Главная » 2023 » Июль » 23 » ОХОТНИКИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 378
07:29
ОХОТНИКИ ДЮНЫ. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 378

***

***

*** 

===

4               
Муад'Диб, действительно умел прозревать будущее, но надо понимать и ограниченность этой его способности. Вспомним о глазах. У вас есть глаза, но вы не способны видеть без света. Если вы находитесь в долине, то не видите, что творится за ее пределами. Муад'Диб не всегда мог пронзить своим могучим зрением таинственные области. Он говорит нам, что одно-единственное темное решение пророчества, быть может, выбор какого-то одного слова, его предпочтение другому, может в корне изменить вид будущего. Он говорит нам: «Видение времени широко, но по мере того, как вы проходите через него, время становится узкой дверью». Каждый раз он сопротивлялся выбору ясного и надежного курса, предупреждая: «Этот путь неизменно ведет к застою».

Принцесса Ирулан. Пробуждение Арракиса                  


Планета Дан была буквально нашпигована лицеделами. Одного взгляда, брошенного Уксталем на местных жителей, обитателей селения близ разрушенного замка Атрейдесов, было достаточно, чтобы ощутить их присутствие. По коже поползли мурашки, но он не посмел выказать страх. Может быть, ему удастся бежать, спрятаться на каком-нибудь мысе или притвориться рыбаком или крестьянином.

Но если он только попытается это сделать, лицеделы выследят его и накажут. Он не может рисковать, навлекая на себя их гнев. Поэтому Уксталь беспрекословно следовал за ними.

Может быть, Хрон будет так доволен ребенком, бароном Харконненом, что в благодарность освободит Уксталя и позволит ему уйти. Да, отступник тлейлакс мог, конечно, предаваться и таким несбыточным надеждам…

Вместе с мальчиком его поместили на временное житье в гостиницу на окраине деревни. Мальчик-гхола жаловался, что ему хочется бросать камни в море и в лодки и бродить по рынку, где продавцы разделывали рыбу, но Уксталь не позволял ему этого, отделываясь всевозможными отговорками. Он продолжал держать непоседливого мальчика в холодной деревенской гостинице. Владимир принялся опустошать все шкафы и потайные места, какие только мог отыскать. Уксталь тем временем радовался мысли о том, что по крайней мере здесь нет Досточтимых Матрон.

В один прекрасный день на пороге комнаты Уксталя появился какой-то неприметный человек. Он выглядел как обычный сельский житель, но при одном взгляде на него, по коже Уксталя побежали мурашки.

– Я пришел забрать гхола барона. Мы должны протестировать его.

Уксталь услышал странный звук, похожий на треск костей. Лицо рыбака превратилось в пустое, как у трупа, лицо Хрона, смотревшее на тлейлакса черными глазницами.

– Д-да, – скзала Уксталь. – Мальчик развивается просто замечательно. Ему всего семь лет. Однако мне было бы полезно знать, для чего вы хотите его использовать. Очень полезно.

Владимир смотрел на Хрона с боязливым любопытством. Ему еще не приходилось видеть, как лицеделы превращаются в свое исходное безликое состояние.

– Вот это трюк. Вы можете научить меня так же изменять мое лицо?

– Нет, – ответил Хрон и обратился к тлейлаксу: – Когда я в самом начале попросил тебя вырастить этого гхола, я не знал, кто он. Когда же я это узнал, мне все же не было ясно, будет ли нам какой-то прок от барона Харконнена, но я подумал, что это вполне возможно. Теперь же я нашел одну прекрасную возможность. – Он взял мальчика за руку и повел его к выходу. – Жди нас здесь, Уксталь.

Маленький человечек остался один в скромной деревенской комнате, раздумывая о том, долго ли еще ему осталось жить. В другое время он насладился бы такой минутой покоя и отдохновения, но сейчас он был слишком сильно напуган. Что, если лицеделы обнаружат в гхола барона Харконнена какой-нибудь изъян? Зачем этот гхола нужен им здесь, на Дане? Отошлет ли Хрон его обратно, в логово Досточтимых Матрон, к Геллике? Лицеделы продержали его у Досточтимых Матрон несколько лет. Уксталь не знал, сколько он еще сможет выдержать. Он не мог поверить в то, что Геллика оставила бы его в живых, он был, напротив, уверен, что старая Ингва попробует поработить его сексуально. Он закрыл глаза и с трудом подавил рвущийся из горла стон. Сколько всего может случиться, если он опять попадет туда…

Чтобы успокоиться, он приступил к привычному ритуалу очищения. Встав рядом с открытым окном и глядя на океан, он погрузил белую одежду в чан с водой и посмотрел на свою голую грудь. Как же давно он в последний раз имел возможность совершить омовение, которого требовала его религия. За ним всегда следили, постоянно внушали ему робость и страх. Закончив омовение, Уксталь вышел на маленький деревянный балкон, откуда открывался вид на деревню, и приступил к медитации. Он мысленно молился, переставляя и комбинируя числа и знаки, ища истину в священных силуэтах.

Дверь с треском распахнулась, и в комнату, сияя и смеясь, вбежал мальчик-гхола. В руке он держал окровавленный нож, а войдя, принялся прятаться за грубой мебелью, словно продолжая играть в какую-то игру. Одежда его была покрыта грязью и кровью.

За мальчиком в комнату вошел Хрон, он вошел более спокойным шагом, неся в руке небольшую коробку. Теперь лицедел выглядел как обычный, ничем не приметный деревенский житель. Смеясь, Владимир крикнул Хрону, чтобы тот поторопился.

Уксталь остановил мальчика.

– Что ты делаешь с ножом? – Он протянул руку, чтобы забрать у ребенка оружие.

– Я поиграл со слиненком. У них в деревне есть маленький загон, но там нет таких больших слиней, как у нас дома. – Он ухмыльнулся. – Я запрыгнул в загон и зарезал несколько слиней.

Он вытер нож о штаны и отдал его Уксталю, который положил клинок в недосягаемое для мальчика место. Хрон неодобрительно посмотрел на пятна крови.

– Я не испытываю отвращения к насилию, но оно должно быть целесообразным. Я бы сказал, конструктивным. Этот гхола плохо владеет собой. Он нуждается в модификации поведения.

Уксталь постарался повернуть разговор в другое русло, чтобы избежать возможных обвинений.

– Зачем он схватил нож и полез к слиньям?

– На него подействовал разговор, который я вел с моими товарищами, и мальчика эта тема вдохновила. Кажется, он очень любит ножи.

– Этому его научила Верховная Матрона Геллика. – Уксталь с трудом проглотил слюну. – Я читал его клеточный анамнез. Исходный барон Харконнен был…

– Я все знаю об исходном бароне. Он обладает большим потенциалом и может сделать для нас одну полезную вещь. Наши планы изменились в соответствии с тем, что мы обнаружили здесь, на Дане.

Уксталь во все глаза смотрел на таинственную коробку в руках лицедела.

– И что же вы обнаружили?

Хотя тонкие, как кинжальный разрез, губы Хрона не улыбались, вид у него был очень довольным. Он начал развертывать упаковку.

Мы нашли другой способ разрешения нашего кризиса.

– Какого кризиса?

– Ты все равно ничего не поймешь, если я даже тебе о нем расскажу.

Чувствуя себя уязвленным, Уксталь воздержался от дальнейших расспросов и принялся молча смотреть, как Хрон извлекает инкрустированный украшениями еще один нож, на этот раз из плазового корпуса. Резная рукоятка ножа была украшена драгоценными каменьями, на лезвии были выгравированы символы какого-то древнего языка, но прочитать их было практически невозможно, так как они были покрыты плотными алыми пятнами. Это была кровь, немного окисленная. Уксталь наклонился над ножом. Лезвие казалось влажным под защитной оболочкой.

– Это древнее оружие – нож пролежал тысячи лет в нуль-энтропийной капсуле – было спрятано в святилище религиозных фанатиков.

– Это кровь? – спросил Уксталь.

– Я предпочитаю называть ее генетическим материалом. – Лицедел аккуратно положил нож на стол. – Мы обнаружили его в замурованной гробнице здесь, на Дане, за гробницей следили остатки корпуса Говорящих Рыб, женщины этой организации стали теперь последовательницами культа Шианы. Кинжал запачкан кровью Пауля Атрейдеса.

– Муад'Диба! Отца самого пророка Лето II, бога-императора.

– Да, это кровь мессии, который повел фрименских воинов в великий джихад. Он Квисац-Хадерах, и поэтому он нам нужен.

– Так как нож лежал в нуль-энтропийном поле, кровь Муад'Диба еще влажная… свежая, – сказал Уксталь, дрожа от волнения. – Она прекрасно сохранилась.

– Ага, значит, ты и сам видишь, к чему все клонится. Для тебя это надежда. Ты все-таки еще можешь быть нам полезен.

– Да, я полезен! И я докажу это. Но… но я должен знать, чего хотите вы.

По знаку своего вождя в комнату вошли два лицедела, ведя с собой морщинистую высохшую женщину в темно-синей одежде. Каштановые волосы женщины свисали с головы нечесаными прядями. Когда женщину подвели ближе, Уксталь заметил на ее груди, слева, древний герб Дома Атрейдесов – красного ястреба. Увидев покрытый кровью кинжал, женщина стала вырываться из рук лицеделов. Ее не интересовали в этот миг ни лицеделы, ни кто-то другой, она смотрела только на нож.

Хрон грубо толкнул ее в спину.

– Говори, жрица. Расскажи этому человеку историю этого священного ножа, да так, чтобы он все понял.

Женщина взглянула на Уксталя, потом снова перевела зачарованный взгляд на нож.

– Меня зовут Ардат, раньше я была жрицей ордена Говорящих Рыб, теперь я служу Шиане. Много лет назад злодей граф Хазимир Фенринг пытался убить благословенного Муад'Диба этим кинжалом. Кинжал этот принадлежал императору Шаддаму IV, затем был им подарен герцогу Лето Атрейдесу, а потом во время суда над Лето в Совете Земель снова вернулся к Шаддаму. Позже император предложил этот нож Фуед-Рауте для дуэли с Муад'Дибом. – Жрица Ардат рассказывала наизусть часто повторяемую историю священного предания.

– Позже, во время джихада Муад'Диба, изгнанный Хазимир Фенринг – самый неудачный Квисац-Хадерах – приобрел этот кинжал. Был составлен злодейский заговор, и сам Фенринг ударил Муад'Диба в спину этим ножом. Говорят, что Муад'Диб от этого умер, но небеса снова направили его на землю, к живущим, так как дело его не было исполнено. Свершилось чудо, и он вернулся к нам.

– И фанатичные последователи Муад'Диба сохранили этот окровавленный нож как реликвию, – нетерпеливо закончил за женщину Хрон. – Его отвезли сюда, в священную гробницу на Каладане, в родовом гнезде Дома Атрейдесов, где он и был спрятан. Ты уже наверняка догадался, чего мы теперь от тебя хотим, тлейлакс. Дезактивируй нуль-энтропийное поле, возьми пробы клеток…

Ардат вырвалась из рук лицеделов и бросилась к ножу.

– Вы не можете так обращаться со священной реликвией.

Хрон сделал знак, и один из лицеделов, схватив женщину за голову и резко повернув ее назад, сломал ей шею и бросил труп на пол, как ненужную куклу. Лицеделы поволокли безжизненное тело к выходу, а Уксталь перестал думать об убитой женщине, ее роль в том, что должно было произойти, казалась ему несущественной. Он был увлечен возможностями, связанными с этим красивым, сохраненным в течение тысячелетий кинжалом. Ее лепет только отвлекал и раздражал.

Он подошел ближе и, взяв кинжал дрожащей рукой, повернул его так, чтобы заблестела влажная кровь на его лезвии. Клетки Муад'Диба! Открывающаяся перспектива кружила голову.

– Теперь тебе предстоит выполнить еще один проект, вырастить следующего гхола – вместе с гхола барона Харконнена, – сказал Хрон. – Вы все скоро вернетесь на Тлейлаксу и пробудете там столько, сколько потребуется.

Комната между тем наполнилась лицеделами.

– Когда настанет срок, мы сумеем разумно распорядиться бароном.

***  

===

5          
Система обороны Досточтимых Матрон на Баззелле очень слаба. Мы можем просто высадиться там и захватить планету. Эта слабость еще один признак их надменности и чванства.

Башар Викки Азтин, военный советник Командующей Матери Мурбеллы   


Первая партия новых боевых кораблей, заказанных Мурбеллой, прибыла с Ришеза точно в срок – шестьдесят семь тяжеловооруженных военных судов, предназначенных для боевых действий в космосе и транспортировки войск. Командующая Мать дала щедрую взятку пряностью руководству Космической Гильдии, чтобы все это вооружение было быстро и неожиданно доставлено к Баззеллу. Здесь должна была начаться операция по покорению отколовшихся Досточтимых Матрон.

Военные заводы Ришеза, получившие невиданный заказ на производство оружия, работали с перегрузкой день и ночь, создавая военное снаряжение всевозможных конструкций и разного предназначения. Когда Внешний Враг приблизится к пределам Старой Империи, человеческая раса встретит его во всеоружии, готовая к отпору.

Но сначала перестроенная Община Сестер должна была подавить разрушительное сопротивление у себя дома. «Надо очистить собственный дом, прежде чем придет реальный Враг».

Мурбелла тщательно готовила кампанию, обсуждая детали ее плана с Беллондой, Дорией и Джейнис. Теперь, после того, как валькирии искоренили недовольных на Капитуле, натренированные женщины были готовы поразить следующую цель. Ею был Баззелл – это важная в экономическом и стратегическом отношении планета. Досточтимые Матроны были надменны и самоуверенны, из-за чего их оборонительные системы были весьма уязвимы. Мурбелла решила действовать на Баззелле беспощадно – никакой милости врагам.

Она не знала точных координат оборонительных систем вокруг Баззелла, но относительно этого можно было строить более или менее вероятные предположения. Находившиеся в своих кораблях, размещенных в грузовых отсеках лайнера Гильдии, валькирии были в любой момент готовы к высадке.

Как только корабль Гильдии вынырнул из свернутого пространства, открылись люки. Женщинам не требовались дополнительные приказы или инструкции, так как они уже давно знали, что надо делать. Отыскивать цели первостепенной значимости и уничтожать их. Шестьдесят семь кораблей, оснащенных по последнему слову военной техники, открыли прицельный огонь баллистическими и взрывными ракетами по пятнадцати расположенным на орбите большим фрегатам Досточтимых Матрон. У Досточтимых Матрон не осталось времени на то, чтобы как-то отреагировать на нападение, у них не хватило даже времени на то, чтобы выкрикнуть яростные ругательства по системам связи. Через десять минут обстрел превратил все корабли в безжизненные груды мертвого металла. Баззелл был теперь беззащитен.

– Командующая Мать! Дюжина кораблей без опознавательных знаков беспорядочно покидает планету. Это незнакомые суда… кажется, это не боевые корабли.

– Контрабандисты, – сказала Мурбелла. – Там, где есть драгоценные камни су, всегда есть контрабандисты.

– Мы должны уничтожить их, Командующая Мать? Или вы прикажете захватить их груз?

– Я не прикажу ни того, ни другого. – Мурбелла посмотрела на маленькие корабли, взлетающие с поверхности океанической планеты. Если бы контрабандисты похищали большое количество драгоценных камней, то Досточтимые Матроны попросту бы их истребили. – Перед нами более значимая цель. Сначала мы уничтожим Досточтимых Матрон, а потом разберемся и с контрабандистами.

Она повела свои войска на захват нескольких важных пунктов на суше, мелкие островки которой были окружены бескрайним плодородным океаном.

Баззелл издавна служил ордену Бене Гессерит местом ссылки провинившихся сестер. Туда отправляли женщин, оказавшихся непригодными к служению, тех, кто тем или иным способом нарушал древний порядок. Океаническая планета была не слишком живописна, но в морях водились моллюски – холистеры, в раковинах которых образовывались изумительные жемчужины.

Камни су. За этими камнями охотились Досточтимые Матроны; собиратели и ювелиры платили за эти камни неслыханно высокие цены.

«Как это похоже на Ракис, – думала Мурбелла. – Почему-то на самых неблагоприятных для жизни планетах находят самые ценные вещи».

Ненасытная алчность Досточтимых Матрон заставила их обратить внимание на Баззелл много лет назад. После того как шлюхи захватили острова в огромном океане, они убили часть впавших в немилость сестер Бене Гессерит, а уцелевших заставили выращивать камни су.

Теперь, воспользовавшись системой орбитального наблюдения, Мурбелла отчетливо видела самые густонаселенные участки суши, едва выступавшие над поверхностью бескрайнего океана. Новая Община Сестер должна отнять центры производства камней су у Досточтимых Матрон. Скоро, очень скоро на Баззелле сменится правительство.

Боевые корабли приземлялись возле предприятий, обрабатывающих камни су. Судов оказалось слишком много для мелких островков, и некоторые корабли пришлось устанавливать на надувных понтонах, оставлять на плаву у пристаней или помещать на подвесные платформы, парившие над водой. Корабли петлей окружили скалистый остров.

Выяснилось, что, помимо фрегатов, на орбите, всего сотня шлюх держала железной хваткой все предприятия Баззелла. Когда на острове высадились валькирии, Досточтимые Матроны, жившие на острове в лучших (но довольно спартанских) жилищах, выбежали им навстречу с оружием. Несмотря на яростное сопротивление, сказалось превосходство выучки валькирий и численное преимущество. Солдаты Мурбеллы убили половину защитниц острова, а остальные сдались. Потери валькирий были небольшими.

Командующая Мать вышла из корабля, вдохнув едкий, насыщенный морской воздух, чтобы осмотреть мир, который она только что завоевала.

Когда бойцы Мурбеллы окружили уцелевших Досточтимых Матрон, она обнаружила среди пленников девять женщин, которые не были Матронами. Они были измучены, но сохранили гордую осанку. Одеты они были в потрепанные черные платья. Сестры Бене Гессерит. Всего девять! На Баззелл было сослано больше сотни сестер, но в живых остались лишь девять.

Мурбелла принялась расхаживать перед пленницами. Валькирии выстроились за ее спиной, к черной форме были пристегнуты черные пики – они служили оружием и одновременно украшением. Досточтимые Матроны не были сломлены, они вели себя вызывающе и воинственно. Впрочем, Мурбелла и не ожидала от них иного поведения. Пленные сестры отводили глаза; эти женщины прожили много лет под гнетом жестоких Матрон.

– Я ваш новый командир. Кто из вас руководил здесь этими женщинами? – Она окинула резким, как удар хлыста, взглядом сдавшихся. – Кто будет здесь моей первой подчиненной?

– Мы не подчиненные, – произнесла жилистая Досточтимая Матрона, нарываясь на поединок. – Мы не знаем тебя и не признаем твоей власти. Ты действуешь как Досточтимая Матрона, но от тебя веет душком ведьмы, хотя ты и не ведьма.

Мурбелла убила ее.

Начальница Досточтимых Матрон жестоко обходилась с сестрами много лет. Ее пинки и удары были быстрыми и точными, но она, как боец, уступала Мурбелле, владевшей комбинированной боевой техникой. Со сломанной шеей, треснувшими ребрами и истекая кровью, лившейся из ушей, высокомерная женщина рухнула замертво на черные камни.

Мурбелла даже не вспотела. Она обратилась костальным:

– Кто будет говорить? Кто станет моей первой подчиненной?

Вперед выступила еще одна Досточтимая Матрона.

– Я Матрона Скира. Задавай вопросы мне.

– Я хочу знать об операциях с камнями су. Я должна знать, как извлечь выгоду из Баззелла.

– Камни су принадлежат нам, – сказала Скира. – Эта планета…

Удар в подбородок был настолько молниеносным, что Скира упала на спину, не успев даже поднять руку, чтобы блокировать удар. Склонившись над ней как хищная птица, Мурбелла проговорила:

– Спрашиваю еще раз: расскажи мне об операциях с камнями су.

Одна из пленных сестер Бене Гессерит вышла из строя. Женщина средних лет с пепельно-светлыми волосами. На лице ее до сих пор были видны следы необыкновенной красоты.

– Я объясню вам все.

Скира, пытаясь встать, приподнялась на локтях.

– Не слушай эту корову. Она пленница, она пригодна только для битья.

– Меня зовут Користа, – сказала блондинка, не обращая внимания на Скиру.

Мурбелла кивнула.

– Я – Командующая Мать Новой Общины Сестер. Верховная Мать Одраде сама выбрала меня своей преемницей перед тем, как ее убили в битве на Джанкшн. Я объединила сестер Бене Гессерит и Досточтимых Матрон, чтобы совместно мы могли выступить против нашего общего смертельного врага. – Она пнула Скиру ногой. – Осталось всего несколько анклавов непокорных Досточтимых Матрон, вроде вашего. Мы либо ассимилируем их, либо сотрем в порошок.

– Вам не удастся так легко победить Досточтимых Матрон, – упрямо сказала Скира.

Мурбелла сверху вниз скосила на нее глаза.

– Вас мы победили. – Она посмотрела на Користу. – Ты Преподобная Мать?

– Да, но меня изгнали за преступление любви.

– Любви! – Скира выплюнула это слово с таким презрением, словно надеялась этим вызвать сочувствие Мурбеллы. Она заговорила, рассказывая о Користе в унизительном тоне, пронзительным голосом, называя ее похитительницей младенцев, преступницей, как в глазах Бене Гессерит, так и в глазах Досточтимых Матрон.

Мурбелла окинула пленную сестру оценивающим взглядом.

– Это правда? Ты и есть пресловутая похитительница детей?

Користа отвела взгляд.

– Я не могла похитить то, что принадлежало мне по праву. Нет, это я стала жертвой воровства. Я воспитывала в любви обоих детей, так, как никто больше не стал бы этого делать.

Мурбелла оценила ситуацию, понимая, что сведения надо получить быстро.

– Ради быстроты и для пользы дела, я хочу поделить с тобой память. – Так можно было мгновенно получить от Користы всю необходимую информацию.

Женщина колебалась всего мгновение, потом она склонила голову, и они с Мурбеллой прижались друг к другу лбами. Поток сознания, проникший в голову Мурбеллы, нес все, что она хотела знать о Баззелле, и гораздо больше того, что она хотела знать о Користе.

Весь опыт этой женщины, ее повседневная жизнь, ее страшная память и непоколебимая верность Общине Сестер, стали частью Мурбеллы, словно она сама все это пережила.

Внутренним взором, глазами Користы, Мурбелла видела, как эта женщина трудится вместе с другими рабами на сортировочных и очистительных платформах в доке у оконечности изрезанного бухточками рифа. Морской бриз наполнен резким соленым запахом. Утреннее небо мрачно и затянуто тучами. Белые чайки снуют над деревянным доком в поисках осколков раковин и кусочков мяса, остающихся от процесса очистки раковин.

Чешуйчатый фибианец ходит взад и вперед, надзирая за рабами, тело его воняет протухшей рыбой. Он смотрит, как работают рабыни Бене Гессерит, и периодически проверяет, не украли ли они камень. Користа при этом думает, что бы она стала здесь делать с похищенным камнем су.

Она была изгнана на Баззелл почти двадцать лет назад, будучи еще совсем молодой женщиной, а потом стала рабыней, когда планету захватили шлюхи из Рассеяния. Користа была сослана на Баззелл за преступление, которое в уставе Бене Гессерит называли преступлением человечности. Она должна была по приказу ордена вступить в связь с испорченным вздорным аристократом, который всякий раз, как она его видела, появлялся в разных нарядах. Следуя приказу специалиста по селекции, она соблазнила фата – она не могла даже вообразить, что полюбит его, – и так изменила обмен веществ в своем организме, чтобы в результате зачатия с гарантией родилась дочь.

С момента зачатия девочка была обречена стать членом Общины Сестер. Користа понимала это умом, но душа и сердце взбунтовались. Ребенок рос в ее утробе, а в душу матери все сильнее прокрадывались мрачные предчувствия и опасения, особенно когда ребенок начал двигаться и бить ножками. В душе она решила, что будет сама воспитывать свою дочь, она начала представлять себе, как будет это делать, как станет для ребенка обычной, традиционной матерью, то есть нарушит запрет устава Бене Гессерит. Невзирая на ограничения различных селекционных программ, всегда оставалось место для исключений, для некоторой степени проявления любви. Каждый день Користа ласково говорила с дочкой, росшей в ее чреве, благославляя ее. Постепенно она начала думать о том, как избежать выполнения наложенных на нее обязательств.

Однажды ночью, напевая колыбельную своей нерожденной еще дочери, Користа приняла судьбоносное решение – сохранить ребенка для себя. Она не отдаст ребенка селекционерам, как предписывал устав. Користа бежала и стала отшельницей, родив ребенка в темной пещере, как дикое животное. Суровая женщина-селекционер по имени Монайя обнаружила укрытие Користы и ворвалась в него в сопровождении одетой в черные платья охраны. Девочка знала материнскую любовь всего несколько часов. Монайя отняла у Користы ребенка, и она никогда больше не видела свою дочь.

Она с трудом вспоминает подробности пути на Баззелл, она была оставлена там вместе с другими нарушительницами, где должна была прожить до конца своих дней согласно программе наказания. Живя здесь, на окруженном океаном островке, не большем, чем тюремный двор, Користа не переставала думать о дочери.

Потом словно стая хищных птиц явились Досточтимые Матроны. Они убили тысячи изгнанниц Бене Гессерит. Осталась лишь горстка сестер, которых превратили в рабынь и заставили работать на сортировке камней су.

Каждый раз, когда едкий и противный запах йода говорил о том, что приближается фибианский надсмотрщик, Користа принималась работать быстрее, сортируя камни по размеру и цвету. Похожий на земноводное человек проходил мимо, тяжело дыша жабрами, через которые он вместо воды пропускал воздух. Боясь наказания, Користа никогда не рассматривала фибианцев.

В первый год ссылки Користа кипела гневом и пыталась придумать способ найти свое дитя. Но время шло, она потеряла надежду и смирилась с обстоятельствами. Много лет она прожила, интересуясь лишь текущими, обыденными делами, изредка вспоминая об ошибках прошлого, как вспоминает человек о давно выпавшем зубе. Глубокие воды Баззелла стали границами ее вселенной.

Ни Користа, ни ее подруги – опальные сестры – не ныряли за раковинами с драгоценными жемчужинами. Это делали фибианцы. Генетически модифицированные гибриды, созданные где-то в Рассеянии, двоякодышащие гуманоды имели круглые головы, продолговатое, обтекаемое тело и гладкую, зеленую, маслянисто поблескивавшую кожу. Користа восхищалась ими и одновременно побаивалась.

Потом, несколько лет спустя, Користа спасла брошенного фибианского ребенка, спрятала его в своей убогой хижине и несколько месяцев его выхаживала. Она выходила свое «морское дитя», но потом, словно это было жестоким повторением судьбы, Досточтимые Матроны отняли у нее гибридного младенца.

Зная о ее раннем печальном опыте, шлюхи изводили Користу, глумливо называя ее «женщиной, теряющей детей». Одни открыто насмехались над ней, а другие ссыльные сестры втайне ею восхищались…

Потрясенная Мурбелла прервала контакт с опальной сестрой, осознав вдруг, что прошло всего лишь мгновение. Стоявшая перед ней Користа изумленно моргала глазами, так как и она усвоила огромный поток информации. Обмен памятью – процесс двусторонний, и теперь наказанная сестра Бене Гессерит знала все, что знала Командующая Мать. Такова была ставка, которую Мурбелла сделала совершенно сознательно.

Учитывая, насколько быстро валькирии подавили сопротивление Досточтимых Матрон, Мурбелла была уверена, что Новая Община Сестер сможет скоро наладить здесь свои операции с драгоценными камнями су. Она оставит на орбите пограничные корабли, привлечет на свою сторону или убьет оставшихся Досточтимых Матрон и вернется к своим текущим делам. Она оглянулась в поисках фибианцев, но они исчезли, нырнув в воду, как только на острове появились валькирии. Фибианцы вернутся. Память Користы рассказала Мурбелле все, что она хотела знать.

– Преподобная Мать Користа, я назначаю тебя ответственной за операции Новой Общины Сестер с камнями су. Я знаю, что ты осведомлена о множестве недостатков, как и о том, как улучшить работу.

Женщина в ответ кивнула, гордая тем, что Мурбелла доверила ей такое важное дело. Покраснев от злобы, Матрона Скира едва владела собой.

– Если какие-то Досточтимые Матроны будут доставлять тебе неприятности, я разрешаю тебе казнить их.

Два дня спустя, удовлетворенная произведенными ею изменениями и готовая вернуться на Капитул, Мурбелла в сумерках шла по мрачному поселку. Она прошла мимо складов драгоценных камней, мимо жалких жилых лачуг и административных зданий. В окнах домов по мере того, как гаснул медно-оранжевый закат, зажигались плавающие светильники.

Из темной тени производственного здания вынырнули четыре Досточтимые Матроны. Они продвигались, стараясь остаться незамеченными, но Мурбелла сразу их увидела. Четыре женщины буквально излучали намерение напасть.

Кровь бросилась в голову Командующей Матери, она была готова к схватке и презрительно посмотрела на Матрон. Четыре женщины двинулись вперед, уверенные в своем численном преимуществе. Правда, Досточимые Матроны не отличались большой способностью к групповым действиям. Схватка с несколькими Досточтимыми Матронами неизбежно превращалась в простую свалку.

Матроны бросились на Мурбеллу. Стремительными движениями она поразила их всех. Хореографический синтез боевых искусство Бене Гессерит, Досточтимых Матрон и боевой техники мастера меча Айдахо сделал свое дело. Впрочем, совершить такое могла и любая из валькирий Мурбеллы.

Меньше, чем через минуту, все нападавшие были мертвы. Из-под навеса вылетела еще одна группа кипевших яростью Досточтимых Матрон. Мурбелла изготовилась к поединку и громко рассмеялась. Она чувствовала, как поет ее жаждавшее схватки тело.

– Вы что, хотите, чтобы я убила вас всех? Или мне оставить одну из вас как свидетельницу, чтобы она охладила напрасный и бессмысленный пыл остальных? Кто еще хочет попытать счастья?

Захотели двое, и поплатились за это жизнью. Остальные Досточтимые Матроны обескуражено отпрянули назад. Чтобы окончательно их добить, Мурбелла принялась дразнить их.

– Кто еще хочет помериться со мной силами? – Она показала рукой на мертвые тела. – Эти шесть уже получили свой урок.

Никто из Матрон не принял вызов.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :   https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/155088/fulltext.htm 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 137 | Добавил: iwanserencky | Теги: миры иные, Брайан Герберт, из интернета, люди, проза, Вселенная, текст, чтение, фантастика, повествование, чужая планета, Хроники, Хроники Дюны, книги, ОХОТНИКИ ДЮНЫ, будущее, Будущее Человечества, литература, слово, книга, Кевин Андерсон, ГЛОССАРИЙ, писатели, отношения | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: