Главная » 2023 » Август » 8 » ОХОТНИКИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 388
12:36
ОХОТНИКИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 388

---

---

===

11           
Любая цивилизация, какой бы альтруистической она ни казалась, располагает средствами дознания и пыток, а также хорошо продуманной системой оправдания их применения.

Из доклада ордена Бене Гессерит 


Несмотря на то что он был генетически идентичен остальным семи гхола первой партии, Вафф номер один не был таким низкорослым, тщедушным и слабым. В результате акселерации его тело достигло зрелости уже к четырем годам, но ему надо было стать еще больше и сильнее, чтобы бежать из тюрьмы.

Когда этот гхола смотрел сквозь защитное поле на Уксталя и его ассистентов, в его взгляде не было ничего, кроме бурлящей ненависти. Семь его копий, впрочем, делали то же самое. Тлейлакс-отступник находился при них, как нервный тюремный надзиратель, постоянно усмирявший и призывавший к порядку восемь непокорных гхола.

Вафф номер один рисовал в своем воображении сладостную картину, как он вонзит свои мелкие зубы в шею Уксталя и ощутит вкус крови во рту. Но ученый и его ассистенты теперь проявляли осторожность. Братьям гхола не следовало нападать слишком рано, когда они были настолько малы, что не имели ни малейшего шанса на успех. Это было тактической ошибкой, но год назад они были моложе и глупее.

Стоя за мерцающим защитным полем и чувствуя себя в безопасности, Уксталь часто читал восьмерым гхола целые лекции о Великой Вере, намекая на то, что все прежние тлейлаксы были преступниками, отступниками и еретиками. Но всем Ваффам было совершенно ясно, что Уксталю просто что-то очень от них надо. Очень-очень надо. Гхола были достаточно умны для того, чтобы понять, что являются пешками в какой-то игре.

Худая и жилистая Ингва часто говорила с Уксталем о меланже, совершенно забывая – или намеренно не обращая внимания на то, что Ваффы могут ее слышать. Она хотела знать, когда эти дети смогут раскрыть свою тайну.

Вафф не знал, что это за тайны. Во всяком случае, он не знал пока ни одной.

– Они подражают во всем друг другу, – сказал Уксталь Ингве. – Я слышал, как они одновременно говорят одно и то же, производят одни и те же звуки и совершают одни и те же движения. Мне кажется, что вторая группа гхола развивается еще быстрее.

– Когда мы сможем начать? – Ингва склонилась к Уксталю, отчего маленький ученый съежился. – Мне просто не терпится напугать тебя – или искусить, – ты узнаешь такое сексуальное наслаждение, какое не виделось тебе в самых смелых твоих фантазиях.

Уксталь съежился еще больше и ответил надтреснутым от страха голосом:

- Да, эти восемь уже готовы. Нет смысла ждать дольше.

- Они заменимы, – подбодрила его Ингва.

– Ну, не совсем заменимы. Следующая партия на шесть месяцев моложе, а другие извлечены из чанов еще позже. Их всего двадцать четыре гхола разных возрастов. Даже если мы будем вынуждены убить этих восьмерых, скоро подрастут другие. Мы можем пробовать еще и еще раз. – Он с трудом проглотил слюну. - Надо рассчитывать на возможность ошибок.

– Нет, не надо. – Ингва отключила защитное поле и облизнула губы. Они с Уксталем вошли в помещение, где жили гхола, а ассистенты остались снаружи, бдительно наблюдая за происходящим. Восемь гхола сбились в кучку в самом дальнем углу помещения. До сих пор они не знали, что где-то выращены другие многочисленные Ваффы и что их воспитывают в других помещениях этого большого здания.

Уксталь посмотрел на детей с вымученной ободряющей улыбкой, которой не поверил ни один из этих акселератов.

– Идемте с нами. Мы хотим вам что-то показать.

– А если мы откажемся? – спросил Вафф номер три. Ингва ухмыльнулась.

– Тогда мы потащим вас силой, если понадобится, в бессознательном состоянии.

Уксталь попытался подольститься к гхола:

– Вы узнаете, зачем вы здесь, почему мы вас сделали и что у вас есть такого, в чем мы нуждаемся.

Вафф номер один заколебался и посмотрел на своих идентичных братьев. Это было искушение, перед которым они не могли устоять. Хотя они и получали насильственное образование для того, чтобы заложить фундамент пробуждения, они все же хотели понять все до конца.

– Я пойду, – сказал Вафф номер один и действительно, как примерный мальчик, взял Уксталя за руку. Уксталь едва не отшатнулся, но потом взял себя в руки и повел с собой Ваффа номер один. Номера со второго по восьмой пошли следом.

Они вошли в тесную лабораторию, где Уксталь показал гхола целый спектакль – нескольких безмозглых старых мастеров, присоединенных к трубкам и проводам. На серые подбородки стекала слюна. Машины доили их гениталии с чавканьем и тихим шипением, заполняя спермой прозрачные флаконы. Все жертвы были весьма обескураживающим образом похожи на Ваффа, только были старше.

Уксталь дождался, когда дети усвоили то, что увидели.

– Вы были такими. Все.

Вафф номер один не без гордости вскинул узкий подбородок.

– Мы были мастерами Тлейлаксу?

– Да, и теперь вы должны вспомнить, кем вы были, как, впрочем, вспомнить и все остальное.

– Построй их в шеренгу! – скомандовала Ингва. Уксталь грубо толкнул Ваффа к ассистенту и стал ждать, когда мальчиков построят.

Расхаживая взад и вперед перед строем, как карикатурный командир, Уксталь начал излагать наставления и требования:

– Старые мастера Тлейлаксу знали секрет синтеза меланжи в аксолотлевых чанах. Вы обладали этим секретом. Он погребен в глубинах вашей памяти. – Он помолчал и сцепил руки за спиной.

– У нас нет никакой памяти, – сказал один из Ваффов.

– Ищите ее. Если вспомнишь, будешь жить.

– А если мы не вспомним? – вызывающе спросил Вафф номер один.

– Вас восемь, но есть еще и другие. Нам нужен только один. Остальные вполне заменимы.

Ингва усмехнулась:

– Таким образом, если вы все нас подведете, то мы возьмем еще восемь и повторим весь процесс. Мы будем повторять его столько, сколько потребуется.

Уксталь постарался напустить на себя устрашающий вид.

– Итак, кто из вас готов открыть нам то, что нам нужно?

Одинаковые гхола стояли в ряд; некоторые испугались, но некоторые не дрогнули. Это была стандартная техника пробуждения гхола, вызвать у человека психологический и телесный кризис, заставив тем самым химическую память преодолеть барьеры и всплыть на поверхность сознания.

– Я ничего не помню, – в один голос произнесли все Ваффы.

Вдруг в помещении раздался какой-то шум. Уксталь обернулся и увидел, как в дверь во главе маленькой делегации Гильдии входит Верховная Матрона Геллика в пурпурном костюме и в пестрой накидке с капюшоном. Следом за ними в помещение, шипя, вплыла емкость с мутантом-навигатором Эдриком.

– Мы прибыли, чтобы наблюдать завершение твоей работы, человечек. Кроме того, мы хотим достичь договоренности о приемлемых финансовых условиях с навигаторами, в том случае, если ты добился успеха.

Окутанный клубами меланжевого газа Эдрик подплыл к круглому иллюминатору своей емкости. Восемь гхола поняли, что обстановка накаляется.

Уксталь собрал все свое мужество и попытался прикрикнуть на гхола, но эта попытка выглядела просто комически.

– Скажите нам, как делать пряность в аксолотлевых чанах! Говорите, если хотите жить!

Ваффы поняли угрозу и поверили в ее реальность, но они ничего не вспомнили, у них пока не было доступного для памяти знания. На их маленьких серых лбах гроздьями выступил пот.

– Вы – мастер Тлейлаксу Тилвит Вафф. Все вы одно и то же лицо. В вас есть вся информация, какой обладал он. До того как он умер на Ракисе, он приготовил для своей замены несколько гхола. Мы использовали их клетки, – он судорожно дернул головой в сторону безмозглых тел, лежавших на лабораторных столах, – чтобы сделать вас восьмерых. В ваших мозгах хранится все, что было когда-то и в его мозге.

– Очевидно, они нуждаются в более сильном побуждении, – сказала Верховная Матрона Геллика со скучающим видом. – Ингва, убей одного из них. Не важно какого.

Ингва, как смертоносная машина, только ждала момента, когда ее включат и пустят в действие. Она могла бы напасть на гхола и убить его молниеносными ударами рук или ног, но на этот раз она припасла нечто более живописное. Она обнажила длинный нож, отнятый ею у фермера. Этим ножом он забивал слиней. Молниеносным косым ударом Ингва обезглавила Ваффа номер четыре, стоявшего в середине шеренги. Из зияющей раны хлынул фонтан крови.

Когда голова покатилась по полу, Вафф номер один вскрикнул от симпатической боли вместе с остальными уцелевшими братьями. Голова остановилась, застыв под странным углом. Мертвые остекленевшие глаза смотрели на кровь, льющуюся из обезглавленного тела. Гхола попытались разбежаться, как напуганные мыши, но ассистенты держали их крепко.

Уксталь позеленел. Казалось, он сейчас либо упадет в обморок, либо его вырвет.

– Восстановление памяти происходит под действием психологического кризиса, Верховная Матрона. Кровавого убийства одного из них для этого явно недостаточно. Это должно быть длительное мучение. Ментальная дилемма…

Геллика пнула ногой отрубленную голову.

– Пытка была приготовлена не для этого, а для других семи человечков. Это же аксиома, классическое базовое правило. Если человека подвергнуть только боли, он ее вытерпит, так как может сказать себе, что она скоро закончится, и у него появится шанс уцелеть. – На красивом лице Верховной Матроны мелькнула мимолетная улыбка. – Теперь, однако, у остальных семи нет ни малейших сомнений в том, что они будут убиты, если я прикажу их убить. Нет никакого блефа. Эта предопределенность и неизбежность смерти может вызвать восстановление памяти… Или же они все умрут. А теперь продолжайте!

Ингва оставила меленькое тело лежать на месте.

– Вас осталось семеро, – сказал Уксталь, сам недалекий от того, чтобы дойти до психологического кризиса. – Кто из вас вспомнит первым?

– У нас нет нужной вам информации! – крикнул Вафф номер шесть.

– Это плохо. Старайтесь лучше.

Геллика и навигатор наблюдали за происходящим. Уксталь сделал знак Ингве. Та, усиливая устрашающий эффект, принялась прохаживаться перед строем, и каждый гхола испускал вздох облегчения, когда она проходила мимо.

– Я ничего не помню, – сказал Вафф номер три. Ингва всадила окровавленный мясницкий нож ему в спину, пронзив сердце. Кончик ножа вышел из груди спереди, пробив грудину.

– Значит, ты бесполезен для нас.

Вафф номер один снова ощутил сильнейшую боль, на это раз в сердце, словно тоже ощутил удар клинка, поразивший его брата. Смятение в голове нарастало. Он больше не думал ни о сопротивлении, ни о сокрытии информации. Он не сопротивлялся памяти или прошлой жизни. Он зажмурил глаза и безмолвно закричал, понуждая свое тело раскрыть свои тайны.

Но у него опять ничего не вышло.

Ингва подняла нож и стряхнула с него тело Ваффа номер три, конечности которого продолжали судорожно подергиваться. Мертвец с глухим стуком упал на пол. Ингва отошла в сторону, ожидая, когда ее позовут снова. Она явно получала наслаждение от этой игры.

– Вы усложняете все дело, – сказал Уксталь. – Все остальные из вас могут остаться в живых. Или смерть ничего не значит для гхола?

Разочарованно вздохнув, он сделал знак Ингве, и она убила следующего.

– Осталось пять. – Он посмотрел на окровавленные трупы на полу, потом, словно извиняясь, взглянул на Геллику. – Есть вероятность, что ни один из этих гхола ничего не вспомнит. Скоро будет готова другая партия, но, возможно, нам придется на всякий случай подготовить еще несколько аксолотлевых чанов.

– Мы стараемся! – закричал один из гхола.

– Пока вы умираете, а время уходит. – Уксталь сделал паузу, но его ожидание закончилось раздражением. Он сильно потел. Вся его карьера висела на волоске.

Ингва убила еще одного. Теперь половина Ваффов замертво лежали на полу.

Через несколько секунд она убила пятого гхола. Она подошла к нему сзади, схватила за волосы и перерезала горло.

Оставшиеся в живых принялись лихорадочно рвать на себе волосы и бить себя в грудь, словно эти удары могли привести в движение упрямую память. Размахивая ножом, Ингва наносила им мелкие царапины. Не обращая внимания на их жаркие мольбы и протесты, она немного погодя убила шестого.

Осталось только двое.

Вафф номер один и его идентичная копия Вафф номер семь чувствовали, как скрытые мысли и воспоминания вскипают в глубинах сознания и стремятся выпрыгнуть на поверхность сознания, как отрыжка проглоченной когда-то пищи. Вафф номер один смотрел на окровавленные трупы своих братьев. Память была заперта в глубинах мозга, и дело было не в завесе времени. Вафф начал подозревать, что старые мастера имплантировали в мозг некий механизм, блокирующий доступ к памяти.

– Знаешь, добей их всех! – приказала Геллика. – Мы зря потратили ваше время, навигатор.

– Подождите, – сказал Эдрик через динамики, вмонтированные в стену емкости. – Пусть они доиграют до конца.

Паника и напряжение, охватившие оставшихся в живых двух гхола, достигли пика. Теперь нагрузка на психику достигла своего критического значения.

Действуя без оглядки на Уксталя или на Верховную Матрону, Ингва по собственной инициативе воткнула свой смертоносный нож в живот гхола номер семь. Из раны хлынула кровь и начали вываливаться внутренности, гхола, громко крича от боли, сложился пополам, стараясь снова запихнуть кишки в живот. Он умирал долго и мучительно, его стоны заполнили помещение, а Уксталь требовал информации.

Теперь встала сама Верховная Матрона, глядя на Уксталя горящим взглядом.

– Это очень скучный провал, человечек. Ты совершенно ни на что не годен. – Она извлекла из ножен короткий острый стилет. Подойдя к Ваффу номер один она прижала кончик стилета к его виску. – Это самая тонка косточка твоего черепа. Стоит мне надавить чуточку сильнее, и лезвие разрежет твой мозг. Может быть, это разбудит твою память? – Кончик стилета выдавил из-под кожи каплю темной крови. – Даю тебе десять секунд.

Вафф едва не обезумел от ужаса, он даже не заметил, как одновременно опорожнились его кишечник и мочевой пузырь. Геллика начала считать. Числа, как молоты, били по голове Ваффа. Числа, формулы, расчеты. Священные математические сочетания.

– Подождите!

Верховная Матрона перестала считать. Навигатор продолжал внимательно наблюдать. Уксталь задрожал от страха, ожидая, что следующим Геллика убьет его самого.

Вафф вдруг начал выдавать поток информации, которую просто не мог усвоить из предварительного обучения. Информация лилась из него как нечистоты из лопнувшей канализационной трубы. Он рассказывал о процедурах, методах, цитировал катехизис Великой Веры. Он описал секретную встречу с Досточтимыми Матронами на борту корабля-невидимки; на этой встрече обсуждались совместные действия против Бене Гессерит. Он рассказал, что старые мастера Тлейлаксу не доверяли таким отступникам из Рассеяния, как Уксталь…

– Пожалуйста, уберите нож, Верховная Матрона, – сказал навигатор.

– Он еще не рассказал того, что нам нужно, – возразила Ингва, помахивая своим ножом. Она просто горела желанием убить и этого гхола, как будто не удовлетворилась той кровью, которую она сегодня уже пролила.

– Он расскажет. – Уксталь смотрел на охваченного ужасом гхола. – Этот гхола пока подавлен грузом обрушившейся на него памяти о прошлой жизни.

– О многих жизнях! – В отчаянной попытке спасти свою новую жизнь, тлейлакс говорил все, что знал. Но память оказалась несовершенной, он не мог добраться до нее во всей ее полноте. Недоставало целых разделов знаний. Это было следствием применения запрещенных приемов акселерации.

– Надо дать ему время отсортировать воспоминания, – сказал Уксталь, испытывая невероятное облегчение. – Даже того, что он уже сказал, мне достаточно, чтобы начать работу по получению меланжи в нужном направлении.

Геллика продолжала, однако, прижимать нож к виску Ваффа.

– Верховная Мать, он слишком ценный источник информации для того, чтобы его убивать. Из него можно вытянуть очень и очень многое.

– Или добиться этого пыткой, – предложила Ингва. Уксталь схватил потную руку последнего гхола.

– Этот нужен мне для работы. В противном случае произойдет задержка. – Не ожидая ответа, он потащил Ваффа за собой, прочь из этой мрачной комнаты.

– Уберите всю эту грязь, – приказала Геллика Ингве, которая переадресовала распоряжение лаборантам.

Уксталь бежал по коридору, ведя за собой молодого подопечного, у которого от пережитого подгибались колени, и шепча ему на ухо:

– Я солгал, чтобы спасти тебе жизнь. Теперь передай мне остальную информацию.

Гхола едва держался на ногах.

– Я больше ничего не помню, вся эта информация перепуталась у меня внутри, она бурлит, но, чувствую, что в ней есть большие пробелы.

Уксталь сильно сдавил ему руку.

– Будет лучше, если ты что-нибудь вспомнишь, потому что иначе мы оба умрем.

***  

===

12              
Как человеческие существа, мы испытываем трудности, если нам приходится действовать в угрожающей нам обстановке. Угроза становится центром нашего внимания, средоточием нашего бытия. Но «безопасность» есть величайшая иллюзия вселенной. Нигде в мире не найдете вы истинной безопасности.

Бене Гессерит: изучение становления человечества. Архив Д. Г.: отдел VZ908      


Укротители приняли гостей как друзей и союзников. Хозяевам хотелось узнать как можно больше о борьбе с Досточтимыми Матронами. Сейчас они вместе с группой гостей сидели на крыше широкой цилиндрической башни. На плоском камне посреди дощатого пола помещалась жаровня, от которой к небу поднималось приятное тепло.

– Мы знали, что вы придете, – сказал Орак То. – Когда вы отключили защитное поле, чтобы выпустить разведывательный корабль, мы засекли ваше огромное судно. Мы знаем также, что вы отправили поисковую команду в необитаемую часть нашей планеты. Мы ждали, что вы решите непосредственно с нами познакомиться.

Сидевший рядом с Шианой Майлс Тег не скрывал удивления. Ему казалось, что на этой планете вообще нет техники.

– Для того чтобы нас обнаружить, нужны весьма чувствительные сенсоры.

– Очень давно мы изобрели средство улавливать приближение Досточтимых Матрон; мы сделали это для того, чтобы защититься. Этих женщин легко обнаружить, так как они считают себя непогрешимыми.

– Да, высокомерие – это главная их слабость, – вставил Суфир Хават.

Зеленые глаза под енотовидной маской сверкнули.

– У них много слабостей. Мы научились их использовать.

Все ели блюда из орехов, фруктов и полос приправленного специями мяса, приготовленного из каких-то лесных грызунов. Раввин был спокоен и беспечен. Шиана не помнила его таким. Казалось, он был обеспокоен лишь происхождением пищи. Шиана поняла, что старик уже сделал выбор. Он хотел, чтобы его народ обосновался здесь, если не будут возражать укротители.

Они сидели на крыше, слушали жужжание насекомых и наблюдали полет птичьих стай, и Шиана почувствовала, что это какое-то заброшенное место. Согласно же данным, полученным с поверхности планеты, здесь было довольно значительное население, шахты и промышленные предприятия, расположенные в других регионах планеты. Очевидно, укротители создали тихую и мирную цивилизацию.

– Мы думаем, что ваш народ возник в Рассеянии спустя много лет после смерти Тирана. Эта планета была вашей первой остановкой в пути?

Главный укротитель пожал костлявыми плечами.

– У нас есть мифы на этот счет, но это было больше тысячи лет назад.

– Пятнадцати столетий, – уточнил Хават. Учитывая свое прошлое место в истории, гхола ментата очень интересовался периодизацией времени.

– Наша раса населяла многие близлежащие планеты. У нас не было империи, было, скажем, политическое братство. Потом откуда-то появились Досточтимые Матроны, пронесшиеся как стадо слепых неуклюжих животных, столь же разрушительное в своем невежестве, как и в злобности. – Орак То склонился удлиненным лицом к жаровне, и на коже заблестели оранжевые блики.

Другие укротители сидели вдоль перил верхней площадки башни, слушали беседу и тихо переговаривались. Их запахи смешивались с лесными ароматами в прохладном вечернем воздухе. Наверное, эта раса вообще отличалась умением различать запахи и ориентироваться по ним. Наверное, запахи были частью их системы общения.

– Без всякого предупреждения они явились грабить, разрушать и завоевывать. – Лицо Орака То стало жестким, как дерево, губы были плотно сжаты. – Естественно, нам пришлось отразить это дикое вторжение. – Губы его сложились в мимолетную улыбку. – Мы вывели футаров.

– Но как вам удалось это сделать? – спросила Шиана. Если у этих с виду таких простых людей были системы обнаружения космических кораблей и если они умели выводить сложные генетические гибриды, то, значит, их технологии были более совершенными, чем могло показаться на первый взгляд.

– Вместе с нами на этой планете какое-то время жили отставшие от своих сироты-тлейлаксы. Они показали нам, как надо модифицировать наших детей, чтобы создать то, что нам нужно, ибо Богу и эволюции потребовалось бы для этого очень много времени.

– Футары, – произнес Майлс Тег. – Они очень интересны.

После того как укротители некоторое время прожили вместе с футарами, они начали помещать последних в особые питомники, где эти хищники обитали отдельно от людей в окружении себе подобных.

– Что произошло с этими тлейлаксами? – спросил раввин, оглянувшись. Он недолюбливал мастера Скиталя.

– Увы, все они умерли.

– Их убили? – спросил Тег.

– Нет, они вымерли сами. Они ведь не размножаются так, как другие.

Он нетерпеливо фыркнул. Видимо, эта часть истории не слишком сильно его интересовала.

– Наши футары были выведены специально для охоты на Досточтимых Матрон. Эти женщины явились на нашу планету, уверенные в том, что смогут завоевать ее и покорить нас. Но мы спутали им все карты. Они могут служить лишь пищей для наших футаров, и ничем больше.

Из соображений безопасности Тег предложил переночевать на борту разведывательного корабля, с запертыми люками и установленным защитным полем, что пришлось не по нраву хозяевам. Главный укротитель повернулся лицом к лесу и сказал:

– Хотя эти леса ухожены, по ночам в них можно встретить старых хищников. Поэтому для вас будет безопаснее остаться с нами и переночевать в башне.

По лицу раввина пробежала тень недовольства.

– Какие старые хищники?

Он не желал слышать ни о каких недостатках понравившейся ему планеты.

– Это хищники из семейства кошачьих, давшие генетический материал для создания футаров. – Орак То вытянул руку в сторону соседней цилиндрической башни. – Завтра у нас будет грандиозное шоу. Вам надо хорошо выспаться, если вы желаете им насладиться.

– Что за шоу? – живо заинтересовался Суфир Хават. Временами он казался обычным мальчишкой – каковым он, впрочем, и был, – а не потенциальным воином-ментатом.

С загадочной улыбкой Орак То предложил им следовать за ним. Зеленые радужки его выглядели сейчас, как горящие изумруды.

Снаружи царила непроглядная темнота. Незнакомые созвездия смотрели с неба, как глаза, отражающие бесчисленные костры. Главный укротитель повел гостей по прочному деревянному настилу к ближайшей башне, а потом вниз по винтовой лестнице, по которой они спустились на первый этаж. Отсюда они прошли по мягкой, устланной опавшими листьями земле до низенькой башни, больше похожей на высокий обрубок древесного ствола.

Первым делом они почувствовали сильную вонь. В основании искусственного дерева было выдолблено обширное помещение, похожее на сырую берлогу. Толстые вертикальные брусья были врыты глубоко в рыхлую землю, блокируя выход из берлоги, бывшей чем-то вроде тюремной камеры.

Тег удивленно поднял брови:

– У вас есть заключенные?

В камере находились пять оборванных злобных пленников. Несмотря на их плачевный внешний вид, в них с первого взгляда можно было узнать людей. Все были женщины с матовыми волосами, грубыми руками и окровавленными костяшками пальцев. Остатки разорванных трико липли к белым телам, глаза полыхали оранжевым огнем.

Досточтимые Матроны!

Одна из шлюх заметила их приближение. Зарычав, она взвилась в воздух и нанесла боковой удар голой ступней по брусу, сделанному из прочного, как железо, дерева. Послышался сухой треск. Но сломалось не дерево, а кость нападавшей, которая отлетела назад и упала на земляной пол. Все женщины в кровь разбили себе руки и ноги, безуспешно штурмуя решетку.

Лицо Орака То исказилось от бушевавшей в его душе бури.

– Эти Досточтимые Матроны явились к нам три месяца назад на транспортном корабле, надеясь на легкую добычу. Мы убили их, но некоторых сохранили… для обучения. – Он хищно оскалил зубы. – Они уже не в первый раз хотят поработить нас. Они живут изолированно друг от друга, и одно сообщество не всегда знает, что делают другие. Поэтому-то они все время и повторяют свои прежние ошибки.

Два футара бродили вокруг основания башни-тюрьмы, урча и принюхиваясь. Шиана узнала в одном из них Хррма, У второго звероподобного создания на груди в жестком мехе виднелась черная полоса.

Одна из пленных Досточтимых Матрон злобно закричала:

– Освободите нас, иначе придут наши сестры и живьем сдерут вам мясо с костей!

Хррм, рыча, бросился к клетке, остановившись только перед самыми брусьями решетки. Его горячая слюна брызнула на пленную Досточтимую Матрону. Три матроны подошли к решетке, вид у них был не менее зверский, чем у футаров.

– Как я уже говорил, – продолжал Орак То своим спокойным и уверенным тоном, – Досточтимые Матроны годятся только на корм футарам.

К клетке подошел укротитель с деревянным блюдом, на котором лежали красные кости с остатками мяса, жирной кожи и меха. На втором блюде лежали внутренности: гладкие кишки и пурпурные внутренние органы. Укротитель через специальную прорезь просунул оба блюда в клетку. Замызганные Досточтимые Матроны с отвращением посмотрели на эту еду.

– Ешьте, если хотите набраться сил перед завтрашней охотой.

– Мы не питаемся отбросами! – заявила одна из Досточтимых Матрон.

– Значит, будете голодать. Это уже зависит не от меня.

Шиана видела, что женщины очень голодны. Немного поколебавшись, они набросились на еду, отдирая от костей сырое мясо и поедая его. Вскоре их лица и руки были вымазаны жиром и запекшейся кровью. Они смотрели на своих тюремщиков с такой ненавистью, которая, казалось, сама может вгрызться в живую плоть.

Одна из женщин уставила горящий взгляд на Шиану.

– Ты не отсюда.

– Ты тоже не отсюда, но я не в клетке, а ты за решеткой.

Женщина ударила ладонью по брусу, но это была лишь имитация нападения. Рядом с Шианой, словно желая ее защитить, встал Хррм. Он подкрался к клетке, мышцы его напряглись, он был очень сильно возбужден.

Шиана увидела иронию судьбы в этой ситуации, вспомнив, что делали Досточтимые Матроны с пленными футарами и его спутниками. Там было многое – половые извращения, порка и лишение пиши и сна. Теперь произошла странная смена ролей – женщины сидели за решеткой, а футары разгуливали на свободе.

Она обратилась к главному укротителю:

– Досточтимые Матроны издевались над пленными футарами, поэтому их наказание вполне оправданно.

– Мои гости, завтра мы отведем вас на лучшую наблюдательную башню, откуда будет великолепно видна охота. – Орак То потрепал обоих футаров по головам. – Этому будет полезно побегать вместе с братьями и восстановить навыки. Для этого он, собственно, и родился на свет.

Не спуская глаз с Досточтимых Матрон, Хррм оскалил зубы в хищной угрожающей улыбке.

Прежде чем отправиться на ночлег, Майлс с борта их судна передал на «Итаку» свой весьма оптимистичный доклад.

***   

===

13                   
Заключение союза зачастую есть искусство, а не простая коммерческая сделка.

Верховная Мать Дарви Одраде. Запись в личном дневнике; архивы Бене Гессерит  


Навигатор Гильдии наконец прибыл на Капитул по приглашению Командующей Матери. Несмотря на то что она была рассержена и расстроена его опозданием и проявляла нетерпение, он не стал объяснять ей причину своей задержки на несколько дней.

Тем временем Джейнис, Кирия и десять других валькирий – в большинстве своем бывшие Досточтимые Матроны, прошедшие выучку Бене Гессерит, – уже прибыли на Тлейлаксу и начали там свою подпольную работу. Они должны будут проникнуть в последнюю твердыню мятежных шлюх, чтобы подорвать изнутри их оборону, посеять семена будущего разрушения и готовить места засад и ловушек. Мурбелле и самой хотелось быть рядом с дочерью, переодевшись в традиционный наряд Досточтимой Матроны, чтобы выпустить на волю старые инстинкты.

Но она доверяла Джейнис и ее спутницам. Самой же Мурбелле предстояло уладить последние детали и заручиться поддержкой Гильдии – либо путем подкупа, либо путем угроз. Ей приходилось быть Командующей Матерью, а не рядовым бойцом.

Мутант-навигатор плавал в своей емкости, и было видно, что ему нет никакого дела до забот, терзавших Командующую Мать. Она намекнула, что он получит большие выгоды от беседы с ней, но его, казалось, не слишком волновала эта перспектива.

– Кажется, в вашей емкости весьма разреженный газ, навигатор, – сказала Мурбелла.

– Это временные трудности. – Похоже, он не блефовал.

– Мы готовы увеличить поставки меланжи, если Гильдия будет сотрудничать с нами в нашей предстоящей войне с наступающим Врагом.

Из динамиков раздался металлический голос Эдрика:

– Ваше предложение несколько запоздало, Командующая Мать. В течение многих лет вы старались запугать нас существованием какого-то призрачного Врага и дразнили обещаниями меланжи. Но ваши сокровища потеряли былую привлекательность. Мы были вынуждены искать и нашли альтернативные источники.

– Других источников меланжи не существует. – Мурбелла подошла к плазовому окну емкости и заглянула внутрь.

– Космическая Гильдия переживает кризис. Недостаточные поставки пряности Общиной Сестер раскололи Гильдию на две фракции. Многие навигаторы уже умерли от абстиненции, а у других не хватает меланжи для выбора правильного и безопасного пути сквозь свернутое пространство. Наш администратор тайно вошел в сношения с Иксом с целью разработки более совершенных навигационных приборов. Они хотят установить новое оборудование на всех лайнерах Гильдии.

– Приборы! Машины! Икс говорит об этих машинах уже не одно поколение. Люди Рассеяния применяли навигационные приборы, также поступали и сестры Капитула. Раньше приборы никогда не отличались большой надежностью.

– Но теперь, после многих лет работы, они, кажется, нашли приемлемое решение древней и казавшейся неразрешимой проблемы. Думаю, что их качество ни в коем случае не может идти ни в какое сравнение со способностями навигаторов, но тем не менее эти приборы работают.

У Командующей Матери закружилась голова от возможных перспектив, которые она до этого даже не рассматривала. Если иксианцы разработали надежные навигационные приборы, способные безопасно и точно проводить корабли через свернутое пространство, то Новая Община Сестер сможет использовать их на кораблях своего нового флота. Не нужно будет больше добиваться сотрудничества с навигаторами, они смогут сбросить с плеч зависимость от капризов непостоянной Гильдии.

Если бы действительно Икс мог поставить это оборудование Новой Общине Сестер. Конечно же, Гильдия наверняка уже заключила с Иксом эксклюзивный контракт…

Потом она поняла, что даже это краткосрочное и сиюминутное использование навигационных приборов на кораблях Капитула имеет свои недостатки. Будут вторичные и третичные последствия. Только на Капитуле есть пряность. С помощью этого оружия Капитул может по-настоящему держать навигаторов за горло, при этом никто не сможет конкурировать с Капитулом. Если меланжа станет ненужной, то уменьшится сила и вес Общины Сестер на галактической арене.

Для того чтобы все это обдумать, Мурбелле понадобилась всего секунда.

– Внедрение навигационных приборов будет означать конец для навигаторов, таких, как вы.

– Но это устранит и главного покупателя вашей меланжи, Командующая Мать. Именно поэтому моя фракция ищет надежного поставщика пряности, чтобы навигаторы могли существовать и дальше. Но новая Община Сестер сама вынуждает нас к крайним мерам. Мы не можем зависеть от вас из-за пряности, в которой нуждаемся так же, как вы в воздухе.

– Вы нашли другой источник меланжи? – Она вложила в свой голос весь сарказм, на какой только была способна – Мне это представляется сомнительным. Мы бы знали о таких источниках.

– Мы очень рассчитываем на эту альтернативу. – Эдрик отплыл от иллюминатора, потом снова приблизился.

Мурбелла равнодушно пожала плечами.

– Я предлагаю вам немедленное увеличение поставок пряности.

С этими словами она сделала знак трем своим помощницам, и те вкатили в кабинет тележку с пряностью. Такого запаса могло с избытком хватить для качественной работы навигатора в течение одного стандартного года.

Из динамиков емкости не последовало никакой реакции, но Мурбелла увидела голодный огонь в глазах навигатора. Мурбелла на какой-то момент даже испугалась, что он отвергнет ее дар, и тогда вся ее с таким тщанием разработанная стратегия пойдет прахом.

– Пряности не может быть много, – сказал навигатор после долгой, показавшейся Мурбелле бесконечной паузы. – Мы уже пожинали плоды своей близорукости, когда полагались на один-единственный источник пряности. Но для навигаторов и Новой Общины Сестер было бы лучше, если бы смогли придти к взаимопониманию.

«Я была права», – подумала Мурбелла.

– Вам нужна наша пряность, а нам нужны ваши корабли.

– Гильдия выслушает ваши предложения, Командующая Мать, – если, конечно, это приглашение к обсуждению, а не угроза, если это будут переговоры равноправных уважаемых деловых партнеров, а не отношения погонщика с быками.

Она уставилась на емкость навигатора, удивленная его дерзкими речами. «Вероятно, у него действительно есть другой источник пряности или по меньшей мере возможность возникновения такого источника. Но у него есть сомнения, и он хочет себя обезопасить».

– Мне нужны два корабля Гильдии для перелета на Тлейлаксу. Один должен быть снабжен полем-невидимкой, а второй должен быть обычным лайнером.

– На Тлейлаксу? Для какой цели?

– Мы не можем больше терпеть у себя под носом рассадник заразы – последний оплот мятежных Досточтимых Матрон. Мы должны уничтожить этот источник опасности раз и навсегда.

– Все будет сделано через два дня. Пряность я заберу с собой.

Изменницы Матроны, таинственный Враг, лицеделы. Мурбелла не могла отмахнуться ни от одной из этих проблем, но тяжелые физические тренировки – бег, потоотделение и силовые упражнения – помогали ей планировать вторжение на Тлейлаксу.

Одетая в облегающий спортивный костюм она бежала по каменной дорожке к холму, расположенному неподалеку от Убежища. Она бежала до тех пор, пока не заболели легкие. Внутренние голоса упрекали ее за пустую трату времени, когда было так много настоящей работы, но Мурбелла в ответ бежала еще быстрее.

Она намеренно провоцировала голоса Другой Памяти, они нужны были ей, нужны бодрствующими, а не дремлющими. Волнующееся море прошлых жизней всегда было здесь, но не всегда оно было доступно и не всегда полезно. Извлечение пользы из коллективной мудрости – задача не из легких, даже для наиболее влиятельных сестер.

После прохождения испытания пряностью, новоиспеченная Преподобная Мать была похожа на младенца, брошенного в океан Другой Памяти с приказом плыть, если она хочет выжить. Располагая внутри себя столькими сестрами, она всегда могла спросить совета, но рисковала увязнуть в противоречивых и многочисленных мнениях.

Другая Память была всего лишь инструментом, орудием. Она могла быть большим благом, но могла стать и источником большой опасности. Сестры, слишком глубоко погружавшиеся в этот резервуар прошлого, рисковали безумием. Такова была судьба матери Квисаца леди Анирул Коррино, и было это давно, еще во времена Муад'Диба. Это было все равно, что схватить остро отточенный меч не за рукоятку, а за клинок. Так что в обращении с Другой Памятью нужна была мера.

Обитавшие в памяти Мурбеллы души видели ее сознание изнутри и часто полагали, что знают ее лучше, чем она сама. Но несмотря на то, что она могла проследить генеалогию сестер до незапамятного прошлого, происхождение Досточтимых Матрон было отделено от памяти глухой черной стеной.

Когда Мурбелла была еще маленькой девочкой, она была захвачена Досточтимыми Матронами, воспитавшими ее в духе культа насилия и сексуального доминирования. Она стала шлюхой. Бене Гессерит дал очень точное название Матронам.

У этих страшных женщин из Рассеяния были свои темные секреты, свой позор, свои низкие преступления. Когда-то в прошлом они знали о своем происхождении, знали, чем спровоцировали к себе ненависть Врага. Если бы она смогла найти внутри себя эту информацию, она бы знала правду об этих порочных женщинах, с которыми ей вскоре предстояло столкнуться на поле битвы.

Достигнув поросшего жесткой травой и усеянного плоскими камнями склона холма, Мурбелла взобралась на него и села на самой высокой точке скалы. На востоке виднелось Убежище, на западе надвигавшиеся дюны пустыни. От нагрузки сильно билось сердце, по лбу и щекам тек пот. Она довела тело до грани физического истощения, теперь надо было проделать то же самое с разумом.

Как Командующая Мать она сумела добиться многого. Мурбелла смогла уберечь Новую Общину Сестер от раскола, но рубцы, разделявшие сестер и бывших Досточтимых Матрон, были пока еще глубоки. Она сумела сокрушить все, за исключением одного, очаги сопротивления мятежных Досточтимых Матрон.

Но ей надо было больше знать, ей надо было понять, что движет лицеделами, которые буквально наводнили Старую Империю, Врага… и Досточтимых Матрон. «Я должна получить эту информацию до того, как мы вторгнемся в Бандалонг».

Мурбелла открыла маленький футляр, подвешенный к поясу, и извлекла оттуда три свежие меланжевые вафли – вафли с концентрированной пряностью, недавно добытой в пустыне. Она держала в пальцах красновато-коричневую вафлю, ощущая покалывание в коже там, где пряность растворилась в поте. Она съела все три вафли, решив использовать их, как стимуляторы психики и умственной работоспособности.

«На этот раз я постараюсь копнуть глубже, – подумала она. – Ведите меня, мои сестры, ведите меня глубоко, чтобы я смогла почерпнуть так нужные мне сведения».

Пряность начала действовать быстро. Закрыв глаза, Мурбелла нырнула в себя, следуя за вкусом меланжи. Она видела величественный пейзаж памяти ордена Бене Гессерит, раскинувшийся до самых начал человеческой истории. Это был калейдоскоп передачи эстафеты от матери к следующей матери, и так до бесконечности. Страх грозил затопить ее, но сестры внутри расступились и приняли ее в свои ряды, заслонив от опасности.

Но Мурбелла хотела знать о второй половине своего бытия, хотела открыть, что находится за глухой стеной, блокировавшей пути происхождения Досточтимых Матрон. Да, память об этом была, но она была дезорганизована чьим-то злокозненным вмешательством. Кажется тупик был на расстоянии всего нескольких столетий, как будто она, Мурбелла, появилась ниоткуда.

Произошли ли шлюхи от развращенных Преподобных Матерей, оказавшихся в изоляции во времена Рассеяния, как об этом с уверенностью говорили многие? Сформировали ли они свое сообщество, смешавшись с Говорящими Рыбами из личной охраны бога-императора, создав власть, основанную на насилии и сексуальном доминировании?

Досточтимые Матроны редко заглядывали в свое прошлое, за исключением разве тех случаев, когда они были вынуждены смотреть назад, чтобы понять, преследует ли их Враг.

 

  Читать  дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :   https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/155088/fulltext.htm 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 83 | Добавил: iwanserencky | Теги: будущее, проза, Вселенная, повествование, из интернета, ОХОТНИКИ ДЮНЫ, чужая планета, Кевин Андерсон, Хроники, книги, Хроники Дюны, миры иные, отношения, слово, Брайан Герберт, текст, ГЛОССАРИЙ, чтение, фантастика, люди, Будущее Человечества, писатели, книга, литература | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: