Главная » 2023 » Июль » 5 » Дом Коррино. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 359
22:43
Дом Коррино. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 359

.

***

***

***

===

~ ~ ~
Нет никакой тайны в источнике, откуда любовь черпает свою необузданную силу. Эта сила берет свое начало в самой жизни — диком вихревом потоке, возникшем в незапамятные древние времена.

Леди Джессика, запись в дневнике


Когда у Джессики начались роды, Бене Гессерит встретил их во всеоружии. Лишь немногие понимали причину такой повышенной готовности, но все Сестры знали, что на свет должен появиться очень важный ребенок.

Залитый солнечным светом родовой зал был оборудован по личному проекту Анирул. При этом большое внимание было уделено соблюдению правил древнего искусства фэн-шуй, так же как и освещению и циркуляции воздуха. В подвешенных над столом плавающих емкостях росли филарозы. серебряные орхидеи и поритринские кораллы. Помещение, расположенное в верхнем этаже императорского дворца, было открыто оку вселенной, так как достигало нижнего края облаков, регулировавших погоду Кайтэйна.

Джессика лежала на спине, сконцентрировавшись на функциях своего организма, окружающей обстановке, а более всего на ребенке, стремившемся выйти из ее чрева. Она избегала взгляда Преподобной Матери Мохиам, боясь, что выражение глаз сможет выдать ее с головой. Я и раньше не была покорной, сопротивлялась ее диктату, но никогда не делала этого, если знала о серьезных последствиях непослушания.

Скоро Община Сестер узнает ее страшную тайну,

Убьет ли меня Преподобная Мать за предательство? В первые часы после родов Джессика будет полностью уязвима. В глазах ее старой наставницы провал плана будет большим преступлением, чем любое предательство.

В промежутках между схватками Джессика вдыхала аромат цветов и думала о далеком Каладане, где ей так хотелось быть вместе с герцогом и их ребенком. «Я не стану бояться…»

Мохиам сидела рядом, внимательно наблюдая за состоянием своей любимой ученицы. Леди Анирул, изможденная болезнью, тоже настояла на своем присутствии при родах, несмотря на строгие возражения медицинской Сестры Йохсы. Но кто может помешать Матери Квисаца присутствовать при таком событии? Приняв большую дозу транквилизаторов, Анирул заявила, что голоса на время оставили ее в покое и стихли.

При появлении императрицы Джессика приподнялась, чтобы выразить свое почтение, но Анирул погрозила ей пальцем.

— Надень родильную рубашку, которую мы для тебя приготовили. Ложись на спину и сосредоточься на своей мускулатуре. Приготовь душу и тело, как тебя учили. Я не допущу, чтобы что-то пошло не так после трудов, длившихся девяносто поколений.

Йохса подошла к Анирул и тронула ее за руку.

— Миледи, шейка только начала раскрываться. Мы позовем вас, когда приблизится срок. Еще осталось немного времени, и вы можете…

Анирул перебила Медицинскую Сестру:

— Я сама родила пять дочерей императору, и Джессика будет слушать мои советы.

Джессика послушно сняла свою одежду и натянула на себя длинную шелковую родильную рубашку, которую принесла с собой Анирул. Рубашка была такой легкой и гладкой, что роженица едва ощущала ее. Взобравшись на прихотливо изогнутый родильный стол, Джессика ощутила укол предвкушения, заглушившего страх. Когда я сойду с этого стола, у меня будет сын. Сын Лето.

В течение девяти месяцев она вынашивала и защищала своим материнским чревом этого младенца. Всего лишь двенадцать дней назад, до того, как Мохиам посвятила ее в тайну Квисац-Хадераха, Джессика думала только о любви к герцогу, о том, как, нужен ему сын после трагической гибели Виктора.

Стоя рядом с Анирул, Мохиам скривила губы в улыбке.

— Джессика хорошо справится со своим делом, миледи. Она всегда была моей лучшей ученицей. Сегодня она покажет, что хорошо усвоила мои уроки.

Джессика, подавленная мыслью о том, что могут сделать с ней эти могущественные женщины, желала только одного: чтобы рядом с ней сейчас был ее герцог. Он ни за что не позволил бы им нанести вред ей или их ребенку. Предыдущий вечер они провели вдвоем, лежа в одной постели. Прикосновения его тела к ее разгоряченной коже и его нежность значили для Джессики больше, чем минуты самой неистовой страсти.

В приглушенном свете ночных светильников она заметила перемену, происшедшую с Лето. Он снова стал самим собой, сильным Лето Атрейдесом, которого она полюбила, когда он не был подавлен обрушившимся на него несчастьем.

Но сегодня он должен выступить в Ландсрааде. У герцога Великого Дома есть более важные обязанности, чем присутствовать при родах наложницы.

Сейчас Джессика, повинуясь естественному ходу вещей, улеглась на спину и закрыла глаза. У нее не было иного выхода, кроме послушания, сотрудничества с Преподобными Матерями Бене Гессерит и… надежды. Я смогу родить им другого ребенка, девочку, в следующий раз. Если они оставят меня в живых.

Джессика понимала, что предвосхитила планы Бене Гессерит на целое поколение. Но генетика неопределенная наука, это игра высшей, не вполне осознанной силы. Может ли мой сын стать тем, кого они ждут? Это была пугающая, но одновременно и радостная мысль.

Она открыла глаза и увидела, что к ее столу, словно два стражника, подошли две медицинские сестры и встали по обе стороны от Джессики. Объясняясь между собой на неизвестном даже Джессике языке, эти сестры изучили показания медицинских приборов, прикоснувшись несколькими датчиками к коже роженицы. Стоя в изножье стола вместе с медицинской Сестрой Йохсой, Анирул внимательно следила за происходящим своими глубоко запавшими глазами. Поднявшись со смертного одра, супруга императора вникала в каждую деталь и давала указания, заставляя раздражаться и нервничать медицинских сестер.

Йохса была вынуждена уделять внимание как Джессике, так и Анирул.

— Прошу вас, миледи, успокойтесь, это всего лишь нормальные роды. Джессика не нуждается в вашем внимании и присутствии. Пожалуйста, возвращайтесь в свои покои и отдохните. У меня есть новое лекарство, которое поможет вам смирить голоса Другой Памяти. — Йохса сунула руку в карман.

Анирул раздраженно оттолкнула маленькую женщину.

— Вы ничего не понимаете и только пичкаете меня какими-то лекарствами. Моя подруга Лобия пытается меня о чем-то предупредить. Я должна слушать, и не затыкайте мне уши.

Йохса заговорила укоризненным тоном:

— Таких вещей нельзя делать без помощи других Сестер.

— Вы не забыли, кто я? Я — Сестра тайного ранга, и роды Джессики — моя первейшая ответственность. Не смейте мне возражать. — Она взяла с хирургического столика лазерный нож. — Если я прикажу вам воткнуть этот нож себе в сердце, вы сделаете это, — сказала Анирул угрожающе.

Две медицинские сестры отшатнулись, не зная, как себя вести.

Анирул продолжала пылающим взором смотреть на Сестру Йохсу.

— Если я решу, что ваше присутствие угрожает выполнению проекта, то без колебаний убью вас, так что, берегитесь.

Мохиам поспешила вмешаться в спор.

— Голоса что-то посоветовали вам, миледи? Вы слышите их сейчас?

— Да, и сейчас они кричат даже громче, чем обычно.

Мохиам взяла Йохсу под руки и отвела подальше от разъяренной Анирул.

— Леди Анирул, присутствовать при этих особенных родах — ваше святое право и прямая обязанность, но я очень прошу вас не мешать работе этих женщин.

Все еще сжимая в руке лазерный нож и борясь с гвалтом голосов Другой Памяти, продолжавших звучать в ее голове, Анирул вздрогнула, словно приходя в себя, и села на подвесной стул рядом с Джессикой. Две медицинские сестры переместились другому краю стола, но Мохиам жестом велела им делать свое дело.

* * *
Не обращая внимания на весь этот хаос, Джессика спокойно дышала и старалась применять методики успокоения, которым когда-то учила ее Мохиам…

Анирул попыталась унять свою ярость и волнение, чтобы не загрязнять родильный зал своими отрицательными эмоциями.

Звериные страсти овладели сознанием Матери Квисаца, голоса Другой Памяти пытались пробиться сквозь пелену внешних расстройств и внутренних переживаний. Анирул впилась зубами в свою руку. Если в ближайшие несколько часов что-то пойдет не так, то программа Общины Сестер будет отброшена назад на несколько столетий, а может быть, ее и вообще не удастся восстановить.

Этого не должно произойти ни в коем случае.

Анирул вдруг с удивлением увидела зажатый в ее ладони нож. Она положила его на столик, но так, чтобы можно было легко дотянуться до инструмента.

— Прости, дитя мое. Я не хотела тебя расстроить, — пробормотала она. Она заговорила почти молитвенным тоном:

— Сейчас очень важно применить технику прана-бинду, чтобы безопасно провести ребенка по родовым путям.

Она посмотрела на блестевшие на хирургическом столике инструменты.

— Я сама перережу пуповину твоей дочери.

— Я готова начать, — объявила Джессика. — Сейчас я усилю схватки.

Как они возненавидят меня, когда узнают, что я сделала.

Она принялась очень скрупулезно применять технику Бене Гессерит для управления всеми родовыми мышцами, регулируя не только потуги, но и схватки. Что сделает леди Анирул? В ее глазах сверкал огонь безумия, но способна ли жена императора на убийство?

Джессика поклялась себе быть все время начеку и защитить сына Лето любыми возможными способами.

***   

===

~ ~ ~
Император все еще выступает от лица народа и избранного им Ландсраада, но великий совет все больше и больше скатывается на роль второстепенной, подчиненной силы, а народ стремительно превращается в лишенных корней пролетариев, в толпу, возбуждаемую и управляемую демагогами. Мы находимся в процессе становления военно-полицейской империи.

Премьер-министр Ришеза Эйн Калимар. Речь в Ландсрааде


Скорая и впечатляющая демонстрация силы. Шаддам был весьма доволен произведенным эффектом. Арракис, как, впрочем, и вся империя, никогда больше не станут прежними.

Неожиданно, без всякого предупреждения, над пустынными ландшафтами Арракиса в пыльном небе зависла армада кораблей Гильдии. Пять кораблей длиной по двадцать километров каждый встали на стационарную орбиту в виду главного города Карфага.

Изумленный до глубины души Харконнен стоял на балконе своей резиденции и смотрел в темное ночное небо. От вида напоминавших северное сияние ионизационных разрядов по спине барона бежали мурашки.

— Проклятие, что происходит?

Подвешенный на воздушном поясе Харконнен ухватился за перила, чтобы не уплыть в сторону. В глубине души он жалел, что не вернулся на Гьеди Первую, как планировал две недели назад.

По темным улицам гулял прохладный ночной ветер. Над головой, словно разбросанные в темном море драгоценные камни, сверкали находившиеся на низкой орбите лайнеры. Городская стража Карфага поднялась по тревоге. Солдаты вышли из казарм, а народ под предлогом закона о чрезвычайном положении загнали в дома, запретив людям показываться на улицах.

В комнату вбежал ординарец, больше напуганный событиями в небе, чем своим хозяином Харконненом.

— Милорд барон, посланник Гильдии доставил с лайнеров обращение. Он желает говорить с вами.

Барон, стараясь сохранить достоинство, надул жирные щеки.

— Мне очень любопытно знать, понимают ли они сами, что делают над моей планетой?

Производство меланжи превзошло все ожидания императора, несмотря на похищение части пряности. Дому Харконненов нечего бояться, даже учитывая капризы и непостоянство Шаддама.

— Должно быть, произошла досадная ошибка.

Ординарец включил экран и отрегулировал панель управления, чтобы добиться устойчивой связи. В громкоговорителе раздался грубый голос.

— Барон Владимир Харконнен, ваши преступления раскрыты. Гильдия и император решат меру вашей ответственности и выберут наказание. Вы предстанете перед нашим совместным судом.

Барон давно привык отрицать всякие обвинения в уголовных преступлениях, но на этот раз он был поражен настолько, что даже начал заикаться, подыскивая нужные слова.

— Но… но… я не знаю, в чем…

— Это не диалог. — Голос зазвучал грубее и громче. — Это официальное заявление. Аудиторы ОСПЧТ и представители Гильдии прибудут на Арракис для проверки всех аспектов ваших операций с пряностью. Барон едва не задохнулся.

— За что? Я имею право знать, в чем меня обвиняют!

— Ваши секреты будут вскрыты, а преступления наказаны. Впредь до особого распоряжения все потоки пряности в империи останавливаются. Вы, барон Харконнен, ответите на все наши вопросы.

Барона охватила паника. Он не мог понять, что послужило причиной такого жестокого нападения.

— Я… Кто меня обвиняет? Где улики?

— Гильдия прекращает связь и блокирует все космопорты Арракиса. Кроме того, начиная с данного момента приостанавливаются все работы по добыче пряности. Все орнитоптеры должны вернуться на базу. С этого момента им запрещено подниматься в воздух.

Из прибора связи пошел дым, аппарат начал искрить.

— Сеанс связи окончен.

Армада кораблей Гильдии начала испускать пульсирующие лучи, чтобы вывести из строя все управляющие и навигационные системы космопорта Карфага. Светильники в кабинете Харконнена сначала потускнели, а потом вспыхнули ярким светом. Некоторые взорвались, и осколки прозрачного плаза посыпались на голову и плечи барона.

Он прикрыл лицо руками и принялся что-то кричать в микрофон системы связи, но ответом было гробовое молчание. Вышли из строя даже системы локальной связи. В слепой ярости барон зарычал, но его могли услышать только те, кто находился в непосредственной близости, но и эти слуги поспешили бежать от хозяйского гнева.

Барону не от кого было требовать дальнейших объяснений и неоткуда ждать помощи.

Открылись нижние люки трех лайнеров, и из них вылетел в пространство главный флот сардаукаров. Боевые крейсера, корветы, истребители, бомбардировщики — все боевые суда, которые император смог собрать на скорую руку. Шаддам понимал, что оставляет без защиты другие части империи, но ставка была очень высока — он мог одним неожиданным мастерским ударом выиграть все. Даже Гильдия не знала истинных целей императора.

Шаддам, облаченный в мундир со знаками различия главнокомандующего, сидел на командирском мостике флагмана, приближавшегося к Арракису. Это будет кульминацией огромной, длившейся несколько десятилетий, подготовительной работы, стремительный финал проекта «Амаль», заключительный аккорд великой пьесы. Наконец-то он сам приведет к победе свои войска, к победе в Великой Меланжевой Войне. Проект «Амаль» исполнен, и теперь Арракис можно сбросить со всех счетов.

* * *
Сардаукары получили приказ выполнять прямые распоряжения императора, хотя их конкретное выполнение было возложено на верховного башара Зума Гарона. Шаддаму нужен был человек, безусловно ему преданный, человек, который без лишних вопросов выполнит любой приказ. А вопросы могли быть! Застыв рядом с Шаддамом по стойке «смирно», на мостике стоял суровый сардаукарский ветеран, который не знал планов императора и не понимал желаемого исхода операции. Но Гарон выполнит, как всегда, любой приказ, не обсуждая действия своего повелителя.

Используя то же оружие, которым они испепелили Зановар, сардаукары были готовы уничтожить на Арракисе всю пряность. Это будет первым шагом на пути построения новой империи. После этого у Шаддама будет только один ответ: «Амаль». Одним сегодняшним ударом император Шаддам Коррино IV укрепит владычество Золотого Льва, сокрушит монополистов и торговых соперников, которые омрачают его единоличное правление.

Ах, если бы Хазимир мог видеть мою победу! Император напомнил себе, что не нуждается больше в советниках, которые выступают против него, противоречат его идеям и постоянно стараются приписать себе все заслуги.

Флагман приблизился к плотным слоям атмосферы планеты, и Шаддам выглянул в иллюминатор, чтобы лучше разглядеть коричневую, покрытую глубокими трещинами поверхность планеты. Отвратительное место. Возможно ли здесь еще большее опустошение? Он заметил редкий ряд спутников, неэффективных спутников слежения за погодой, которые Гильдия неохотно установила здесь по требованию барона Харконнена. Спутники следили за климатом только в районах добычи пряности, оставляя без присмотра все остальные участки планеты — пустыню и полярные регионы.

— Пора поупражняться в стрельбе по движущимся мишеням, — объявил император. — Пошлите истребители, пусть они уничтожат эти спутники. Все до единого.

Он побарабанил пальцами по подлокотнику командирского кресла. Шаддам всегда любил играть в солдатиков. — Давайте окончательно ослепим барона.

— Слушаюсь, ваше императорское величество, — ответил Зум Гарон. Секунды спустя из лайнера вылетели небольшие суда и, рассыпавшись по небу, устремились к целям, как стаи саранчи. Точными выстрелами эти корабли превратили в раскаленный пар все погодные спутники Арракиса. Шаддам наслаждался зрелищем этих маленьких взрывов.

С земли его флот, должно быть, выглядит устрашающе. Гильдия полагает, что Шаддам хочет лишь установить здесь свое твердое военное присутствие, ослабить оборонительные системы Харконнена, чтобы сардаукары могли беспрепятственно конфисковать нелегальные запасы пряности. Уже аристократы Ландсраада — те немногие, которые знали, куда и зачем направляется экспедиция, — выстроились в очередь, надеясь получить из рук Шаддама лакомый кусок — право управления имперским леном Арракиса, означавшее возможность распоряжаться запасами и добычей меланжи.

Которая вскоре станет совершенно бесполезной.

О, Шаддаму просто не терпелось перейти к следующему акту разыгрываемой сейчас пьесы. По понятной ассоциации он вспомнил сухую и устаревшую драму «Тень моего отца», в которой превозносились добродетели кронпринца Рафаэля Коррино, глупца, который так и не принял официально императорский титул.

Шаддам сам решил стать покровителем искусств, хотя и не собирался ограничивать свое поприще одной культурой. Имперские биографы в красках опишут военные и экономические подвиги Шаддама Коррино, а писатели создадут произведения, в коих император предстанет перед изумленными потомками поистине великим преобразователем. Все оказывается таким простым, когда император получает в руки абсолютную власть, которой заслуживает по праву рождения.

Когда пустынная планета превратится в обугленный шар, Космическая Гильдия — и все остальные, кто целиком и полностью зависит от меланжи, — будут висеть у него, императора Шаддама, на крючке. Нынешнюю кампанию Коррино решил назвать Арракисским Гамбитом.

Ради такого сказочного триумфа стоило пойти на экстраординарный риск.

***  

===

~ ~ ~
Величие должно всегда сочетаться с уязвимостью.

Кронпринц Рафаэль Коррино
Готовый к следующему поворотному пункту своей жизни, герцог Лето Атрейдес вошел под своды Зала Речей Ландсраада. Даже в отсутствие императора, отправившегося играть в какую-то очередную военную игру, эта речь могла сыграть решающую роль в аристократической карьере герцога.

Лето вспомнил, как он в прошлый раз предстал перед этим высоким собранием. Он был тогда очень молод, только что став герцогом Дома Атрейдесов из-за безвременной смерти своего отца. Тогда, после захвата Икса тлейлаксами, Лето имел смелость осудить захватчиков и заклеймить позором Ландсраад за пренебрежение, с которым он отнесся к требованиям графа Верниуса. Вместо признания его правоты Ландсраад посмеялся над юным аристократом, так же как и над протестами посла Пилру. И это продолжалось много лет.

Но в этот день, когда Лето гордо прошествовал в зал, делегаты оживились при его появлении, а некоторые громко выкрикнули его имя. В зале зазвучали аплодисменты, наполнившие Лето гордостью и уверенностью в своих силах.

Хотя герцог не мог сейчас сноситься со своими людьми, он знал и чувствовал, что все предприятие идет по плану. Туфир Гават уже провел отвлекающий маневр на Биккале, а на Иксе вот-вот начнется войсковая операция. Она начнется даже без подтверждения со стороны Ромбура и Халлека. Лето понимал и свою роль здесь, в Кайтэйне. Если их план сработает, если Ромбур и Гурни живы, то освобождение Икса завершится, и новый граф Верниус воцарится на престоле предков, прежде чем кто-либо успеет возразить…

Но все это может произойти только одновременно.

Как только Лето вошел в зал, к нему приблизилась молоденькая послушница Ордена Бене Гессерит, одна из многих Сестер, которых во дворце было великое множество.

— У вашей наложницы Джессики начались роды. За ней ухаживают сейчас лучшие медицинские Сестры Ордена. Вам нечего опасаться. — Послушница мимолетно улыбнулась Лето и слегка поклонилась, сказав на прощание:

— Леди Анирул решила, что вам будет интересно это знать.

Почувствовав волнение, Лето направился к помосту для выступающих. Джессика вот-вот родит их первого ребенка. Он должен сейчас быть с ней. Сестры Бене Гессерит вряд ли одобрили бы его присутствие, но если бы не срочные государственные дела, он не стал бы прислушиваться к мнению Анирул.

Протокол надо было соблюсти во что бы то ни стало. Речь должна быть произнесена сейчас, в момент, когда Дункан Айдахо ведет армию в пещеры Икса.

Когда глашатай провозгласил его имя и титулы, Лето, постукивая пальцами по трибуне, выждал, когда в зале уляжется шум. Наконец присутствующие затихли в ожидании, словно делегаты чувствовали, что сейчас услышат что-то необычное, или, быть может, даже дерзкое.

Популярность и положение Лето в собрании аристократов росли с годами. Ни один другой аристократ, даже обладающий куда большим состоянием, не решился бы на такой отважный и неожиданный поступок.

— Вы все знаете о беде Биккала, пораженного растительным паразитом, который грозит уничтожить всю экосистему планеты. Хотя у меня в прошлом были разногласия с верховным магистром, они были улажены к моему полному удовлетворению. Мое сердце, так же как, несомненно, и ваши, страдает от сочувствия бедствиям народа Биккала. Поэтому я отправил на Биккал корабли с медикаментами и продовольствием, надеясь, что император Шаддам позволит нам миновать кордон блокады и доставить на планету нашу помощь.

По залу прошла волна аплодисментов, отражающих восхищение, смешанное с удивлением.

— Но это лишь малая часть нашей активности. Более двадцати лет назад я выступил перед вами и протестовал против незаконного захвата тлейлаксами Икса, по праву принадлежавшего Дому Верниусов — друзей Дома Атрейдесов и многих из вас, здесь присутствующих.

Не получив помощи от императора, граф Доминик Верниус предпочел изгнание и отступничество. За ним и его супругой устроили настоящую охоту, в то время как настоящие злодеи, тлейлаксы, укрепляли свои позиции на Иксе. С тех пор законный наследник Дома Верниусов, принц Ромбур, живет под моей защитой на Каладане. В течение многих лет иксианский посол в изгнании умолял о помощи, но никто из вас не пошевелил даже пальцем, чтобы ее оказать.

Он помолчал, прислушиваясь к ропоту, который прокатился по обширному залу.

— Сегодня я предпринял одностороннюю акцию, чтобы исправить несправедливость.

Он снова замолчал, чтобы до слушателей лучше дошел смысл сказанного. Потом голос Лето снова загремел с высокой трибуны:

— Сейчас, когда я произношу эти слова, военные силы Дома Атрейдесов атакуют Икс, имея намерением восстановить принца Ромбура на престоле его предков. Наша цель — изгнать с Икса тлейлаксов и освободить от их владычества народ Икса.

Собрание аристократов на мгновение затихло, затаив дыхание, а потом в зале послышался довольно громкий ропот. Никто не ожидал ничего подобного.

Лето изобразил на лице храбрую улыбку и сменил тактику.

— Под преступным и неумелым руководством тлейлаксов передовая иксианская технология пришла в глубокий упадок. Это знают и ОСПЧТ, и Ландсраад, и Гильдия. Империи нужны хорошие иксианские машины. Каждый из присутствующих здесь аристократов только выиграет от восстановления на Иксе законной власти Дома Верниусов. Никто не сможет этого отрицать.

Он вгляделся в море лиц, ища несогласных.

— Я приехал в Кайтэйн для разговора с падишахом императором, но он оказался занятым другими военными делами. — Лето заметил, что многие из присутствующих со скучающим видом пожали плечами. Но некоторые аристократы, знавшие подноготную событий, значительно кивнули. — Я нисколько не сомневаюсь, что мой дорогой кузен император Шаддам поддержит реставрацию Дома Верниусов и восстановит его в прежних правах. Как герцог Атрейдес, я предпринял эти действия ради справедливости, процветания империи и ради моего друга принца Икса.

Когда Лето закончил речь, по залу Ландсраада опять прокатился ропот, послышались злобные выкрики с мест. Основным чувством была, однако, растерянность. Но потом приливная волна вернулась. Аристократы, вставая друг за другом со своих мест, принялись аплодировать отважному герцогу, и скоро под сводами Зала Речей разразилась настоящая овация.

Взмахнув рукой и поклонившись собранию в знак признательности, Лето оглядел зал и вдруг увидел исполненного собственного достоинства седовласого мужчину, не имевшего официальной ложи или громкого титула, — посла Пилру. Представитель Икса смотрел на Лето почти с религиозным обожанием и плакал, не стесняясь своих слез.

***  

===

~ ~ ~
Ожидание опасности ведет к соответствующим приготовлениям. Только тот, кто подготовился, может надеяться выжить.

Оружейный мастер Йоол-Норет, архивы


Долог был обратный путь до Каладана. Лайнер Гильдии прокладывал путь сквозь вселенную, останавливаясь по дороге на множестве планет. Среди прочих судов на борту лайнера помещалась небольшая гуманитарная флотилия Атрейдеса с Туфиром Гаватом на флагманском корабле.

После завершения отвлекающей гуманитарной миссии Туфир ничего так не желал, как снова оказаться дома, в сложенном из серых камней Каладанском замке, окна которого смотрели на синее море.

Отвлекающий маневр удался как нельзя лучше. Блокада была прорвана, Туфир потрепал перья сардаукарам и доставил груз по назначению. После того как Шаддам отозвал с Биккала бывшего командующего, флотилия пробыла возле Биккала еще девять суток, дожидаясь лайнера, который, как и было запланировано, должен был доставить ее на Каладан.

Вылетев из грузового отсека лайнера, корабли Атрейдеса были тотчас поглощены облаками, кучно теснившимися над неспокойным морем. Вслед за флотилией к поверхности планеты устремились торговые корабли и пассажирские фрегаты, совершавшие свои обычные рейсы.

Туфир был готов спать трое суток кряду — до того он был измотан. Он совсем не отдыхал во время экспедиции — из-за текущих дел и из-за волнения по поводу ожидавшегося нападения на Икс, которое должно было начаться как раз в эти минуты.

Но Гавату было не суждено отдохнуть. Для этого просто не было ни времени, ни возможности. Герцог отбыл в Кайтэйн, а большая часть вооруженных сил была направлена на Икс. Туфир должен был организовать оборону планеты, исходя из имеющихся в наличии оставшихся сил. Каладан оказался весьма уязвимой мишенью для любого неприятеля.

Когда корабли эскорта флотилии заняли свои места на военной базе, примыкавшей к гражданскому космопорту, Туфир был поражен, не обнаружив на базе ни одного военного судна. Из военнослужащих здесь были только старики и несколько вольнонаемных женщин. Лейтенант из резервистов объяснил Гавату, что герцог Лето бросил в битву за Икс все имевшиеся в его распоряжении силы.

Увидев это, ментат Туфир Гават потерял покой.

* * *
Пока лайнер кружил по орбите, занимаясь своей космической коммерцией, из его чрева продолжали вылетать корабли. Позже, вечером того же дня, под прикрытием большого корабля, покинувшего лайнер над редко заселенным Восточным Континентом, из отсеков вылетела группа судов без опознавательных знаков, удалившаяся на высокие орбиты, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания…

Даже такой квалифицированный пилот, как Хий Рессер, с трудом справлялся с управлением орнитоптером-разведчиком. Крылья работали с большой нагрузкой, рассекая воздух над бушующим океаном. Рыжеволосый оружейный мастер сидел за панелью управления разведчика, посланного с наспех сколоченного грумманско-харконненовского флота.

Рессер внимательно разглядывал поверхность планеты сквозь разрывы в облаках, покинув темную сторону Каладана и, перегнав закат, переместившись на освещенную сторону. Морская вода пестрела яркими солнечными бликами.

Лорд Рессера виконт Моритани готов был пожертвовать многим ради успеха этой внезапной атаки. Глоссу Раббан, человек не менее жестокий, проявил, однако, большую осмотрительность, желая понять, в каком месте следует произвести атаку и каковы шансы на успех операции. Хотя Рессер принес клятву верности виконту и был множество раз проверен на лояльность Дому Моритани, он все же был в данном случае на стороне Раббана. Рессер вообще часто спорил со своим виконтом, но за годы службы оружейным мастером понял наконец свое место. Но верность не подлежала сомнению. Он сдержит слово чести, чего бы это ни стоило.

Так же, как Дункан Айдахо.

Рессер хорошо помнил годы, проведенные с Айдахо на островах Школы Гиназа. Они были близкими друзьями с самого начала и победили все трудности, став полноправными оружейными мастерами.

Когда другие курсанты с Груммана были изгнаны из школы из-за бесчестного поведения виконта, Рессер остался единственным грумманцем, закончившим обучение. После окончания школы он вернулся на Грумман, хотя и предполагал, что либо впадет в немилость, либо будет казнен. Дункан уговаривал его перейти на службу в Дом Атрейдесов, но рыжий отказался. Он отважно вернулся домой и выжил, сумев сохранить честь.

Благодаря своему воинскому искусству и организаторским способностям, Рессер быстро продвинулся по служебной лестнице, став в конце концов командующим силами специального назначения. В этой экспедиции Рессер был вторым лицом в командовании после самого виконта. Но он предпочитал всегда все делать сам. Сейчас он сам отправился на рекогносцировку, а завтра окажется в самой гуще сражения.

Он не испытывал радости от предстоящего столкновения с Дунканом Айдахо, но у него не было иного выбора. Политика сильнее личных отношений. Теперь, вспоминая, что рассказывал ему юный Айдахо о своей любимой и прекрасной планете Каладан, Рессер снизился, проскользнув в промежуток между облаками. Теперь он ясно видел ландшафт, города и слабые места в обороне планеты.

Он быстро пролетел над городом Кала, пересек дельту реки и низины, покрытые рисовыми полями. Он видел темные ложа водорослей на мелководье и острые зубья рифов, окруженных белыми волноломами. Рессер узнавал эти места, о которых так подробно рассказывал когда-то его друг Дункан.

Когда они, отдыхая после изнурительных тренировок, си-Дели вместе и читали письма из дома, Дункан делился с ним деликатесами, полученными из Дома Атрейдесов. Дункан рассказывал, каким добрым человеком был старый герцог Пауль, который пригрел Айдахо, когда тот был мальчиком, как воспитывал его в замке, убедившись в его преданности.

Рессер подавил глубокий вздох и продолжил наблюдение.

Разведчик летел низко, набрав хорошую скорость, а рыжеволосый внимательно впитывал каждую деталь, каждую складку местности своим тренированным взглядом. Он увидел то, что должен был увидеть, и направился назад, к скрытому на высокой орбите флоту, чтобы доложить обстановку. При всем желании он не мог сделать какого-нибудь иного вывода…

Позже, стоя перед виконтом по стойке «смирно», он докладывал:

— Они оставили себя совершенно беззащитными, милорд. Каладан станет легкой добычей.

* * *
Туфир в полном одиночестве стоял возле новых статуй, воздвигнутых по приказу Лето на высоком каменистом мысе, — огромных фигур старого Пауля и юного Виктора Атрейдеса с жаровней, на которой высоко в небе полыхал вечный огонь.

По успокоившемуся морю были разбросаны многочисленные мелкие рыбацкие суда, блуждавшие между зарослями водорослей, тянувшие сети и отстреливавшие более крупную рыбу. Вокруг была мирная, почти идиллическая обстановка. В небе плавали отдельные кучевые облака. Солнце клонилось к закату.

Вдруг воин-ментат увидел одинокий, летевший на большой высоте и с большой скоростью разведчик, на котором не было опознавательных знаков.

Он быстро произвел проекции первого, а потом и второго порядка. Туфир мог почти точно предсказать, что должно было произойти дальше, и понимал, что может очень мало сделать для обороны планеты от внешнего нападения. Вместе с флотилией он привел домой несколько военных кораблей эскорта, но больше в его распоряжении практически ничего не было. Лето, как азартный игрок, все поставил на Икс… пожалуй, это было лишнее.

Неопознанный разведчик снизился и, пролетев над планетой, собрал, видимо, всю информацию, которую должен был собрать шпион. Глядя на каменное лицо старого герцога и невинное личико Виктора, ментат Дома Атрейдесов вспомнил свои прежние ошибки.

— Я не могу снова подвести вас, мой герцог, — вслух произнес он, обращаясь к колоссу. — Я не могу подвести и Лето. Но как хотелось бы мне иметь ответы хотя бы на некоторые вопросы, чтобы защитить этот прекрасный мир, эту тихую и красивую планету.

Туфир устремил взор к горизонту, рассеянно посмотрел на разбросанные там и сям рыбацкие лодки. То затруднительное положение, в котором оказался сейчас Каладан, потребует от него напряжения всех ментатских способностей, мобилизации всех его навыков, и Туфир надеялся, что этого окажется достаточно.

***   

===

~ ~ ~
Они ставили мне рогатки и преследовали меня, как тупоголовые деревенские старосты! Но я стоял и буду стоять на своем.

Приписывается отступнику графу Доминику Верниусу


Вскоре после полудня, точно в назначенное время в подземном городе зазвучали сигналы тревоги. Это были самые радостные звуки, которые желал услышать принц Ромбур Верниус.

— Началось! Дункан здесь.

В полутьме дома субоидов иксианский принц взглянул на Гурни, чьи глаза блестели на обезображенном шрамами лице.

— Мы препояшем чресла, воспоем гимны и прольем кровь во имя Господа. — Халлек улыбнулся и встал. — Нельзя терять времени.

К’тэр Пилру, совершенно исхудавший, с красными от бессонницы глазами тоже вскочил на ноги. Он совершенно не спал последние несколько суток и жил не пищей, а чистым адреналином. Заложенная им взрывчатка должна была в эти минуты сработать в каньоне прилета, открыв путь в чрево планеты войскам Атрейдеса.

Он заговорил:

— Настало время открыть арсеналы и собрать всех, кто готов последовать за нами. Люди наконец готовы сражаться!

Изможденное лицо К’тэра приняло ангельское, неземное выражение, как у человека, который поднялся над страхом и властью инстинкта самосохранения.

— Мы последуем за тобой на битву, принц Ромбур. Изуродованное шрамом от удара чернильной лозой лицо

Гурни исказилось.

— Берегись, Ромбур, не стань легкой мишенью для врагов. Ты слишком дорогая для них награда.

Принц-киборг двинулся к низкой двери.

— Я не стану прятаться, когда другие сражаются за мое дело, Гурни.

— Во всяком случае, вам стоит подождать, пока мы очистим хотя бы часть города.

— Я объявлю о своем возвращении со ступеней Гран-Пале. — Тон Ромбура не допускал возражений. — На меньшее я просто не согласен.

Гурни проворчал что-то, но не стал продолжать спор, соображая, как лучше защитить этого упрямого гордого человека.

К’тэр повел друзей к запертому скрытому арсеналу, маленькой вентиляционной шахте, которую повстанцы использовали для своих целей.

Ромбур и Гурни уже распределили части, отсоединенные от боевого корабля, на котором они прибыли на Икс. Они сняли с бота оружие, взрывчатку, щиты и средства связи, которые передали в руки местных добровольцев, горевших жаждой мести и желанием поквитаться с оккупантами.

К’тэр схватил первое, что попало ему под руки, — две гранаты и парализующую дубинку. Ромбур прикрепил к поясу связку метательных ножей, а в мощную механическую руку взял тяжелый двуручный меч. Гурни выбрал дуэльный кинжал и длинную шпагу. Все трое надели защитные жилеты, издававшие успокаивающее жужжание. Они были готовы к схватке.

Они не стали брать с собой лазерные ружья. В тесных городских кварталах при включенных защитных полях был высок риск взаимодействия поля щитов с лазерными лучами, вследствие которого можно было окончательно сжечь весь город.

Сирены продолжали выть, двери некоторых тлейлаксианских предприятий автоматически закрылись, на других опустились защитные шторы. Слухи, ходившие по городу в течение последних нескольких дней, подготовили иксианцев к тому, что должно было произойти, но многие люди до самого последнего момента не верили, что спасители с Каладана уже на пороге. Теперь в городе не было предела радости.

К’тэр запросил подкрепления и бросился в туннель.

— Вперед, граждане! К Гран-Пале!

Многие рабочие были напуганы. Некоторые испытывали слабую надежду. Некоторые пытались разбежаться, и К’тэру пришлось очень долго кричать на них, прежде чем они подхватили боевой клич: «За Дом Верниусов! За Дом Верниусов!»

Первую гранату К’тэр бросил в толпу верещавших тлейлаксианских администраторов какой-то фабрики; под сводами подземного города граната взорвалась с оглушительным грохотом. Потом он начал поражать парализующей дубиной всех тлейлаксов, попадавшихся на пути.

Когда Ромбур, как разогнавшаяся вагонетка, летел вперед, возле его головы просвистела стрела, пущенная из арбалета, но принц отклонил ее в сторону своим защитным полем. Заметив мастера Тлейлаксу, он метнул ему в грудь нож, а другого разрубил надвое мечом, стремясь в самую гущу схватки.

Своим кличем Ромбур пытался собрать как можно больше повстанцев. Встав у выхода из туннеля, они раздавали оружие все новым и новым бойцам, стремившимся участвовать в сражении, и указывали им путь к складам боеприпасов.

— Теперь или никогда мы навсегда очистим наш мир от проклятых пришельцев!

Пробиваясь к центру пещерного города, Гурни отдавал команды, боясь, что эти неумелые и плохо организованные революционеры станут легкой добычей профессиональных убийц сардаукаров.

Голографическое небо мигнуло несколько раз, когда в расположенных в сталактитах энергетических подстанциях загремели первые взрывы. Для Ромбура нависавший, словно перевернутый собор, Гран-Пале был такой же желанной целью, как чаша святого Грааля для древнего странствующего рыцаря. По галереям верхних этажей, вслед за темноволосым оружейным мастером, бежали одетые в форму солдаты Атрейдеса с обнаженными клинками в руках.

— Это Дункан, — крикнул Гурни, показывая шпагой на верхние этажи. — Нам надо соединиться с ним.

Ромбур устремил взгляд на Гран-Пале.

— Вперед! — скомандовал он.

* * *
Вслед за К’тэром, бросившимся в атаку, на площадь перед дворцом высыпали присоединяющиеся к импровизированной группе новые бойцы. Повстанцы завладели пустой грузовой баржей, антигравитационной транспортной платформой для доставки тяжелых грузов от каньона до предприятий назначения.

Гурни забрался в баржу, бросился к панели управления и включил двигатель. Раздался многоголосый рев:

— На борт! На борт!

Бойцы взбирались на платформу. Некоторые из них были безоружны, но готовы драться ногтями и зубами. Когда платформа взмыла в воздух, некоторые повстанцы не удержались на краю и упали вниз, на каменный пол. Другие подпрыгивали в воздух, хватаясь за поручни, и товарищи помогали им забраться на баржу.

Сардаукары собрались на площади под летящей платформой, стараясь построиться в правильные шеренги и цепи. Они принялись стрелять короткими стрелами из своих портативных арбалетов. Стрелы отражались от стен, поражая большей частью случайных прохожих. Защитные жилеты ослабляли удары стрел или отклоняли их, но большинство мирных граждан не были ничем защищены.

С высоко поднявшейся баржи стихийные повстанцы от, — крыли огонь по столпившимся внизу сардаукарам. Те взбесились от вида крови. Один из двигателей задымил, и платформа покачнулась, едва не опрокинувшись. Четверо повстанцев упали вниз, разбившись насмерть о каменные плиты пола.

Гурни работал с неисправной панелью управления, но Ромбур отодвинул его в сторону и увеличил мощность оставшихся целыми двигателей. Загруженная, накренившаяся платформа поднялась до верхних этажей Гран-Пале. Принц взглянул вверх, узнавая знакомые места, где он и его родители вели некогда праздную жизнь вельмож и аристократов.

Он развернул баржу, и перегруженная платформа направилась к широкому окну, балкону и обзорной галерее, где когда-то происходили торжества по случаю бракосочетания Доминика Верниуса и его прекрасной леди Шандо.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22671/fulltext.htm 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 114 | Добавил: iwanserencky | Теги: Брайан Герберт, Хроники, будущее, фантастика, люди, чужая планета, отношения, литература, чтение, проза, писатели, текст, Кевин Андерсон, ГЛОССАРИЙ, Дом Коррино, из интернета, книги, слово, Хроники Дюны, повествование, Вселенная, миры иные, книга, Будущее Человечества | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: