Главная » 2023 » Апрель » 13 » Хроники Дюны. Ф. Херберт. Бог - император Дюны. 073
15:49
Хроники Дюны. Ф. Херберт. Бог - император Дюны. 073

===

4


Я самый ревностный человековед из всех, когда-либо
живших. Прошлое и настоящее смешиваются во мне, странно
накладываясь друг на друга. И, по мере того, как с плотью
моей продолжается метаморфоза, удивительные вещи происходят
с моими ощущениями. Словно я чувствую все затворенным в
себе. У меня необыкновенно острые слух и зрение, плюс
потрясающе тонкое обоняние. Я могу различить и распознать
три миллионных феромона. Я знаю. Я проверял. Вам очень мало
удалось бы скрыть от моих чувств. Думаю, вас привело бы в
ужас,  ч_т_о  я могу определить только по запаху. Ваши
феромоны расскажут мне, что вы собираетесь делать и что вы
готовитесь сделать. А жесты и позы! Однажды я провел полдня,
наблюдая за стариком, сидевшим на скамье в Арракине. Он был
потомком наиба Стилгара в пятом поколении - и даже не знал
этого. Я всматривался в наклон его головы, в обвислые
складки кожи у него под подбородком, в потрескавшиеся губы,
во влажные ноздри, в раковины его ушей, в клочья седых
волос, вылезавших из-под капюшона его древнего стилсьюта. Он
ни разу не заметил, что я за ним наблюдаю. Ха! Стилгару бы
на это и двух секунд не понадобилось. Но этот старик
попросту дожидался кого-то, кто так и не пришел. Наконец, он
встал и заковылял прочь. У него все тело затекло после
долгого сидения. Я знал, что никогда больше не увижу его во
плоти. Он близился к смерти, и воде его,  наверняка,
предстояло быть потерянной попусту. Что ж, больше это не
имело никакого значения.

Украденные дневники

     Лито считал, что это самое интересное место во  всем  мироздании,  то место, где он сейчас дожидается прихода своего нынешнего  Данкана  Айдахо. Если мерить человеческими стандартами,  это  было  огромное  пространство, центр изощренного переплетения катакомб под Твердыней. От него расходились светящиеся помещения, примерно тридцати метров в высоту и двадцати  метров
в ширину, как расходятся спицы от втулки колеса. Повозка Лито  стояла  как раз в центре  этой  втулки  -  в  круглом  помещении  с  купольным  сводом приблизительно четырехсот метров в диаметре и ста метров высоты до самой высокой точки свода.
Лито находил эти размеры успокоительными.
Едва  перевалило  за  полдень,  но  лишь  светло-оранжевые  глоуглобы освещали эту палату, беспорядочно блуждая в  воздухе  на  своих  черенках. Свет не проникал глубоко в спицы колеса, но Лито по памяти  знал  назубок, где что находится. Вода, кости, прах его предков и тех  Атридесов,  которые жили и  умерли  со  времен  Дюны.  Все  они  были  здесь,  плюс  несколько контейнеров меланжа, чтобы создать иллюзию,  будто  это  весь  его  запас, дойди дело до такой крайности.
Лито знал, зачем к нему собирается Данкан:  Айдахо  выяснил,  что  на Тлейлаксе делают другого Данкана, еще одного гхолу, создаваемого  согласно пожеланию и требованиям Бога Императора. Нынешний Данкан страшился, что он будет заменен после почти шестидесяти лет службы. Всегда падение  Данканов начиналось с чего-нибудь подобного. До того у Лито  побывал  представитель Космического Союза и предостерег его, что икшианцы поставили  нынешнему Данкану лазерный пистолет.
Лито хихикнул. Космический Союз  остается  крайне  чувствительным  ко всему, что может угрожать их скудному снабжению спайсом.  Они  приходят  в ужас при мысли, что Лито -  это  последнее  связующее  звено  с  песчаными червями, которые произвели некогда исходные запасы меланжа.
"Если я умру вдалеке от воды, то не будет больше спайса никогда".
Этого  и  боялся  Космический  Союз.  А  его  учетчики,  занимавшиеся историческими исследованиями, были убеждены - и убедили своих хозяев - что
у Лито самый большой запас меланжа во  всем  космосе.  Это  знание  делало
Космический Союз почти надежным союзником.
Дожидаясь Данкана, Лито проделал бенеджессеритские упражнения для рук и пальцев. Руки были его гордостью.  Под  серой  оболочкой  кожи  песчаной форели их длинные пальцы могли делать  все  почти  так  же,  как  и  любые человеческие руки. Почти бесполезные плавники, бывшие некогда его  ногами, являлись больше неудобством, чем стыдом. Он мог ползать,  переворачиваться и швырять свое тело с изумляющей скоростью, но  иногда  он  падал  на  эти плавники, и это причиняло ему боль.
Почему же медлит Данкан?
Лито представил себе, как тот колеблется, глядя  в  окно  на  текучий горизонт Сарьера. Воздух сегодня был подвижен  от  жары. Перед тем, как спуститься в свой подземный склеп, Лито видел на юго-западе мираж. Зеркало жары  подкинуло  вверх полыхнувший над песками образ, показав группу Музейных Свободных, ковыляющих мимо выставочного сьетча, чтобы провести по нему туристов.
Его подземелье было прохладным,  всегда  прохладным,  а  свет  всегда
приглушен. Разбегающиеся туннели были  темными  дырами,  наклонно  идущими
вверх и вниз под  плавными  углами,  чтобы  легко  было  передвигаться  на
королевской тележке. Эти туннели уходили на много километров дальше ложных
стен, это были проходы, которые Лито создал для себя с помощью  икшианских
инструментов - туннели снабжения и секретные ходы.
В раздумьях о предстоящей беседе Лито занервничал. Он находил подобную нервозность интересным ощущением, всегда доставлявшим ему радость.  Лито  понимал,  что  он  довольно-таки  привязался  к  нынешнему Данкану. Была еще надежда, что Айдахо переживет эту их встречу. Порой  они оставались в живых. Вероятность того, что Данкан представляет  смертельную угрозу была мала, хотя надо было принимать во внимание и такой шанс.  Лито постарался объяснить это одному из прежних  Данканов...  как  раз  в  этом самом помещении.
- Ты сочтешь странным, что я, наделенный такими силами, могу говорить о везении и случайности, - сказал Лито.
Данкан рассердился.
- Ты ничего не оставляешь на волю случая! Я тебя знаю!
- Как наивно. Случайность - это природа нашего мироздания.
- Никакой случайности! Злые выходки. Ты автор этого зла!
-  Великолепно,  Данкан!  Злые   выходки   -   это   самое   глубокое удовольствие. Именно с помощью таких выходок  мы  и  заостряем  творческие силы.
- Ты теперь даже больше не человек! -  ох,  как  же  сердит  был  тот Данкан.
Лито счел это обвинение раздражающим - как песчинку, попавшую в глаз.
Он держался за остатки того человеческого, что в нем еще было, с мрачным упорством, которое нельзя было отрицать, хотя он уже не мог испытывать настоящих эмоций. Наибольшее, на что он был способен  -  самое  близкое  к гневу чувство, которое он еще испытывал - раздражение.
- Твоя жизнь превращается в клише, - обвинил его Лито.
И тогда Данкан извлек из складок своего  форменного  плаща  небольшое взрывное устройство. Какая неожиданность!
Лито любил неожиданности, даже дурные.
"Это то, чего я не предвидел!". - Он сказал  это  Данкану,  стоявшему здесь в странной нерешительности, какое же решение  от  него  окончательно требуется.
- Это может убить тебя, - сказал Данкан.
- Прости Данкан, это лишь слегка меня поранит, и ничего более.
- Но ты и сам сказал, что этого не предвидел! - голос Данкана стал пронзительным.
- Данкан! Данкан! Как раз полное предвидение  и  равняется  для  меня смерти. До чего же невыразимо скучна смерть.
В ту же секунду Данкан попытался отшвырнуть взрывное  устройство,  но вещество, из которого оно было  сделано,  оказалось  слишком  нестойким  и сработало слишком быстро. Данкан умер.
- Ах, ладно! Всегда есть другой Данкан в аксольтных чанах.
Один  из  плавающих  глоуглобов  над  Лито  начал  помаргивать.  Лито охватило возбуждение. Сигнал  Монео!  Верный  Монео  извещал  своего  Бога Императора, что Данкан спускается в подземелье.
Дверь людского лифта, между двумя расходящимися проходами к северо-западу от  центра  подземелья,  широко  отворилась.  Вышел  Данкан, небольшая фигурка на  таком  расстоянии,  но  глаза  Лито  различали  даже крохотные детали: такие, как морщинку на мундире, свидетельство того,  что Данкан только что где-то стоял, прислонясь и  обхватив  рукой  подбородок. Да, до сих пор остаются следы руки на подбородке. Запах  Данкана  опережал его. В Данкане сейчас сильно повысилось содержание адреналина.
     Лито пребывал  в  молчании,  приглядывался  к  деталям,  пока  Данкан
приближался к нему.  Этот  Данкан  до  сих  пор  ходил  упругой  юношеской
походкой,  несмотря  на  долгий  срок  своей  службы.  За  это  ему   надо
благодарить минимальные дозы меланжа. На нем был старый мундир  Атридесов:
черный с золотым ястребом на левой стороне  груди.  Интересное  заявление,
смысл которого надо понимать так: "Я служу чести ПРЕЖНИХ Атридесов!".  Его
волосы до сих пор были черной каракулевой шапкой,  черты  лица  как  будто
резко вытесаны из камня, скулы - высокие.
     "Тлейлакс хорошо делает своих гхол", - подумал Лито.
     При Данкане был  тонкий  портфельчик,  плетеный  из  темно-коричневых
волокон, тот самый, что  он  носил  при  себе  много  лет.  Обычно  в  нем
находились материалы, на основе которых он делал свои доклады, но  сегодня
на портфеле заметна была выпуклость чего-то более увесистого.
     Икшианский лазерный пистолет.
     Айдахо не отрывал взгляда  от  лица  Лито.  Оно  оставалось  смущающе
атридесовским, тонкие черты с полностью голубыми глазами,  взгляд  которых
нервными людьми воспринимался  как  физическое  давление.  Лицо  пряталось
глубоко внутри серой рясы из кожи песчаной  форели,  которая,  как  Айдахо
знал, могла наворачиваться на лицо, рефлекторно защищая  его  в  мгновение
ока - скорее можно сказать, лицом  не  успеешь  моргнуть,  чем  глазом  не
успеешь моргнуть. Серое обрамляло розовую человеческую кожу.  Трудно  было
отделаться от мысли, что Лито  -  нечто  непотребное,  затерянный  кусочек
человеческого, плененного чужеродным.
     Остановившись лишь в шести шагах от королевской  тележки,  Айдахо  не
пытался скрыть свою сердитую решимость. Он даже не думал о том,  знает  ли
Лито о лазерном пистолете. Империя слишком далеко ушла  от  морали  старых
Атридесов, стала безликой колесницей Джаггернаута, <Джаггернаут - образ из
индийской мифологии, олицетворение слепой и жестокой всесокрушающей  силы>
сокрушающей невинных на своем пути. Этому должен быть положен конец!
     - Я пришел поговорить с тобой  о  Сионе  и  прочих  делах,  -  сказал
Айдахо. Он пристроил свой портфель так, чтобы легко можно  было  выхватить
из него лазерный пистолет.
     - Очень хорошо, - голос Лито был полон скуки.
     - Сиона - единственная, уцелевшая в предпринятой вылазке,  но  у  нее
все равно остается опора среди мятежников.
     - По твоему мне это не известно?
     - Я знаю твою опасную терпимость к мятежникам! Чего я не знаю так это
того, что было в украденном им свертке.
     - Ах, да. Она получила полные планы всей Твердыни.
     На короткий миг Айдахо  опять  стал  командующим  гвардии  Лито,  его
глубоко потряс такой урон, нанесенный безопасности.
     - И ты позволил ей бежать с этим?
     - Нет, это ты позволил.
     Айдахо отпрянул при этом обвинении, но понемногу решимость убийцы,  в
которого он недавно превратился заново обрела над ним власть.
     - Это все, что она захватила? - спросил Айдахо.
     - Вместе с планами  крепости  я  хранил  там  два  тома,  копии  моих
дневников. Она украла эти копии.
     Айдахо изучал неподвижное лицо Лито.
     - Что в этих дневниках? Порой ты называешь их личным дневником, порой
исторической хроникой.
     - Понемногу от того и другого. Можешь даже назвать это учебником.
     - Тебе не по себе от того, что она украла эти тома?
     Лито  позволил  себе  чуть  улыбнуться,  что  Айдахо  воспринял   как
отрицательный ответ. По телу Лито волнами пробежало мгновенное напряжение,
когда Айдахо сунул руку в тонкий портфель. Достанет он оружие или доклады?
Хотя в целом его тело не боялось любой температуры, Лито знал,  что  часть
его плоти, особенно лицо, уязвима для лазерных пистолетов.
     Айдахо вытащил из портфельчика доклад и, даже до того, как  он  начал
его читать,  для  Лито  стали  очевидно,  чего  подсознательно  добивается
Данкан. Айдахо искал ответы,  а  не  поставлял  информацию.  Айдахо  хотел
оправдания для того курса действия, который он уже выбрал.
     - На Гиди Прайм мы разоблачили культ Алии, - сказал Айдахо.
     Лито молчал, пока Айдахо докладывал о деталях.  До  чего  же  скучно.
Мысли Лито стали блуждать. Поклонявшиеся давно  умершей  сестре  его  отца
могли доставить  ему  в  эти  дни  только  короткое  развлечение.  Данкан,
разумеется, видел в их активности скрытые угрозы.
     Айдахо закончил доклад. Его агенты были всюду, этого не отнимешь.  До
скуки всюду.
     - Это всего лишь возобновление культа Изиды, - сказал Лито
     - Мои жрецы  и  жрицы  могут  поразвлечься,  подавляя  этот  культ  и
преследуя его сторонников.
     Айдахо покачал головой, словно отвечая своему внутреннему голосу.
     - Бене Джессерит знает об этом культе, - сказал Айдахо.
     Вот это заинтересовало Лито.
     - Орден так мне и не простил того, что  я  отобрал  у  них  программу
выведения, - сказал он.
     - Это не имеет ничего общего с программой выведения.
     Лито скрыл легкую веселость. Данканы всегда были очень  чувствительны
ко всему, что касалось искусственного улучшения человеческой породы,  хотя
некоторым  из  них  и  приходилось  периодически  навещать  его  племенную
конюшню.
     - Понимаю, - сказал Лито.
     - Что ж, Бене Джессерит помешан на свой особый манер, но сумасшествие
предполагает   хаотическое   скопление   неожиданностей.   Некоторые    из
неожиданностей могут быть ценными.
     - Не могу постичь ценности этого.
     - По-твоему, за кулисами этого культа стоит Бене Джессерит? - спросил
Лито.
     - Да.
     - Объясни.
     - У них есть святая Рака. Они называют ее Ракой Крисножа.
     - Да, правда?
     - И их главная жрица называется хранительницей света Джессики.  Разве
это не многозначительно?
     - Это восхитительно! - Лито не пытался скрыть своего веселья.
     - Что в этом восхитительного?
     - Они объединяют мою бабушку и  мою  тетю  в  единую  богиню.  Айдахо
медленно покачал головой, не в силах понять.
     Лито позволил себе небольшую внутреннюю паузу,  меньше  чем  на  долю
секунды. Жизни-памяти его бабушки было  довольно-таки  наплевать  на  этот
культ на Гиди Прайм. Ему нужно было отгородиться от ее воспоминаний  и  ее
личности.
     - В чем, по-твоему, цель этого культа? - спросил Лито.
     - Очевидно, соперничающие религии, чтобы подорвать твою власть.
     - Это слишком просто.  Кем  бы  они  ни  были,  но  простушками  Бене
Джессеритки не были никогда.
     Айдахо ждал объяснения.
     - Они хотят еще спайса! - сказал Лито, - им нужно больше  Преподобных
Матерей.
     - Так что, они будут докучать тебе, пока ты от них не откупишься?
     - Я разочарован тобой, Данкан.
     Айдахо только поглядел на Лито, который умудрился испустить  вздох  -
сложно дающийся ему человеческий жест, больше внутренне  не  присущий  его
новой форме. Данканы обычно были сообразительными,  но  Лито  предполагал,
что замысел, сидевший в голове у нынешнего, частично затмил его смекалку.
     - Они выбрали своим домом Гиди Прайм, - сказал Лито. -  Что  за  этим
стоит?
     - Гиди  Прайм  был  цитаделью  Харконненов,  но  это  сейчас  древняя
история.
     - На этой планете умерла твоя сестра, жертва Харконненов. Это  верно,
что Харконнены и Гиди Прайм связались в своих  мыслях.  Но  почему  ты  не
упомянул об этом раньше?
     - Я не считал это важным.
     Губы  Лито  поджались,  став  тонкой  линией.  Упоминания  о   сестре
встревожило Данкана. Данкан разумом знал, что он  -  только  последний  из
долгой  цепочки  материальных  возобновлений,  все  из  которых   являются
продуктами   тлейлаксанских   аксольтных   чанов   и   вырабатываются   из
первоначальных клеток. Но при этом Данкан не мог бежать от оживших  в  нем
воспоминаний. Он помнил, что Атридесы спасли его из плена Харконненов.
     "И, кем бы я еще ни  являлся,  я  все  равно  остаюсь  Атридесом",  -
подумал Лито.
     - Куда ты клонишь? - спросил Айдахо.
     Лито решил, что тут надо повысить голос. И громко вскричал:
     - Харконнены были крупными накопителями спайса!
     В страхе Айдахо отпрянул на целый шаг.
     Лито продолжил более тихим голосом:
     - На Гиди Прайм есть до сих пор не обнаруженный запас  меланжа.  Бене
Джессерит  пытается  его  отыскать,  используя  религиозные   фокусы   как
прикрытие.
     Айдахо   был   ошеломлен.   Однажды   произнесенный   вслух,    ответ
представлялся теперь очевидным.
     "Я ли это упустил?" - подумал Айдахо.
     Крик  Лито  снова  заставил  его   почувствовать   себя   командующим
королевской  гвардией.  Айдахо  знал  экономику  империи,  упрощенную   до
крайности: не дозволяется никаких записей в долг и  беспроцентных  ставок;
расчет идет по принципу "деньги на бочку". На единственной монете  Империи
лицо Лито, в рясе его новой плоти: Бог Император. Но все это  основывается
на спайсе, ценность которого хоть непомерная и громадная,  все  продолжает
возрастать. Человек может запросто унести в руках стоимость целой планеты.
"Контролируй финансовые дела и  суды.  И  пусть  остальное  забирает  себе
чернь", - подумал Лито. Это сказал старый Якоб Брун, и Лито  услышал,  как
старик захихикал внутри него. "Очень  немногое  изменилось  с  твоих  пор,
Якоб."
     Айдахо глубоко вздохнул.
     - Бюро по делам веры должно быть немедленно извещено.
     Лито сохранял молчание.
     Поняв это молчание как намек, что можно продолжать, Айдахо  продолжил
свои доклад. Лито слушал его лишь кусочком сознания.  Словно  бесстрастный
монитор вел запись  всех  слов  и  движений  Айдахо,  а  Лито  лишь  порой
отвлекался бросить взгляд на этот монитор, ради внутреннего комментария:
     Теперь он хочет поговорить о Тлейлаксе.
     Это опасная для тебя почва, Данкан.
     Но это устремило мысли Лито в новом направлении...
     Коварный Тлейлакс до сих пор производит Данканов из клеток оригинала.
Они делают то, что запрещают все религии, и мы это знаем.  Я  не  дозволяю
искусственных манипуляций с человеческой генетикой.  Но  Тлейлакс  уяснил,
как  я  дорожу  Данканами,  как  командующими  моей  гвардии.   Я   думаю,
тлейлаксанцы даже не подозревают, что  меня  это  еще  и  забавляет.  Меня
развлекает то, что река, которая носит  сейчас  имя  Айдахо  была  некогда
горой. Горы больше не существует. Мы снесли ее,  чтобы  получить  материал
для высоких стен, окружающих сейчас мой Сарьер. Конечно,  Тлейлакс  знает,
что я периодически использую  Данканов  для  своей  собственной  программы
выведения. В Данканах есть мужская сила полукровок... и много большее.  На
каждый огонь должен быть свой огнетушитель.
     Моим намерением было скрестить нынешнего Данкана с Сионой, но  теперь
это, скорее всего, уже невозможно.
     Ха! Теперь он сообщает мне, что он  хочет,  чтобы  я  "обрушился"  на
Тлейлакс. Почему он прямо меня не спросит - "Ты собираешься заменить меня?
"
     Меня так и подмывает ему сказать.
     И опять Айдахо запустил руку  в  тонкий  портфельчик.  Но  внутренний
монитор Лито не упустил этого движения.
     Лазерный пистолет или еще доклад?
     Данкан остается настороженным. Он хочет не только убеждаться  в  том,
что я остаюсь в  неведении  относительно  его  намерений,  но  и  получишь
побольше "доказательств", что я недостоин его верности.
     Он все колеблется и медлит. С ним всегда так было. Я много число  раз
ему говорил, что не буду использовать моего предвидения, чтобы предугадать
момент, когда покину эту древнюю оболочку. Но он все еще сомневается.
     Эта  подземная  палата  поглощает  его  голос  и,  если  бы  не   моя
обостренная   чувствительность,   темнота    поглотила    бы    химическое
свидетельство его страха. Его голос тает  в  моем  сознании.  До  чего  же
скучным стал этот Данкан.  Он  пересказывает  мне  ИСТОРИЮ  мятежа  Сионы,
несомненно, ради того,  чтобы  прочитать  свои  собственные  назидания  по
поводу ее последней выходки.
     - Это не рядовой мятеж, - говорит он.
     И этот напоминает мне! Дурак. Все мятежи рядовые и  донельзя  скучны.
Они копируют один и тот же  образец.  Их  движущая  сила  -  наркотическое
воздействие  адреналина,  и  желание  добиться  персональной  власти.  Все
мятежники - скрытые аристократы. Вот почему я так легко обращаю их в  свою
веру.
     Почему Данканы никогда не слышат меня, когда я об этом говорю? У меня
был спор как раз с этим самым Данканом.  Это  была  одна  из  наших  самых
первых стычек, произошла она на этом же месте.
     -  Искусство  управления  требует,  чтобы  ты  никогда   не   отдавал
инициативу радикальным элементам, - сказал он.
     До чего педантично. Радикалы появляются  в  каждом  поколении,  и  не
нужно стараться предотвратить это. А именно это он и имеет в виду,  говоря
об "отдаче инициативы". Он хочет сокрушить их, раздавить,  контролировать,
предотвращать их появление. Он живое доказательство того, что  между  умом
полицейского и умом военного очень мало разницы.
     - Радикалов надо страшиться только тогда, когда  стараешься  подавить
их. Ты должен демонстрировать им, что будешь использовать лучшее из  того,
что они предлагают, - сказал я ему.
     - Они опасны! - он думает, что с  помощью  повторения  в  его  словах
будет больше правды.
     Медленно, шаг за шагом, я веду его через мой  метод,  и  он,  похоже,
начинает меня слушать.
     - В  этом  их  слабость,  Данкан.  Радикалы  всегда  смотрят  слишком
упрощенно - черное и белое, добро и зло, они и мы. Применяя свое  мышление
к  чему-то  более  сложному,  они  открывают   дорогу   хаосу.   Искусство
управления, как ты это называешь, есть искусство упрощения хаоса.
     - Никто не справится с неожиданностью.
     - Неожиданность? Кто говорит о неожиданности? Хаос не  неожиданность.
Он имеет предсказуемые характеристики. Например,  он  нарушает  порядок  и
усиливает экстремистские силы.
     - Разве это не то, что  стараются  сделать  радикалы?  Разве  они  не
стараются разрушить все до основания, чтобы получить возможность  захапать
власть?
     - По их мнению, этим они и занимаются. А на самом деле,  они  создают
новых экстремистов, новых радикалов и продолжают старый процесс.
     - А как насчет радикала, понимающего все сложности и  нападающего  на
тебя с этого бока?
     - Тогда это не радикал. Тогда это соперник в борьбе за власть.
     - Но что ты делаешь?
     - Либо сотрудничай, либо убивай. В основе к этому сводится вся борьба
за власть.
     - Да, но как на счет мессий?
     - Как мой отец?
     Данкану не нравится этот вопрос. Он знает, что в  некоем,  совершенно
особом роде я и есть мой отец. Он знает, что я могу говорить голосом моего
отца и представлять его и что мои воспоминания  очень  точны,  никогда  не
редактируются и от них нельзя убежать.
     - Ну... если хочешь, например, - неохотно говорит он.
     - Данкан, я - все они вместе  взятые.  И  я  знаю.  Никогда  не  было
истинно самоотверженного бунтовщика,  всего  лишь  лицемеры,  сознательные
лицемеры или бессознательные, но все это одно и тоже.
     Это растревожило небольшое гнездо шершней в моей памяти. Некоторые из
живущих во мне никогда не отказывались от веры, будто  они  и  только  они
одни обладают ключом ко всем проблемам человечества. Что  ж,  в  этом  они
похожи на меня. Я могу сочувствовать им, даже когда говорю им, что  провал
сам по себе является достаточным доказательством.
     Хотя я вынужден отгородиться от них. Нет смысла на них задерживаться.
Они несколько  большее,  чем  ядовитое  напоминание...  как  этот  Данкан,
который стоит сейчас передо мной со своим лазерным пистолетом...
     Великие боги! Он  застал  меня  врасплох.  В  руке  у  него  лазерный
пистолет и пистолет этот наведен на мое лицо.
     - Ты, Данкан? Ты меня тоже предал?
     И ты, Брут?
     Каждая клеточка сознания Лито полностью оживает.  Он  чувствует,  как
содрогается его тело. Плоть червя обладает своей собственной волей.
     Айдахо говорит с насмешкой:
     - Скажи мне, Лито, сколько раз я должен оплачивать долг верности?
     Лито понимает внутренний вопрос: "Сколь многие  мои  Я  уже  побывали
здесь?" Данканы всегда желают это знать. Каждый Данкан спрашивает себя  об
этом и ни один ответ не устраивает ни одного из Данканов. Они сомневаются.
     Печальнейшим голосом Муад Диба Лито вопрошает:
     - Разве не доставляет тебе гордости мое восхищение, Данкан? Разве  ты
никогда не задумывался о том, что именно заставляет меня так желать, чтобы
ты был моим постоянным спутником во все эти века?
     - Потому что ты знаешь, что я последний дурак!
     - Данкан!
     Голос рассерженного Муад Диба всегда сильно воздействует  на  Айдахо.
Хоть Айдахо и знает, что Лито владеет Голосом так, как не владел  никто  и
никогда из Бене Джессерит, но как дважды два можно предсказать, что  перед
этим голосом он не устоит. Лазерный пистолет чуть вздрагивает в его руке.
     Этого достаточно. Лито мощным  кувырком  швыряет  свое  тело  вниз  с
тележки. Айдахо никогда не видел, чтобы он таким образом покидал  тележку,
даже не подозревал, что такое возможно. Для Лито  надо  лишь  телом  Червя
учуять подлинную угрозу - и спустить Червя с внутренней привязи. Остальное
происходило само по себе - со  скоростью,  которая  всегда  изумляла  даже
Лито.
     Главной его заботой был лазерный пистолет. Он мог сильно его  задеть,
но не многим были известны возможности тела предчервя справляться с  любым
жаром.
     Перекатившись, Лито сбил Айдахо, и лазерный пистолет чуть  отклонился
при выстреле. Один из бесполезных плавников, которые  прежде  были  ногами
Лито, испытал шок боли,  стремительно  ворвавшийся  в  сознание  Лито.  На
секунду  Лито  чувствовал  только  боль.  Но  тело  Червя  было   свободно
действовать,  и  все  остальное  происходило   рефлекторно,   в   яростном
пароксизме. Лито услышал, как  трещат  кости.  Лазерный  пистолет  отлетел
далеко по полу подземелья, когда рука Айдахо дрогнула в спазме.
     Откатившись от Айдахо, Лито приготовился для новой атаки, но  в  этом
уже не было необходимости. Пораженный плавник до сих пор  посылал  сигналы
боли, он почувствовал, что самый кончик обожжен. Оболочка песчаной  форели
уже залечивала раны. Боль унялась и превратилась в неприятную пульсацию.
     Айдахо пошевелился.  Не  было  сомнений,  что  он  смертельно  ранен.
Невооруженным глазом было видно, что у него раздавлена грудная клетка.  По
его дыханию чувствовалось, что он  уже  в  агонии,  но  открыв  глаза,  он
устремил на Лито пристальный взгляд. "До чего же упорны смертные  в  своей
одержимости!" - подумалось Лито.
     - Сиона, - тяжело выдохнул Айдахо.
     Лито увидел, что жизнь покидает Данкана.
     "Интересно", - подумал Лито. - "Возможно  ли,  чтобы  этот  Данкан  и
Сиона... Нет! Этот Данкан всегда  демонстрировал  неподдельно  насмешливое
презрение к глупости Сионы".
     Лито забрался назад на королевскую тележку. Опасность  прошла  совсем
близко. Мало было сомнений, что Данкан  целил  ему  в  мозг.  Лито  всегда
помнил, об уязвимости рук и ног, но никому не позволял узнать об этом, как
никому не позволял узнать и о том, что мозг его - не тот, что некогда, что
он не связан теперь напрямую с местонахождением его лица. Это даже не  был
мозг в человеческом понимании, это  были  центральные  узловые  скопления,
разбросанные по всему телу. Лито не  доверял  этого  ни  одному  из  своих
дневников.

5


О, пейзажи, виденные мной!  И  люди!  Дальние  скитания
Свободных и все остальное. Даже, сквозь мифы, возвращение на
Землю.  О,   уроки   астрономии   и   интриг,   переселений,
беспорядочных бегств, столько ночей бега до боли в ногах и в
легких  по  всем  этим  пылинкам  космоса,  на  которых   мы
обороняем наше преходящее  присутствие.  Говорю  вам,  вы  -
чудо, и  мои  жизни-памяти  не  оставляют  в  этом  никакого
сомнения.

Украденные дневники

     Женщина, работавшая за небольшим письменным  столиком,  была  слишком
велика для узкого стульчика, на котором она  примостилась.  Там,  снаружи,
было позднее утро, но в этой комнате без окон, глубоко под  городом,  один
лишь одинокий глоуглоб светился высоко в углу. Он лил теплый желтый  свет,
но этот свет не  способен  был  рассеять  унылую  утилитарность  небольшой
комнатки. Стены и потолок были покрыты одинаковыми прямоугольными панелями
из монотонного серого металла.
     В комнате был еще только один предмет  обстановки  -  узкая  койка  с
соломенным матрацем, покрытым безликим серым одеялом. Было ясно видно, что
эта обстановка предназначена не для находящейся в комнате женщины.
     На женщине был сшитый  из  цельного  куска  материи  пижамный  костюм
синего  цвета,  туго  натягивающийся  на  ее  широких  плечах,  когда  она
горбилась над письменным столиком.  Глоуглоб  освещал  коротко  стриженные
светлые волосы  и  правую  сторону  лица,  подчеркивая  мощную  квадратную
челюсть. Губы двигались, показывая, что она что-то безмолвно произносит, а
ее  толстые  пальцы  осторожно  нажимали  клавиши  узкой   клавиатуры   на
письменном столике. Она обращалась с машиной с почтением,  бравшим  начало
от благоговейного  ужаса,  неохотно  переходившего  в  процессе  работы  в
пугливое возбуждение. Долгое общение с машиной не истребило ни  одного  из
этих чувств.
     Она писала, и слова появлялись  на  экранчике,  скрытом  за  откидным
прямоугольником  стенной  панели,  который  открывался,  когда  письменный
столик откидывали вниз.
     "Сиона продолжает действия, предвещающие яростное нападение  на  Вашу
Святость,"  -  писала  она.  -  Сиона  остается  непоколебимой   в   своей
сокровенной цели. Сегодня она сказала мне, что передаст  копию  украденных
книг группировкам, чья верность вам подлежит сомнению.  Она  назвала  тех,
кто получит книги - это Бене Джессерит, Космический Союз и  Икшианцы.  Она
говорит, что книги содержат ваши зашифрованные слова и, передав книги этим
группировкам, она надеется найти их помощь в переводе Ваших Святых слов.
     Владыка, я не знаю, какие великие откровения могут скрываться на этих
страницах, но если  они  содержат  что-нибудь,  способное  угрожать  Вашей
Святости, я умоляю избавить меня от клятвы послушания Сионе. Я не понимаю,
почему вы заставили меня принести эту клятву, но я страшусь этого. Остаюсь
вашей преданной слугой, Найла.
     Стульчик скрипнул, когда Найла  откинулась  назад  и  задумалась  над
своими словами. Комната была наглухо, почти звуконепроницаемо отделена  от
всего остального мира. Слышалось только слабое  дыхание  Найлы  и  далекое
скрежетание машин, отдававшееся больше в полу, чем в воздухе.
     Найла  пристально   посмотрела   на   свое   донесение   на   экране.
Предназначенное только для глаз Бога Императора, оно  требовало  большего,
чем  святой  правдивости.  Оно  требовало  глубокой  искренности,  которая
иссушала и выматывала  Найлу.  Вскоре  она  кивнула  сама  себе  и  нажала
клавишу, которая  кодировала  слова  и  подготавливала  их  для  передачи.
Наклонив  голову,  она  безмолвно  помолилась,  перед  тем  как   спрятать
письменный стол внутри стены. Наклон головы и молитва являлись сигналом  к
передаче послания. Сам Бог Император вмонтировал особое  устройство  в  ее
голову, заставив ее поклясться соблюдать тайну, и предостерег ее при этом,
что может, наступит время, когда он  заговорит  с  ней  через  эту  штучку
внутри ее черепа. Он никогда еще этого  не  делал.  Она  подозревала,  что
устройство изготовлено икшианцами. Было в этом что-то от их стиля. Но  раз
сам Бог сотворил с ней такое, Найла могла пренебрегать подозрением, что он
вживил в нее компьютер, то, что запрещалось согласно Великой Конвенции.
     "Да не будет сотворено устройство, уподобленное человеческому разуму!
"
     Найла содрогнулась. Затем она встала и поставила стул на его  обычное
место возле койки. Ее тяжелое  мускулистое  тело  напрягалось  под  тонким
синим одеянием. В ее поведении чувствовались устойчивость и  взвешенность,
она двигалась как человек, который постоянно  должен  считаться  со  своей
огромной  физической  силой.  Она  повернулась  от  койки  и   внимательно
осмотрела место, где был  письменный  столик.  Всего  лишь  обычная  серая
прямоугольная панель, точно такая же, как все остальные. В ней не застряло
ни волокна, ни нитки, ни  волоска,  ничего,  что  бы  могло  выдать  тайну
панели.
     Найла сделала глубокий  бодрящий  вдох  и  вышла  из  комнатки  через
единственную дверь в серый коридор, тускло освещенный широко разбросанными
белыми глоуглобами. Звук работающих машин здесь  был  слышан  громче.  Она
повернула налево и через  несколько  минут  присоединилась  к  Сионе  -  в
несколько  большей  комнате,  посреди  которой  стоял  стол,  а  на  столе
разложены вещи, украденные из Твердыни. Всю сцену освещали два  серебряных
глоуглоба:  Сиону,  сидящую  за  столом,  ее  помощника  по  имени  Топри,
стоявшего возле нее.
     Найла против воли испытывала восхищение перед Сионой, но Топри  -  из
тех, кто недостоин ничего, кроме активной неприязни. Нервозный толстячок с
зелеными  глазами  навыкате,  вздернутым  носом  и  тонкими   губами   над
подбородком с ямочкой. При разговоре Топри приквакивал.
     -  Посмотри,  Найла!  Смотри,  что  Сиона  нашла   заложенным   между
страницами этих двух книг.
     Найла закрыла и заперла единственную дверь комнаты.
     - Ты слишком много разговариваешь и выболтаешь все, что можно, Топри,
- сказала Найла. - Откуда тебе знать, не одна ли я в коридоре?
     Топри побледнел. Лицо его сердито нахмурилось.
     - Боюсь, она права, - сказала Сиона. - Что  заставляет  тебя  думать,
что будто я хочу, чтобы Найла знала о моем открытии?
     - Ты доверяешь ей во всем!
     Сиона посмотрела на Найлу.
     - Ты знаешь, почему я доверяю тебе, Найла?
     Вопрос был задан ровным, без эмоций голосом.
     Найла ощутила внезапный приступ страха. Раскрыла ли Сиона ее секрет?
     "Не подвела ли я моего Владыку?"
     - У тебя что, нет ответа на мой вопрос? - спросила Сиона.
     - Разве я тебе когда-либо давала повод вести себя иначе?  -  спросила
Найла.
     - Это недостаточная причина для доверия, - сказала Сиона. - Никто  не
является совершенным - ни человек, ни машина.
     - Тогда почему же ты мне все-таки не доверяешь?
     - У тебя всегда  согласуются  слова  и  поступки.  Это  замечательное
качество. Например, ты не любишь Топри - и никогда не  пытаешься  скрывать
своей неприязни.
     Найла поглядела на Топри, и тот кашлянул.
     - Я не доверяю ему, - сказала Найла. Эти слова выскочили  у  нее  изо
рта до того, как она успела подумать.  Только  после  того,  как  она  это
произнесла, Найла осознала истинную причину своей неприязни: Топри предаст
любого ради личной выгоды.
     "Не раскусил ли он меня?"
     Продолжая хмуриться, Топри сказал:
     - Я не собираюсь стоять здесь и выслушивать твои оскорбления.
     Он повернулся, чтобы  уйти,  но  Сиона  жестом  удержала  его.  Топри
заколебался.
     - Хотя мы говорим словами прежних Свободных  и  клянемся  в  верности
друг к другу, это не то, что держит  нас  вместе,  сказала  Сиона.  -  Все
основывается на истинных поступках. Это то, чем я все меряю. Вы оба с этим
согласны?
     Топри автоматически кивнул, но Найла покачала головой  из  стороны  в
сторону.
     Сиона улыбнулась ей.
     - Ты не всегда согласна с моими решениями, ведь верно, Найла? -  Нет,
- это слово Найла произнесла очень неохотно.
     - И ты никогда не пытаешься скрыть своего несогласия, хотя  при  этом
ты всегда мне подчиняешься. Почему?
     - Потому что я поклялась тебе в этом.
     - Я же сказала тебе, что этого не достаточно.
     Найла осознала, что ее прошибает пот, поняла, что это ее  выдает,  но
не могла пошевелиться. "Что мне теперь делать, я  поклялась  Богу,  что  я
буду подчиняться Сионе, но я же не могу ей этого сказать".
     - Ты должна ответить на  мой  вопрос,  -  сказала  Сиона.  -  Я  тебе
приказываю.
     Найла набрала воздуху. Это была дилемма,  которой  она  больше  всего
страшилась. И выхода из нее не  было.  Она  безмолвно  помолилась  и  тихо
проговорила:
     - Я поклялась Богу, что я буду тебе подчиняться.
     Сиона восторженно захлопала в ладоши и рассмеялась.
     - Я знала это!
     Топри хмыкнул.
     - Замолчи Топри, - сказала Сиона. - Я стараюсь преподать  урок  тебе,
ты ведь ни во что не веришь, даже в самого себя.
     - Но я...
     - Молчи, я говорю! Найла верит. Я верю, вот что  держит  нас  вместе,
вера.
     Топри был изумлен.
     - Вера? Ты веришь в...
     - Нет, не в Бога Императора, дурак ты этакий! Мы верим в высшую силу,
которая справится с Червем-Тираном. Мы и есть эта высшая сила.
     Найла сделала трепетный вздох.
     - Все в порядке Найла, - сказала Сиона. - Меня не волнует, откуда  ты
черпаешь свою силу, до тех пор, пока ты веришь.
     Найла сперва натянуто  улыбнулась,  но  затем  расплылась  в  улыбке.
Никогда еще она не была так потрясена мудростью своего  Владыки.  "Я  могу
говорить правду и это работает только на моего Бога!"
     - Давай я покажу тебе, что я нашла в этих книгах,  -  сказала  Сиона.
Она указала на несколько листов обычной бумаги, разложенных  на  столе.  -
Это было заложено между страницами.
     Найла подошла к столу и поглядела на листки бумаги.
     - Во-первых, вот это,  -  Сиона  подала  ей  предмет,  который  Найла
сначала не заметила. Это была тонкая прядь чего-то... и на ней что-то, что
казалось...
     - Цветок? - спросила Найла.
     - Это было заложено между двумя бумажками. На одной из  бумажек  было
написано вот это.
     Сиона  наклонилась  над  столом  и  прочла  "Прядь  волос  Ганимы   и
звездчатый цветок, который однажды она мне дала".
     Поглядев на Найлу, Сиона сказала:
     -  Наш  Бог  Император,  оказывается,  сентиментален.  Вот  слабость,
которую я не ожидала в нем встретить.
     - Ганима? - спросила Найла.
     - Его сестра! Вспомни нашу Устную Историю.
     - Ах, да... да. Молитва к Ганиме.
     - Теперь, послушай вот это, - Сиона  взяла  другой  листок  бумаги  и
прочла отрывок.
     Сер как мертвые щеки приречный песок,
     Отсвет туч зарябил на зеленой воде.
     Я стою у темнеющей кромки воды,
     Пальцы ног омывает холодная пена,
     Запах дыма доносит ко мне с лесосплава.
     Сиона опять поглядела на Найлу.
     - На этом есть пометка "То что я написал, когда мне сообщили о смерти
Гани". Что ты об этом думаешь?
     - Он... Он любил свою сестру.
     - Да! Он способен любить. О, да! Теперь он наш.

  Читать  дальше  ...   

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

 ПРИЛОЖЕНИЯ 

 ГЛОССАРИЙ  

***

***

 Источник :  http://lib.ru/HERBERT/dune_4.txt   

***

***

ПОДЕЛИТЬСЯ

---

 

Яндекс.Метрика

---

---

---

---

Фотоистория в папках № 1

 002 ВРЕМЕНА ГОДА

 003 Шахматы

 004 ФОТОГРАФИИ МОИХ ДРУЗЕЙ

 005 ПРИРОДА

006 ЖИВОПИСЬ

007 ТЕКСТЫ. КНИГИ

008 Фото из ИНТЕРНЕТА

009 На Я.Ру с... 10 августа 2009 года 

010 ТУРИЗМ

011 ПОХОДЫ

012 Точки на карте

014 ВЕЛОТУРИЗМ

015 НА ЯХТЕ

017 На ЯСЕНСКОЙ косе

018 ГОРНЫЕ походы

Страницы на Яндекс Фотках от Сергея 001

---

---

О книге -

На празднике

Поэт  Зайцев

Художник Тилькиев

Солдатская песнь 

Шахматы в...

Обучение

Планета Земля...

Разные разности

Новости

Из свежих новостей

Аудиокниги

Новость 2

Семашхо

***

***

Просмотров: 229 | Добавил: iwanserencky | Теги: миры иные, писатель Фрэнк Херберт, Вселенная, Бог - император Дюны, Фрэнк Херберт, Будущее Человечества, Хроники, будущее, Хроники Дюны, фантастика, ГЛОССАРИЙ, слово, из интернета, чужая планета, проза, люди, книга, литература, текст, книги | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: