Главная » 2023 » Апрель » 25 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дом глав Дюны. 139
11:58
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Дом глав Дюны. 139

***
Это была  одна  из  тех  минут,  когда  Одрейд  чувствовала,  что  ее
единственная роль была ролью  официального  переводчика.  Подойти  к  краю
сцены и разъяснить всем, что это значит: "Сегодня, Сестры, мы узнали,  что
Чтимые Матре уничтожили еще четыре наших планеты. Нас стало еще меньше"
Только двенадцать планет (включая Баззел)  -  и  безликий  охотник  с
топором приблизился еще на четыре шага.
Одрейд почувствовала, что под ее ногами разверзлась пропасть.
Беллонде следовало бы придержать эти последние  скверные  новости  до
более подходящего момента.
Одрейд выглянула в окно. Разве для таких вестей есть более подходящий
момент...
Они продвигались на юг  в  течение  чуть  более  трех  часов,  дорога
змеилась перед ними лаково блестящей зеленой лентой. Дорога  вела  их  меж
холмов, поросших пробковым дубом, тянущихся до горизонта, скрытого горными
хребтами. Здесь, на плантациях с менее строгими регламентациями, чем сады,
дубам  было  позволено  вырастать  низкими  и   приземистыми.   Изначально
плантация была заложена на  естественных  уступах  террас,  ныне  заросших
высокой и жесткой бурой травой.
- Здесь мы выращиваем трюфели, - сказала Одрейд.
У Стрегги оказалась в запасе еще одна скверная новость:
- Мне говорили, что с трюфелями приключилась беда, Преподобная  Мать.
Недостаточно дождей.
Больше не будет трюфелей?  Одрейд  заколебалась;  ей  очень  хотелось
подозвать сидящую позади послушницу из Отдела Связи и  запросить  Контроль
Погоды о том, можно ли смягчить засуху.
Она оглянулась на своих адъютантов. Три ряда, по  четыре  человека  в
каждом, специалисты, способные  расширить  ее  возможности  наблюдателя  и
исполнить любое приказание. Только посмотрите на едущий  следом  автобуса.
Одно из самых больших и вместительных транспортных средств Дома  Собраний.
Тридцать метров в длину, по меньшей мере! Битком набит людьми! Вокруг него
клубами вздымалась пыль.
Тамалан  по  приказанию  Одрейд  ехала  позади.   Услышав   о   таком
распоряжении, все подумали, что Преподобная  мать  может  быть  достаточно
едкой, если ее разозлить. Там взяла  в  поездку  слишком  много  людей,  а
Одрейд обнаружила это слишком поздно; чтобы что-либо изменить.
- Это не инспекция! Это вторжение какое-то, будь оно неладно!
Исполняй мои указания. Там. Маленькая политическая драма. Это сделает
переход легче.
Она снова перенесла внимание на шофера, единственного мужчину в  этом
автомобиле. Клэрби, вечно кислый и неприветливый  эксперт  по  транспорту.
Морщинистое личико, кожа  цвета  свежевскопанной  влажной  земли.  Любимый
шофер Одрейд. Водящий машину быстро  и  безопасно,  изучивший  до  мелочей
возможности своей машины.
Они перевалили через гребень холма; здесь дубняк редел, уступая место
фруктовым садам, окружающим Обитель.
Как она прекрасна в лучах заката, подумала Одрейд. Невысокие здания -
белые стены, оранжевые черепичные крыши. За аркой начиналась первая  улица
-  ее  можно  было  разглядеть  издалека,  а  дальше  была  видна  высокая
центральная  структура,  в   которой   размещались   региональные   службы
наблюдения.
Это зрелище вселило в Одрейд уверенность. Обитель общины  сверкала  и
сияла, сияние смягчалось расстоянием и туманной дымкой, поднимавшейся  над
садами. Деревья стояли безлистными - здесь проходил  зимний  климатический
пояс, - но было очевидно, что они способны дать еще один урожай.
Сестрам требовалось,  чтобы  все,  что  окружает  их,  было  красиво,
напомнила  себе  Одрейд.  Окружение,  услаждающее  чувства,  но  при  этом
удовлетворяющее  потребности  желудка.  Удобства  были  вполне   возможной
вещью... если только их было не слишком много!
Кто-то позади Одрейд сказал:
- Мне кажется, на некоторых из этих деревьев набухают почки.
Одрейд присмотрелась внимательнее. Да!  На  темных  ветвях  виднелись
крохотные зеленые бугорки. Здесь зима допустила ошибку.  Контроль  Погоды,
пытающийся установить смену времен года, не  мог  предотвратить  некоторых
случайных  просчетов.  Наступающая  пустыня   слишком   быстро   поднимала
температуру воздуха; растения начинали цвести  и  оживать  как  раз  в  то
время, когда должны  были  стоять  жестокие  морозы.  Вымирание  плантаций
становилось вполне обыкновенным явлением.
Советник-Наблюдатель извлек откуда-то  давно  забытый  термин  "Бабье
Лето" для рапорта, иллюстрированного трехмерной фотографией сада в  цвету,
занесенного снегом. Одрейд  почувствовала,  как  при  этих  словах  что-то
шевельнулось в ее памяти.
Бабье Лето. Как это верно!
Ее советники, разделявшие ее мнение о работах на планете, приняли эту
метафору жестокого морозазавоевателя, следующего по пятам  за  не  вовремя
наступившей оттепелью, самое  время  для  таких  визитов  -  нашествий  на
соседей.
Снова вспомнив все, Одрейд словно  почувствовала  холодок  топора  на
своей шее. Как скоро? Она не смела искать ответа  на  этот  вопрос.  Я  не
Квизац Хадерах!
Не оборачиваясь, Одрейд заговорила со Стрегги:
- Это место, Пондрилл - ты когда-нибудь была там?
- Мой центр предварительной подготовки находился не там.  Преподобная
Мать, но я полагаю, что все они одинаковы.
Да, эти  общины  все  походили  одна  на  другую:  невысокие  здания,
окруженные садами, составляющие центры специальной  подготовки.  Это  было
что-то вроде системы сит - чем ближе к Центральной, тем мельче ячеи.
Некоторые сообщества, такие,  как  Пондрилл,  были  сосредоточены  на
увеличении нагрузок и ужесточении условий. Они каждый день посылали женщин
на длительные физические работы. Руки, возившиеся в земле и в грязи, руки,
залитые фруктовым  соком  редко  пренебрегали  и  более  грязной  работой,
которая представлялась им в дальнейшей жизни.
Наконец они выехали из пылевого облака, и Клэрби открыл  окно.  Волна
жаркого воздуха  буквально  захлестнула  их!  Чем  там  занимается  Служба
Погоды?
Два здания на окраине Пондрилла соединялись галереей, нависающей  над
улицей, образуя длинный туннель. Все, что  понадобилось  бы  здесь,  чтобы
воссоздать  обстановку  докосмической  эры  -  опускная  решетка.  Рыцари,
закованные в  броню,  нашли  бы  привычным  сумрачную  духоту  этой  арки,
сделанной  из  пласт-камня,  почти  неотличимого  от  настоящего.   Камеры
наблюдения прекрасно заменяли стражей ворот и дозорных.
Длинный сумрачный коридор,  ведущий  в  обитель,  был,  как  заметила
Одрейд, чист. Вообще, в обителях Бене Джессерит обоняние редко  оскорбляли
запахи, подобные запаху разложения или гниения. Никаких трущоб. Очень мало
калек, хромающих по чистым улицам.  Очень  много  здоровой  плоти.  Хорошо
отлаженная система управления  делала  все,  чтобы  осчастливить  здоровое
население.
     И все-таки у нас есть калеки. И не все - калеки в  физическом  смысле
этого слова.
Клэрби припарковал машину у выхода из затененной  улицы;  они  вышли.
Автобус Тамалан остановился за их машиной.
     Одрейд надеялась, что крытая улица принесет им желанную прохладу,  но
жаркий воздух превратил ее в настоящую  раскаленную  печь,  и  температура
здесь оказалась гораздо выше. Она была рада оказаться на светлой  открытой
центральной площади, где жар, мгновенно высушив пот,  подарил  ей  краткое
мгновенье прохлады.
Чувство облегчения улетучилось, едва солнце начало палить ее голову и
плечи.  Ей  пришлось   контролировать   метаболизм,   чтобы   поддерживать
температуру тела на нужном уровне.
В желобе, обегающем площадь, плескалась сверкающая в солнечных  лучах
вода - беспечная демонстрация, которой скоро придет конец.
Оставим это пока. Мораль!
Она слышала за спиной шаги своей "свиты", обычные жалобы на  "сидение
в  одном  положении  так  долго..."  С   той   стороны   площади   спешила
приветственная делегация. В первых рядах Одрейд разглядела  Цимпэй,  главу
Пондриллы.
Адъютанты Преподобной Матери вышли на  площадь  у  фонтана,  мощенную
голубой плиткой, - все, кроме Стрегги, оставшейся стоять за плечом Одрейд.
Группу Тамалан также манил плеск воды. Одрейд подумала,  что  вода  всегда
была неистребимой частью человеческих мечтаний и снов.
Плодородные поля и вода - чистая вода, которую можно пить, в  которую
можно погрузить лицо, утоляя жажду, возвращая покой душе.
     И действительно, часть ее группы была занята  именно  этим.  Их  лица
блестели от капель влаги.
     Делегация Пондриллы остановилась недалеко от Одрад на голубых плитах.
Цимпэй привела с собой  еще  трех  Почтенных  Матерей  и  пятерых  старших
послушниц.
     Все эти послушницы находились на грани Агонии -  Одрейд  легко  могла
определить это по их прямым взглядам, полным ожидания муки.
     Одрейд  нечасто  видела  Цимпэй  в  Центральной,  хотя  та  иногда  и
появлялась там в качестве учителя. Она подходила к этой  роли:  каштановые
волосы, такие темные, что казались на  свету  черными  с  медным  отливом;
узкое  лицо  настолько  аскетично,   что   не   выражает   почти   ничего;
притягивающие взгляд глаза - совершенно  синие  -  под  строго  сдвинутыми
бровями.
     - Мы все рады видеть вас. Преподобная Мать.
     Это прозвучало довольно искренне.
     Одрейд слегка склонила голову - минимальное необходимое  приветствие.
Я тебя слышу. Почему ты так рада видеть меня?
     Цимпэй поняла. Она жестом указала на высокую  худую  Почтенную  Мать,
стоявшую подле нее:
     - Вы помните Фали, нашу Начальницу Садов? Фали  только  что  посетила
меня с делегацией садовников. Достаточно серьезная жалоба.
     Обветренное   лицо   Фали   было   какого-то   сероватого    оттенка.
Переутомление? Острый подбородок, тонкие губы. Грязь под  ногтями.  Одрейд
заметила это с одобрением. Не боится копаться в земле.
     Делегация садовников.  Итак,  еще  новые  жалобы.  Должно  быть,  они
действительно серьезны. Непохоже на Цимпэй перекладывать  свои  заботы  на
плечи Преподобной Матери.
     - Давайте выслушаем, - сказала Одрейд.
     Бросив взгляд на Цимпэй, Фали начала подробный рассказ, приводя  даже
квалификационную оценку каждого из  членов  делегации.  Некоторые  из  них
находились непосредственно в  распоряжении  Цимпэй.  Как  можно  объяснить
своим людям, что какой-то далекий песчаный червь (быть может, даже  еще  и
не существующий) требует подобных изменений? Как можно объяснить фермерам,
что дело не в недостающей "капельке дождя" - в климате, свойственном самой
планете? Чуть больше дождя - в областях высокого давления зародятся ветра.
Это, в  свою  очередь,  приведет  к  изменениям  где-нибудь  еще,  вызовет
отягощенный влагой сирокко  там,  где  он  не  только  создает  неприятные
помехи, но еще и опасен. Слишком легко можно породить чудовищные  торнадо,
просто немного изменив условия. Погода на  планете  не  была  чем-то,  что
можно легко исправить. Как я  иногда  требовала.  Каждый  раз  приходилось
просматривать и просчитывать изменения картины в целом.
     - Последнее слово остается за планетой, - сказала Одрейд.  Эти  слова
для Сестер были древним напоминанием о человеческой слабости.
     - У Дюны все еще есть право голоса? -  в  вопросе  Фали  было  больше
горечи, чем ожидала Одрейд.
     - Я чувствую жар. Мы видели листву ваших  садов,  когда  приехали,  -
сказала Одрейд. Я знаю, что заботит тебя, Сестра.
     - В этом году мы потеряем часть урожая, - сказала Фали. В  ее  словах
слышались обвиняющие нотки: Это ваша вина!
     - Что вы сказали вашей делегации? - спросила Одрейд?
     - Что пустыня должна расти, и что Контроль  Погоды  больше  не  может
производить всех необходимых нам изменений.
     Верно.  Правильный  ответ.  Неадекватный,  как  это  часто  бывает  с
правдой, но единственный,  который  у  них  сейчас  был.  Чем-то  придется
жертвовать. А пока - новые и новые делегации и потери урожая.
     - Вы выпьете с нами чаю. Преподобная Мать? - дипломатически вмешалась
Цимпэй. Видите, как все это нарастает. Преподобная Мать?  И  все  же  Фали
теперь вернется к своим овощам и фруктам. Ответ получен.
     Стрегги прочистила горло.
     Что-то нужно делать с этой ее проклятой привычкой! Но  значение  было
понятно. Лучше  будет  предоставить  Стрегги  заботу  о  расписании.  Пора
отправляться.
     - Мы поздно выехали, -  ответила  Одрейд,  -  Мы  остановились  здесь
только чтобы поразмять ноги и узнать, нет ли у вас проблем, которые вы  не
можете разрешить самостоятельно.
     - Мы вполне можем сами разобраться с садовниками, Преподобная Мать.
     Резковатый тон Цимпэй сказал Одреид гораздо больше, и  она  с  трудом
удержалась от улыбки.
     Проводите инспекцию, если вы так желаете. Преподобная Мать.  Смотрите
куда хотите. В Поядрилле вы увидите порядок Бене Джессерит.
     Одрейд бросила взгляд на автобус Тамалан. Кое-кто уже  возвращался  в
кондиционированную прохладу салона. Тамалан стояла  у  дверей,  откуда  ей
было слышно каждое слово.
     - Я услышала от вас хороший отчет. Цимпэй, -  сказала  Одрейд.  -  Вы
вполне можете обойтись без нашего вмешательства.  Разумеется,  я  не  хочу
обременять - вас слишком долгим визитом.
     Последнее было сказано достаточно громко - так, чтобы слышали все.
     - Где вы остановитесь на ночь. Преподобная Мать?
     - В Элидо.
     - Я давно не бывала там, но слышала, что море стало гораздо меньше.
     - Полеты  над  ним  подтверждают  ваши   слова.   Нет   необходимости
предупреждать их, что мы к ним  едем,  Цимпэй.  Они  уже  знают  это.  Нам
пришлось подготовить их к этому нашествию.
     Начальница Садов Фали сделала небольшой шаг вперед:
     - Преподобная Мать, если бы можно было дать нам...
     - Скажите вашим садовникам, Фали, что у них  есть  выбор.  Они  могут
ворчать и ждать, пока Чтимые Матре не придут, чтобы взять  их  в  рабство,
или отправиться в Рассеяние.
     Одрейд вернулась в  машину  и  сидела  там,  закрыв  глаза,  пока  не
услышала звук закрывающихся  дверей  и  они  не  отъехали  на  достаточное
расстояние. Они уже покинули Пондриллу и  находились  на  дороге,  ведущей
через южное кольцо садов. Позади  нее  царило  молчание.  Сестры  серьезно
обдумывали поведение  Преподобной  Матери.  Неудовлетворительная  встреча.
Разумеется, настроение передалось послушникам. Стрегги выглядела мрачной.
     Эта погода требовала, чтобы на нее было  обращено  внимание.  Словами
больше нельзя было заставить умолкнуть жалобы. Добрые времена судили менее
строго. Все знали, каковы  причины,  но  перемены  оставались  центральной
проблемой. Нельзя пожаловаться на Преподобную Мать (по крайней  мере,  без
веских на то причин! ), но можно ворчать по поводу погоды.
     "Почему сегодня они устроили  такой  холод?  Почему  именно  сегодня,
когда у меня была назначена поездка? Когда  мы  выехали,  было  достаточно
тепло, но теперь! А у меня даже нет подходящей одежды!
     Стрегги решила поговорить. Что ж, за  этим  я  ее  и  взяла.  Но  она
сделалась почти болтливой, словно вынужденная близость уничтожила  все  ее
почтение к Преподобной Матери.
     - Преподобная Мать, я искала в своих руководствах объяснение...
     - Берегись руководств! - сколько раз в жизни Одрейд  слышала  и  сама
произносила эти слова? - Руководства порождают привычки.
     Стрегги часто выслушивала наставления  касательно  привычек.  У  Бене
Джессерит они, конечно, были  -  то,  что  другие  считали  "Типичным  для
Ведьм?" Но все признаки, по которым можно предсказать поведение, тщательно
скрывались.
     - Но тогда почему мы пользуемся руководствами, Преподобная Мать?
     - По  большей  части  для  того,   чтобы   опровергать   их.   Кодекс
предназначен для новичков, остальные применяются в начальном обучении.
     - А история?
     - Никогда не отвергай банальности исторических записей. Как Почтенная
Мать, в каждый момент своей жизни ты будешь заново познавать историю.
     - Правда - пустая чаша.
     Страшно гордится тем, что помнит этот афоризм.
     Одрейд подавила желание улыбнуться.
     Стрегги - просто сокровище.
     Это было мыслью-предостережением. Некоторые драгоценные  камни  можно
классифицировать по их дефектам. Эксперты выявляют дефекты камня.  Скрытые
недостатки.  То  же  происходит  и  с  людьми.  Их  часто  узнаешь  по  их
недостаткам.  Сверкающая  поверхность  говорит   немного.   Чтобы   узнать
человека, нужно заглянуть в глубину и увидеть там тайные трещины и  пятна.
В этом истинная  ценность  бриллианта.  Чем  был  бы  Ван  Гог  без  таких
недостатков?
     - Комментарии внимательных циников, Стрегги, то, что они говорили  об
истории - вот что должно направлять тебя до Агонии.  После  ты  сама  себе
станешь циником и сама будешь определять для себя ценности. Сейчас история
называет тебе даты и рассказывает о том, что что-то  произошло.  Почтенные
Матери выискивают это что-то и разбираются в предрассудках историков.
     - И это все?
     Глубоко задета. Почему они тратят на это мое время?
     - Многие исторические труды бесполезны в силу своей необъективности и
предрассудков историков. Они были написаны, чтобы  угодить  той  или  иной
правящей могущественной группировке. Подожди, пока твои  глаза  откроются,
дорогая. Мы - лучшие из историков. Мы были там.
     - И моя точка зрения будет изменяться с каждым днем?
     Сказано человеком, весьма склонным к самоанализу.
     - Это тот урок,  который  Башар  завещал  нам  не  забывать.  Прошлое
пересматривается с точки зрения настоящего.
     - Я не уверена, что мне это понравится. Преподобная Мать.  Так  много
моральных решений.
     О-о. Эта драгоценность видела самую суть и  высказывала  свои  мысли,
как истинная Бене Джессерит. Среди темных пятен и трещинок в Стрегги  были
чистейшие грани.
     Одрейд искоса взглянула на задумчивую послушницу. Очень давно  Сестры
постановили, что решения в вопросах  морали  каждый  ищет  сам  для  себя.
Никогда не  следуй  за  направляющим,  не  задавая  вопросов.  Вот  почему
моральные и нравственные условия воспитания молодых  имели  такое  большое
значение.
     Вот почему мы предпочитаем брать в общину юных Сестер. И быть  может,
именно поэтому в сознании Шианы сказался недостаток морали. Мы приняли  ее
слишком поздно. О чем так тайно она говорит с Дунканом на языке жестов?
     - Всегда легко распознать нравственное решение, - сказала  Одрейд,  -
Они появляются, когда отбрасываешь личные интересы.
     Стрегги посмотрела на Одрейд с почтением:
     - Какую же для этого нужно иметь смелость!
     - Не смелость! Ни даже отчаянье. То, что мы делаем, естественно  -  в
самом глубоком значении этого слова.  Это  делается  потому,  что  другого
выбора нет.
     - Иногда, говоря с вами, я чувствую себя невежественной,  Преподобная
Мать.
     - Великолепно!  Это   начало   мудрости.   Существуют   разные   виды
невежества, Стрегги. Самое низкое -  следовать  собственным  желаниям,  не
размышляя.   Иногда   мы   делаем   это   неосознанно.   Оттачивай    свою
чувствительность. Осознавай то, что обычно не осознаешь. Всегда  спрашивай
себя: "Чего я пытался добиться, делая это?"
     Они  перевалили  через  последний  холм  перед  Элидо,  и  Одрейд  на
мгновение окунулась в воспоминания.
     Позади кто-то пробормотал:
     - Вот и море...
     - Останови здесь,  -  приказала  Одрейд,  когда  они  приблизились  к
широкому повороту, откуда было видно море. Клэрби знал  это  место  и  был
готов к приказанию Одрейд. Одрейд часто просила его останавливаться здесь.
Он затормозил именно там, где нужно было Преподобной Матери. Было  слышно,
как позади затормозил автобус, а громкий голос позади воскликнул:
     - Вы только посмотрите!
     Элдио лежал по левой стороне от Одрейд,  довольно  далеко  в  долине:
хрупкие изящные дома, некоторые поднимались над землей на тонких трубах, и
ветер летел между ними и  под  ними.  Элдио  находился  гораздо  южнее,  в
низине,  и  климат  здесь  был  жарче.  Маленькие  ветряные   мельницы   с
вертикальной осью шелестели крыльями возле домов  -  они  снабжали  общину
энергией. Одрейд указала на них Стрегги:
     - Мы ввели их, чтобы не зависеть от сложных технологий.
     Произнося  эту  фразу,  она  повернулась  направо.  Море!   Чудовищно
уменьшившийся клочок его былого величия. Дитя Моря мгновенно возненавидела
это зрелище.
     С  моря  поднимались  теплые  испарения.  Вдали  неясными  пурпурными
силуэтами вырисовывались горы. Одрейд заметила, что Контроль Погоды создал
ветер, чтобы  привести  в  движение  соленый  воздух.  В  результате  море
пенилось белыми барашками, набегающими на галечный берег.
     Одрейд вспомнила, что когда-то по берегу  тянулась  цепочка  рыбачьих
деревень. Теперь, когда море отступило,  деревни  оказались  гораздо  выше
берега на склонах окрестных холмов. Когда-то деревни были ярким мазком  на
картине морского пейзажа. Теперь большая часть их населения была втянута в
новое Рассеяние. Те же, кто остался, построили подобие маленькой  железной
дороги, позволяющей доставлять лодки к берегу.
     Она  одобряла  это:  консервация  энергии.  Внезапно   вся   ситуация
предстала перед ней в довольно мрачном свете - словно бы она вновь увидела
Старую Империю, где люди просто ожидали смерти.
     Сколько пройдет прежде, чем умрут и эти общины?
     - Море так мало!
     Голос раздался позади нее. Одрейд узнала: клерк из Архивов.  Один  из
проклятых шпионов Белл.
     Подавшись вперед, Одрейд похлопала Клэрби по плечу:
     - Отвези нас на ближний берег  -  вон  на  тот  пляж  внизу?  Я  хочу
поплавать в нашем море, Клэрби, пока оно еще не исчезло.
     Стрегги и еще две послушницы присоединились к ней,  нырнув  в  теплые
воды маленького залива. Остальные разбрелись по берегу  или  наблюдали  за
странной сценой из машины и автобуса.
     Преподобная Мать, плавающая обнаженной в море!
     Одрейд чувствовала вокруг воду, придававшую ей  сил.  Ей  нужно  было
поплавать: ей еще придется принять важные решения.
     Какую частицу этого последнего великого моря они смогут  сохранить  в
последние дни жизни планеты? Пустыня наступала -  пустыня,  в  которой  не
было больше ничего, как когда-то на Дюне.  Если  преследователь  даст  нам
время.  Угроза  была  близка,  а  пропасть  глубока.  Будь  проклята   эта
способность. Почему я должна знать это?
     Медленно, медленно Дитя Моря и мерное  покачивание  волн  помогли  ей
восстановить равновесие. Это водное пространство  было  одной  из  главных
проблем,  значительно  более  серьезной,  чем  разбросанные   по   планете
маленькие моря и озера. Отсюда испарялось большое количество влаги. А  это
порождало новые нежеланные изменения. Да, это море  все  еще  кормило  Дом
Собраний. Это была  дорога,  служившая  для  перевозки  и  связи.  Морские
транспортные  средства  были   наиболее   дешевыми.   Энергозатраты   были
достаточно  весомым  аргументом.  Но  море  исчезнет.  Так  будет.   Целой
популяции придется сменить место жительства.
     В ее размышления снова ворвались воспоминания  Дочери  Моря;  они  не
позволяли рассуждать трезво и безэмоционально. Как скоро должно  исчезнуть
море?  Таков  был  вопрос.  И  от  его   решения   зависели   неотвратимые
переселения.
     Лучше бы это произошло скорее. Боль,  оставшаяся  в  прошлом,  мучает
меньше. Нужно разобраться с этим!
     Она подплыла к отмели и взглянула на озадаченную Тамалан. Одеяние Там
было влажным от морских брызг.
     - Там! Уничтожьте это море так быстро,  как  только  возможно.  Пусть
Служба Погоды разработает план быстрого осушения. После обычных  уточнений
я приму окончательный план.
     Тамалан молча  отвернулась  и  пошла  прочь.  Она  жестом  предложила
Сестрам следовать за ней, всего один еще раз бросив взгляд на  Преподобную
Мать. Смотри! Разве я была  неправа  в  том,  что  взяла  с  собой  нужных
специалистов?
     Одрейд выбралась из воды. Под  ногами  ее  поскрипывал  сырой  песок.
Вскоре здесь будет только сухой песок. Она  оделась,  не  дав  себе  труда
вытереться. Одежда не слишком хорошо сидела на ней.  Но  сейчас  это  было
безразлично; она пошла по полоске  берега  -  прочь  ото  всех  остальных,
стараясь не смотреть на море.
     Воспоминания  должны   оставаться   воспоминаниями.   Воспоминаниями,
которые извлекаются из глубин памяти только для того, чтобы вновь  ощутить
пережитые когдато радости. Никакая радость не  может  длиться  вечно.  Все
преходяще. "И это пройдет" - вот слова, которые могут  быть  применены  ко
всему сущему.
     Когда песок перешел во влажный суглинок,  она,  наконец,  обернулась,
чтобы взглянуть на море, приговоренное ею к уничтожению.
     Имеет значение только сама жизнь, сказала она себе. А жизнь не сможет
существовать долго без постоянного воспроизводства.
     Выживание. Наши дети должны выжить. Бене Джессерит должна выжить!
     Ни один ребенок не был важнее остальных.  Она  принимала  и  понимала
это, осознавала, как часть ее глубинного "я", впервые проявившегося, когда
она ощутила себя Дочерью Моря.
     Одрейд позволила Дочери Моря в последний раз вдохнуть соленый воздух,
пока  они  все  возвращались  к  машинам,  рассаживались  и  готовились  к
отправлению  в  Элдио.  Она  чувствовала,  как  ей  становится  спокойнее.
Достаточно было научиться поддерживать равновесие, и уже  не  нужно  море,
чтобы восстановить его.


x x x

---

===

Вырви вопросы из почвы, и ты увидишь
спутанные корни. Новые вопросы!

                                                         Ментат Дзен-суфи.


     Дама была в своей стихии.
     Паучья Королева!
     Ей нравился тот титул, которым наградили ее ведьмы. Это было  центром
ее паутины - новый контрольный центр на Перекрестке.  Внешний  вид  здания
все  же  не  соответствовал  ей;  в  его  дизайне   было   слишком   много
самодовольства,  свойственного  Гильдии.   Консерватизм.   Зато   интерьер
постепенно приобретал знакомые черты, и это  доставляло  ей  удовольствие.
Она почти могла представить себе, что никогда не  покидала  Дар,  что  нет
никаких Футаров и горестного перелета назад, в Старую Империю.
     Она стояла посреди Зала Собраний, глядя на  Ботанический  Сад.  Логно
ждала в четырех шагах за ее спиной. Не слишком близко ко мне, Логно, иначе
мне придется приказать убить тебя.
     На лужайке, начинавшейся прямо за плиточным полом  еще  лежала  роса;
когда солнце поднимется достаточно  высоко,  слуги  поставят  там  удобные
кресла и столы. Она заказала солнечный  день,  и,  черт  побери.  Контролю
Погоды лучше бы исполнить ее приказание. Итак, старая ведьма вернулась  на
Баззел. И она была в ярости. Прекрасно. Разумеется, она знала, что за  ней
следят, и она посетила свою верховную ведьму, чтобы попросить ее об  уходе
с Баззел, чтобы просить об убежище. И ей было отказано.
     Им нет дела до того,  что  мы  уничтожим  ветви,  пока  мы  не  можем
добраться до ствола.
     Дама бросила Логно через плечо:
     - Приведи ко мне эту старую ведьму. И всех ее прихвостней.
     Логно повернулась и собиралась идти, но Дама добавила:
     - И несколько голодных Футаров. Они мне нужны голодными.
     - Да, Дама.
     Кто-то другой занял место Логно. Дама не обернулась, чтобы  выяснить,
кто. Всегда было достаточно помощниц, готовых выполнить важные приказания.
Все они были похожи друг на друга; разнилась только степень  исходящей  от
них  опасности.  Логно  была  постоянной  угрозой.  Заставляет  меня  быть
настороже.
     Дама глубоко вдохнула свежий  воздух.  День  обещал  быть  хорошим  -
потому, что именно этого она хотела. Она ушла в свои тайные  воспоминания,
позволив им успокаивать и услаждать ее.
     Будь благословен Гулдур. Мы нашли то место,  где  можем  восстановить
свои силы.
     Объединение Старой Империи шло именно так,  как  было  запланировано.
Немного осталось гнезд этих проклятых ведьм, а когда будет  обнаружен  Дом
Собраний, остальные будет легко уничтожить.
     Теперь - Икс. Тут возникли сложности. Может быть, мне и не нужно было
убивать тех двух ученых - Иксиан вчера...
     Но эти глупцы потребовали от нее "больше информации". Потребовали!  И
это после того, как они  заявили,  что  у  них  по-прежнему  нет  решения,
позволяющего перезаряжать  Оружие.  Разумеется,  они  не  знали,  что  это
оружие. Или  -  знали?  У  нее  не  было  полной  уверенности.  А  значит,
правильным решением было все же убить тех двоих. Преподать им урок.
     Дайте нам ответы, а не вопросы.
     Ей нравился тот порядок, который она и ее  Сестры  вводили  в  Старой
Империи. Прежде здесь было слишком много разброда и шатаний, слишком много
различных культур, слишком много нестабильных районов.
     Поклонение Гулдуру послужит им так же, как и нам.
     Она не чувствовала мистической притягательности  своей  религии.  Это
было  просто  действенным  орудием  власти.  Истоки  религии  были  хорошо
известны: Лито II, которого эти ведьмы называли  "Тираном",  и  его  отец,
Муаддиб.  Оба  -  законченные   маклеры   власти.   Вокруг   этого   много
схизматических клеток, но их можно легко устранить. Оставить только  суть.
Это прекрасно отлаженный, щедро смазанный механизм.
     Тирания меньшинства, скрывающегося под маской большинства.
     Это и распознала та ведьма, Луцилла. Невозможно было  оставить  ее  в
живых после того, как выяснилось, что она знает способы управлять массами!
Гнезда ведьм нужно найти и сжечь. Способности и возможности Луциллы - явно
не единичный случай. Ее действия указывают  на  существование  школы.  Они
этому учат! Глупцы! Нужно управлять реальностью,  иначе  все  может  выйти
из-под контроля.
     Возвратилась Логно. Дама всегда легко распознавала звук ее шагов. Она
ходила крадучись.
     - Старая ведьма будет доставлен с Баззела, - сказала Логно, -  Вместе
с ее помощниками.
     - Не забудь о Футарах.
     - Я отдала распоряжения, Дама.
     Этот масляный сладенький голос! Ты бы хотела скормить меня им, верно,
Логно?
     - И усиль охрану клеток, Логно. Прошлой ночью сбежали еще  трое.  Они
бродили в саду, когда я проснулась.
     - Мне доложили, Дама. Было назначено еще несколько сторожей.
     - И не говори мне, что они не всегда представляют опасность.
     - Я не верю этому. Дама.
     И, ради разнообразия, она говорит  правду.  Футары  страшат  ее.  Это
хорошо.
     - Похоже, мы получили энергетическую базу, Логно, - Дама  обернулась,
заметив, что Логно по меньшей мере на два  миллиметра  преступила  границу
запретной зоны. Логно тоже увидела это и отступила.  Подходи  так  близко,
как только хочешь, но только спереди, там, где я могу тебя видеть,  Логно.
Но не за моей спиной.
     Логно заметила рыжие искры в глазах Дамы и едва не упала  на  колени.
Колени явно подогнулись.
     - Я счастлива служить вам. Дама! Ты была бы счастлива заменить  меня,
Логно.
     - Что с той женщиной с Гамму? Странное имя. Как ее?..
     - Ребекка, Дама. Она и кое-кто из ее приятелей... они ускользнули  от
нас. О, временно! Мы разыщем их. Они не могут покинуть планету.
     - Ты полагаешь, что я должна была держать ее здесь, не так ли?
     - Было бы мудро сделать из нее приманку. Дама.
     - Она; и  сейчас  приманка.  Ведьма,  найденная  нами  на  Гамму,  не
случайно попала к тем людям.
     - Да, Дама.
     Да, Дама! Но раболепные нотки в голосе Логно доставляли удовольствие.
     - Итак, действуй!
     Логно стремительно вышла.
     Всегда возникали небольшие очаги потенциально возможного  насилия,  и
где-то они  сливались  воедино.  Их  нужно  было  разъединить  ненавистью,
разрушающей жизни вокруг них. Кому-то всегда приходится наводить  порядок.
Дама вздохнула. Тактика террора была столь... столь недолговечной!
     Успех - вот в чем заключается опасность. Он стоил им  целой  империи.
Если ты делаешь успех своим знаменем,  всегда  найдется  кто-нибудь,  кому
захочется перерубить древко. И не только древко. Зависть!
     Но на этот раз мы будем обращаться с успехом гораздо осторожнее.
     Она погрузилась в полудрему, чутко вслушиваясь в  малейший  шорох  за
спиной, и в то же время наслаждаясь сознанием  очевидных  грядущих  побед,
перспективы которых развернулись  перед  нею  в  это  утро.  Ей  нравилось
произносить имена покоренных планет, перекатывать языком звуки.
     Уоллах, Кронин, Ринол, Экац, Бела Терезе, Гамму, Гамонт, Ниуше...


x x x

*** 

Люди рождаются с предрасположенностью к одной  из
наиболее стойких и разрушительных  болезней  разума:
самообману. И наилучшие и наихудшие из  всех  миров,
которые только можно себе представить, несут на себе
этот драматический оттенок. Насколько нам  известно,
естественного   лекарства   тут    нет.    Необходим
постоянный самоконтроль.

Кода


     Пока Одрейд не было в Централе (возможно, лишь  ненадолго),  Беллонда
поняла, что необходимо действовать, и быстро. Этот проклятый  Ментат-гхола
был слишком опасен, чтобы позволить ему остаться в живых!
     Вечеринка у Верховной  Матери  была  уже  едва  видна  в  сгущающихся
сумерках, когда Беллонда направилась к не-кораблю.
     Беллонде была не по душе задумчивая прогулка  через  Кольцевые  Сады.
Она заказала место в тьюбе, закрытом,  автоматическом  и  быстром.  Одрейд
тоже содержала  осведомителей,  способных  отправить  совершенно  ненужные
донесения.
     По дороге  Беллонда  просмотрела  свой  обзор  многочисленных  жизней
Айдахо. Запись она хранила в Архивах и могла быстро вызвать в любое время.
В изначальном оригинале  и  ранних  гхолах  в  его  характере  преобладала
импульсивность. Скор на ненависть и скор на  верность.  В  поздних  гхолах
Айдахо это уравновешивалось цинизмом, но за маской скрывалась  все  та  же
импульсивность. Тиран неоднократно вызывал ее к жизни. Беллонде  уже  была
знакома эта картина.
     Им может правите гордыня.
     Его длительная служба Тирану восхищала. Он не  просто  несколько  раз
становился Ментатом, но в ряде своих воплощений был и Ясновидящим.
     Образ  Айдахо  соответствовал  обнаруженным  в  справках   описаниях.
Интересные и характерные черты, линии глаз и рта гармонировали со  сложным
внутренним миром.
     И почему Одрейд  игнорирует  угрозу,  исходящую  от  этого  человека?
Беллондой часто овладевали дурные предчувствия, когда  Одрейд  с  показным
жаром говорила об Айдахо.
     "Он мыслит четко  и  ясно.  Он  обладает  особенной  просветленностью
разума. Это вселяет силы. Он нравится мне, и я сознаю, что влиять  на  мои
решения для него - не проблема".
     Она поддается его влиянию!
     Айдахо Беллонда нашла в одиночестве - он сидел за  пультом.  Внимание
его было приковано к линейному изображению. Оно  было  знакомо  ей:  схемы
действия не-корабля. Увидев ее, Айдахо стер с экрана проекцию.
     - Привет, Белл. Я ждал тебя.
     Он надавил на кнопку пульта и позади  него  отворилась  дверь.  Вошел
юный Тег, заняв позицию позади  Айдахо  и  остановив  молчаливый  взор  на
Беллонде.
     Айдахо не предложил ей сесть или найти стул, вынуждая принести его из
спального отсека и поставить напротив него. Она присела, и  он  бросил  на
нее взгляд, полный осторожной иронии.
     Беллонду несколько изумило его приветствие. Почему же он ждал меня?
     И он ответил на ее немой вопрос:
     - Дар сегодня связывалась со мной и сказала, что  будет  у  Шианы.  Я
знал, что ты отправишься ко мне сразу после ее ухода.
     Простой расчет ментата или...
     - Она предупредила тебя!
     - Ошибка.
     - Какие у вас секреты с Шианой? - настоятельно спросила она.
     - Она использует меня так, как того от нее желаешь ты.
     - Миссионария!
     - Белл! Два Ментата собрались. Зачем играть в эти идиотские игры?
     Беллонда  глубоко  вздохнула,  переключаясь  на  режим  Ментата.  При
подобных обстоятельствах это давалось нелегко, на нее смотрел  ребенок,  и
во взгляде Айдахо светилась ирония. Может,  Одрейд  проявляла  неожиданную
хитрость и выступала против Сестры заодно с этим гхолой?
     Айдахо успокоился, заметив, что стремление Бене  Джессерит  удвоилось
благодаря силе Ментата.
     - Я давно знал, что ты жаждешь моей смерти, Белл.
     Да... Страхи делали меня легко читаемой.
     Все на фани, подумал он.  Беллонда  пришла  с  убийством  на  уме,  с
полностью подготовленной драмкой "необходимости". Он рассмотрел  несколько
приятных мыслей о своем противодействии  ее  гневу.  Но  Беллонда  в  роли
Ментата сначала подумает, и только потом начнет действовать.
     - Ты  неуважительно  пользуешься  нашими  именами,   -   ища   повод,
произнесла Беллонда.
     - Не тот случай, Белл. Ты уже не Преподобная Мать, а я - не  "гхола".
Два человека с общими проблемами. И не говори мне, что не понимаешь этого.
     Она окинула взором его рабочую комнату.
     - Если ты ждал меня, то где Мурбелла?
     - Хочешь, чтоб она убила тебя, спасая мою жизнь?
     Беллонда задумалась. Эта проклятая Чтимая  Матре,  может  и  способна
убить меня, но затем...
     - Ты отослал ее, чтобы защитить ее.
     - У меня есть лучшая защита, - он указал на мальчишку.
     Тег? Защита? С Гамму доходили рассказы о нем. Знал ли о них Айдахо?
     Она захотела спросить, но могла ли она осмелиться на риск отстранения
от темы? Сторожевые Псы должны получить полномасштабную картину опасности.
     - Он?
     - Будет он служить Бене Джессерит, увидев, как ты убьешь меня?
     Она не ответила, и он продолжил:
     - Поставь себя на мое место, Белл. Я - Ментат, попавшийся не только в
твою западню, но и в ловушку Чтимых Матре.
     - И ты, что, только Ментат?
     - Нет. Я - тлейлаксианский эксперимент, но будущее мне недоступно.  Я
- не Квизац Хадерах. Я - Ментат  с  воспоминаниями  многих  своих  жизней.
Подумай о своей Иной Памяти и представь, какие  рычаги  находятся  в  моих
руках.
     Пока он говорил, Тег подошел и оперся на пульт рядом с локтем Айдахо.
На лице мальчика отчасти отражалось удивление, но  никак  не  страх  перед
ней.

     
       Читать   дальше  ...    

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

Источник :  http://lib.ru/HERBERT/dune_6.txt 

***

***

"Фрэнк Герберт – Капитул Дюны. [Аудиокнига]"

---

Слушать - Капитул Дюны (Дом глав Дюны) аудиокнига слушать онлайн ...

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 155 | Добавил: iwanserencky | Теги: проза, текст, книги, Хроники Дюны, Фрэнк Херберт, фантастика, писатель Фрэнк Херберт, Дом глав Дюны, Вселенная, книга, Будущее Человечества, литература, Хроники, чужая планета, люди, из интернета, ГЛОССАРИЙ, будущее, миры иные, слово | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: