все, что повергало организм в жесточайший кризис. – Она внимательно всмотрелась в лица юных послушниц, на девочек, надеявшихся в один прекрасный день стать Преподобными Матерями. Теперь у каждой из них остался один-единственный и неповторимый шанс. – Травите их. Травите любым способом, всех. Если они выживут, значит, они не зря с нами.

К Мурбелле подбежала курьер, молодая сестра, недавно пережившая меланжевую трансформацию.

– Командующая Мать! Вы немедленно нужны в архиве.

Мурбелла обернулась.

– Аккадия что-то нашла?

– Нет, Командующая Мать. Она… вам надо увидеться с нею лично. – Молодая женщина судорожно сглотнула. – И поспешите.

У старой женщины уже не было сил покинуть кабинет. Аккадия сидела, окруженная катушками записывающей проволоки и кипами кристаллической бумаги с записями. Откинувшись на спинку стула, она тяжело дышала и едва могла двигаться. Слезящиеся глаза широко открылись, когда Аккадия увидела Мурбеллу.

Взглянув на архивариуса, Мурбелла похолодела. У Акадии несомненно была чума.

– Но ты же Преподобная Мать. Ты можешь побороть болезнь.

– Я стара и очень устала. Последние силы я потратила на записи и проекции, чтобы установить пути распространения эпидемии. Может быть, нам удастся предупредить ее возникновение на других планетах.

– Сомнительно. Враг распыляет микробы там, где считает это стратегически целесообразным. – Мурбелла уже думала о том, что несколько Преподобных Матерей должны разделить память с Аккадией. Ее обширнейшая память, ее бесценные знания не должны быть навеки утрачены.

Аккадия постаралась выпрямиться в кресле.

– Командующая Мать, не сосредоточивайте так много внимания на самой эпидемии – это помешает вам увидеть ее следствия. – Она мучительно закашляла. Но коже выступили пятна – признак далеко зашедшего заболевания. – Эта чума – просто пробный набег. На многих планетах его оказалось достаточно, но Враг, должно быть, хорошо знает, что такое Община Сестер, и знает, что мы можем устоять перед болезнью. Ослабив нас таким способом, он изыщет другой, чтобы снова атаковать нас.

Мурбелла почувствовала в груди смертельный холод.

– Если мыслящим машинам удастся уничтожить Новую Общину Сестер, то оставшиеся осколки человечества будут обречены, они не смогут устоять перед машинами. Мы – самый важный барьер, который придется преодолеть Омниусу.

– Значит, вы понимаете мой намек? – Старуха схватила Мурбеллу за руку, чтобы удостовериться, что та, действительно, все поняла. – Эта планета всегда была невидимой и скрытой, но теперь мыслящие машины наверняка знают, где находится Капитул. Могу держать пари, что машинный флот уже направляется сюда.

***  

===

10             
Приятный сон одного человека может показаться кошмаром другому.

Пословица древнего Кайтэйна          

 

После того как кочевники отволокли в сторону труп Стуки, они отделили Шиану и Тега от Стилгара и Лиет-Кинеса. Очевидно, они не считали двух мальчишек – двенадцати и тринадцати лет – большой угрозой, не зная, какими умелыми фрименскими бойцами были эти парни, хранившие живую память о налетах на отряды Харконненов.

Тег сразу понял их тактику.

– Старый вождь хочет сначала допросить мальчиков.

Вар и его стойкие соратники полагали, что им удастся легко устрашить мальчиков, которые не устоят перед тяжелым допросом.

Тега и Шиану отвели в закрытую палатку, сделанную из тяжелого водонепроницаемого полимера. Это была странная смесь первобытности и передовой технологии – все сооружение было очень практичным и портативным. Страж закрыл полог и остался снаружи.

Палатка без окон оказалась просто замкнутым пространством, в котором не было ни одеял, ни подушек, ни инструментов. Тег обошел тесное помещение и уселся рядом с Шианой. Пошарив пальцами по земле, он нащупал пару острых камней.

С ментатской ясностью Тег мгновенно оценил шансы и возможности.

– Если мы не вернемся и не сообщим о своем положении, – тихо сказал он Шиане, – то надо ожидать, что Дункан вышлет следующий отряд на наши поиски. Это звучит банально, но спасение придет. – Он понимал, что эти кочевники не устоят перед нападением подготовленных солдат. – Дункан мудр, я хорошо учил его. Он знает, что надо делать.

Шиана, застыв словно в медитативном трансе, не отрываясь, смотрела на полог палатки.

– Дункан прожил сотни жизней и превосходно их помнит, Майлс. Сомневаюсь, что ты научил его чему-то новому.

Тег крепко обхватил ладонью один из камней, это помогло ему сосредоточиться. Даже здесь, в пустой палатке, он видел тысячи путей бегства. Они с Шианой легко могли вырваться, убить стражника и пробиться к кораблю. Для этого Тегу даже не пришлось бы переключать свой обмен веществ.

– Эти люди не могут противостоять ни мне, ни вам. Но я не хочу оставлять здесь Стилгара и Лиета.

– Ах да, ты же верный башар.

– Я не оставлю и вас. Однако я боюсь, что эти люди вывели из строя корабль, что несколько осложняет побег. Я слышал, как они грабили судно.

Шиана продолжала смотреть на темную стену палатки.

– Майлс, меня интересуют не столько наши шансы на благополучный побег, сколько мучает любопытство. Я не понимаю, почему они оставили нас в живых. Особенно меня – если то, что они рассказали о сестрах, правда. У них есть все основания ненавидеть меня.

Тег попытался вообразить себе невероятный исход и реорганизацию жизни всего населения этой планеты. В течение многих лет обитатели городов и сел видели, как удавка пустыни неумолимо сжимается вокруг них, как пустыня пожирает плодородные земли, уничтожает сады, подбираясь все ближе и ближе к городским окраинам. Люди бежали от наступавшей пустыни, как бегут от медленно наступающего огня.

Но кочевники Вара… кто они? Арьергард отступающего человечества или изгои общества? Отбросы населения больших городов? Почему они так упорно цепляются за эту пограничную область, зная, что им то и дело придется сниматься с лагеря и искать для проживания другое место? Зачем они это делают, для какой цели?

У этих людей была неплохая техника, и цивилизация Келсо была основана очень давно, еще во времена Рассеяния. У них были грузовики и низко летающие суда, скоростные корабли, на которых они могли быстро перемещаться вдоль линии наступающих песков. Если люди Вара не были изгнанниками, то они могли восполнять свои запасы в отдаленных северных городах.

Тег и Шиана почти не разговаривали в течение следующих нескольких часов, прислушиваясь к приглушенным звукам, доносившимся снаружи, к завыванию суховея и к шороху песчинок, ударявшихся о полотно палатки. За пределами палатки постоянно происходило какое-то движение, люди строились в отряды, приходили, уходили, заводили машины.

Прислушиваясь, Тег мысленно классифицировал звуки, строя мысленную картину того, что происходило снаружи. Он слышал, как бурили колодец, потом раздался чавкающий звук работающего насоса, накачивавшего воду в маленькие цистерны. Каждый раз в цистерну начинала сильной струей литься вода, но очень быстро этот поток иссякал и было слышно, как падают последние капли. Он знал, что эта проблема, вызванная песчаными форелями, была настоящим проклятием для бурильщиков, добывавших воду на Арракисе. Воды в глубоких слоях было много, но прожорливые маленькие форели блокировали ее выход. Образуя мелкие пластинки, они словно пластырем покрывали стенки пробуренной скважины и перекрывали поступление воды. Судя по недовольным возгласам рабочих, эти люди были хорошо знакомы с такой проблемой.

Когда спустилась ночь, в палатку через полог, откинутый стражником, вошел покрытый пылью молодой человек и поставил перед пленниками еду – сухой хлеб, сушеные фрукты и два куска жесткого белого мяса. Пленники получили также по скудной порции воды.

Шиана посмотрела на свою запечатанную чашку.

– Они учатся основам выживания в экстремальных условиях. Они начинают понимать, каким становится их мир.

Молодой человек, очевидно, испытывая отвращение к черной одежде Бене Гессерит, поставил еду на землю и вышел, не сказав ни слова.

Всю ночь Тег не спал, прислушивался и пытался строить планы. Бездеятельность была невыносимой, но Тег предпочитал терпение безрассудным и скоропалительным действиям. Они с Шианой ничего не знали о судьбе Лиета и Стилгара, и он опасался, что юношей уже нет в живых. Может быть, их убили во время допроса?

Шиана сидела рядом в полной готовности. Глаза ее блестели даже в темноте палатки. Насколько мог судить Тег, стражник ни на минуту не покидал свой пост, он, кажется, вообще не двигался. Из лагеря всю ночь уходили отряды, взлетали корабли. Было такое впечатление, что они находятся в перевалочном военном лагере недалеко от передовой.

На рассвете к палатке подошел Вар, быстро о чем-то переговорил со стражником и откинул полог. Шиана приподнялась, готовая к прыжку, изготовился к драке и Тег.

Предводитель кочевников смотрел на Шиану горящими глазами.

– Вам и вашим ведьмам нет прощения за то, что вы натворили на Келсо, и никогда не будет. Но Лиет-Кинес и Стилгар уговорили нас оставить вам жизнь, по крайней мере на то время, пока мы будем у вас учиться.

Жилистый старик вывел обоих на яркий солнечный свет. Ветер бросал в глаза колючие песчинки. Все деревья вокруг лагеря были мертвы. За ночь дюны продвинулись за отрог скал еще на несколько футов. Сухой воздух, казалось, скрипел в горле, несмотря на относительную утреннюю прохладу.

– Вы убили всех бывших здесь сестер Бене Гессерит, – сказала Шиана, – и убили нашу сестру Стуку. Я буду следующей?

– Нет, я же сказал, что оставлю вам жизнь.

Вождь повел их по поселку. Рабочие уже разбирали складскую палатку, чтобы перенести ее дальше от линии наступавшего песка. Глухо урчал грузовик, в кузове которого громоздились какие-то ящики. Над стоянкой кружил самолет с круглыми боками. Может быть, это был танкер?

Вар привел их в центральное строение – в дом, составленный из металлических конструкций и увенчанный конической крышей. Внутри стоял огромный, во весь зал стол, заваленный картами и донесениями. Данные висели на стенах, а одну стену занимала большая топографическая карта целого континента. Значками на ней отмечалось неуклонное наступление пустыни.

За столом сидело множество людей, рассматривавших карты и донесения и громко говоривших между собой. Стилгар и Лиет-Кинес, оба в запыленных костюмах, взмахами рук приветствовали своих плененных товарищей. Было видно, что оба молодых человека довольно уютно себя здесь чувствуют.

Оценив обстановку, Тег понял, что Стилгар и Лиет всю ночь провели здесь, на командном пункте. Старый вождь сел между ними, а Тег и Шиана остались стоять.

Вар стукнул кулаком по столу, призывая к тишине. Все замолчали и в нетерпеливом ожидании уставились на него.

– Мы услышали от наших новых друзей, каким, без сомнения, станет наш мир. Мы все, конечно, слышали и легенды о давно погибшей Дюне, где вода стала цениться выше, чем кровь. – Он жестко прищурил глаза. – Если мы потерпим неудачу и черви одолеют нас, то скоро наша планета будет представлять ценность только для чужеземцев.

Один из присутствующих уставил на Шиану ненавидящий взгляд и прорычал:

– Проклятый Бене Гессерит!

Другие тоже смотрели на нее без всякого сочувствия, но она спокойно встретила их взгляды, ничем на них не отвечая.

Лиет и Стилгар, казалось, были в своей стихии. Тег вспомнил дебаты сестер по поводу первого проекта гхола, споры о том, смогут ли пригодиться теперь выдающиеся способности старых исторических персонажей. И вот перед глазами возник разительный пример. Эти двое закаленных бойцов прошлого, свидетели прежней славы Арракиса, определенно знали, что делать в той критической ситуации, в какой оказалось население этой планеты.

Пожилой вождь поднял руки и заговорил, и голос его был так же сух, как воздух:

– Давно, очень давно, после смерти Тирана мой народ отбыл в Рассеяние. Когда они достигли Келсо, то подумали, что обрели Эдем. Это место было для нас истинным раем на протяжении последующих полутора тысяч лет.

Люди, не скрывая гнева, смотрели на Шиану. Вар рассказал, как беженцы построили процветающее общество, города, обработали и засеяли землю, начали добывать металлы и минеральное сырье. У них не было никакого желания летать за пределы планеты, они не хотели контактов с братьями, бежавшими из Старой Империи во время Великого Голода.

– Но несколько десятилетий назад все изменилось. К нам пожаловали гости, сестры Бене Гессерит. Сначала мы приняли их очень гостеприимно, мы были рады им, так как они принесли известия из внешнего, давно покинутого нами мира. Мы предложили им остаться здесь жить. Они стали нашими дорогими гостями. Но потом новоприбывшие изнасиловали нашу планету, и теперь она умирает.

Руки присутствовавших сжимались в кулаки, пока они слушали своего предводителя.

– Размножение песчаных форелей вышло из-под контроля. Огромные леса и равнины погибли за несколько лет. Всего за несколько лет! На пустошах начались пожары, изменился климат, часть нашего мира превратилась в грязную пыльную яму.

Тег заговорил, прибегнув к Голосу.

– Если Лиет и Стилгар рассказали вам о нашем корабле-невидимке и его миссии, то вы знаете, что у нас нет песчаных форелей и нет намерения причинять вам вред. Мы остановились здесь только для пополнения нужных нам запасов воды, воздуха и продовольствия.

– На самом деле мы улетели с главной планеты Бене Гессерит из-за того, что были не согласны с политикой ордена и стилем руководства, – добавила Шиана.

– Но у вас на борту семь песчаных червей, – обвиняющим тоном произнес Вар.

– Да, но мы не собираемся выпускать их здесь.

Лиет-Кинес заговорил таким тоном, словно проводил урок в школе:

– Как мы уже сказали вам, этот процесс образования пустыни, если он начинается, очень быстро приобретает свойства цепной реакции. У песчаных форелей нет естественных врагов в природе, а их захват воды происходит так быстро, что в природе ничто не может адаптироваться с такой же скоростью ради сохранения воды.

– Тем не менее мы будем сопротивляться, – сказал Вар. – Вы видели, как просто мы живем в этом лагере. Мы пожертвовали всем только ради того, чтобы остаться здесь.

– Но зачем? – спросила Шиана. – Даже при таких темпах наступления пустыни, у вас есть много лет на то, чтобы приготовиться.

– Приготовиться? Вы хотите сказать: сдаться? Вы можете считать это безнадежной битвой, но это битва. Если мы не сможем остановить пустыню, то по крайней мере замедлим темп ее продвижения. Мы будем и дальше воевать с пустыней и ее червями. – Среди людей за столом пробежал ропот. – Нам все равно; что бы вы ни говорили, мы будем любыми способами препятствовать наступлению пустыни. Мы убиваем песчаных форелей и охотимся за новыми червями. – Вар поднялся, и все остальные последовали его примеру. – Мы бойцы и поклялись замедлить смерть нашего мира.

***  

===

11             
Пустыня до сих пор зовет меня. Этот зов звучит в моей крови как песнь любви.

Лиет-Кинес. Планетология: новый трактат            

 

На следующий день ранним утром Вар повел своих решительных запыленных бойцов к посадочной площадке, покрытой опаленными пламенем камнями.

– Сегодня, мои новые друзья, мы покажем вам, как убить червя, а может быть, и двух.

– Шаи-Хулуд, – с волнением в голосе произнес Стилгар. – Фримены, наоборот, поклонялись великим червям.

– Фримены зависели от червей и пряности, – ответил Лиет-Кинес, – а эти люди – нет.

– С каждым уничтоженным демоном мы даем нашей планете еще немного времени жизни. – Вар смотрел в пески так, словно одна его ненависть могла остановить натиск пустыни. Стилгар проследил взгляд Вара, стараясь представить себе на месте этих песков пышную зелень.

Солнце только что поднялось из-за скал, освещая серебристый корпус старого самолета, стоявшего на площадке из гравия и опаленного цемента. Люди Вара не строили постоянных взлетно-посадочных полос или космопортов, так как их все равно вскоре поглотили бы наступающие дюны.

Несмотря на энергичные протесты мальчиков, Шиану и Тега оставили в лагере как заложников под строгой охраной. Лиета и Стилгара взяли в команду охотников благодаря их безупречному знанию пустыни. Сегодня они должны будут показать свои навыки.

Команда Вара погрузилась на борт видавшего виды самолета. Машина, несомненно, пережила множество бурь, тяжелых перелетов, не говоря уже о недостаточном техническом обслуживании. Корпус был помят и исцарапан. Внутри пахло машинным маслом и потом, сиденья были жесткими, как камни, а для того, чтобы держаться, для пассажиров были предусмотрены лишь металлические стойки и ременные петли.

Стилгар чувствовал себя весьма комфортно в обществе двадцати бывалых угрюмых людей. Своим наметанным глазом он видел, что коммандос готовы ко всему, но физически они были пока слишком нежны для тех условий, с которыми им придется столкнуться в недалеком будущем. Несмотря на быстрое изменение климата, даже живя в походных условиях лагеря, эти люди еще не представляли себе всей жестокости жизни в условиях настоящей пустыни. И учиться им придется быстро. Он и его друг Лиет смогут научить их этому искусству, если, конечно, местные жители захотят их слушать.

Лиет сел рядом со Стилгаром и, не скрывая искреннего восторга, заговорил, обращаясь к людям Вара:

– Пока на Келсо достаточно влаги, поэтому по-настоящему крутые меры еще не нужны. Однако скоро вам придется стать более бережными и обходиться мелкими глоточками воды.

– Мы и так уже живем по законам строгого ограничения потребления воды, – недовольно ответил один из членов команды, словно услышав что-то оскорбительное.

– Так ли? Вы пока не используете повторно влагу пота, дыхания и мочи. Вы пока получаете воду из более высоких широт, где ее много. Во многих районах Келсо до сих пор выращивают урожаи и люди ведут вполне нормальную жизнь.

– Да, но скоро все станет хуже, – согласился с другом Стилгар. – Вам требуется приобрести большую закалку до того, как на планете установится новое климатическое равновесие. Считайте, что это первый день вашей полевой тренировки.

Люди недовольно роптали, слыша эти слова из уст каких-то сопливых мальчишек, но слова Лиета внушали оптимизм.

– Все не так плохо. Мы можем научить вас делать защитные костюмы, сохранять влагу каждого выдоха, научить беречь каждую капельку пота. Ваши боевые навыки великолепны, но они бесполезны против песчаных червей. Вы должны научиться выживать среди этих чудовищ, которые скоро станут хозяевами вашей планеты. Для этого необходимо изменить отношение к ним.

– Фримены делали это издавна. – Стилгар пододвинулся ближе к другу. – Это был почетный образ жизни.

Бойцы взялись за ременные петли и уперлись ногами в пол, приготовившись к взлету.

– Так вот что нам уготовано? Пить собственный пот и мочу? Жить в запечатанных камерах?

– Это случится только в том случае, если мы проиграем, – сказал старый Вар. – Я все же хочу верить, что у нас есть шанс, как бы наивно это ни звучало. – Он закрыл люк и сел на место пилота. – Поэтому, пусть даже это оскорбляет ваш слух, мы все же попытаемся остановить пустыню, не дать ей закрепиться у нас.

Самолет поднялся в воздух и понесся над лесами-призраками и над свежими холмами дюн, пожиравшими остатки лугов. Двигатель периодически чихал и сбоил, пока они летели на юго-восток, к тому месту, где были замечены песчаные черви. Тяжелое воздушное судно с баками полными до краев, было похоже на толстого неуклюжего шмеля.

– Мы остановим движение песков, – сказал один молодой коммандос.

– Потом вам придется останавливать ветер. – Стилгар ухватился за петлю, когда машину встряхнул восходящий поток горячего воздуха. – Пройдет совсем немного лет, и вся ваша планета станет планетой скал и песков. Неужели вы сами верите в чудо – в то, что пустыня повернет вспять?

– Мы сами сотворим это чудо, – ответил Вар, и его люди отозвались одобрительным ропотом.

Теперь они летели над бескрайним океаном дюн, от края и до края был виден лишь маслянисто блестевший коричневый песок. Стилгар постучал пальцем по исцарапанному плазу иллюминатора и повысил голос, чтобы перекричать гул двигателя.

– Цените пустыню за то, что она есть, – не считайте ее страшным и отвратительным местом, думайте о ней как о трамплине к созданию империи.

– Даже маленькие черви в пустыне уже создают пряность, драгоценную меланжу, ожидающую, когда ее соберут. Как вы сумели выжить так долго без пряности? – добавил Лиет.

– Полторы тысячи лет мы не испытывали ни малейшей потребности в пряности, во всяком случае, с тех пор, как поселились на Келсо, – отозвался Вар из пилотской кабины. – Если вы не привезли ее с собой, то вам придется учиться жить без нее – или не жить вовсе.

– Пряность нам не нужна даром, – сказал один из коммандос. – Мне гораздо милее сады, нивы и тучные стада.

Вар поддержал товарища.

– Наши первые поселенцы привезли с собой издалека много пряности, а потом три поколения страдали от пристрастия к ней до тех пор, пока она не закончилась. И что? Мы были вынуждены выживать без нее – и мы выжили. Зачем же нам снова подвергать себя этой чудовищной зависимости? Мои люди прекрасно обходятся без этого зелья.

– При разумном использовании меланжа может оказаться очень полезной, – сказал Лиет. – Она поддерживает здоровье, продлевает жизнь, дает способность к предзнанию. Это ценный товар, который можно продавать, если, конечно, вы восстановите связи с КООАМ и остальным миром. По мере того как Келсо будет высыхать, вам могут потребоваться поставки жизненно необходимых товаров извне.

«Если кто-нибудь выживет после нашествия Внешнего Врага», – подумал Стилгар, вспомнив вечную угрозу пленения и сверкающую сеть. Но эти люди больше заняты своими местными врагами, войной с пустыней и стремлением остановить неотвратимое.

Он вспомнил великую мечту Пардота Кинеса, отца Лиета. Пардот выполнил необходимые вычисления и понял, что фримены могут превратить Дюну в цветущий сад, но для этого должны были потребоваться титанические усилия многих поколений. Если верить истории, то Арракис действительно на какое-то время стал зеленой планетой, но потом черви снова стали наступать, и пустыня отвоевала потерянные позиции. Планета оказалась неспособной сохранить новое экологическое равновесие.

Потрепанный самолет летел на бреющем полете, двигатели натужно выли. Стилгару стало интересно, не привлечет ли рев двигателей червей, но червей не было, зато Стилгару удалось рассмотреть на фоне гипнотически действующего океана дюн ржаво-красные пятна – места недавних меланжевых взрывов.

– Сбросить сигнальные вибраторы, – скомандовал Вар, и из-под фонаря кабины вниз полетела пульсирующая емкость, аналог древнего вибратора фрименов. – Это привлечет по крайней мере одного из них.

Взметнув тучи песка и пыли, вибраторы упали на поверхность дюн и начали посылать в песок вибрирующие сигналы. Сделав круг, Вар вернулся к этому месту, чтобы убедиться, что вибраторы исправно работают. После этого Вар выбрал еще два места в радиусе пяти километров. Стилгар не мог понять, почему судно все еще казалось перегруженным.

Пока они кружили над дюнами в поисках червей, Стилгар описывал людям свои легендарные дни на Дюне, рассказывал, как он и Муад'Диб повели оборванное фрименское воинство против превосходящих сил врага.

– Мы использовали мощь пустыни. Вот чему вы могли бы научиться у нас. Как только вы перестанете видеть в нас врагов, мы сможем многому научиться друг у друга.

Ведомые твердой рукой Стилгара, эти люди смогли бы понять и осознать свои возможности. С пробуждением населения настанет и пробуждение планеты, появятся растения и зеленые зоны, пустыня будет под контролем. Возможно, им улыбнется удача, если они смогут найти и поддержать равновесие.

Стилгар вспомнил, что однажды сказал ему отец Лиета. «Крайности всегда приводят к катастрофе. Только отыскав равновесие, сможем мы в полной мере пожинать плоды природы». Он приник к иллюминатору, чтобы лучше видеть знакомые морщины пустынного ландшафта. Вскоре он заметил рябь на поверхности одной из дюн.

– Знак червя!

– Приготовиться к первому столкновению. – Улыбка собрала лучики морщин вокруг глаз Вара, когда он обернулся в салон из кабины пилота. – Воды, поступившей вчера, хватит на две цели, но для начала нам надо найти их.

Вода! Судно было нагружено водой.

Люди заняли свои места у пушечных люков и шлангов, вмонтированных в стены фюзеляжа потрепанного самолета. Пилот повел машину к месту сброса первых вибраторов.

Пока коммандос готовились к удару, Стилгар думал о странных превратностях судьбы. Пардот Кинес говорил о необходимости понимать экологические последствия, говорил, что люди – смотрители земли, но ни в коем случае не ее хозяева. «Мы должны совершить на Арракисе то, чего никто и никогда не делал с целой планетой. Мы должны использовать человека, как конструктивную экологическую силу – внедряющую приспособленные к местным условиям формы земной жизни: там растение, здесь животное, в третьем месте самого человека – это приведет к трансформации водного цикла, со временем создаст новый ландшафт».

Сегодняшнее сражение станет выражением противоположного взгляда на природу и экологию. Стилгар и Лиет примут участие в попытке остановить пустыню, не дать ей поглотить Келсо целиком.

Через иллюминатор Стилгар видел, как гора песка пришла в движение, червь устремился к вибраторам. Лиет придвинулся ближе к другу и сказал:

– В нем не меньше сорока метров. Это больше, чем черви Шианы в нашем отсеке.

– Эти выросли в открытой пустыне, – ответил Стилгар. – Шаи-Хулуд избрал эту планету и хочет здесь поселиться.

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы этого не произошло, – отозвался Вар. Но в этот момент, словно в опровержение его слов, внизу из-под песка вынырнула исполинская голова, раскачивающаяся из стороны в сторону в поисках источника вибрации.

Спереди и сзади из воздушного судна высунулись длинные трубы. Коммандос заняли свои места у водяных пушек, стволы которых могли вращаться и поворачиваться, что позволяло стрелять прицельно. Самолет снизился.

– Стрелять по готовности, но проявлять бережливость. Вода – достаточно смертельное средство.

Стрелки направили вниз струи воды, вылетавшей из шлангов под высоким давлением. Удары влаги были более эффективны, чем артиллерийские снаряды.

Захваченный врасплох зверь извивался в конвульсиях, судорожно вращая головой. Твердые сегменты колец распадались на части, обнажая мягкую розовую плоть, а вода словно кислота выжигала эти уязвимые части тела червя. Червь начал кататься по мокрому песку. Это была агония.

– Они убивают Шаи-Хулуда, – испытывая тошноту, простонал Стилгар.

Лиет, потрясенный не меньше друга, сохранил тем не менее хладнокровие.

– Этим людям приходится защищаться.

– Достаточно. Он мертв – или скоро умрет! – крикнул Вар. Стрелки неохотно перекрыли воду, с ненавистью глядя на издыхающего червя. Не в силах зарыться в песок, чтобы спрятаться от смертоносной влаги, червь извивался на поверхности, а коммандос кружили в небе, наблюдая его предсмертные мучения. Наконец животное дернулось в последний раз и замерло.

Стилгар, не скрывая мрачного выражения лица, опустил голову.

– Жизнь в пустыне нелегка и требует принятия жестоких решений, – он принял тот факт, что этот червь были чужаком для Келсо. Как, впрочем, и все песчаные черви. На обратном пути они обнаружили второго червя, который вылез на поверхность навстречу своей гибели, привлеченный ревом двигателя воздушного судна. Коммандос опорожнили емкости с водой до конца, убив второго червя быстрее, чем первого.

Лиет и Стилгар сидели рядом в тягостном молчании, подавленные тем, что им довелось увидеть, убийством, в котором они согласились принять участие.

– Пусть даже моя дочь Чани пока не обладает своей исходной памятью, – сказал Лиет, – я все же рад, что ей не пришлось это видеть.

Несмотря на то что среди коммандос царило приподнятое настроение, два молодых человека, помнившие славные дни Арракиса, сидели тихо, бормоча фрименские молитвы. Стилгар все еще переживал увиденное, когда Вар вдруг подал сигнал тревоги.

Их внезапно окружили какие-то странные воздушные корабли.

*** 

===

12              
Вы видите здесь лишь грубую жестокость, пустыню и уродство. Это оттого, что в вас нет веры. Я же вижу вокруг будущий рай, ибо Ракис – это место, где родился мой возлюбленный Пророк.

Вафф с Тлейлаксу                    

 

При первом же взгляде на Ракис добела обожженные руины вселили смятение в душу Ваффа. Но когда его вместе с небольшой командой ассистентов Гильдии высадили на планету, он испытал радость оттого, что его нога вновь ступила на эту священную для него землю. Зов Пророка глубоко проник во все поры его существа.

В своей прошлой жизни он уже стоял здесь, на этих песках, глядя в лицо Пророка. Вместе с Шианой и Преподобной Матерью Одраде он верхом на черве ехал отсюда к развалинам сиетча Табра. Память его нового гхола была несовершенна и неполноценна, в ней зияли невосполнимые, раздражавшие Ваффа пробелы. Вафф не помнил последних минут своей жизни, когда шлюхи сомкнули кольцо вокруг планеты и привели в действие свои смертоносные облитераторы. Бежал ли он тогда в безнадежном порыве найти убежище, не обернулся ли, как жена Лота, в последний раз на обреченный город? Видел ли он взрывы, созерцал ли стены пламени, обрушившиеся на него с неба?

Но клетки другого Ваффа были выращены в ходе обычной процедуры в аксолотлевом чане в Бандалонге. Тайный совет – кехль – планировал бессмертие для мастеров Тлейлаксу задолго до того, как мир впервые услышал о Досточтимых Матронах. Вафф пробудился к своей прошлой жизни во время грандиозного кукольного спектакля, когда бессердечные женщины одного за другим убивали близнецов до тех пор, пока у одного из них – а именно у него – не прорвался барьер забвения и не проснулось его прошлое, по крайней мере его большая часть.

Но до сих пор Вафф не видел армагеддон, учиненный шлюхами на этой священной планете.

Экологическая система Ракиса была уничтожена до основания. Половина атмосферы выгорела, почва стала стерильной, большая часть флоры и фауны – от микроскопического песчаного планктона до гигантских червей – погибла. По сравнению с тем, что творилось здесь сейчас, прежнюю Дюну можно было считать гостеприимной планетой.

Небо имело темно-пурпурный цвет, подсвечиваемый оранжевыми бликами. Пока корабль описывал круги, ища место для посадки в этом аду, Вафф внимательно смотрел на приборы, считывая данные об атмосфере. Содержание влаги было аномально высоким. В эпоху прежней геологической истории Арракиса, на планете было много воды, которую впоследствии блокировали песчаные форели, ликвидировав открытые водоемы. Во время бомбардировки подземные воды испарились, так как взрывы вскрыли водоносные слои.

Ужасное оружие Досточтимых Матрон не только превратило рыхлые дюны в остекленевшие горы, а поверхность Арракиса в лунный пейзаж, взрывами в небо были взметены исполинские тучи пыли, полностью не осевшие в течение десятилетий. От этого бури Кориолиса стали еще более страшными.

Скорее всего ему и его команде придется носить специальные скафандры, жить в укрепленных, герметично закупоренных домах, где искусственно будет поддерживаться повышенное давление. Вафф не возражал. Разве это так сильно отличалось от ношения защитных костюмов? В нюансах – возможно, но по сути это будет не намного тяжелее.

Судно кружило над тем местом, где раньше была столица – Арракин во дни Муад'Диба, Праздничный Град Онн во времена правления бога-императора и обнесенный рвом город Кин после его смерти. Не заботясь больше о секретности, теперь, когда морские черви успешно завладели океанами Баззелла, Вафф был очень рад иметь четырех помощников, которые разделят с ним тяготы, с которыми – Вафф был в этом твердо уверен – им придется столкнуться здесь, на сожженной облитераторами планете.

Внимательно рассматривая поверхность, он различал размытые геометрические участки, бывшие раньше перекрещивающимися улицами и высокими домами. Удивительно, но в сумерках знойного дня он заметил также множество явно искусственных огней и недавно возведенных построек.

– Там внизу я вижу какой-то лагерь. Кто еще мог явиться на Ракис? Что они хотели здесь найти?

– То же самое, что хотим найти мы, – ответил один из людей Гильдии, – пряность.

Вафф с сомнением покачал головой.

– Здесь осталось слишком мало пряности, по крайней мере будет мало, пока мы не вернем сюда червей. Ни у кого больше не хватит на это умения.

– Может быть, это паломники? Вероятно, еще сохранились те, кто регулярно совершает хадж, – предположил другой ассистент. Вафф тоже знал, что на Ракисе процветали многочисленные религиозные секты и течения.

– Скорее всего, – заговорил третий ассистент, – это искатели сокровищ.

Вафф тихо процитировал стих на тайном языке шариата.

– Когда соединяются жадность и отчаяние, люди совершают сверхчеловеческие подвиги, хотя и с неправедными целями.

Сначала Вафф решил выбрать для лагеря другое место, но потом передумал, объединение с чужаками могло помочь выживанию в здешних жестоких условиях. Никто не знал, когда вернется за ними Эдрик – да и вернется ли он вообще? – как долго продлятся работы по заселению планеты червями и, самое главное, сколько еще протянет сам Вафф. Сам он решил остаться здесь до конца своих дней.

Корабль незамеченным приземлился возле лагеря, и люди Гильдии стали ждать дальнейших указаний Ваффа. Тлейлакс надел защитные очки, чтобы предохранить глаза от жгучего ветра, и вышел из судна. Конечно, следовало бы ради предосторожности надеть кислородную маску, но воздух Ракиса оказался – как это ни удивительно – совершенно пригодным для дыхания.

Навстречу Ваффу из лагеря вышли шестеро высоких, покрытых грязью мужчин. Головы их были обмотаны тряпками, вооружены они были ножами и древними пистолетами. Глаза их покраснели от пыли и песка, кожа была сухой и потрескавшейся. У шедшего впереди были всклокоченные черные волосы, мощная грудная клетка и большой плотный живот.

– Вам повезло, что нам стало любопытно узнать, кто вы такие, иначе мы сбили бы вас еще в воздухе.

Вафф поднял руки.

– Мы ничем не угрожаем вам, кем бы вы ни были.

Пятеро мужчин подняли пистолеты, а предводитель взмахнул ножом.

– Ракис – наша собственность. Вся здешняя пряность тоже наша.

– Вы объявили себя владельцами всей планеты?

– Да, всей это проклятой планеты. – Предводитель откинул назад свои длинные темные волосы. – Меня зовут Гурифф, а это мои разведчики. Здесь, под обгоревшей коркой, осталось очень мало пряности, но вся она наша.

– Значит, вы и дальше будете ею владеть. – Вафф отвесил формальный поклон. – У нас совершенно другие интересы, мы будем проводить археологические и геологические изыскания. Мы хотим взять пробы и оценить масштабы опустошения планеты и нарушения местной экосистемы.

Четверо ассистентов Гильдии молча стояли рядом с Ваффом.

Гурифф от души расхохотался.

– От здешней экосистемы мало что осталось.

– Тогда откуда здесь кислород, которым можно дышать? – Он знал, что Лиет-Кинес не раз задавал этот вопрос еще в древности, недоумевая, откуда мог взяться кислород на планете, где не было ни зеленой растительности, ни вулканов, которые могли бы порождать кислород.

Человек удивленно уставился на Ваффа. Очевидно, он никогда об этом не думал.

– Неужели я похож на планетолога? Ищите на здоровье, но не рассчитывайте на нашу помощь. Здесь, на Ракисе, вы не выживете, если не сможете сами о себе позаботиться.

Тлейлакс вскинул брови.

– Но что, если мы предложим вам разделить с нами кофе с пряностью в знак дружбы? Я понимаю, что воду здесь стало добыть легче, чем в прежние времена.

Гурифф посмотрел на своих разведчиков, а потом сказал:

– Мы рады принять ваше приглашение, но не намерены отвечать на него взаимностью.

– Тем не менее наше приглашение остается в силе.

Придя в пыльную хижину Гуриффа, Вафф сварил кофе, пользуясь своими запасами меланжи, оставшимися у него после экспериментов с червями. Особого недостатка в воде Гурифф в своем лагере не испытывал, но в помещении сильно пахло потом давно не мытых тел, а в воздухе висел запах какого-то наркотического дыма, состав которого был неизвестен Ваффу.

По его распоряжению четверо служащих Гильдии возводили палатки, взятые с лайнера, устанавливали бронированные спальни и лабораторные помещения. Вафф не видел никакой необходимости им помогать. Он, в конце концов, мастер Тлейлаксу, а они его помощники, которым надо дать полную свободу делать их работу.

Когда они допивали второй кофейник, Гурифф немного расслабился и смягчился. Он не доверял маленькому тлейлаксу, но он вообще никому не доверял. Он даже сделал над собой усилие и сказал, что не питает никакой ненависти к расе Ваффа и что его поисковики не держат зла на людей, занимающих более низкое положение на социальной лестнице. Гуриффа интересовал только Ракис.

– Меня интересует весь этот расплавленный песок и пласкрет. Мы раскололи верхний пласт остекленевшего оплавленного песка и добрались до фундаментов самых прочных домов Кина.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник : https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/272064/fulltext.htm   === 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

Краткая хронология «Дюны» 

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

---

Свидетели Победы - Побег из ада 2

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 107 | Добавил: iwanserencky | Теги: текст, книга, писатели, Кевин Андерсон, ГЛОССАРИЙ, миры иные, Вселенная, чужая планета, Хроники, повествование, фантастика, чтение, проза, слово, книги, будущее, Хроники Дюны, Будущее Человечества, Песчаные черви Дюны, литература, Брайан Герберт, отношения, из интернета, люди | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: