Главная » 2023 » Июль » 5 » Дом Коррино. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 358
22:20
Дом Коррино. Б.Герберт, К. Андерсон. Дюна 358

          ***   

Подобно Исхаку XV, который попытался вписать свое имя в хроники империи, воздвигнув некогда величественный музей, каждый правивший падишах старался по-своему оставить след в истории. Шаддам поклялся себе, что с амалем он войдет в историю надежнее, нежели исписывая бумагу или строя пыльные здания.

Чего хочет от меня Гильдия? Что нового нашли они при расследовании загрязненной пряности с Биккала?

Хотя Шаддам все еще не решил, что будет делать с Арракисом, когда в его руках окажется монополия на дешевый заменитель, он уже был намерен заложить основу будущего процветания следующих поколений Дома Коррино.

Между тем экскурсия продолжалась. Куратор показал Шаддаму конституционные документы, клятвы в условной независимости и декларации планетарной верности, датированные временами, когда растущая империя начала консолидироваться в единый государственный организм. Тщательно сохраняемый пергамент первой хартии Гильдии, предположительно один из одиннадцати уцелевших во всей империи, лежал под колпаком, освещаемый специальной лампой и прикрытый защитным полем. На одном из стендов находилась «Книга Азхара», древнее собрание тайн Бене Гессерит, написанное от руки в незапамятные времена на давно забытом языке.

Наконец, остановившись перед закрытыми двойными дверями, куратор торжественно провозгласил:

— Здесь, ваше императорское величество, мы храним наше величайшее сокровище, краеугольный камень имперской цивилизации. — От благоговения он перешел на шепот. — Здесь находится оригинальный документ Великой Конвенции.

Шаддам изо всех сил пытался изобразить на лице удивление и восторг. Он знал законность всего, что было написано в Великой Конвенции, изучал прецеденты, но никогда не читал сам текст.

— Вы распорядились, чтобы я мог один осмотреть этот экспонат, насладиться им в свое удовольствие?

— Конечно, сир. Это отдельное и совершенно безопасное помещение.

Куратор вел себя так, словно в этот момент он один отвечал за жизнь и здоровье императора. Шаддаму стало интересно, знает ли этот человек, что он может сделать, оказавшись наедине с бесценным документом? Если император порвет Великую Конвенцию на мелкие кусочки, то это уже само по себе станет историческим событием. Улыбка мелькнула на губах императора.

Шаддам, как и немногие другие, знал, однако, что «священная реликвия» была в действительности не оригиналом, а искусно выполненной копией, поскольку оригинал погиб в атомном огне, пожравшем Салусу. Но это был символ, и люди испытывали фанатичное благоговение, созерцая эту подделку. Двери распахнулись, и Шаддам величественной походкой, не спеша, вошел в зал. Он чувствовал, что испытывает все возрастающий страх.

Космическая Гильдия редко просит чего-либо у императора, а сейчас она сама настаивает на секретной встрече. Чего они хотят?

Гильдия получает огромные взятки после каждого налета на хранилища пряности, и кажется, ее руководители довольны таким положением.

Шаддам вошел в пустую, без окон, комнату и взглянул на похожий на гробницу помост, на котором лежала дорогая подделка. У фолианта были даже обожжены края страниц, чтобы создать иллюзию, что эта реликвия пережила салусанский холокост. Как хотелось сейчас Шаддаму, чтобы рядом был его верный Хазимир Фенринг. Жаль, что он сам отослал его на Икс. Для решения проблем, связанных с Великой Меланжевой Войной, Шаддам нуждался в хороших советниках. Он подавил глубокий вздох. Я предоставлен самому себе.

Сейчас, когда Фенринг отбросил все свои сомнения, Шаддам планировал объявить о своем амале ничего не подозревающим ОСПЧТ и Космической Гильдии. Нет сомнения, что экономические последствия будут поначалу катастрофическими, но император силен, как никогда, и сможет выдержать любые санкции. Но как блокировать каналы поступления на рынок меланжи?

Арракис, что делать с Арракисом?

Надо либо уничтожить пустынную планету, либо разместить там сардаукаров, чтобы помешать Гильдии получать пряность непосредственно оттуда. Такая мера жизненно необходима на переходный период, до того, как вся империя не начнет покупать его синтетический амаль…

Как только за императором затворилась тяжелая дверь, в дальнем конце левой стены открылась другая дверь, поменьше, и в помещение вошел высокий человек с розовыми глазами и венчиком белых волос на голове. Человек остановился в нерешительности, опасливо оглядываясь по сторонам. На нем был надет защитный костюм Гильдии из полимерного кожзаменителя с трубками, соединявшими маску на лице члена Гильдии с баллоном сжатого меланжевого газа в наспинном ранце. Газ, выходя из баллона, окутывал лицо легата Гильдии оранжевым облаком.

Легат подошел ближе, глядя прямо в лицо Шаддаму своими красными глазами альбиноса. За легатом следовали пятеро карликов в одинаковых костюмах, но без баллонов с меланжей. Это были абсолютно лысые создания, бледные, с изуродованной костной системой. Было такое впечатление, что их кости сделали из глины, а потом резко сжали получившийся скелет. На шеях у карликов были прикреплены голосовые резонаторы и записывающие аппараты.

Шаддам подобрался, как перед схваткой.

— Я полагал, что разговор останется между нами двоими, легат. Я не взял с собой охрану.

В замкнутом пространстве император явственно ощутил едкий запах концентрированной меланжи.

— Я тоже нахожусь здесь без охраны, — сказал легат Гильдии маслянистым голосом, смягченным употреблением массивных доз пряности. — Эти люди — мое продолжение, части Гильдии. Все мы в Гильдии — одно целое, слишком тесно мы связаны друг с другом. А вы один можете представлять Дом Коррино.

— Со стороны Гильдии было бы мудро не забывать о моем высоком положении. — Он остановил себя, стараясь сдержаться и не наговорить лишнего, чтобы не вызвать ненужных конфликтов, не важно, тайных или явных. — Вы попросили меня о встрече. Прошу вас, давайте перейдем к делу. Я очень занятой человек.

— Мы сделали выводы относительно загрязненной пряности, которая стала причиной ошибки навигаторов и смерти одного члена Гильдии. Теперь мы знаем источник.

Шаддам нахмурил брови.

— Если мне не изменяет память, вы сами недавно говорили, что загрязненная пряность поступила с Биккала. Я уже наложил на эту планету строгий карантин.

— Биккальцы просто продали нам негодную меланжу, мрачно проговорил легат Гильдии. — Пряность поступает с Арракиса. Ее поставляют только Харконнены.

Альбинос сделал глубокий вдох и, выдохнув, выпустил из ноздрей густое облако меланжевого газа.

— От наших оперативных сотрудников, работающих на Арракисе, мы узнали, что барон владеет там многочисленными нелегальными хранилищами пряности. Мы знаем об этом доподлинно, но ведь барон не уменьшает из-за этого объемы поставок.

Шаддам начал закипать гневом. Член Гильдии мог бы знать, что для императора это самый больной вопрос.

— Мы произвели аудит и проверили записи Харконнена. Барон очень тщательно документирует все операции, связанные с добычей и отгрузкой пряности. Количества добытой и отгруженной пряности совпадают.

Шаддам с трудом следил за ходом мыслей легата.

— Если его записи правильны, то каким образом барону удается создавать нелегальные хранилища? И какое отношение все это имеет к загрязненной пряности?

По какой-то непонятной причине пятеро карликов вдруг подошли ближе и обступили своего легата-альбиноса.

— Подумайте сами, сир. Если барон крадет определенный процент добытой меланжи, но продолжает отгружать заявленные количества, то это значит, что он снимает «сливки», а оставшуюся меланжу разбавляет инертным материалом. Эту разбавленную меланжу он поставляет Гильдии для использования ее навигаторами. Учитывая данные обстоятельства, можно считать это заключение единственно возможным и верным.

Легат нажал какие-то кнопки и рычаги на костюме, а потом снова вдохнул и выдохнул оранжевый газ.

— Космическая Гильдия готова обвинить барона Харконнена — в суде Ландсраада — в злоумышлении и объявить его виновным в катастрофах лайнеров Гильдии. Если мы докажем наше обвинение, барону придется платить возмещение ущерба, а это неминуемо приведет к банкротству Дома Харконненов.

Шаддам не мог удержаться от улыбки, чуть ли не насильно растянувшей его губы. Он не мог решить головоломку Арракиса, но здесь решение чудесным образом само явилось в руки. Идея была абсолютно ясна. При этом все вопросы удастся решить одним ударом. Он бы не мог при всем старании придумать лучший сценарий. Ужасные обвинения Гильдии стали золотой палочкой-выручалочкой. Правда, они прозвучат несколько преждевременно, но это не так важно.

В конце концов он найдет повод, чтобы оправдать свою монополию на меланжу. Положительный отзыв Фенринга, оптимистичные донесения мастера-исследователя Аджидики и подполковника сардаукаров Кандо Гарона убедили императора в пригодности синтетической пряности.

Основываясь на обвинениях легата, Шаддам сможет обрушить меч своего правосудия на Арракис, заручившись при этом полной поддержкой Гильдии. Прежде чем все поймут, что произошло, он, Шаддам, уничтожит всякую добычу пряности на Арракисе, что поставит Дом Коррино в абсолютно уникальное положение монопольного владельца единственно доступной пряности — амаля. Эта экономическая революция произойдет скорее, чем он мог желать в самых смелых своих мечтах.

Карлики-мутанты стояли вокруг своего начальника, ожидая от него команды.

Шаддам повернулся к легату Гильдии:

— Мы конфискуем всю пряность у Дома Харконненов, начиная с Арракиса. Потом мы займемся поиском нелегальных хранилищ на других планетах, принадлежащих барону. — Он отечески улыбнулся. — Как и всегда, я больше всего озабочен неукоснительным соблюдением имперских законов. И, как раньше, ОСПЧТ и Гильдия получат свою часть из конфискованных нелегальных запасов. Я не стану оставлять себе ничего.

Представитель Гильдии склонил голову в поклоне, едва заметном в густом облаке оранжевого газа.

— Это удовлетворит нас, император Коррино. Меня это удовлетворит еще больше, чем вас.

Он так давно ждал этого момента, но какая досада, что такая простая мысль не пришла ему в голову с самого начала. Как он мог пропустить такую очевидную возможность? Как только он уничтожит единственный источник естественной меланжи и начнет распространять в империи меланжу синтетическую — амаль, — существование каких-то крох естественной пряности станет несущественным.

— Кроме того, что я оставлю в силе блокаду Биккала, я пошлю крупные силы сардаукаров на Арракис. — Он дугой выгнул бровь. Если удастся избежать платы за транспортировку громадного воинского контингента, то он, пожалуй, сможет получить еще большую выгоду. — Естественно, я надеюсь, что Гильдия обеспечит эту операцию своими лайнерами.

— Конечно, — ответил легат, играя на руку Шаддаму. — Мы предоставим вам столько лайнеров, сколько вы потребуете.

***   

===

~ ~ ~
Жизнь улучшает возможности окружающей среды поддерживать жизнь. Жизнь делает питательные вещества более пригодными для усвоения. Она высвобождает энергию и делает ее пригодной для использования биологическими системами, передавая энергию от организма к организму.

Имперский планетолог Пардот Кинес
Под командованием Туфира Гавата корабли Атрейдеса с гуманитарной помощью на борту приблизились к запретной зоне блокированного Биккала. Ментат, ведший флотилию, не представлял ни для кого угрозы, но и не собирался сворачивать с курса. Суда Лето были почти не вооружены, их вооружения не хватило бы даже на то, чтобы отогнать прочь банду космических пиратов.

Заметив флотилию, имперские корабли ощетинились оружием, показывая свою непобедимую мощь.

Пока корабли Гавата двигались к кордону, от имперских сил оторвались два корвета и приблизились к флотилии. Га-ват не стал дожидаться, когда командиры этих кораблей начнут ему угрожать, и первым обратился к ним:

— Наши корабли движутся под флагом герцога Лето Атрейдеса с гуманитарной миссией. Мы везем продовольствие и медикаменты для голодающего населения Биккала.

— Поворачивайте обратно, — грубо ответил имперский офицер.

Любой из этих корветов мог легко уничтожить всю флотилию Атрейдеса, но ментат не дрогнул.

— Я вижу, что вы левенбрех. Назовите мне свое имя, чтобы я мог занести его в постоянную память. — Он не мигая смотрел в камеру видеосвязи. Офицеры такого ранга никогда не принимают важных решений.

— Торинн, сэр, — ответил левенбрех сухим официальным тоном. — У вашего Дома нет здесь никаких дел. Поворачивайте свою флотилию и возвращайтесь на Каладан.

— Левенбрех Торинн, мы можем помочь людям внизу выжить, пока они пытаются заменить растительность резистентными к заразе формами зеленых насаждений. Неужели вы откажете в помощи этим людям продовольствием и медикаментами? Цель блокады, насколько мне известно, заключается не в этом.

— Ни один корабль не имеет права нарушить кордон блокады, — настаивал на своем Торинн. — Нельзя нарушать карантин.

— Я вижу, но не могу понять. Вы, как я вижу, тоже не понимаете этого. Я хочу говорить с вашим начальником.

— Верховный башар занят другими делами, — проговорил левенбрех, стараясь казаться непреклонным.

— Тогда нам остается занять его еще больше. — Гават дал сигнал своим кораблям продолжать движение, не спеша и не сворачивая с первоначального курса.

Два корвета попытались преградить путь флотилии, но Гават отдал приказ на боевом языке Атрейдесов, и корабли рассыпали строй, огибая вражеские суда, как подводные камни. Левенбрех продолжал подавать сигналы, но безуспешно. Растерянность его стала еще больше, когда он понял, что Га-ват попросту игнорирует его приказы.

Наконец, Торинн вызвал подкрепление. Гават знал, что младшему офицеру не простят такой ошибки — он не смог остановить мирную флотилию из неповоротливых грузовых судов.

От группы боевых кораблей отделились еще семь более мощных судов и приблизились к кораблям Атрейдеса. Ментат понимал, что наступил самый опасный момент, так как башар Зум Гарон, такой же старый ветеран, как и сам Гават. был поставлен в трудное положение, будучи уверенным, что это либо ловушка, либо обманный маневр, призванный обеспечить ложное прикрытие планеты, оставленной без военной защиты. На обветренном лице Гавата не отражались никакие эмоции. Это действительно был обманный маневр, но не тот, которого ожидали сардаукары.

Наконец суровый башар обратился непосредственно к Туфиру Гавату:

— Вам было приказано повернуть назад. Немедленно выполняйте приказ, иначе вы будете уничтожены.

Туфир увидел, что его подчиненные вот-вот поддадутся страху, но продолжал сохранять твердость.

— Тогда, вне всякого сомнения, сэр, вы лишитесь поста командующего, а император потратит много времени, улаживая политические последствия уничтожения мирной флотилии, доставившей гуманитарный груз для страдающего от голода населения. Шаддам Коррино прикрылся поистине фиговым листком, чтобы оправдать свою явную агрессию против Биккала. Какое оправдание придумает он на этот раз?

Суровый башар сардаукаров нахмурил брови.

— В какую игру ты играешь, ментат?

— Я не играю в игры, верховный башар Гарон. Мало найдется людей, осмеливающихся бросать мне вызов. Ментаты всегда побеждают.

Старый Гарон насмешливо фыркнул.

— И вы хотите заставить меня поверить в то, что Дом Атрейдесов посылает Биккалу помощь? Не прошло и восьми месяцев как ваш герцог подверг Биккал жестокой бомбардировке. Неужели Лето с тех пор до такой степени смягчился?

— Вы не понимаете кодекса чести Атрейдесов так же, как ваш левенбрех не понимает сути карантина, — наставительным тоном произнес Гават. — Лето Справедливый наказывает виновных и оказывает помощь тем, кто в ней нуждается. Разве это не те же принципы, на которых Дом Коррино основал свое правление после битвы при Коррине?

Суровый башар ничего не ответил. Вместо этого, перейдя на кодовый язык, он отдал приказ. Еще пять боевых кораблей сошли с орбиты и окружили суда Атрейдеса.

— Мы не разрешаем вам проход. Император отдал нам недвусмысленный приказ.

Туфир попытался сменить тактику:

— Я уверен, что его императорское величество Шаддам Четвертый не станет чинить препятствий своему кузену, желающему оказать помощь народу Биккала. Может быть, нам стоит обратиться непосредственно к императору? Я могу подождать, пока вы будете тянуть время, а люди — умирать.

Ни одно другое семейство Ландсраада не осмелилось бросить вызов императорской блокаде, особенно учитывая непостоянство настроения Шаддама. Если Гават добьется успеха от имени Лето, то другим Домам станет стыдно, и этот стыд заставит их последовать примеру Атрейдеса и помочь людям, страдающим от болезни растений, накормить ни в чем не повинное население Биккала, дать ему силы для борьбы со страшной заразой. Возможно, это станет актом пассивного сопротивления последним действиям императора.

Ментат Атрейдеса продолжал говорить:

— Отправьте сообщение в Кайтэйн. Мы сами не можем заразиться, так как намереваемся сбросить с орбиты контейнеры с грузом, не совершая посадку на поверхность планеты. Дайте императору Коррино шанс продемонстрировать благородство и великодушие Дома Коррино.

Суда сардаукаров продолжали сжимать кольцо вокруг кораблей Лето. Верховный башар Гарон сказал свое последнее слово:

— Вы пойдете на Сансин, Туфир Гават. Останьтесь там и ожидайте дальнейших инструкций. С промежуточного астероида сейчас отправится лайнер Гильдии. Я лично отправлюсь во дворец и представлю ваше требование императору.

Военные корабли сопроводили непокорную флотилию на Сансин — станцию посадки на ближнем к Биккалу астероиде.

Воин-ментат отпустил последнее замечание в адрес упрямого башара:

— Не теряйте времени, сэр. На Биккале голодают люди, а у нас есть продовольствие. Не отказывайте им в пище слишком долго.

В действительности, однако, Гават был доволен уже тем, что сумел отвлечь на себя хотя бы эти имперские силы.

Флотилия Атрейдеса пробыла на Сансине целый день после отбытия верховного башара. Выбрав благоприятный момент, Гават послал своим подчиненным закодированный приказ, и его корабли снялись с промежуточной станции и уверенно направились к Биккалу, не обращая внимания на протесты со стороны командиров имперского флота.

Другой офицер потребовал, чтобы флотилия остановилась.

— Прекратите продвижение, иначе мы будем вынуждены рассматривать вас как цель и уничтожить.

Очевидно, не справившийся с заданием левенбрех Торинн был отстранен от командования.

Блокирующие корабли ответили на действия Гавата лихорадочной активностью, но ментат понимал, что если сам верховный башар не пожелал открыть огонь на поражение, то никто из офицеров более низкого ранга не возьмет на себя такой риск.

— У вас нет такого приказа. У нас на борту скоропортящийся груз, а люди на Биккале умирают от голода. Ваша бессовестная задержка уже стоила тысяч, а может быть, и миллионов жизней. Не усугубляйте своего преступления, сэр.

Охваченный паникой офицер разразился угрожающими требованиями и привел свою эскадру в состояние боевой готовности, но Гават, не обращая на это ни малейшего внимания, направил свои суда к планете. Даже самому быстрому курьеру потребуется несколько дней, чтобы доставить ответ из Кайтэйна.

Оказавшись на околопланетной орбите, флотилия снизилась над местами, наиболее пострадавшими от катастрофы, и сбросила груз в самоуправляемых контейнерах. Огромные кубы полетели вниз и начали гасить скорость, войдя в плотные слои атмосферы. Одновременно Туфир передал послание населению, сообщив им о милости герцога Лето Атрейдеса и прося их принять этот дар во имя гуманности.

Гават ожидал реакции от ошеломленного верховного магистра, но в ходе сеанса связи ментат узнал, что этот политик погиб во время голодного бунта. Его напуганный преемник утверждал, что не держит никакого зла на Дом Атрейдесов, особенно в сложившейся ситуации.

Вероятно, корабли сардаукаров попытаются воспрепятствовать возвращению флотилии домой, но Туфир решил, что с этой неприятностью он разберется, если она возникнет. Оставалось надеяться, что он сделал все возможное, чтобы посеять смятение в Кайтэйне.

Теперь можно было и подождать. Согласно боевому расписанию, флот Атрейдесов именно в эти минуты должен был начать высадку на Икс.

* * *
Когда с Сансина поднялся курьерский корабль, который немедленно перехватил флагман сардаукаров, Гават решил, что вернулся верховный башар Гарон.

Час спустя, находясь на передовом корабле своей флотилии, воин-ментат с удивлением получил известие о том, что император не снизошел до ответа по поводу «мелких делишек Атрейдеса» и отозвал с Биккала своего верховного башара. Из данных радиоперехвата Туфир понял, что речь идет о новом «крупном военном столкновении».

Такого поворота событий Гават не предвидел ни в одной из своих ментатских проекций. Его ум лихорадочно заработал в поисках правильного решения. Новое крупное военное столкновение? Имеет ли оно отношение к Иксу? Или император решил предпринять карательную экспедицию против Каладана? Может быть, герцог Лето уже потерпел поражение?

Каждая вероятная комбинация давала повод к тревоге. На раздумья не оставалось времени.

Вероятно, Лето навлек на себя непоправимую катастрофу.

***  

===

~ ~ ~
Быть хорошим человеком и добрым гражданином — не всегда одно и то же.

Аристотель, философ древней Земли
Хотя Лето Атрейдес редко совершал официальные визиты в Кайтэйн, прибытие герцога в императорский дворец не вызвало никакого интереса. Коридоры величественных зданий буквально гудели от дипломатической и политической активности. Придворные, занятые своими делами, не обратили ни малейшего внимания на очередного заезжего герцога.

К крылу приемов императорского дворца Лето ехал специальным дипломатическим транспортом в сопровождении немногочисленной свиты. Воздух был напоен благоуханием цветов и искусственных ароматизаторов, заглушавшим запахи выхлопных газов. Несмотря на обуревавшие его тяжкие заботы — он думал о Дункане и солдатах экспедиционного корпуса, Туфире и его блефе на Биккале и о пугающем молчании Ромбура и Гурни, — герцог сохранял безмятежный вид профессионального дипломата и правителя, выполняющего важную и ответственную миссию.

Никакие заботы не могли отвлечь его от страстного желания увидеть наконец Джессику. Через несколько дней у них родится первый ребенок.

Рядом с элегантным экипажем бежали одетые в нарядные мундиры стражники. Подвесной карете было не меньше трехсот лет — сиденья, обитые старинным бархатом, на дверцах с обеих сторон красовались рельефные изображения геральдических золотых львов, оскаливших белые клыки. Эти львы даже издавали грозный рык, когда черноусый возница нажимал на клаксон.

Вся эта мишура не слишком сильно впечатляла герцога. Своей речью в Ландсрааде он скоро подольет масла в огонь имперской смуты. Шаддам придет в ярость от нападения на Икс, и Лето опасался, что последствия окажутся необратимыми. Но ради правого дела можно пойти и на большие жертвы. Он и так слишком долго мирился с несправедливостью. Империя не должна считать Атрейдеса мягкотелым и нерешительным.

Вдоль вымощенных хрустальными плитами бульваров стояли флагштоки с развевавшимися на теплом ветру знаменами Дома Коррино. Огромные здания устремлялись ввысь, к безоблачному небу, слишком синему, на взгляд Лето. Сам он предпочитал изменчивую погоду Каладана и даже непредсказуемую красоту океанских штормов. Климат Кайтэйна был обуздан, превратив город в карикатуру будущего, взятую из фантастического детского фильма.

Подвесная карета приблизилась к входным воротам крыла приемов, и сардаукары охраны жестом разрешили въезд. Механический лев снова издал мощный рык. Сардаукары, не скрывая, держали на виду свое смертоносное оружие, но Лето уже не видел ничего, глядя на платформу для встречающих. У герцога захватило дух.

Одетая в золотистое шелковое платье, облегавшее округлившуюся фигуру и подчеркивающее выступающий живот, леди Джессика ждала своего возлюбленного. Нарочитая элегантность не могла скрыть ее радость и красоту, когда она, не пряча своего счастья, улыбнулась, увидев герцога. Возле Джессики полукругом стояли четыре опекавших ее Сестры Бене Гессерит.

Когда Лето ступил на отполированные до зеркального блеска плиты платформы, Джессика в нерешительности постояла на месте, а потом грациозно, несмотря на беременность, поспешила к нему навстречу. Женщина поколебалась, раздумывая, можно ли обнять Лето при таком стечении народа, но уверенный в себе герцог отбросил ложный стыд и светские условности, притянув к себе возлюбленную и приникнув к ее губам в долгом страстном поцелуе.

— Дай я посмотрю на тебя. — Он отступил на шаг, не скрывая восхищения. — Ты прекрасна, как закат солнца.

Овальное лицо Джессики загорело от постоянного пребывания в садах и соляриях Кайтэйна. Она не носила украшений, в которых, впрочем, и не нуждалась.

Лето положил свою мозолистую ладонь на живот Джессики, словно стараясь почувствовать сердцебиение младенца.

— Кажется, я приехал как раз вовремя. Когда ты уехала с Каладана, животик был почти незаметным.

— Вы приехали сюда произносить речь, а не рожать ребенка, мой герцог. У нас будет время побыть вместе?

— Конечно. — Тон его стал более сухим, когда он заметил, что за ними внимательно наблюдают Сестры, оценивая его поведение. Одна из них выказывала явное неодобрение.

— После речи в Ландсрааде, мне, возможно, придется прятаться. — Он криво усмехнулся. — Поэтому мне очень дорого сейчас ваше общество, миледи.

В это время из своей резиденции вышел император Шаддам собственной персоной. Вслед за быстро шагавшим императором, словно рой насекомых, следовали многочисленные телохранители, слуги и советники: офицеры сардаукарской гвардии, джентльмены в строгих костюмах, леди с высокими прическами, слуги, сопровождавшие чемоданы и кофры на воздушных подвесках. Из ангара выплыл императорский катер, пилотируемый высоким человеком, до такой степени задрапированным в живописные свободные одежды, что он казался живым знаменем.

Император явно нарядился для военной кампании. Вместо мантии из китового меха и золотой императорской цепи на Шаддаме красовался светло-серый сардаукарский мундир, украшенный серебряным позументом, аксельбантами и эполетами. На голове был черный шлем бурсега с золотым гребнем. Все было вычищено до блеска — от медалей на груди до черных сапог на ногах.

Заметив герцога, Шаддам подошел к нему, явно любуясь своим боевым видом. Джессика поклонилась, но император не обратил на нее ни малейшего внимания. Как и у Лето, у Шаддама IV был ястребиный профиль и орлиный нос. И так же как Лето, он был исполнен таинственности.

— Приношу свои извинения за то, что не могу приветствовать более официально, кузен. Сардаукары ждут моего присутствия для проведения очень важной военной операции.

Огромный флот ожидал посадки императора. Для перевозки огромного количества войск и техники потребовались три лайнера; еще два Гильдия добавила для демонстрации своего могущества.

— Я могу чем-то содействовать вашим усилиям, сир? — Лето изо всех сил постарался не выдать своей тревоги. Что за игру затеял Шаддам?

— Нет, кузен, я полностью контролирую положение. Лето ничем не выдал облегчения.

— Я очень надеялся, что вы будете присутствовать на завтрашнем заседании Ландсраада и послушаете мою речь, сир.

Герцог действительно надеялся высказаться перед лицом самого императора и заручиться при этом поддержкой со стороны других аристократов. Крупная военная операция? Где?

— Да, да, понимаю, ваше сообщение будет, конечно, очень интересным. Открытие рыболовного сезона на Каладане или что-то подобное? К сожалению, меня призывают более важные дела.

В баритоне императора звучали покровительственно-дружелюбные нотки, но зеленые глаза не выражали ничего, кроме холодной жестокости.

Герцог отвесил церемонный поклон и, отступив на шаг, встал рядом с Джессикой.

— Я буду думать о вас, сир, произнося в Ландсрааде свою речь. Желаю вам успехов в вашей миссии. Вы сможете, если вам позволит время, развлечься записью этой речи, когда вернетесь.

— Развлечься? Мне приходится управлять целой империей! Я не могу тратить время на развлечения, герцог Лето.

Прежде чем Атрейдес успел ответить, Шаддам заметил на его поясе украшенный драгоценными камнями кинжал.

— А, неужели это тот самый клинок, который я подарил вам в конце конфискационного процесса?

— Вы просили меня всегда носить его, как напоминание о моем долге по отношению к вам, сир. Я не забыл этого напутствия.

— Я помню. — Шаддам закончил разговор и торопливо направился к ожидавшему его катеру.

Лето облегченно вздохнул. Раз императору не до него, значит, будущая операция не коснется Икса, Биккала или Каладана. Следовательно, для герцога будет преимуществом отсутствие императора в зале, когда герцог будет обосновывать свое нападение на Икс. Ромбур займет свое законное место в Гран-Пале, прежде чем кто-либо успеет отреагировать на экспедицию Атрейдеса.

Он улыбнулся Джессике, которая вместе с ним направилась во дворец. Может быть, в конце концов все завершится благополучно? 

***  

***

***

===

~ ~ ~
Любая школа свободных граждан должна начинать с обучения сомнению, а не вере. Она должна учить ставить вопросы, а не принимать готовые ответы.

Каммар Пилру, посол Икса в изгнании
Он никогда не испытывал отвращения к риску, но сейчас К’тэр просто наслаждался им. Наконец-то пришло время открытого выступления.

Во время рабочей смены он шептал в уши незнакомых людей новость о скором освобождении, выбирая по виду наиболее угнетенных. Мало-помалу храбрейшие из них начинали прислушиваться к боевому кличу.

Даже субоиды, разум которых был слишком тяжеловесен, чтобы воспринять все сложности политических хитросплетений, начали понимать, что тлейлаксы обманули их ожидания. Много лет назад захватчики соблазнили их обещаниями новой жизни и свободы, но в действительности положение субоидов лишь во сто крат ухудшилось.

Теперь у угнетенного населения появилось нечто, помимо смутных надежд. Ромбур действительно вернулся! Кошмар кончится, и кончится скоро.

Сидя в маленьком алькове, где он должен был встретиться со своими товарищами, принц Ромбур вдруг услышал в коридоре звук шагов. Он запустил моторы своих искусственных рук и приготовился к поединку. Войска Лето должны были высадиться с часу на час, и К’тэр уже выскользнул на поверхность через известные только ему одному шахты и переходы, чтобы заложить взрывчатку в ключевых пунктах обороны сардаукаров, чтобы прибывшая армия Атрейдеса могла беспрепятственно проникнуть в подземный город после того, как эти опорные пункты будут подавлены несколькими взрывами.

Но вся эта работа пойдет насмарку, если Ромбур будет обнаружен слишком рано. Шум в коридоре приблизился,

В маленькую комнатку протиснулся Гурни Халлек, тащивший с собой мертвое тело. Труп напоминал человека лишь отдаленно — это был какой-то восковой манекен с расплывчатыми чертами плоского лица. Кукольная голова безвольно болталась на сломанной шее.

— Лицедел, прикинувшийся субоидом. Мне показалось, что он проявляет ко мне слишком сильное любопытство. Я не стал испытывать судьбу и решил, что это не ваш тронутый умом работяга.

Он бросил труп лицедела на каменный пол, словно кучу тряпок.

— Решив так, я сломал ему шею. Тоже неплохо для начала.

Он внимательно посмотрел в лицо Ромбуру и добавил:

— Думаю, что у нас возникли серьезные проблемы. Они знают о нашем прибытии.

К удивлению графа Фенринга, мастер-исследователь не стал открыто выступать против него, хотя Хазимир по-прежнему чувствовал себя пленником.

Не придавая никакого значения уверениям Аджидики, говорившего, что граф находится у него в полной безопасности, Фенринг оставался начеку, дожидаясь удобного случая, чтобы бежать. Он воочию убедился в том, что принимавшие большие дозы синтетической пряности люди, включая и сардаукаров, страдали от тяжелых побочных эффектов. Это было очень плохо…

Мелкорослый тлейлаксианский ученый, чье поведение с каждым часом становилось все более хаотичным и непредсказуемым, провел все утро в кабинете, показывая столбцы цифр имперскому министру по делам пряности, чтобы убедить Фенринга в том, что увеличение производства надо поддержать, чтобы немного продлить программу изысканий.

— Императору придется вначале расходовать продукт малыми порциями, раздавая его самым верным своим слугам. Только немногие получат такой благословенный дар. Только немногие из самых достойных.

— Да, конечно, хм-м.

У Фенринга было много вопросов относительно синтетической пряности, но сейчас было слишком опасно их задавать. Пришлось сидеть за столом, вникать в документы, протоколы и просматривать голографические фильмы, отснятые Аджидикой.

Мастер-исследователь был полон неконтролируемой нервной энергии. Остренькая мордочка с застывшим взглядом маленьких крысиных глаз выражала упрямство, соединенное с надменностью и высокомерием. Аджидика уже воображал себя полубогом.

Все инстинкты Фенринга предупреждали об опасности; он с удовольствием убил бы этого гнома, покончив со всеми неприятностями одним ударом. Даже при том, что Аджидику тщательно охраняли, такой опытный боец, как Хазимир, нашел бы тысячу способов совершить убийство, но бежать после этого не было никакой возможности. Он видел фанатичную преданность, гипнотическую власть, которую приобрел мастер-исследователь над своими людьми и, что еще хуже, над сардаукарами.

Произошли и другие, не менее тревожные, изменения. В последние дни население Икса заволновалось и перестало изъявлять прежнюю покорность. Количество актов саботажа возросло в десять раз. На стенах появились сатирические граффити, похожие на цветы, распускающиеся в пустынях Арракиса, когда по утрам на песок выпадает скудная роса. Никто не мог понять, почему все это началось после стольких лет оккупации.

Ответом Аджидики стало предложение еще туже закрутить гайки, ограничить и без того эфемерную свободу и уменьшить заработную плату. Сам Фенринг никогда не одобрял драконовские методы, которые тлейлаксы применяли к населению Икса, считая такую политику близорукой. День за днем волнения становились все сильнее, а гнет усиливался, но это было то же самое, что пытаться закрыть легкой крышкой кипящий котел.

Дверь кабинета мастера-исследователя с треском распахнулась, и на пороге выросла могучая фигура подполковника Кандо Гарона. У молодого командира сардаукаров были всклокоченные волосы и мятые грязные перчатки, словно теперь ему не надо было придерживаться правил ношения военной формы. Вслед за собой подполковник втащил маленького, слабого человечка — рабочего-субоида.

Зрачки глаз Гарона были лихорадочно расширены, сами глаза бегали из стороны в сторону, словно выискивая новую жертву. Челюсти были сжаты, губы кривились от звериной ненависти, смешанной с низким торжеством. Подполковник был больше похож на разъяренного быка, нежели на командира дисциплинированного подразделения имперских войск. Фенринг ощутил в груди холодок страха.

— Что это? — возмущенно взвизгнул Аджидика.

— Мне кажется, что это субоид, — сухо произнес Фенринг.

Тлейлакс скорчил недовольную физиономию.

— Уберите прочь это грязное создание.

— Сначала послушайте, что он говорит. — Гарон швырнул бледного рабочего на пол.

Субоид привстал на колени и принялся поворачивать голову из стороны в сторону, не вполне понимая, где он и в какую страшную передрягу он попал.

— Я сказал тебе, что делать, — рявкнул Гарон и пнул несчастного.

Субоид упал, едва не задохнувшись от боли. Гарон наклонился и, схватив пленника за ухо, повернул его так, что едва не оторвал. Из раны потекла кровь.

— Говори!

— Принц вернулся, — сказал субоид и принялся повторять эту фразу, как мантру. — Принц вернулся. Принц вернулся.

Фенринг почувствовал, что у него на затылке зашевелились волосы.

— О чем он говорит? — спросил Аджидика.

— О принце Ромбуре Верниусе, — ответил Гарон, снова ударил несчастного субоида и велел ему рассказывать дальше, но несчастный только стонал, повторяя все ту же фразу.

— Он говорит о последнем живом представителе изгнанного и лишенного прав рода Верниусов, хм-м? — произнес задумчиво Фенринг. — В конце концов, он действительно жив.

— Я знаю, кто такой Ромбур Верниус! Но прошло столько лет. Неужели кто-то еще помнит об этом?

Гарон схватил субоида за волосы и ударил головой об пол, заставив громко вскрикнуть от боли.

— Стоп! — крикнул Фенринг. — Сначала его надо допросить.

— Он больше ничего не знает. — Гарон сжал кулак и ударил беспомощного человека по спине. Фенринг услышал, как ломаются ребра и позвоночник. Озверевший, превратившийся в палача, подполковник ударил субоида еще раз.

Рабочий харкнул на пол сгустком крови, дернулся и умер.

Потный от возбуждения сардаукар выпрямился. Глаза его блестели, как у дикого, почуявшего кровь зверя. Он огляделся, словно ища, кого бы еще убить. Форма была заляпана кровью, но подполковник не обращал на это никакого внимания.

— Это всего лишь субоид, — презрительно фыркнул Аджидика. — Вы правы, подполковник, от него не получишь никакой ценной информации.

Мастер-исследователь сунул маленькую ручку в карман и достал оттуда таблетку прессованного амаля.

— Это вам. — Он бросил таблетку Гарону, который со сверхъестественной ловкостью поймал ее на лету и отправил в рот, как дрессированная собака, получившая поощрение хозяина.

Дикие глаза Гарона уставились на Фенринга. Потом офицер направился к двери, оставив на полу окровавленный труп.

— Пойду найду следующего для допроса.

В это время в кабинете резко зазвучал сигнал тревоги. Фенринг вскочил на ноги, а мастер-исследователь огляделся — больше с раздражением, чем со страхом. Он не слышал воя таких сирен за все двадцать два года пребывания на Иксе.

Но подполковник Гарон по звуку понял, что это значит.

— Это сигнал атаки внешнего противника!

Военный флот Атрейдеса прошел сквозь атмосферу Икса и обрушился на систему обороны сардаукаров. Атакующие корабли приземлялись в каньоне прибытия, многочисленные закрытые ворота которого служили для ввоза и вывоза грузов.

Устроенные К’тэром взрывы ошеломили сардаукаров и вывели из строя системы оповещения и контроля. Ослепшие орудия класса «земля-воздух» оказались беспомощными, лишившись управления. Скучавшие на периметре рубежей обороны тлейлаксы были поражены нападением, грянувшим как гром среди ясного неба.

С кораблей Атрейдеса был открыт огонь, плавивший броневые плиты и раскалывавший скалы. Сардаукары попытались организовать оборону, но после стольких лет безмятежной оккупации их оружие было предназначено больше для подавления внутренних беспорядков и пресечения проникновения мелких групп шпионов.

Ведомый Дунканом Айдахо флот прибыл на Икс точно по боевому расписанию. На поверхность планеты приземлялись военные транспорты и оттуда выскакивали солдаты, готовые к рукопашным схваткам в тесных подземных переходах, где нельзя было применять лазерное оружие. С боевыми кличами своего герцога и принца Ромбура армия вступила в сражение.

Битва за Икс началась.

  Читать   дальше   ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Источник :  https://4italka.su/fantastika/epicheskaya_fantastika/22671/fulltext.htm 

***

***

Словарь Батлерианского джихада

 Дюна - ПРИЛОЖЕНИЯ

Дюна - ГЛОССАРИЙ

Аудиокниги. Дюна

Книги «Дюны».   

 ПРИЛОЖЕНИЕ - Крестовый поход... 

ПОСЛЕСЛОВИЕДом Атрейдесов. 

***

***

***

***

---

---

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

***

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

***

***

***

***

***

***

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 118 | Добавил: iwanserencky | Теги: повествование, Дом Коррино, проза, чужая планета, будущее, текст, отношения, книги, миры иные, Хроники, Кевин Андерсон, фантастика, слово, из интернета, Будущее Человечества, Хроники Дюны, ГЛОССАРИЙ, литература, книга, Вселенная, люди, Брайан Герберт, чтение, писатели | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: